электронная
288
печатная A5
440
16+
Однажды в Тоскане, или История маленького фестиваля и большой Любви

Бесплатный фрагмент - Однажды в Тоскане, или История маленького фестиваля и большой Любви

Объем:
124 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4498-7525-9
электронная
от 288
печатная A5
от 440

Спасибо всем, кто читает мои истории. Только благодаря вам они оживают…

Предисловие

Когда я начала писать эту историю, около года назад, Италия не слышала о коронавирусе. История рождалась на глазах моих подписчиков в Instagram. Сначала инста-сериалы про Марину, потом подписка на историю про фестиваль. Затем новый секрет героини.

Редактировала я уже в разгар карантина. Нет, событие это не повлияло на историю. Но произошло какое-то чудесное переплетение реальности и истории. Описываю музыкальные сцены — и в этот же момент за окном происходит флешмоб: люди играют на музыкальных инструментах. Описываю дедушку — и тут новости о том, как переносят вирус старики.

Моя история вообще не о карантине. Но именно он заставил закончить во что бы то ни было. И именно благодаря ему появилась еще большая уверенность в том, что история нужна. Легкая, веселая, история-настроение про Италию, Тоскану, про местные деревни, невероятный хаос, тоже любимый.

Я начала писать в одной Италии, а закончила совсем в другой — грустной и карантинной. Но я верю, что привычная Италия вернётся. Снова без дистанций, с открытыми барами и шумными застольями. С фестивалями в несколько тысяч человек.

Глава 1. Un inizio

Кабинет размерами в футбольное поле был залит солнцем. Из высоких окон виднелся главный вход и два флага: итальянский и Европейского союза.

Стопки бумаг и папок возвышались над столом, как две Пизанские башни. Между ними сидел приятный мужчина лет пятидесяти. Слегка поседевшие волосы, серый пиджак, галстук в полоску.

В дверь постучали:

— Avanti!

Зашла упитанная синьора в плотно облегающей бока юбке.

— Розелла, ты отправила наше официальное согласие на проведение фестиваля?

— Синьор мэр, так ведь почта бастует.

— Ладно, давай завтра.

— Так и завтра бастует.

Мэр озадачено посмотрел в окно.

— Хорошо, давай отправим электронное письмо. Конечно, я хотел, чтобы оно выглядело солидней: бумажное, с нашим гербом, штампом, но ладно.

— Так ведь интернет отключили. Там поломка на вышке, её чинят, но через два дня национальные праздники. Думаю, всё заработает только через неделю, не раньше.

Колокол соседней церкви отбивал двенадцать раз. Мужчина встал, расправил плечи, застегнул пиджак и направился к выходу.

— Ладно, в конце концов они сами должны приехать, вот тогда и поговорим. Я на обед.

Он спустился по широкой мраморной лестнице и вышел на площадь с красивым собором.

* * *

Тяжёлые деревянные ворота распахнули свои объятия. Навстречу выбежала чёрно-белая собака неизвестной породы. Следом за ней выскочила такса в красной жилетке. Собаки кинулись встречать Марину радостным лаем. Она погладила обеих, те начали лизать ей руки.

Марина свернула направо, обошла каменный дом, спустилась по наклонной дорожке с шумным гравием. Из-под трактора выполз рыжий кот. Он потянулся, выгибая спину. Лениво подошёл и начал тереться об ногу. Марина почесала кота за ухом, тот благодарно замурлыкал.

Марина сбежала с горы в поле, исполосованное рядами оливковых деревьев. Где-то в конце мелькала фигура.

— Nonnnnoooooo! — Марина кричала что было мочи.

В ответ ей помахали рукой…

…Марина открыла глаза. Опять тот же сон. Третью ночь подряд. Посмотрела на часы. Шесть утра.

Встала. Опустила ноги на тёплый паркетный пол. Набросила халат. Закинула капсулу в кофемашину и посмотрела в окно. Весна не думала наступать: шёл лёгкий снег.

Марина взяла кофе. Открыла чёрный ежедневник. Каждый день этой недели был расписан с семи утра до десяти вечера: открытие важного проекта в башне «Федерация» Москвы-Сити, уроки итальянского, лекции в Высшей школе экономики по инновациям в бизнес-технологиях.

Всплывающее окошко напомнило, что через два с половиной часа назначена важная встреча. На степень важности указывали красные восклицательные знаки.

Марина открыла гардеробную. Справа висели рубашки: от светлой к тёмной. Слева — пиджаки по такому же принципу.

Раздался звонок мамы.

— Мама, представляешь, мне опять снился этот сон. Оливковые деревья. Каменный дом. Я кричала что-то по-итальянски…

Ответа не последовало. Мама всегда молчала, когда речь шла об Италии. Будь то итальянский язык, фильм, песня или передача об Италии, мама всегда переключала канал. Она сделала так и в этот раз:

— Я звонила напомнить, чтобы ты поздравила Эрика с днём рождения. Ты ведь не забыла? — спросила мама.

Конечно, забыла. Кто будет помнить день рождения отчима, на языке которого она даже не говорит. Ну единственное, что она знает: «Jeg heter Marina». Какой норвежский колючий! То ли дело любимый итальянский.

— Как у вас погода? Сугробы, ты подумай… Ну ладно, мне пора. Эрику напишу.

Марина надела серую юбку-карандаш (только вчера из химчистки), выглаженную рубашку в клетку. Собрала волосы кофейного цвета в хвост.

В такси Марина вставила наушники в уши. «Мы сами определяем то, как на нас влияют события…» — раздался приятный голос, читавший аудиокнигу «Семь навыков высокоэффективных людей».

В бесшумном лифте Марина пригладила и без того гладкие волосы. Зашла в кабинет. Возле окна стояли начальник и высокий статный мужчина. На мужчине были джинсы и кожаная куртка, густые волосы курчавились чёрными завитками. Карие глаза, небольшая бородка.

— Марина, знакомься, это Андрей.

— Без отчества, на итальянский манер, — протянул руку мужчина.

Андрей посмотрел Марине в глаза дольше, чем принято на деловых встречах.

— Не вас ли я видел на форуме в Питере неделю назад? Я был среди спикеров.

Начальник поддакнул.

— Да-да, это было наше мероприятие. Марина — наш лучший организатор. Она идеально подходит для вашего проекта: свободно говорит по-итальянски, имеет опыт ведения международных кейсов.

Андрей открыл тонкий серебристый ноутбук. Повернул экраном к Марине и начальнику. На экране была фотография городской площади.

— Мы с приятелем хотим сделать музыкальный фестиваль в этом тосканском борго. Концерты в разных жанрах — классической музыки, джаза и блюза. Борго небольшой, где-то две тысячи населения. У меня в друзьях знаменитый музыкант, он приедет бесплатно. Давно мечтал с ним выступить. Возьмётесь?

Начальник заискивающе улыбнулся:

— Конечно! Бесспорно! Мы сделаем презентацию проекта и представим вашему вниманию. Если всё подойдёт, то начнём сразу же.

Андрей закрыл ноутбук.

— Отлично. Но презентацию надо сделать не мне, а моему партнёру, дотторе Филиппи. Он живёт в Милане. На всё про всё у нас три месяца. Думаете, справимся?

Марина деловито поджала губы.

— Без проблем. У нас слаженная команда.

У Андрея зазвонил телефон.

— Простите, важный звонок, я отвечу, — извинился он и вышел.

— Что думаешь, Марина, как тебе проект? — спросил начальник.


— Отличный. С нашей московской командой мы сделаем всё очень быстро. Слетаю в Милан, сделаю презентацию, потом отправлю в тосканский борго московскую команду. Мне даже не надо там всё время находиться. У нас чёткий алгоритм. Всё по инструкции. Оставлю координатором Олю, сама вернусь.

— Прекрасно, знал, что могу на тебя положиться. Когда поедешь в Милан, сгоняй заодно на озеро Комо, там наши готовят свадьбу года. Помнишь, певица и блогер? Глянь, всё ли под контролем. В Милане снимем тебе квартиру на неделю.

Андрей вернулся в офис. Марина протянула ему руку.

— Была рада познакомиться, скоро увидимся.

— Даже раньше, чем вы думаете. До свидания, синьорина Марина, — и подмигнул.

Марина ушла к себе. Открыла презентацию и написала: «Международный музыкальный фестиваль в городе ХХХ».

— Закажи мне билеты в Милан, через неделю, — попросила Марина помощницу.

Марина вернулась домой около девяти вечера. Белые стены, современная кухня, минимум мебели. Она включила итальянский подкаст, налила бокал красного вина и сделала зелёный салат. Села ужинать и листать журнал.

Позвонила Полина, единственная подруга. Полина была астрологом. Иногда Марина спрашивала у неё совета. Часто Полина давала советы, даже если её не просили.

— Ну как прошло свидание вчера? — спросила Полина.

— Никак, мне не понравилось, как он ест.

— В смысле?

— Он чавкает. А ещё он не знает, кто такой Умберто Эко.

— Да-а, это, конечно, очень важно для семейной жизни, — Полина засмеялась.

— Это важно мне. Кстати, через неделю лечу в Милан делать презентацию. Нам поручили фестиваль в Тоскане.

— О, может, ты себе итальянца присмотришь заодно! Зря, что ли, итальянский выучила? Кстати, Италия находится под управлением страстного и игривого Льва.

— Полина, брось. Какие итальянцы?..

— Понимаю. Всю жизнь слушать, что это худшие мужчины в мире, как тут не возненавидишь…

Марина подлила себе вина.

— Не в этом дело, Полина. Мне прекрасно одной.

— Ох, Марина, через пару недель Венера начнёт тебе улыбаться.

Марина усмехнулась.

— Да уж, Венера нас спасёт.

Марина улеглась в кровать с ноутбуком и работала над презентацией фестиваля, пока не начала клевать носом. Закрыла ноутбук и выключила свет.

Она засыпала, а в голове крутилась итальянская песня любимой певицы Джорджи:

Aspettiamo solo un segno

Un destino, un’eternità

E dimmi come posso fare per raggiungerti adesso…

Глава 2.
Milan l’è on gran Milan

На ступеньках трёхэтажной виллы внушительных размеров стояла Марина. Прямые волосы, чёрный костюм. На другой конец кипарисовой аллеи подъехали один за другим семь чёрных автомобилей Mercedes S-класса.

Марина скомандовала что-то по рации, и возле каждой машины очутилось по двое мужчин. На них как влитая сидела белая форма с золотыми пуговицами. На руки были натянуты белоснежные перчатки. Из машин вышли нарядные люди.

Марина опять сказала что-то в устройство, и в начале дороги появились двое в старинных камзолах. Они начали расстилать перед гостями ковровую дорожку. По бокам возникли две девушки в кружевных платьях и стали посыпать дорожку лепестками красных роз.

Марина снова дала команду, и из-за кипарисов появились чернокожие гитаристы.

Гости направлялись к вилле. Марина зашла внутрь. Пальцем указала на свечи — к свечам подбежала девушка с длинной зажигалкой. Марина поправила вазы с белыми цветами на каждом столе, чтобы они стояли идеально посередине, и вышла наружу.

Когда гости оказались в саду, каменные скульптуры ожили и начали двигаться в такт музыке. Среди цветов появились полуобнажённые феи и стали разносить коктейли с чем-то розовым, таким же розовым, как их крылья.

На деревьях загорелись разноцветные фонарики. Зелёная ограда вдруг раздвинулась. За ней открылась сцена. Каждого гостя усадили в мягкое кресло, неожиданно оказавшееся рядом. На сцену вышли юноши в причудливых одеждах, и начался спектакль. Марина остановила официанта, который разносил шампанское, и попросила его сменить рубашку: на его воротнике она увидела чуть заметное пятнышко.

Сама пошла на кухню — лично убедиться, что все блюда, как и задумано, выкладывали в форме созвездий.

Свадьба гремела до двух часов ночи. Когда гости разъехались, водитель отвёз Марину в Милан.

* * *

Широкая тенистая аллея. Стучат миланские трамваи. Палаццо с деревянной дверью, portone. Внутри, справа от входа, ютится комнатка консьержки. Там курьеры оставляют почту, жильцы задерживаются посплетничать.

Старый лифт. Трос — то вверх, то вниз. В двухкомнатной квартире скрипит паркет. Жёлтое кресло, кожаный диван, рабочий стол и яркие торшеры. Возле окна на полу громоздятся две стопки глянцевых журналов…

Утром Марине надо было отправить контракт, потом ждать техника, чтобы тот наладил интернет. Ближе к обеду — провести конференцию с новым клиентом и ехать на встречу с дотторе Филиппи.

В восемь утра в душном отделении почты люди не помещались. Из шести работников трудился один. Остальные пили кофе и болтали. Марина не выдержала:

— Извините, а нельзя, чтобы остальные тоже работали?


— Да-да, синьорина права! Так мы до вечера простоим! — зашумели посетители.

— Мариооооо, — закричала смуглая брюнетка с пышным бюстом. — Vieni, Mariooooo!

Низкорослый брюнет нехотя занял своё место. Во рту жвачка, на руках — перстни, на шее — татуировка — ti amo.

— Ну, что там у вас? — спросил он жуя.

Марина протянула конверт.

— Экспресс-посылка, стоит 25 евро. Банкомат сломался, только наличными, — вяло пояснил он, продолжая жевать.

Марина прошептала смачное нецензурное на русском языке и вылетела из здания. Подбежала к банкомату, сняла деньги. Когда вернулась на почту, очередь удвоилась. Марина встала самой первой.

— А что это вы лезете без очереди? — заявила мама с двумя детьми.

— Я здесь уже стояла.

— Вот поедешь к себе в страну и будешь правила устанавливать. Здесь живи по нашим, — шикнула синьора с детьми.

Работница с пышным бюстом обратилась к Марине:

— Я вас помню, проходите.

В назначенные десять техника не было. В 11:30 раздался звонок. Невысокий парень с проводами зашёл в квартиру и сразу отправился в подвал. Вернулся через полчаса.

— Сi sono dei problemi con le interferenze.

Марина поняла только слово «проблеми».

— Какие такие «проблеми»! Мне нужен интернет.

— Э, понятно, но я бессилен. Надо в соседний дом зайти.

— Так зайдите!

Техник посмотрел на часы:

— Зайду, но после 14:00. Сейчас у меня обед.

— Обед? — Марина тоже посмотрела на часы. — Сейчас же только 12:00!


— Обед через полчаса, я уже не успею, — техник почесал затылок.

— Мне нужен интернет сейчас! Понимаете? Capito?!

— Capito, capito. Позвоните в центральный офис и договоритесь о встрече. Вот номер. Аrrivederci.

И техник удалился. Марина закатила глаза. Почему она вообще должна этим заниматься, это же обязанность хозяев квартиры. Девушка набрала центральный офис, объяснила ситуацию.

— Как интернет через неделю? Вы же обещали через два часа! Здесь был ваш техник.

Марина швырнула телефон на диван. Оделась, взяла компьютер и вышла из дома. По пути её остановила консьержка.

— Синьорина, я понимаю, что вы у нас временно, но надо уважать правила. Вы выкинули мусор не в тот бак: бумагу к пластику. А в органических отходах я увидела ваш шнур: это неперерабатываемый отход. Его надо кидать в другой бак.

Марина пробормотала «извините» и проскользнула к выходу. Консьержка прокричала что-то по поводу штрафа, но Марина уже шла по направлению к яркой вывеске недалеко от дома.

— У вас есть интернет? — спросила она, заглянув кафе.

— Да, конечно, — заверил её бармен.

— Быстрый?

— Ещё какой!

Марина уселась за столик, заказала кофе. И это быстрый? Ничего не работает, файлы не грузятся. Катастрофа. Марина оставила два евро на столе и выбежала.

Куда податься? Заметила на углу вывеску книжного, подёргала ручку магазина. Закрыт на переучёт. Марина встала на краю дороги и помахала рукой, чтобы остановить такси. Притормозил парень на красной Vespa.

— Вас отвезти?

Парень снял каску и пригладил идеальную чёлку. В его глазах читалось: «Я красивый, правда?». Идеальная смуглая кожа. Голые щиколотки, тоже смуглые, модные лоферы. Интересно, они на босую ногу или там носки?

— Нет, спасибо, — процедила Марина сквозь зубы.

Парень пожал плечами и уехал. Остановилось такси. Марина села в машину. На светофоре тот парень на Vespa внезапно притормозил. Таксист врезался в Vespa. Парень упал. Через секунду встал невредимый, снял каску, пригладил идеальную чёлку рукой, одёрнул куртку. И только после этого начал громко орать:

— Ma che cazzo, ma guarda dove vai stronzo!

Таксист выскочил из машины и заорал ещё громче:

— Ma per che cazzo ti sei fermato! Ma sei un coglione!

Марина попыталась заплатить, но таксист был слишком увлечён перепалкой. Она махнула рукой и пошла к видневшемуся невдалеке метро. Вход в метро был закрыт. Марина чертыхнулась.

— А сегодня забастовка, вы не знали? — бросила проходившая мимо старушка.

Марина стояла пару минут в замешательстве. Оглянулась, заметила стоянку велосипедов. Подошла ближе, скачала приложение, взяла велосипед. Сумку с компьютером поставила в корзину. Начала крутить педали. Вдруг на светофоре подъехал подросток на мотороллере, без каски, схватил сумку из корзины и унёсся на красный. Марина закричала, попыталась его догнать, но мотороллер скрылся из виду.

До конференции оставалось полчаса.

Глава 3. Un milanese

Раздался звонок начальника.

— Марина, ты готова?

— У меня украли сумку с компьютером! — Марина старалась перекричать шум машин.

— Марина, тебе кровь из носу надо быть на этой конференции!

Марина со злости ударила столб у обочины ногой. Как здесь говорят, cazzo? Точно cazzo! То было название мужского причинного места — любимое ругательство итальянцев. Марина громко крикнула:

— Cazzo!

Проходившая мимо синьора в сиреневых колготках и леопардовых балетках осуждающе подняла брови.

Марина потёрла виски. Встреча с дотторе Филиппи через два часа. Что если она приедет к нему в офис пораньше и проведёт там конференцию?

Она позвонила в офис. Ответила секретарша.

— Да, конечно, приезжайте. Вы можете подождать в переговорной и воспользоваться нашим интернетом.

Офис клиента, дизайнерское бюро, находился в здании бывшей шоколадной фабрики. В глубине двора располагалось каменное помещение с огромными окнами в пол и высокими потолками. В опенспейсе трудилось около сорока человек: дизайнеры и менеджеры. Марине выделили небольшую комнату.

После конференции, около двух, к ней заглянула черноволосая красавица.

— Меня зовут Анджела. Я личный ассистент дотторе Филиппи. Он попросил сходить с вами на обед. Сам будет позже. Вы не против?

— Нет, конечно, буду рада.

Они пересекли опустевший офис.

— Обед в Италии — непоколебимая, установленная веками традиция. В каком бы городе ты ни находилась, — бросила Анджела.

— Я заметила, — усмехнулась Марина.

Они вышли на виа Виджевано, заполненную ресторанами и барами. Перешли на другую сторону улицы и нырнули в уютную пиццерию. Их усадили возле окна и дали меню. Анджела, не заглядывая в него, заказала пиццу с грибами и прошутто. Марина попросила пасту алла норма с баклажанами.

— О, прекрасный выбор, это сицилийское блюдо. Вы были там? А вообще — давай на «ты»?

— Договорились… Анджела, а почему ты обращаешься к начальнику «дотторе»?

Анджела отломила кусочек хлеба:

— А я, кстати, тоже дотторесса, — и она засмеялась. — У тебя есть высшее образование? — спросила она у Марины.

— У меня их два, — важно подчеркнула Марина.

— О, да ты доторесса в квадрате! — Анджела засмеялась. — В общем, история такая. В императорском Риме «дотторе» называли учителей фехтования в гладиаторских школах. В Средние века — преподавателей и адвокатов. Сейчас так обращаются к людям с высшим образованием. Хотя… У нас многие в офисе с высшим образованием, но мы же не называем их всех «дотторе»! Это знак высшего уважения, я бы так сказала.

— Синьорины, ваша паста и ваша пицца, — официант поставил на стол две тарелки.

— Я обожаю путешествовать, но потом всегда с удовольствием возвращаюсь домой. Скучаю по итальянской еде, — засмеялась Анджела, разрезая пиццу. И по нашим мужчинам, — сказала она и подмигнула. — Ты не замужем?

— Нет… — смущённо ответила Марина.

— И я. Но мне уже 39, пора задумываться о семье.

Марина не сдержала улыбки:

— У нас выходят замуж намного раньше. Мне 35. Мои подруги замужем и уже дважды-трижды мамы.

Анджела захохотала:

— По вашим меркам я, наверное, старая дева. На юге, я родом из Неаполя, тоже заводят семью рано, а толку? Часто остаются жить с родителями. Как ты можешь обеспечить семью в 30 лет? Смешно. Нет, такой расклад не для меня. Хотя южные мужчины нравятся мне больше. У нас, южан, кровь кипит, понимаешь? Северяне скучные, а южные мужчины — страстные красавцы.

Анджела кивнула головой в сторону невысокого, но крепкого и мускулистого мужчины с пиццей в руках.

— Вот, например, Улиссе, владелец пиццерии. Сицилиец. Холост.

Марина равнодушно глянула на Улиссе. Пожала плечами.

— Что-то не заметила в нём страсти.

Анджела опять засмеялась.

— Прости, я очень откровенна. Но ты слишком напряжена. Мужчин такие серьёзные девушки пугают.

Марина поджала губы. После обеда Анджела предложила зайти на кофе в другое место. У входа к ним подошёл Улиссе.

— Простите, возможно, я покажусь вам наглым, — он смерил Марину рентгеновским взглядом.

«О, новое слово. Надо записать. Arrogante», — подумала Марина и достала телефон, чтобы сделать заметку.

Улиссе продолжил.

— Я человек занятой, времени мало. Поэтому перейду к делу. У меня выходной послезавтра. Может, сходим куда-нибудь?

Марина оторвалась от телефона.

— Спасибо, но меня не будет. Я еду в Тоскану.

Анджела взяла визитку ресторана и засунула в сумку Марины.

— Она позвонит, — бодро пообещала Анджела, взяла Марину под руку и вывела из ресторана.

На улице Марина раздражённо буркнула:

— Анджела, я никого не ищу. Тем более итальянцев. Мне не нужны эти поверхностные встречи.

— Да, конечно, ты же из Москвы. Театр, искусство, Достоевский! А потом с тоски водку пьёте. Лучше бы вы пиццу съели и любовью занялись.

Анджела разговаривала очень громко и постоянно жестикулировала.

Марина вздохнула: что за чушь. Посмотрела на часы:

— Как ты думаешь, дотторе появился в офисе?

Анджела выпрямила спину, одёрнула пиджак, словно все эти разговоры о мужчинах случились не с ней.

— Возможно.

Девушки заскочили в кафе с надписью Pasticceria. Кафе выделялось среди остальных модных лавок и ресторанов скромной вывеской и витриной. За баром сгорбленная старушка готовила кофе. Рядом пухлый мужчина раскладывал на тарелочку печенье с вареньем.

— Un cafe normale, — попросила Анджела.

Марине кофе не хотелось, она разглядывала место. На стенах висели старые рекламные постеры. Не хватало света.

— Это самая старая кондитерская на виа Виджевано. Уже сколько вокруг поменялось, а она всё стоит. Хожу пить кофе только сюда. Поддерживаю семейный итальянский бизнес. Одно из немногих мест, которое ещё не купили китайцы.

Старушка поставила кофе Анджелы на барную стойку.

— Prego, signorina.

Анджела улыбнулась старушке в ответ и продолжила:

— Возле моего дома, я живу в районе Парка Семпионе, тоже есть любимый бар. И в Неаполе есть. У каждого итальянца есть своя любимая футбольная команда и любимый бар. Мы с трудом меняем привычки. Любим ходить в одни и те же места. Часто туда же, куда ходили наши родители, а возможно, и бабушка с дедушкой. Но таких мест всё меньше.

Анджела выпила кофе залпом, не добавляя сахар. Марина скривилась.

— Я же неаполитанка. Мы не портим лучший вкус на земле сахаром.

Они вернулись в офис. Пересекая опенспейс, Марина услышала крики «гооооол!». Мужская часть офиса играла в настольный футбол — кальчетто. Стажёры, солидные клиентские менеджеры, юные дизайнеры и креативный директор-старожил передвигали фигурки и громко кричали.

— Дай-дай, я сейчас тебя замочу, ааааааа…

Один широкоплечий бугай обнял второго, и они начали прыгать.

— Мы победилииии!!!

— Итальянцы — большие дети. Посмотри на них, оболтусы, — закатила глаза Анджела, проходя мимо.

Марину усадили в просторной комнате на первом этаже ожидать дотторе Филиппи. Через пять минут вошёл подтянутый мужчина лет шестидесяти. Седые волосы, коричневый вельветовый пиджак, песочные штаны и мокасины. Очки в позолоченной оправе.

Он бросился навстречу Марине слишком резво для своего возраста и положения. Марина протянула руку. Дотторе Филиппи обхватил её ладонь обеими руками и начал трясти.

— Очень рад, Марина. Наконец-то!

Марина пыталась вспомнить, где она видела это лицо. Возможно, в каком-то фильме. Дотторе Филиппи запросто мог быть актёром. Секретарша принесла кофе. Рядом в хрустальной вазочке лежали конфеты. Марина заметила, что это были «Мишка в лесу» и «Красная Шапочка».

Она удивлённо подняла брови.

— Угощайтесь, пожалуйста, я совершенно искренне считаю, что это самые вкусные конфеты.

Марина взяла одну «Красную Шапочку» из вежливости.

— Как вы поживаете? — спросил он, размешивая сахар.

— Всё хорошо, спасибо.

— Я слышал, что у вас украли сумку с компьютером. Мне очень жаль, от лица всей Италии приношу самые искренние извинения. Какой позор!

Дотторе Филиппи покачал голой.

— К счастью, я смогла распечатать презентацию у вас в офисе.

Марина открыла первую страницу и начала рассказывать о проекте фестиваля. Весь город на неделю превратится в сплошную музыкальную сцену. Местные церкви, виллы, сады, дворы станут местами проведения концертов во всех жанрах: классика, рок, джаз. На каждой городской площади построят главные сцены. Для каждого музыкального жанра — своя сцена.

Марина объясняла, какие они хотят делать световые эффекты. Затем перешла к теме кейтеринга и закончила финальным концертом с участием танцоров.

Дотторе Филиппи слушал очень внимательно, а в конце презентации воскликнул:

— Брависсими! Прекрасно! Мне всё нравится.

Затем встал. Подошёл к окну.

— Этот борго очень мне дорог. Я там родился. Фестиваль вроде долга родной земле.

Дотторе Филиппи вернулся к столу.

— Приступайте. Там прекрасный мэр. Все организационные моменты вам надо решать с муниципалитетом. Я просто частично финансирую проект.

— Всё пройдёт на высшем уровне, у нашего агентства большой опыт, — заверила его Марина.

Дотторе Филиппи посмотрел на часы.

— Может продолжим разговор за бокалом спритц? Сейчас как раз время аперитива.

Марина пожала плечами.

— Ээээ, ну давайте… Да, хорошо, — произнесла она неуверенно.

Дотторе Филиппи начал оправдываться.

— Это совершенно не обязательно, только если вам будет приятно, se vi fa piacere. И, кстати, я с удовольствием перейду на «ты». Меня зовут Паоло.

Они вышли из офиса. Виа Виджевано стала многолюдней. Офисные работники праздновали конец рабочего дня. Марина и Паоло добрались до каналов. Перешли по мостику на другую сторону. Из баров доносилась музыка. Возле ресторанов стояли официанты и зазывали внутрь.

— Вы знаете, что эти каналы спроектировал Леонардо да Винчи, когда был на службе у миланского герцога Лодовико Сфорца по прозвищу Мавр, или Моро?

— Да, я читала.

— А здесь раньше стирали белье.

Дотторе Филиппи остановился перед навесом с черепичной крышей.

— Это место называется улочка Прачек, Vicolo Lavandai. Давайте пройдём сюда, я покажу вам кое-что интересное.

Они оказались на улице с мастерскими и сувенирными лавками. Затем прошли через арку. Перед ними открылся уютный дворик, уставленный мольбертами, велосипедами и горшками с цветами. Двор окружали пятиэтажные дома со сплошными длинными балконами. С балконов свисали пышные растения.

— Живописно, правда? Это типичные миланские старые дома, la casa di ringhiera. У каждой квартиры свой выход на общий балкон, он же — вход в дом.

Они вынырнули из дворика и скоро очутились перед баром с надписью Rita.

— Давайте зайдём сюда. Говорят, здесь лучшие коктейли в городе. По крайней мере, так считает наша офисная молодёжь.

Внутри было весело. Играла музыка, красавцы-бармены колдовали над коктейлями. Марина и Паоло сели за барную стойку.

Дотторе Филиппи капнул на брускетту, белый хлеб с кусочками помидоров, немного оливкового масла, посыпал чёрным перцем. Протянул Марине.

— Позвольте я за вами… за тобой… поухаживаю. Хотя это оливковое масло совсем не то что в Тоскане. Скоро убедитесь сами.

Марина ела с аппетитом.

— Такая необычная красота у вас. Совсем не славянская внешность, — неожиданно произнёс дотторе Филиппи.

— Мой отец итальянец. Наверное, поэтому.

Дотторе Филиппи удивлённо посмотрел на Марину.

— Как интересно! Он тоже живёт в Москве?

— Нет, я… я не знаю ничего о нём. Вернее, знаю, что он оставил нас, когда я была совсем маленькой, — Марина опустил глаза.

Дотторе Филиппи нахмурился.

— Какая грустная история. Мне очень жаль.

Он хотел сказать ещё что-то, но потом запнулся и посмотрел на часы. Допив коктейль, они вышли на улицу. Дотторе Филиппи вызвал такси.

— Марина, мне было очень приятно вас увидеть. Уверен, что не в последний раз.

Марина протянула руку. Вместо пожатия дотторе Филиппи взял руку и нежно её поцеловал. Смущаясь, Марина отодвинулась.

Подъехало такси. Дотторе Филиппи открыл дверцу.

— Всего хорошего, дотторе.

— Всего хорошего, Марина.

Она села в такси. Дотторе Филиппи помахал рукой и двинулся в обратную сторону.

На следующий день Марина ехала в Тоскану. Ехала на поезде и замечала, как меняются пейзажи. Равнина не просто сменялась холмами, ёлки не просто уступали кипарисам — менялось само пространство. Становилось физически больше места, дышалось легче. Горизонт словно отступал ещё дальше, оставляя больше места небу и его игре с цветом.

Глава 4.
Un borgo toscano

В Тоскане стоял тёплый, не по-московски солнечный апрель. Ещё немного, и зацвело бы даже неживое, включая кольцо-бутон на Маринином пальце.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 288
печатная A5
от 440