электронная
400
16+
Опыт единого познания

Бесплатный фрагмент - Опыт единого познания

Объем:
952 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4498-9681-0

Родителям своим, Туголукову Николаю Яковлевичу и Туголуковой Ираиде Никаноровне, посвящаю. Они на своих, еще детских, плечах вынесли тяжесть жестокого угнетения «коммунистами» русского крестьянства и тяжесть опустошительного немецкого нашествия 41 — 45 годов. Ожидание зла от ближнего, испытанное ими в детстве, передалось и нам, их детям, и определило невольно наше отношение к окружающему сообществу и нашу жизнь, определило наше познание добра и зла.

«И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно. И выслал его Господь Бог из сада Едемского, чтобы возделывать землю, из которой он взят. И изгнал Адама, и поставил на востоке у сада Едемского Херувима и пламенный меч обращающийся, чтобы охранять путь к дереву жизни». Быт 3, 22 — 24.

Предисловие

Представленный читателю труд есть творческое изложение науки о человеке. Автор делится в нем своим опытом единого понимания, в пределах которого только и возможно понимание человека. Книга написана в форме размышления, в форме поиска мысли: всякой науке вначале предшествует творческий поиск мысли, в котором и рождается новое знание. Почти неизбежной в такой работе является некоторая непоследовательность изложения. Неизбежными в такой работе являются и некоторые трудные места, нуждающиеся в будущем в доработке, прояснении. Пусть трудности не смущают читателя, но побуждают его к размышлению вместе с автором. Автор уверен вместе с тем что достоинства этой книги значительно перевешивают ее недостатки. Последовательное, более систематическое и понятное изложение понятого в этой работе есть дело другой книги. Также нужно надеяться, что ничто не помешает автору работать над улучшением книги для последующих ее изданий. Над вопросами, рассматриваемыми в книге, автор размышлял в течение всей сознательной жизни. Можно сказать, что эта книга есть для автора дело всей его жизни. Непосредственная работа над книгой велась с лета 2014 — со времени освобождения автора от необходимости зарабатывать на жизнь — и по весну 2020 года. Недостатки книги могут быть прощены еще тем обстоятельством, что автор, учитывая свой возраст, торопился с написанием книги, ведь гораздо хуже не успеть написать книгу, чем написать ее не так, как хочется. Автор долго, очень долго вынашивал в полном одиночестве и писал затем свою книгу. Книги пишутся в пустыне. У каждого автора своя гора, своя высота духа, откуда он выносит скрижали. Книга бессмысленна, если не выходить с ней к людям. Книга бессмысленна, если она не есть проповедь, обращенная к людям. Пора и автору выходить из своего одиночества, в котором он беседовал только с Вечным своим Отцом — выходить к своим читателям, к своим духовным слушателям.

Красная Слудка. 29. 02. 2020 года.

Введение

1

Познание начинается тогда, когда индивид изгоняется из цветущего сада Божественного Отца своего, утрачивает вечную жизнь. Познание есть состояние изгнания из рая, из жизни вечной. Свою преходящую жизнь в изгнании, свое существование индивид осознает как обретенное зло, а вечную жизнь в доме Отца, бытие — как утраченное добро. Единое знание есть знание утраченного добра и обретенного зла, знание жизни вечной и жизни преходящей, временной. Бытие есть состояние совершенной жизни. Бытие себя не знает. Познание есть состояние несовершенной жизни, существование, мышление. Индивид в состоянии изгнания из вечной жизни есть разделенное в самом себе сущее, сущее в форме знания самого себя, сущее в форме познания. Познание и бытие есть несовместимые формы жизни. Познание есть другое измерение жизни: познание, в отличие от практической, мирской жизни, есть духовная жизнь. Изгнание из вечности есть и изгнание из мира. Жизнь в мире, бытие и жизнь в себе, познание есть противоположные формы индивидуальной жизни. Познание есть состояние знания себя индивидом, состояние сознания. Если индивид не может себя полагать вне себя, то он находится в состоянии в себе, в состоянии знания себя. Познание есть ограниченное бытие. Индивид, утративший вечную жизнь, думает о пути возвращения. Познание есть стремление к возвращению в состояние добра и вечной жизни. Познание есть поиск пути в вечную жизнь. Знать себя — быть в себе разделенным, быть несовершенным. Познание есть состояние разделенной жизни. Если индивид не может себя полагать вне себя, если он разделен с миром, то он и в себе разделен и имеет в себе предмет своего познания. Бытие есть состояние тождественного соединения индивида и внешнего мира. Бытие есть состояние безмыслия, бессознания: если жизнь совершенна, то мыслить не о чем и мышление невозможно. Состояние разделения индивида и внешнего мира есть состояние познания. Дух познания рождается на кресте. Дух рождается тогда, когда тело обездвижено и жизнь остановлена. В индивиде, умершем телом, жизнь воскресает в духовной форме, в форме мышления. Жизнь в форме «в себе», когда индивид изгнан из вечной жизни и возведен на крест, есть жизнь в форме мышления.

И все же познание, несмотря на его противоположность бытию, должно быть формой, состоянием бытия. Познание есть несовершенное, остановленное, ограниченное бытие. Если бытие есть процесс жизни, то познание есть остановленная жизнь. Бытие и познание есть две возможные формы индивидуальной жизни: если жизнь в форме бытия невозможна, то осуществляется жизнь в форме познания. Можно сказать, что жизнь в форме познания есть сущее небытие. Эта жизнь есть существование индивидуального тела в форме разрыва его с внешним миром. А ведь именно связь индивида с внешним миром есть жизнь, бытие. В те времена, когда мир изменяется, когда разрушается привычный уклад жизни и многие индивиды утрачивают связь с миром, тогда они принуждены познавать добро и зло. Индивид становится злополучным и стремящимся к добру, к идеалу, становится знающим себя. Знать себя — знать добро и зло, искать путь добра, путь благополучия. Познание есть поиск индивидом себя в мире, поиск пути возвращения в дом Отца своего Вечного. Познание приходится на пустоту в жизни, на неполноту жизни. Бытие беспредельно. Бытие есть процесс свободно полагающей себя жизни. Остановленное бытие есть определенное в себе бытие, есть небытие, познание. Бытие и познание есть противоположные формы жизни, есть совершенная и несовершенная жизнь.

О едином познании прежде не говорили. Тема единого познания есть новая тема и новый путь мысли. О едином познании и предмете единого познания задумывается тот, кто стремится к пониманию всего существующего, кто встал на трудный путь единого понимания сущего. Но что есть понимание? «Понимание» имеет два значения: понимание есть процесс, мышление, и понимание есть состояние сознания, понятие. Понимание есть форма единого познания. Понимание есть состояние индивида в стремлении его к совершенной жизни. Понимание есть познание в форме мышления, мыслящее познание. Жизнь доставляет задачи, доставляет проблемы для мыслящего индивида, и мысленное решение задач воплощается в практике жизни. Познание из жизни исходит и в жизнь возвращается. Познание есть состояние жизни. Познание есть несовершенная и поэтому мыслящая жизнь. Мышление, понимание есть поиск пути к совершенству. Совершенная жизнь, которой живут совершенные животные виды, не нуждается в мышлении. Даже и в обществе способность мышления есть большая редкость — это потому, что редкими бывают неприспособленные, не умеющие жить индивиды. Кто умеет жить, тот не мыслит, но мыслят неприспособленные индивиды. Нельзя считать сознание, способность мышления родовым свойством человека. Сознание, мышление есть, скорее, состояние отдельного индивида. Нельзя считать, что все индивиды наделены сознанием в равной степени — степень эта различна. Рождается индивид только с возможностью сознания, но оно может у него и не проснуться. Сознание можно сравнить с разбуженностью души индивида. «Души людей спят», — говорит древний мыслитель. Нельзя также сознание считать совершенно противоположным бессознанию. Основное состояние индивида есть бессознание. Сознание — в бессознании. Степень разбуженности сознания не зависит ни от образованности индивида, ни от его социального положения — в любом имущественном положении и с любым уровнем образования могут быть и спящие, и разбуженные души. Но все же в менее обеспеченных и менее благополучных слоях общества уровень недовольства индивида своей жизнью и степень разбуженности сознания должны быть выше. Чем благополучней индивид, тем более мертва его душа. Сознание есть жизнь в состоянии противоречия. Суть сознания в том, что человек контролирует, сдерживает свои полагания, ограничен в своем полагании себя вне себя, что он, в отличие от животных, не может жить рефлекторно, не может быть свободным. Правда, в настоящее «свободное» и развращенное время люди уже не сдерживают свои животные полагания, и мир человека становится все более животным, все более бездушным. Индивид должен соотносить свою деятельность с окружением. Способные индивиды менее считаются с окружением, слабые, неприспособленные — более. Знать себя — значит быть ограниченным в своем полагании себя. В совершенной, животной жизни нет никакой ограниченности, нет определенности, поскольку эта жизнь беспредельна, не имеет предела своему полаганию. Несовершенная жизнь есть определенная, ограниченная в своем полагании жизнь. Определенность несовершенной жизни существует для себя в форме знания себя.

Двумя ступенями познания являются практика, в которой возникает определенность явлений и представлений, и мышление, процесс понимания сущности явлений. Практическое познание есть в значительной степени бессознательное познание. Осознается неудачная практика в мышлении. Свое практическое знание индивид обнаруживает тогда, когда начинает знать себя, когда обретает себя и свое знание явлений в самосознании. Практика, приводящая к сознанию и осознанию, есть бессознательная практика. Практика становится предметом в форме знания, осознания, понимания. Человеческое, сознательное познание есть процесс понимания явлений, мышление, умственное, теоретическое познание. Понимание есть осознание явления. По сути, индивид познает, понимает свою практику жизни, свою практическую жизнь. И что еще, если не жизнь, не практика жизни является единым, всеобщим, всеобъемлющим предметом познания? Единое познание начинается тогда, когда останавливается и становится невозможной практическая жизнь. Познание есть поиск пути продолжения жизни. Познание прекращается тогда, когда жизнь возобновляется. Познание человеком самого себя есть всеобъемлющее, единое познание. Целью познания, осознаваемой или неосознаваемой, является благополучная, совершенная жизнь и состояние бессознания, безмыслия. Познание природы является средством для удовлетворения потребностей жизни. Познание природы находится в пределах единого познания, есть часть единого познания. Познания природы нет без познания себя жизнью. «Научное» познание, оторванное от целей жизни, есть еще начальная, отчасти бессознательная, ступень познания. Индивидуальный опыт становится предметом мыслящего познания в форме представления, в форме знания. Обучение и вообще чтение способствуют увеличению индивидуального опыта, увеличению знания явлений. Посредством чтения книг родовой, человеческий опыт становится достоянием индивида. Индивид, имеющий родовой опыт основанием своего мыслящего познания, есть родовой индивид, есть познающий себя род.

Впечатление, знание явлений, производимое жизнью, становится предметом понимания. И, по сути, первичная ступень познания жизнью самой себя есть несовершенная, неудачная практика, в которой производится знание явлений, а вторичная — понимающее мышление. В мышлении знание явлений, как фактов опыта в форме представления является исходным материалом познания. Слово «представление» говорит само за себя: явление, предмет чувственной практики, должно быть представлено в уме, чтобы стать предметом мышления. Если в практике производятся явления, представления как знание явлений, то мыслящее познание есть понимание явлений, познание сущности явлений. Явление как определенность внешнего мира для индивида действительно производится — производится в чувственной практике познания, в опыте: без опыта определенности явления быть не может. Индивид смотрит на мир знающим и понимающим взглядом: явление для индивида, кроме того, что это существующая вещь, предмет его практики, есть еще его знание и понимание. Явление есть и существующая вещь, и знание. Явление есть определенность познающего отношения. Явления нет без познающего индивида. Различение и определение в этом различении знания и вещи, существования есть трудная проблема познающей себя жизни, познающего себя познания.

Понять явление — значит определить его сущность. Но что есть сущность явления, сущность вещи? Сущность вещи есть то же, что существование, форма существования. Сущность вещи есть в конечном итоге место ее в жизни человека, значение ее в жизни, род блага. Каждая вещь, чтобы было понятно, есть какое-то благо, предмет потребления. Сущность одних вещей — предметы питания, других — строительный материал и так далее. Одни вещи есть благо для индивида, другие, если соединение с ними несовершенно, есть зло. Понять сущность вещи — значит определить особенность и всеобщность существования ее. Понять явление — значит различить его с одними и отождествить с другими явлениями, определить его общий род и общую сущность, несмотря на его особенность. Понимая сущность явлений, индивид понимает себя — нельзя, не понимая себя, не осознавая себя, понять сущность явлений. Не понимая свой идеал, нельзя понять действительность. Индивид есть мера сущности всех вещей, всеобщая сущность вещей. Существование есть познающее отношение индивида и внешнего мира, поэтому вне отношения познания нет определенности существования и сущности. Понять сущность явления — определить свое отношение к нему, определить относительно себя и своей цели, своей потребности, своего идеала. Определение сущности вещи есть, вместе, определение индивидом себя. Понять сущность внешних вещей — значит понять себя. Именно с понимания сущности вещей начинается человеческое сознание и познание. Человек есть всеобщий род всех вещей — как предметов человеческого познания и как предметов практического освоения. Всеобщее определение всех вещей есть человек, ведь в конечном итоге человек определяет все вещи, чем они являются для него, определяет вещи в теории и в практике. Всеобщее познание есть познание себя индивидом, а в пределах познания себя познаются все вещи. Определяя вещи, человек сам определяется — понимает свою идеальную сущность и осуществляет ее в практике. Познать сущность — значит осознать, понять существование вещи. Сущность есть форма существования вещи.

Совершенное животное существует, но не осознает свое существование. Почему же человек осознает свое существование, осознает себя? Понять, почему существует сознание и познание — значит понять сущность человека. Понять сущность человека — значит понять особенность его существования, значит понять, почему человек знает себя и познает себя. Понять особенность человеческой, знающей себя жизни — значит понять, почему одна жизнь знает себя, а другая — не знает.

Понимание есть познание связи разделенных в действительности явлений, познание идеала, совершенства существования. Познать сущность вещи — значит понять то, что должно быть, понять ее идею, ее идеальное существование. Понимание есть мыслительный процесс отождествления представлений. Понимание по своей сущности противоположно совершенной жизни: жизнь есть не мысленное отождествление, не отождествление представлений, но действительный процесс отождествления индивида с благом, с внешней средой, процесс потребления. Благополучный индивид не понимает, не определяет сущность в мышлении, но бездумно принимает благо в действительном потреблении. Благополучный индивид не мыслит, но живет. Понимание есть осознание. Понимая, что должно быть, понимая идеальную сущность, индивид понимает, осознает вместе с тем то, что есть, осознает действительную сущность, действительное существование.

Почему, вообще, существует познание? Что есть причина и цель познания? Уже было сказано отчасти, что причиной познания является несовершенство жизни индивида. Несовершенство жизни есть разделение идеи и осуществления. Познание исходит из жизни. Жизнь, становясь несовершенной, отклоняясь от своего идеала, переходит в форму познания. Но цель познания есть возвращение индивида в общую жизнь, в мир, в дом Отца Всеобщего. Цель познания, даже если она не осознается, есть достижение совершенства жизни. Процесс познания есть движение от несовершенства к совершенству, от действительной жизни к осуществлению идеи жизни. Если практическая жизнь невозможна, то она с необходимостью переходит в форму духовной жизни, в форму единого познания. Причиной познания является несовершенство жизни, разделение практики и идеи, несоответствие вещи и понятия. Движима эта познающая жизнь любовью к жизни, желанием жить, а не «любовью к мудрости», как у философов. Всякое познание природы служит целям жизни, служит познанию человеком самого себя и его развитию, находится в пределах единого познания. Познающая жизнь есть умственная, духовная жизнь. Умственный процесс, процесс понимающего мышления есть созерцание в уме идеи совершенного существования, идеи бытия, созерцание идеала жизни. Идеал есть представление недоступного индивиду совершенства жизни. Индивид, размышляя о своей практике жизни, ищет в ней путь свободы и благополучия, стремится к совершенству воплощения идеи жизни, к осуществлению идеала. Цель познания — найти путь свободы, свободный путь осуществления идеи вечной жизни. Идея ищет, как преодолеть свой предел, ищет путь свободного полагания, ищет путь беспредельной, вечной и бесконечной, жизни. Родовое познание есть сотворение нового тела, будущего универсального орудия, осуществление тем самым идеи совершенного существования, идеи бытия. Творение есть изобретение и производство орудия, и производство тем самым самого человека. Человеческая история есть новый день Божественного творения мира.

Понимать сущность — значит понимать форму существования. Сущность есть то, что есть вещь для индивида, в какой форме она существует. Спрашивать о сущности вещи — значит спрашивать о форме существования этой вещи. Вопрос о сущности, что есть сущность — вопрос о существовании, о том, что значит существовать. Знание сущности есть понимание существования. Говорить о сущности и понимании, понятии — значит говорить о существовании. Категории «бытие» и «существование» нужно различать как обозначающие противоположные формы жизни. Бытие себя не знает, а существование есть знающая себя жизнь. Бытие бессознательно, а существование имеет форму сознания, знания себя, форму понятия. Если понятие есть то же, что понимание, то понятие некоторой вещи есть понимание сущности этой вещи. Понятие не есть только представление, мысленный образ вещи, но есть, скорее, мысль, отождествление, определение. Человеческое представление не безмысленно, но есть понимающее представление, мысль, связь представлений. Понимания, мышления нет в состоянии благополучия, поскольку нет противоречия, нет причины. Для мышления нет ни причины, ни предмета, если жизнь совершенна, беспроблемна. В состоянии благополучия душа индивида не имеет формы мысли, формы сознания. Противоречие, недоумение, непонимание приводит к необходимости мышления, к необходимости понимания. Мышление не есть «любовь к мудрости», как принято думать у философов, но сама неудачная, проблемная, несовершенная жизнь озадачивает индивида и делает углубленным в себя мыслителем. Мышление не есть прихоть обеспеченных бездельников, но необходимое состояние неблагополучной жизни. Мышление есть поиск смысла бессмысленной жизни. Мышление есть форма остановленной жизни. Бессмысленная, без цели и радости отождествления жизнь заставляет индивида искать смысл, заставляет мыслить. Мышление, если жизнь не может продолжаться, есть необходимый психический процесс. Мышление есть деятельность остановленной идеи.

Понимание есть мысленное отождествление того, что разделено в практике. Понимание есть мысленное решение противоречия практической жизни. Понимание сущности вещи, понятие есть представление формы существования этой вещи, есть представление практического отношения индивида к вещи. Сущность осуществляется в практике. Понятие есть не представление вещи, но представление практического отношения индивида к вещи. Видно, что понятие есть всегда понимание себя индивидом, понимание своего отношения существования. Особенное понятие есть представление особенного практического отношения, особенного существования. Всеобщее понятие есть представление вообще существования, общее понимание себя индивидом. Понимать себя — то же, что сознавать себя. Понимание, понятие себя есть то же, что знание себя, сознание. Человеческое сознание есть понимание, понимающее знание, мышление. Индивид разделен с плодами дерева жизни, но понимает, что это необходимые для него плоды. В действительности они недоступны для него и только раздражают его, но в идеале осуществления они есть необходимая часть его жизни, необходимое благо. Индивид разделен с вечностью, сознает себя смертным, но понимает вечную природу жизни. Особенность несовершенной жизни в том, что ее действительность противоречит ее идеалу. Индивид не обладает нужными ему вещами согласно их идеальной сущности, жизнь его расходится с идеалом, и поэтому в нем возникает состояние непонимания и стремление к пониманию сущности вещей и самой жизни в мышлении. Лишенный блага, индивид не понимает, как возможно такое состояние жизни. Неблагополучие невозможно понять, ведь понять — значит принять это состояние, согласиться с ним, удовлетвориться им. Неблагополучие противоречит идеальной сущности жизни, противоречит идее жизни. Возникает стремление к пониманию своей жизни, к пониманию сущего. Возникает напряженность мысли. Совершенная жизнь есть действительное обладание вещами в согласии с их назначением, их сущностью. Несовершенная жизнь, наоборот, есть разделение индивида с вещным благом, с плодами дерева жизни. Индивид только созерцает благо, но не присваивает. И вещи, и сама жизнь не соответствуют идеальной их сущности, и поэтому возникает состояние непонимания и стремление к единому пониманию, возникает мышление. Непонимание есть состояние несоответствия жизни идее. Индивид, частная жизнь которого невозможна, с необходимостью становится родовым индивидом, с необходимостью жизнь его становится родовым познанием. Понимание индивидом своей жизни есть понимание вообще жизни, понимание родовой жизни.

При необходимости определения предмета единого познания становится ясно, что сам мыслящий, стремящийся к единому пониманию индивид является частью сущего. В научной среде даже и в настоящее время нет понимания, что познающий индивид есть необходимая часть сущего. Единое сущее, единый предмет мыслящего познания включает в себя, с необходимостью, и самого мыслителя. Мыслитель, стремясь к всеобъемлемости предмета понимания и рассматривая мир в целом, открывает себя, как необходимую часть мира, как необходимую часть предмета единого познания. Стремясь к единому пониманию и определению единого предмета, индивид открывает свою жизнь как предмет и субъект единого познания, открывает, что единое познание есть самопознание. Индивид не рождается с готовым самосознанием. Самосознание как знание себя развивается индивидуально в течение жизни и исторически. Вначале индивид только знает о своем и внешнего мира существовании, а позднее начинает мыслить и понимать идеальную сущность вещей. Нужно сказать, что задача познания самого себя, поставленная исторически давно, есть сложнейшая задача — это задача познания единой реальности. Человек, индивид знает себя только в отношении к внешнему миру, поэтому познать себя возможно, только познавая все. Познание самого себя есть единое познание. Без познающего индивида нет никакого внешнего мира как предмета познания — этот предмет есть всецело определенность познающего индивида и, по сути, есть отношение индивида к миру, есть определенность его жизни. Наивно также думать, что внешний мир, каким его знает человек, является таким же и без познающего человека. Без человека, без его практического опыта не будет определенности явления и не будет, следовательно, мира, каким человек его знает и понимает. Без познающего человека, мира не только нет в явлении, но он не имеет и сущности. Без человека, без познания сущего нет и не может быть. «Сущее» есть самоопределение, есть понятие самого себя. Внешний мир, определенность его есть знание человеком, индивидом самого себя. Мир, сущее, включающее в себя индивида, есть определение двух сторон — индивида и внешнего ему сущего. Мир определяется в познании. Ясно, что без познания никакого знания, ни в какой форме — форме явления, представления, понятия — нет и не может быть. Но и человек о себе не может знать без познания мира, поскольку знание человека о себе неразрывно, едино с его знанием о внешнем мире. По сути, определение человеком мира есть самоопределение. Определенность мира в себе как предмет единого познания есть определенность в себе познающего индивида, есть знание себя, сознание. Нужно понять, что реальность не есть внешний мир, «данный нам в ощущении», что реальность не есть предмет познания, посторонний субъекту, но реальность есть единство индивида и внешнего мира, познающая сама себя жизнь, самопознание. Реальность имеет форму знания себя, форму сознания. Реальность есть субъект. Сущее есть жизнь, определенная как предмет в себе и для себя, определенная в индивиде. Сущее есть субъект. Сущее есть единство индивида и внешнего мира, поскольку только в этой форме сущее есть для себя. Нужно далее делать вывод, что единое сущее, человек и мир без познания себя не знает, и его нет для себя. Если это понято, то отсюда также следует с необходимостью, что сущее познает само себя, что единый предмет познания тождествен субъекту, что единый предмет есть субъект. Мир как единство индивида и внешнего мира существует для себя в форме познания, в форме понимания, понятия. Существование субъективно. Если есть только субъективность, то она тождественна объективности.

Существование есть субъект. Существование есть предмет. Если сущее есть субъект, то как оно познает себя, как становится предметом познания самого себя? Вопрос этот есть сложнейший вопрос единого познания. Познание есть несовершенное, отличающееся от идеала состояние жизни. Совершенная жизнь не нуждается в познании и не познает. Познание есть стремление к совершенству, к тождеству идеала и действительной жизни. Познание начинается с отклонения действительной жизни от идеала. Познание призвано преодолеть несовершенство жизни, определить идеал и найти путь к его осуществлению. Сущее познает себя, разделяясь в себе. Изгнание индивида из мира, из дома Вечного Отца, из жизни вечной есть его возведение на крест. Вечный Отец определяет Сына к жизни на кресте — и так, в разделении Сына и Отца, осуществляется познание. Индивид, распятый на кресте, может только мыслить, определять в мышлении идеал и путь его осуществления, путь вечной жизни. Индивид в себе есть идея совершенной, вечной жизни. Если идея осуществляется несовершенно, то разделяются идеал и действительная жизнь. Познание себя есть познание своего идеала и своей действительности. Разделение индивида и внешнего мира, Сына и Отца означает, что индивид не соответствует изменившемуся миру. В новом, измененном мире должен быть и измененным индивид, должна быть изменена форма его полагания. Познавая внешний мир, индивид познает идеал и путь осуществления идеи вечной жизни. Определять идеал — значит определять путь свободы, путь осуществления идеи. Единое познание есть познание идеала родовой жизни. Только пригвожденный и несвободный индивид может мыслить о жизни в общих понятиях и познавать общее — живущий благополучно, свободный индивид мыслит о своей выгоде, мыслит конкретно. Пригвожденный, лишенный возможности полагать себя индивид мыслит о родовой, общей, Божией выгоде, а не о своей, частной. Индивид, сущий на кресте, представляет собой род и есть родовой индивид.

Созерцаемая вещь, явление существует для индивида в форме его чувственного знания и представления прошлого опыта взаимодействия с нею. Чем, в таком случае, отличается вещь от знания и отличается ли? Существует ли вещь, если о ней нет знания, если ее никто не воспринимает? Если вещь для индивида есть то, что он о ней знает, то можно ли отличить вещь от знания? Что такое сама вещь, вещь сама по себе? Такие вопросы и прежде ставили в тупик тех, кто размышляли о реальности и о различении знания и предмета, вещи, существования, и продолжают приводить в недоумение. Сложность оттого возникает, что невозможно совершенно разделить вещь и знание. Объясняется это тем, что различение знания и предмета, вещи есть различение в пределах сознания, есть различение разных уровней знания — умственного и чувственного. Опыт самопознания дает понимание того, что как вещи нет для индивида, если она не имеет формы чувственного знания, явления, так и представления, умственного знания нет, если ему не предшествовало созерцание вещи. Различение вещи и знания есть различение состояний чувственности и умозрения: есть предмет чувственности, явление и есть предмет умозрения — знание, представление. Сама вещь, вещь сама по себе недоступна индивиду в состоянии созерцания, но обретается только в состоянии практического, бездумного присвоения. Обретение вещи есть обретение практической жизни. Форма обретения вещи есть удовлетворение потребности, состояние безмыслия.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.