электронная
от 60
печатная A5
от 388
16+
Оранжевая книга

Оранжевая книга

Фантастический роман в звательном падеже


5
Объем:
252 стр.
Текстовый блок:
бумага офсетная 80 г/м2, печать черно-белая
Возрастное ограничение:
16+
Формат:
145×205 мм
Обложка:
мягкая
Крепление:
клей
ISBN:
978-5-4490-2143-4
электронная
от 60
печатная A5
от 388

О книге

«Оранжевая книга» рассказывает об оранжевых видах, исчезающих или уже исчезнувших с Земли. О растениях, животных, чувствах… Например, о любви.

Отзывы

Сергей Генералов

Думаю, это самый яркий роман о любви последних лет. О любви во всех ее ипостасях – от космогонической до бытовой. Это грустная и очень красивая история об отчаянном её поиске. И ремарка в названии сразу предупреждает: «роман в звательном падеже». Странная ремарка? Ничуть! Потому что Любовь – она всегда в звательном падеже. И не случайно героиня живет в современной Москве, а герой – на далекой и прекрасной планете Цитрон, похожей на апельсин. Идеальной планете. Полной противоположности Земли. И они обязательно должны найти друг друга…Это фантастика? Скорее фантазия. И тут я бы вспомнил определение Д. Р. Толкиена из его эссе о волшебных сказках: «Фантазия, я думаю, высшая форма Искусства, наиболее чистая и (если она достигает совершенства) наиболее могущественная его форма». А в романе фантазия, по-моему, достигает совершенства. «Оранжевое близко к совершенству». Начинаешь даже верить, что оранжевый цвет объективно является неким индикатором разумности и доброты в нашем мире. И что «Человечество живо, пока висит последний апельсин!"

26 февраля 2018 г., в 22:17
Владимир Николаевич Войнович — писатель, драматург, поэт

«Автор обладает собственным видением мира, выразительным и сочным языком, имеющем в своем истоке (как мне кажется) следы платоновского словотворчества… обладает несомненным чувством юмора, а к своим героям относится с тем смешанным чувством, которое Хемингуэй определял как иронию и жалость. Эта проза необходима кругу читателей, в котором ценятся… те достоинства, благодаря которым литературный текст становится фактом искусства». («Истина и жизнь», 2003г. N.9)

26 февраля 2018 г., в 17:22
Марина Перчихина, куратор художественной галереи «Спайдермаус»

«Автор пишет в жанре фантастического реализма, на возрождение которого надеялся Синявский. После Платонова, Пильняка и Булгакова эта традиция оборвалась. Пелевин не в счет. Он не породил своей художественной системы…» Газета «Вечерний клуб».

26 февраля 2018 г., в 16:43
Эвелина Ракитская, Член союзов писателей Москвы и Израиля, Член международной Ассоциации литераторов и журналистов (APIA), (г. Лондон)

Появление этой книги — событие в литературе на русском языке. В романе не просто есть отточенность языка и интересная идея, но эта идея глубока и глубоко человечна. Данное обстоятельство и роднит книгу с лучшими образцами фантастического жанра — Братьями Стругацкими, Бредбери, Артуром Кларком, Станиславом Лемом и др. За внешне ироничным тоном повествования кроются глубокие мысли о любви и нелюбви… Любовь необходима для выживания человечества, делает вывод автор. Думается, что книга будет интересна самому широкому кругу читателей.

26 февраля 2018 г., в 16:24
Июлика-Январика

«Оранжевая книга» вдохновила меня на рецензию. Личные впечатления зашкаливают, поскольку книга написана моей близнецовой душой, родом с планеты Цитрон, невидимой для землян. Несмотря на это я постараюсь быть объективной. … Я много книг прочла в своей жизни. Большинство по диагонали, ленинским методом, из угла в угол. «Оранжевая книга» — одна из немногих, которую хочется читать без спешки, не пропуская ни одного слова. Спасибо Тебе, цитрушка, близнецовая душа, от землянки! Я пишу о том же, что и ты, но по-земному. Я с упоением купалась в твоем неземном творчестве. Когда буду на Цитроне, встретимся!» https://author.today/review/8775

3 февраля 2018 г., в 12:52

Автор

Та да не та «Оранжевая книга» увидела свет. Она та, потому что рассказывает об исчезающих видах, но она в то же время и не та, потому что не «Красная», а «Оранжевая», и рассказывает не сухим языком статистики, а на языке образов, в форме романа. Созданного в таком редком сейчас звательном падеже.