электронная
18
печатная A5
251
16+
Остров в океане

Бесплатный фрагмент - Остров в океане

Объем:
70 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-5549-1
электронная
от 18
печатная A5
от 251

Книга I

Остров в океане

Предисловие

Давно всем известно, что кроме нашего мира, есть параллельные миры и измерения. В этом рассказе автор рассказывает о параллельном мире, где все события происходят, как и у нас, но все названия государств, звучат наизнанку.

Большой галеон из Иинапси стоял на рейде. Лодки с грузом сновали от берега к галеону и обратно. Команда галеона укладывала и закрепляла груз. Океан был, на удивление, тих в эту пору года. Боцман Диего покрикивал на матросов, но делал это больше по привычке — работа кипела.

Капитан судна Алехандро бродил по палубе — у него было отличное настроение. Погрузка сегодня будет окончена и его корабль выйдет в море. Золото, серебро, дорогие меха — все, что солдаты сумели отобрать у индейцев, он повезет в Юинапси Король, наверняка, его наградит землей и крестьянами. Алехандро — уже, немолодой чернобородый капитан, начинал свою службу на королевском флоте, еще юношей. Шрамы на его крепком мужском теле говорили о его смелом характере. Ни один раз — он бросался с саблей и пикой на пиратов, нападавших на его корабль в море. Теперь он привез в Укирема оружие. Путь через океан был трудным, но его матросы давно привыкли доверять своему капитану — и он их не подвел. Предстоял обратный путь, и команда готовила корабль к дальнему путешествию. Они задержались. На берегу были слышны крики и звон оружия — делили награбленное, у аборигенов, добро. Появился королевский казначей с отрядом вооруженной стражи.

— Эй, — крикнул он в толпу, — немедленно успокойтесь, иначе всех арестую и отправлю в кандалах на суд к вице- королю.

Угроза подействовала, все на берегу хорошо знали, чем закончится суд. Пятая часть награбленного богатства принадлежала королю Иинапси. За присвоение королевской доли — смерть.

Приближалось время штормов — это несколько беспокоило капитана. Но, все позади — уже проверен такелаж, уложены бочки с пресной водой и солониной.

К борту привезли молодых пленниц из местного населения. Девушки испуганно жались друг к другу. Это была премия вице — короля за поставку оружия.

Капитан смотрел на девушек и думал — «Этот груз ему в походе не нужен. Но взять его он обязан, иначе обидит вице- короля. Надо отдать их ребятам, пусть развлекутся. Сегодня последняя ночь перед отплытием, — путь длинный и опасный». Он приказал принять пленниц на борт и накормить. Ночью пять девушек были отданы тридцати «голодным» матросам.

Ранним утром капитан встал на мостик,

«Отдать швартовы» — зычный голос капитана прозвучал музыкой в ушах матросов. Подошел боцман.

— Капитан, наконец- то, мы выходим в море. Ребята довольны. Пищи и воды — хватит надолго. Судно слегка перегружено — будет тяжело маневрировать.

— Не страшно, Диего, пока море спокойно, а когда начнет штормить, выбросим все лишнее за борт. Пока мы вблизи берега, выбросите «подарок» вице- короля за борт. И проследи за ребятами — на борту полностью сухой закон. Кто нарушит, наказывать плетью.

На седьмом дне пути попутный ветер полностью стих. Паруса обвисли — свободные от вахты бродили по судну, играли в кости — выпивать было строго запрещено, и боцман Диего, старый друг капитана, строго следил за командой матросов.

На камбузе молодой кок готовил для команды обед — он ощипывал кур из клеток и готовил жаркое, заправляя его свежими овощами. Запах разносился по палубе, и матросы ходили в ожидании. Наконец, прозвучала команда боцмана, и все свободные от вахты собрались за столом. Капитан прочитал молитву, и первый проглотил пищу. Ели молча, но с аппетитом. Когда окончатся свежие продукты, придется перейти на солонину и рыбу. Овощей и фруктов пока было в достатке — это спасало от болезней.

На горизонте показалась маленькая тучка — задул легкий ветерок. Он наполнял паруса, и судно побежало по легким волнам. Капитан смотрел на эту тучку, и бывалому морскому волку — становилось не по себе. Из опыта, он хорошо знал, что может сулить такая тучка. Капитан приказал всем подняться на палубу.

«Господа, — обратился он к команде, — давайте помолимся. Мы идем в шторм, и будем отвечать перед богом за свои поступки». Давно они не видел своего капитана таким серьезным. Все опустились на колени, и начали тихо молиться.

Глава I

Высокие деревья окружали небольшой пляж из плит розового камня. К пляжу от веранды дворца вела широкая мраморная лестница из тех же плит, плотно подогнанных одна к другой. Сам дворец, в мареве заката, казался воздушным, несмотря на колонны. Во время прилива, вода закрывала часть пляжа, а при отливе, оставляла блестящую поверхность мрамора. Вдоль лестницы и вокруг веранды — были разбиты цветочные клумбы. Ранним утром, от этих клумб, разносился дурманящий запах роз, которые, в огромном количестве росли на клумбах. Здание дворца представляло собой, одноэтажную постройку — в виде звезды, из розового туфа, отделанного, серым и черным мрамором. Внутри большой холл, от которого лучами уходили помещения гостиных, залов приема, спален, и служб. К зданию примыкало отдельное здание кухни. В стороне стояло здание для размещения прислуги. Все помещения сообщались переходами с основным зданием дворца. Широкая веранда выходила на переднюю часть дворца. Она была укрыта от солнечных лучей большим козырьком, в виде крыла птицы. Это крыло поддерживали четыре колонны. И все сооружение веранды было увито плющом, поднимавшимся до крыши по натянутым струнам из специального металла. Лаборатория и оборудование находились в отдельном крыле дворца. Доступ к нему был через специальные переходы и проходы, охраняемые электронными «стражами».

Солнце, уже уходило за горизонт, и его последние лучи падали на веранду дворца. Петр дремал в кресле — качалке у небольшого столика с резными ножками. Одет он был в белые шорты и такую же футболку. Сегодня он планировал ночь провести у экранов своей электронной машины, чем — то напоминающей огромный компьютер, но с кнопками и ручками, в виде колесиков. Это было его изобретение, верней, его и профессора Никольского, погибшего от рук бандитов. Сквозь дрему, Петр, как кадры фильма, вспоминал свою жизнь.

Вечер у молодого физика Петра Алексеева не удался. Он пригласил Катю в ресторан, что бы сделать ей предложение. Они устроились за столиком в углу зала и ждали, когда подадут заказ. Петр был в приподнятом настроении. Катя, тоже ждала, когда же, Петр решится сделать ей «предложение». Петр посмотрел на Катю и произнес:

— «Катенька, я тебя очень люблю», но закончить фразу ему не довелось. В этом ресторане «отдыхали» ребята из местного отдела милиции. Они уже, порядком, выпили, и разговор за столиком, за которым они сидели, становился все громче. Один из них — молодой и крепкий парень — лейтенант Карташов, начал спорить с товарищами, что сумеет забрать девушку в углу зала у «батана». Нетвердой походкой он подошел к столику Петра и Кати, грубо схватил девушку за руку и, ничего не говоря, потащил ее к своему столику. Она сопротивлялась, и вырвала руку. Тогда Карташев ударил Катю по лицу. Все произошло очень быстро, и никто, еще не успел, отреагировать. Петр был далеко не «хлюпком» — он встал и оттолкнул Карташова. Пьяная компания начала избивать Петра. Один из компании, чем- то ударил Петра по голове, и тот потерял сознание.

Очнулся Петр на больничной койке. Он совсем не помнил, что происходило вчера, да и вообще — он просто «потерял» память. Теперь, врачи «колдовали» над его памятью. Ночами ему снились, какие- то, кошмары. Потом к нему в палату пришел следователь из милиции. Он подсел к постели парня, достал бумагу и ручку:

Подпиши вот тут, — предложил он, — это ты виноват в драке, и теперь наш сотрудник тобой избит. Он находится на больничном. По факту избиения, на тебя заведено уголовное дело.

Петр, молча, смотрел на следователя и ничего не отвечал. Подошел врач:

— Он вам ничего не скажет, просто, он ничего не помнит, даже свое имя не помнит.

— Я имею право его арестовать, и отправить в тюремную больницу.

— Ну что ж, господин следователь, вы его просто, не довезете до больницы, он умрет по дороге, а вам придется отвечать.

Следователь потоптался и, видя, что ничего не получается, забрал свои бумаги и ушел.

Постепенно Петру начала возвращаться память, и. через два месяца Петра выписали из больницы. Все это время Катя ухаживала за ним.

На следующий день после драки, Катя зашла в ресторан. Она присела за тот же столик, и заказала чашечку кофе. Она искала взглядом тех, кто мог видеть вчерашние события. Вдруг, к ней подошел пожилой мужчина и представился:

— Здравствуйте, девушка. Меня зовут Николай Николаевич, бывший офицер и начальник того человека, который вас вчера оскорбил.

Катя, молча, смотрела на «бывшего» милиционера. Она думала — «Что ему надо?»

— Вчера вас оскорбили работники милиции, я тоже из этих рядов. Не стану вдаваться в подробности, но человек, который обидел вас, в свое время обидел и меня. Поэтому, я подготовил на бумаге — свидетельские показания для суда, о вчерашнем инциденте. Кроме моего — тут, еще, два свидетельских показания работников ресторана. Берите девушка, эти бумаги, они вам, еще пригодятся.

С этими словами, Николай Николаевич, достал папку с бумагами, и передал их Кате.

Катя написала в прокуратуру заявление, в котором рассказала, что имеет свидетелей драки, и представит их показания в суде. Прокуратуре ничего не оставалось, как обстоятельно разобраться в деле. Карташова вызвал его начальник, долго кричал, и приказал:

«Или ты улаживаешь конфликт, или, пошел вон из органов. Этим делом сейчас — занялась прокуратура. Меня вызвали, и объяснили: «или мы договариваемся, или дело передают в суд»

Петр вспоминал свою совместную работу с профессором Никольским над прибором, с помощью которого, можно будет — забыть о пространстве и времени. Работа продвигалась успешно. Втроем, с Катей и профессором, они, практически, осуществили задуманное. Но, для работы такого прибора, нужна была — колоссальная энергия и, пока, в этом была загвоздка.

Профессор Никольский любил возвращаться домой пешком. Он, не спеша, шел парком. Оставалось пройти — до конца аллеи. Профессор думал об их с Петром детище. Если им удастся найти энергию — это будет переворот в науке.

Удар был нанесен неожиданно. Профессор начал оседать на землю. Умер он сразу, даже не почувствовав боли. Он, уже не чувствовал, как выворачивали его карманы, как стаскивали с ног туфли. На следующий день, его портрет в траурной рамке, стоял в вестибюле института. Как, и «полагается» — лабораторию закрыли, финансирование тоже. Тетради и журналы с записями Петр забрал к себе домой.

Однажды, уже дома, Петру, во время сна, ясно предстала схема, над которой он работал в лаборатории. Передача энергии Солнца узким лучом в магнитный улавливатель определенной формы, и дальнейшая его генерация в электрическую энергию в огромных объемах.

«Катяяя», — закричал, в восторге, Петр, — «Мы решили эту проблему». Это была революция в энергетике Земли. Прибор настолько прост, что его может создать любой способный физик. Теперь, с помощью такого луча, можно уходить вглубь пространства и времени. Можно вызывать любые предметы из глубин времени и пространства, и направлять их, куда угодно.

Петр встал, и сразу, записал все, что увидел во сне. Потом, он долго ходил по квартире — из угла в угол, и размышлял. Он чувствовал, что полностью здоров. Нужны были деньги для эксперимента.

Через несколько дней, неожиданно, к нему в дверь позвонили. Петр открыл дверь. На пороге стоял Карташев. Он мялся и попросил:

— Можно, я войду?

Петр, молча, посторонился, и Карташев вошел. Они прошли на кухню, и сели за столик.

«В тот день у меня были серьезные неприятности, — начал рассказывать Карташов, — мы с группой взяли двух бандитов, которые выкрали и убили мою жену. А судья отпустил их „под подписку“. Теперь они сбежали».

Карташев достал пачку денег и положил перед Петром.

— Здесь деньги, — сказал он, — я приношу свои извинения, и прошу тебя написать заявление, что ты не имеешь ко мне претензий.

Петр смотрел на деньги и думал: «Брать деньги плохо, но его можно понять — у парня горе, вот и сорвался. Но деньги Петру нужны для дела».

Карташов был опытным оперативником. Он видел, что Петр раздумывает:

— Бери — и пусть тебя не мучает совесть. Это оплата — за твое лечение, и моральный ущерб.

Петр подписал нужную бумагу, а Карташов оставил деньги, и ушел.

Уже вечером, по телевизору, в новостях передали — о реорганизации милиции в полицию, и о «чистках» рядов в силовых органах.

Глава II

Работа кипела. Катя носилась со списком в руках по разным базам и магазинам, сидела в интернете. Петр чертил и собирал микросхемы. Наконец, прибор был готов. Опробовать его решили на даче. Руки дрожали, рубашка, от волнения, была мокрой от пота. Петр подал первичную энергию на прибор — ничего не происходило. И, вдруг, стрелка мощного амперметра шевельнулась и, поползла по экрану. Они с Катей смотрели, затаив дыхание. В следующую минуту — подающий кабель раскалился, и сгорел мощный предохранитель. Они с Катей носились и прыгали по квартире, как сумасшедшие — получилось — урааа.

Весь следующий месяц ушел на регулировку, на поиск кабеля — достаточной пропускной способности. Еще, нужен был экран — его Петр разрабатывал отдельно. На этом экране — он должен видеть сквозь время, и на любые расстояния. Пока же, за неимением средств, установили экран со старенького компьютера.

На панели прибора достаточно было прокрутить колесики, с нанесенными черточками, и можно было установить нужное время, вплоть до секунды. Отдельные рычажки определяли пространство. Чем больше энергии подавалось на прибор, тем дальше в пространство и время направлялся «луч».

Так, они жили целый месяц — днем работали, а ночью обнявшись, лежали в постели и мечтали.

Петр родился в семье талантливого ученого, физика — ядерщика Александра Алексеева. Отца он видел изредка — по выходным. Остальное время, отец проводил в своей лаборатории. Мама у них не работала. Летом, они жили вместе с прислугой, на даче. Мальчик рано начал интересоваться техникой — он строил сложные модели из конструктора, который ему подарил отец. Школу Петр окончил с отличием. В универе, понятно, выбрал физмат. Друг отца, профессор Никольский, взял его в свою лабораторию. Под присмотром профессора, Петр окончил аспирантуру. Профессор часто говорил ему:

— «Петенька, голубчик, учитесь и трудитесь, и у Вас все получится»

Теперь Никольского нет, родители живут за границей. Ему оставили большую квартиру в городе и профессорскую дачу за тридцать километров от городской черты. Прислугу он уволил — не по карману, квартиру в центре города, продал. Так и жили они с Катей на даче, надо бы расписаться, да все недосуг.

Наконец, опытный экземпляр был собран, и подготовлен к работе. Но больших надежд ребята на него не возлагали. Прибор мог действовать только в пределах небольшой амплитуды времени и пространства. Но, для начала, этого было вполне достаточно. Со складов государственных научных институтов разных стран — начали исчезать отдельные детали, микросхемы и провода. Вновь понадобились деньги, на этот раз — много.

Это были девяностые годы — годы перестройки и, шабаша любителей быстрого обогащения.

Металлургический завод работал на пределе своих возможностей. Продукция миллионами тонн уходила со станов завода за рубеж. Рабочие и служащие получали очень низкую зарплату. Но, за каждую, отгруженную, тонну продукции — руководство завода, получало, «сверху» зеленые купюры, нет, не в конвертах, туда такие суммы не поместятся.

Накануне Сергею Сергеевичу — директору завода, принесли домой крупную сумму, и он спрятал деньги в свой сейф. Утром он взял часть денег, и улетел на своем самолете в столицу. Через день, Сергей Сергеевич вернулся и обнаружил — в сейфе недостает крупной суммы денег. Поднимать шум было не с руки. Он решил проследить, но больше деньги из сейфа не пропадали.

Здание банка из стекла и бетона охранялось самыми свежими «охранными» системами. На дверях, и внутри помещений, были камеры наблюдения. «Наличка», предназначенная для обменных операций, хранилась в отдельном банковском сейфе. Код замков от этого помещения — знали только: глава акционеров банка и директор. Никто не мог понять, как так получилось, что из «хранилища» банка исчезла крупная сумма в иностранной валюте. Вызвали следователей, но результат поиска был отрицательный.

Петр набрал необходимые деньги для размещения заказа на заводах. Заказы он делил так, что бы никто ни догадался, что он изготавливает. Деталь обрастала ненужной оболочкой из различного хлама. Машиностроительные заводы простаивали, и руководство, с удовольствием, взяло заказ от Петра. Все расчеты велись наличными деньгами, мимо кассы, что называлось — в «третью смену».

Катя занималась поисками уединенного места, где бы они смогли продолжить свою работу. В Атлантическом океане, в стороне от морских путей, она нашла большой остров. Широкий пляж с, золотого цвета, песком — был, только, в одном месте острова. Он выходил в голубую лагуну, окруженную высокими скалами. Со стороны океана лагуну охраняли подводные рифы. Ни один корабль — не мог близко подойти к Острову. Источники пресной воды были внутри густого тропического леса.

Остров представлял собой в поперечнике около пятнадцати километров. Его покрывали густые леса. Посреди острова — пряталось озеро пресной воды. Оно было глубоким и кристально чистым. В озеро впадал ручей. Он брал свое начало, где- то в горах, на противоположном, от их дома, берегу острова. Рай! Рай на Земле, созданный специально для Петра и Кати.

Прошло несколько дней. Катя и Петр гуляли по своему поселку. Навстречу им шел друг их отца, Николай Сергеевич Помелов, архитектор и строитель. С начала перестройки, Николай Сергеевич, был занят мелкими проектами — строительства загородных домов для богатых клиентов. Как — то так сложилось, что Помелов жил один в своем загородном доме.

«Петенька, какая встреча, — обрадовался Николай Сергеевич, — как поживаете»?

— Николай Сергеевич, как хорошо, что мы Вас встретили, помогите.

— Что случилось, Петенька.

— Николай Сергеевич, приходите к нам вечером. Мы Вас угостим хорошей наливочкой и, расскажем о нашей проблеме.

К вечеру, Катя собрала на стол закуски, они вспомнили отца, посидели, затем перешли к делу.

«Николай Сергеевич, — начал Петр, — Вы ведь — хороший архитектор и строитель. Что Вам необходимо для генерального плана территории, и детального проекта зданий?»

— Петенька, а что за территория?

— Это большой остров. Сейчас там только лес и внутри озеро.

— Мне нужен детальный план этого острова и геология грунта. Но это большая работа.

«Николай Сергеевич, план есть». С этими словами перед архитектором разложили фотографии поверхности острова. Николай Сергеевич показал точки, где надо взять пробы грунта, и рассказал, как это сделать. Затем они стали обсуждать детали проекта.

«Петр Александрович, — официальным тоном обратился к Петру Помелов.- Вы должны дать мне проектное задание, иначе говоря, что Вы хотите строить на данном участке. Работа это большая. Я привлеку к ней еще нескольких своих бывших сотрудников. Как вы сможете со мной рассчитываться?»

— Николай Сергеевич, у нас достаточно средств. Мы с вами подпишем негласный договор, по которому, вы будете получать наличные деньги.

Николай Сергеевич, с радостью согласился, а когда узнал, что его труд будет щедро оплачен — взялся за работу. С помощью Помелова, ребята разместили заказы на строительные конструкции. С помощью прибора, они переправляли их на площадку острова.

Глава III

В 70 — ые годы, весь Советский Союз трудился на стройке века — строили огромную домну. На строительстве было задействовано — огромное количество рабочей силы из разных уголков «необъятной». Работа шла с «огоньком» и комсомольским «задором». Конец недели совпал с выдачей зарплаты. Как всегда, в таких случаях, бригадир сварщиков Николай Вихорев, заранее отправил «молодого» привезти ящик водки и закуску, и все сложить в бытовку бригады. Витек уже пришел на работу «с бодуна». Его бы отправить домой, и поставить «прогул», да Коля пожалел друга. Витек лег в бытовке вздремнуть. Молодой доставил в бытовку «припас» и ушел. Витек встал попить водички и увидел водку. Голова соображала только одно — выпить. Он выпил полбутылки прямо с горлышка и завалился спать. В обед бригада собралась в бытовке. Зачем- то, принесли ацетиленовый баллон, боялись оставить на стройке. Витек, не вставая с полки, достал сигарету и спички. У Николая, от увиденного — расширились зрачки. Он попытался остановить Виктора, но не успел. Взрыв унес жизни двенадцати человек…

Петр просматривал подшивку старых советских газет, и наткнулся на маленькую заметку о том, что благодаря плохой дисциплине, погибла бригада строителей домны. Петр установил на приборе время — за несколько мгновений до взрыва, и перенес людей на остров — живых и невредимых. Туда же, он перенес продукты, кое — какую строительную технику и механизмы, приобретенные им в обанкротившихся строительных предприятиях.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 18
печатная A5
от 251