электронная
200
печатная A5
618
18+
Озабоченная Россия

Бесплатный фрагмент - Озабоченная Россия

Юмор и сатира

Объем:
346 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-5452-4
электронная
от 200
печатная A5
от 618

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Вот так номер!

Телефонный звонок раздался, как всегда, не вовремя. Выскочив из ванны, Иван Иванович, скользя по полу мокрыми ногами, схватил трубку.

— Здравствуйте!

— Здравствуйте!

— Догадываетесь, кто звонит?

— Примерно догадываюсь, не тупее валенка.

— Ну и что делать будем?

— В смысле?

— В смысле — какие есть предложения?

— Никаких. А у вас?

— А у нас есть. Про вашу предыдущую работу будем говорить?

— А что про нее говорить?

— Про скандал, с которым вы с нее ушли?

— Об этом и так все знают — в газетах писали.

— Вы так думаете?

— Уверен.

— И про секретаря-референта?

— Что вы имеете в виду?

— Подробности вашего отдыха на Кипре?

— Год спустя это никому не интересно.

— Даже вашей жене?

— Она у меня не ревнивая.

— А мужу вашей секретарши?

— Что мужу моей секретарши?

— Мужу вашей секретарши, наверное, будет любопытно посмотреть видеозаписи кипрских ночей?

— Он в курсе. Более того, благодаря именно этим ночам он и работает у меня водителем.

— Ладно. Зайдем с другой стороны. Как вы относитесь к тому, что ваша супруга встречается с вашим водителем? Хотите посмотреть фотографии?

— Нет. Оставьте их себе на память.

— Про субботнее ДТП будем говорить?

— Так ведь не было никакого ДТП!

— Но два серьезных человека из-за вас серьезно пострадали…

— Это их проблемы.

— Ладно. Но что прикажете делать с вашей распиской?

— С какой распиской?

— Что вы оставили нам взамен полученных денег! Припоминаете?

— О какой сумме идет речь?

— О пятидесяти тысячах долларов!

— …

— Николай Борисович, ну что же вы замолчали? Сейчас наши ребята приедут и все напомнят!

— Как вы сказали?

— Николай Борисович…

— А меня, к вашему сведению, зовут Иван Иванович.

— Извините, Иван Иванович, похоже, мы номером ошиблись.

— Ничего, бывает.

Иван Иванович положил трубку и с чистой совестью пошел в ванную. Домываться.

Бдительность

Одна моя знакомая предложила сходить в театр. Билеты у нее, видите ли, пропадают! Сходили мы, значит, на спектакль, а из театра я ее провожать отправился.

— Может, такси возьмем? — спрашиваю.

— Такси? — насторожилась знакомая. — А ты разве не слышал, что за последние две недели в городе двенадцать разбойных нападений на таксистов было?

— Тогда поедем на трамвае?

— Только не на трамвае! В этом году двум прохожим трамваем ноги отрезало. Я трамваи за двадцать метров обхожу.

— Может, на троллейбусе? — осмелился предложить я.

— А если штанга сорвется? Одному мужчине сорвавшейся штангой по голове ударило! Лучше пешком пойдем.

— Пойдем. А улица у тебя не темная?

— Улица темная, но не вся. Мы по светлой части пойдем, а там где совсем темно, чтобы не угодить в руки бандитов, я из себя буду жертву изображать, а ты насильника!

И точно, как только светлая часть улицы закончилась, моя знакомая набрала полные легкие воздуха и, громко закричала: «Помогите! Насилуют!».

Мне не оставалось ничего другого, как вытащить из кармана перочинный ножик и, изображая насильника, рвануть следом за ней.

Девушка по вызову

Как только законная супруга Вазелина Сергеевича Бульдозерова отправилась на юг поправлять здоровье, тридцатипятилетний Вазелин сразу ощутил себя холостяком — и сразу желания соответствующие появились: баня, водка, девочки!

Отхлестал себя Бульдозеров в бане веником, пропустил с приятелями водочки и стал дома набирать номер фирмы девушек по вызову:

— Алло! Это «Шалунья»?

— «Шалунья».

— Та, что обещает исполнение всех мужских шалостей?

— Она самая.

— А можно с вами немножко пошалить?

— Пошалить, конечно, можно, вопрос в том, что вы желаете?

— Моя мечта — стройная голубоглазая блондинка… долларов на сто.

— Хорошо.

Минут через десять в квартиру позвонили.

«Вот это сервис», — обрадовался принарядившийся в свадебный костюм Вазелин и как жеребенок помчался к двери.

— Девушку заказывали? — спросило круглое, как колобок существо с короткими ногами и раскосыми азиатскими глазами.

— Заказывал… Но я бы хотел высокую блондинку, — пропуская гостью в квартиру, заметил Вазелин.

— Сегодня всем хочется высоких блондинок… А куда, скажите, пожалуйста, нам, невысоким, деваться?

— Конечно, конечно, — виновато засуетился Вазелин Сергеевич. — Извините, я не хотел вас обидеть. Шампанское, вино, водка?

— Водка, — скинув туфли, бросила незнакомка. — Маша.

— Вазелин, — представился Бульдозеров.

Вместо ста долларов Маша раскрутила любителя шалостей на двести сорок, одна выпила две бутылки водки и опустошила весь холодильник.

Кое-как выпроводив ее, Вазелин поставил на фирме «Шалунья» крест и в следующий раз стал звонить в фирму «Восточное чудо», обещающую арабскую сказку из тысячи и одной ночи. Стоило такое удовольствие двести долларов.

Бульдозеров уже представлял себя султаном в гареме, когда перед ним предстало чем-то очень знакомое коротконогое существо с раскосыми глазами.

— Вы из «Восточного чуда»? — на всякий случай уточнил он.

— Из него, — пряча лицо паранджой, ответила гостья. — Гюльчатай!

— Но в прошлый раз вас, кажется, Машей звали?

— Марией, — сняла паранджу девушка. — Но Марией я была в «Шалунье», а в «Восточном чуде», где я подрабатываю по совместительству, меня зовут Гюльчатай. Если нет других вопросов, то не будем терять времени. Угощайте меня арабским бальзамом, шербетом и зефиром.

Вместо одной ночи Гюльчатай задержалась у Вазелина на неделю. Расставаясь с ней, он предусмотрительно поинтересовался: не работает ли она где-нибудь еще, на что девушка отрицательно помотала головой.

Так и не утоливший свою мечту о голубоглазой блондинке, Вазелин Сергеевич в следующий раз долго вчитывался в газетные объявления и позвонил в фирму «Монашка».

— Наши скромные девушки, почти девственницы, но введут в грех всякого страждущего, — ответили ему с другого конца провода и за двести пятьдесят долларов пообещали прислать скромницу Агафью.

Но только Агафья переступила порог квартиры Бульдозерова, как он с ужасом узнал в ней свою старую знакомую Машу-Гюльчатай.

— Это опять вы! — взвыл он.

— Не опять, а снова. Агафья я, Агафья, могу и паспорт показать…

— А ведь клялись, что больше нигде, кроме «Восточного чуда», не подрабатываете.

— Да ладно кочевряжиться-то, — по-хозяйски доставая из холодильника водку и шпроты, оборвала Маша-Гюльчатай. — У Агафьи сегодня критические дни, и она попросила ее подменить, а я, услышав знакомый адресок, по простоте душевной согласилась. Да и привыкла я к вам уже, Вазелин Сергеевич. Водочки налить?

— Не вводи в грех, — заперся в ванной Бульдозеров.

— Не поймешь вас, мужиков. Сначала просите ввести в грех, потом уговариваете не вводить. Ладно, Вазелин Сергеевич, за твое здоровье! — и Агафья разом опрокинула стакан водки.

До возвращения супруги оставались еще сутки, а мечта Вазелина Сергеевича так и не воплощалась в жизнь. Неужели же во всем городе не было ни одной высокой стройной голубоглазой блондинки, работающей по вызову? Бульдозеров перебирал телефоны досуговых фирм, но за каждым названием представлял себе коротконогих толстушек с раскосыми глазами: «Южаночка», «Куколка», «Бутончик», «Дюймовочка», «Тимуровка».

Наконец его взгляд остановился на фирме «Длинноногая блондинка». Уж здесь-то не должно быть подвоха, — рассудил Вазелин, но прежде, чем сделать заказ, все же уточнил:

— Извините, но я бы хотел узнать, как зовут вашу блондинку?

— Катя.

— Это хорошо, что Катя. А она натуральная или крашеная?

— Натуральная.

— А высокая?

— Метр восемьдесят пять вам хватит?

— За глаза. Кстати, а какие они у нее?

— Какие глаза? Голубые. Устраивает?

— Устраивает. Но сразу предупреждаю, что если, не дай бог, придет не блондинка, ниже метра восьмидесяти ростом и не голубоглазая, то я за себя не отвечаю!

Вооружившись бейсбольной битой, Вазелин Сергеевич вышел на лестничную площадку и, спрятавшись за мусоропроводом, стал поджидать очередную девушку по вызову. Ждал он недолго. Как только напротив его квартиры появилось коротконогое рыжеволосое существо, он выскочил из засады и огрел незнакомку бейсбольной битой — гостья рухнула без чувств.

И вот тут, увидев поднимающуюся по лестнице длинноногую блондинку, Бульдозеров с ужасом понял, что под ногами у него лежит вернувшаяся с юга на день раньше супруга.

От судьбы не уйти

Лучше бы Шапкиным в этот бутик не заходить.

Для них же спокойнее. И деньги были бы целы, и нервы в порядке. И самое главное: жили бы себе, как раньше, в мире и согласии.

Но такой уж Вероника Шапкина неугомонный человек, что везде ей надо сунуть свой нос. Все посмотреть, пощупать, прикинуть, не сгодится ли эта пылящаяся на витрине вещица в приусадебном хозяйстве.

Натащила на дачу всяких культиваторов, опрыскивателей, рыхлителей и прочего металлолома — не пройти, не проехать. И ладно бы только железом запасалась, так ведь этим летом возле памятника Ленину под улюлюканье и щелканье фотоаппаратов заезжих туристов собирала в бумажный кулек птичий помет. А в другой раз, отправившись на премьерный спектакль, перед самым театром случайно увидела, как лошадка асфальт удобряет, так не поленилась, собрала весь навоз в полиэтиленовый пакет и вместе с пальто сдала в гардероб. Гардеробщицы тогда от неведомого запаха чуть в обморок не попадали.

Совсем помешалась на своих шести сотках баба.

И Славка у нее такой же. Два сапога — пара. Увидит, где гайка валяется, — поднимет, оботрет носовым платком и в карман. Шуруп недовинченный заметит — обязательно вывинтит и в карман спрячет. Как-то рельс бесхозный рядом с домом высмотрел — рабочие трамвайные пути меняли — неделю ночами не спал, но до гаража доволок в целости и сохранности.

Но лучше бы им в тот бутик не заходить.

Вероника во всем виновата. Увидела огромные зеркальные окна и бегущую строку: «Здесь вы найдете товары, которыми с наслаждением пользуются цивилизованные люди всего мира», и сразу к дверям. Даже название магазина толком не прочитала. Хотя попробуй его прочитай, если оно не по-русски написано. Славка следом за ней: вдруг там импортные сверла, метчики или насадки продают.

И точно. Во всю ширину стеклянной витрины большими буквами было написано: «Насадки». Славка сразу в карман полез. Не привык он перед девушками-продавщицами свою неосведомленность демонстрировать и во все тонкости применения покупки вникать. С инструкцией можно и дома ознакомиться, никуда не спеша.

Короче, купил он две суперэластичные насадки с шишечками различной величины и одну силиконовую с расположенными по всей длине усиками, помпу для массажа и какую-то гель-смазку — в хозяйстве пригодятся.

И дернул же его черт зайти в этот бутик.

Вероника тоже сразу к прилавку прилипла, словно его клеем намазали. Без очков пришла, ничего толком не видит, а все туда же — и это покажите, и это, и это тоже кричит.

Сначала ее крем Ларго заинтересовал, потом потенцштеркер (и не выговорить с первого разу) германского производства. Умеют же все-таки немцы своему товару достойное название дать. Но больше всего вибромассажеры приглянулись. Весной для пахотных работ, как найденные будут. Взяла 18-сантиметровый «Реалистик» с вибратором и еще один — многоскоростной.

Эх, лучше бы ей этот бутик стороной обойти. Спокойнее бы было. Но, кто же знал, чем в нем торгуют.

С виду вполне обычный магазин. Реклама красочная во всю дверь: «Нам можно доверять. Мы на рынке уже 10 лет».

Вот Шапкины и доверились. Тысячи три денег в кассе оставили. Домой пришли счастливые, довольные. И сразу за покупки взялись. Слава те, что жена купила, изучает. Вероника, надев очки, то, что муж приобрел, рассматривает. Читает с выражением инструкцию:

— Суперэластичные насадки с шишечками различной величины для стимуляции стенок влагалища… Надеваются за головку полового члена… Шапкин!!! Зачем ты купил эту мерзость?

Муж в шоке. Не зная, что ответить, машинально открывает коробочку с немецким кремом Ларго и пробует прочитать сопроводительную бумагу:

— Крем Ларго эффективно увеличивает длину и объем полового члена… Вероника!!! Ты завела себе любовника?! Теперь я понимаю, зачем тебе этот «Потенцштеркер»!

— Я думала, что это крем для рук…

— Да ты, дорогая, еще и лесбиянка, — достав многоскоростной вибромассажер, кричал возмущенный Шапкин. — Вот бы уж никогда не подумал.

— А ты, ты, — задыхаясь от слез, рассматривала помпу для вакуумного массажа, Вероника. — Ты извращенец! Скажи, зачем тебе эта помпа для оргазма при живой жене?

— Затем же, зачем и тебе этот «Реалистик» с вибратором…

С той поры былая супружеская наивность и кажущаяся невинность в доме Шапкиных рухнула раз и навсегда.

Но, чтобы не выбрасывать деньги на ветер, все приобретенные товары Слава с Вероникой стали использовать по прямому назначению. И так вошли во вкус, что вскоре стали постоянными клиентами сексшопа. А о дачном участке забыли. Неухоженный и некопаный, он порос репейником и крапивой.

Да уж. Лучше бы им тогда обойти этот бутик!

Но от судьбы, как говорится, не уйдешь.

Падение нравов

— Мужчина, можно вас на минуточку? — раздался приятный голосок, и Болтов увидел идущую следом длинноногую девицу.

— Сигареткой не угостите? — улыбалась незнакомка.

— Не курю! — бросил Болтов, а сам подумал: «Уже среди бела дня к мужикам липнут!»

— А огоньку?

— Я же сказал, что не курю! — отрубил Болтов.

— Какое совпадение! — обрадовалась девушка. — Я тоже решила бросить.

— Вот и правильно! — Болтов прибавил шагу.

— Вы не подскажите, где тут университет? — не отставала собеседница.

— Не знаю. Сам здесь проездом! — соврал Болтов: «Ну, что, что ей еще сказать, чтобы отвязалась? Не скажешь же прямым текстом, что нет денег?»

— Я приехала сдавать вступительные экзамены.

— Надо же, — окинув девушку с ног до головы, хмыкнул Болтов: «Долларов на двести пятьдесят потянет! Но подумала бы, милая барышня, откуда у доцента физмата такие деньги?!»

— На физико-математическое отделение поступаю, — улыбалась незнакомка. — Случайно не знаете, сколько стоит хороший репетитор?

— Пятьсот баксов, — автоматом выдал Болтов, обрадовавшись, что девушка абитуриентка, а не представительница первой древнейшей.

Семейное

— Папа, скажи честно: ты нас с мамой любишь?

— Какой разговор! Конечно, люблю.

— Сильно?

— Сильно! Ведь у меня, кроме вас, и нет никого!

— А кого больше? Меня или маму?

— Володя, ты же взрослый человек, самому скоро тридцать, а такие элементарные вещи спрашиваешь. Конечно, твою мать…

— За это надо выпить!

— Наливай!

— За маму!

— За мать твою!

Выпили, захрустели огурчиком. Сын налил еще, но отец отодвинул стопку:

— Володя, я вот никак не пойму. Стоит тебе слегка выпить, как ты начинаешь всякую ерунду пороть. Я ведь тебя вот про Нинку Сапожникову не спрашиваю…

— А ты спроси!

— И спрошу!

— Спроси! У меня от семьи секретов нет.

— Ладно. Скажи, сколько твоя Нинка может… выпить водки?

— С закуской?

— С закуской!

— С закуской — две бутылки.

— Глядя на нее, ни за что не подумаешь! Все-таки учительница начальных классов!

— Я же говорю, у меня от семьи нет никаких секретов. Наливай!

— Погоди! Ладно, бог с ней, с этой учительницей, она все равно женщина замужняя. Ты мне про Гальку расскажи…

— Про какую? Логинову или Петрову?

— Логинову, конечно.

— Вот и я подумал: чего тебе про Петрову рассказывать, если ты, пока мать была в отпуске, сам у нее две недели жил?

— Скажи…

— Сколько Галька может водки выпить?

— Сколько твоя Галька может водки выдуть, я видел в Новый год. Ты вот мне скажи: чего это она в последнее время к Гере Примакову зачастила?

— Как чего? Любовь-морковь у них с Герой.

— А у вас?

— У нас прошла любовь, завяли помидоры… Кстати, я вот тебя тоже давно хочу спросить…

— Спрашивай!

— Как ты к нашему соседу Александру Петровичу относишься?

— Хорошо отношусь. Выпивали недавно. Нормальный мужик, бывший военный, полковник в отставке.

— А еще можно спросить?

— Конечно, спрашивай!

— Вот когда ты с мамкой познакомился, ты кого больше хотел? Дочь или сына? Только честно!

— Честно?

— Положа руку на сердце!

— Просто приятно время провести хотелось, расслабиться… Но я, видно, так неудачно расслабился, что через девять месяцев ты родился!

— Бывает.

— Что уж теперь… У меня от семьи секретов нет.

— У меня тоже. Я ведь тебя не просто так про Александра Петровича спросил…

— А что с ним? Что-то я его не видел сегодня…

— И не увидишь. Он с нашей мамкой в пятницу на дачу укатил…

— Вот скотина!

— Александр Петрович?

— Ты скотина! Второй день с тобой пьем, а ты только соизволил рассказать…

— Я же тебя сразу спросил: кого ты больше любишь?

— Ладно, наливай! А то, не дай бог, мать с дачи вернется да еще и соседа нашего с собой притащит. Он хоть и полковник в отставке, а пьет как генерал.

Банные инвестиции

Баня у нас в Больших Пельменях старая, облезлая, довоенной постройки — без слез не взглянешь. Ремонтировать не на что и закрыть нельзя — завшивеет народ, коростой от грязи покроется. Не у всех в квартирах есть импортные джакузи, да и отечественные ванны тоже.

В канун красных дней календаря и больших религиозных праздников возле бани выстраивается очередь, как в доперестроечные годы в мавзолей В. И. Ленина. С одной стороны — женщины с тазиками, с другой стороны — мужики с вениками. И все норовят с утра пораньше очередь занять, потому что к обеду в бане заканчивается горячая вода, а ближе к вечеру свет за долги отключают.

Куда жители Больших Пельменей только ни писали, куда ни жаловались — и губернатору, и прокурору — отовсюду одни отписки. Мол, вот найдем инвестора и сразу поправим ваше банно-прачечное хозяйство. А пока потерпите. Страна-то у нас большая, бань много. У правительства и так не хватает сил на обещанное президенту удвоение ВВП, а тут еще вы со своими банями! Ищите инвестора! Ну а если, скажем, крыша рухнет или котел взорвется — сразу вызывайте МЧС! Спасатели — наша сила, надежда и опора. Телефон 01!

И ведь что самое удивительное — нашелся в Больших Пельменях частный инвестор, взялся за баню и в короткий срок превратил развалину в конфетку. Все старые паровозные краны на итальянские смесители заменил, стены импортной плиткой выложил, полы — кафелем. Красота, как в римских термах!

Это мы потом узнали, что во время ремонтных работ предприимчивый частник в стенах глазки для наблюдения за моющимися женщинами вмонтировал. А мы, глупые, полгода в толк взять не могли: с чего это билеты в баню подешевели? И только когда по Большим Пельменям пошли упорные разговоры о стрижках и интимных подробностях секретарши мэра и других длинноногих дамочек, до нас дошло, почему вход в баню стоит 30 копеек!

При желании вход вообще могли бы сделать бесплатным, потому что желающие побаловать себя банно-моечным стриптизом платили за десятиминутный сеанс по 100 рублей.

Слух о новой форме досуга на рынке интимных услуг в российской глубинке быстро достиг Первопрестольной. В провинцию потянулись кортежи столичных чиновников, газовых магнатов и прочих толстосумов. В бане пришлось срочно оборудовать просмотровые VIP-кабинки для высокопоставленных персон. Стоимость гостевых билетов подскочила до 100 долларов, а входные билеты в баню подешевели до 20 копеек.

Правда, в иные дни простому народу в баню было не попасть. Уже за неделю до помывочного дня на кассе появлялась табличка «Билетов нет».

Это мы потом узнали, что по банным дням предприимчивый инвестор для массовки привозил в Большие Пельмени два автобуса элитных проституток и стриптизерш из области.

А когда один из олигархов признал в плещущейся под душем красотке свою бывшую любовницу, разразился страшный скандал. Баню два раза пытались взорвать, насылали налоговые и прокурорские проверки, но баня не только устояла, но и открыла филиалы в ближайших населенных пунктах — Ухоногинске и Чебурековске.

Это мы потом узнали, что наш банный инвестор в каждой VIP-кабинке установил скрытые видеокамеры, а километры отснятой видеопленки пустил в прокат по всей стране. Надо честно признаться, что некоторые сюжеты получились покруче, чем в нашумевшем фильме «Эммануэль».

А в прошлом году при нашей бане открылась «Фабрика банных звезд», которую продюсирует сам Эрнст Известный. Правда, в Больших Пельменях наших «звездочек» можно увидеть разве что в День города, и то если спонсор расщедрится. Вечно моющийся элитный женский коллектив все больше гастролирует в Европе и Америке. Оказывается, эротический язык бани очень близок и понятен народу в других странах и, главное, не требует синхронного перевода.

Одним словом, повезло нам с инвестором. Умный мужик попался, головастый. Профессионал своего дела. И пусть злопыхатели верещат о моральном и нравственном падении, нам стыдиться нечего. Нам, как говорится, есть что показать загнивающему Западу!

А главное, к будущему году инвестор обещал не только не брать деньги за вход в баню, а еще и доплачивать!

Радость секса

Молодые педагоги Надя и Володя Неустроевы чего только не предпринимали, чтобы из долгов выбраться и богатую жизнь начать. Володя и сторожем в школе подрабатывал, и диспетчером на телефоне сидел, Надя в учительской среде импортную косметику распространяла, рефераты студентам писала, бесплатные газеты разносила — никак не получалось Неустроевым разбогатеть.

— Хочешь жить — умей вертеться, — как-то, съев в обед последнюю сосиску, заметил Володя. — К решению любой проблемы нужно подходить кардинально!

— Что ты предлагаешь? — насторожилась Надя. — Грабить банк я не пойду: что подумают ученики, если нас возьмут с поличным?

— Успокойся! Грабить мы не будем. Но, думаю, ты не станешь возражать, если я дам в газете объявление о том, что окажу состоятельной даме услуги мужа на час? У богатых ведь свои причуды: им то прокладки в кране надо поменять, то гвоздь в стену забить…

— А если попросят…

— Если попросят — тоже.

— Тогда я дам в газете объявление, что молодая замужняя женщина приятной внешности готова скрасить досуг семейному мужчине!

— Точно! — оживился Владимир. — Так и напишем: «Если вам опостылела семейная жизнь, звоните — не пожалеете. Мы подарим вам настоящую радость секса!»

— Добавь: «Дорого», — попросила сеятельница разумного, доброго, вечного. — А то, не приведи Господи, на своих коллег нарвемся.

И уже на следующий день после публикации объявления Неустроевым позвонили. Сначала какой-то молодой человек, видимо, затюканный женой олигарх местного масштаба. А потом и дамочка, скорее всего, жена отдыхающего на Канарах нового русского. И у обоих всего лишь час свободного времени — с трех до четырех дня.

Деваться некуда: Надя приготовилась принять клиента в спальной комнате, а Володя под видом романтического приключения решил предложить своей партнерше лоджию. А дальше будет видно по обстоятельствам.

Короче, сидят Неустроевы, ждут, волнуются.

И вот первым в их квартиру приходит очень навороченный молодой человек. Проводили его супруги в спальную, дорогим коньяком угостили. Снова звонок — жена олигарха пожаловала. Вот тут Неустроевы и сообразили: чем самим с гостями контактировать, не лучше ли их друг с другом свести!

Так и сделали, а сами на кухне закрылись, к урокам готовятся.

Через час клиенты довольные выходят и за обретенную ими радость секса по сто долларов Неустроевым отдают.

Только рассчиталась учительская пара с долгами, как к ним вернувшийся с Канар новый русский заявляется: бух на стол пачку зеленых — и давай о своей молодой супруге справки наводить: не была ли она у них, а если появится, то пусть сразу ему на мобилу сообщат. Неустроевы, как и подобает учителям, пообещали позвонить. Стала у них жизнь потихоньку налаживаться.

А через месяц на них еще пачка долларов свалилась. Теперь уже от молодого олигарха: очень уж ему не хотелось, чтобы жена что-нибудь об интимном свидании пронюхала. Хорошо зажили Неустроевы. Даже про данное когда-то в газету объявление забыли.

А к ним снова гости. На этот раз оторваться решила сама супруга затюканного олигарха, а следом за ней и новый русский с Канар. Тяжело пришлось учителям, но они и их свели. Да так удачно, что вскоре вся четверка стала их регулярно материально поддерживать.

Хотя, что скрывать, если времена нынче такие, что всем радости секса хочется.

Прощальное слово

— Я хорошо знал покойного! — раздалось возле гроба.

Все повернулись к мужчине с благообразной сединой в волосах. Тот поправил очки и продолжил:

— Это был удивительный человек! Профессионал высшей пробы, которого ценили и уважали в трудовом коллективе. Придя на завод учеником слесаря, Борис Матвеевич без отрыва от производства получил высшее образование, стал мастером смены, а затем и начальником цеха. В ущерб личным интересам и своей семье покойный всего себя, без остатка, отдавал работе, пользовался авторитетом у руководства и подчиненных. Прощай, дорогой Борис Матвеевич! Пусть земля тебе будет пухом!

Воцарилось гробовое молчание, плакала только супруга покойного.

Придя в сороковой день на кладбище, я снова услышал знакомый голос:

— Я хорошо знал покойного! — звучало в толпе у могилы.

— Это был замечательный человек! Настоящий интеллигент. Учитель от бога. Придя в школу учителем истории, Николай Ильич не остановился на достигнутом и вскоре стал завучем, а в последние годы — директором школы. Покойный всецело отдавал себя коллективу, его труд отмечен почетными грамотами и ценными подарками отдела народного образования. Прощай, уважаемый Николай Ильич! Ученики тебя не забудут!

Через месяц мы оказались с этим же оратором на поминках соседа по дому. Официантки уже разносили горячее, когда, постучав ножичком по стопке, седовласый взял слово:

— Попрошу внимания! — на весь ресторан заговорил он. — Александр Сергеевич — был удивительный человек! Врач, золотые руки которого спасли сотни человеческих жизней! Он пришел в городскую больницу после окончания медицинского института и работал до своих последних дней. Александра Сергеевича любили больные, ценили в руководстве здравоохранения. О заслугах покойного говорят его многочисленные почетные грамоты и дипломы. Помянем, нашего дорогого Александра Сергеевича! Вечная ему память!

Когда на следующий день, заглянув в ресторан, я снова увидел стоящего со стопкой седовласого мужчину, то впал в ступор. Это кем же надо быть человеку, чтобы так трогательно говорить о каждом отошедшем в мир иной!

— Я хорошо знал покойного! — со стопкой в руках вещал он, вспоминая жизненный путь какого-то Прохора Гавриловича.

И я не удержался. Остановил изрядно поддавшего незнакомца в очках на выходе из ресторана.

— Уважаемый, я не первый раз встречаю вас на поминках, — сказал я. — И поражаюсь, откуда вы знаете всех этих Александров Сергеевичей и Борисов Матвеевичей?!

— Из некрологов! — улыбнулся тот. — Газеты надо читать, молодой человек — и поминальный стол вам будет обеспечен!

Везунчик

Мотыгин упал в обморок прямо на улице. Слава богу, что проходившие мимо мальчишки увидели, как он растянулся. Сразу подбежали, быстренько расстегнули все пуговицы, карманы освободили, портмоне с деньгами вынули, чтобы бедняге было легче дышать. И тут же сообщили о нём в полицию.

Хорошие попались ребята, воспитанные. И всего-то бумажник с деньгами взяли. А ведь другие могли бы бейсбольными битами забить. А у этих при себе даже бит не было — только туристический топорик и два финских ножа. Так что, можно сказать, с мальчишками Мотыгину повезло. Если бы не они, то полицейским из патрульно-постовой службы его никогда не найти.

Полицейские, надо отдать им должное, тоже сработали оперативно. Младший сержант Табуреткин тут же снял с руки лежащего часы и стал проверять у него пульс. А рядовой Дуридзе освободил шею Мотыгина от мешающей дыханию золотой цепочки. Убедившись, что лежащий гражданин жив, сотрудники полиции вызвали «скорую помощь» и дождались её приезда. Служебный долг для таких, как Табуреткин и Дуридзе, оказался выше всего. Другие, наверняка бы, перетащили бесчувственного гражданина на чужой участок. А эти вызвали «скорую».

И она приехала. Пусть и через два часа после вызова. Но ведь приехала. Как только фельдшер Барский отвёз на вокзал дальнюю родственницу, потом заехал домой, поужинал — и сразу же за дело. Вернее, за тело не подающего признаков жизни Мотыгина.

Барский — фельдшер со стажем. Знает что к чему. Первым делом освободил голову не подающего признаков жизни пациента от норковой шапки. Она ему только мешает. А у Барского при его зарплате пацану не в чем в школу зимой ходить. Того гляди, менингит схлопочет. Менее сознательный фельдшер на его месте с Мотыгина и дублёнку снял бы, и шарф, и ботинки. В качестве компенсации за бессонные ночные дежурства. Но Барский — человек простой, красивой жизнью не избалованный. Взял самую малость, доставил пострадавшего в больницу.

В приёмном покое Мотыгину тоже попались люди заботливые и ответственные. Медсестра Гидрантова и санитарка Босая в считанные доли секунды раздели пациента догола, накрыли простынёй и отвезли в реанимацию. Другие бы при их копеечной зарплате и с места не поднялись. Или отвезли молчаливого пациента в морг. А эти душевные женщины сначала бережно доставили больного куда следует и только потом стали делить его одежду. А что с них спросишь, если у обоих мужья горькие пьяницы — то ботинки потеряют, а то перчатки пропьют?

В реанимации Мотыгина спасли. Дежурный врач в надежде, что его потом, как водится, отблагодарят бутылкой коньяка, сразу же позвонил жене пациента и сообщил радостную весть, что супруг жив. Но невоспитанная супруга Мотыгина вместо коньяка устроила в больнице скандал, обвиняя медиков в том, что её муж остался гол как сокол.

«Вот и делай после этого людям добро! — ругался до конца дежурства доктор. — Вытаскивай с того света».

Любовь Крокодилова

С первой девушкой любовь у Крокодилова не сложилась.

Он, доверчивый, ждал от Гали любви и ласки. А она от него — красивого ухаживания и подарков. Хотя сама бы подумала: о каких подарках от студента-второкурсника может идти речь?

Но у блондинок, как известно, все не так, как у брюнеток. Крокодилов ей и так и эдак намекал, что куда интереснее посидеть у него дома, посмотреть кино. А Галя, как заезженная пластинка, твердила и твердила: «Пойдем в кафе, да пойдем в кафе!» И ладно бы в какое-нибудь простенькое, вроде привокзального. Так ей сразу «Горячий лед» подавай! А в этом «Горячем льде» цены горячей, чем в институтской «Снежной королеве».

Конечно, после стипендии Крокодилов «Снежную королеву», может, еще и потянул бы, но «Горячий лед» — никогда! Так что пришлось с Галей расстаться. И с Леной. Она тоже все время тянула его в «Горячий лед». И с Верой. И с Ниной не сложилось. По той же самой причине. И с Надей.

А потом он как-то сразу женился на Вале. Наверное, по молодости лет. А может, по расчету. Валя оказалась, пожалуй, единственной девушкой, которая не настаивала на «Горячем льде». Она о нем просто не слышала. Как потом выяснилось, она вообще плохо слышала. И видела тоже плохо. Но об этом Крокодилов узнал только после свадьбы. И еще много чего узнал. Но уже после развода.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 618