электронная
180
печатная A5
533
18+
Основы социокультурной сексологии

Бесплатный фрагмент - Основы социокультурной сексологии

Курс лекций

Объем:
400 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-4140-1
электронная
от 180
печатная A5
от 533

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Введение

«…культурная сексология находится в пеленках, и можно лишь предвидеть её развитие в будущем».

З. Лев-Старович

В последние годы явления социокультурной сексологии все активнее привлекают внимание представителей различных гуманитарных и соци­ально-научных дисциплин. Являясь составной частью сексологии, эта грань науки наименее разработана, хотя социокультурной информации в избытке. В настоящее время в России существует дефицит серьезных работ, посвя­щенных ядру проблемы — сексуальной культуре общества и его институтов.

Данная работа является своего рода продолжением разговора на социокультур­ные темы сексологии в связи с тем, что противоречие между информи­рованностью населения о теоретических вопросах сексуальной культуры и обыденном знании о сексуальных отношениях предполагает необходимость компенсировать издержки складывающейся системы половой социализации российских граждан.

Разрешение этого противоречия обусловлено кризисным состоянием российского общества и обострением многих проблем социальной жизни, которые оно решает на современном этапе своего развития.

Сегодня в России имеют место:

• депопуляция населения;

• раннее начало половой жизни, часто мотивированное социальным экспериментированием на себе при полной безграмотности в во­просах безопасного секса, которое ведет к резкому росту нежела­тельных последствий: беременностей, абортов, психических травм, суицидов;

• правовая незащищенность отдельной личности на фоне криминали­зации общества и навязывание молодым людям сте­реотипов агрессивной мужественности, вызывающие рост пре­ступлений на половой почве;

•восприятие сексуальной жизни в вульгарной, приниженной, упро­щенной форме, что приводит к нравственной деградации обще­ства, ослаблению значимости семейно-брачных отношений, от­сутствию позитивного взгляда на сохранение репродуктивного здоровья;

• падение нравов, апология вульгарности, торжество порнографии, пропаганда и поощрение сомнительной сексуальной ориентации, проституции с помощью средств массовой информации.

• растет число инфицированных половым путем.

• наблюдается распространение сексуальных расстройств различного характера.

Это тот фон, на котором происходит формирование современной сексу­альной культуры в процессе половой социализации, осуществляются реаль­ные половые взаимоотношения между мужчинами и женщинами.

За последнее столетие появилось немалое количе­ство произведений, посвященных исследованию проблем сексуальности. По­давляющее их большинство было ориентировано на рассмотрение и пости­жение медицинских, психологических, биологических и исторических аспек­тов секса. Но среди всего обилия литературных источников менее всего представлены работы, касающиеся проблем культуры секса. Исследования отечественных и зарубежных ученых, посвященные социально-философ­ским, нравственным и педагогическим проблемам социокультурной сексоло­гии (А. Форель, И. Блох, В. Джонсон, К. Имелинский, А. Кинзи, У. Мастерс, З. Лев-Старович, Э. Фукс, Г. Васильченко, В. Каган, И. Кон, В. Розин и др.) часто находятся на стыке социологии и философии, культурологии и педаго­гики, психологии и исторических наук.

До сих пор нередко под психосексуальной культурой, половой жизнью, культурой секса и эротической культурой понимается одно и то же. Много разночтений в дефинициях: культура секса и половая культура. Сексуальная активность, сексуальное поведение, психосексуальное поведение, сексуаль­ность зачастую заменяются ёмким словом «секс», а сами формулировки по­нятий пестрят разнообразием трактовок, а порой и отсутствием общеприня­тых определений (как, например, «сексуальная активность», «социокультур­ное половое развитие», «сексуальная культура»).

В настоящее время возросла потребность в высоком уровне сексуальной культуры и наличии целенаправленной работы по половому воспитанию и просвещению, созданию высоконравственных половых взаимоотношений между людьми. Книги теологического и педагогического толка, исследова­ния по теории воспитания и педагогического творчества позволили конста­тировать многообразие воспитательных систем, концепций, подходов, при­оритетов в формировании и оптимизации сексуальной культуры различных социальных образований.

В настоящей работе рассматриваются различные аспекты основ социо­культурной сексологии: методологический, исторический, медико-биологи­ческий, социальный, культурологический, поведенческий и педагогический. Так же существенно изменяется традиционное представление о сексуальной культуре вообще, дается ее определение, показываются сущность, содержа­ние и уровни, обоснован новый теоретический подход к формированию сек­суальной культуры как социокультурному процессу, даны теоретические и методические рекомендации по оптимизации, формированию и развитию сексуальной культуры.

Глава 1. Социокультурное направление сексологии

«…эволюционируя от сырого мяса и корешков растений до разносолов нынешних гурманов, половые отношения от примитивных поднялись до высот изощренной эротики.»

З. Фрейд

Прежде чем говорить о сексуальной культуре, следует рассмотреть во­просы, связанные с появлением науки, в рамках которой закономерен предметный разговор об этом явлении. Речь идет о социально-культурном направлении сексологии — области знаний, в которой рассматриваются вопросы поло­вой жизни в социальном и культурном пространстве. О существовании этой науки все вроде бы знают в России, уверенно произносят название, но чаще всего её отдают на откуп медицинским сексологам или психологам, вспоминая о З. Фрейде и его последователях. Сексология в гуманитарных ВУЗах до сих пор не включена в перечень основных учебных дисциплин, и студентами изучается в основном самостоятельно или факультативно.

Может быть такая картина имеет место потому, что до сих пор свежо утверждение известного философа Мишеля Монтеня — «Чем повинен перед людьми половой акт — столь естественный, столь насущный, столь оправ­данный, — что все как один не решаются говорить о нем без краски стыда на лице и не позволяют затрагивать эту тему в серьезной и благопристойной беседе?

Мы не боимся произносить: убить, ограбить, предать, — но это за­претное слово застревает у нас в зубах. Нельзя ли отсюда вывести, что чем меньше мы упоминаем его в наших речах, тем больше на нем наши мысли?»

1.1. Понятия и термины социокультурной сексологии

Сексология (от лат. sexum — пол) — наука о поле, по­ловых отношениях. В сферу исследований данной науки прежде входили различные стороны «сексологического треугольника». По мнению И. Кона, главные раз­делы этого научного знания — биология, психология и общественные науки. В. Каган расширяет их, включая биомедицинские, социокультурные и психо­лого-педагогические стороны. Такой подход вызывает споры ученых и поли­тиков, правоведов и социологов, обывателей и философов, наиболее часто подвергаясь радикальным изменениям в стремлении расширить число отрас­лей знаний, изучающих проблемы пола.

Сегодня граней сексологической сферы значительно больше. Среди них присутствуют методологический, антропологический, философский, биоло­гический, медицинский, исторический, социальный, культурологический, поведенческий, психологический, педагогический, морально-нравственный, юридический и множество других аспектов, которые, соединяясь, образуют обширную сферу сексологии как междисциплинарной области знаний, охва­тывающую широкий круг проблем.

Учитывая разные стадии жиз­ненного цикла, выделяют: эмбрионально-зародышевую, младенческую, детскую, юношескую, взрослую, старче­скую сексологию. Ряд авторов, изучающих эту область знаний, разли­чают сле­дующие направления сексологии: генетическую, концептивно-контрацептив­ную, морфологическую, гормональную, акушерско-гинекологическую, ней­рогормональную, нейроанатомическую, нейрохимическую, парентальную и фармакологическую.

Многоплановость подходов к каждой из них ведет и к различным трак­товкам предмета сексологии. По мнению К. Имелинского, сексология — «наука, занимающаяся изучением эротической любви, интим­ной жизни во всех её аспектах: психологическом, соци­альном, педагогическом, этико-мо­ральном, правовом, этнографическом, антропологическом, биологическом, гигиеническом, религиозном и медицинском». Т. Бостанжиев и 3. Лев-Старо­вич включают в сексологию весь комплекс социокультурных взаимоотноше­ний меж­ду полами.

По словам Б. Ананьева, предметом изучения сексо­логии является поло­вой «диморфизм в филогенезе-он­тогенезе, включая сложнейшие психофи­зиологические характеристики этого явления у человека, связанные с исто­рией естественного разделения труда, брака и семьи, с воспитанием и т. д.». У Д. Мани сексо­логия — это наука «о половом диморфизме и дифференциа­ции полов и об эротическом (сексуальном) парном союзе». Он считает, что сексология имеет дело с поведенческо-психологическими и сомати­ческими данными.

На сегодняшний день наиболее устоявшимся в нашей стране явля­ется определение, где сексоло­гия — это междисциплинарная область знаний, посвященная изучению пола и сексуальности. Предметом ис­следования сексологии выступает по­ведение, а объектом науки — сам чело­век. Соответственно в социокультурном направлении сексологии объектом изучения остается человек со все­ми присущими ему особенностями, а пред­метом — поведение человека, его сексуальная деятельность в социокультур­ном окружении.

Сексуальная деятельность (сексуальное активность) — одна из самых значимых в жизни человека. И закрывать глаза на неё в современном мире становится сложнее и сложнее. Наоборот, в последние годы не без влияния демократических реформ, усилении феминистского движения, расширения свободы общения мужчин и женщин, с бурным ростом исследований в раз­личных направлениях сексологии и ряда других факторов, она привлекает повышенное внимание и предполагают появление новых видов, типов, аспектов и прочих эле­ментов структурного деления науки..

По мере формирования сексуальности в её онтогенезе, например, сексологи выделяют следующие этапы сексуального развития

Таблица 1. Жизненные этапы

Следует отметить, что раннее начало половой жизни (до полового созревания) имеет отрицательные последствия: истощение молодого организма, мешаю­щее его половому формированию и укреплению, как устойчивой биологиче­ской системы; наличие серьезных разочарований и психических потрясений, поскольку в этом возрасте чувства возбудимы, но кратковременны. А по мере становления психосексуальной ориентации формируется личность, просматриваются привитые в социальном окружении установки относительно секса, вырабатывается собственное мировоззрение, развиваются высокие чувства и эмоции. С появлением общественных пред­ставлений и социального сознания, адекватной оценки своих способностей в последующем возможен выбор объекта влечения с его индивидуальными особенностями, и реализация последовательных действий по удовлетворе­нию этого влечения в определенной ситуации, которая впоследствии соот­ветствует индивидуальному ритуалу.

В начале XXI века для постороннего наблюдателя в России сексология предстает всё в том же зачаточном состоянии, что десятилетия назад. Между тем, наиболее ярко в этой междисциплинарной области знаний, которая до сего дня не признана официальной наукой в РФ, существуют самостоятельные направления, представители которых объединились в рядах Российского научного сексологического общества. Среди них: медицинская сексология, которая прежде называлась в СССР сексопатологией; психология сексуальности; социокультурная сексология; правовая сексология.

В настоящее время возросла потребность в сексуальном здоровье граждан, в высоком уровне сексуальной культуры и наличии целенаправленной работы по половому воспитанию и просвещению, созданию высоконравственных половых взаимоотношений между людьми. Книги теологического и светского толка, исследова­ния по теории воспитания и педагогического творчества позволили конста­тировать многообразие воспитательных систем, концепций, подходов, при­оритетов в оптимизации сексуального поведения различных социальных образований.

Вопросы класси­фикации сексологии по отдельным признакам еще ждут своих ис­сле­дователей. Но условное выделение социокультурного направления среди оби­лия общественно-гуманитарных дисциплин в конце прошлого века сегодня не удовлетворяет многих ученых (Кон И., 1990). А теория сексуальной культуры, которая является ключевым звеном социокультурной сексологии, вообще является одним из наименее разработанных направлений научных исследований в об­ласти социологии. По мнению польского исследователя З. Лев-Старовича в конце прошлого века «…культурная сексология находится в пеленках, и можно лишь предвидеть её развитие в будущем». (Лев-Старович З., 1991)

Социокультурная сексология, как и всякая область знаний, фор­мирует свой понятийно-категориальный аппарат. О сек­се нелегко говорить и писать понятно и доступно для всех, главным образом потому, что эта тема скольз­кая и «влажная», по словам Э. Берна. Но сексуальная лексика, как словарный запас терминологии о сексе, существует (См. Рис.1).

В России слово «секс» долгое время считалось неприличным и непроизносимым в обыденной жизни. Поэтому се­годня социокультурная сексология, имеющая дело с вещами и явлениями, ка­залось бы, прекрасно известными любому человеку, использует поня­тийные аппараты различных наук, в которых одни и те же термины могут иметь раз­ное, порой противоречивое, содержательное наполнение. Причина в том, что эта наука является междисциплинарным знанием, с соответствующими тер­минами, понятиями и т. д.

Сексологическая терминология, по мнению К. Имелинского, пока еще недостаточно унифицирована (Имелинский К., 1973) В ней есть слова, которые являются наиболее популярными: потенция, эякуляция, либидо, половой акт, эрекция и многие другие. Но для наиболее уверенного понимания проблем сексуальности необходимо владеть сексуальной терминологией, изучить слова и понятия по специальным словарям или глоссариям. Одни из них издаются отдельными книгами, другие есть в специальной литературе, третьи публикуются в Интернете.

Однако, незнание терминологии может вообще иск­лючить возможность диалога между людьми. Как в известной притче о вымерших мамонтах или в анекдоте:

«Вечер, село. На лавочке сидят парень и девушка. Парень курит па­пироску и молчит.

Девушка:

— Ну, я, типа, пойду?!

— Сиди!

Проходит час. Девушка:

— Ну, я, типа, пойду?!

Парень:

— Сиди!

Проходит второй час. Девушка:

— Ну, я, типа, пойду?!

Парень:

— Сиди!

Девушка встает и ухо­дит. Парень тушит папироску…

— Хм, не дала!»

Слова, которыми люди пользуются для обозначения основного полового действия в сексе, начинаются с «конъюгации» — и это от­носится к низшим организмам. Далее следует «копуля­ция» — соединение двух особей при по­ловом акте — это для высших. «Половым сношением» называют это у лю­дей. Те, кто по ученее говорят «коитус». Но беда всех этих терминов в том, что они кажутся сухими и холод­ными, когда речь идет о близких и знакомых. «Совокуп­ление», может быть, больше соответствует сути дела, но несколько отталкивает архаической выспренностью. «Коитус», «соитие», «половое сношение» не придает привлекательности и больше подходит для материалов уголовного дела. С видеокассет перекочевало в обиход ужасное слово «трах­нуть», и даже в детских мультфиль­мах придумали слово — «тили-тили-тес­ничать».

Это синонимы глагола, обозначающего основное эротическое действо. Не лучшим образом обстоит дело и с конечным результатом этой деятельно­сти: «сексу­альное удовлетворение», «спустил», «кончил». У юрис­тов свои термины: «сожительство», «сексуальные от­ношения», «прелюбодеяние», «адюльтер», которые иногда звучат, как обязательства или обвинения.

Некоторые считают, что более привлекательно и ме­нее вульгарно звучит «заниматься любовью». Действи­тельно, в этом есть нечто благозвучное. Ни­кто не может сказать, что будет утром с людьми, которые совокупля­лись, произвели коитус или провели половое сношение. Те же, кто занимались лю­бовью, наверняка утором выпьют вместе по чашечке кофе. Поэтому в боль­шинстве случаев эти слова предпочтительнее остальных.

Научный язык сексологов содержит по большей части медицинские и биологические термины, знание которых помогает специа­листам быстро и точно понять друг друга. Но он так же, как и все профессио­нальные языки имеет тенденцию превращаться в элитарную тайную лексику, которая преграждает путь к просвещению остальных людей. Например, «Представленная автором психоделическая фантасмагория раскрывает перед читателем диалектическую экзистенциальность синдрома посткоитальной абстиненции, когда индивидуум не способен селективно абстрагироваться от ламинантно присущих ему девиантных аберраций, являя тем самым яркий пример конвергенции деструктивной ментальности и перманентно когнитивного креатива».

В «занаученном» общении, если его использовать в быту, речевая ком­муникация начинает походить на игру в испорченный телефон: «Табу на интромиссию в пубертате не исклю­чает куннилингуса и фелляции; что некоторые считают перверсивной девиа­цией, в отличие от соматического коитуса, направленного на прокреацию.» Кажется, все понимают, о чем идет речь, но каждый понимает по-своему.

«Уличный» язык очень точно обозначает органы и функции, но он — «стыдный» язык. К тому же, такая лексика предназначена не для отражения сексуального поведения, а в основном для оскорбительных выпадов; Напри­мер, известные бранные выражения генитального адресования: послать на… или в… Соответствующие слова при этом воспринимаются, как ругатель­ства, а не как обозначения.

Быстро становится смешным и потому неприемлем «детский» язык: писька, попка. Слово «пенис» для большинства людей представляется чем-то не слишком внушительным. Этот термин годится для невозбужденного состояния в отли­чие от «фаллоса» — обозначающего половой член в со­стоянии эрекции. Правда, этот термин порой звучит не­сколько не к месту и слишком высоко­парно.

У М. Кинессы в книге «Физиология брака» приведены та­кие выражения для обозначения половых органов муж­чин, как: ласкун, лебедь, балун, сул­тан, елда, малыш, принц, король, голован, слон, ванька-встанька, жених, ва­силек, счастливчик.

Рис.1 Сексуальная лексика

В литературном языке, применительно к женщинам, например, ис­пользуются: манилка, ле­бедушка, цесарка, дурилка, хмелевка, чародейка, сластунья, любава, гетера, пава, костянка, обезьянка, княгиня, невеста, мадонна, вакхан­ка. Звучат они гораздо приятнее, чем просто гениталии, но поэтически заметно уступают восточной терминоло­гии (в даосизме, например: струна лютни, маленький ручеек, черная жемчужина, дно долины, внутренние двери, северный полюс).

Неприемлемость «детского», «уличного», «стыдного», «научного» языков зачастую сводят общение супругов, лектора и аудитории, половых партнеров к языко­вому вакууму, компенсирующемуся лишь эвфимизмами или многозна­чи­тельными намеками. Как у А. Чехова: «Слушая их отборную ругань, можно подумать, что не только у мое­го возницы, у лошадей и их самих, но и у воды, у паро­ма, у всех есть матери»…

Нас запугали обилием эротических слов и выражений в европейских языках: приблизительно шестьсот слов для обозначения мужских и женских гениталий и свыше полутора тысяч — для описания полового акта. Для этих целей французы, например, используют почти сорок слов. У англичанина Г. Н. Кэри из Чикаго в начале XX века список синони­мов для обозначения полового акта занимал 29 страниц. Он начинался со слов «acme of delight» («пик восторга») и заканчивался словом «work» («рабо­та»). У Д. Клеленда в 18 веке в книге «Фанни Хилл» можно обнаружить свыше 50 метафорических вариантов для обозначения пениса («хозяин», участник пиров», «срыватель зам­ков», «соска любви» и т. д.). У немцев есть свой разговорный, но к сожалению, больше непристойный словарный запас, а в литературном языке нет даже приличного слова для обозначения любовного акта, кроме неблагозвучного «ficken» («трахаться»). Многие слова по большей части считаются запретными и неприличными.

Русский язык позволяет варьировать, и его не зря называют «великим и могучим». Если все европейские страны используют полторы тысячи, то мы можем говорить о любви, применяя более 50 000 слов, если верить популярному словарю С.И.Ожегова. Любое существительное в русском языке применимо к обозначению пресловутых гениталий, а в уменьшительно-ласкательном виде этой формой обращения к ним пользуется подавляющее большинство населения нашей страны. Мужского рода существительные подходят к мужским детородным органам, женского рода — к женским. Чтобы это проверить, достаточно заглянуть в словарик или вспомнить, как вы называете гениталии в интимной обстановке, милуясь друг с другом.

Ряд авторов: В. Е. Коган, И. С. Кон, М. Вислоцкая и другие видят выход в использовании медицинских терминов, сочетающих в себе семантическую (смысло­вую) точность с отсутствием нежелательной эмоцио­нальной окраски. Для научной, преподавательской ра­боты — это решение проблемы. А для бытового обще­ния, воспитательной деятельности необходимы любов­ная ли­рика, высокий слог, доходчивость и понятность. Возможно при этом появле­ние и использование новых слов, фраз, которые со временем обогатят рус­ский язык. Поэтому одна из серьезных проблем прикладной социокультур­ной сексо­логии состоит в ознакомлении людей не только с терми­нологиче­ским словарем сексологии, но и в умении поль­зоваться языком, причем с раннего детства, прививая тем самым определенную сексуальную культуру.

1.2. Концепции сексуальности

Человеческая сексуальность — чрезвычайно яркое явление, обусловлен­ное объективными и субъективными аспектами, внутриличностными и вне­личностными факторами, включающее совокупность биологических, психо­логических, социальных, культурных процессов, связанных с проявлением и удовлетворением половой функции. В поисках оптимальных путей регулиро­вания сексуальной активности общество выработало несколько систем взгля­дов на сексуальную активность. При этом большинство авторов, как правило, отталкиваются от сущностного подхода: а) к ключевым функциям сексуаль­ности (гедонистической и репродуктивной), б) аскезе — обратной стороне сек­суальности, в) к платонической природе любви, г) к сакрально-трансценден­тальным концепциям человеческого предназначения. Суть этих концепций выглядит следующим образом (См. рис.2)

Теологическую концепцию предложили представители религиозных те­чений, исповедующие христианство. Она предполагает, что сексуальность человека дарована индивиду свыше, Богом. Поэтому смысл и цель жизни, со­гласно ее постулатам, в посмертном вознаграждении, а о проявлениях сексу­альности они вспоминают лишь при необходимости прокреационных дейст­вий. Ниспосланное свыше не изменишь, поэтому в данной концепции прак­тически умалчивается о важности формирования сексуальной культуры или осуществляются нападки на сторонников изменения традиционных взглядов на половое поведение.

Рис.2. Концепции сексуальности

Сторонники биологической концепции считают, что человек по природе своей — животное, его побуждения представляют собой естественные ин­стинкты, а индивид борется за существование и питание, чтобы размно­жаться ради сохранения вида. О сексуальной культуре, её формировании здесь не говорится, а предполагается использование просвещения только ради секса, направленного на прокреацию. Яркими представителями этого направления являются Ж.-Ж Руссо, бунтовавший против «цивилизации» в защиту «природы», Лоуренс Д. у которого природное бытие для человека то­ждественно денатурализации, Марселли, ратовавший за «непрерывность универсальной жизни», гарантированной «инстинктом самосохранения».

Биолого-психическую концепцию, у колыбели которой стоял основопо­ложник психоанализа З. Фрейд, отличает опора на врожденные психосомати­ческие установки сексуального поведения, которые подвергаются только ле­чению и коррекции определенными психотерапевтическими и медицинскими средствами. Поэтому, считают ее сторонники, знания сексологии и, в основ­ном, сексопатологии, необходимы исключительно специалистам для осуще­ствления лечения и профилактики заболеваний половой сферы.

Социоэтническая концепция предполагает идею высшего развития. Суть ее наглядно показал В. Соловьев: если в низшем пределе мы находим только размножение, воспроизведение, то в высшем пределе мы обнаружим поло­вую любовь, которая возможна лишь в результате полного и исключитель­ного отречения от воспроизводства. Тоже крайность в отношении формиро­вания сексуальной культуры, ориентированной на аскезу как определенную функцию сексуальности.

Гедонистическая (или эвдомистическая) концепция берет свое начало в Древней Греции и Риме, в ряде религиозных течений Востока. Смысл ее хо­рошо выражен в словах Шопенгауэра: «Лучшее для рода находится там, где индивиду случается обнаружить максимум удовольствия». Формирование сексуальной культуры, по мнению ее последователей, здесь состоит в первую очередь в том, чтобы обучить технике любовных игр, поиску эффективного личностного удовлетворения в соитии.

Психогидравлическая концепция предполагает, что половое напряжение кумулируется, как в паровом котле, и стремится разрядиться в разного рода сексуальных действиях. Поэтому главная цель в формировании сексуальной культуры — научиться вовремя открывать «клапан» для разрядки.

Магнетическая концепция уходит корнями в эзотерические учения. Ее сторонники видят в сексе мощный инструмент преображения человеческой личности, который позволяет прийти к «высшим аспектам бытия» по трем путям: а) аскеза, б) нормированное использование сексуальности в супруже­стве, в) преображение себя через Тантру и др. Письменные тексты Дао, на­пример, положенные в основу дошедших до потомков различных руко­водств, не сохранились в подлиннике. По мнению многих авторов, они ре­дактировались, переписывались и переиздавались в течение ряда столетий. Тем не менее в большинстве из них направления формирования сексуальной культуры виделись в том, чтобы следовать космическим целям половых от­ношений; овладеть техникой предварительной любовной игры, самого поло­вого акта и различными приемами, стимулирующими желание; обучать вы­бору подходящей партнерши и др.

Наиболее приемлемой сегодня является тривиумальная (от лат.trivium, от tres — «три» и via — «путь, дорога») концепция сексуального развития, которая характеризует этапность изменений личности в совокупности сексуального соматогенеза, психогенеза и социогенеза. В центре внимания сторонников этой концепции (С. Агарков, Е. Кащенко), занимающихся изучением проблем человеческого развития, находятся различные области жизни, среди которых в сексологии, в первую очередь выделяются:

1) соматосексуальная, предполагающая изменения тела, здоровья, двигательных навыков, внутреннего и внешнего состояния человека;

2) психосексуальная, включающая процессы мышления и решения проблем, изменения восприятия, памяти, рассуждения, воображения, эмоций, чувств и проч.;

3) социосексуальная, которая оценивается взаимодействием личности и ее социального окружения, постижением традиций, навыков, норм, правил, ценностей, свойственных той культуре, где живет и что усваивает реальный человек.

Эти три составляющие являются определяющими в силу особой значимости для личности, поэтому тривиумальная концепция наиболее полно отражает изменение сексуальности человека в ходе его развития.

Социокультурная концепция. В основе социокультурного подхода к раз­витию индивида как личности лежит дуализм его существования, проявляю­щийся в постоянном противоречии и борьбе между «верхом» и «низом», ду­шой и плотью. При гармоничном единении одного и второго достигается идеальное существование иррациональной человеческой сущности, но появ­ление пары, достигшей этой цели и ощущающей себя счастливо, — явление исключительно редкое и, чаще всего не афишируемое окружающим.

Если традиционный подход к половым отношениям заключается в по­иске путей воссоединения двух половых начал, то социокультурная концеп­ция, помимо этого, учитывает деятельностную и нормативные составляющие сексуального поведения, новые подходы к известной дихотомии (делению на гетеросексуальные и гомосексуальные отношения) и возможность бисексу­альных проявлений, индивидуальных особенностей сексуальности личности, тем самым, расширяя объект притязаний.

Поэтому социокультурная концепция полового развития предпола­гает:

а) формирование определенного сексуального поведения посредством всего многообразия мер, средств, форм и способов, которые выработало че­ловечество в ходе исторического развития;

б) стремление к повышению уровня сексуальной культуры индивидов, общественных групп или к вырав­ниванию её уровней в паре.

Таким образом, социокультурная концепция рас­сматривает сексуальное поведение в самом широком спектре его проявлений от аскезы — до пансексуализма. При этом наличие определенного уровня сек­суальной культуры личности является условием его изменения, регулирова­ния и формирования в процессе различных форм половой социализации.

Существующие акценты на санитарно-гигиенических и морально-этиче­ских аспектах пола, неприятие сексуальных извращений, профилактическая и просветительская работа по пропаганде здорового образа жизни, гармонич­ных взаимоотношений партнеров, борьба со СПИДом в настоящее время на­ходят поддержку широкой общественностью. Эти направления оправдали себя. Но не всегда эти подходы приемлют свободный секс, предполагают возможность открыто, без лицемерно-моралистического замалчивания обсу­ждать проблемы пола, осуществлять исследования, опираясь на достижения мировой сексуальной культуры, прогрессивные философские взгляды и со­циальные теории. Действуя обособленно, решая частные задачи, привер­женцы обозначенных выше подходов не имеют тесных связей между собой, оторваны друг от друга, так как конференции, обмены мнениями, дискуссии достаточно редки и последствия их зачастую не имеют существенного обще­ственного резонанса.

Среди государственных, общественных и институциональных формиро­ваний на сегодняшний день в России нет ни одного, которое бы являлось единым центром в области организации и изучении сексологии. Может быть поэтому в последнее десятилетие двадцатого века активизировалась работа Междуна­родной федерации планирования семьи, претендовавшей на эту роль в гло­бальных масштабах. Она брала на себя задачу перевести развитие охраны сексуального и репродуктивного здоровья из области риторики в область практики, а в сексуальном просвещении и воспитании видела одно из при­оритетных направлений своей деятельности. Российская ассоциация «Плани­рование семьи» пыталась материализовать ее цели на территории нашей страны, но была подвергнута ожесточенным нападкам со стороны правосла­вия (которое отстаивает вековые христианские постулаты в области половых взаимоотношений), и современными специалистами в области школьного образования, не готовыми к сексуальному воспитанию и просвещению по отечественным программам и учебным планам.

В начале XXI века в России нет государственного участия и поддержки в работе ученых-сексологов, создании сексологических центров, институтов и определенных структур, которые взяли бы на себя ответственность за осуществление половой социализации и формирование сексуальной культуры. Существуют множество энтузиастов с авторскими курсами или коммерческие специалисты в области сексологии, которые популяризируют в СМИ собственные взгляды на сексуальность. В этих условиях наиболее плодотворной видится деятельность Российского научного сексологического общества (РНСО), которое поддерживает контакты с Европейской федерацией сексологов (ЕFS) и Всемирной ассоциацией сексологов (WAS). Ученые этой организации регулярно проводят научные конференции, осуществляют выпуск научно-популярной литературы и подготовку специалистов на организованных курсах повышения квалификации.

Невмешательство государства в ход данных процессов, своеобразная ра­зумная индифферентность выглядят как равнодушное наблюдение за людьми на льдине, которых течение может прибить к берегу, а может и не успеет, льдина расколится и они утонут. Глубинные потоки российской жизни и уровень сексуальной культуры российских граждан обусловливают их сексу­альное поведение на фоне обилия проявлений сексуальности в западных и восточных традициях. Но какая сексуальная культура нам нужна? И каков механизм её изменения?

Ответ найти достаточно сложно по ряду причин: из-за индивидуального характера сексуального поведения; сложившихся традиций и норм общест­венной жизни; разнообразии целей и задач половой социализации, сексуаль­ного воспитания среди различных возрастных групп; обилия концептуальных подходов и отсутствия государственной поддержки в обеспечении институ­циональных изменений сексуальной культуры.

1.3. Понятие «сексуальная культура»

В научно-теоретическом и бытовом пространстве ХХI века реализуются самые разнообразные идеи и возможности, апеллирующие к многообразному миру человеческой активности. В силу привлекательности её познания пред­ставители некоторых наук пытаются исследовать различные аспекты этой ак­тивности в ряде областей знаний, среди которых находится и сексология. К числу явлений, которые изучает эта условно выделенная дисциплина социо­логами, культурологами, философами, психологами, историками и педаго­гами относится «сексуальная культура». Изучение этого феномена видится в разрешении широкого комплекса теоретических проблем, определяющих различные аспекты жизни человека и общества. Одни из них детально изу­чены, о вторых ведутся дискуссии, третьи — пока «белые пятна». К числу по­следних относится и сексуальная культура.

Представления о культуре половых отношений противоречивы и далеко не универсальны. Не случайно одни ученые говорят исключительно об ис­кусстве любви, другие акцентируют внимание на сексуальности, третьи не отделяют одно от другого. В современной сексологии исследование понятия сексуальной культуры крайне бедно. В последнее время в нашей стране кроме как у В. Розина и И. Кона нет, наверное, специальных работ, посвя­щенных этой проблеме, а зарубежные авторы рассматривают её не в полном объеме и несколько с иных позиций. О сексуальной культуре писали Э. Берн и Э. Фукс, З. Фрейд и И. Блох, А. Форель и В. Соловьев, К. Имелинский и З. Лев-Старович. Существует многообразие подходов к изучению сексуальности: от рели­гиозно-мистического до научного. Исследователи определяли понятие сек­суальной культуры в зависимости от преследуемой в своих рассуждениях цели.

Большинство из них, анализируя социокультурные аспекты пола, гово­рят о любви и сексе, культуре половой жизни, сексе и культуре. И. Кон, на­пример, в связи с этим выделяет двуединую задачу: с одной стороны, понять, как общественные отношения и культура формируют и видоизменяют взаи­моотношения полов, а с другой — выяснить, как сексуальность и конкретные её формы проявления влияют на развитие общественных отношений и куль­туры. Он говорит о сексуальной культуре как об «очеловеченном» половом инстинкте, при котором происходит определенное подчинение сексуального поведения социальным нормам.

К. Имелинский рассматривает сексуальную культуру в достаточно узком понимании — как совокупность знаний, навыков и умений, касающихся «со­вершения самого полового акта и всего комплекса общения с партнером для того, чтобы и ему и себе обеспечить максимальное сексуальное удовлетворе­ние».

В. Каган под тем же самым понятием понимает систему стандартов и норм, регулирующую психосексуальное поведение людей.

А. Сосновский, описывая развитие эротической любви и сексуальных отношений, определяет различные культурные эпохи со своими моральными приоритетами.

Однако такой социальный феномен, как сексуальная культура, охваты­вает не только прошлое и настоящее, выступая «очеловеченным» половым инстинктом, комплексом общения между партнерами, системой стандартов и норм, но и простирается в будущее. Он конкретизирует отношение людей к вопросам любви и пола, принятые в соответствующем обществе: от религи­озных или мистических аспектов в исследовании сексуальности до анализа в естественноисторическом ключе, на основе достоверно установленных фак­тов, а не только с точки зрения религии и морали.

Ведущей методологической проблемой любого анализа научного иссле­дования является определение понятий, раскрытие сущности и структуры тех явлений, которые эти понятия отражают. Определение понятия сексуальной культуры осложняется, во-первых, тем, что как в отечественной, так и в за­рубежной литературе практически не делалось попыток его сколько-нибудь глубокого философского анализа. Во-вторых, тем, что это — составное понятие, каждая из сторон которого требует рассмотрения.

В социокультурной сексологии существуют различные понятия для обо­значения какой-то сферы деятельности или отношений, связанных с обла­стью пола, или совокупности процессов, в основе которых лежит и посредст­вом которых удовлетворяется половое влечение. Это понятия половой и сек­суальной жизни, половой морали и полового поведения, полового симво­лизма, половой культуры, культуры секса, искусства любви и другие. Они зачастую либо ỳже обозначенного нами явления, либо не позволяют выра­зить всей его сути.

Наиболее предпочтительным видится подход к понятию «сексуальная культура», который предполагает трактовать её как часть общей культуры, акцентированной на сексуальной активности человека. Поэтому в изучении данного понятия предлагается рассмотреть его составляющие части: «сексу­альное» и «культура».

В начале — о слове «сексуальное», которое имеет ряд значений.

Прежде всего, слово «секс» 1) обозначает биологические аспекты, свя­занные с размножением; 2) служит для обозначения сексуальности как всей совокупности человеческих чувств, установок и действий, связанных или ас­социирующихся с половыми отношениями; 3) используется для обозначения мужской или женской особи как биологического вида; 4) обозначает дейст­вия, связанные с половыми отношениями, или индивидуальные свойства личности и ее способность к реакции на эротическое воздействие.

На бытовом уровне обычно нет сомнений в отношении того, что следует понимать под термином «сексуальный» (в него, правда, вкладывают порой «непристойный» смысл, такой, о котором не следует говорить вслух). Счита­ется, что это показатель определенной активности, своего рода деятельности, поведения, отношений, реакций и многого другого, связанного с половой сферой.

В советский период сложилось негативное отношение к словам «сексу­альный» и «секс», употребление которых приписывали исключительно бур­жуазным авторам. Поэтому слово «секс» заменяли на более благозвучное — «пол». С одной стороны, считалось, что «чужое» слово секс больше свойст­венно капитализму в отличие от «своего» — пол, применение которого в со­ветской педагогике и в быту не вызывало возбуждающих ассоциаций. С дру­гой стороны, при таком подходе появилось разночтение дефиниций «поло­вое» и «сексуальное». В результате буржуазное общество якобы осуществ­ляло сексуальное воспитание, а социалистическое — половое.

Причиной разночтений явилась и многозначность подходов к понятию «пол».

Во-первых, по мнению, например И. Андреева, оно изначально означало дуальность, раздвоение, сокращенную форму понятия половина, содержало в себе не только силу, разделяющую целое пополам, но и силу взаимного при­тяжения, слияния. От половин, соединенных в одно целое в браке, — вот от­куда идет понятие пол. «Мужчина и женщина — разные элементы, и брак есть не просто двуединство, а нечто новое (подобно тому, как водород и кислород дают воду),» — утверждает данный автор православно-русское понимание яв­ления.

Во-вторых, понятие пол выражает идею разделённости единого высшего начала. И не только на мужское и женское. По мнению Ю. Эвола, существует, по меньшей мере, три уровня проявления пола: телесный, душевный, духовный.

В-третьих, до сегодняшнего дня многие российские авторы медико-био­логических публикаций под термином «пол» понимают совокупность генети­ческих, морфологических и физиологических особенностей, обеспечиваю­щих половое размножение организмов (или, в широком смысле, комплекс репродуктивных, соматических и социальных характеристик, определяющих индивида как мужской или женский организм).

В-четвертых, обилие переводной литературы (преимущественно англо-американской), где английское слово «sexual» иначе как «половой» не пере­водится, привело к тому, что термины «половой» и «сексуальный» ассоции­руются как синонимы.

При всём при этом не у всех специалистов и не во всех областях знаний сегодня нет однозначного отношения, как к разграничению, так и к замене одного слова на другое. Чаще всего сексом называют совокупность телесных, психологических и социальных процессов и отношений, в основе которых лежит и посредством которых удовлетворяется половое влечение (либидо). А под сексуальностью понимается характеристика сексуального влечения, сек­суальных реакций, сексуальной активности.

В начале 21 века большинство ученых сошлись в едином мнении с рабочим определением ВОЗ, где в широком понимании принято называть сексуальность центральным аспектом бытия человека на протяжении всей его жизни.

Последнее определение кажется несколько философским, но для характе­ристики понятия «сексуальной культуры» вполне достаточным. Поэтому под «сексуальным», как характеристикой изучаемого понятия, понимается совокупность соматических, психологических, социальных и иных процессов и отношений, связанных с сексом.

Из всего многообразия подходов к такому широкому явлению, как культура (которую рассматривают и как совокупность созданных людьми материальных и духовных ценностей, и как качество человека, общества в целом, и как традиции, и как социальное наследие, и как характер человече­ской деятельности, и как духовное состояние общества, и как способность к познанию и передаче опыта, умению любить, и проч.), видится предпочтительной деятельностная концепция, которая получила свое обоснование в работах Э. Маркаряна, М. Кагана, Н. Злобина, Б. Сапунова и др.

Данная концепция культуры исходит из понимания деятельности как определенной активности живых систем (особей), направленной на преодо­ление их энтропийности и утверждение в окружающем мире. При этом име­ется в виду, что человеческая деятельность носит чрезвычайно сложный био­социальный характер и осуществляется как бы на двух основных уровнях. Первый уровень — биологический, инстинктивный, бессознательный, прису­щий человеку как всякому живому существу. Это уровень, на котором удов­летворяются его низшие потребности. Второй уровень, исходящий из куль­турных особенностей человека, направлен на реализацию его познаватель­ных, этических, эстетических побуждений.

Рис.3. Понятие сексуальной культуры

По определению, человеческая деятельность является организованной активностью, осуществляемой по культурно установленным нормам и пра­вилам. Она же является средством создания мира искусственных объектов и освоения заученного поведения, то есть предпосылкой существования того, что принято называть культурой. Несомненно, что культура как категория, обобщающая имеющиеся в обществе совокупности идей, образов, вещей, технологий, регулятивных механизмов и ценностей, относима ко всем обще­ственным структурам: материальному производству, политике, социально значимому знанию, быту, досугу. Культурное содержание можно выделить в сфере любой социальной деятельности, направленной на максимальное раз­витие заложенных в человеке способностей, на реализацию его социальных целей. Поэтому не возникает сомнений в том, что она применима и к таким чрезвычайно важным для человечества и для каждой личности сферам жиз­недеятельности, как отношения полов, любовь, сексуальность.

Эта часть общей культуры (или субкультура) людей отражает содержа­ние сексуальной активности человека, направленной на утверждение каж­дого из них в окружающем мире половой жизни. Результаты именно такой культурной деятельности служат обеспечению актуального (в настоящее время) и исторического единства общества, средством общения людей. По определению В. Библера, «…культура есть форма одновременного бытия и общения людей различных — прошлых, настоящих и будущих культур, форма диалога и взаимопорождения этих культур». Причем не только посредством полового поведения, направленного на продолжение рода. Функции сексу­альности человека достаточно широки, и его сексуальная активность, прояв­ляющаяся в соответствующем поведении, предполагает удовлетворение как биосоциальных потребностей, так и гедонистических, нравственных, эстети­ческих интересов. Посредством её реализуются познавательные, коммуника­тивные, компенсаторные, созидательные запросы (См. Рис.3).

На основании изложенного предлагается следующее определение: сек­суальная культура есть часть общей культуры, способ утверждения в социокультурном окружении посредством полового поведения, направ­ленного на продолжение рода, удовлетворение биосоциальных потребно­стей, гедонистических, нравственных, эстетических интересов, познава­тельных, коммуникативных, компенсаторных, созидательных запросов.

Данное определение трактует сексуальную культуру в широком смысле этого понятия, где сущность ее сводится к отношениям между мужчиной и женщиной, основывающимся на продолжении человеческого рода, социаль­ном и духовном единстве людей как личностей, удовлетворении потребно­стей человека. Представляя собой единение «сексуальности» и «культуры» как многозначных явлений, этот социальный феномен сочетает такие эле­менты, как духовное и плотское в половых отношениях. При этом в первую очередь особое, приоритетное место уделяется любви.

Приведенное определение сексуальной культуры опирается на то, что секс без любви, то есть физиологическое действие, не одухотворенное куль­турой, выпадает из понимания ее сущности. Примем это утверждение как ак­сиому, так как более подробно разговор о любви пойдет в других главах.

1.4. Структура сексуальной культуры

В целях полного уяснения того, что же понимается под сексуальной культурой, следует рассмотреть её структуру, которая представляет собой две стороны: функциональную, подразумевающую сексуальную активность (которая выступает как предметная деятельность по созданию мира искусст­венных объектов; как отношение цели, средств и результатов в процессе ос­воения заученного поведения; как общение; как единство с другими людьми), и нормативную (характеризуемую установками, правилами, нор­мами, ценностями).

Рассмотрим последовательно ряд элементов структуры сексуальной культуры. (См. Рис.4.)

Функциональная сторона сексуальной культуры. Сложный социальный феномен сексуальной культуры предполагает оп­ределенные половые отношения, в которых проявляется мудрость природы через институт продолжения рода человеческого. Благодаря конкретной актив­ности (назовем ее «сексуальной») осуществляется коммуникация между про­шлым, настоящим и будущим: люди, основываясь на инстинктах, знаниях, навыках, умении, на прошлом опыте, дают жизнь новому человеку и соз­дают половые отношения. Эту активность, в самом общем виде, можно опреде­лить как сексуальное поведение, специфически человеческую форму актив­ности, содержанием которой является целесообразное изменение и преобра­зование половой жизни человека. Поэтому под сексуальной активностью (а именно, она лежит в основе функциональной стороны сексуальной культуры) следует понимать определенную человеческую деятельность по реализации всей совокупности процессов, в основе которых лежат половые потребности и удовлетворение полового влечения.

Рис.4. Структура сексуальной культуры

Может показаться, что сексуальная активность есть поведение, свойст­венное всему живому и представляющее систему или порядок действий, на­правленных на поддержание биологического существования и воспроизвод­ство потомства. Так сказать сексуально-процессуальная деятельность (или форма сексуального поведения). Однако это утверждение опровергается уже тем, что репродуктивное соитие, приводящее к появлению человеческого эм­бриона, в процентном отношении составляет тысячную долю всех тех поло­вых актов, которые люди совершают в процессе половой жизни.

Дело в том, что сексуальную культуру как сложное социальное образо­вание, необходимо рассматривать, прежде всего, со стороны характера и спе­цифики самой деятельности. Нужно изучать не отдельные поведенческие акты и мотивационные синдромы сами по себе, а весь жизненный мир лич­ности как целое, причем не только в его постоянстве и устойчивости, но в связи с конкретными жизненными ситуациями, в которых находится лич­ность и от которых подчас зависят содержание и смысл ее деятельности в данный момент. Это предполагает анализ таких компонентов функциональ­ной стороны структуры сексуальной культуры, как соотношение цели, средств и результатов в процессе освоения заученного поведения.

Со времен З. Фрейда и раньше представители психогидравлической концепции, например, в основу мотивации сексуального поведения вкладывали половое влечение, удовлетворение которого сводится к разрядке спонтанно возни­кающего в организме психофизиологического напряжения. «Нервная система — это аппарат, функцией которого является избавление от достигающих его стимулов или сведение их к минимальному возможному уровню», — писал по этому поводу З. Фрейд. Такой подход идет вразрез с сегодняшней трактовкой «сексуальной культуры», которая предпологает высший уровень человече­ской деятельности с потребностью в творческой активности, любви, позна­нии и пр.

С развитием сексологии Р. Уэйлен, например, стал мотивировать сексу­альное поведение готовностью сексуально-эротически реагировать на сексу­альную ситуацию, а У. Саймон и Д. Ганьон начали учитывать сексуальные сценарии. В итоге возросло количество факторов, определяющих мотивацию сексуальной активности человека по достижению конкретной цели. Иссле­дования этих и других ученых позволили И. С. Кону утверждать, что сексу­альное поведение радикально меняется в зависимости от того, каким потреб­ностям оно соответствует. С такой позиции сексуальная активность пресле­дует достижение следующих целей:

релаксации (разрядка полового напряжения);

репродукции (деторождение);

рекреации (чувственное наслаждение);

познания (удовлетворение любопытства);

коммуникации (достижение единства между партнерами);

сексуального самоутверждения (проверка себя или доказательство другим собственной сексуальной привлекательности);

достижения внесексуального самоутверждение (брак по расчету, по­вышение социального статуса и т. п.);

проведения ритуала;

компенсации недостающих форм деятельности;

созидания (эротическое искусство и литература).

При интимной близости достигаются различные результаты: появляется потомство, получается удовольствие, достигается материальная выгода, удовлетворяется любопытство, поощряется воображение и др.

Средства здесь достаточно вариативны. При достижении этих и, воз­можно, иных целей используются такие средства как танцы, мастурбация, ге­теросексуальный коитус и иные проявления экстрагенитальных и гениталь­ных форм половой жизни человека. Когда средство (интромиссия, оральный или анальный секс, петтинг, мастурбация и др.) полностью заменяет цель, за­частую происходит извращение половых отношений. И тогда мы будем иметь дело с пороком, извращением полового инстинкта, неестественным способом полового удовлетворения. «Половая жизнь может служить источ­ником величайших добродетелей, до самопожертвования включительно, но, с другой стороны, в ее чувственной силе кроется та опасность, что она может перейти во всепоглощающую страсть, быть источником величайших поро­ков. Необузданная страсть подобна вулкану, все разрушающему, все уничто­жающему, подобна пропасти, поглощающей все — честь, состояние, здоро­вье». Уподобление Краффт-Эбингом порочной страсти пропасти наиболее точно отражает суть: культура стремится вверх, к совершенству, возвыше­нию, облагораживанию, повышению своего уровня, а антикультура ведет вниз и потому — асоциальна.

Именно в противоречии цели и средств заложены многие трагедии лю­бовных и сексуальных отношений, отраженных в произведениях сексуальной культуры, которая выступает и как предметная деятельность по созданию мира искусственных объектов. Категория предметной деятельности (даже при самом содержательном и предельно ёмком ее истолковании) имеет свои принципиальные ограничения, свои не только временно-локальные, но и не­устранимые границы. Из-за приписывания ей мнимой безграничности не ра­ботает и теряется целая совокупность проблем.

По существу это определенная часть материально-производственной и социально-преобразовательной составляющих практической деятельности, которая отражает половые взаимоотношения и сексуальное влечение людей в процессе создания искусственных объектов. Являясь функциональной сто­роной сексуальной культуры, она наиболее заметна. Эротическое искусство, музыка, произведения литературы, архитектуры и живописи, отображающие одну из самых значимых сторон человеческой жизни в сексуальных тонах, занимают видное место в человеческой культуре. Своды законов и правил, норм и предписаний являются тем, что реально отражает уровень сексуаль­ной культуры.

В сексуальной деятельности как общении и через общение проявляется сущность одной из сторон жизни человека — его половой жизни. Сексуальная культура является результатом общения различных людей, ибо вне общения ее формирование вообще невозможно. Только в процессе общения возможно осуществление избирательно-оценочного подхода между мужчинами и жен­щинами и соединение полов. Именно в процессе общения вырабатываются нравственные нормы и правила, определяющие характер сексуальной куль­туры, создаются стандарты поведения и стимулы для восприятия, характери­зующие различные ее стороны. Общение выступает фундаментальным усло­вием наличия самой сексуальной культуры, взаимоотношений между парт­нерами и вместе с тем это — способ развития как индивидов, так и социальных общностей.

Сексуальное общение является одной из специфических форм взаимодействия между людьми как сексуальными партнерами. Оно пози­тивно отражается на продолжительности и качестве удовлетворенности сексуальными от­ношениями при наличии взаимной эмпатии — знании о том, что каждый из партне­ров заботиться о другом, и знает о том, что его забота взаимна (Крукс Р., Баур К., 2005). Сексуальное общение — достаточно широкое понятие, которое существует в нескольких формах: вербальное (речь, текст) и невербальное (выражение лица через взгляд, улыбку, гримасу и проч; жест, прикосновение, дистанция между партнерами; звуки: вздохи, крики, сопение или тишина, темп дыхания), бытующее в реальной жизни и виртуальном мире.

Сексуальное общение зависит от множества факторов: полученного в детстве воспитания и образования, избранного или принятого в данном обществе стиля общения, возраста, состояния здоровья партнеров, принадлежности к определенной религии, расе, территории проживания и многих других. Влияние сексуального общения неоценимо. Например, семейный терапевт В. Сатир рекомендует обнимать ребенка несколько раз в день, говоря, что четыре объятия совершенно необходимы каждому человеку просто для выживания, а для хорошего самочувствия нужно не менее восьми объятий в день.

Хорошее сексуальное общение — это такое обще­ние, которое позволяет партнерам знать и понимать сексуальные желания, уметь решать проблемы друг друга. А это, в свою оче­редь, всегда вносит большой вклад в развитие и поддержание удовлетворительных и длительных сексуальных отношений (Деммонс Т., 1999).

Можно предположить, что посредством сексуального общения сексу­альная культура организуется и развивается. Подтверждением этого высту­пает известная в психологии «структура общения». С этой позиции три взаимосвязанные стороны общения функционально реализуются в половой жизни людей.

Коммуникативная сторона сексуального общения заключается в обмене информации между партнерами. Составными элементами ее явля­ются ответы на вопросы: «Кто?» «Что?» «Как?» «Кому?» «С каким эффек­том?», — характеризующие простейшую модель межличностного общения.

Интерактивная сторона состоит в организации взаимодействия между людьми. Обмен знаниями, навыками и умениями, идеями и информацией не­избежно предполагает, что достигнутый уровень взаимопонимания будет реализован в попытках развить и организовать совместную сексуальную дея­тельность.

Перцептивная сторона общения означает процесс восприятия друг друга партнерами по сексу и установления на этой основе взаимопонимания, симпатии и любви. В ходе этого процесса осуществляется эмоциональная оценка партнеров и попытка понять мотивы поведения друг друга в ходе идентификация и рефлексии.

Таким образом, сексуальная активность как общение, являясь составной частью функциональной стороны сексуальной культуры, представляет собой совокупность некоторых многогранных и достаточно сложных процессов, которые характеризуют взаимодействие и взаимовлияние индивидов в ходе сексуального развития.

Функциональная сторона сексуальной культуры выступает и как един­ство с другими людьми. В основе этого единства лежит целенаправленная сексуальная активность, обусловленная половым влечением. Исходя из био­социального характера человеческой сущности, можно с уверенностью ут­верждать, что психобиологические особенности и физиологическое строение человеческого организма (особенно на первом — бессознательном уровне че­ловеческой деятельности) предполагают удовлетворение заложенного при­родой полового влечения. Благодаря этому существует естественное деление на два пола, влечение между мужчинами и женщинами.

В единстве с себе подобными осуществляются гетеро-, гомо- или бисек­суальные отношения, объединяющие представителей различной сексуальной ориентации и носителей целей сексуального поведения. Познавательные и коммуника­тивные цели, например, объединяют тех, кто испытывает соответствующие потребности по их реализации.

Нормативная сторона сексуальной культуры. Данная сторона сексуальной культуры заключается, прежде всего, в аксиологии явления, определении ценности, норм, правил, установок. Ориентация людей на определенные общечеловеческие и институцио­нальные ценности сексуальной культуры возникает в результате их предва­рительной эмоционально-чувственной или рациональной оценки. Помимо этого существует множество объектов и явлений сексуальной культуры, ко­торые человеком признаются как ценности, но существенного влияния на их сексуальную активность не оказывают.

Важнейшими структурными элементами нормативной стороны сексу­альной культуры, которые регулируют сексуальное поведение людей, явля­ются ценности, нормы, правила, принципы, каноны и т.п., установленные как общест­вом, так и человеком для самого себя. Они являются определяющим звеном половой социализации, влияют на процесс формирования мужской или жен­ской половой идентичности, определяют половую роль и избирательность в интимной жизни индивида. С разграничением на «нормальное» и «ненормальное», «красивое» и «безобразное», «желательное» и «нежелательное», связывает, например, И. Кон содержание сексуаль­ной культуры. Именно благодаря нормам, по мнению ученого, половая жизнь пе­рестает выглядеть инстинктивной, а регулирующие ее моральные установки превращаются в сексуальную культуру общества или группы. Вряд ли можно сводить всю сексуальную культуру лишь к нормам, да еще только мораль­ным, но, безусловно, им принадлежит большое значение. Не случайно сис­тема образов и норм, определяющих сексуальное поведение, получила «с легкой руки» И. Кона название «полового символизма».

Для всех обществ сексуальная активность на протяжении тысячелетий была «больным местом». Она всегда бралась под контроль (нравственный или правовой) и была соответственно организована: абсолютная свобода могла привести только к социальному хаосу и угрозе дееспособности любой социальной системы. Поэтому нормирование сексуальной активности в процессе исторической деятельности закреплялось в обычаях, традициях, за­конах: от табуирования в архаичных обществах до строгих моральных норм и правил, регулируемых законами, религией, кодексами чести социальных формирований современной цивилизации.

Если подходить к сексуальной культуре строго эмпирически, бросается в глаза условность норм, которые она приписывает своим носителям. Их ис­пользование вольно или невольно приводит к такому положению дел, при котором сексуальное поведение может низводиться до уровня ничтожной мелочи или подниматься до высот совершеннейшего явления, тем самым предполагая исключительную вариативность сексуальной активности в зави­симости от социальных установок, влияния различных культурных об­разований и факторов, детерминирующих конкретную сексуальную куль­туру.

В роли субъекта сексуальной культуры может выступать как индивид, так и пара, социальная группа и общество в целом. Сравнительный анализ сексуального поведения и взаимоотношения полов представителей различ­ных возрастов, конфессий, национальностей, профессиональной принадлеж­ности, сексуальной ориентации показывает особенности и специфику их сексу­ального поведения. Это позволило многим авторам определить субкультуры различных социальных групп: школьников, студентов, военнослужащих, ра­бочих, крестьян, верующих, атеистов, — детерминированных различными факторами, но неразрывно связанных принадлежностью к определенным со­циальным образованиям.

1.5. Уровни сексуальной культуры

Кроме широкого значения понятия «сексуальная культура», которое от­ражено в предложенном выше определении, существует и более узкое значе­ние явления. Именно его большинство людей вкладывает в смысл рассматриваемого понятия. Без учета узкого значения сексу­альной культуры, которое отражает её уровень, рассмотрение структуры и содержания данного феномена было бы неполным.

Человек — существо социальное. Он живет в обществе и развивается в нем. Для утверждения человека в мире, ориентации в нем, общения с дру­гими людьми у него должна быть целостная картина, модель окружающей действительности, по которой он сравнивает себя с окружающими. Хосе Ортега-и-Гассет писал: «Степень культуры измеря­ется степенью развития норм».

При этом субъектом порождения и освоения культурных объектов явля­ется человек, конструктивная и деструктивная активность которого носит от­печаток социальных отношений прошлого и простирается в будущее. Сте­пень активного освоения человеком культуры характеризует уровень его сексуального раз­вития. Этот уровень отражает степень приобщения к ценностям сексуальной культуры, степень овладения знаниями (сексуальная осведомленность), уме­ниями (техника «искусства любви»), навыками (сексуальное мастерство), идеями, накопленными человечеством за весь период своей истории.

Составляющими сексуальной культуры, таким образом, выступают зна­ния, навыки, чувства, умения, касающиеся как самого полового акта, так и всего комплекса общения, который обеспечивает партнерам сексуальное удовлетворение. В этом случае имеет значение не только знания «техники» проведения интромиссии или петтинга, но и в равной мере всего комплекса сфер воздействия на партнера с целью вызвать соответствующее настроение и же­лание половой близости, необходимых для достижения сексуального удовле­творения в половой жизни.

К. Имелинский в своей работе «Психология половой жизни» в ходе ана­лиза психосексуального развития людей примерно так и представляет сексу­альную культуру, видя в ней совокупность обозначенных выше факторов. Чаще всего именно так понимается сексуальная культура на обыденном уровне. Примерно в этом же ключе на вопрос: «Что Вы считаете сексуальной культурой?» — отвечало большинство участников социологического опроса, проведенного автором.

Рассматривая идею об уровнях, нам важно подчеркнуть духовность в сексуальной культуре, когда человек растрачивает свою половую энергию не как живот­ное с целью одного только физиологического удовлетворения, а как истин­ный творец «великой поэмы любви». При таком подходе знания можно оха­рактеризовать словами «ограниченные», «удовлетворительные» или «бога­тые», чувства — «незрелые», «наивные», «грубые», «возвышенные», «светлые», «несущие духовное благо», технику секса — «сла­бая», «совершенная», «искусная» и т. д.

Не случайно, исследователи в области социокультурной сексологии различают два крайних полюса: при­митивную сексуальную культуру и изощренную. Первая предполагает фи­зиологический половой акт, направленный, как правило, на прокреацию, вто­рая подразумевает более высокий уровень сексуального поведения, более со­вершенную технику любовных игр, разнообразнее и ярче искусство любви.

Однако техника осуществления полового акта — это лишь сред­ство, метод. Знание этой техники, мастерство в процессе совокуп­ления — это лишь признак овладения «ремеслом». Необходимый, но не основ­ной. Так, люди, даже не имеющие опыта половой жизни, интуитивно спо­собны провести нормативный гетеросексуальный коитус. Но получить более полное удовлетворение и наслаждение в любви может только тот, кто овла­дел знаниями и умением их использовать на практике в «ars amande» (искус­ство любви).

Помимо знаний, навыков и умений, степень освоения сексуальной культуры предполагает уровень овладе­ния целым комплексом (или сферой) отношений между партнерами, обеспе­чивающих утверждение человека в мире. Этот комплекс можно представить совокупностью элементов: уровень полового влечения, удовлетворенность половой жизнью, владение техникой любовных игр, способность возбудить и удовлетворить партнершу (партнера), широта взглядов, терпимость к сексуальной свободе и экспери­ментированию, чувственность, важность соприкосновения при интимных от­ношениях, общительность, многообразие сексуальных стимулов, отношение к любви и сексу и др. Оценивая показатели этих и многих других элементов, можно представить сексуальную культуру как высокую, среднюю и низкую, в зависимости от уровня знаний, навыков, умений и степени овладения комплексом общения между партнерами.

Исходя из этого, уровнем сексуальной культуры следует считать степень освоения человеком совокупности знаний, навыков, умений, ка­сающихся половой жизни и всего комплекса общения между партне­рами для обеспечения сексуального удовлетворения.

Уровень сексуальной культуры человека отражает конкретную сексуальную активность индивида, позволяющую характеризо­вать определенную динамику его развития. Уровень сексуальной культуры человека позволяет оценивать его способность управлять своими дейст­виями, практически и реально преобразовывать окружающую действитель­ность, планировать и реализовывать намеченное, а также контролировать си­туацию и оценивать результаты своих действий в области половых отноше­ний.

Выводы

Мировое сообщество выработало ряд концепций, отражающий систему взглядов на сексуальную активность: теологическая, биологическая, биолого-психическая, социоэтническая, гедонистическая, психогидравлическая, маг­нетическая, тривиумальная и социокультурная (последняя является оптимальной для пони­мания проблем социокультурной сексологии). Социокультурная сексоло­гия, как составляющая часть сексологии, является областью знаний, в которой рассматриваются социальные и культурологические вопросы половой жизни человека.

В разговорной речи наших сограждан утверждается на протяжении многих веков особенная сексуальная риторика — умение говорить на темы, связанные с половыми отношениями и сексуальным поведением. Эти монологи, диалоги, диспуты и обсуждения на сегодняшний день предлагают изложение сексуальной лексики с использованием: стыдного, вульгарного, детского, обыденного, научного и литературного языка.

В современной сексуальной лексике присутствует множество слов и словосочетаний, отражающих современную российскую сексуальную культуру. Но в многообразии овладения вербальным сексуальным общением следует провести вектор, направленный на повышение уровня сексуальной культуры

Под определением сексуальной культуры утверждается следующее: это часть общей культуры, способ утверждения в социокультурном окружении посредством полового поведения, направленного на продолжение рода, удовлетворение биосоциальных потребностей, гедонистических, нравствен­ных, эстетических интересов, познавательных, коммуникативных, компенса­торных, созидательных запросов.

Структура сексуальной культуры выражена двумя основными состав­ляющими: нормативной и функциональной. Узкое значение сексуальной культуры проявляется в её уровне, под ко­торым подразумевается степень освоения человеком совокупности знаний, навыков, умений, касающихся половой жизни и всего комплекса общения между партнерами для обеспечения сексуального удовлетворения.

Литература

Берн Э. Секс в человеческой любви. М.: Московский кадровый центр. 1991.

Библер В. От наукоучения к логике культуры. М., 1991.

Библия: Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. М.: Московская патриархия, 1992.

Восточная культура секса: Дао любви. Л., 1990.

Восточная культура секса: Тантра-йога. Л., 1990.

Злобин Н. Культура и общественный прогресс. М.,1981;

Имелинский К. Психология половой жизни. С. 181.

Имелинский К. Сексология и сексопатология. М., 1986;

Каган В. Е. Воспитателю о сексологии. М.: Педагогика, 1991.

Каган М. Человеческая деятельность. М., 1954;

Кинесса М. Физиология брака. М., 1990.

Кон И. Введение в сексологию. М., 1990.

Краффт-Эбинг. Сексуальные катастрофы. Минск, 1994.

Крукс Р., Баур К., Сексуальность. СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК 2005.

Лев-Старович З. Секс в культурах мира. М.: Мысль, 1991.

Мир и эрос: антология философских текстов о любви. М.: Политиздат, 1991.

Сапунов Б., Яковлев А. Социальное развитие и культура в условиях зре­лого социализма. М.: ВПА, 1978.

Эвола Ю. Метафизика пола. М.: Беловодье, 1996.

Яффе М., Фенвик Э. Секс в жизни мужчины. М.,1989.

Глава 2. История сексуальной культуры

«Это одна из главных составных частей истории человечества».

Э. Фукс

Для того чтобы представлять сегодняшнее состояние сексуальной культуры, следовало бы знать о том, как она сформировалась, где и как зарождалась, прежде чем приобрела современный вид. Правда, в самом начале следует оговориться, что полную и достоверную информацию о сексуальном поведении людей прошлых тысячелетий собрать достаточно сложно из-за наличия только отрывочных сведений о нем в разного рода литературе. Однако и по ним можно определить несколько временных вех:

архаично-языческий период, который характеризовался свободным и лояльным отношением к сексуальным проявлениям каждого человека и в то же время строгим табуированием половых взаимоотношений людей (он существовал с момента осознания важности сексуальной сферы для человека в древнее время до попыток её регулирования после широкого проникновения мировых религий в общественное сознание);

запретительно-репрессивный период, который связан с активным регулированием сексуальных отношений между людьми, основанных на неравноправии половых ролей мужчин и женщин и жестком влиянии религиозных установок на сексуальное поведение личности (его исторические рамки имеют свое деление по мере развития и изменения доминирующей половой морали в соответствующих сексуальных культурах);

современный период, связанный с организацией институциональной половой социализации и осуществлением сексуального воспитания и просвещения (начиная с конца девятнадцатого века и по наши дни). Это время становления и развития сексологии как науки с соответствующим её влиянием на состояние, развитие и повышение уровня сексуальной культуры.

Ретроспективный анализ каждого из этих периодов позволит раскрыть условия возникновения сексуальной культуры, определить необходимость её изменения и проследить реальные меры по её формированию и регулированию.

2.1. Архаично-языческий период

Согласно изысканиям ученых сегодня утверждается мнение о том, что различие между рядовым представителем homo sapiens послеледникового периода и современным человеком в половой жизни разнятся так же, как плюс и минус, как земля и небо. Эти различия — как полюса низкого и высокого уровней сексуальной культуры этих людей: от животного и бездуховного — до возвышенного и гармоничного.

Судя по наскальным рисункам, можно предположить, что первобытный человек не был безразличен к сексуальным отношениям. В палеолите и мезолите, на первых этапах развития человеческой культуры, уже имелись представления о регулировании влечения между мужчиной и женщиной, которые связывались древними людьми с жизнью и смертью. Позднее мифы и сказания, культы и обряды населения почти всех регионов Земли подтверждают, что в тех условиях для своего выживания внимание людей в первую очередь обращалось к таинственным явлениям оплодотворения, сохранения и умножения потомства.

В анналах истории по крупицам собираются сведения о нормах и обычаях половой жизни первобытного общества, что, несомненно, обусловливает сложность трактовки механизмов регулирования сексуальных отношений. Не у кого не вызывает сегодня сомнение тот факт, что имитирование спаривания однополых животных, имеющее социально-знаковый характер, — акт вызова или агрессии. «Отпугивающая» сила эрогированных половых органов — демонстрация собственной значимости и своего рода средство защиты от внешних врагов.

Рис.5. История сексуальной культуры

Воинами, скотоводами и охотниками в этот период были почти все мужчины рода или племени, и их сексуальное поведение отличалось однообразием, направленным на деторождение. Спаривание между мужчинами и женщинами осуществлялось по мере возникновения потребности и желания. И если возникали разногласия в выборе партнера или партнерши, времени или месте соития, то в наиболее важных и спорных вопросах решающим было мнение коллектива, позднее — старейшины и вождя рода. При этом право обладать желанной женщиной доставалось, как правило, самому сильному, быстрому и ловкому.

До наших дней на островах Фиджи всякая женщина добровольно становится жертвой того, кто поймал ее во время состязаний в беге. Р. Тэннэхилл описывает племена, где существовал обычай, согласно которому все мужчины одинакового возраста женились в один и тот же день, причем каждый из них должен был поймать в темноте одну из девушек, которая и становилась его женой.

Отождествление половых атрибутов (например, фаллос — стрела, женское лоно — рана, женщина — дичь и т.д.) и самого сексуального действия (брачные отношения — охота) с «военизированными» элементами и охотой отмечается в ряде исследований российских ученых. Достаточно вспомнить сказку о «Царевне-лягушке», русскую свадебную лирику и былины о богатырях или калядковый репертуар славян, где «добрый молодец едет за куницей (серной, лисицей), а та оказалась девицей». В тютских языках «АТА» — самец, отец, при «АТ» — стрелять. «АНА» — самка, мать при «АН» — дичь.

Естественные отношения между людьми поощряли сексуальные проявления каждого человека. Они выражали наивную радость чисто полового характера, но уже на этом этапе реализм ситуации заключался в установлении племенем (стаей, кланом и т. д.) контроля над биологическими влечениями и приобретал характер объективной необходимости: в борьбе между складывающимися социальными установками и чисто животными инстинктами формировался сам человек.

Объективная необходимость установления контроля над «животными» чувствами проявилась в различного рода табу — первыми регуляторами инстинктивного поведения. Контроль выражался в коллективной воле рода, определявшей систему запретов и норм, нарушение которых сурово каралось.

Табу, запреты и предписания в половой сфере тогда действовали несколько неординарно. Акты оплодотворения, например, не только поощрялись, но и производились демонстративно, спаривание предчеловека происходило при полном равноправии самца и самки. Удовлетворение половой потребности, по образному выражению И. Блоха, «производилось без всяких стеснений, как еда и питье». Не омраченные страхом заражения венерическими заболеваниями женщины отказывались от половой жизни только в период беременности или кормления, а мужчины удовлетворяли свои потребности с другими из них, не задумываясь о нравственных правилах и супружеских обязанностях. Первобытный человек не стыдился своего тела и, считая себя производителем детей, естественно и непроизвольно смотрел на половые органы.

Промискуитет более позднего времени отличает общность владения самкой, но в борьбе с соплеменниками. И опять право выбора оставалось за смелыми, быстрыми и сильнейшими. Как правило, именно они возглавляли племена, и заслуги перед родом предоставляли им эту привилегию. Но непредсказуемость полового влечения, выразившаяся в двустороннем избирательно-оценочном аспекте, предполагавшем своего рода определенную вариантность в выборе желаемого объекта сексуальных предпочтений, привела к возникновению сексуальных норм у древних людей, с наиболее категоричными запретами в сфере межполового общения.

Ригоризм принудительных браков подавлял свободу половых взаимоотношений, порождая новые, компенсаторные формы возмещения желаемого общения. У первобытных народов уже имелись пороки, традиционно приписываемые более поздним ступеням цивилизации: гомосексуализм, лесбиянство, половой фетишизм и проч.

Например, инициирование мальчика в племени онабасулу представляет собой анальный гомосексуальный акт или втирание семени. Семя заслуженных взрослых мужчин, собранное при ритуальном коллективном прерванном половом акте с женщинами, втирается в сделанные на коже юноши-новичка надрезы. После этой процедуры его подбрасывают вверх. Если он, как кошка, приземляется на ноги — все в порядке, он достаточно силен. Если же падает на колени или на спину, втирание приходится повторять. Кроме анального осеменения и втирания в кожу юноше дают семя с едой и питьем.

Отсутствие представителей противоположного пола во время набегов на другие народы и племена или в процессе многодневной охоты вынуждали мужчин искать себе формы и объекты компенсации нереализованной половой активности. Но в этот период длительные переходы были еще редкостью, а возможность насладиться победой над противником и его женщинами чаще превышала потребность в поиске заместительных форм традиционного совокупления.

Тем не менее, вскоре появились: проституция, обычаи предоставлять свою жену гостю на ночь, брать чужую жену «внаем». Даже в наши дни у аборигенов Австралии старшие братья предоставляют своих жен для сожительства младшим, ещё не женатым (хочется думать, что это делается в целях совершенствования сексуального воспитания). Однако взамен этого получают возможность впоследствии (когда младшие братья женятся) иметь половые сношения с их женами.

Необходимо отметить, что в одних племенах невинность девушки до брака рассматривалась как неспособность привлечь к себе внимание. В других — муж тем больше уважал жену, чем больше у нее было мужчин. Наличие любовных связей поощрялось, а преимуществом здесь пользовались вожди и жрецы. Доходило и до того, что проституирование за материальное вознаграждение становилось нормой: отец считался счастливым и в перспективе богатым, имея красавиц-дочерей. Негры Того с пренебрежением говорят о девственных девушках: «Будь она красива, мужчины пришли бы к ней.»

Из-за отсутствия достоверных источников сексуальной культуры тех времен трудно говорить о конкретных особенностях полового общения на территории древней Руси. Тем не менее, можно предположить, что среди ценностей сексуальной сферы в древности, выделяются следующие: своеобразные эталоны красоты (первобытные красавицы, с присущей им стеатопагией и выраженной гипергенитальностью, отличались значительной полнотой), принадлежность лучшему воину самой достойной женщины, способность к эффективному деторождению, обладание половой мощью и некоторые другие.

С позиций двадцатого века духом варварства и дикости проникнуты нравственные устои в архаическо-языческом периоде, когда в основе половой морали лежал «обнаженный половой инстинкт», а формирование сексуальной культуры представляло собой усвоение запретов и предписаний, обычаев и норм, свойственных конкретному племени и группе. Оно осуществлялось в опосредованной форме половой социализации, так как получение элементарных знаний о поле происходило в ходе наблюдения за окружающими; половое обучение производилось специально обученными людьми (возможно, жрецами или наставниками), родителями и соплеменниками, стремившимися на собственном примере передать знания и навыки детям.

Регулирование различных вопросов половой жизни (количество родившихся детей, время и место совокупления, брак, эксцессы и пр.) стало брать на себя коллективное сообщество, связанное кровными узами, создавая систему контроля за выполнением своих предписаний. А человек по мере половой социализации все более попадал в зависимость от моральных установок, регулирующих его сексуальное поведение.

В архаично-языческом периоде взаимоотношениями полов руководил прежде всего инстинкт, но стремление выжить, выстоять, родить и воспитать потомство выдвинуло следующие ключевые тенденции социокультурного полового развития в доисторическом обществе: контроль за сексуальным поведением людей и его регулирование; выполнение предписаний семейного, родового характера для каждого представителя племени (стаи, орды, клана).

Основные тенденции социокультурного полового развития в дальнейшем продолжали своё развитие. В различное время в состав русских племен входили наемники: варяги, печенеги, тюрки, берендеи и другие народы. Последствия татаро-монгольского ига для Руси, экспансии Запада (немецкие, шведские и датские крестовые походы на Северную Русь) привели к тому, что в них появляются представители иных народов. Под влиянием азиатской, восточной (эллинистической) и западной (европейской) цивилизаций сексуальная культура россиян впитывала в себя многие черты и особенности сексуального поведения различных племён. Именно по ним можно представить характерные черты сексуальной культуры на Руси.

На раннем этапе данного исторического периода войны были самым привычным делом. Победители пленили рабынь, насиловали побежденных (восполняя тем самым погибших), при отсутствии жен и наложниц находили новые объекты сексуальных предпочтений (зоофилия и гомосексуализм, педофилия и мастурбация), прославляли половые наслаждения.

Наглядное подтверждение тому — гедонистическое утверждение ассирийского военачальника — царя Сарданапала: «Пока я видел солнечный свет — написано на его надгробии, — я ел, пил и предавался половым наслаждениям»

Люди этого периода поклонялись множествам божеств, пантеоны которых насчитывали десятки имен. Ассоциируя свое поведение с избранниками небес, они ограничивали (или расширяли — в зависимости от индивидуальных пристрастий) свои сексуальные проявления. Согласно мифологии непосредственное отношение к сексуальной любви имели: у египтян — Баст и Исида, у аккадов — Иштар, у шумеров — Инанна, у славян — Ярило, у греков — Эрот, у римлян — Амур и другие. Поклонение божествам войны: Марсу — у римлян, Аресу — у греков, — имело прямую связь с сексуальными проявлениями.

Супругой могущественного Марса, например, была отождествляемая с Венерой (покровительницей сексуальных извращений, любовной страсти и желания) и Минервой Нериене. А символом Марса было копье, как известно, самый популярный фаллический символ.

Поклонение собственным богам порождало особенности сексуального поведения, от которых требовалось соблюдение определенных ритуалов и предписаний. Так, древние скифы, пленив чужеземцев, нередко брали их в свои отряды и передвигаясь конными подразделениями вместе с нехитрым скарбом и семьями. Не исключено, что они использовали добычу не только как наложниц (как у персидского войска или ассирийцев), но и брали понравившихся женщин в жены. Скифы, как и древние индийские воины, кшатрии (одной из двух высших каст в Древней Индии, образовавшихся из военных племён аристократии), умирая, забирали с собой в могилу помимо коней, оружия, доспехов и наложниц, и рабынь, и жен.

Половое общение, женское и мужское начало было предметом поклонения, его изображали на стенах храмов, на культовых камнях, где совершалось возлияние вина и крови в Сибири, жертвоприношения на Мадагаскаре, в Полинезии и других регионах. Сохранились первые упоминания об обязанностях и правах в сфере сексуальных взаимоотношений имеются в Законах вавилонского царя Хаммурапи (1792—1750 гг. до н. э.), знаменитой индийской «Ригведе», китайских трактатах Сунь-цзы.

Констатируя предписания к гражданам в области права, в этих документах особо подчеркивается правовое положение людей, несущих строгую ответственность за нарушения на половой почве: совращение малолетних, прелюбодеяние, изнасилование, педофилию и инцест. В них прослеживаются характерные черты сексуальной культуры того периода.

Популярные у нынешней молодежи бритые виски имеют корни в Древнем Египте. Это там ребенку, заявившему родителям: «Ты мне не мать», или «Ты мне не отец», брили виски, а евнухам или приемным детям за такое высказывание обрезали языки.

Пехота египтян, конница персов, оборонная система урартов, боевые слоны индусов и колесницы китайцев показывают не только главные силы их войск, но и дают представление: о времени полового воздержания (судя по тому, как долго велись боевые действия, у китайцев оно незначительное из-за кратковременности набегов, а у монгол — длительное); регулярности половых отношений (судя по тому, какие силы принимали участие в военных походах, у многотысячных частей египтян, оставивших свои семьи нерегулярные, у небольших отрядов скифов, кочующих вместе с женщинами и детьми эпизодические); об особенностях воинского быта, жилища, гигиены, одежды, наличии или отсутствии рядом семьи. Все эти факторы вырабатывали определенное сексуальное поведение, некоторые проявления которого требовали жесткого контроля и регламентации (например, сексуальное насилие, сексуальную свободу и пр.).

Император Клавдий Второй в III веке нашей эры запретил воинам жениться, заводить семью. Он считал, что молодые люди, имеющие любимых, будут хуже проявлять себя на поле брани.

Особое и наиболее значительное место в истории принадлежит институциональным формам воздействия на сексуальное поведение и половые взаимоотношения в Древних Греции и Риме. Именно в этих государствах зародились первые половые реформы и программы сексуального совершенствования.

Так, например, Платон считал, что войско необходимо составлять из пар возлюбленных, ибо на глазах у любимой оставить поле брани солдату будет недостойно, а позднее он ратовал за сублимирование половых процессов в духовные (идеи его учения впоследствии развили Ницше и Фрейд).

Поддерживая Эпикура, который по гигиеническим соображениям высказывался вообще против половых сношений, некоторые последователи неоплатонизма того времени ратовали за подавление полового момента, объявив их вредными для здоровья. Предполагалось, что воины будут сильнее и решительнее в баталиях, если исключат из своей жизни сексуальное общение. Последствием такого взгляда на половые взаимоотношения стало поощрение воздержания — так называемый армейский аскетизм.

Гиппократ рекомендовал половые сношения в браке и подчеркивал вредное влияние полового воздержания. Демокрит сравнивал половые наслаждения с временным апоплексическим припадком, а Антисфен называл любовь ошибкой природы.

Особенности сексуального поведения того времени достаточно широко освещены в различной литературе. Анализируя философские подходы мыслителей древности, естественно напрашивается один вывод: многообразие сексуального поведения определяется индивидуальными пристрастиями каждого человека. Такое положение было естественным в пантеоне богов и закономерно, что и у людей, им поклоняющимся, ситуация идентична.

Однако специфика быта предполагала отличие образа жизни одних от других. Одни оставляли дома любимых (достаточно вспомнить Пенелопу, которой, по мнению ряда исследователей, принадлежит изобретение фаллоимитаторов) и вынуждены были уходить в многомесячные походы; другие (холостяки) годами были вынуждены пользоваться «услугами» захваченных в битвах наложниц, не имея возможности создать свой семейный очаг; третьи предпочитали аномальные половые отношения.

В городах и крепостях в мирное время люди могли жить регулярной сексуальной жизнью, в любое время и любым доступным способом удовлетворять своё желание. Задачи, например, сохранения армии и поддержания в войсках высокого боевого духа требовали определенных институциональных мер для военных, выполнение которых должно было выразиться в изменении сексуальной культуры.

Среди этих мер — появление полового лицемерия, которое позволяло не называть половые проблемы своими именами; двойной стандарт и мизогиния (женоненавистничество), пропитавшие неуважением к женщинам побежденного врага. Этим многие армии и оправдывали их повальное изнасилование. Однако в военной среде лицемерные моральные проповеди в вопросах половых взаимоотношений не всегда находили свой отклик. Среди варваров и рабов, составлявших большинство в войске, половые отношения были отнюдь не галантными и обходительными. Их грубость и жестокость подтверждают проявления сексуальной культуры шумерских, аккадских, индийских, персидских, греческих, римских воинов.

Возможность пленения наложниц, изнасилования побежденных требовали определенного контроля со стороны старших по званию и должности — иначе командирам и начальникам, руководившим боевыми действиями и претендовавшим на большую и лучшую часть добычи, могло достаться не все, чего им хотелось бы. Кроме того, пресыщенное и увязшее в похоти войско не в состоянии было выполнить возложенную на армию миссию. В результате сексуальная культура обогатилась своего рода регламентацией сексуального поведения: например, «три дня и три ночи в поверженном городе», «командиру — первую чарку и первую „палку“», отказ от присутствующих в обозе женщин, наказания за гомосексуализм.

Характерные особенности сексуальной культуры (аскетизм, воинская служба в репродуктивном возрасте, призыв в войска на пике гиперсексуальности мужчин, ведение боевых действий в гомогенных подразделениях) становились социальной нормой в у большинства воюющих народов.

Сексуальная культура дифференцировалась, половые взаимоотношения в среде патрициев отличались от таковых в плебейской. Но на это потребовалось время. Например, распутство, сексуальное насилие, перверсии были свойственны прежде почти всем военным. И лишь со временем некоторые проявления сексуального поведения офицеров табуировались, оставляя послабления для солдат.

Так, казаки прославляли «вольницу» и участвовали в народных гуляниях, где гедонистические проявления в вопросах сексуальных взаимоотношений особо почитались. Народные обычаи допускали изрядную вольность в обращении полов и свои меры в борьбе за нравственное половое поведение. У донских казаков супруг, которому почему-то не нравилось поведение супруги, выводил ее на общественную сходку, ставил посреди круга перед атаманом и всем обществом и объявлял во всеуслышание, что жена ему уже больше не нравится. После этого муж «оборачивал» жену кнутом и объявлял ее свободною в «силу супружеской власти». Брошенную таким образом женщину каждый стоявший на сходке мужчина имел право схватить, и она должна была беспрекословно считаться женою схватившего ее, который брал ее на свои заботы и попечения иногда только «до дня новой сходки».

В семьях, например, допетровских времен по оценке современников любовь супругов по большей части холодна, преимущественно у богатых и знатных, потому что они женятся на девушках, которых никогда не видали, а потом, занятые службой, принуждены оставлять их, оскверняя себя гнусным распутством на стороне.

2.2. Запретительно-репрессивный период

Сексуальные отношения между людьми с установившимся в запретительно-репрессивный период неравноправием половых ролей мужчин и женщин стали активнее регулироваться светскими и религиозными мерами. Жесткое влияние социокультурных установок на сексуальное поведение личности осуществлялось практически во всех мировых сообществах по мере развития и изменения доминирующей половой морали в соответствующих культурах.

Сексуальная культура на Руси в запретительно-репрессивный период. Сексуальная культура на Руси формировалась под пристальным вниманием христианства и, в первую очередь — православия. За столетия существования христианства заветы и предписания Библии менялись довольно существенно. Если вначале преобладало доброжелательное отношение к полу (в период Ветхого Завета, в католицизме, армянской церкви) и почтения к женщине (положение Девы Марии — матери Христа в трудах теологов Климента Александрийского, Франциска Салези и др.), то со временем стали навязываться доктрины аскезы, мужской доминации, негативных установок относительно супружества, секса (трактовки Нового Завета, утверждения Фомы Аквинского относительно гомосексуализма, мастурбации и вожделения, противных природе верующего).

При этом надо заметить, что духовенство не всегда являлось примером в соблюдении религиозных предписаний. По оценкам современников даже в пост некоторые священники не сдерживались, а как только кончались предписанные ограничения, они погружались во всякого рода распутство. По оценкам современников они становились похожи более на гуляк, чем на монахов; пьяные шалили на улицах и, лишившись всякого стыда, нередко предавались там же сладострастию.

О половых проблемах говорить было не принято, и вспоминали о них обычно в случаях распространения венерических заболеваний. Простой народ посещал самые худшие дома терпимости или довольствовались теми бездомными, развратными, пьяными женщинами, которых всегда можно было отыскать в кабаках, харчевнях, при фабриках, заводах, в больших артелях и т. п.

В среду проституток поступали женщины из мещанского сословия, солдатских дочерей, государственных и помещичьих крестьянок, дворовых девушек, солдатских жен и вдов, женщин привилегированного звания, питомниц воспитательного дома. Число солдаток только в Москве простиралось до 12 200 человек в 1843 году, из которых больных венерическими заболеваниями 200 чел. (это те, кто обращался к врачу).

Семейно-брачные отношения регулировались положениями «Домостроя», а в некоторых случаях — установками царя. Так, иностранец женился на русской женщине только с личного разрешения государя императора. Причем при заключении брака на территории Финляндии, например, мальчики воспитывались в вере отца, а девочки — матери.

Насаждение аскетизма и подавление плотских влечений, утверждение догм церкви, строгие и жесткие рамки во взаимоотношениях между мужчинами и женщинами, отсутствие педагогического воздействия в вопросах пола, пренебрежительное отношение к женщине как человеку «второго сорта», замалчивание сексуальных проблем человека и суровая кара за несоблюдение установленных правил — вот характерные приметы сексуальной культуры этого времени.

Регламентацию самого сексуального поведения, контроль и соблюдение законов и предписаний в этой сфере взяли на себя церковь и государство (бракоразводные процессы, ответственность за половые преступления, условия создания, сохранения и поддержания семьи, порядок посещения публичных домов и др.). А в армии помимо этого появились воинские артикулы и уставы, табуирующие определенное сексуальное поведение.

Со времен Петра Первого в 1716 году были созданы Воинские артикулы, где ответственность за нарушения в области половых взаимоотношений выделена в самостоятельную 20-ю главу — «О содомском грехе, насилии и блуде». В них, жестоко караются люди за зоофилию, гомосексуальные контакты, прелюбодеяние, многоженство, изнасилование, педофилию, проституцию, инцест.

Вот некоторые из этих артикулов:

Арт.165. «Ежели смешается человек со скотом или безумною тварью и учинит скверность, оного жестоко на теле наказать».

Арт.166. «Ежели кто отрока осквернит, или муж с мужем мужеложествует, оных жестоко на теле наказать. Ежели насильством то ученено, тогда смертию или вечно на галеру ссылкою наказать».

Арт.168.«Кто честную жену, вдову или девицу тайно уведет и изнасильничает оного казнить смертию, отсечь голову».

В православном христианстве существовали рекомендации семейно-брачных отношений: «Люби жену красивой и здоровой, сестру богатой, а ты сам поступай так, как требует Библия — без условностей и ограничений». При этом половые отношения с законной супругой не рекомендованы в воскресенье, в среду, в пятницу, по праздникам Господним, в Великий пост.

Православному христианскому люду того времени были свойственны: моногамия, патриархальность в семье, осуждение солитарного секса, негативное отношение к гомосексуализму, утверждение аскетизма. Секс трактовался как необходимое условие для продолжения рода человеческого, был лишен утонченности, поэтичности, беден ласками. Ханжество, стыдливость, скованность характеризовали сексуальные отношения, ограниченные классической позицией.

Сексуальная культура россиян отличалась, семейственностью, раскованностью мужчин при сдержанности женщин в чувственных проявлениях. Мужчины, как и прежде, имели большую сексуальную свободу, а от женщин требовались сдержанность и добрачная чистота. Девушки воспитывались в строгости, а добрачные и внебрачные контакты у них осуждались.

Интересно, что в странах Европы, находившихся рядом с Россией, запретительно-репрессивный период проходил во времена средневековья под противоречивыми знаками того времени, безусловно влияющими на сексуальную культуру. Например, эпоха Возрождения породила не только песни минезингеров и трубадуров, но рыцарское отношение к даме. Многочисленные дуэли возвели на пьедестал слово мужчины, отстаивающего честь женщины. Появление, нижнего белья, париков, изменения моды, как и рост литературных произведений, совершенствование живописи способствовали трансформации сексуальной культуры от примитивной к возвышенной.

В запретительно-репрессивный период главными источниками информации о сексуальных отношениях были не только наблюдения, интуиция и собственный опыт, но и произведения литературы, искусство, философские трактаты и размышления мыслителей, часть из которых сохранилась до наших дней.

Среди них можно назвать таких авторов как Солон, Платон, Аристотель, Овидий, Сократ, Аристип, Гиппократ, Леонардо да Винчи, Анри де Мондевиль, Никола Венет, Левенгук, Датч, Мартин Шуринг, Жорж Бюффон, Чарльз Дарвин, Кант, Гегель, маркиз де Сад, Захер-Мазох, Е. Дюринг, А. Шопенгауэр и многие др.; первые «учебники» сексуального воспитания — Библия, Коран, памятники литературы по искусству любви «Кама сутра», «Искусство любви», «Книга попугая», «Сад благоуханный».

Пионеры сексологических знаний. Многие европейские ученые в это примечательное время уделяли внимание проблемам полового поведения и некоторые из них по праву считаются пионерами современной сексологии.

Так Леонардо да Винчи занимался вопросами сексуальности и анатомией половых органов, Анри де Мондевиль (начало 14 века) опубликовал работу по гигиене половых органов, Фернель (16 век) пытался изучить физиологию сексуальности путем исследования «телесных функций», Амбруаз Паре (придворный хирург фр. Короля Карла 9) издал учебник акушерства, в котором описал ряд способов получения женщиной сексуального удовлетворения. В 1675 году профессор анатомии и хирургии Никола Венет издал труд, в котором описал мужские и женские гениталии (с иллюстрациями!). В 1677 году Левенгук и Датч наблюдали под микроскопом сперматозоиды. В 1688 году появилось первое научное исследование в области половых проблем — докторская диссертация Йохана Давида Цербера.

Мартин Шуринг в 1720 году издал фундаментальный труд в 800 страниц, в котором рассматривал роль половых органов, физическое и моральное значение полового акта. Одним из пионеров сексологии называют дрезденского врача, который вопреки духу эпохи ставил на один уровень влечение мужчины и женщины. Его труды носили в это время наиболее прогрессивный характер.

Вопросами оплодотворения в восемнадцатом веке стали заниматься и биологи. Среди них — Жорж Бюффон, который наиболее точно описал этот процесс. Ламарк создал теорию эволюции организмов, проблемы сексуальности постепенно получали освещение в связи с познанием процессов эмбриогенеза, оплодотворения и эволюции человека.

В это время выделяются два направления: сторонники первого утверждали, что плод развивается из яйца («овисты»), сторонники второго — из сперматозоида («анималькулисты»). И те и другие думали, что человек с самого начала существует в окончательной форме, находясь в яйце или в сперматозоиде, а затем вырастает как цветок из бутона.

В девятнадцатом веке изучением сексуальности человека занялись сразу несколько наук, и стали закладываться основы современных подходов. Так, Чарльз Дарвин выдвинул концепцию изменчивости видов, естественного отбора и борьбы за существование. Он провозгласил эволюцию половой морали, от уровня «распущенного дикаря» до высоконравственной морали викторианской Англии, следствием естественного биологического отбора. Медики: Лоусон, Кальман, Глевеке, — пытались определить основные законы полового влечения. Неврологи и психиатры (Некке, Шарко, Маньян) описали ряд случаев сексуальной патологии. В области этнографии и социологии Лонг, Эйфе, Хеддон, Пиле исследовали различные сексуальные обычаи и ритуалы у так называемых примитивных народов.

Внес свой вклад и проповедующий право человека на наслаждение без всяких ограничений и восхваляющий ничем не ограниченное половое влечение маркиз де Сад, систематизировав все известные к тому времени сообщения об использовании механических средств при половом акте. Аномалии сексуального влечения описал Л. Захер-Мазох, основывая эротические переживания, по свидетельству современников, на собственном опыте. Немецкий философ-иррационалист А. Шопенгауэр был одним из первых, кто признавал решающее значение сексуальности в жизни человека.

Итак, ученые, литераторы, философы, поэты, практикующие врачи достаточно точно отразили «антисексуальную» направленность той эпохи. Мастурбацию называли источником нервных и мозговых травм, причиной безумия. Женщины рассматривались как низшие по сравнению с мужчинами существа в физическом и интеллектуальном плане, а все формы сексуальности, не связанные с деторождением, определяли как безнравственные и противоестественные.

Методологическую основу проблемы пытались осветить представители русской философии эроса, но их труды отличались особым целомудрием и сдержанностью в вопросах сексуальности. Русская религиозная философия пыталась согласовать христианство с областью пола, разрешая противоречие между половым чувством, как началом греха, и его последствием — деторождением. Труды ученых отличались самобытностью, неординарностью мышления, характеризующего оригинальность подходов к проблеме.

С легкой руки В. Шестакова в предисловии к сборнику «Русский Эрос, или Философия любви в России», которому вторит С. Ключников в этот период сформировались две линии в отечественной философии любви: неоплатоническая (Вл. Соловьев, Л. Карсавин, Б. Вышеславцев и др.) и ортодоксально-богословская (П. Флоренский, С. Булгаков, И. Ильин, Вл. Ильин и др.). Первые отрицали аскетизм, пытаясь рассматривать эротическую энергию как основу творчества и подчеркивали огромное значение индивидуального любовного чувства; вторые ориентировались на высокую средневековую аскетику и подвижничество, давшие миру самые яркие образцы борьбы с грехом.

В дальнейшем были сформулированы требования половой морали — важнейшего нравственного закона, трактуемого в разных странах соответственно собственной культуре и почитаемого большинством.

Вопросы половой морали, регулирующие половое поведение, отталкивались от заповедей Моисея, например в Новом Завете, в седьмой заповеди говорится: «не прелюбодействуй»; десятой — «не желай дома ближнего твоего, не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни вола его, ни осла его, — ничего, что у ближнего твоего»; одиннадцатой — «люби ближнего твоего, как себя самого».

В России сфера взаимоотношения полов регулировалась к концу девятнадцатого века следующим образом: военными уставами, гражданским правом, уголовным, церковным и административным правом, — что приводило к дублированию и препятствовало применению нормативных установок на практике. При этом, существовавшая пенитенциарная система не предпринимала больших усилий для регулирования полового поведения, а административная не преследовала половую распущенность.

Преобладающими становятся следующие характерные черты в социокультурном половом развитии: с одной стороны: асексуальные установки на половые отношения; с другой — стремление к разнообразию сексуального поведения; а также двойственность отношения мужчины к женщине.

2.3. Современный период

В этом разделе не ставится задача показать современную сексуальную культуру российских граждан. По большому счету ей будут посвящены главы о ценностях и детерминации, проблемах и проявлениях сексуальной культуры. Только тогда можно будет представить её содержание, характерные черты и особенности.

Тем не менее, уже сейчас можно отметить, что в начале рассматриваемого периода (конец XIX века — наши дни) сфера регулирования проблем, связанных с жизнью семьи и половыми отношениями, явилась как бы полем боя, на котором схватились православная церковь, самодержавие и верхушка профессиональных групп в борьбе за установление основополагающих принципов в российской сексуальной культуре.

Основатели современной сексологии. В начале двадцатого века ощутимо проявилась необходимость знаний о человеческой сексуальности, теоретической основы и научных исследований, позволяющих выделиться науке о поле в самостоятельную дисциплину. Область исследований, которую И. С. Кон условно называл пятнадцать лет назад социально-культурной сексологией, возникла в конце XIX века и сначала была делом энтузиастов-дилетантов. Первыми среди европейских ученых, систематизировавших изучение половой жизни, стали медики. Они руководствовались стремлением избавить людей от болезней, более эффективно помогать страждущим. Но первым, как всегда, было трудно: они подвергались нападкам и травлям со стороны современников, гонениям цензуры.

За свои научные взгляды и творческую деятельность некоторые из исследователей были заключены в тюрьму (М. Хиршвельд, М. Сендежер), Краффт-Эбинг писал наиболее деликатные места в своей книге «Сексуальная психопатия» по-латыни, книги Эллиса запрещала английская цензура, И. Блох печатался под псевдонимом и т. д.

Однако история расставила все на свои места, и мы с благодарностью называем имена людей, стоявших у рождения науки.

Создателем современной сексопатологии до сих пор по праву считается невропатолог, психиатр, криминалист, профессор Венского университета Рихард фон Краффт-Эбинг (1840—1902 гг.). Он описал с медицинской точки зрения так называемые перверсии, то есть половые извращения, и выступал за пересмотр законов, касающихся половых преступлений. Предполагая, что в каждом человеке дремлют определенные перверсивные наклонности, Краффт-Эбинг вызывал множество нападок в свой адрес со стороны тех, кто не смог по достоинству оценить его открытий.

По его мнению, в стремлении к удовлетворению природного инстинкта человек стоит на одной ступени с животными. Но ему дано подняться на высоту, где он уже перестанет быть безвольным рабом инстинкта, и в нем пробудятся более благородные стремления и ощущения, которые при всем своем чувственном происхождении раскрывают пред людьми целый мир прекрасного, возвышенного и нравственного.

Как медик, социолог, историк, внес большой вклад в развитие науки о поле Магнус Хиршфельд (1868—1935гг.). Он придавал большое значение решению юридических проблем, стремился установить законодательный контроль за рождаемостью и проституцией. Основав в 1918 году в Берлине сексологический институт, он и возглавил его. В 1921 году был проведен первый конгресс по проблемам сексуальных реформ, который состоялся благодаря его усилиям. М. Хиршфельд положил начало массовым сексологическим опросам анкетного типа, которые до сего дня используются в целях сравнительных исследований.

Автор нашумевшей в свое время книги «Сексуальная жизнь нашего времени и ее связь с современной культурой», дерматолог и венеролог Иван Блох ввел в обиход термин «сексология» (так считают некоторые исследователи) и систематизировал комплекс сексологических знаний. Это ему принадлежит крылатая фраза — «История любви есть история человеческой культуры». Именно И. Блох отмечал, что образованный человек смотрит прямо в глаза естественным явлениям, признавая их ценность и необходимость. Для него половая жизнь являлась условием и предпосылкой жизни вообще, поэтому он смотрел на неё как на нечто понятное и невинное, не уменьшая и не преувеличивая значение сексуальности.

Генри Хевлок Эллис (1859—1939гг.) первым выдвинул концепцию индивидуальных различий в сексологии, исследовав стадии сексуального развития, биологические основы сексуальности и ее психические аспекты, половые отношения и сексуальные проблемы в период беременности. Он показал высокую распостраненность мастурбации у обоих полов и вопреки предрассудкам доказал, что и у «порядочной женщины» есть половые желания.

Особое место занимает в этом ряду Эигмунд Фрейд (1856—1939 гг.), являющийся наиболее известной в широких массах фигурой. Ему более успешно, чем другим, удалось доказать важность половых отношений в жизни человека. Фрейд рассматривал сексуальность, как ведущий фактор мотивации поведения человека. Он открыл бессознательное и создал психоанализ, подробно проанализировал сексуальные ощущения у детей, начиная с младенческого возраста и ввел в сексологию такие понятия, как эдипов комплекс, комплекс кастрации, сублимация. Стремясь выявить связь индивидуального сексуального поведения с культурными нормами, он не ограничивался ограничениями изучением психики отдельно взятого индивида. Деятельность З. Фрейда революционизировала сексуальные знания, и стала основой учения, которое повлекло за собой сотни исследователей. Придерживаясь позиций скорее моралистических в вопросах секса, в глазах обывателя он стал апостолом половой распущенности.

Эдуард Фукс (1870—1940 гг.) — немецкий ученый, писатель и политический деятель, автор «Иллюстрированной истории нравов». Он рассматривал и пытался обосновать разнообразные видоизменения, происшедшие в воззрениях и нормах половой нравственности, начиная со Средневековья. «…Ничто так душевно не обогащает, как интимные отношения с противоположным полом», писал Э. Фукс, придавая основополагающее значение духовности половых отношений. Он же подчеркивал, вера в охранительное действие абсолютного незнания в вопросах секса, что по понятиям мещанства является признаком высшей нравственности, покоится на неправильном умозаключении. Незнание не мешает созревающему воображению невольно придумывать самые разнообразные сексуальные комбинации, а некоторые в годы полового созревания ни о чем другом вообще не думают. Поэтому, если вовремя не направить разум в правильное русло, то большинстве случаев воображение становится извращенным.

Проект половой педагогики в это время был еще бесконечно далек от своего осуществления, поэтому по призыву популярного в то время швейцарского энтимолога, психиатра и невропатолога Августа Фореля (1848—1931гг.) предлагалось помогать делу кто как может. Он осуществил естественнонаучное, социологическое и психологическое исследование, которое воплощено в его книге «Половой вопрос», и имел целью упорядочить половые отношения между людьми, стоя на гуманистических позициях в вопросе сексуальной культуры.

А. Форель писал: «…молодые люди, искренне стремящиеся к социальным реформам… по глубокому убеждению должны выступить делом и примером, устроением собственных половых отношений, осуждением старых нравов, противных истинной человеческой этике, и своим согласием с половой реформой на борьбу с денежным браком, с общностью имущества в браке, с проституцией и т.п., и в защиту правильного подбора и воспитания».

Развитие социокультурной сексологии в XX веке. В бытующей педагогике начала XX века отсутствовало половое воспитание, церковь стала терять свое влияние. В результате с утратой традиционных ценностей (в области половой морали прежде всего) началось переформирование коллективной и индивидуальной морали, изменение сексуальной культуры. При этом консерваторы защищали религиозные основы семейной жизни и запрещали непрокреационные половые отношения в рамках семьи, а реформаторы добивались введения примата прав личности перед иерархическими приоритетами, равенства всех перед законом, изменения моральных норм сексуальной культуры.

В это время в России после появления специальной Врачебно-полицейской комиссии, домов спасения и милосердия были созданы специальные комитеты, которые осуществляли профилактику венерических заболеваний, ратовали за нравственные устои и активно боролись с венерическими заболеваниями и нетерпимыми в обществе проституцией, рукоблудием, прелюбодеянием.

Началась борьба с так называемой половой распущенностью: мастурбацией, педерастией в закрытых учебных заведениях. Пребывание в публичных домах и пивных в период увольнения юнкеров в очередной отпуск, лицеистов, семинаристов т. д. стало считаться недостойным поведением и не поощрялось.

В 1908 году прошел первый съезд офицеров — воспитателей кадетских корпусов, где обсуждались доклады офицеров, священников, врачей, заинтересованных в формировании сексуальной культуры военнослужащих. На нем отмечались характерные факты из сексуальной культуры кадетов и юнкеров того времени: случаи педерастии, мастурбации, подросткового вуайеризма, проституции, гомосексуальных контактов.

В выступлениях на съезде приводились следующие примеры: «В одном из кадетских корпусов главари средней роты установили обычай подвергать младших товарищей периодическому циничному осмотру. Цинизм этих осмотров не знал пределов: один из главарей, например, обучил маленького кадета онанизму и заставлял его перед всеми предаваться этому пороку; на почве той деспотии товарищества, как это показало расследование в том же корпусе, выросли случаи педерастии.»

На съезде не было речи о повышении уровня сексуальной культуры, приводились многочисленные примеры из половой жизни военнослужащих, которые требовали к себе пристального внимания. А предлагаемые меры касались в первую очередь борьбы с распущенностью среди молодежи (в частности кадетов и юнкеров), так как в подготовке будущих военных видели залог успешного выполнения ими своих функциональных обязанностей и служебного долга.

Исторические события в России, связанные с мировой войной и революциями, несколько отодвинули нормальное решение социально-нравственных проблем сексуальной культуры. Однако в двадцатые годы ситуация изменилась. Так, революционные события 1917 года в России привели к своеобразному «моральному вакууму», когда старая половая мораль, подходы к половой социализации были отвергнуты, а новые идеи и предложения еще не сформировались. Анализу этого периода посвящен ряд работ, среди которых выделяются исследования В. Роговкина, А. Харчева, Б. Яковлева. Они отмечали, что в то время широкое распространение получила теория «стакана воды», дискуссии по половым проблемам и «12 половых заповедей революционного пролетариата».

Последние выглядели примерно так:

Не должно быть слишком раннего развития половой жизни в среде пролетариата.

Необходимо половое воздержание до брака, а брак — лишь в состоянии полной социальной и идеологической зрелости (т.е. 20—25 лет).

Половая связь — это лишь конечное завершение глубокой всесторонней симпатии и привязанности к объекту половой жизни.

Половой акт не должен слишком часто повторяться.

Половой акт должен быть лишь конечным звеном в цепи глубоких и сложных переживаний у любящих в данный момент.

Не надо часто менять половой объект. Поменьше полового разнообразия.

Любовь должна быть моногамной, моноандрической.

При всяком половом акте всегда надо помнить о возможности зарождения ребенка и вообще помнить о потомстве.

Половой подбор должен строиться по линии классовой, революционной целесообразности. В любовные отношения не должны вноситься элементы флирта, ухаживания, кокетства и прочие методы специального полового завоевания.

Не должно быть ревности.

Не должно быть половых извращений.

Класс в интересах революционной целесообразности имеет право вмешиваться в половую жизнь своих сочленов. Половое во всем должно подчиняться классовому, ничем последнему не мешая, во всем его обслуживая.

В такой атмосфере были проведены социологические исследования проблем сексуальной жизни рабочих, студентов, военнослужащих в воинских частях и подразделениях Красной Армии. Они, по идее авторов, должны были подтвердить представление о том, что половая активность в те далекие годы была подстать революционному напору масс, и задачей дня становилась сублимация ее в дело строительства социализма. Например, на вопрос анкеты: «Как отразилась революция на половом чувстве?», — были получены следующие ответы: у 42% опрошенных курсантов и красных командиров оно ослабело, у 54% не изменилось, и только у 4% — повысилось.

«Культурный» человек того времени высказывал приблизительно следующие афоризмы: «Серьезное идейное общение невозможно там, где имеется половое возбуждение», «Товарищеские отношения кончаются там, где начинается половая связь», «Идейная общность расхолаживает в области половых устремлений».

Например, сексуальная культура военнослужащих Красной Армии характеризовалась следующими моментами. 40% женатых военнослужащих имели внебрачные связи, а каждый четвертый из них — с проститутками. Регулярную половую жизнь вел каждый третий, у 18,8% опрошенных военнослужащих — один — два половых контакта в год, и каждый пятый ответил неопределенно или заявил об отсутствии половых контактов. Поллюции, мастурбация, импотенция, промискуитет отмечались в сексуальном поведении того времени. 40% опрошенных рассматривали проституцию как социальное зло и возмущались по поводу распространения венерических заболеваний. Авторы проводимых опросов в этот период сделали следующие выводы о состоянии сексуальной культуры военнослужащих:

Среди военной молодежи вопросы пола менее заострены, чем в других группах населения. Причина этого в более здоровой обстановке и особенностях воинской службы, которые позволяют вырабатывать характер и волю, дают простор для физических упражнений и спорта. Горожане являются менее устойчивыми в вопросах половой морали, чем рабочие и крестьяне. Эпидемического онанизма в частях нет и воинские части являются оздоравливающим началом для лиц, ранее занимавшихся им. Полузатворническая жизнь курсантов в отдельных случаях благодаря повышенному половому влечению делает из некоторых как бы половых мономанов.

Эти выводы с позиции сегодняшнего дня несколько наивны в силу дальнейшего развития сексологии, однако характеризуют ситуацию и уровень сексуальной культуры представителей молодого советского государства.

Как серьезная наука, сексология развивалась только в двадцатом веке. В ряде стран Западной Европы уже в конце девятнадцатого — начале двадцатого веков начали выходить первые научные журналы и книги по проблемам сексопатологии, а затем и сексологии. В 1908 году вышел первый научный журнал по общей сексологии, основанный Хиршфельдом. В 1913 году было основано Международное общество сексологических исследований во главе с Альбертом Молем. В 1928 году на съезде в Копенгагене была основана Всемирная лига сексуальных реформ, первыми президентами которой последовательно были Эллис, Форель, Хиршфельд. Эта организация выдвинула и боролась за существование целого ряда прогрессивных политических, экономических и нравственных требований, многие из которых были воплощены в жизнь.

Человеческую сексуальность трудно понять вне конкретных социокультурных условий. Так же верно и обратное: знание сексуального поведения представителей социальных формирований помогает объективному познанию цивилизационного развития. Джорж Мердок свел материал о способах социальной регуляции полового поведения у различных народов в единые таблицы. К. Форд и Ф. Бич количественно обобщили информацию о сексуальном поведении в десятках человеческих сообществ. В 20— 30-х годах появляется ряд исследований английского этнографа и социолога Б. Малиновского (о народах Меланезии), и американского антрополога М. Мида? (в примитивных сообществах).

Достижения научной мысли не обошли стороной и нашу страну. В начале двадцатого века наибольшее количество социологических исследований по проблемам пола было проведено в именно России. Л. Штернберг и В. Богораз были пионерами в изучении полового символизма у народов Севера и Сибири.

Работы И. Гельмана, С. Голосковера, А. Залкинда, С. Бурштына и многих других ученых сегодня известны во всем мире и используются для сравнительного и исторического анализа. А в свое время они помогали ответить на многие вопросы развернувшейся дискуссии в молодом советском государстве: «Что такое половое влечение?» и «Куда должна направляться половая энергия молодежи?». Авторитет российских ученых способствовал тому, что Советский Союз был представлен в лиге сексуальных реформ, ее пятый конгресс планировалось провести в 1931 году в Москве. Однако в силу известных политических событий в СССР сексологические исследования в государстве были практически приостановлены.

В последующем сексуальная культура в России должна была формироваться в процессе полового воспитания в советской школе. Его планировалось осуществлять на прогрессивных традициях отечественной и зарубежной педагогики, и в то же время предлагались качественно новые этические и педагогические аспекты. В центре этой работы должно было находиться формирование нравственных отношений между полами, воспитание товарищества, дружбы, любви с учетом особенностей физического, психического, нравственного развития мальчиков и девочек.

Современная сексология немыслима без данных таких наук, как биология, антропология, этнология, философия, психология, медицина, социология, история и ряд других: цитогенетика и нейрохимия, иммунология и этология, психофизика и прочие области знания, число которых по оценке ряда исследователей доходит до сорока.

Дальнейшее изучение сексологии потребовало статистических данных, необходимости сравнения сексуальности мужчин и женщин, исповедующих различные религии, проживающих в разных странах и в непохожих демографических условиях, принадлежащих к различным сословиям, профессиям. В 1949 г. американский этнограф Д. Мердок свел материал о способах социальной регуляции полового поведения у разных народов в единые таблицы. К. Форд и Ф. Бич количественно обобщили информацию о сексу­альном поведении примерно в 200 человеческих обществах.

Влияние ученых на развитие науки было порой противоречиво, но это становится ясным лишь в свете современных научных данных. Сегодня поражаешься тому, как точно они смогли описать основные проблемы сексологии. Отсутствие же широкой исследовательской работы и слабая эмпирическая база существенно тормозили развитие сексологии.

Подлинную революцию в исследованиях по проблемам пола произвел биолог по образованию американский ученый Альфред Кинзи (1894—1956 гг.). Проведя личные интервью с 12 тысячами человек из различных слоев американского общества, он получил революционные результаты. Мечтая собрать 100 000 сексуальных историй, А. Кинзи успел провести с помощниками около 19 тысяч интервью, каждое из которых содержало от 350 до 520 пунктов информации. Выяснилось, например, что 37% опрошенных мужчин имели по крайней мере один опыт гомосексуальных половых отношений, 40% мужчин были неверны своим женам, а 62% женщин оказались знакомы с практикой мастурбации.

А. Кинзи стал выдающимся исследователем, статистически показавшим нарушение существовавших моральных и сексуальных предписаний значительной частью американцев, а большинством — от случая к случаю. Под его руководством появляются коллективные труды «Сексуальное поведение мужчины» и «Сексуальное поведение женщины» в организованном им же при Индианопольском университете (США) сексологическом институте. Эти публикации, состоявшие в основном из статистических таблиц, принесли ему всемирную славу, вызвав одновременно и скандал. Церковники и политики называли факты, открытые ученым, «аморальными, подрывающими семейные устои и даже отдающие коммунизмом». Отчеты института изымались из военных библиотек по моральным соображениям, а сам А. Кинзи подвергался травле.

Отчеты А. Кинзи обогатили науку огромным количеством новой информации о сексуальном поведении и его формах, они стимулировали дальнейшие социологические и социально-психологические исследования сексуального поведения. В России подобных по масштабу исследований не проведено до сегодняшнего дня.

Продолжили работу А. Кинзи Уильям Х. Мастерс и Вирджиния Э. Джонсон. Они попытались глубже вникнуть в интимную жизнь человека, изучив 296 супружеских пар. В общей сложности Мастерс и Джонсон наблюдали 7500 законченных женских и 2500 мужских сексуальных циклов, впервые записав на специальной аппаратуре физиологические реакции и предметно изучив основные фазы копулятивного цикла. Ими были отвергнуты или поставлены под сомнение многие традиционные мифы и представления, положено начало многочисленным экспериментам в области сексуальной физиологии, разработаны принципы парной секс-терапии.

Только в шестидесятые годы благодаря усилиям Н. Иванова, В. Посвянского, В. Здравомыслова и ряда выдающихся врачей того времени сексология в России получила свое дальнейшее развитие. Важную роль здесь сыграла деятельность Г. Васильченко, последовательно отстаивающего идею о том, что сексопатология является самостоятельной дисциплиной. Под его руководством отдел сексопатологии Московского НИИ психиатрии в 1973 году получил статус Всесоюзного научно-медицинского центра по вопросам сексологии и сексопатологии. Им написаны первые советские руководства для врачей «Общая сексопатология», «Частная сексопатология». Под его редакцией появились книги, брошюры для массового читателя и для специалистов.

Однако доминировавшие в общественном сознании предложенные абсолютистские модели, основанные на принципах запретительно-репрессивной педагогики предшествующих десятилетий, и сводившие половое воспитание к морализаторству и элементарному медико-гигиеническому просвещению, были только продекларированы и не осуществлены в государственном масштабе.

Введение в школах в 70-х годах предмета «Этика и психология семейной жизни» не было подкреплено ни подготовкой педагогов, ни выпуском качественных учебников. Поэтому преподаватели биологии или природоведения воспитывали детей на принципах коммунистического отношения к женщине в вопросах сексуальной культуры, читали лекции о семейно-брачных взаимоотношениях без учета сексуальной сферы, а профилактику венерических заболеваний оставляли на откуп медицинским работникам. Самой большой проблемой была проблема наличия людей, способных организовать половое воспитание профессионально, грамотно и эффективно.

При этом сексуальное поведение регулировалось законодательными актами, моральными нормами, религиозными предписаниями в области половых взаимоотношений, которые были частично прописаны в некоторых параграфах и статьях. Сексуальная культура советских людей являлась отражением сексуальной культуры всего общества со свойственными ему материально-бытовыми, социально-нравственными, санитарно-гигиеническими и другими проблемами.

Большую роль в развитие отечественной сексологии внесли психиатры и сексопатологи М. Либих, В. Кришталь, А. Свядощ, исследователь транссексуальности А. Белкин и другие. По инициативе А. Свядоща была создана первая хозрасчетная консультация — «Брак и семья». Ленинградские психиатры Д. Исаев и В. Каган стали заниматься изучением детской и подростковой сексуальности. В конце восьмидесятых годов формируются две ассоциации: Всесоюзная сексологическая (во главе с Н. Карповым) и Международная сексологическая «Культура и здоровье» (во главе с С. Агарковым) с целью объединить усилия различных ученых в области знаний о поле. Первые кафедры сексопатологии и медицинской сексологии были созданы в 1987—1988 годах в институтах усовершенствования врачей Москвы, Харькова, Санкт-Петербурга.

В начале девяностых годов наиболее популярной литературой по проблемам социокультурной сексологии стали книги польских авторов К. Имелинского, Збигнева Лев-Старовича, изданные на русском языке. Рассчитанные на массовую аудиторию мгновенно нашли своего читателя первые книги И. Кона «Введение в сексологию» и «Вкус запретного плода», событием для специалистов стало появление его монографии «Сексуальная культура в России: клубничка на березках».

К большому сожалению, одновременно, но с большим напором, в это же время на телевидении и в печати стали появляться статьи и заметки про «Это». Проблемы и вопросы сексуального поведения рассматриваются всеми кому не лень. Абсолютное большинство авторов передач и их участники «смаковали» интимные вопросы, роясь в грязном белье окружающих. А государственное участие в формировании сексуальной культуры практически отсутствовало или осуществлялось крайне медленно и не всегда эффективно.

На новом этапе смены социально-экономических формаций современного общества в начале XXI века появились признаки межведомственной и междисциплинарной кооперации в изучении сексологии. Образованное в 2006 году Российское научное сексологическое общество — РНСО (Почетный председатель — И.С.Кон), подхватившее падающее знамя международной сексологической ассоциации «Культура и здоровье», взяло на себя ответственность по объединению разрозненных сексологических школ, проведению научных конференций, организации контактов с европейскими коллегами, подготовке и переподготовке сексологов на междисциплинарной кафедре сексологии (зав. кафедрой — Е. Кащенко).

Выводы

Зарождение и становление сексуальной культуры имеет следующие временные вехи:

архаично-языческий период (хронологически существовавший до широкого проникновения мировых религий в общественное сознание);

запретительно-репрессивный период (его исторические рамки имеют свое деление по мере развития и изменения доминирующей половой морали в соответствующих религиях);

современный период (начиная с конца девятнадцатого века и до наших дней).

Сексология как наука берет свои истоки в глубокой древно­сти. Множество величайших людей современности и прошлого посвятили свой труд, талант и знания ис­следованию сокровенных тайн интимного поведения мужчин и женщин. Мир половых взаимоотношений не­обозримо велик и включает Монблан индивидуальных различий, соединенных самой значительной идеей — продолжением человеческого рода.

Сексуальная культура определенным образом изменялась в процессе исторического развития, где она прошла путь от наивного усвоения запретов и предписаний, обычаев и норм, свойственных конкретному племени и группе, до организации полового воспитания, появления сводов норм и законов, регламентирующих половую жизнь, нравственных кодексов и правил, соблюдение которых является нормой в процессе половой социализации.

Ретроспективный анализ позволяет выделить ведущие тенденции в сексуальной культуре: стремление людей к выражению индивидуальности и разнообразию своего сексуального поведения; социальное нормирование асексуальных установок на половые отношения; установление институционального контроля и регулирования половых отношений в церкви, армии и др. институтах государства. В противоречии между официально узаконенным сексуальным поведением и стремлением людей свободно выражать свои половые влечения проявляется характерная особенность сексуальной культуры российских граждан.

Литература

Блох И. История проституции. СПб.: Фирма «Рид», Изд. «АСТ-ПРЕСС», 1994.

Бурштын С. Е. Опыт половой анкеты в воинских частях и вузах // Профилактическая медицина, 1925. №6.

Герберштейн С. Записки о Московии. СПб., 1866.

Залкинд А. Б. Революция и молодежь. М., 1924.

Залкинд А. Б. Половой вопрос в условиях советской общественности. М.,1924.

Тэннэхилл Р. Секс в истории. М.: Крон-Пресс, 1995.

Имелинский К. Сексология и сексопатология. М.: Медицина, 1986.

Кон И. Введение в сексологию. М., 1990.

Кон И. Лунный свет на заре. — М.: Олимп, 1988.

Корб И. Г. Дневник поездки в Московское государство. М., 1868.

Кузнецов М. История проституции в России. М., 1998.

Русский эрос, или Философия любви в России. М.: Прогресс, 1991.

Труды первого съезда офицеров-воспитателей кадетских корпусов. (22—23 декабря 1908 г.). Под ред. П. В. Петрова. СПб. С. 308.

Шворина Т. Воинские артикулы Петра Первого / Под ред. М. М. Исаева. М., 1940.

Форель А. Половой вопрос. М.: 1924.

Энгельштейн Л. Ключи счастья: Секс и поиски путей обновления России на рубеже 19 и 20 веков / Пер. с анг. В. Павлова. М.: ТЕРРА, 1996.

Глава 3. Сексуальное здоровье и медико-биологические аспекты сексуальности

«Совсем не удивительно, что половые органы, будучи источником наслаждения, одновременно превратились для нас во что-то загадочное, стыдное, таинственное».

Уильям Мастерс и Вирджиния Джонсон

Сексуальное здоровье — это комплекс соматических, эмоциональных, интеллектуальных и социальных аспектов сексуального существования человека, позитивно обогащающих личность, повышающих коммуникабельность человека и его способность к любви. Это определение Всемирной организации здоровья стало ключевым в начале ХХI века, так как половая жизнь — наиболее значимый фактор человеческого существования. Неудовлетворенность сексуальными потребностями, нереализованные половые возможности — источник сильнейших фрустраций для половозрастных мужчин и женщин. Поэтому в России, как и в большинстве европейских стран и США, существует система сексологической помощи. Наиболее известен в нашей стране Федеральный Центр медицинской сексологии и сексопатологии при НИИ психиатрии имени Ганнушкина. В каждом крупном городе есть сексологи в поликлиниках. Уважающие себя современные медицинские Центры не обходятся без включения в свой штат специалиста — сексолога.

Но не только врачи заботятся о сексуальном здоровье, изучая анатомические и физиологические аспекты сексуальности. Исследование социокультурных проблем сексологии психологами, культурологами, педагогами невозможно без обращения к этим вопросам, как именно они являются определяющими в половом поведении людей, и никакие нормы и правила, устанавливаемые обществом, порой не могут не нарушаться по простой причине — таким человека создала природа.

На врожденном стремлении всего живого расти и разви­ваться покоится размножение на Земле. Ядра половых клеток сплачиваются, побуждая новую жизнь; в процессе митоза из од­ной клетки получаются две; новая почка дает жизнь веткам; самцы пчел, бабочек, муравьев умирают после погони за самкой, но оплодотворяет воз­любленную один избранник, а соперники его погибают, так и не исполнив своей функции. Черепаха несколько лет подряд может откладывать оплодотворенные яйца после единственного многочасового полового акта, с благодарностью вспоминая своего «любимого». Сло­ны вынуждены терпеть по 3 года от соития до соития, но в итоге рождается им подобный.

В природе существует множество способов продле­ния жизни: простое деление у амеб и водорослей; спорообразование мхов, папоротников; вегетативное раз­множение, при котором новый организм образуется из группы клеток материнского растения; почкование, при котором, например, у гидр отделяется небольшой уча­сток тела, дающий впоследствии новую жизнь. Все это бесполое размножение. В половом размножении необходимо, как правило, наличие двух разнополых особей, каждая из которых участвует в образовании нового организма, внося свою клетку — гамету (яйцеклетку или сперматозоид). В ре­зультате слияния образуется зигота (оплодотворенная яйцеклетка), несущая наследственные признаки своих родителей.

Чтобы знать, как рождается потомство, как и почему осуществляется совокупление, необходимо представ­лять анатомическое строение организма, особенно тех его частей, которые непосредственно участвуют в слия­нии. На протяжении многих лет людям в школах объ­ясняли этот процесс на примере пестиков и тычинок, лягушек, бабочек и т. п. Хотя правильнее было бы обратиться непосред­ственно к человеку.

Наиболее нелепое заблуждение — боязнь нормально говорить с людьми о половых органах и об их естественном назначении. При этом, однако, при помощи разных двусмысленностей и игры словами не бояться обращать их внимание на удовольствие, связанное с удовлетворением половой потребности. Поэтому кратко рассмотрим половые органов мужчины и женщины, благодаря строению и расположению которых осуществляется то таинство, которое привлекает к себе внимание людей: от ребенка до старика, — на протяжении всей жизни. Тем более, что знание анато­мии и физиологии полезны и необходимы как для успешного осуществления половой близости, так и для знания сексуальной лексики и правильной трактовки современных понятий социокультурной сексологии.

3.1. Мужские половые органы

Мужские половые органы расположены в основном снаружи и более доступны для изучения. Однако, дале­ко не каждая женщина их хорошо представляет, и не всякий мужчина имеет необходимый минимум знаний о строении и назначении своих гениталий.

Вот как писал Леонардо да Винчи о мужском половом члене: «Он связан с человеческим разумом, а иногда он проявляет независимую волю и, хотя воля человека хотела бы иногда его возбудить, он упорствует, и действует по-своему; иногда действуя сам по себе, без разрешения или мыслей человека, будь то у спящего или бодрствующего, он делает то, что хо­чет; и часто человек спит, а он бодрствует, а очень ча­сто человек не спит, а он спит. Очень часто человек хо­чет его использовать, а он не хочет, много раз он желает, а человек ему это запрещает. Итак, кажется, что это Животное часто имеет свою душу и свой разум незави­симо от человека, и кажется, что человек не прав, стыдясь его называть, не то что показывать, напротив, он его всегда покрывает и прячет, тогда как он должен был бы его украшать и торжественно показывать как своего слугу».

Рис.6. Мужские половые органы

А — головка полового члена;

Б — тело полового члена;

В — основа­ние (корень) полового члена.

1 — семенные пузырьки;

2 — мочевой пузырь;

3 — предстательная железа;

4 — уретра;

5 — куперова железа;

6—семявыносящнй проток;

7 — придатки яичка;

8 — мошонка;

9 — яички;

10 — наружное отверстие уретры;

11 — крайняя плоть;

12 — венчик;

13—пещеристые тела;

14 — губчатое тело.


Половой член (фаллос пенис, лингам, приап) представляет собой наружный орган, состоящий из корня (основания), тела (ствола) и головки. Он предназначен для совокупления, проведения эякулята (спермы) во влагалище женщины и выведения мочи из мочевого пу­зыря.

Половой член образован двумя пещеристыми (ка­вернозными) и губчатым телами, содержащими лакуны (углубления), заполняемые кровью. В толще губчатого тела проходит мочеиспускательный канал (уретра) и на конце его находится утолщение — головка полового члена. Края головки покрывают концы пещеристых тел, срастаясь с ними и образуя утолщение (венчик) по окружности, за которым расположена венечная борозда и «уздечка» (небольшой участок кожи, прикрепленный к головке).

Снаружи половой член покрыт легкоподвижной ко­жей, а крайняя плоть своим избытком закрывает голов­ку, которая покрыта еще более тонкой кожей, с боль­шим количеством желез, вырабатывающих специаль­ную смазку — смегму.

Внешний вид полового члена различен у мужчин по цвету, форме, размеру и наличию или отсутствию край­ней плоти (хирургическое иссечение крайней плоти на­зывают циркумцизией — обрезанием). И, оценивая ана­томические размеры половых органов, следует отметить, что чисто механически любой мужчина может удовлетворить любую женщину. За исключением случа­ев врожденных уродств половой системы, которые встречаются исключительно редко.

Мошонка — это кожаный мешочек, покрытый редкими волосами и расположенный ниже полового члена у его основания. В ней расположены яички, где выраба­тываются сперматозоиды. Мошонка имеет слой мышеч­ных волокон, которые непроизвольно сокращаются при сексуальном возбуждении и физической нагрузке, или под воздействием температуры. При этом яички подтя­гиваются вверх, ближе к туловищу, что способствует поддержанию постоянной температуры (для качествен­ной выработки спермы) и предохранению от поврежде­ния во время соития. При повышении температуры яич­ки опускаются, кожа растягивается, образуется большая поверхность для охлаждения. Мошонка также относит­ся к наружным половым органам мужчины.

Внутренними половыми органами мужчины являют­ся семенники, придатки яичка, семявыводящий проток и предстательная железа.

Яички (семенники) — это парные половые железы, причем одно яичко (правое), как правило, расположено выше другого (левого). Они достаточно чувствительны к прикосновениям (хотя одни от этого испытывают дискомфорт, а другие — сильное сексуальное возбужде­ние) и вырабатывают сперму, несущую сперматозоиды в микроскопических семенных канальцах (длина кото­рых до 500 см в общей сложности), а также гормоны (в основном тестостерон). На задней поверхности каж­дого яичка расположена трубчатая система — придаток (эпидидимус). Сперматозоиды несколько недель пере­двигаются по нему, достигая полной зрелости.

Предстательная железа (простата) — внутренний половой орган мужчины, состоящий из мышечной и слизистой ткани и вырабатывающий прозрачный сек­рет, входящий на 30% в состав спермы. Она располага­ется в области выхода из мочевого пузыря, на уретре. Ее обследование возможно через прямую кишку и наи­более часто встречающееся заболевание взрослых мужчин — вос­паление простаты (простатит).

Непосредственно под простатой расположены бульбоуретральные (куперовы) железы, которые, соединя­ясь с уретрой, вырабатывают несколько капель жидкости, увлажняющей головку полового члена при эрекции (до семяизвержения). В них иногда обнаруживают неко­торое количество живых сперматозоидов, что снижает контрацептивную эффективность прерванного сно­шения.

Семяизвержение мужчины представляет собой сле­дующий процесс: яички вырабатывают сперматозоиды в семенных канальцах, которые, передвигаясь по при­даткам, поступают в семявыносящий проток, — трубоч­ку длиной примерно 40 см, идущую от каждого яичка к предстательной железе. На уровне верхнего полюса предстательной железы соединяются семявыносящие и семяизвергающие протоки семенных пузырьков, обра­зуя семявыбрасывающий проток. В последний и попада­ет семенная жидкость из предстательной железы и се­менных пузырьков. Семявыбрасывающие протоки про­ходят через простату и открываются в задний отдел мочеиспускательного канала, откуда эякулят выходит из наружного отверстия мочеиспускательного канала полового члена.

Так складывается единый механизм выработки и выброса сперматозоидов — мужских половых клеток (которые состоят из головки, шейки и хвоста примерно 0,06 мм), выносящихся со спермой. Сперма — густая, клейкая жидкость, которая имеет различный цвет (от белого до желтоватого, а то и серого). Концентрация ее непостоянна (зависит от частоты семяизвержения) и по объему, в среднем выбрасывается 3—5 мл (одна чайная ложка), содержащих от 40 до 120 млн сперматозоидов на 1 мл. Такое количество считается нормой, достаточ­ной для успешного оплодотворения.

Половые органы мужчин подвержены различным заболеваниям, с которыми успешно справляются урологи и андрологии (специалисты по мужским урологическим заболеваниям). Медицинские сексологи лечат мужские сексуальные расстройства, к числу которых относятся проблемы с сексуальным влечением и желанием, преждевременная или задержанная эякуляция, приапизм, эректильная дисфункция и множество других.

Во все времена особое внимание мужчины акцентировали на своем половом органе, сравнивая его со своего рода орудием, копьем, мечом, еще с древности. Ранее уже отмечалось, что половому члену (приапу, фаллосу, лингаму) придавалось мистическое значение, а обладающие «могучей половой силой» избирались вождями, старейшинами и даже жрецами. В средние века именно эти люди пользовались заслуженным авторитетом, а количество и размеры отрезанных гениталий у неверных характеризовали победителя в бою у мусульман.

Исследователи двадцатого столетия несколько поубавили страстей, сделав предметом изучения «половое достоинство» мужчин. Различными авторами были замерены, а в научно-популярной литературе описаны параметры гениталий.

15 см — средняя длина эрегированного полового члена, отмеченная Девидом Ройеном, у которого рекорд измерений — 35,5 см с диаметром 7,6 см.

М. Кинесса называет среднюю длину эрегированного полового члена 10—12 см при максимуме 14 см.

Некоторые авторы называют эрегированный половой член в 16 — 18 см крупным, а за 18 — 20 см — гигантским.

Л. Я. Якобсон дает классификацию мужских половых органов по длине: «ласкун» — половой член длиной 10 см (при возбуждении), «лебедь» — 11—12 см, «балун» — 13—13,5 см, «султан» — 14—16 см, «елда» — 17 см; по толщине: «малыш» — 2см, «принц» — 2,5—3 см, «король» 3,5 — 4 см, «голован» — 4,5 см, «слон» — 5см и более.

Согласно российским исследованиям, средняя длинна полового члена из множеств выборок составляет около 13 см с диаметром 2,5 см. При этом наиболее часто встречаются следующие крайние цифры, характеризующие его длину: 12 — 18 см, 12,5 — 17,5 см, 13,8 — 16,6 см. В 1998—2002 году И. Кон опросил 8267 человек старше 18 лет, и по его данным составлена следующая таблица:

Таблица 2. Размеры половых членов

Микропенисом называют тот, чьи размеры в длину не более 2 см. Меньше 9,5 см в состоянии эрекции — считается малым половым членом. А эрогированный половой член длинной 9,5 см и более можно причислить к статистически средним размерам. Но как нельзя сказать о том, какого размера должна быть грудь у женщины (у каждой она неповторимая, единственная и любимая), также не следует уделять повышенное внимание размеру полового члена. Важно, чтоб мужчина умел им пользоваться!

У чернокожих людей по результатам некоторых наблюдений половой член в состоянии покоя на 1 см длиннее, а в эрогированном виде он равен размерам людей с белым цветом кожи. Увеличение длинны полового члена различными методиками осуществляется где-то на 2,5 см. (П, Щеплев, Д. Курбатов, 2003)

При таких цифрах можно особо не волноваться о размерах полового члена, а больше внимания уделять функциональному значению величины «мужского достоинства». Парадоксальное явление — снижение средних величин эрекции при максимальных значениях длины не эрегированного полового члена и повышение ее показателей при минимальных — не служит препятствием в завистливой оценке мужчинами личных достоинств обладателя максимума. Что это? Незнание? Невежество? Или просто дань внешнему эффекту? Так же, как и то, что обладатель гениталий наблюдает собственный пенис сверху вниз, а чужой половой член (в общественной бане, например) видит со стороны. Тем самым он становится жертвой оптического обмана, мужчине кажется, что собственный пенис меньше, чем у товарища.

Однако и женщины часто верят в эти мифы. Они помнят о том, что женские половые органы способны растягиваться, изменяться в объеме, в основном добиваясь совпадения с мужскими гениталиями. Но ищут неординарных ощущений! Пока не проверят на собственном опыте, что половое сношение с крупными и гигантскими половыми членами часто затруднено или практически невозможно, так как вызывает болевые ощущения у партнера, а порой и повреждения влагалища у партнерши.

Тем не менее, и сегодня половым членом восторгаются и присваивают имена. Например: ванька-встанька — легко возбуждающийся половой член; жених — тот, что был лишь с одной женщиной за всю жизнь; василек — у юноши, не знавшего половой жизни; счастливчик — у которого головка закрыта крайней плотью и он как бы в рубашке.

Существуют и другие названия детородного органа, о которых забывают или не знают почитатели мифов о сексуальной мощи. Выскочкой называют своего рода выскакивающий половой член: в состоянии покоя он имеет вид сушеной сливы, но обладает высокой чувствительностью определенных нервных волокон. При эрекции эта «слива» способна увеличиваться несколько раз в размерах, что является определенным сюрпризом для партнерши. А вот хвастун — выпрямляющийся половой член, который всегда (даже в покое) частично заполнен кровью, притягивает взоры окружающих, но при эрекции длина его увеличивается не намного.

Когда-то В. Шахиджанян сказал, что каким бы ни был ваш половой член, он ваш единственный и неповторимый, и надо уметь пользоваться тем, чем обладаешь. И с ним трудно не согласиться.

3.2. Женские половые органы

Женские половые органы разделяют на наружные и внутренние. К наружным относятся: вульва, со­стоящая из лобка, больших и малых половых губ, преддверия влагалища, клитора и промежности. К внутренним — влагалище, шейка матки и мат­ка, фаллопиевы трубы (яйцеводы) и яичники.


1 — фаллопиевы трубы;

Рис.7. Женские половые органы

2 — матка;

3 — яичники;

4 — внутренняя полость матки;

5 — наружный слой матки;

6 — внутренний слой матки;

7 — шейка матки;

8 — влагалище;

9 — стенки влагалища;

10 — клитор;

11 — отверстие мочеиспускательного канала;

12 — девственная плева;

13 — преддверие влагалища;

14 — анальное отверстие;

15 — мочевой пузырь;

16 — мочеиспускательный канал.


Лобок (бугорок Венеры) — область над лобковой ко­стью, бугорок из жировой ткани, покрытый кожей и лобковым волосом. В нем расположено множество нервных окончаний, вызывающих сексуальное возбуж­дение.

Большие половые губы (наружные губы) — до наружных краев покрытые волосом складки кожи, содер­жащие толстый слой жировой ткани и тонкий слой гладких мышц. Здесь в большом количестве присутству­ют потовые и сальные железы, нервные окончания. В сексуально спокойном состоянии они закрывают рас­положенную между ними половую щель, защищая вход во влагалище и мочеиспускательный канал.

Малые половые губы (внутренние губы, нимфы) — две мягкие кожаные складки из рыхлой губчатой ткани без жировых клеток и волосяного покрова» с многочис­ленными кровеносными сосудами и нервными оконча­ниями. Внутри малых половых губ расположены бартолиниевые железы, выделяющие во время полового акта слизистый секрет.

Клитор (похотник, секель) — один из наиболее чувствительных участков женских половых органов, те­ло которого состоит из губчатой ткани. Он богат нерв­ными окончаниями и его единственной функцией явля­ется аккумуляция сексуальных ощущений и эротиче­ского наслаждения. Размеры клитора в невозбужденном состоянии колеблются от 3 до 13 мм.

Промежность — участок между нижней спайкой половых губ и анальным отверстием, который нередко служит источником сексуальных ощущений за счет своей чувствительности.

Вход во влагалище (преддверие) — наружное отверстие женских половых органов в виде щелевидного пространства между малыми губами, как правило, закрытое девственной плевой, имеющей отверстия для оттока менструальной крови. Девственная плева может порваться во время первого полового акта, а у некоторых женщин при по­ловом акте она только растягивается. Есть случаи, ког­да девственная плева имеется только частично или от­сутствует вообще.

Внутренние половые органы женщины:

Влагалище — направленный под углом (около 45 градусов) в сторону поясницы мышечный внутренний орган в форме трубки, нижним концом открывающийся в преддверие, а верхним охватывающий шейку матки. Оно предназначено для участия в совокуплении и явля­ется частью родового канала. Влагалище способно изме­нять свои размеры и форму, сжиматься, расширяться, растягиваться, увлажняться; в нем немного нервных окончаний, зато в достатке кровеносных сосудов.

Матка — полый мышечный орган, в форме при­плюснутой груши, состоящий из мышечной ткани (миометрий), внутренней слизистой оболочки (эндометрий), и наружного слоя (периметрий). Она поддерживается в тазовой полости несколькими связками и выполняет менструальную и детородную функции: именно в ней вынашивается плод. Матка способна уменьшаться и увеличиваться в размерах, смещаться назад и вперед, угол наклона матки по отношению к влагалищу раз­личен.

Яйцеводы (или фаллопиевы трубы) начинаются у матки и расходятся в разные стороны к яичникам. В яйцеводах яйцеклетка встречается со сперматозои­дами.

Яичники — женские парные половые железы (рас­положенные по обе стороны матки и прикрепленные к ее широким связкам), которые вырабатывают яйце­клетки и женские гормоны: эстроген и прогестерон.

Яйцеклетка созревает в яичниках ежемесячно, разрыв фолликула, выход яйцеклетки из яичника — овуля­ция, происходит в основном на 13—16 день после на­ступления последней менструации. Затем яйцеклетка по яйцеводу перемещается в матку, где в случае опло­дотворения и остается. Неоплодотворенная яйцеклетка сохраняет способность к оплодотворению в течении 3 — 5 дней.

Грудь женщины служит чаще всего символом при­влекательности, женственности, сексуальности, хотя, в первую очередь, она является органом кормления ре­бенка и источником полового возбуждения. Молочные железы — это измененные потовые железы, и левая грудная железа обычно крупнее, чем правая. По форме различают груди конические, полукруглые, плоские, высокие, отвислые и другие.

В центре возвышения груди, состоящей из жировой ткани, молочных железок, поддерживающих связоки др., расположен сосок с пегментированным круж­ком — ареолой, в котором имеется молочный проход. Кроме того, здесь присутствует множество нервных окончаний. Причем, ни форма, ни размеры, ни цвет гру­ди, соска и околососкового кружка не влияют на сексу­альную возбудимость и степень полового удовлетво­рения.

Совокупность врожденных и приобретенных анато­мических, физиологических и индивидуальных характеристик расценивается специалистами как половая кон­ституция. Она бывает слабой, средней и сильной. Уровень половой конституции зачастую определяет сексуальную активность, половую слабость или силу. Детерминация сек­суального поведения мужчин и женщин только генетическими или другими биологическими силами — крайне спорное утверждение. Тем не менее, в научно-популярной и научной литературе еще нередко можно встретить приверженцев такого подхода. Некоторые авторы упро­щают проблему, упуская из виду, что конкретные пси­хические реакции обуславливаются только социальными фак­торами и детерминированы социокультурным поведе­нием.

Нам важно уяснить в этой главе лишь то, что представляют собой мужские и женские половые органы, как они называются и чем отличаются по функциональному назначению. Более глубоко и конкретно изучить физиологические и анатомические особенности мужских и женских половых органов можно в специальной медицинской литературе.

3.3. Половой акт и сексуальные отношения

Известно, что в области сексуальности человека некоторые физио­логические аспекты долго игнорировались, и лишь бла­годаря исследованиям У. Мастерса и В. Джонсон поло­жение заметно изменилось. Благодаря раскрытию ими многих тайн интимности, стало возможным исследование сексуальной активности на новом качественном уровне.

Прежде всего речь идет о процессе совокупления (половой акт, коитус, половое сношение, копулятивный цикл). Именно так называют половую активность, в которой присутствует генитальный контакт индивидуумов, осуществляемый с какой-либо сексуальной целью. Условно-физиологически половым актом можно считать процесс от момента возбуждения и введения пениса во влагалище, до семяизвержения или оргазма. Различают гетеросексуальный (между представителями разного пола), гомосексуальный (между представителями одного пола), прерванный (в случае, когда мужчина извлекает половой член из влагалища до эякуляции), пролонгированный (преднамеренно затянутый по времени), несостоявшийся половой акт (прерванный на первой фазе копулятивного цикла).

Физиологическая цель полового акта состоит не только в обеспечении соединения сперматозоида и яйце­клетки, но и в достижении оргазма. Иначе, наверное, люди и не стремились бы к совокуплению, если б не знали о его гедонистической ценности.

Схематично процесс полового акта рисуется в четы­рех фазах копулятивного цикла, которые достаточно сложно разграничить:

— фаза возбуждения,

— плато,

— оргазм (несколько секунд сладострастия),

— спад возбуждения (когда мужчина и женщина не­восприимчивы к активной стимуляции в течение опре­деленного времени).

Начинается все с полового возбуждения. Источником возбуждения может быть тактильный стимул (прикосновение или поцелуй), вербальный сигнал (признание, слова люб­ви), невербальный сигнал (жест, «язык тела»), визуаль­ный образ (нагота), эротические фантазии (во сне или наяву), механическое раздражение (принятие ванны и душа, ритмичное покачивание на лошади), не­посредственный половой контакт.

Зоны, раздражение которых вызывает половое воз­буждение и желание близости, принято называть эро­генными. Считается, что женское тело богаче на эроген­ные зоны. Если у мужчин к ним относят, в первую очередь, головку полового члена, его ствол и мошонку, то у женщин перечень шире. Клитор считается — главной эрогенной зоной женщины, вход во влагалище — вторая, а третья зона весьма индивидуальна. Это половые губы (особенно малые), соски груди, ложбинка между грудями и под ними, поверхности бедёр, кожа в области затылка, подбородок, шея, губы, мочки ушей и многое другое. Утверждение о своеобраз­ной эрогенной зоне — мозге женщины, который внем­лет нежным словам мужчины — породило фразу: «Жен­щина любит ушами, а мужчина — глазами».

Самые очевидные признаки возбуждения: у женщин образуется вагинальная смазка (через 10—30 сек.), у мужчин происходит эрекция полового члена, обуслов­ленная приливом крови к половым органам. С нараста­нием возбуждения у женщин появляется так называе­мая оргастическая манжетка (за счет чего сужается входное отверстие влагалища на 30% и более), у муж­чин продолжают подниматься яички и увеличивается головка полового члена — вплоть до фазы «плато».

Сексуальное возбуждение, как залог оргазма — пика сладострастия, осуществляется по вполне определенной схеме. Сигналы на эротическое раздражение поступают от органов и тканей тела и в соответствующей обста­новке при наличии партнера и некоторого опыта сумми­руются в мозгу. У мужчин наступает возбуждение и происходит эрекция (отвердение) полового члена, а при продолжении стимуляции и возрастании возбуж­дения наступает оргазм с сопутствующей ему эякуля­цией — семяизвержением. Затем наступает расслабле­ние и спад кровенаполнения половых органов.

У женщин влагалище, матка, клитор, внешние и внут­ренние губы реагируют свойственным этим ор­ганам образом: влагалище и половые губы увлажняются (последние еще и расходятся), в результате прилива крови по мере нарастания возбуждения увеличивается и разбухает матка, клитор. Изменяются цвет, форма и увеличиваются размеры влагалища.

Фаза «сексуального возбуждения» переходит в фазу «плато».

У женщины продолжает усиливаться кровенаполнение венозных сосудов, раскрываются большие половые губы, обнажается область малых половых губ, облегчая ввод члена во влагалище. Набухает и удлиняется клитор. А в увеличившемся влагалище (примерно на треть), сразу за преддверием, появляются утолщения в форме колец — оргастическая манжета, которая сужает входное отверстие. Набухают и околососковые кружки, увеличивается объем груди (причем наиболее заметно у не кормивших грудью женщин).

У мужчин в фазе «плато» изменяет цвет до иссиня-вишневого и утолщается головка полового члена, яички продолжают подниматься и отходят вперед. На этой фазе у мужчин может выделиться немного прозрачной жидкости из куперовых желез, возникает ощущение внутреннего напряжения и тепла. Учащается сердцебиение, дыхание и повышается кровяное давление.

Фазы возбуждения, плато и спад возбуждения, как правило, не вызывают неясности, а вот оргазм — протекает своеобразно у представителей различных полов.

У мужчин оргазм связывают с эякуляцией (ритмич­ным выбросом из полового члена семенной жидкости в течение нескольких секунд), в результате активной сексуальной стимуляции. Эякуляция начинается с сжа­тия семенных канальцев. Одновременно появляется чувство неизбежности семяизвержения — дальше оно протекает как безусловный рефлекс. Сознательно сдер­живать себя мужчина может только до этого момента. Мужчина испытывает сильнейшее чувство наслажде­ния, переживая высшую точку своего сексуального воз­буждения: оргазм. Однако мужской оргазм не тождест­вен эякуляции, он может наступить и без нее, как и эякуляция может происходить без оргазма.

Если мужской оргазм является хорошо наблюдае­мым процессом, то типичная оргазмическая реакция женщин предполагает определенное психическое состо­яние. Оргазм женщины, ее сексуальная возбудимость, в значительной степени зависят от ее опыта, отношения к сексу, к партнеру, удовлетворенности жизнью, от дан­ной ситуации, наличия или отсутствия любви, умения и способности получить желаемое удовлетворение. При трении, поглаживании, фрикциях женщина получает чувственное наслаждение, которое в процессе возбуждения нарастает и заканчивается, как правило, оргазмом — ритмичным сокращени­ем оргастической манжеты, распространяющимся на всю генитальную зону и группу других мышц, вызывая и там своеобразную реакцию. После этого наступает фаза постепенного спада возбуждения.

Физиологические реакции женщины при половом акте имеют разнообразный характер, хотя в основном протекают одинаково по схеме, описанной выше. Для большинства женщин желательна интенсивная стиму­ляция клитора (без этого многие из них совсем не до­стигают оргазма) и других эрогенных зон, после чего возникают сокращения в области влагалища, которые порой не замечаются не только партнером, но и самой женщиной. Мнение о том, что у женщины при оргазме происходит выделение жидкости — некое подобие эяку­ляции — исследованиями не подтверждено.

Тем не ме­нее, сладострастное ощущение оргазма, длящееся от не­скольких секунд до нескольких минут при наступлении нескольких оргазмов подряд за короткий промежуток времени обеспечивает женщине получение гедонистиче­ского чувства. Хотя еще десять лет назад до 50% вступающих в брак россиян не знали, что женщина должна получать удовольствие от половой жизни и до 70% женщин не испытывали удовлетворения в половых контактах.

Как показано выше во время полового акта у обоих полов проявляются генитальные реакции и специ­фические явления вне гениталий — так называемые экстрагенитальные реакции. С ростом сексуального воз­буждения повышается кровяное давление, характерным является учащенное и углубленное порывистое дыха­ние, пульс может возрастать в полтора-два раза, появ­ляется покраснение кожи на груди, шее, лице, реже на всем теле, усиливается потоотделение. В начале сексу­ального возбуждения у женщин и у мужчин происходит эрекция сосков груди. Происхо­дит некоторое притупление чувствительности: тактиль­ной температуры и болевой чувствительности, обоняния и вкуса, зрения и слуха.

Непосредственно после оргазма наступает рефрактерный период у мужчин и спад напряжения у женщин. Это время восстановления. Женщина способна, не выходя с фазы «плато», испытывать множественный оргазм (количество которых зависит от её половой конституции, сексуального интереса к партнеру и продолжительности стимуляции). У мужчины спадает эрекция и другой оргазм или эякуляция физически невозможны в период от нескольких минут до нескольких часов (причем, с возрастом это время увеличивается).

К близким, теплым, откровенным интимным отно­шениям всю свою жизнь стремятся люди независимо от половой принадлежности. Однако, не каждому удается достигнуть заветной цели. Слово «интимность» (от лат. intimus — сокровенный, лежащий глубоко внутри) определяет взаимоотношения людей, интересующихся друг другом. В процессе интимности наиболее свободно проявляются чувства, мысли и поступки. Состав­ляющими интимности — по мнению У. Мастерса и В. Джонсон — выступают такие слагаемые, как симпа­тия, участие, доверие, нежность, честность, которые не существуют сами по себе, а «смешиваясь, образуют уни­кальный сплав, в котором каждый из них усиливает и укрепляет другой».

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 533