электронная
360
печатная A5
838
18+
Общая психопатология

Бесплатный фрагмент - Общая психопатология

Том 1

Объем:
620 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-8426-2
электронная
от 360
печатная A5
от 838

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Под редакцией

доктора медицинских наук, профессора

Тамары Амплиевны Доброхотовой

и доктора исторических наук

Марины Альфредовны Черносвитовой

Картина на обложке Павла Юрьевича Черносвитова

***

Эта книга для всех и каждого. Но, чтобы ее раскрыть, нужно иметь Thr3e: Интеллект, Знание, Культуру.

И, тогда, словами Фихте, «Общая психопатология» будет «ясная, как Солнце».

В ней найдет все необходимое, читатель, который живет в своем мире, наполненном всеми красками Бытия, но, мучим, sweet dreams!

Она, безусловно, поможет человеку, который находится в «пограничной ситуации».

И, подскажет правильный выбор тому, кто оказался в положении «буриданова осла».

«Общая психопатология» Екатерины Самойловой, психолога, и Евгения Черносвитова, врача-психиатра, первая книга, после замечательной книги Карла Ясперса с таким же названием, написанной в 1913 году.

Аннотация

книга написана для профессионалов — философов, врачей, психологов. А также для студентов. Рекомендуется перед знакомством с «Общей психопатологией», перечитать Эсхила, Софокла и Еврипида, а также Достоевского, Ивана Тургенева, Монтеня, Чабуа Амирэджиби, Габриеля Гарсия Маркеса и Хорхе Луиса Борхеса. Но, прежде всего: Рихарда Фридолина Йозефа барон Крафт фон Фестенберга ауф Фронберга, Огюста Фореля, Евгения Блейлера, Н.Н.Баженова, В. М. Чижа, Э. Кречмера, Йозефа Галля, Чезаре Ломброзо, Макса Нордау, «Голод», Кнута Гамсуна, «Серафим», Оноре де Бальзак и его же «Шагреневая кожа», «Цветы зла», «В поисках искусственного рая» Шарля Бодлера, сэра Ричарда Бартона и Фрэнсиса Гальтона. И, всех, на кого эти авторы ссылаются! Такая подготовка, несомненно, поможет правильно понять нашу «Общую психопатологию». И, почему она сейчас публикуется.


Княгине Марии Алексеевне Ухтомской,

Отцу Андрею Уфимскому (князю Александру Алексеевичу Ухтомскому), Патриарху катакомбной Церкви СССР,

Романтику Православия–

ПОСВЯЩАЕТСЯ

— Ничего нет быстрее света!» — Альберт Эйнштейн

— А, «свет» в конце тоннеля?» — Евгений Черносвитов.

Предисловие

В 1913 году ординатор неврологической и психиатрической клиники, которой руководил известный невропатолог Франц Ниссль, будущий великий представитель экзистенциализма Карл Ясперс, выпустил в свет «Общую психопатологию», имея за плечами два года практики помощника врача и два года практики врача ординатора в клинике Ниссля в Гейдельберге. Нужно сказать, что к этому времени в Европе и России господствовали взгляды основоположника научной психиатрии Эмиля Крепелина, учеником и последователем которого был Франц Ниссль. С тех пор вокруг предмета «общей психопатологии» не прекращаются споры. Самое главное в этих спорах можно отнести к двум моментам. С первого начал свой труд Ясперс: отделить психологию от психопатологии. Или, вернее, расширить границы психологии, растворив ее в общей психопатологии. Он сделал именно второе. Не случайно «Общая психопатология» стала докторской диссертацией Ясперса, защита которой принесла ему степень доктора психологии.

Вторым моментом была очевидная нестыковка «общей психопатологии» с частной психиатрией. То есть, применение ее к практике врача-психиатра. Ясперс и не ставил перед собой такой задачи. Основная его задача была сделать общую психопатологию наукой. Найти для нее научную методологию (методику). С этой задачей Ясперс справился блестяще, уложив известные психопатологические синдромы (в основном, острой шубообразной шизофрении и острого отравления мескалином) в феноменологию Гуссерля. Франц Ниссль, клиницист, руководитель Карла Ясперса, высказался об «Общей психопатологии» недвусмысленно: «Жалко Ясперса, такой интеллигентный человек, но занимается глупостью». Иронически: «Великолепно! Крепелина оставил далеко позади!».

И, все же, «Общая психопатология» К. Ясперса совершила переворот именно в психиатрической мысли. Во-первых, она была выделена в самостоятельный предмет. Во-вторых, этот предмет подвергся научному исследованию. Возможно, с нами не согласятся коллеги, но «Общая психопатология» в научном исследовании так и не продвинулась вплоть до наших дней. Но, точно также, и сейчас брешь, между «Общей психопатологией» Карла Ясперса и частной психиатрией остается открытой.

«Общая психопатология» Карла Ясперса — это предмет, где психология обыденного сознания и его психопатология — неразличимы. И этот «отрезок» человеческой реальности осмыслен автором не как практиком-психиатром, а как философом-феноменологом, с привлечением обширных знаний из культурологии, антропологии, биологии, философии, медицины.

В основу современных классификаций психических и поведенческих расстройств, как МКБ-10, так и DSM-IV, положен феноменологический принцип.

P.S. Вот, что остается не понятным: почему в СССР не было переведено ни одного произведения Карла Ясперса? Первый перевод работы Ясперса «Смысл и назначение истории»: (М. Политиздат), осуществлен в 1991 г. СССР тогда существовал уже лишь de jure.

«Общая психопатология» Карла Ясперса переведена Левоном Оганесовичем Акопяном, доктором искусствоведения, выдающимся современным музыковедом и блестящим шоуменом (sic!), в 1997 году, с последнего прижизненного издания 1959 г.

…Карл Ясперс не хотел оставаться в Германии. И, его труды, с 1947 года, ни в ФРГ, ни в ГДР не издавались. Почему? Автором новой «Общей психопатологии» это не понятно! Как не понятно и то, почему нельзя было ввозить в СССР работы Карла Ясперса!

Для лучшего и правильного понимания нашей «Общей психопатологии», приведем полностью предисловие Карла Ясперса к седьмому изданию. (Перевод Л. О. Акопяна).

«Я писал эту книгу в бытность мою сотрудником Гейдельбергской клиники. Под руководством Ниссля в клинике сложилась группа, состоявшая из Вильманса, Груле, Ветцеля, Гомбургера, Майер-Гросса и других: исследования этих ученых отличались живостью и актуальностью (их краткое изложение см. в моей книге „Философия и мир“ [„Philosophie und Welt“], 1958, с. 286—292. О Франце Ниссле см. прекрасную статью Гуго Шпатца [H. Spatz] в книге: Grossen Nervenartzen, Bd. Il, 1959. herausgeg. von Kurt Kolle). В кружке Ниссля, наряду с исследованиями мозга (вокруг которых разгорались бурные споры), развивались феноменология и понимающая психология; параллельно конкретным достижениям приходило методическое осознание этих областей науки. Ныне понимающая психология, питающаяся из других — в том числе и достаточно мутных — источников, старта, несомненно, одной из неотъемлемых частей психиатрии. И все же, когда мою книгу относят к феноменологическому направлению или к понимающей психологии, это справедливо лишь наполовину. Моя книга шире отдельных направлений: она разъясняет методы, подходы, исследовательские направления психиатрии вообще. Вся совокупность опытного знания подверглась в ней всестороннему методологическому осмыслению и представлена в систематической форме».

(Гейдельберг, март 1946. Выделено нами: Е.Ч.,Е.С.).

Ну, чем не «Абсолютная Идея» Гегеля? Ошибся великий основоположник марксизма! Но, откуда Ф. Энгельс мог знать, что родится Карл Ясперс, когда писал свою великолепную книгу: «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии»? Одну, из основных произведений марксизма — ленинизма!

…Мы относим «Общую психопатологию» Карла Ясперса к гениальному продолжению традиции классической немецкой философии в новом мире! Ясперс, гегелевское понятие «Логика», заменил понятием «Психопатология». И, тем самым, поставил диагноз не только человеческому обществу второй половине ХХ-го века, но и, что несомненно, — первой половине ХХ1 — го века. Он определил ведущий синдром в своем диагнозе «общая психопатология»: деструкция сознания и самосознания! Возможно, начало «dementia praecox», чего так боялся Эмиль Крепелин? В этом, в постановке диагноза человеческому обществу, мы видим, прежде всего, гениальность и причину «живучести» «Общей психопатологии»!

Седьмое издание «Общей психопатологии» — последняя работа Карла Ясперса, вышедшая в свет в Германии (ФРГ+ГДР).

Введение

«There are more things in heaven and earth, Horatio,

Than are dreamt of in your philosophy».

(W. Shakespeare, Hamlet)


«Есть в мире тьма, Гораций, кой-чего,

Что вашей философии не снилось»

(«Гамлет». Шекспир. Перевод И. Бунина)


«Hic et ubique!»


«Медицина — это только один из

источников психопатологии»

(«Общая психопатология». К. Ясперс)

Выдающиеся ученые, психиатры — Э. Крепелин, Р. фон Крафт-Эббинг, Р. Кречмер, Г. В. Груле, В. Х. Кандинский, Н. Н. Баженов, В. Ф. Чиж, физиолог А. А. Ухтомский, математик и психолог А. Ф. Мебиус, социолог и психолог Г. Тард, психолог, основоположник генетики Ф. Гальтон, и мн. другие, полагали, что, так называемая нормальная психология имеет границы, но как предмет познания является частью общей психопатологии. С точки зрения обыденного сознания, субъективные и объективные причины переживаний никогда неразличимы (Ж. П. Сартр). Если подумать, то можно прийти к выводу, что для философов всех времен и народов, Разум, Духовность, — обязательные атрибуты «человеческого в человеке», всегда едины и тождественны сами себе. Но это единство и эта тождественность уходят далеко за горизонты повседневных переживаний в ultima fula, не покидая при этом человека, его «Я». Бессознательное как духовность сплошь психопатология, ибо теряет себя, как «Я».

Экзистенциалисты словно сговорились, что такие феномены духовной жизни, как сны, обмороки и даже кома не лишают человека качества человечности. Сколько копий поломано психиатрами-клиницистами, считающими себя еще и философами. Например, великим философом и психопатологом ХХ-го века Жаком Лаканом, всячески доказывающими, что «кома — это иная жизнь; инобытие духа». Неожиданную поддержку Жак Лакан и его единомышленники получили от выдающегося литератора ХХ-го века Хорхе Луиса Борхеса и… от нейропсихологов второй половины ХХ-го века, рассмотревших психопатологию очаговых поражений головного мозга феноменологически («развенчав синдром», по Ясперсу). Правда, феноменология это была заимствована не у Гуссерля, а у гностиков. И названа она, «теорией функциональной асимметрии» советскими нейропсихологами, Т. А. Доброхотовой и Н. Н. Брагиной. А, также, мексиканский нейропсихологом Хосе Дельгадо.

Ясперс, как бы мимоходом упомянул экзерсисы иезуитов и йогу, чтобы стала очевидной банальность, плоскость и пошлость, заполонивших мир «психоаналитиков», «психотерапевтов», «медицинских психологов», «клинических психологов», «социальных психологов» и т.д., и т.п., набросившихся на человеческую душу после торжества теории З. Фрейда. Но и «учение» мэтра Ясперс не жаловал. Вот только один пассаж: «Фрейдовский психоанализ — это, в первую очередь, беспорядочная мешанина психологических теорий… Далее, это философское или религиозное движение, играющее важнейшую роль в жизни многих людей… Наконец, это разновидность понимающей психологии,..

С точки зрения интеллектуальной и духовной истории психоанализ — это популярная психология. То, что Кьеркегору и Ницше удалось осуществить на высшем духовном уровне, в психоанализе было повторено, и к тому же в искаженной форме, осуществлено на значительно более низком уровне, соответствующем умственному убожеству среднего современного человека и цивилизации большого города в целом. В сравнении с истинной психологией, психоанализ — это массовый феномен; соответственно он охотно позволяет массовой литературе сделать его своим достоянием…» (Карл Ясперс. «Общая психопатология». М. 1997 г., стр.439).

Но, Ясперсу еще повезло. Ему не пришлось жить и работать во времена засилья экстрасенсов, магов, целителей, колдунов черной и белой магии, с их методами «приворотов», «отворотов», «сглаза» и т.п., во время господства Осириса и сатаны (под одной сутаной) над несчастнейшим сознанием человека толпы и сознанием толпы. Во времена PR-ов, de jure и de facto вооруживших манипуляторов человеком и как личностью, и как социальным субъектом, как единичным, и как массовым «объектом» для манипуляций. Все это неизбежно «обогатило» общую психопатологическую психологию феноменами вырождающейся духовности. Мутанты конца ХХ-го века, начала третьего тысячелетия по всем формальным признакам, в том числе социальным, вполне человеки. Это о них, наверное, думал Кант, когда утверждал, что судебная экспертиза по вопросам вменяемости должна подлежать компетенции философского факультета. Но, в современных университетах таких дееспособных факультетов нет. Университет как социальный институт сам стал мутировать еще во время Ясперса, что было и подмечено великим философом (статья «Университет»). Внешне антропология человека со времен Канта не претерпела никаких изменений. Но, нечто, в глубинах, где происходит смутное брожение духа (Гегель) современных общих людей, изменилось радикально. Так, например, исчезли мотивы убийства и появились серийные убийцы. Появился новый тип самоубийцы — камикадзе с собственной общей психопатологией. Возник новый класс людей — бомжи. И все, что возникло после Ясперса, все метаморфозы и интерметаморфозы (здесь читай как психопатологические термины) человеческого духа непременно имеют одно общее качество — глобализацию. Человечество, обитающее на Земном шаре, в той или иной степени охватывается этими качествами как непременными атрибутами человеческого общества, бытия. Феноменология этой духовности общей психопатологией Ясперса не охвачена. А частная (клиническая) психиатрия не считает ее своими объектами.

А) «Общая психопатология» К. Ясперса как предмет познания

Ясперс еще мог поделить всю психологию (психопатологию) на понимающую (Verstehen) и объясняющую (Erklaren). (В некоторых спорных и неопределенных случаях он допускал объединение данных понятий в термине «постижение» — Begreifen). Кстати, психоанализ Фрейда он относил к «понимающей» психологии. Насколько это верно, мы постараемся показать в специальном разделе книги. В настоящее время, когда нет возможности сосчитать, сколько «психологий» жнет на ниве человеческой души. Понимание и объяснение давно потеряли смысл и работоспособность в познании человеческого, слишком человеческого. Их подменила игра. Голливудский фильм «Молчание ягнят», наделавший с только шума, на наш взгляд, как раз тем, что в нем все герои, и «плохие» и «хорошие» (хотя, понятиями добра и зла не затронут ни один герой) увлечены с детства игрой ума. Одного эта игра сделала гениальным психологом-канибалом, другого — несчастным псевдо-трансвеститом, потерявшим способность идентифицировать себя с полом, и «поэтому» ставшим серийным убийцей и хорошим портным. Третью — невротичным криминологом-психологом с ночными сновидными функциональными галлюцинациями…

Ясперс написав «Общую психопатологию», создал новый предмет гносеологии духовности. Этот «предмет» стал стремительно развиваться, уже помимо воли автора. Опыты с мескалином породили аргнонавтов духа. В неповседневную общую психопатологию внезапно распростерлись два пути: эксперименты над собой и другими путем приема токсических доз ЛСД (первые опыты проводились в СССР, в институте Министерства психиатрии МЗ РСФСР под руководством профессора-психиатра В. Ф. Матвеева (см. В. Ф. Матвеев. «Морфологические изменения в головном мозге при экспериментальной лизергиновой интоксикации». М. «Медицина». 1976 г.) Десять лет эти опыты шли под грифом «Совершенно секретно». Второй путь к ultima fula шел через агонию. При этом умертвляли себя различными путями: от самоповешивания до введения кураре. Только опять же через десять лет также «сов. секретных» экспериментов появилась книга, взорвавшая представления обывателя, в том числе и религиозного, о загробной жизни. З. Мооди написал «Жизнь после жизни» (R. Moody. «Life after Life». N.Y. 1975). После кратковременного шока, вдруг лавиной со всех концов планеты хлынули от самых разных (по расовому, социальному, интеллектуальному, профессиональному и т.п.) «воспоминания», переживших клиническую смерть. Вспомнили и великих писателей, в разные века описавших свет в конце тоннеля (например, смерть Андрея Болконского у Толстого). Успехи реаниматологии также чрезвычайно раздвинули границы общей психопатологии.

Неожиданно раздвинули границы общей психопатологии и достижения трансплантологии и пластической хирургии, особенно касающиеся феноменов переживаний, идущих из сомы. Биокиборг — это психопатология, неведомая Ясперсу. Впереди — психопатология субъектов, чьи тела криогенизировали. Не так далеко от сегодняшнего дня великая разгадка (Ф. Гальтон) психологии однояйцовых близнецов и их генетических двойников — клонов (читай ниже).

Возрастная психопатология также качественно трансформировалась со времен Ясперса. Общая психопатология новорожденных и детей уже обогатилась феноменами родившихся от эрзацматерей. Человеческий детеныш, первое, что он начинает делать по своей воле, утверждая себя, как индивидуальность — кричать. Только человеческий детеныш кричит, родившись. Новорожденные от эрзацматерей не кричат!

Если говорить от возрастной психопатологии, то нужно, наконец, сказать открыто, что у всех людей, переживших 70-летний барьер, нет «нормальной» психологии. Все элементы их психики, прежде всего восприятие, самосознание и память, изобилуют патологическими феноменами. Почитайте великолепный опус Льва Толстого о наблюдениях за стариками и самонаблюдениях «Старость». Или познакомьтесь до сих пор с «закрытой» докторской диссертацией известного советского геронтолога Раисы Сергеевны Яцемирской, почти полвека отдавшей исследованию общей психопатологии старости, обследовавшей в семидесятых годах всех жителей Болгарии, кому было за семьдесят. В конце концов и понятия «бальзаковский возраст» и Эсхилоское tragodia стали общепринятыми, но так и не получили общего психопатологического осмысления.

Ясперс ссылается на Шарля Бодлера, описавшего наблюдения женщины, находящейся в наркотическом опийном состоянии. Но, великий французский поэт, оставил книгу самонаблюдений состояний, возникающих от распространенных в его время наркотиков. «В поисках искусственного рая» Ясперс не читал. Конкистадоры искусственного рая в наше время ушли далеко за горизонты общей психопатологии Ясперса-Бодлера. Параллельно им идут завоеватели пространства аутоидентичности. Вероятнее всего одним из результатов мутации является нарушение механизмов аутоидентификации. Кто осмелится назвать (признать) массовым психозом, манипуляции над своим телом (ради «омоложения») методами, которые применяли доктора Werner Spalteholz и Gunther von Hagens «бальзамируя» трупы? Бабуся из «элиты», в свои семьдесят лет, потратив миллионы долларов, показывает всему свету, попку и голые, до ягодичных складок ножки «18» -ти летней… мумии! И, это — не демонстрация маразма! Это — вообще не понятно, демонстрация чего? Для специалиста в данном массовом безумии, нет секретов. Тотально нарушен механизм аутоидентичности и аутоидентификации! А, при такой, общей социопатологии, критика к своему «Я» начисто отсутствует! Фихтеанское «ясное, как солнце», тождество «Я есмь Я» — давно стало недосягаемым благом исчезнувшей Культуры, некоей идиллией для одиночек.

…Человечество давно уже разделилось по лагерям мятежного, одинокого «Я» Гамлета и раздвоенного, потерявшего тождество с собой «Я» Фауста:

«Две души во мне и обе не в ладах друг с другом».

…Нарушение аутоидентификации и поиски аутодвойника по половому признаку — это только начало большого пути. Рядом находятся феномены нарушения идентификации по возрастному, расовому и видовому признакам. «Феномен Джексона», менявшего цвет кожи, охватывает два первых.

Здесь же, «общая психопатология», «порождаемая» массовым обывателем, по причине поглощения им суррогат культурной продукции. Как-то: фильмов о монстрах, оборотнях, каннибалах, колдунах, ведьмах и прочей нечисти. К примеру, доморощенный «Ночной дозор» или голливудский фильм «Сияние». Не говоря уже, о вызвавшем пандемию, «Властелине колец»! Кстати, общая психопатология нарушенной аутоидентификации и поиски аутодвойника, (читай ниже), богата и разнообразно, и, что чрезвычайно важно, на высоком художественном уровне, представлена в фольклоре всех народов, также не охвачена научной гносеологией. Гоголевский «Вий» еще ни одним психопатологом не осмыслен!

Итак, мы подошли от предмета общей психопатологии, обнаруженного и описанного Ясперсом, к методологии (методике, по Ясперсу). А, по сути дела, к гносеологии. Мы постарались как можно полнее, во-первых, обозначить аспекты, охваченные Ясперсом, но претерпевшие развитие. Во-вторых, обозначить новые аспекты общей психопатологии, появившиеся в конце ХХ-го века — начале третьего тысячелетия, и также, как первые, стремительно развивающиеся. Этим самым мы обосновываем и подчеркиваем актуальность, новизну и злободневность нашего труда. Еще раз определяем свое отношение к «Общей психопатологии» К. Ясперса. Эта работа, целиком, остается современным произведением во всех своих аспектах. Поэтому мы убеждены, что лучше развивать данный предмет, чем критиковать его слабости. В этом мы видим свою главную задачу.

«Общая психопатология» К. Ясперса — это предмет на стыке философии и медицины — самой философичной науки. Есть и другая общая психопатология, которая находится в компетенции медицины и, прежде всего, психиатрии. Основоположником ее является Эмиль Крепелин. Это — свод психопатологических явлений (симптомов и синдромов), которые встречаются при многих и разных психических заболеваниях. То есть, общая психопатология разных форм психических расстройств. Таких, как, психозы, эндогенные и экзогенные, психопатии, реактивные психотические состояния, психические заболевания, сопровождающие болезни и травмы головного мозга, психические расстройства старости, психические расстройства при острых и хронических отравлениях, в том числе, при алкоголизме и наркомании. Здесь же, психосоматические заболевания, сомато-психические, неврозы и функциональные расстройства. А, также врожденные дефекты и патологии развития органов и систем организма. Общая психопатология Эмиля Крепелина предполагает частную психопатологию и имплицитно содержит ее в себе. В ней — истоки общей фармакологии психотропных средств. Общая психопатология серийного убийцы или современного камикадзе-террориста, не предполагает возможности лечения. Подробнее об Эмиле Крепелине, читай ниже.

Если у кого-то возникнет вопрос, а для чего нужна «Общая психопатология» К. Ясперса и зачем продолжать ее изучать? Ответ на этот вопрос идентичен ответу на вопрос, для чего нужна, например, культура и философия, существующие и познаваемые всю историю человечества?..

Великий философ, социолог и психопатолог ХХ-го века Мишель Фуко в частности сказал о К. Ясперсе: «Для него всегда и во всем априори существовали три вещи: реальность, сон и игры Разума. В этом, он близок к великим испанцам» (М. Фуко. «Философия безумия в классический век». М.1993, стр. 343).

К. Ясперс, говоря о возможных читателях «Общей психопатологии», писал: «Эта книга, несомненно, для избранных. Для людей высокой культуры и интеллекта. Но она прекрасно может быть учебным пособием по психологии или философии для студентов, которые без всякого принуждения, а по внутренней потребности освоили Сервантеса, Лопе де Вега, Кальдерона де ла Барка…»

Б) Методология «Общей психопатологии»

Феноменология Эдмунда Гуссерля была удобна для главной тройки философов экзистенциалистов — Жан Поль Сартра, Мартина Хайдеггера и Карла Ясперса. Экзистенциализм ХХ-го века заявил себя, как науку. Поэтому нужен был строгий научный метод (отсюда, методология и методика у экзистенциалистов одно и то же). Принципиальное же учение Гуссерля было «Феноменология (в черновиках — философия) как строгая наука. Больше того, философия у Гусссерля изначально имела своим идеалом формальную логику. Как потомок немецкой классической философии, Гуссерль строил философскую систему. Но, в центре этой системы он хотел оставить не формально-абстрактное «Я» (Фихте), а человека с его переживаниями. Больше того, переживания должны быть содержательны, и иметь смысл. Он, очищая науку, попытался вынести за скобки сознания (а предметом философии для Гуссерля, как и его последователей-экзистенциалистов было сознание) всякое переживание, лишенное личностного смысла. Эта процедура называлась редукцией или эпохе. Это ему не удалось. Системы не получилось. Тогда он впустил в сознание жизненный мир в «плоское философствование» (В. И. Ленин). Последние труды Гуссерля экзистенциалистов не интересовали. Но они остались очарованы новым научным методом философствования — феноменологией, преодолевающим диалектическую и формальную логику. Правда, в конце концов и Сартр и Хайдеггер и Ясперс стали все-таки диалектиками.

От методологии Гуссерля осталось одно очарование. И это очарование было в слове феноменология.

Представим ниже беглый обзор феноменологии, отнюдь не являющейся открытием Гуссерля, как она была представлена в истории философии. Выберем имена философов, чьи взгляды были чрезвычайно близки разработчику феноменологии конца Х1Х-го начала ХХ-го веков. Вначале об основных понятиях — феномене и ноумене.

Phainomenon — от греческого являющийся или кажущийся. Noumenon — истинное, умопостигаемое. Феномен и ноумен — две стороны одной медали. Но, удивительно, разные философы занимались феноменологией, и только мыслящие религиозные деятели (например, Блаженный Августин в «Исповеди», представляющей собой образец глубинной психологии и Фома Аквинский в «Пяти доказательствах бытия Бога» и в учениях о субстанции и акциденции), по существу строили ноуменологию. Cogito Декарта также скорее ноуменология сознания. Ибо, по Декарту, если есть в сознании идея чего либо, значит это существует: «Cogito ergo sum. Cogito Teo ergo Teo sum». Так, кстати, он доказал существование и себя, и Бога.

Феномен и ноумен лежат в основе гносеологии Платона: gnosis est mnemosis. Ноумен, по Платону, находится в «пещере» памяти. Человек видит только то, что или бросает тень на выходе из «пещеры», или то, что пропускает выход пещеры. Это и есть феномены вещей, суть которых, ноумены, остаются вне познания. Все агностики и скептики были феноменологами. Для Давида Юма даже собственное «Я» есть феномен, то есть, иллюзия, bundle or collection переживаний. Феноменологом-агностиком был Беркли. Но ни Платон, ни Гегель, будучи феноменологами, не были, как известно, ни скептиками, ни агностиками. Диалектическое движение феномена вокруг собственного ноумена, вычерпывает из последнего все содержание. Так, ничто (незнание) превращается в бытие (знание). Жак Лакан более склонен был к математике, чем к диалектике. Поэтому «пропускал» феномен по поверхности ленты Мебиуса. Его представление о сознании и бессознательном (он любил повторять автору этой книги, что является единственным ортодоксальным фрейдистом) ничто, без связывающей их ленты Мебиуса. То, что в сознании предстает в своей кажущейся неполноценности феномена в это мгновение, в следующее мгновение обретает, благодаря механизму ленты Мебиуса всю полноту содержания и смысла ноумена. Правда, к данной терминологии — феномен, ноумен, феноменология, он прибегает лишь в своих лекциях по психоанализу, прочитанных в Сорбонне в 1972 году на философском факультете. Ноумен Лакан помещал в бессознательное, а феномен был для него первым непосредственно данным содержанием ноумена в сознании.

Гностическая феноменология ничего общего не имеет ни феноменологией Платона и классиков немецкой философии, ни с феноменологией экзистенциалистов. Гностики переняли феноменологию Конфуция, изложенную в «Книге перемен» («И цзин»). В этой системе феноменология разворачивается между двумя ноуменами — Инь и Ян. Женским и мужским началами. Добром и Злом. Манихейство гностиков именно от этой изначальной двойственности бытия и сознания. Психиатрические феномены амбивалентность и амбитендентность, а также психофизиологические феномены бидоминатности и бимодальности А. А. Ухтомского также, скорее всего, производные Инь и Ян (об этом ниже). В философии Конфуция мир расколот на женское и мужское. В нем все остальное: пространственно-временные параметры, и даже бытие и ничто — все одно: или Инь, или Ян. Поэтому, «самый холодный день зимы это первый день весны». Вселенная равна атому. Линия горизонта проходит через субъекта, его наблюдающего. Самый высокий, равен самому низкому. Самый добрый — самому злому. И т.д., и т. п. Наиболее доступно феноменологию Конфуция — гностиков можно представить, на наш взгляд, через гениальный опус трагически одаренной личности — Отто Вейнингера (подробнее см. ниже) «Пол и характер». А также через поэтические образы Марины Цветаевой (подробнее ниже в соответствующих разделах книги).

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 838