электронная
280
печатная A5
406
18+
Обними меня крепче

Бесплатный фрагмент - Обними меня крепче

Объем:
138 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0053-2807-6
электронная
от 280
печатная A5
от 406

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Старую подвальную душевую заполняли звуки льющейся на всю мощь воды и горячий пар. Оперевшись ладонями о раковину, девушка нависла над ней и медленно раскачивалась вперед-назад, повторяя как мантру, что нет ничего страшного и постыдного в том, что она собирается сделать.

— Выдохни, закрой глаза и просто сделай это. Ничего страшного не случится.

По старой привычке она набрала в лёгкие побольше воздуха, досчитала до десяти и медленно выдохнула. Это был работающий метод, чтобы собраться и хотя бы временно усмирить бушующие внутри эмоции, а для верности она взяла с пола откупоренную бутылку шампанского и сделала несколько больших глотков. Опьянение не наступило, но адреналин зашкаливал и без того. Она протёрла ладошкой зеркало, уверенным взглядом посмотрела в собственное отражение, затянула потуже полотенце, в которое завернулась после душа, закрыла кран и вышла за дверь.

После горячего душа в холле было неуютно прохладно. На руках поднялись волоски, и всё тело покрылось гусиной кожей, но это было скорее от нервного напряжения, чем от мороза снаружи. Да и обстановка вокруг создавала атмосферу такого же хаоса, какой творился у неё в голове. Казалось, что даже бездушные манекены рассматривают её с осуждением и интересом. Через несколько шагов от душевой, уверенности значительно поубавилось. Фантазии о стоп-кадрах «Основного инстинкта» — выглядеть изящной и уверенной в себе Шерон Стоун — рассеялись. Сердце колотилось так, что от стука закладывало уши. Ещё большую неуверенность вызывала реакция мужчины, который вовсе не ожидал такого поворота событий и явно находился в смятении от её полураздетого вида.

С минуту завернутая в старое жёсткое, как наждачная бумага, полотенце она молча стояла перед ним и крепко сжимала кулаки, так, что короткие ногти впивались в ладони. Страх, чувство стыда, неуверенность в себе и своих действиях стремительно накрывали, в огромном подвале становилось недостаточно воздуха, а в глазах начинало темнеть. Хотелось резко их открыть и обнаружить, что всё это сон, или же просто провалиться на этом самом месте. Но, отдавая себе отчёт, что ни тот ни другой исход невозможен, девушка подняла голову, посмотрела на него так вызывающе, как только что тренировалась перед зеркалом в душевой и сбросила полотенце…

за полтора года до этого…

1

От басов из колонок стучало в ушах. Мужчины и женщины смешались, хаотично двигаясь на танцполе. Ловкий бармен за стойкой развлекал публику, ловко управляясь с бутылками, жонглируя и перекидывая их через плечо. Вокруг разливались реки алкоголя, пустые бокалы мгновенно наполняли и опустошали снова. Бармен, честно отрабатывая чаевые, шустро перемещался от одного края стойки к другому, чтобы успевать вовремя подливать напитки жаждущим экстаза и веселья.

— Обновить?

Молодая девушка, слишком юная на вид для прогулок по ночным клубам, сидела за барной стойкой по центру и в раздумьях покручивала стакан с остатками мохито, ковыряя соломинкой оставшиеся на дне кусочки льда. Голос бармена вернул её к реальности. Она подняла голову и растерянно ответила:

— Вы это мне?

Бармен широко улыбнулся и кивнул.

— Нет, спасибо, — она натянуто улыбнулась в ответ, — не надо.

В конце суетной рабочей недели выбраться на ночную шумную гулянку было жизненно необходимо. Правда, уже спустя пару часов в клубе, появилось жгучее желание сделать музыку потише, а людей вокруг поменьше, но и домой возвращаться пока не хотелось. Завтра единственный выходной, а потом снова трудовая неделя, когда света дневного будет не видно.

Но дело было даже не в этом, а в том, что работа давно стала нелюбимой и не приносила удовольствия, стала обычным способом выживания, но бросить её тоже не представлялось возможным. Для начала нужно было подыскать ей замену, которая, как минимум, приносила бы такой же доход. А когда этим заниматься, если шесть дней в неделю с утра до ночи она сидит за телефоном в этом чёртовом колл-центре? Какой-то замкнутый круг получался! К тому же, везде испытательный срок — возможность для работодателей платить вдвое меньше. А чем в этот срок оплачивать съёмную квартиру и другие счета?

Ещё и с парнем расстались — всё к одному. Впрочем, это как раз было привычным делом. Тот ещё любитель потрепать нервы! Они встречались больше года, ещё со школы, но сосчитать, сколько раз за это время расходились и пробовали начать всё сначала, практически невозможно. То он бессовестно флиртовал с другими девчонками, то вообще пропадал на несколько дней. Да и она тоже не подарок! Как только он взялся за ум и предложил жить вместе, она стала отплачивать той же монетой: заставляла ревновать и выводила на эмоции, часто перегибая палку. То ли хотелось заставить его прочувствовать то, что чувствовала сама в моменты его загулов, то ли эти отношения настолько стали тяготить, что так она бессознательно ставила точку невозврата. Она и сама не могла разобраться в причинах своего поведения, но заигралась так, что закрутила новый роман, совершенно не пытаясь это скрыть. Хотя роман — это, конечно, громко: скорее маленькая шалость, которая и стала причиной последнего разрыва. Впрочем, тут же она порвала и с тем другим, но облегчения от своей свободы не почувствовала.

Все эти назойливые мысли напрягали, и самым верным способом отвлечься от них было отправиться в шумное заведение с подружкой. Если уж и грустить, то там, где другим весело.

Она побывала, пожалуй, во всех клубах города, но этот был любимым. Здесь не было напыщенных, только что оперившихся и вылетевших из родительского гнезда юношей, полуголых женщин на пилоне, которых обязательно кто-то пытался снять, и не было торчков, глотающих всякую дрянь в туалете. Было дороговато, но спокойно, иногда даже была живая музыка. Основному контингенту посетителей около тридцати и больше, сюда они приходили отдохнуть и завести знакомства, некоторые из которых заканчивались близостью на одну ночь, но это никак не нарушало общей спокойной атмосферы в клубе: обходилось без дебоша и грязных приставаний. Можно вот так спокойно сидеть с бокальчиком любимого коктейля, конечно, из тех, на которые хватало денег, и никто тебя не беспокоит дурацкими подкатами.

Девушка сделала глоток уже безвкусного напитка и пробежалась взглядом по сторонам. Убедившись, что подруга всё ещё покоряет танцпол, она снова вернулась к своему развлечению с соломинкой: гонять листочки мяты по дну стакана.

— Привет! — донеслось откуда-то сзади, но она не обратила внимания.

— Привет! — тот же голос снова прорвался сквозь басы музыки. Она развернулась. Широко улыбаясь, перед ней стоял молодой мужчина очень приятной внешности. — Почему красивая девушка скучает одна? — он уселся на соседний стул — признак того, что будет больше пары стандартных вопросов и ответов.

— Я не одна, — ответила она нехотя.

— Ясно. С кем, если не секрет?

У девушки появилось желание соврать и сказать, что она здесь с парнем, но, сама от себя не ожидая, она вдруг ответила:

— С подругой.

— Ну и отлично! — оживился молодой человек ещё больше, — А я тут с братом, вон он сидит за столиком, — он указал в сторону зоны отдыха. — Познакомимся? Вместе же веселей!

— Извини, но лучше в другой раз, — новые парни ей сейчас были совсем ни к чему, но как назло рядом крутилась подруга.

— Привет! Что тут такое?

— Пытаюсь познакомиться с твоей подругой, — объяснил незнакомец. — Я, кстати, Павел, — он протянул руку. — Мы тут вдвоём с братом. Предлагаю отдыхать вместе.

— Лиза! — их рукопожатие означало, что они теперь заодно.

— А твою несговорчивую подругу?

— Алина, — она приобняла упрямившуюся девушку за плечи. — Да ладно тебе, пойдём!

Девушка в ответ нахмурила брови, показывая сомнения насчёт разумности этой идеи, но отказать молящему взгляду Лизы не смогла.

— Ладно, пойдём, — согласилась Алина без энтузиазма, и они втроём отправились к столику, где в одиночестве сидел брат их нового знакомого.

— Это Илья, это Лиза, это Алина, — представил Павел каждого. — Знакомьтесь!

По виду сидящего мужчины нельзя было сказать, что он рад гостьям за своим столиком, скорее наоборот: они были совсем не кстати. Он отодвинул в сторону бокал с тёмным напитком, вяло их поприветствовал и предложил присесть. Девушки послушно сели на диванчик напротив, Павел — рядом с братом.

— Может, выпить? — предложил Илья, когда официальная часть знакомства сменилась неловкой паузой. — Выбирайте, что будете? — обратился он к девушкам.

— Я — маргариту! — Лиза уже чувствовала себя в своей тарелке.

— Я ничего не буду, спасибо, — сухо отозвалась Алина. Обычно ей требовалось много времени, чтобы влиться в незнакомую компанию. Поэтому часто знакомства длились не больше одного дискомфортного для неё вечера и не получали дальнейшего развития.

— Ну ты чего? Так и будешь сидеть киснуть? — уговаривала Лиза подругу.

— Выбери, что хочешь, — Илья протянул Алине барное меню.

— Закажи что-нибудь на свой вкус, — согласилась она.

— Уверена? У меня особенный вкус, — он отложил меню в сторону и хитро на неё посмотрел.

— Попробую, — она постаралась не встречаться с ним взглядом.

Спустя несколько минут официант принёс напитки.

— Виски с колой, — поставил он стакан с тёмной жидкостью перед Алиной и точно такой же на другую сторону стола перед Ильёй.

«Сразу напитки покрепче — любопытно», — мелькнуло у Алины в голове. Такой выбор алкогольного угощения для незнакомой девушки ей казался совсем нетипичным и сильно удивил. Тем временем Паша с Лизой быстро управились со своей дозой алкоголя и отправились танцевать.

— Не против, если я к тебе пересяду, — прокричал Илья через стол.

Алина кивнула и жестом указала на освободившееся рядом место.

— Так легче общаться, — пояснил новый знакомый. — Не обижайся на него, — он кивнул в сторону танцпола, где вовсю отрывались Лиза и его брат. — Он вообще-то женат, отдыхает просто.

— Я не обижаюсь, у меня не было на него никаких планов, — честно призналась девушка.

— Неужели не понравился? — с любопытством спросил Илья.

— А ты не расскажешь?

— Не скажу, честно, — он улыбнулся. — У тебя самой-то парень есть?

— Нет. В смысле мы недавно расстались… В общем, уже нет. — она растерялась и почувствовала, как покраснела: хорошо, что их окружает темнота.

— Ясно, — он отпил из своего бокала. — Прости заранее за вопрос, а сколько тебе лет?

Щёки запылали ещё сильнее:

— Восемнадцать.

Мужчина недоверчиво на неё посмотрел: маленькая, хрупкая, она не выглядела на заявленный возраст. Чёрная майка в обтяжку подчёркивала стройную худую фигуру, тёмные распущенные волосы падали на плечи и прятали тонкие бретельки, отчего казалось, что их нет вовсе. От света разноцветных фонарей Алина плохо видела лицо Ильи, однако заметила, как внимательно он её рассматривает. От его прожигающего взгляда по коже пробежал холодок, она машинально поправила бретельку майки и съёжилась.

— Не подумай ничего плохого. Просто отлично выглядишь. Моложе восемнадцати, — вынес он свой вердикт.

— Спасибо…

Повисла неудобная пауза. Алина повернулась к танцполу, делая вид, что ей интересно наблюдать за подругой. Илья смотрел туда же, но его лицо не выражало никакого интереса к происходящему.

— Расскажи, чем занимаешься. Работаешь? Учишься? — вернулся он к разговору.

— Работаю. Учусь.

— Ясно. А поподробнее? Где работаешь? На кого учишься?

— Мы вместе с Лизой работаем в колл-центре. Ну знаешь, всякие консультации по телефону… А учусь на юридическом. На заочном, — ответила Алина, а про себя подумала: «Ничего интересного, зачем ты только спросил? Сейчас тебе просто станет скучно».

— Почему на заочном? — продолжал Илья свой расспрос.

— Я же работаю. Нужно оплачивать учёбу и всё остальное, — от волнения Алина крутила на столе стакан с виски: она стеснялась того, что родители не помогают ей финансово, что приходится работать без выходных, чтобы оплатить убогую съёмную комнатку. Стеснялась своего деревенского происхождения.

— Понятно. А что за работа такая? Типа секса по телефону? — пошутил Илья, но по её взгляду понял, что неудачно, — Шучу… то есть я могу позвонить на горячую линию и попасть на тебя?

— Вряд ли ты туда позвонишь, — Алина рассказала о своей работе, учёбе, недавнем переезде в этот город. Иногда её посещали сомнения, действительно ли ему всё это интересно, но Илья продолжал задавать вопросы, что-то уточнять и, кажется, слушал внимательно.

Когда уже рассказывать было нечего, девушка решила передать эстафету:

— Теперь ты… расскажи что-нибудь о себе.

— У меня мало интересного… — он сделал глоток виски, и снова повисло молчание.

Вот это поворот. Кажется, темы для разговоров закончились, а перспектива сидеть и молча надираться вискарём Алину совсем не радовала, но, чтобы как-то себя занять, она тоже отпила из своего стакана.

— Пойдём вниз поболтаем? Шумно здесь, — предложил Илья.

— Пойдём, — оживилась она. Главное, чтобы там нашлось, о чём поговорить.

Они направились к выходу. Первое, на что девушка обратила внимание — его высокий рост и крепкое телосложение. Рядом с ним она ощущала себя крошечной, и от этого чувства инстинктивно сжималась. А когда они спустились на первый этаж и устроились на диванчиках в холле, она смогла рассмотреть получше его лицо: высокий лоб, правильные черты и красивые пухлые губы, от которых невозможно было оторвать взгляд. Алина ловила себя на том, что пристально наблюдает за их движением, когда Илья говорит, пьёт, особенно, когда улыбается, и от этого ей становилось неловко. Она отпускала глаза в бокал и по привычке начинала его крутить.

— Что тебе интересно узнать? — спросил Илья.

Алина смутилась, не зная, что спросить.

— Всё. Мне всё интересно. Чем ты занимаешься?

— Живу и работаю в Москве. Здесь бываю часто, — начал Илья.

«Не очень-то многословно. Может, просто не хочет разговаривать? Или ему скучно?» — Алина ломала голову над тем, задавать ли уточняющие вопросы. — «Про девушку узнать дико любопытно… А может, он тоже женат?» — в голове собралась целая гора вопросов, хотелось побольше узнать о своём собеседнике. Что-то в Илье было такое, что вызывало у неё живой интерес и расположение, даже несмотря на его странное поведение.

— Ясно. Тоже здесь от жены отдыхаешь? — решилась она спросить.

— О, что ты? У меня нет жены, — сказал он с показным облегчением, а вот Алина, наоборот, воспряла духом и заулыбалась внутри.

Спустя час Алина узнала немного больше о новом знакомом: что вырос и учился он здесь, в Твери, и что старше её на целых девять лет, что приезжает сюда к брату и по работе, и уже завтра уезжает обратно в Москву. И от последней новости стало грустно, хотя она и не рассчитывала на повторную встречу.

Уставшие и раскрасневшиеся в холл ввалились Лиза и Паша.

— Мы вас потеряли! — Павел был изрядно пьян.

— Алин, поехали по домам. У меня ноги отваливаются, — Лиза облокотилась о стену, показывая степень своей усталости.

— Нам на самом деле тоже уже пора, — Илья поднялся и стал собираться.

Алина тоже чувствовала накатившую усталость, но ей совсем не хотелось расставаться с этим мужчиной, хоть и собеседниками они были не очень… Почему её тянуло к нему?

Компания прошла в гардеробную, все разобрали свои куртки, оделись и вышли на улицу ждать такси.

Она дрожала то ли от холода, то ли оттого, что её клонило ко сну. Накрывало жгучее желание поскорее растянуться на кровати и завернуться в тёплое одеяло, но в то же время хотелось, чтобы такси опоздали, чтобы не приезжали как можно дольше. Они стояли рядом с Ильёй, и оба молчали. О чём он думал в этот момент, оставалось только гадать, в то время как все мысли Алины были заняты им, совершенно посторонним человеком, который по каким-то причинам запал глубоко в душу и с которым они сейчас должны попрощаться и разъехаться в разные стороны.

— Алин, завтра я уезжаю днём, можем успеть позавтракать вместе где-нибудь. Кофе выпить. Что думаешь?

От неожиданного предложения она забыла про сон, и, кажется, сквозь ночную темноту было видно, как озорные огоньки заиграли в её глазах.

— Конечно, давай!

— Тогда в десять в «Кофемолке»?

— Да, отлично! В десять, — голос прозвучал так тихо, что Алина сама еле его расслышала, но внутри всё приятно сжалось, и изо всех сил она старалась не выдавать своей радости. Сон ушёл совсем, а в голове уже крутились мысли, что надеть и как уложить волосы.

Перед клубом остановились два такси.

— До завтра! — попрощалась Алина, и они с Лизой отправились к своей машине.

2

Несмотря на бессонную ночь, Алина чувствовала себя на редкость бодро. Ей удалось поспать всего часа четыре: вернувшись домой, уже лёжа в кровати, она долго перебирала в голове наряды для утренней встречи, но уснула так и не успев определиться. Зато сегодня она встала раньше обычного: принялась мерить лучшее из того, что было, и подбирать причёску, закалывая перед зеркалом волосы, собирая их то в пучок, то в хвост.

Она волновалась. Ей очень хотелось, произвести на Илью хорошее впечатление, но было как-то нечем: обычная деревенская девушка, приехавшая покорять город — эту деталь она старалась не упоминать — не из ряда модельных красавиц, как, например, Лиза, без красивых нарощенных ногтей, дорогой одежды и украшений. Чем она может его зацепить? Красивого взрослого мужчину. Наспех помыв под краном голову, Алина высушила волосы и решила ничего с ними не делать, оставить их распущенными, как было ночью, затем принялась перебирать свой гардероб. Заключив, что совершенно ничего не годится для такого особенного случая, в конце концов она остановилась на любимых чёрных брюках и выбрала к ним лёгкую кофточку на пуговицах.

Перед выходом из дома Алина пересчитала купюры в кошельке. Не густо, однако, но на кофе хватит. Она ещё раз посмотрела на своё отражение в зеркале и, оставшись не очень довольна увиденным, обречённо поджала губы. Может хоть их подкрасить?

Она принялась копаться в сумочке, достала две помады: красную и розовую. Обычно она не красила губы, только изредка еле заметным блеском, но, как и положено на всякий случай помада в сумочке хранилась. Случай настал. Она открыла красный тюбик и аккуратно провела по губам: «да уж, видимо, практиковаться нужно было почаще». Алина добежала до кухни, схватила салфетку и начала стирать свои труды. Помада оттиралась плохо, губы по-прежнему оставались красными, только теперь от натёртостей. «Дёрнул же чёрт намазаться!» — она злилась на себя за несвоевременный эксперимент, а времени на сборы уже не осталось. Алина обулась, накинула куртку, достала из кармана привычный блеск, быстро намазала им губы в надежде, что краснота спадёт, пока она доедет, и выбежала из квартиры.

На улице хоть и было прохладно, но светило солнышко. Снег уже растаял. Люди, почувствовав весну, поснимали шапки, выходили в кожаных куртках и плащах, некоторые даже в туфлях. Алина тоже надела лёгкую курточку, хотя сейчас, стоя на остановке, подумала, что поторопилась спрятать зимние вещи, а маршрутки, как назло, всё не было. Тем временем собралась очередь. Всем этим людям тоже нужно в центр города, поэтому теперь важно было: первое — не проморгать нужный номер маршрутки и второе — втиснуться туда.

С общественным транспортом Алина не дружила. Во-первых, из-за плохого зрения. Как бы она ни прищуривалась, пытаясь разглядеть нужный номер, получалось это уже тогда, когда маршрутка на всей скорости проносилась мимо. Она оставалась ждать следующую, но ситуация повторялась снова и снова и разрешалась, когда водитель сам останавливался, чтобы высадить пассажиров или набрать новых. То, что сейчас кроме неё на остановке собрался ещё народ, даже облегчало ей задачу поймать транспорт, но тут возникала проблема номер два — она никогда не лезла в толпу. Когда начиналась давка из входящих пассажиров, она выбирала остаться и подождать следующую маршрутку, и снова возвращалась к проблеме номер один. Очки Алина стеснялась носить, хотя многие говорили, что они ей даже идут, а линзы врач рекомендовал не использовать из-за слабой сетчатки глаз. Вот и мучилась она каждый раз и с транспортом, и с ценниками в магазине, и даже с просмотром телевизора.

Наконец остановилась нужная маршрутка, и тут же её облепила толпа, собравшаяся на остановке. Ну уж нет! Сегодня всех пропустить она не может. По правилам девчачьего этикета девушка, конечно, должна немного опоздать на свидание, но сегодня такая маленькая шалость может стать непростительной ошибкой, ведь они даже не обменялись номерами телефонов. Да и кто сказал, что это свидание?

С маршруткой сложилось благополучно и через пятнадцать минут Алина уже заходила в кафе. Внутри было занято несколько столиков. Как бы найти нужный? Перед глазами все лица расплывались и сливались с интерьером скромного заведения. Вот будет забавно, если она начнёт метаться по всему залу и разглядывать каждого из мужчин. В принципе их не очень-то и много: Алина насчитала три столика и размышляла в какую сторону податься, стоя посреди прохода, пока один из мужчин, увидев её смятение, не начал подавать знаки рукой. Быстрым шагом она прошла к его столику и села напротив.

— Привет! Не сразу тебя увидела.

— Привет! Мне кажется, ты вообще меня не увидела или не узнала при дневном свете, — улыбнулся Илья.

— Да, зрение иногда подводит, — смутилась она.

— Понятно. Почему не носишь очки?

— Не нравится просто.

— Это ты зря, — ответил Илья, уже поглощённый чтением меню.

Алина с любопытством рассматривала его. Она наконец могла хорошенько рассмотреть его лицо. Может это всё ночное волшебство, и ей причудилась его манящая привлекательность? Нет. Не показалась. Он действительно чертовски красив. Светло-русые волосы были небрежно уложены, а выразительный взгляд серо-зелёных глаз, заставлял её волноваться и иногда краснеть. Но главное — это губы, пухлые губы, которые она заприметила ещё вчера в темноте. Изучая меню, Илья то прикусывал их, то поджимал, то надувал, отчего они становились ещё пухлее и привлекательнее. Алина снова заворожённо наблюдала за игрой его мимики. Хотелось протянуть руку и кончиками пальцев провести по этим чудесным губам, и от наплыва этих странных фантазий о незнакомце сердце начинало бешено колотиться.

— Выбрала что-нибудь? — Илья прервал поток навязчивых мыслей.

Девушка схватила меню и начала листать. Интересно, он заметил, как она его рассматривала? Как неловко получилось.

— Закажу кофе и вот это пирожное, — она ткнула пальцем в первое попавшееся, хотя сладкого совсем не хотелось.

— Может нормально позавтракаешь?

— Обычно я вообще не завтракаю: кофе и всё. Так что всё нормально, — Алина действительно никогда не завтракала, даже обедать не всегда получалось. Часто она обходилась ужином «по-быстрому» или покупала готовый фастфуд.

— Как знаешь. А я закажу омлет, — Илья отложил меню в сторону, сложил перед собой на столе руки, как небрежный школьник, и наклонился вперёд. Он молча смотрел ей в глаза прямым и уверенным взглядом. Алина подумала, что он ждёт, когда она начнёт разговор первой, но все мысли и слова повылетали из головы. Стараясь сдержать волнение, она сначала аккуратно убрала волосы за ухо, поправив каждую волосинку, а потом снова их выпустила и так же аккуратно расправила их обратно.

К её счастью, еду и кофе быстро принесли, а Илья сам начал разговор. Ничего нового Алина о нём не узнала. Они говорили на вчерашние темы: о работе, учёбе, немного о прошлых отношениях, а спустя час, Илья посмотрел на часы и объявил, что ему пора. Время пролетело незаметно, нужно было прощаться, и Алину это очень огорчало. Он расплатился за завтрак, они оделись и вышли из кафе.

На парковке он подошёл к фиолетовому форду и открыл пассажирскую дверь.

— Садись, отвезу тебя домой.

Она села в машину и назвала адрес.

По дороге они молчали. Когда машина остановилась около её дома, Илья повернулся и задал долгожданный вопрос:

— Оставишь свой номер?

Внутри Алина облегчённо выдохнула. Значит это не конец! Значит, возможно, она снова его увидит. Она радовалась и удивлялась новым странным эмоциям, которые её переполняли. Что с ней такое? Почему так тянет к этому человеку, которого видит второй раз в жизни? Она ведь ничегошеньки о нём не знает! А то немногое, что было известно, говорило только о том, что вряд ли им по пути. Алина, у которой ничего нет: нелюбимая работа, учёба кое-как, с деньгами постоянный коллапс, да и внешность совсем обычная, ничего выдающегося, и он — красивый и успешный, словно сошёл с обложки глянцевого журнала — какая может быть связь между ними? Но сейчас всё это было неважно! Если есть хоть один шанс, что они снова, хоть раз позавтракают вместе, то его упускать нельзя. Алина продиктовала свой номер телефона, улыбнулась на прощание и вышла из машины. На душе было так радостно, что хотелось весело прыгать и громко кричать.

3

Весь следующий день в ожидании звонка или смс Алина не выпускала телефон из рук. Но он предательски молчал: Илья не позвонил и не написал, и она убедилась в верности своих мыслей об их несовместимости.

На второй день рано утром она приехала в офис, заварила кофе и устроилась на своём рабочем месте. Алина уже несколько месяцев работала в крупном колл-центре. Это была её первая официальная работа, и вначале она подходила к ней очень ответственно, но со временем от неё устала. Устала не только физически от переработок, но ещё больше — морально. В центре было много горячих линий: и крупных косметических сетей, и сотовых операторов, и интернет-провайдеров, но Алине достались одни из самых безумных проектов.

Все города подверглись вирусной рассылке так называемых «писем счастья», в которых каждому второму обещалось много призов, но главное — много денег. Требовалось только что-то заказать из приложенного каталога: книги, косметика, одежда, кухонная утварь низшего качества и много всякой ненужной дребедени. Люди заказывали и ждали свои гарантированные призы. Никто не догадался заглянуть на внутреннюю сторону конверта и прочитать мелкий шрифт, где чёрным по белому было написано, что главный денежный приз один, и будет он разыгран среди миллионов участников. Да и какой бы нормальный человек догадался? У самой Алины были огромные сомнения, что приз вообще существует.

Люди заказывали, а их посылки терялись, или приходили сломанные и бракованные товары. Один звонил и ругался, что ему снова прислали пару ботинок разных размеров — тридцать шестой и тридцать девятый, другая негодовала, что эпилятор для носа ничего не эпилирует, у третьего оторвалась ручка от сковородки, но главный вопрос был один у всех: «где мои деньги?». Тогда Алина, как и все другие операторы, рассказывала про потаённый уголок конверта и объясняла порядок розыгрыша. Ответом на том конце провода был поток матерных слов, но, когда приходило очередное письмо с выигрышем, они снова заказывали, ждали и требовали призы.

Этот круговорот был похож на безумие, и Алина чувствовала, что начинает сходить с ума вместе со всеми этими победителями. Работа стала её угнетать, она просилась на другие проекты, нормальные, ей обещали, но не переводили. Тогда она отходила от скриптов и пыталась поговорить со звонившими простым нормальным языком, но тут же прилетали выговоры от кураторов проекта, которые прослушивали телефонные разговоры. Спасибо хоть, что не штрафовали.

Алина настроила гарнитуру и, ровно в семь утра, подключилась к линии. Телефоны сразу же начали нервно трезвонить.

— …Всего доброго! До свидания! — она уже заканчивала беседу, когда Лиза влетела в офис.

Подруга на ходу бросила сумку на соседнее рабочее место и судорожно начала тыкать по всем кнопкам телефона. Лиза убедилась, что всё работает, облегчённо выдохнула и плюхнулась на стул.

— Фух, успела! Проспала…

— Всё-таки отправилась вчера в клуб? — Лиза вчера предлагала поехать вместе, но Алина решила остаться дома и выспаться перед долгой рабочей неделей.

— Да, ничего такого, засиделись допоздна. Не выспалась, — она зевнула и потянулась в подтверждение своих слов.

Телефоны снова начали звонить и к своему разговору девушки смогли вернуться только за обедом.

— Как с этим? Как его…?

— Ильёй? — уточнила Алина.

— Да, с ним.

— Никак, — уклонилась Алина, сейчас ей меньше всего хотелось говорить о том, что он взял номер телефона и просто пропал.

Она снова на всякий случай проверила входящие и нашла одно пропущенное сообщение. В надежде Алина быстро его открыла: «Ваш телефон временно заблокирован. Пополните, пожалуйста, баланс».

— Вот чёрт! Телефон заблокировали! Нужно будет хотя бы рублей пятьдесят кинуть, — сказала она вслух, а про себя подумала: «Вдруг он просто не дозвонился? А если больше не перезвонит?» — волнение и нетерпение стали нарастать.

Рядом с колл-центром пополнить баланс было негде, он находился на выезде из города, а дотерпеть до вечера было сложно. До конца дня Алина чуть ли ни каждую минуту поглядывала на время с ощущением, что пропускает что-то очень важное. Уже ближе к вечеру телефон завибрировал на столе, входящее сообщение гласило: «Ваш баланс пополнен на 500 рублей. Спасибо, что остаётесь с нами». Пока она соображала, каким образом баланс пополнился, телефон снова начал жужжать, теперь продолжительно и настойчиво, а на экране высвечивался незнакомый номер.

Алина крайне не любила звонки с неизвестных номеров, они вызывали у неё необъяснимое чувство тревоги, но сейчас чувство тревоги смешалось с надеждой и хорошим предчувствием. Она нажала кнопку и неуверенно ответила:

— Алло?

— Привет! — это был тот самый голос, который она и хотела услышать.

— Привет! — от волнения она тихонько откашлялась в сторону и заодно поставила рабочую линию на паузу.

— Еле тебе дозвонился.

— О! У меня телефон был заблокирован, а я только на работе это заметила, — смущённо пояснила она.

— Это я уже понял, поэтому положил тебе денег.

Это Алину смутило ещё больше и заставило почувствовать себя очень неловко.

— Спасибо, я бы сама положила попозже, — начала она оправдываться, — вечером.

— Перестань. Я просто не хотел ждать, хотел тебе сейчас позвонить. Вот и всё.

От этих слов внутри всё заликовало, сердце начало биться быстрее, ей хотелось рассказать, как сильно она ждала его звонка, ежеминутно проверяя телефон, с того самого момента, как только вышла из его машины, но вслух произнесла совсем другое:

— Спасибо ещё раз. Но вообще мне как-то неловко из-за денег.

— Я понял, больше не буду, — по голосу она поняла, что этот вопрос стал его то ли напрягать, то ли раздражать.

Они ещё немного поговорили, пока Алина не заприметила жест куратора, что пора выходить обратно на линию. Она попрощалась и остаток вечера провела в приподнятом романтическом настроении.

Каждое следующее утро начиналось с приятного смс. Они постоянно были на связи: переписывались до самой ночи, иногда созванивались. Говорить было особо не о чем, поэтому просто делились, как прошёл день, что нового посмотрели, прочитали. Смс были немного откровеннее, в них Илья делал комплименты и говорил, что хочет увидеть её снова.

Алина тоже хотела его видеть. Хотела и в то же время побаивалась — Илья был мужчиной не из её привычного круга общения, он был совсем другим. Она мало что о нём знала, но интуитивно чувствовала, что с ним не получится отношений, как были с Антоном или могли быть с другими парнями ровесниками. Он взрослее, опытнее, серьёзнее и чего-то уже добился в жизни. Даже не чего-то, а многого, в её представлении Их интересы и знания очень разнятся, и скоро её общество может показаться скучным Илье. Алина старалась отгонять эти мысли, но они прочно засели в голове и заставляли грустить о бесперспективном будущем их отношений.

— Увидимся на выходных? — спросил Илья, когда они созвонились очередной раз.

— Конечно! — Алина очень обрадовалась такому вопросу. — Ты приедешь к брату?

— Нет, к тебе.

Такой простой беззаботный ответ девушку ошарашил. Конечно, ей хочется провести выходные с ним — это, пожалуй, самое большое её желание. Но где? В квартире, переполненной хозяевами, где она снимает крохотную комнатку со старым диваном и древним телевизором? Нет, сюда она никак не может его пригласить: она просто со стыда сгорит.

— Я бы с радостью, — Алина замялась, — но вряд ли это понравится хозяйке квартиры. — она ещё раз замялась, мысленно обругала чёртову комнатушку и добавила, — И мне кажется, здесь будет не очень уютно.

— Этот вопрос я решу — не переживай. Главное — твоё желание, — кажется, у Ильи был свой готовый сценарий.

4

Наконец наступила суббота. Алина с самого утра не находила себе места. Никак не могла сосредоточиться на делах, фантазируя, как и где они проведут время, даже пообедать и выпить кофе не могла — при виде еды подступала тошнота и скручивало желудок, как перед экзаменом. Алина понятия не имела, что придумал Илья, но что бы это ни было, очень этого ждала. Возможно, они сходят в кафе, хотя в выходные там вряд ли можно спокойно посидеть, потом погуляют по городу, а может поедут в какое-нибудь красивое спокойное место. Лёжа в ванной, Алина рисовала красочные картинки в голове, некоторые из которых заставляли её волноваться. И волнение это было невероятно приятным, когда дыхание замирало, а тело покрывалось мурашками.

За весь день она выпила несколько чашек кофе и не смогла ничего съесть. Зато успела выбрать одежду, на всякий случай побрить ноги, сделать маску для волос, высушить их и уложить в ровные локоны. Как никогда раньше она старалась и вырисовывала симметричные стрелки на глазах, но они никак не получались. Алина нервничала, стирала и рисовала их снова. Когда со стрелками было покончено, она принялась отделять накрашенные ресницы друг от друга и спустя пару часов, крутясь перед зеркалом, наконец-то была довольна своим внешним видом. Теперь оставалось только ждать. Однако время шло, а Ильи всё не было.

— Жду тебя внизу, — высветилось на экране телефона долгожданное смс.

Алина накинула верхнюю одежду, схватила сумочку и поторопилась из квартиры.

— Привет! — поздоровалась она, когда села в машину, и собственный голос показался ей очень тихим и незнакомым.

— Привет! — улыбнулся Илья. — Готова?

Она кивнула, и автомобиль тронулся с места.

Они выехали из города в неизвестном Алине направлении. Девушка смотрела в окно, но в вечерней темноте невозможно было что-то рассмотреть — только мелкие капли начинавшегося дождя, которые от скорости и ветра быстро скатывались по стеклу. «Будь аккуратней, ты его совсем не знаешь!» — слышала она в голове наставления Лизы. Интересно, куда они едут? Где конечный пункт их маршрута? И как ещё до него далеко? Кроме голоса подруги, в голове возникали и собственные вопросы. Она никому не сказала, куда отправилась, а её спутника знала только Лиза: видела однажды при свете фонарей, но может хоть фоторобот получится составить.

Все эти тревожные мысли крутились в голове, но Алина не воспринимала их всерьёз, гораздо важнее было то, что сейчас они вместе едут подальше от шумного города, подальше ото всех.

«А что, если это поездка в один конец?» — подумала она и почувствовала, как на руках поднялись волоски от пробежавшего по коже мороза. Впрочем, это было молниеносное сомнение, которое она быстро прогнала.

— Всё нормально? — отвлёк Илья от её размышлений.

— Да, хорошо, просто хотелось бы всё-таки узнать, куда мы едем? — она снова бросила взгляд в тёмное окно. — Знаешь, Лиза советовала не оставаться с тобой наедине, — она улыбнулась, — даже просила номер машины ей написать.

— Хочешь — напиши. Я продиктую, нет проблем.

— Нет, не нужно, — она сделала паузу. — Ты вроде не похож на маньяка.

— Ты меня боишься? — спросил Илья уже с серьёзным видом.

— Нет, — чувства страха у Алины совершенно не было. Были совершенно другие чувства, в которых она ещё и сама не разобралась.

— Хорошо, — пухлые губы расплылись в улыбке, и Илья взял её за руку. — Доверяешь мне?

Она утвердительно кивнула: сама не зная почему, она ему верила.

Спустя несколько минут Илья свернул с дороги и припарковал автомобиль у невзрачного здания. На улице их встретили ночной прохладный ветерок и моросящий дождик, под которым сегодня было почему-то приятно стоять и мокнуть. «Отель» — прочитала Алина вывеску на здании и снова почувствовала приятное волнение, а вместе с ним предвкушение чего-то нового, ранее ей неизвестного и даже запретного.

Внутри Илья отправился на ресепшен, а Алина осталась в холле и устроилась на кожаном диванчике.

— Мне нужен самый хороший номер, — она слышала разговор за стойкой регистрации.

Несмотря на то, что отель находился далеко за чертой города и внешне выглядел невзрачно, здесь было уютно. Холл был небольшим, а тусклый жёлтый свет делал его немного мрачным, но это отлично гармонировало с дождливой погодой на улице и добавляло романтики в происходящее. Она словно в фильме: мужчина, женщина, дорога, дождь, маленький отель на обочине…

«Интересно, часто он здесь бывает? А сколько девушек он уже сюда привозил?» — Алина понимала, чем закончится сегодняшний вечер и теперь переживала, как это выглядит со стороны. Что Илья будет думать о ней, если они оказались здесь на первом же свидании? Вдруг подумает, что такие свидания для неё обычное дело? Этого ей совсем не хотелось, но и назад отступать уже было глупо и как-то по-детски. «В конце концов, необязательно же с ним спать?» — сделала она заключение, потом переключила внимание на Илью, который своим высоким ростом закрывал подёргивающийся свет лампы на ресепшене, заполняя какие-то бумажки. Тонкий пуловер сидел точно по фигуре, выделяя крепкие плечи и длинные руки, такие длинные, что даже рукава не скрывали их полностью, поэтому запястья оставались неприкрытыми. Он небрежно и торопливо черкал ручкой по бумаге, периодически сверяя написанное со своим паспортом. Алина ловила каждое его движение, каждое, еле заметное другим, изменение мимики, и чувствовала, как начинает сводить низ живота. «Хотя кого я обманываю?» — подумала она.

— Пойдём? — Илья закончил с формальностями и вернулся к ней.

— Пойдём, — да, назад пути не было.

5

Номер был крошечным. Почти половину занимала огромная кровать, перед ней на столике стоял телевизор, а по обе стороны — тумбочки и высокий торшер, Илья прошёл к нему и включил. Комната наполнилась тусклым жёлтым светом таким же, как в холле, затем он нашёл пульт, включил телевизор, пролистал несколько каналов, остановился на музыкальном и убавил громкость почти на минимум, достал из своего рюкзака бутылку виски и разлил в два стакана, стоящих на столе перед телевизором. Алина за это время успела только раздеться и снять обувь, отчего тут же стала ещё меньше ростом. Теперь она стояла посреди комнаты, рядом с этой широкой кроватью, и, не зная куда себя деть, смущённо смотрела то в пол, то на Илью.

— Что-то не так? — он подошёл к ней и поправил волосы за ухо. — Нужно было всё это с тобой заранее обсудить. Хочешь, уедем?

— Нет, всё нормально. Просто… — Алина запнулась, подбирая слова.

— Что просто? Говори, — голос Ильи был очень спокойным, и он терпеливо ждал ответа.

Алина сделала паузу, размышляя стоит ли озвучивать свои мысли, и, снова уткнувшись взглядом в пол, еле слышно выдавила:

— Я просто не хочу, чтобы ты подумал обо мне плохо, — прикусила нижнюю губу, помолчала и снова продолжила. — Вообще обычно я не разъезжаю по гостиницам с малознакомыми мужчинами. То есть вообще не разъезжаю.

«О боже, что я несу?» — думала она про себя, и сердце от волнения так колотилось, что стучало в ушах.

На Илью речь Алины не произвела сильного впечатления, он тихо прокашлялся, отпил виски и улыбнулся.

— За это вообще не переживай. Если ты не захочешь, я до тебя даже не дотронусь. Обещаю. А если что-то будет, это никак не повлияет на моё к тебе отношение. Честное слово, — заверил он.

— Хорошо, — Алина еле заметно кивнула, но волнение так и не прошло, наоборот, оно только нарастало. Ровное дыхание сбилось, и она уже никак не могла его восстановить и контролировать.

Илья стоял так близко, что она чувствовала его дыхание на своих волосах и, в отличие от неё, оно было ровным и спокойным. Он провёл рукой по её волосам, наклонился и вдохнул их запах. Алина замерла, стараясь не дышать и не шевелиться, чтобы неловким движением не нарушить этот момент. Длинными пальцами он нежно провёл по её щеке и приподнял лицо за подборок:

— Тебе же точно есть восемнадцать?

Она недоуменно подняла на него глаза:

— Конечно, я ведь уже говорила.

— Ладно, не сердись, — его уголки губ снова потянулись вверх. — Сама понимаешь, ну не выглядишь ты на восемнадцать: на шестнадцать может быть. Держи, — он протянул ей второй стакан виски.

Алина никогда раньше не пробовала неразбавленные крепкие напитки, но сейчас для смелости это совсем не помешает. Она сделала один большой глоток и почувствовала, как адски жжёт горло. Хотелось хорошенько прокашляться, но вместо этого она набрала побольше воздуха в лёгкие и сделала глубокий выдох.

Илья тоже сделал глоток.

— У тебя были раньше мужчины?

Жжение прошло, и теперь Алина чувствовала, как внутри разливается тепло и неловкость от поставленного вопроса. Он задал его так просто, так обыденно, будто спросил, не кончился ли за окном дождь.

— У меня был парень, мы недавно расстались. Я тебе рассказывала.

— Всего один? — в его вопросе слышалось откровенное недоверие.

— Ну да, один, — Алина чувствовала, как загорелось её лицо. — Мы встречались ещё со школы. Расставались много раз, но потом мирились.

— Ты меня боишься? — спросил Илья, заметив, как она съёжилась, но девушка отрицательно покачала головой.

— Расслабься. Я не сделаю тебе ничего плохо, — он забрал стакан с отпитым виски, отставил его в сторону и лёгким взмахом поставил Алину на кровать.

Она склонилась над ним и теперь вблизи могла детально рассмотреть его лицо. Шрам на лбу, прямо по центру. Почему-то раньше его не замечала. Хотя, когда она должна была заметить, если видит его третий раз в жизни? Она аккуратно провела по нему пальцами: «Интересно, откуда он».

Илья притянул Алину поближе к себе:

— Захочешь остановиться, просто скажи.

Теперь её пальцы трогали пухлые губы, которые уже давно так манили. Кажется, это были самые мягкие губы на свете… Раскалённые чувства и крепкий алкоголь сделали своё дело: она обвила руками его шею, и первая неуверенно поцеловала. Его губы тут же ответили, сначала так же тихо и спокойно, но потом его ответный поцелуй стал уверенным и напористым, а его руки скользили под футболкой по её талии, и от этих прикосновений по телу Алины рассыпалась дрожь, и приятно сводило низ живота. Она телом прижалась к Илье и тоже запустила свои руки ему под футболку, как вдруг почувствовала лёгкую и даже приятную боль. От неожиданности Алина отпрянула и удивлённо посмотрела на него. Нижняя губа немного пульсировала. Он её укусил.

— Прости, пожалуйста. Больно?

— Нет, — Алина в растерянности, — Просто неожиданно…

— Тебе понравилось? — его руки стали скользить уже выше талии.

Алина взяла его футболку за края и потянула вверх, когда та оказалась на полу, она улыбнулась и снова потянулась к его губам, но вместо поцелуя одним быстрым движением Илья стащил с неё майку и отправил на пол следом за своей, а спустя несколько секунд они лежали на прохладных простынях. Он целовал её шею, опускаясь ниже и ниже. Бретельки от лифа спали с плеч, которые тоже стали покрываться поцелуями. Скоро его мягкие тёплые губы в тандеме с влажным кончиком языка скользили вниз по животу, затем Алина почувствовала, как освободились её бёдра, когда расстегнулась пуговица на брюках, и они поползли тоже вниз. Её тело горело и пробирало морозом одновременно. А от каждого его прикосновения по телу пробегали приятные мурашки.

— Поможешь? — спросил Илья, начиная расстёгивать ремень на своих джинсах.

Всё происходило словно во сне или в какой-то другой параллельной реальности. Алина села и стала расстёгивать ремень, но тот не поддавался, наконец-то расправившись с ним, она быстро разделалась с пуговицей, молнией и стянула джинсы. С металлическим грохотом они полетели на пол. Тем временем его руки не прекращали путешествия по её телу. Она чувствовала нежные пальцы на своих губах, затем быстро, еле касаясь и делая немного щекотно, они двигались по шее и останавливались на груди, отчего та напрягалась и становилась ещё более упругой. Дальше пальцы двигались вниз по животу и останавливались на бёдрах. Тогда Алина снова чувствовала, как разливается тепло внизу живота и ей хотелось, как можно скорее слиться с ним в одно целое.

— Ты такая. — прошептал Илья ей на ушко.

— Какая? — Алина была готова ловить каждое его слово.

— Другая…

Алина не знала, что подразумевает это определение, а размышлять над этим затуманенный мозг был сейчас не способен, но Илья продолжал:

— Я всю неделю думал об этом. — ловким движением пальцев он расстегнул застёжку давно сползшего лифчика и отбросил его в сторону. Теперь его руки касались оголённой груди, а кончик влажного языка блуждал вокруг набухших сосков. — Ты же тоже с самого начала этого хотела. Так ведь?

Алина молча моргнула, подтверждая его догадку.

— Просто скажи мне это, и всё случится.

Алине нравилось то, что он говорил, а его слова сопровождались ласками и поцелуями, но это было так непривычно: ранее ей не приходилось вести беседы в столь интимный момент.

— Что сказать? — растерялась она.

— Что хочешь меня, — он замер и смотрел ей прямо в глаза.

Она шевелила губами, но слова никак не складывались и не произносились. Раньше иногда она слышала такие признания от Антона, но сама делать их стеснялась.

— Если нет, я не буду. — он говорил, а его руки продолжили изучать её тело, скользя по бёдрам и медленно стягивая последнее бельё. — Мне остановиться?

— Не нужно, — единственное, чего ей хотелось, чтобы он продолжал.

— Тогда скажи, что ты этого хочешь.

— Я этого хочу… — смогла она наконец.

— Чего этого? — не успокаивался Илья.

Его пальцы проникали под приспущенное бельё. В ожидании Алина закрыла глаза, она больше не могла сопротивляться своему желанию и забыла про стеснение, от которого застревали в горле откровенные признания. Всё её тело требовало только одного — его…

— Тебя хочу. Прямо сейчас. Пожалуйста. — прошептала она.

Но Илья не торопился. Наоборот, отстранился и наклонился с кровати. Алина застыла в недоумении, но облегчённо улыбнулась, когда он вернулся оттуда с серебристой упаковкой в руках. Последнее бельё полетело в сторону. Илья жадно целовал и покусывал её губы, а она наконец-то почувствовала его полностью, вдыхала запах его пота и крепко прижимала к себе, чтобы как можно больше пропитать им свою кожу.

Спустя некоторое время Алина лежала на груди Ильи и пальцем выводила на ней всякие закорючки. Илья копался одной рукой в её волосах, второй придерживал руку, которой она рисовала. Они оба молчали, и впервые за время их короткого знакомства молчание не было неудобным, даже наоборот, оно было очень уместно и сближало. По телевизору бесшумно мелькали картинки музыкального клипа Рианны, и только барабанящий по окнам дождь нарушал тишину в комнате. Всё казалось идеальным.

Алина давно не чувствовала такого умиротворения и спокойствия, как в эти минуты. Ей хотелось оттянуть время, чтобы утро не наступало как можно дольше. Хотелось просто вот так лежать рядом с этим мужчиной, чтобы он накручивал пряди её волос на свои пальцы, а она рисовала невидимые узоры на его теле. Илья появился в её жизни не просто так. Это не могло быть случайностью. Алина сама не понимала, как такое возможно, что малознакомый человек всего за одну неделю, за три встречи, смог стать главным человеком в жизни, её неотъемлемой частью. Этого парадокса она пока не могла понять, но точно знала, что эта связь не на одну ночь, и что их пути пересеклись не просто так.

Она вспомнила о шраме на лбу и провела по нему указательным пальцем.

— Откуда он у тебя?

Он взял её руку и стал перебирать на ней пальцы.

— С детства. Упал с велосипеда.

Алина подняла голову и вопросительно на него смотрела, ожидая продолжения.

— Упал. Пробил голову, лежал в коме. Остался этот шрам.

— Ничего себе. — она снова аккуратно, словно опасаясь сделать больно, дотронулась до его лба. — Это странно прозвучит, но он тебе идёт.

Илья улыбнулся:

— Шрамы украшают мужчину?

— Нет. Только тебя. К тому же, он не очень заметный и несильно бросается в глаза. Я заметила его только сегодня. — она улыбнулась в ответ. — Это твоя такая изюминка.

— Хорошо, пусть будет так, — он продолжал копаться в её волосах.

— У меня тоже кое-что осталось на память от велосипеда, — Алина села и откинула с ног одеяло и указала на правую коленку. На белой коже выделялся розовый овал длиной сантиметра два с половиной. — Вот. Училась кататься на большом велосипеде, упала и сильно разодрала колени. Так и осталось это пятно.

Она завернула ноги в одеяло и вернулась к Илье на грудь. Они снова молчали. Алина полностью расслабилась, она чувствовала, как тяжелеют её веки и из последних сил пыталась их удерживать, но они предательски опускались. Тогда она взяла за руку Илью, на всякий случай, чтобы это всё не оказалось её фантазией, и тот вдруг утром никуда не исчез, и погрузилась в сон.

Уже сквозь сон она почувствовала, как Илья поправляет ей волосы и крепко прижимает к себе. Алина инстинктивно придвинулась к нему поближе и обняла. Сколько проспала и спала ли вообще, она не знала: она словно застряла во времени, которое остановилось, и весь мир замер вместе с ними. Всё стало совершенно далёким и неважным, кроме того, что он снова её целовал.

6

— Доброе утро, — Алина только открыла глаза и потянулась, а Илья уже протягивал стакан воды. — Хочешь пить?

Она села, взяла воду и отпила несколько глотков.

— Ты давно проснулся? — поинтересовалась она, переживая, что Илья рассматривал её спящей в самом неприглядном виде.

— Не очень, но сейчас нам пора вставать и собираться.

— Я быстро в душ, — Алина поднялась с кровати, завернулась в одеяло и направилась в ванную комнату. Через несколько минут она была одета и причёсана.

— Заедем позавтракать, и я отвезу тебя домой, хорошо?

Теперь комната была наполнена дневным светом, а от волшебства минувшей ночи не осталось и следа. Алина кивнула, но ей было грустно от этих поспешных сборов и совсем не хотелось так быстро покидать это место. Она наблюдала, как собирается Илья, и гадала, о чём он думает, было ли ему так же расставаться с ней? Однако никаких следов печали в нём не находила.

— Поехали?

— Я готова, — Алина взяла сумочку и направилась к выходу.

— Подожди! Подойди, пожалуйста, — Илья остановил её и притянул к себе за руку. — Всё в порядке?

— Да, всё нормально, — сказала она негромко и сама почувствовала, как неправдиво это прозвучало.

— Садись, — он усадил её на кровать. — Ты жалеешь об этом?

— Нет! — замотала она головой. — Не жалею! Совсем. Правда. Наоборот… — она замолчала, подбирая в голове слова.

— Моё отношение к тебе никак не поменяется, я же сказал, — Илья будто прочитал её мысли. — Если ты паришься об этом, то не стоит, — он взял её за руку и улыбнулся.

— Почему тогда тебе важна цифра?

— Какая цифра? — не понял Илья.

— Ты вчера спрашивал про мужчин, — вспомнив тот разговор, Алина тут же покраснела.

— Я не очень вижу связь, — ответил он в недоумении.

Для Алины связь была очевидной, но объяснить её казалось задачей непростой.

— Если девушка на первом свидании едет в гостиницу и занимается… — она запнулась и многозначительно поджала губы и закатила глаза.

— Сексом, — совершенно спокойно добавил Илья.

— Да. Спасибо, — она снова почувствовала, как горит лицо. — Разве это не значит, что она… что это для неё обычное явление.

Илья молча ждал продолжения её путаного монолога.

— Ну ты же понимаешь, о чём я? — сказала Алина с отчаянием. Ей и самой уже казался этот разговор глупым. «Веду себя, как ребёнок» — мысленно ругала она себя.

— Алин, давай раз и навсегда закроем эту тему. Мне совершенно всё равно, сколько у тебя было. Моё мнение о человеке складывается из других критериев. Я спросил просто из любопытства, и чтобы лучше тебя понять. Понять, как мне действовать.

— Так значит всё равно? — Алина запуталась ещё больше.

— Если бы ты была девственницей, ничего бы не было, — пояснил он наконец. — Я бы не стал. По крайней мере не сегодня.

— Ясно, — сказала она еле слышно, потому что это откровение её смутило и заставило покраснеть ещё больше.

— А вообще-то мне нравятся развратницы с видом девственниц, — Илья широко улыбнулся и поцеловал её в лоб. — Но, если честно, тебе не хватает раскрепощённости, и для начала перестань постоянно краснеть. Поехали. Я хочу есть, — он потянул её с кровати, и они покинули отель.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 280
печатная A5
от 406