электронная
36
печатная A5
406
16+
Падающая звезда

Бесплатный фрагмент - Падающая звезда


Объем:
238 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-5906-2
электронная
от 36
печатная A5
от 406

Глава первая

Ночные светила уже взошли над вершинами гор и окрасили дорогу, убегающую меж высоких деревьев, в насыщенный желтый цвет.

Поправила висевший за спиной мешок со своим нехитрым скарбом и поспешила добраться до леса. Там уже смогу сбавить темп, а если за ночь получится добраться до реки, то может быть и посплю пару часов.

До опушки оставалась какая-то сотня шагов, когда в небе пролетела яркая золотая звезда. Она расчертила небо своим призрачным светом и скрылась за горами.

Неужели Святые Духи услышали мою молитву? Ведь всем известно, что падающая звезда — это знак благословения! И всякий, кто увидит ее, обязательно обретет удачу. Во всяком случае, именно так уверял старец, к которому всех жителей нашего поселка сгоняли в конце декады, слушать сказания о благих деяниях Верховного Духа и его наместника — нашего правителя Алоуна Великого. А заодно и славить Дормуна, этого мерзкого, разъевшегося и опухшего от ежедневных возлияний, смотрителя земель. Под его липким взглядом я всегда чувствовала себя неуютно. И вот намедни случилось то, чего так боялись мы с матушкой. Когда мы уже уходили с площади, стараясь незаметно проскользнуть мимо возвышения, на котором находились старец, Дормун и несколько его приближенных, громкий окрик: «Эй, ведьма!» — заставил нас остановиться.

Я не успела и головы поднять, как к нам подоспели служаки смотрителя и, не говоря ни слова, схватили и потащили к возвышению. Вырываться смысла не было. Я только старалась ссутулиться посильнее и спрятать лицо, измазанное еще с утра белой глиной, которая застыв, оставляла на коже видимость струпьев.

Не так давно жена Дормуна отошла в мир иной, а была она женщиной очень богатой и властной. И смотрителем Дормун стал только благодаря ее связям и золоту. Поэтому, если и тискал он служивых девок в темных коридорах, то так, чтобы не приведи Верховный, жена не узнала. А как покинула она наш мир, так смотритель как с цепи сорвался. Повадился забирать в свой дом молодых и красивых, и не смотрел, девушка ли, замужняя ли. И из шестнадцати домой вернулись только семь. Остальных никто больше не видел. А и те, что вернулись, словно не живые ходили. Матушка моя, сколько дней и ночей провела, отхаживая их настоями и отварами.

Вот с тех пор и повелось в поселке, что все девушки и молодухи стали надевать самую худшую одежду, прятать волосы и пачкать лица, чтобы ненароком не обратить на себя внимание.

А жаловаться кому, или заступничества просить — так не у кого. До Верховного — высоко, а до Великого — далеко. Так говорит матушка. А Дормуну только того и надо: грабит, оброк в три раза поднял, насилует и убивает.

И вот стоим мы перед этим спиногрызом, а он глазенками своими заплывшими уставился и говорит матушке:

— К утру, чтоб во дворе у меня была, да мазей и отваров с собой возьми всех, что есть от поганой болезни. И дочку свою приведи, помогать будет. Свободны. Пока.

Поклонились мы с матушкой, и не жалея ног поспешили прочь с площади. Как до домика нашего добежали — не помню. Одна мысль в голове у меня билась: «Не дамся!»

Матушка же схватила мешок и начала в него мои вещи скидывать, а сама приговаривает:

— Как только светило опускаться начнет, я уйду в поселок, вроде как к лекарю, посоветоваться о лечении болезни поганой. Да скажу, что ты занемогла, лихорадку на болоте подцепила. А ты за дом выходи и беги к лесу, через него до реки доберешься, а там и до города через декаду дойдешь. Золота я тебе две монеты дам, все что есть. В городе найдешь гнома РРыдху, он тебе поможет к аптекарю или лекарю в помощницы устроиться. Письмо я для него напишу. А я, как немного здесь успокоится, к тебе переберусь. Так что не сиди, собирай, что самое нужное в дороге.

Вот так и оказалась я у леса, с замиранием сердца смотря на падающую звезду.

Глава вторая

На отдых у меня времени не было, и я быстрым шагом поспешила под сень деревьев.

В лесу было совсем темно. Светила не могли пробиться лучами сквозь густые кроны деревьев. Хорошо, хоть деревья в этом лесу росли высокие, а земля под ними была как ровный пол, устланный сухими листьями. Не было сухостоя и низкого подлеска. Идти было одно удовольствие. Да и стволы этих необычных деревьев были светло-серого цвета, и их можно было различить и в темноте. Так что, шла я быстро и вполне себе уверенно. О зверье не беспокоилась, не водился никто живой в этом лесу. Всех, кто когда-то населял его, давно поймали и съели мои земляки. Так что, тишина была полная, ни тебе ночная птица ухнет, ни зверек мелкий в траве зашуршит — запищит. Я же тоже старалась идти тихо. Как-то боязно было нарушать тишину.

Прошла уже много, ноги гудели с непривычки. Все же мы с матушкой хоть и ходили и в леса, и в луга, и в горы за травами, да за камнями, а таким скорым шагом мне было не привычно долго ходить. Наконец, я услышала шум воды. Значит, впереди река и я не сбилась с пути.

И вот уже берег. Вышья несет свои полные воды к Большому морю. Сезон дождей недавно прошел, и брод искать бесполезно. Зато и рыбы в реке много, вон как в сиянии ночных светил чешуя у берега поблескивает.

Забыв об усталости, скинула свой мешок, вытащила из него небольшую сетку, и сбежала к самой воде. Рыба действительно билась у самого берега, пару раз забросив сеть, вытащила уже четыре здоровенные тушки. Прикинув, что смогу еще пару штук унести, снова кинула сеть, но в этот раз в ней кроме рыбы попалось еще что-то.

Вытащив сетку подальше от воды, достала рыбу, бросила ее к остальным, а сама стала рассматривать свою находку. Это был широкий обруч, в пять пальцев шириной. Подобные я видела на портретах в книге по мироустройству, которую матушка мне велела выучить наизусть.

Там такие обручи носили богатые и родовитые сэли на руках. Я еще удивлялась, как они им не мешают. И помню, прочитала, что такими обручами меняются на свадьбе парень и девушка. Правда, у нас в поселке, не было таких правил, потому не знаю, для чего это надо.

Небо стало темнеть, ночные светила ушли за горы. Так что, до восхода дневного оставалось немного времени, и я, убрав обруч в мешок, быстро почистила рыбу, вымыла в реке, завернула в большие листья и, замотав в тряпицу, убрала в котомку с едой, что взяла из дому. Решила на самом виду и в темное время костер не разводить, а еще немного пройти вдоль реки.

Шла я недолго. Скоро наступил рассвет.

Еще издали приглядела место на берегу, где деревья стояли близко у воды. Там и решила устроить привал, запечь рыбу и немного поспать.

Разожгла костер, рыбу в листьях положила запекаться. Поставила кипятить воду для отвара в кружке. А сама раскрыла мешок, и снова достала обруч. Не давал он мне покоя. Хотелось держать его в руках и смотреть и любоваться.

Сейчас, при свете зарождающегося дня, я рассмотрела его получше, и поняла, что обруч этот из золота, да еще и камнями украшен. Хоть и не видела я драгоценностей вживую, но знала, как отличить их от крашеной слюды. Матушка многому меня научить успела. Да и книг я немало прочитала. Правда, рассказывать об этом матушка не велела. И книги мы в подполе прятали.

Так вот, на обруче были настоящие камни, и узор из них был выложен искусный, и посередине большой камень, размером чуть не с ладонь мою. И вспыхивал этот камень всеми цветами под первыми лучами светила.

И так мне интересно стало, а каково это на себе такое богатство носить, что взяла и продела в него левую руку. Обруч вроде бы легко наделся, только что-то царапнуло меня по руке, хотела снять посмотреть, может, отломилось что внутри, или треснуло, а он не снимается.

И так я его крутила, и в воде с руки снять пыталась, не смогла.

Пришлось прятать мне его под рукав рубахи, благо широкие и длинные они у меня. И вот странность, на рукаве пятнышко, и когда успела в кровь пораниться?

Так, больше ничего не придумав, поела рыбы с хлебом, выпила отвару, убрала припасы в котомку, и, завернувшись в старенькую шаль, легла поспать немного у костра. Такое тепло от него шло, что уснула я сразу. И привиделся мне чудесный сон…

Глава третья

И снилось мне, что давешняя звезда не упала за горами. А что прилетела она к реке и опустилась недалеко от моего костра. И погас огонь звезды, и появился на ее месте мужчина, высокий, в странной одежде. И посмотрел он мне прямо в глаза и, казалось, заглянул в душу.

Вот тут я с перепугу хотела проснуться. Но тихий голос сказал: «Спи!» — и я уснула еще крепче и без сновидений.

Проснулась от тихого разговора. Кто-то перешептывался недалеко от меня.

Я резко открыла глаза и села… на кровати!

— Вот это да!

Других слов не было, зато мыслей, хоть отбавляй! Одно я понимала четко, ничего дурного со мной не произошло, а значит, и не грозит. Вот только понять бы, где я. И кто меня сюда перенес.

Так, размышляя, с интересом осматривала комнату. Такую красоту и роскошь я видела только в книгах.

Мы с матушкой жили хорошо: у нас был опрятный домик с прочной деревянной мебелью, печью в пол стены. Полы были застелены чистыми половиками. Окна украшали вышитые занавески. А в наших маленьких спаленках стояли удобные кровати с перинами и кучей подушечек. Одежду мы хранили в кованых сундуках. Матушка говорила, что обставляла домик вещами из своего приданого, а жили мы на то, что выручали с продажи лекарственных настоек, трав, мазей, да и с того, что платили матушке за ведьмовскую помощь жители всех поселков в округе.

Здесь все было другое! Комната была просто огромной. Кровать такая, что на ней и троим не тесно было бы. Окна от пола до потолка. А на полу мягкие белые шкуры. И мебель вся резная, как будто веточками с цветами переплетенная.

В комнате было несколько дверей, и вот одна из них приоткрылась. На пороге стоял мужчина из моего сна. Из-за его плеча выглядывал… еще один, такой же!

— Брррр! — я помотала головой, прикрыв глаза. И распахнув их, снова посмотрела на дверь. А там, уже заходили в комнату два абсолютно одинаковых сэйла.

— Неожиданно! — проговорил один из них.

— А что, вполне не плохо! — сказал второй.

И оба смотрели на меня, но не в глаза, и не на лицо, а ниже. И вот тогда я тоже опустила взгляд, и: «О, Святые Духи!»

Я сидела на кровати в распахнутой на груди рубашке из тончайшей ткани, которую приличные девушки и надевать то на себя не станут! Пискнув, я тут же упала обратно на подушки и накрылась одеялом чуть не до носа.

— Хм, ну, в принципе, мы ничего не успели увидеть, — сказал первый.

— Неее, я хорошо все рассмотрел, мне понравилось! — не согласился второй.

Вот тут я уже просто закрыла глаза и накрылась одеялом с головой: «Стыдно то как!»

В это время в комнату вошел еще кто-то, шаги были явно слышны, но вылезать из-под одеяла мне совсем не хотелось.

— Вы что здесь делаете? Я же говорил не появляться в моих комнатах без приглашения!

Мужчина говорил тихо, но тембр и интонации выдавали его гнев.

— Так мы поздороваться…

— Она сама проснулась…

— Нас уже нет…

Быстрые шаги и тихо прикрытая дверь ясно дали понять, что теперь нас в комнате двое.

— Сейчас принесут завтрак. Служка вам поможет одеться. Я жду в кабинете, вас проводят.

Выбралась я из своего убежища только после того, как за мужчиной закрылась дверь.

Возле кровати лежал халат из красивейшей белой ткани, быстренько надев его, пошла проверять вторую дверь. За ней оказалась купальня. В центре было небольшое озеро, по краю которого стояли разные баночки и пузыречки, лежали ткани для вытирания. Я так и застыла, видя всю эту роскошь.

— Простите сэли! Я сейчас же приготовлю все для омовения! — мимо меня проскользнула девушка в красивом сером платье и белом переднике. Она тут же начала наливать в воду масла из флаконов, и бросила в озеро две кувшинки, которые до этого лежали на отдельном столике. Как только цветы коснулись воды, они поменяли цвет и от них начал идти пар. Я во все глаза смотрела на эти приготовления. Я, конечно, знаю, что такое магия. И матушка иногда использовала заклинания и магические ритуалы, но вот такого чуда я не видела никогда раньше, да и не читала о подобном.

— Вот и все, сэли! Ванна готова, я могу помочь вам с омовением? — служка поставила еще несколько открытых баночек и повернулась ко мне.

— Я не сэли! Ты ошибаешься. И помогать мне не надо. Только скажи, пожалуйста, чем можно вымыть волосы и где взять чистой воды, чтобы ополоснуться?

Девушка растеряно посмотрела на меня:

— Простите сэли, но тут не может быть сомнений! И обручальный браслет на вас. Давайте я вам все же помогу. Позвольте, я возьму халат.

Девушка споро сняла с меня одежду. Мне было неловко, но все же в купальне мы мылись вместе с матушкой, поэтому свое обнажение перед служкой я восприняла спокойно.

Стоило опуститься в воду, все мысли просто вылетели у меня из головы. Это было ни с чем несравнимое наслаждение! Теплая вода ласково баюкала меня, аромат белых цветов наполнял воздух, а служка тихонько промывала мои волосы, перебирая, прядку за прядкой.

Я даже немного задремала, когда девушка тихо ойкнула.

— Что случилось? — я повернулась к ней.

Девушка, широко открытыми глазами смотрела на прядь моих волос в своей руке. И я поняла, что моя тайна, перестает быть таковой.

Глава четвертая

В незапамятные времена, когда Духи еще проживали свою жизнь, пришли в их мир Волшебники. Откуда пришли и зачем — про то нам не известно. Только знаем, что остались они в мире, и помогали, и учили наукам разным всех жителей. И не отказывали никому, и относились ко всем ровно и приветливо. Только владели Волшебники такой сильной магией, что Духи стали опасаться их. Судили Духи по себе, и рассудили, что такие могущественные существа, захотят власти. И убоялись Духи, что придется им уступить. И решили пойти на подлость. Уничтожить Волшебников по одному. Да и было их не так чтобы много. И начали Духи охоту. И тогда Волшебники не обозлились, а только огорчились, и сказали Духам, что уходят они из мира их. И знания свои уносят с собой, и не останется в мире никого, кто бы помнил их науку. И Духи потеряют то, что ценят больше всего, и уйдут из мира первородные, и не останется в нем волшебства и магии. И что только тогда вернутся они, когда в этом мире падающая звезда вернётся на небо…

Лестар с раздражением захлопнул старинную рукопись. Она передавалась в их роду не одну тысячу весен. И за это время, никто так и не понял, о чем говорит легенда.

Духи действительно потеряли, но и обрели. Они потеряли свои тела, когда ушли из мира волшебники, а за ними драконы и эльфы. Но обрели при этом еще большую власть, став богами этого мира. Магии в мире стало настолько меньше, что используют ее теперь лишь ведьмы да колдуны. И то лишь, чтобы усилить действие отвара.

И только в их семье хранятся знания Волшебников. И только они несут в себе искру волшебства. И только у них рождаются сыновья с цветными прядями в волосах — знаком рода и памятью об основателе рода Волшебнике Штерне.

Лестар откинул с лица, упрямо лезущие в глаза черные пряди. Всем мальчикам рода, как только в них просыпалась кровь предков и пряди окрашивались в разные цвета, волосы красили в черный цвет. Это стало традицией еще в те далекие времена, когда велась охота на Волшебников.

Хотя и сменилось много поколений, но народы мира до сих пор помнили, что произошло после ухода Волшебников. Как исчезла магия, и лекари не могли излечивать страждущих одним прикосновением руки, маги стихий не могли призвать дождь или остановить пожар. Потом же, когда ушли первородные, стало еще хуже — начался передел территорий, и много жизней унесли войны за каждый поселок, каждый лес или гору.

А когда Духи стали терять свою власть, они обвинили во всех грехах и бедах именно Волшебников, стерев из рукописей память о своей подлости и о том, сколько добра и света несли Волшебники народам мира.

Так, из учителей и просветителей, Волшебники превратились в злодеев, поэтому никто в роду Штерн никогда не раскрывал тайны своего происхождения.

Мужчина встал из-за стола и убрал рукопись в шкаф, пора было уже этой девице явиться.

«Вот еще недоразумение, на мою голову! — подумал Лестар, — и откуда она только взялась? И сам я хорош — это же надо было умудриться выронить браслет!»

Лестар раздраженно ходил по кабинету и посматривал в окно. Этим вечером в замке будет бал в честь его помолвки с дочерью правителя Алоуна Великого, а у него обручальный браслет надет на руку какой-то поселковой девчонки! Хорошо хоть близнецов удалось убедить заняться подготовкой к балу. Вроде бы все трое родились в один день, с разницей в пятнадцать минут, а ощущение такое, что он старше этих оболтусов на пятнадцать лет! Эх, как же не хватает сейчас родителей. А, впрочем, как и все те годы, что они с братьями росли на попечении слуг и под редким вниманием дальнего родственника — правителя Алоуна. И тот проявлял интерес к оставшимся без родителей мальчишкам только лишь потому, что их род был древнее и состоятельнее чем его. К тому же, у правителя росла дочь, и были все шансы прибрать к рукам богатства и земли соседнего государства.

«Как же все не вовремя!» — Лестар снова сел в кресло, и тут же раздался стук в дверь.

Глава пятая

Я, с видимым спокойствием, развернулась к служке, взяла с края ванны два холста и замотала одним волосы, а вторым прикрыла тело.

За все это время в купальне не было сказано ни слова. Девушка все так же стояла на коленях у самой воды и широко распахнутыми глазами смотрела на меня.

— Ты бы лучше принесла мне платье, — мне стало жутко от царившей тишины.

— Конечно, сэли! Один момент, сэли! Простите! — и девушка, покраснев, вскочила на ноги и убежала в комнату.

Я же застыла на месте, и суматошные мысли носились у меня в голове: «Как могло случиться, что краска смылась с волос?»

Такого не было никогда! Волосы просто отрастали, и приходилось подкрашивать корни в ярко рыжий цвет, чтобы не выделяться среди жителей поселка. У нас почти все были рыжие, чуть светлее или темнее, и только приезжие отличались цветом волос. Дормун, например, выделялся белыми, как снег, волосами, что мешало определить его возраст. А заезжий купец, который каждую весну приезжает с караваном и устраивает ярмарку на всю округу — и сам с черными, как ночь, волосами, и все его помощники и семья.

Так, и что мне теперь делать? Служка точно все рассмотрела и поняла. И конечно расскажет хозяину, что видела знак Волшебников. Ох, матушка, как же мне выкручиваться? Мы даже ничего и не придумывали на такой случай. Так, где мой мешочек с вещами, там должна быть краска. Я точно помню, что матушка клала мне её, чтобы на несколько раз хватило.

Служки в комнате не было. Платье и рубашка лежали на стуле возле кровати, а в кресле сидел один из сэйлов, которых я уже успела сегодня повидать. О, Святые! Я же только тканью замотана! И снова юркнула в купальню.

— Простите, но мне очень нужно с вами поговорить, и это не терпит отлагательства. Будьте добры, я отвернусь, а вы оденетесь, — мужчина старательно говорил погромче, чтобы мне было слышно за закрытой дверью.

— А где служка? — не то чтобы ее помощь была нужна сейчас, но нельзя, чтобы она рассказала о том что видела, пока с ней не переговорю. Взяв со стула халат, надела его поверх холста и, подвязав поясом, вышла в спальню.

— Я отправил ее за завтраком, она сейчас вернется. Прошу вас, у меня очень мало времени.

— Что вам нужно? И почему я здесь? — я решила следовать мудрости, которую прочла в книге, — лучшая защита — нападение.

— Вас перенес мой брат. К вам случайно попал его обручальный браслет, и вы его надели. А теперь нам надо его снять, пока здесь не появилась его невеста с батюшкой. Наверное, это все, что вам нужно знать.

— Так! Обручальный браслет это вот этот обруч? — я подняла руку, и рукав халата оголил запястье с обручем. Камень переливался всеми цветами, и казалось от него идет свет. Он притягивал взгляд, очаровывал. Мне хотелось слиться с этим великолепным созданием, раствориться в нем, стать им. Магия камня так вскружила голову, что казалось, мира вокруг не существует. Есть только я и свет камня.

— Девушка. Милая, — сэйл ухватил меня за руку и опустил ее вниз, так, что рукав прикрыл обруч.

Я непонимающе посмотрела на мужчину.

— Вы попали под влияние камня, не смотрите на него, пока мы не снимем с вас браслет. И как вас зовут, а то даже и не знаю, как к вам обращаться. Позвольте представиться — Стархэйм Штерн.

Я на мгновение растерялась. Неужели тот самый Штерн? Святые Духи! Голос меня не слушался, все что смогла ответить:

— Я — Лантана.

— Очень красивое имя! А род?

— Я дочь ведьмы.

— Простите, — лицо сэйла слегка вытянулось.

— Так давайте уже снимем этот ваш обруч, и я отправлюсь куда шла, — я постаралась взять себя в руки и не тратить время попусту. Оставался шанс, что смогу убежать раньше, чем начнут разбираться, что не так, с моими волосами.

— Да, конечно, вы правы. Сядьте, пожалуйста, в кресло и положите руку на столик.

Сделала, как он просил. Но снова не смогла удержаться и посмотрела на камень. Мужчина тут же накинул мне на руку платок, так что я больше не видела ни обруч, ни камень на нем. Сам же он сел в другое кресло и, взяв меня за руку, другой рукой провел по камням на обруче. Из-под платка, полыхнуло ярким светом. Я, было, отпрянула, но сэйл держал меня за руку достаточно крепко.

— Не бойтесь, Лантана. Просто все несколько сложнее, чем я думал!

— Все намного сложнее, Стархейм!

Мы, занятые обручем, и не заметили, как в комнате появился еще один сэйл. Он стоял у открытой двери и злым взглядом сверлил нас обоих. А еще он был как две капли воды похож на мужчину, который продолжал держать меня за руку, но было одно отличие. В его черных волосах, вились разноцветные пряди.

Глава шестая

— Лестар? Что произошло? — Стархейм, отпустил мою руку и вскочил.

Я же смотрела во все глаза на разноцветные пряди и не верила своим глазам. Матушка всегда говорила, что она единственная, кто остался из потомков Волшебников.

— Стархэйм, что ты здесь делаешь? Почему не занимаешься подготовкой бала? И почему ты прикасаешься к моему браслету?

— Лестар, ты не понимаешь? Время уходит, уже гости собираются. Что ты собираешься надевать на руку своей невесте, если браслет на руке Лантаны?

— Свои проблемы я решу сам! Ты же позаботься о гостях!

От ледяного тона, каким это было сказано, мне стало не по себе. Стархэйм же, просто передернул плечами и пошел к выходу. У двери остановился.

— Простите, Лантана, мне мою неучтивость. Позвольте вам представить нашего старшего брата сэйла Лестара Штерн. Лестар, познакомься, это Лантана. Теперь же я вынужден покинуть вас, думаю, еще увидимся.

— Прощайте, сэйл Стархэйм и благодарю. Хорошего дня сэйл Лестар.

Я не рискнула сделать реверанс, как полагается благовоспитанной сэли. Во-первых, не умела, а во-вторых в халате это выглядело бы странно. Да и не сэли я!

Стархейм еще раз глянул на брата, покачал головой и вышел, закрыв дверь. И тут дверь начала расплываться у меня перед глазами. Будто бы она есть, и в то же время, как будто на месте двери, повис туман.

Видимо сэйлу надоело смотреть на мое восторженное лицо и округлившиеся от изумления глаза.

— Не обращайте внимания, это для того, чтобы мы могли поговорить.

— Это Волшебство?

— Скорее магия. Но сейчас не об этом. Распустите волосы!

Было понятно, что служка успела доложить, что видела. Но то, что в его волосах была метка Волшебников, меняло многое. И я сняла ткань с головы.

— Хм, кто еще знает о вашей особенности?

— Моя матушка.

— А она, тоже?

— Конечно! Иначе как бы я? — мы перебрасывались короткими фразами, как мячом. И мне становилось все более неуютно, да и зябко. Все же мокрые волосы, влажная ткань на теле и тоненький халат не предполагают ведение светских бесед. Тем более когда тема далека от общепринятых погоды и природы.

— Когда вы снимете ваш обруч?

— Я не знаю!

— Как? Почему? — я совсем растерялась.

— Поверьте, мне самому не терпится снять его. Но все дело в том, что мы с вами принадлежим к одним корням. Мы — потомки Волшебников, и браслет, подчиняясь древней магии, активировался. Покажите мне браслет!

Я молча протянула руку с обручем.

Сэйл начал исследовать мое запястье, при этом поглаживая его длинными и сильными пальцами. Кожа у него была шероховатая, а на левой руке отчетливо виднелись мозоли.

— Я отрабатываю технику работы с мечом левой рукой.

Я с удивлением подняла глаза на мужчину.

— Вы с таким интересом рассматривали мои мозоли на левой руке, что я решил удовлетворить ваше любопытство.

— Ой, простите! Я не хотела! А вы, что — то разглядели на моей руке?

— Да, как я и думал, браслет вас оцарапал, и капля крови активировала артефакт.

— И чем это грозит?

— Я не знаю! Я действительно практически ничего не знаю об этом браслете, и даже предположить не могу, что именно в него заложено! — мужчина, задумчиво смотрел на мою руку, и его пальцы продолжали поглаживать мои, порядком замерзшие. Он остановился и глянул на меня:

— Хотя, давайте попробуем, у меня одна мысль возникла. Может быть, удача поможет нам, и браслет снимется. Только сначала оденьтесь, вы уже дрожите от холода, и губы у вас посинели.

Мне не терпелось снова увидеть Магию, да и избавится от обруча тоже. Так что я поспешила забрать со стула одежду, и отправилась в купальню.

Быстро переодевшись, я подошла к зеркалу, чтобы расчесать волосы. В первые мгновения я не поняла, что смотрю на свое отражение. Мои, обычно рыжие и чуть волнистые волосы стали на несколько тонов светлее и ложились гладким шелком, несмотря на то, что были еще влажные. Яркие пять прядей россыпью лежали по всей голове. И это было потрясающе красиво. Но на этом изменения не закончились! Черты лица стали тоньше, выразительнее. Обычные серо-голубые глаза сияли яркими сапфирами. Да и фигура стала немного более женственной и изящной. Платье было свободно в талии, а вот рубашка, натянулась на груди.

Полюбовавшись на себя, я вошла в комнату.

— Вы долго! — мужчина стоял у столика, на котором был накрыт завтрак. Увидев красоту сервировки и почувствовав аромат блюд, я и смутилась, и почувствовала страшный голод. Кушать хотелось очень, но вот как разобраться со всеми этими приборами, я не знала.

— Лантана, ну же! Ешьте, и попробуем, наконец, решить нашу проблему.

— Спасибо, я не голодна! Давайте приступим, — мне было стыдно есть при сэйле.

— Нет, так дело не пойдет, не хватало еще, чтобы вы в голодный обморок упали. Завтракайте! —

и мужчина подошел, чтобы отодвинуть мне стул. — Я же оставлю вас ненадолго.

Я уже спокойнее села за стол. Сэйл, сделав какой-то жест рукой, пошел к двери.

Как только он вышел, я тут же приступила к трапезе, и хотя все было приготовлено потрясающе вкусно, я не замечала, что ем. Все мои мысли были заняты тем, чтобы вспомнить все, что я знала о Волшебниках и их потомках. Все знания мне передавала матушка. И она совершенно точно не говорила мне о том, что есть другие, такие как мы. Правда, я только сейчас это поняла, она и не утверждала обратного!

Еще я знала, что мамин род начался от женщины Волшебницы. Я никогда не слышала ее имени, но по маминой линии всегда рождались только девочки, и у всех была частица крови Волшебников. Правда, когда девочки вырастали, они не выходили замуж, им приходилось идти в обучение к Ведьмам. И уже позже, чтобы продолжить род, они привораживали сильного и красивого мужчину. Но быть с ним дольше трех дней, было запрещено. И вот Ведьма оставалась одна, с маленькой девочкой на руках. И тогда собирался Ведьмин круг и принимал новое дитя в свою семью. Для мамы с дочкой собирали приданое и назначали поселок, где они будут жить. И так, поколение за поколением!

Легкий стук в дверь, и не успела я ответить, как в комнату уже входили три брата.

Глава седьмая

Оставляя Лантану в комнате, за накрытым столом, Лестар надеялся, что голод возьмет верх, и девушка все же поест. Вспоминая ее смущение и растерянность при виде сервировки, мужчина улыбнулся. Но увидев свое отражение в зеркале, мимо которого проходил, тут же согнал улыбку с лица и с мрачным видом поспешил на поиски братьев.

Близнецы нашлись неподалеку. Они как раз встретили очередных, прибывших гостей и, отправили служек показывать им комнаты.

— Я вас ищу! — Лестар подошел к братьям. — Хочу попробовать снять браслет. Будет нужна ваша помощь. Только вначале все идем переодеваться. Парадные камзолы, без украшений и знаков отличия. Волосы собираем. И быстрее, жду в кабинете.

Братья без слов кивнули и быстро разошлись в разные стороны. Лестар, оценив, сколько у него времени в запасе, направился в кабинет, по дороге приказав служке принести ему одежду туда.

Войдя в комнату, он сразу же направился к зеркалу и стал внимательно рассматривать свое отражение. Внешность Лантаны менялась буквально на глазах. И волосы, и черты лица, и глаза и фигура. Но пока ей не стоит об этом говорить. Оценить же насколько изменился он сам, мешает иллюзия. А наложить ее заставили цветные пряди.

Лестар не мог позволить слухам распространиться по дворцу. Поэтому ему пришлось терять драгоценное время и стирать воспоминания о Лантане у девушки-служки.

Сейчас же сэйл смотрел на себя, сняв иллюзию, и понимал, что ему придётся всю оставшуюся жизнь носить морок. В зеркале отражался совсем другой человек. И, что удивительно, мужчина знал, кого он видит перед собой. У них сохранился один портрет основателя их рода Волшебника Штерна и его возлюбленной Волшебницы Элаты.

Много лет назад, впервые увидев небольшое, размером чуть больше ладони, изображение, он был поражен красотой этой женщины. Да что там, он был просто влюблен в нее, всем своим пылким юношеским сердцем. Тогда он решил, что Элата была прародительницей их рода, но отец рассказал ему то, о чем не было написано в древних рукописях.

Штерн и Элата любили друг друга всю свою жизнь. Прибыв в этот мир, они и здесь всегда были вместе. Никто и никогда не смог бы догадаться, глядя на эту пару, что кроме любви, у них есть и общее горе. У них не было детей. И они знали, что ничто во Вселенной не поможет их беде. Недаром они были сильнейшими среди Волшебников. И если Штерн, как мужчина, справлялся, не показывая своих эмоций, то Элата все больше и больше переживала и не находила себе места. Она взялась обучать одаренных магией детей, думая, что сможет, привязавшись к своим подопечным, унять боль в сердце. Но становилось только хуже. И тогда Штерн, который не мог спокойно смотреть на страдания любимой, предложил Элате провести ритуал Ведуний. Он проводится всего один раз, но всегда после него у Ведьмы рождается дочь.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 406