электронная
288
печатная A5
509
18+
От начала и до конца

Бесплатный фрагмент - От начала и до конца

Сборник стихов

Объем:
350 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-2203-6
электронная
от 288
печатная A5
от 509

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Любовь порой нагрянет

Любовь порой нагрянет,

Покажется, что свет не мил

Одна лишь ты ко мне заглянешь,

И скажешь; «Милый ты любил,

И я любила, нам в любви не повезло

Может там, на свете том, повстречаемся потом».

Объяснится, не успеем, ты исчезнешь, снова в путь

Я останусь. Вот вся суть.

Тебе все некогда со мной

Тебе все некогда со мной,

Один лишь я порой, уставший и промокший

Все прихожу, а глаз твоих не нахожу,

Знаешь, такое отношение коробит, я ведь все-таки тебя люблю,

Ты ведь самая красивая, я просто слов не нахожу,

Все по дому за тобой хожу, никак тебя я не поймаю

Играя, ты флиртуешь, стреляя, убиваешь наповал,

Меня ты заказала, словом, я попал.

Патология

Патологичен тот, кто болен, не болен так и не патологичен,

Был Дитер Болен, он был и без патологий болен,

Не болен он был, но и не логичен.

Велосипед

Велосипед он так красив,

Стоит он на витрине,

Такой он синий, и красивый.

Звезда

Звезда упала с небосклона,

На небосклоне плачет Бог;

«Куда ж ты звездочка упала,

я тут совсем до ниточки продрог».

Кредит

Банкир, выделил кредит,

Рабочий обрадовался и говорит;

«Я тут его потрачу, ты не обессудь,

Как только деньги будут, верну тебе я ссуду».

Банкир, тут говорит; «Эй милый,

Пока ты копишь деньги, проценты подрастут,

Твой домик, что на речке забором обнесут».

Лабиринт

Лабиринт, он полон Тайн,

Там сокровища, скелеты, злато,

А если присмотреться, Кощеева пещера.

Темно и неприятно там,

Какое злато, какие камни там,

Одна лишь тайна все скрывает,

И он все сторожит, он чахнет,

Может, дорожит своей он жизнью,

Но злато, оно ему не нужно

И пусть хоть тысяча лет он просидит здесь

Но злато не отдаст, кому оно там нужно.

Классик

Классик это тот — кто пишет много,

Пускай напишет, он немного,

Зато его талант, он будет освещен

В веках, его стихи иль прозу

Будут прославлять, и направлять, подобно

В саду, расцветшая мимоза,

Погибель равная цветам, чтоб те

Весною расцвели и в памяти остались,

Как тот, что пишет нам свои стихи,

Он память нам свою дает,

Дает любовь, чтоб те, кто в будущем остались,

Надежду дали, тем, кто жизнь им отдает.

Ляля

Ляля, ля — ля — ля, пела девочка во дворе

Мама мимо проходила; Ляля мы идем домой,

Девочка мотнула головой,

Взяв совок и погремушки, побежала за сестрой.

Катя

Катя, катя, где ты где,

Вот сижу я здесь во мгле

Твой портрет, рисуя, все я думаю,

Где ты, о тебе моя мысля,

Вот ушла и погуляла и вернулась опять,

Вот портрет не получился,

Что мне делать я не знаю

Возвращаюсь я на землю, глядь

У окна стоит краса, волоса у нее

Как у царицы, темно — русая коса

Глаз алмаз, он карий, светит светом из него

Стан, стройнее не бывает

Губы, тонкая полоска

Ноги в сапоги одеты, рядом конь со сбруей

Поражен я красотой, той,

Что стоит передо мной.

25.10.05

Котенок

Котенок, пробегая по песку,

Вдруг остановился, он увидал свою сестру

Та тоже увидала, и молча рядышком бежала.

Хранитель

Хранитель судеб как — то, раз

В спор вступил да с кем, сам дьявол соблазнил его

Чтоб до сути той добраться, пришлось ему в прудах,

Что на горе, искупаться,

Скупнувшись, Хранитель вдруг помолодел,

Черт, рядом пляшет; «какой хороший», говорит,

А сам костер тут раздувает,

Хранитель, видя, что он затевает,

Тут и говорит; «Послушай черт, давай сыграем

Если, я продую так и быть, изжаришь,

Но если я тебя, не обессудь, не будет тебе пощады»,

Хитер был черт, но согласился

И вот, игра она уж долго длится,

Никак уж черт, не хочет, быть избитым,

Хранитель подозревать уж начал,

Не мухлюешь ли, «тю, нет» ответ был,

Игра все продолжалась, Хранитель вдруг

Задел стоящее ведро, посыпалось все то,

Что там и, оказалось, разгневался Хранитель,

«Ах, ты дерьмо, подлец, да я тебя за это»,

Схватив его за хвост, он черта раскрутил и в небо запустил,

Один лишь бог знает, где ж тот черт теперь живет.

Ромашка

Ромашка на лугу цвела,

По полю стадо пробежало,

Коровам корму много надо, ромашечка одна

Цветущая пора, закончилась печально,

А жаль, такая вот судьба.

Настя

Настя, вот сидит напротив,

Ничего не ест, не пьёт, щас пришла и хочет

В тишине сидеть, а потом она

Снимет трубку, номер наберёт,

Скажет; «Здрасте можно утку,

Куру тоже, кролика и зайца заодно,

Всё вот это завернуть,

Нам домой и маме тоже,

Уезжаем мы, все в путь.

Ольга

Вот глядит она в оконце,

Смотрит, что — то, и никак не поймет,

Чего ей хотца.

Лена

Лена много ела, так наелась

Что встать нет сил,

Щас подумала Елена и заснула,

Нету сил.

Бог

Бог с небес спустился,

Встретил волка; «вот те раз»,

Не здоровается, видит холка то

У волка, как потрепана сейчас.

Оборотень

Тень гуляла по проспекту

Оборачиваясь здесь, поскользнулась

И взлетела, оборотень тоже

Поскользнулся, приземлился и увидел

Тень лежала рядом, шевеля то пальцем

То головой, оборотню казалось, это не впервой.

Медведь

Медведь уж чащу возвратился,

Присел он на пенек, как тут

Из — за кустов, выпрыгивает косой,

Медведь уж больно удивился,

В местах медведи, где живут,

Вдруг заяц появился.

Невропатолог

Невропатолог, он ведь врач такой,

Накрутит вам чего не надо,

Потом, хоть стой, хоть падай.

Хирург

В армии служил хирург,

Людей он спас не много,

В том не его заслуга,

Что скальпелем, чем автоматом,

Владел умело он, порой он жизни

Им спасал и брал он грех,

Порою гробы он отпевал,

Чтоб не было примером,

И вот не стало нашего хирурга,

Другой на место встал,

Да не блистал, но через полгода

Хирургом стал, такая вот природа.

Творец

Творец, по небу проходя,

Увидел нечто, погодя

На гору он взошел,

Стал наблюдать и нечто то,

Что там лежало, порою двигалось

Вставало, что — то делало

Но вот, закончилась работа и

Нечто, то уставшее побрело домой,

Творец задумался,

Затем послал он дождь,

На поле то, где нечто все трудилось

Ведь труд, каков он есть,

Он должен быть спасен,

Иначе, зачем тот труд

Нести, чтоб новое изобрести.

Очки

Очки лежат вот на столе,

Они уж в золотой оправе,

Уж больно смотрят на меня

Они, с той болью и страданьем.

Радио

Радиоволны идут к нам везде,

Особенно дома и на работе,

Заразные они бывают, особенно

В транспорте, не слышно их вроде.

Бокал

Бокал, в него налили чаю,

Бокал спросил; «Я тебя не

Огорчаю?», «Нет», ответил чай

Вот так живут с тех пор,

Бокал и Чай.

Алиса

Алиса, Алисе снился сон,

Что в Африку она попала,

И с туземцем, что из черной кожи

Гуляет по саванне.

Антон

Антон философ, уж если встал

Не переспоришь, никак ни хочет уступить

Университет уж завтра кончит,

Диплом получит и в путь далекий он

Пойдет, найдет звезду свою

И скажет; «Жизнь моя, что

Тут была, она здесь ничего

Не значит, пойду ее искать

Найду, вернусь, и обустроюсь

Авось, женюсь опять».

Испания

Испания одна из жарких стран,

Король сидит том престоле,

Уж кролей осталось в мире двое,

Ан нет, Английская корона тоже есть,

Пока жива, та королева и императоры в почете есть,

Те тоже правят в мире том,

Чтоб народ не возмутился,

И чтоб потом их внуки,

В доме том, прожили лет двести

Чтоб потом, памятью они своей,

Не загубили чести той,

Что им дарована судьбой,

«Да честь святое дело»,

Сказал монах, и удалился

В святых и праведных стенах.

Мода

Мода говорит нам, наденьте то,

Наденьте это, а мы как послушные бараны

Все думаем нам это надо,

Зачем, все то, что есть у моды

Мы можем сделать сами,

Было бы желанье, чего не сделаешь

Руками.

Телефон

Телефон зазвонил, спрашиваю; «Кто?»

Отвечают мне; «Слон»,

«Чего тебе?» «Хочу, говорит; анекдот»,

«Извини, я стихи пишу, а анекдоты,

Друг мой, это не ко мне,

Ты позвони в газету, там есть и про то про это

Слонов и крокодилов вдруг найдешь еще

Пару девчат, которые повеселиться

С тобою захотят». Повесили тут трубку,

Значит можно идти,

У некоторых все еще впереди.

Кристина

Кристина сидела на тахте,

Читая книжку, она уже заснула

И вот свой сон она уж увидала,

Как в Африку она попала,

Оттуда в пустыню по имени

Сахара, приснились ей верблюды,

А позже чуть, она, попала в царство

Там ей царь, какой — то перстень подарил,

Проснулась, глядь и правда

На руке, тот перстень воссиял,

Она и думать не могла,

Что так действительно бывает.

Любимая

Любимая лежала на диване,

Ее лицо, ее улыбка,

Смех и обаянье все смешалось,

Она вдруг поняла зачем,

Ей встретился тот,

Бесшабашный юноша,

Ведь тем что, было

У него, нельзя и поразить,

Ан видишь, сидят довольные собой,

Едят клубнику, сливки,

Она готовая на все,

И он не веря, что обрел

То, что так долго он

Искал, и вот нашел.

Любимая желала на диване

Любимая желала на диване,

Желая получить все то, что

Ей досталось, а он, желая сделаться

Котом, мышь увидал,

Подвинул, та чуть жива,

И ахнув, завизжала, тут началась

Игра, кот с мышью, а он с любимою

Своей, она ж, ему вся отдалась,

Вся, ужо не пожалела, она себя

Такое дело, а он, взял ее за лико

Поцеловал, рукою он ее обнял,

Вот так они и просидели,

Она и он, жаль, не влюблен тот кот,

В мышу, а то глядишь, и помирились,

По вечерам бы, она ему, под диферамбы

Танцевала чего ни будь, а кот притопывая

В ладоши, хвостом вертел и лопал суши,

Желая все осуществить, купили мышь и суши

Любимая и он кормили рыбок,

Что потом, там стало с суши и котом,

Не ведает никто, одно известно,

Что она, на Пасху подарила ему ребенка,

И тем, она ему была родней,

Что девку родила,

Такое чудо может быть, ведь только по любви

Однако, мечта осуществима, тогда

Когда все это необходимо.

Нагая

Нагая это не Даная,

Даная хоть была такой,

Что можно было встать,

И посмотреть что же,

Изображено, на картине той,

Нагая дева это то, что

Просто страх, он же превзошла

Данаю в постельных розовых тонах.

Интернет

Он то ли интер, то ли нет,

Порой не разберешь, что в нем

Оставлено, какой то мэйл и тот

Что сайтом тем зовется порою,

За версту он виден, и видно ту

Что там на нем изображено,

Иль в чате том, чтоб потом не думая

О чем то, можно было посидеть и посинеть,

Вот такой он Интернет, вся в нем жизнь воплощена

Нет особой радости потому, прожигая жизнь

Помогаешь жить ему.

Про Питер

Град Петров он так велик,

Что нету сил, ведь он один такой

Неповторимый, в нем все величие

И то, что называется конём,

И Петр верхом на нем,

Один он весь из камня и из бронзы,

Зимою он выдерживал морозы,

Людей порой он укрывал,

И жертвуя собой, спасая то,

Что находилось в городе,

И то, каким он после стал

Он стал, он вышел, пронеся все то,

Что суждено судьбой,

Порой он сохранял лицо

Свое не раз, тому, что суждено

Не раз он говорил; «Я выстою,

Уже не сомневайся, я понял, поднят был

И отстою все то, что мне положено судьбою».

Вот так с поднятой головой,

Идет из года в год, наш Питер

Он бы рад поговорить и быть

Полезным всем нам, но порой

Мы забываем, что от нас

Зависит многое, не раз нас выручал

Наш град, который Питером зовут,

И мы должны его благодарить,

За то, что мы, живя на свете этом

Его благодарим за то, что есть он

И говорим; «Спасибо», мы тебе.

Про то, что было у меня

Про то, что было у меня

А было то, что я

Один был, до того момента,

Пока я не обрел той, что,

Что должно было, то

Одно, она хотела, что бы я

Ее любил она б летела,

А я б все по земле ходил.

Уж я не знаю что писать

Уж я не знаю, что писать вот взял

Потолще уж тетрадь, сознаюсь честно

Мне прёт, в создании стихотворца

Я знаю, множество людей, которые

Вот, так же как и я живут, и в жизнь всё

Превращать.

Мне воли свободы…

Мне воли, свободы, хочу я

Ах, что вы, мне, что бы напиться студёной

Водицы, мне столько всё надо

И вроде бы это, моё всё, но нет

Мне хочется видеть, свой дом,

И природу, один за другим

Стихи всё пишу, мне нравится

Ездить, верхом на свободу

Галопом, гуляя, чтоб ветер в лицо

Ах, что же я, что же, всё мне о себе

А о Вас написать не смогу я?

Ну, прямо, мне можно и нужно

Писать одному, о Вас вот я тоже

Пишу только редко, а жаль

Мне никак не обратится к тому

Где мой Боже, всё так, где так метко

Он правит людьми, а я всё пишу,

Пишу всё, обо всём, что здесь

Ни случилось, мне Бог дал глаза,

А ум для того, чтоб я мог

Смотреть, совершать и мыслею мыслить

Вот так, я такой свободы хочу

Хочу и лечу,

В полёте всё, у меня обрываясь,

Уж сердце застыло между лопаток

Мне помнится всё, даже то, что я знаю

Мне хочется видеть, я так тому рад,

Свобода, свобода, я вольный художник

Мне нету преград, я словно маленький

Чертежник, без примесей и наград.

Ну, вот и всё, конец настал,

Доволен я собою, мне надо столько

Сил отдать, чтоб посланных судьбою

Красивых текстов и не счесть,

А может, оставить всё как есть?

23.05.06.

Я ради интереса…

Я ради интереса, сплёл корзину

Понравилось, потом я вазу сплел

Ёё подарил, мне мало надо

Что бы этих сил хватило

На тысячу и тысячу светил,

Мне хочется чему — то удивляться

Я волен, быть свободным и ничьим,

Никак мне с волей не собраться

Не пробежать, из мне последних сил

Ах, черт, вот время подгоняет

Я жить спешу, зачем — то, где — то я

Я в двух местах, соседствую я

С тем, кем должен я, остаться

Но мне, увы, не суждено гореть

Давно мне надо бы прижаться

К плечу, к груди, а может умереть?

Нет, смерть того не стоит,

Она смешна, страшит она лишь тех,

Кому терять есть, что, а мне не стоит

Мне стоит жить, потом лишь умереть,

Я ради шутки ведь затеял это всё,

И сплёл я паутину, сам, мне многого

Увидеть не дано, душой я молод,..

Мне хочется прожить свободным,

Ото всех оков, но мир жесток и

Он мне не позволит, прожить мне жизнь…

Я благодарен…

Я благодарен всё-таки судьбе

И маме благодарен, за то

Истина в вине, а не в цветном бокале,

А маме благодарен тем,

Что имя мне дала, быть может

Нету больше тем, но ты у меня одна

Одна ты у меня и я хочу чтоб

Осенью, зимой, весной и летом

Была бы ты со мной, одна ты

У меня, другой уже не будет

Хотя бывало и не доволен я,

Но ты — то этому не в ссоре, ведь

Пойми, mama, что все — таки

Бывает, ты, я, мы все цветы,

Поэтому и умираем,

Да мы умираем, но память

Остаётся в нас, уж скоро лето

Не про нас, будь это все одето.

Лисенок

Лисёнок, ты прости меня, я очень ошибался

Может быть, я всё же как — то

Обижался или обижен был, иль ты обижена была,

Мне ты ведь очень дорога,

Я даже у тебя прощения просил,

Прости Лисёнок, мне ведь без тебя, как словно

Чёрти — что творится, душа моя глумится, надо мной

Порой я даже и не знаю, где я обитаю,

Мне надо бы сходить к врачу, однако стоит мне пойти

Куда — то, и уж ничего и не хочу, как кроме собственной

Зарплаты, мне хочется прожить с тобой, хотя бы миг,

Единым целым,

Лисёнок, мне всё одному достанется с той лишь разницей

Что я здесь, а ты в Крыму

Вот так Лисёнок, давай-ка без обид мне тяжело,

Твой груз, твоё богатство

Мне стоило всё это, каких — то пары строк

Тебе лишь написать «прощён» и с лёгкую душой

Я мог сказать «спасибо друг мой».

Рожденная в сентябре

Рождённая в сентябре, она снискала славу сорванца

И я который, наблюдая, за некоторым становленьем

Искал себя, а зря

Она мала настолько, что даже и нельзя понять,

Зачем такой малышке, расти и управлять.

Мне тут вот показалось, что эта беларусая коса

Взмахнет, и раз её не стало, в пыли исчезла, такая егоза

Её улыбка, глазки, ладошки, ручки, личико её

Мила, красива, и любима всеми, а сколько ласки

Дают все родственники её,

Подруги, куклы, игры всё уж у неё.

«Эй, Настя», её лишь позовет мать родная,

«Иду», в ответ, летит, всё на ходу сметая,

всё встала, «Пошли домой», «Пошли».

23.05.06.

У нас в стране…

У нас в стране, как и в Европе,

Всё есть и вроде бы живём,

Но наша жизнь она ведь всё — же в жопе

И мы туда же когда — нибудь придём.

О Боже

О Боже, американский НАТО

На Украину наступил,

Мы тоже, нам — то надо,

А им имени Курил, мы шлём

Привет, и все же, народ бунтует

«Не пустим», «Не отдадим»,

Пришлось уйти, и всё же, ни пяди мы не отдадим.

Уж час прошел…

Уж час прошёл, а я все сижу

Мне хочется гульнуть на славу,

Но не с кем, вот Юлька тут за стеной

Готовит, чего — то, уж запах, какой

Унюхал мой нос, чем — то пахнет

Но Юлька не скажет; сим — сим отворись

И носа оттуда не кажет.

Мы знакомы…

Мы знакомы три недели,

И совсем уж обалдели,

Обалдели друг от друга,

С другом мы уж три недели,

Уж чего уж не трендели,

Всё галдели и галдели,

А потом мы спать хотели,

А проспавшись на неделе,

Мы совсем уж обалдели

Время пять, а мы не ели

Вот такие три недели.

У Юльки

Мы у Юльки сидели, чаи гоняли и глядели

В окно, а из него, все далеко видать

Мы с Юлькой сели на кровать и посмотрели

В глаза, друг другу, они как бирюза, она как вьюга

Нам с Юлькой было холодно, обнявшись, мы сидели

Накрывшись простынёй, и оба мы балдели

От нашего тепла, которое мы передавали

Временно друг другу, глаза как бирюза

А Юлька вся, дрожа от счастия, уж сжала мне запястия.

Сидели долго мы и не могли понять

Что произошло, а Юлька вся светилась от счастия.

Мне с тобою посидеть бы

Мне с тобою посидеть бы,

Посидеть, поговорить, а

Потом, тебя раздеть бы

Посидеть с тобой опять,

Посмотреть в глаза твои бы

Крепко, крепко целовать

В поцелуе слиться нам бы,

А потом, мы б сжимали

Руки, я бы сам бы

Так в тебя вошел!

Так вошел, чтоб ты стонала

Что бы моя была

Что бы ты моя рыдала

И от счастья и вина

Как потом бы мы испили,

То вино, какое есть

В поцелуе мы бы пили,

То чаво, уж в нас не счесть

Ту бы страсть нам сохранить бы

Сохранить и передать,

А потом, нам бы родить бы

Ту невинную, нам Страсть.

Хотел бы я тебя обнять

Хотел бы я тебя обнять,

Хотел так обними

Хотел бы я тебя поднять,

Хотел так подними

Хотел бы я тебя ласкать,

Хотел так поласкай

Хотел бы я…

И я б хотела…

Хотели б мы.

Когда б по небу проходя

Когда б по небу проходя

И с чистой совестью идя,

Я б был простым поэтом

И шёл бы я, дорогой той

Что мне дарована судьбой,

Который год пишу вот я

Стихи, поэмы, эпиграммы

И шлю я телеграммы,

В концы, земли той необъятной,

Что можно вот этой понятной

Строкой черкнуть, и будет суть.

Летая в собственном сне

Летая в собственном сне,

Порой, поражаешься весне,

То белобрысая она, то от зелени

Зацвела, порою, не знаешь какой

Она бы была, если бы не мы с тобой

Почему, потому, друг мой

Порой, даже ужасная вьюга может

Превратится в самого близкого

Друга, а потом, надо же до такого

Дойти, весна, ведь это время,

Любви, и кому какое дело,

Что творит молодое тело,

Радости мы хотим, тепла и любви,

Разве не так чёрт вас дери,

Так вот, разговаривая о снах,

Мы забыли упомянуть, что он есть

Страх, который преодолим и над которым

Смеётся каждый, лишь бы не во вред

Другим, однажды.

Ну, мог ли я поверить

Ну, мог ли я поверить что…

Что счастье близко так бывает,

Что близок час расплаты той,

Которая бывает

Что хочет так же человек

Покинуть общество родное

Что может он, достигнув лет

Вернутся, он в село родное,

Что кажется ему теперь

Как видел он когда — то

Что может он, коснувшись лет

Над вечностью склонится

Что, однако, что же может человек, да всё!

Такого не бывает, бывает, просто

Мы во век, от этого устали.

Один мой друг
мне завещал покой

Один мой друг мне завещал покой,

Не свой конечно, а другой

Когда б, тот друг мне посмотрел в глаза

То понял бы, что его глаза лишь отраженье

Глаз моих, а впрочем, стоит ли об этом

Когда б, то зеркало, что супротив стояло

И с ликованьем на меня упало, пару строк

И лишь потом я понял, что бывает счастье,

Быть понятым и потом,

Вот в том, вот завещанье и покой,

А мне умиротворенье, вот и все, пожалуй,

Мне на удивленье.

Нагая дева

Нагая дева на песке лежала,

А с неба солнышко пекло

Однако ж, это сколько наглости — то надо,

Подставить грудь, попу и бедро.

Настена

Настёна, какое имя

Оно как мёд, всё липнет, липнет

И никак не отстаёт,

Какие волосы, какие глазки

И носик маленький, какой

Ну, что такое, опять читаем

Вместе сказки, по дому ходим

Не впервой нам собирать грибы

И ягоды, ах земляника, лесная

Как пахнет, как вкусна,

Ну, что же, пора нам,

Вот это мы набрали, корзина,

Пакет, цветов, грибы давно уже увяли,

И мы устали,

Плетёмся, еле нету слов.

Довольные, Настёна, я, её подруга

Нам весело, кому — то туго,

Ну что ж поделать, может быть

Мы сможем это пережить,

Не всё конечно, что — то мы оставим

За бортом, мне больно,

Хотя потом, боль проходит

И я спокоен в отношении себя.

Ах, да, Настёна, всё — таки, какое имя,

Всё липнет, липнет и не отстаёт.

Дорогая

Дорогая, вот видишь ты какая

Такая вот, нагая, и вовсе вся в цветах

Нет ну, правда, такая красота ко мне

Сама пришла, да, кстати, ты меня

Прощаешь за выходку мою,

Нет ну, правда, такою красотой

Нельзя не восхищаться,

И я тебя, вращая, и всё тебе прощая

Тебя боготворю, лишь ты бы одна

Такая, такая, никакая и вроде бы

Вся в белом, и я к тебе лечу,

Привет тебе, моя ты дорогая,

Ведь я тебя люблю.

Student

Student сидит, ногу на ногу закинув

Сегодня сдал он свой зачёт,

Кто знает, как сложится его судьба

За счет, кого живёт он,

Хм, вот вопрос, он вроде не один

Сестра уж вроде есть, и братья тоже

Родители, хм, да ну что же,

Куда он смотрит,

В будущее своё, ведь он без него может,

Что ждет он от него,

Наверное, всё тоже, работу, дело, и зарплату.

Зарплату?

Да, зарплату ведь на стипендию не проживёшь,

А у него ведь планов громадьё,

Да, ну что ж, пусть сидит

Да, пусть отдохнёт.

Ни дать ни взять…

Ни дать, ни взять.

Но можно выдать

Где можно выдохнуть

Вдохнуть, нырнуть в пучину

Взять, глотнуть,

Глотка свободы,

Где можно хоть чего нибудь

Напеть, увидеть дьявола морского,

Вздохнуть и сразу умереть

И слыша шум прибоя

Лежать теплом том песке,

Весь в неге и тоске.

Держась с тобою за руку,

Лаская, то одну, другую грудь

Тебе одной лишь время уделяя

Вхождение и грусть,

К тебе прильнуть и слиться

Под шум прибоя, лишь слыша твой

Небезызвестный всхлип, и между нами

С новой силой, ноя, окажется, что мы

На глубине вершин.

Мне нравится играть с тобою

Мне нравится играть с тобою,

Мне хочется быть с тобой,

Мне хочется быть с тобою,

Мне хочется быть твоим,

Всего ведь так и не перескажешь

Как хочется мне тебя,

Хочется жить тобою,

Хочется жить любя,

Жить любя, с тобой одной лишь

Каждый час, каждый миг

Жить любя…

Ну могли я подумать?

Ну, мог ли я подумать,

Что вот такое счастье, живёт

Поблизости со мной,

Что может счастье, гордилося

Бы мной,

Что счастие моё, заключено во мне,

И мне должно быть даровано судьбою,

Моё, то счастье, которое со мной,

Находится, порой, оно уж ускользает.

Может счастье то, чего уж

Вовсе нет, а мы живём надеждой

Такое счастье нам дано,

Наврядли.

Мне хочется обнять твое тело

Мне хочется обнять твоё тело,

Погладить, потом, полюбить

Мне хочется быть с тобой первым,

Во всём и даже в любви

Мне жаждется испить всю тебя,

Я, хотел бы с тобою любви

Мне нравится вон та на диване

Мне истинной надо любви,

Но ты не такая,

Ты меньше, чем можно вложить

Уста твои, с мёдом смакуя

Приятно, и пить, пить, пить

Ты словно рабыня, но нет, не она ты

Ты словно дешёвая дева, греховница

Ты словно пришедшая из неведома,

И всё это, ты, ты, ты,

Не верю!

Ни слову, не верю, вдруг была такой,

НЕТ!

Увы, мне нужна ты, такой которой

Которой, ну вот в общем такой!

В моих глазах

В моих глазах одна лишь ты,

Я не могу тебя обнять, но думая

Я, смотрю тебе в глаза,

Смотрю и вижу, как и ты вдруг

Далека, и вроде бы ты ближе

Моя свеча горела на столе

Смотря на ноги, стан, и грудь твою

Мне хочется бежать и быть в бою

С тобою, может быть со мною

Да главное не в этом,

Быть в полной темноте с тобою

Один лишь я с тобою, нагою

Один лишь день, я посвящу тебе

Не думая об этом, сольёмся

Мы, и истина в вине,

Сольёмся, Ты и я, с тобою

Но вот час настал

Ты мила, а я так грозен, один лишь миг

Начало всех начал, и всё

Молчанье. Снова в позе, и поцелуй.

Настанет день, приду я к розе

А там, стоишь лишь ты, я и

Новое, почти родное.

Один встретившись…

Один встретившись со мной,

Ты, была б поражена

Не мной, увы, но тем, что обрела

Тому есть две причины,

Лишь ты одна, их можешь знать

Зачем же их перечислять,

Любить кого — то вот в чём суть

Ведь ты, во мне должна всё

Перевернуть, ты, лишь одна на свете

Этом, способна жизнь в меня

Вдохнуть, ан нет, хитрая какая

Меня ты хочешь подловить,

Но ты ведь самая родная, что может

Быть роднее нашей вот любви,

А может быть, когда б мы снова вместе

Будем, нам стоит уж в глаза взглянуть,

А что нибудь ты принисёшь на блюде

Пусть будет, такое маленькое, но

Будет…

Мы с тобой…

Мы с тобой опять объелись,

Я тебя, а ты меня

Ты, смеясь, смотря, всё гладишь

Ищешь вроде бы меня

Я в тебя опять въезжаю,

Ты дрожишь, глаза мне закрываешь

Бёдрами ты иногда качаешь,

Руки мнём, мы от стыда,

А вот с губ течёт слюна,

Капая, она уж выражает, то

Что может быть у нас,

Или будет без прикрас,

Повернул тебя я набок

В лоне я твоём хожу,

Ты довольна, мне бы только

Оттянуть момент, но я хожу,

Ты всё терпишь, просишь, быстрей, быстрей

Ты спешишь, а я всё крепну

Вот осталось чуть совсем,

Ну, вот твоя улыбка, глазки

Белы ручки, что там есть

Мы молчим, нам всё здесь ясно…

Полина

Поле, поле, Полина

Палиндром, паля огонь

Поля слушает пластику,

А в камине ест огонь,

Дрова, Поля смотрит на

Картину, а картина, всё

Висит, смотрит на Полину,

А Полина уже спит.

Мой брат

Мой брат сидит уж у костра,

Его сестра, сидит вот рядом

А может сложно это всё уж,

Для меня, но вот сестра

И брат они не потревожат,

Никак, меня они уж не заденут

Моя сестра, её уж брат, вот смысл

Писания сего.

Звонок средь сна

Звонок средь сна, и в дверь стучат

«Открой!» как требовательно,

Нельзя ли подождать,

Открыв дверь и на пороге стоя

Стоит моя любовь, «Ты здесь?»

«Да, я замёрзла.»

Уж ночь вся кончилась, а мы всё с ней.

Хотел бы я,…

Хотел бы я, что б ты

Стояла предо мной,

Была б нагою, а я,

Твоё бы тело целовал

И разведя уста твои

Шептал, тебе всё о любви

Ласкал бы лоно я твоё,

Забрался б в заросли

Твои, меня б ты гладила,

Не испуская звука,

Потом стон, и всё!

Хотел бы я, что б ты

Стояла предо мною,

Нагой.

С ноги, какой…

С ноги, какой уж я не помню

Я, встал, пройдя, я чуть не замер

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 288
печатная A5
от 509