электронная
360
печатная A5
481
18+
О жестокости

Бесплатный фрагмент - О жестокости

Объем:
64 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-5614-8
электронная
от 360
печатная A5
от 481

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Конечный отсчёт

Пустая квартира, некоторые комоды покрылись слоем пыли и грязи, так как тут меня не было почти два года. Тишина и покой, здесь больше нету криков и плача, нету крови и жестокости, которая царила когда-то давно. А ведь всё из-за любви, хотя, может это была вовсе и не любовь? Я — преступница. Я — убийца. Убить своего мужа, говорите? Легко! Я не попала за решётку сырой камеры только потому, что имела особо тяжкие телесные повреждения, а так же частичную потерю памяти. Два года за мной подтирали дерьмо, кормили из ложечки, кололи какую-то дрянь, я сидела на сильных антибиотиках, весь отдел врачей боролся с тем, как мой разум понемногу начинает сходить с ума. Чья была эта вина? Кто из нас не смог вовремя остановиться?


Вы все привыкли к смазливым сказочкам о любви, где люди женятся, у них появляются мелкие личинки, которых они любят и воспитывают так, словно те с рождения обязаны жить как марионетки, ставя перед собой рамки. Вы привыкли слышать о прекрасном: о первых поцелуях, женской нежности и мужском мужестве, правильно, ведь вам не нужно портить свою тупую головушку и психику теми рассказами, которые остаются в тени, и лишь бы о них никто не узнал. Но я вам расскажу о настоящей человеческой жестокости, о том, что происходило в этом доме ровно два года и двадцать семь дней назад. Моя душа была обманута профессиональным лгуном и садистом. Я потратила лучшие годы в жизни на человека, который ни минуты не подумал обо мне и о том, что мне нравится, а что я стараюсь избегать. Этот человек, не хочу упоминать его имя, ведь он всё равно уже не сможет прочитать данный рассказ и постыдиться, дадим ему простое имя — П. Знатный, богатый, миловидный и до ужаса привлекательный мужчина. Да, я уже слышу ваши крики о том, что по внешности не выбирают, и что я сама повинна в том, что сама заварила. Да, я несу на себе тяжкую ношу вины и боли, я не жалуюсь, я лишь хочу напомнить вам о том, мои милые, кем быть ни за что на свете нельзя. А про внешность… Ха! Забавно, что все в этом мире такие эгоисты, и произнося фразу «Судят по душе, а не по внешности», всё равно продолжают смотреть на то, какая мордашка у человека. Давайте будет реалистами, пока ты не посмотришь на внешность, ты и не начнёшь разговор, не так-ли? Ну, если вы ответили не так, значит вы лгунишки, либо притворяетесь не теми, кто есть люди на самом деле.


Люди такие существа, что даже в самой миловидной душе, где живут ангелы, поют серенады котята, а сладкий мёд разливается в реках доброты, есть что-то чёрное, что-то потайное, что со временем даёт о себе знать. У кого-то внутренний демон живёт долгое время, ведь человек счастлив, но когда человеку разбивают сердце о холодный асфальт, когда человека предают, когда он долго живёт в одиночестве с мыслями суицидника, тогда демон негодует: почему все вокруг счастливы, а я — нет? Тогда то и даже самый милый и добрый человек переходит на сторону зла, он начинает портить жизнь другим, чтобы упиваться болью людей и заглушить свою боль. Однако, есть люди, у кого нету души. Они с рождения любят вырывать крылышки птичкам, бить по морде бездомных собак, извращаться над теми, кто младше. Такие люди вырастают со злым сердцем, и главное спасение в их жизни, главный нектар — это боль и страдания других. Они отбирают самых невинных, самых милых людей и поганят их до тех пор, пока человек не начинает умирать и гнить. Увы, таких людей в наше время много и даже ты, даже ты мой милый можешь с лёгкостью в один прекрасный миг столкнуться лицом к лицу с таким извращенцем. Вся сладость в том, что их невозможно игнорировать, невозможно вовремя заметить их отвратительную душу и всю злобу, что может хранить сердце размером в кулак. Ты просто попадаешь в сети, а обратного пути у тебя, к сожалению, нету.


Вот и я — милая, жизнерадостная девушка А — попала в лапы к такому человеку, и за каких-то двадцать семь дней стала никем иным, как бабкой. Я вполне взрослая девушка, тогда мне было 19-ть лет, я жила в своей квартире, ну, в том месте, где сейчас я слабой рукой пишу свою биографию, родители скончались при ужасных обстоятельствах, но это мы трогать не будет, прошлое должно оставаться прошлым. Я получила хорошее образование в школе. На друзей или тех, кто меня окружал, никогда не жаловалась. Словом, хорошая была жизнь. Внешность у меня не шикарная, я дылда, тощая, блондинистые волосы, зелёные глаза, но не смотря на стереотип о блондинках, я всегда отличалась остротой ума и сообразительностью. Однако, даже самые умные люди могут стать глупцами под влиянием «не того человека».


Он — П — молодой парень, 21 год, брюнет с тёмными глазами. Тело отличное, хотя, сейчас каждый второй парень ходит в качалку, чтобы подцепить себе «тёлочку». Ясный ум, с ним можно обсудить абсолютно любую тему, вот только теме любви он не очень то рад. Точнее, когда мы только познакомились, он только и делал, как кричал о своей нежности. Вот только вы не думайте, в нём нету не то что нежности, в нём нету ни капли человеческого. Я и представить себе не могу, как человек может быть настолько ужасным тираном и садистом, которому плевать на женские слёзы и мольбы о пощаде. Вы думаете, что я приукрашиваю? Нет, ни капли.


Я та, что пережила весь ужас несчастной любви. Я та, кто расскажет вам о тех двадцати семи днях ужаса и кровавой резни.


Добро пожаловать в кошмар..

День первый

Тот роковой день, когда я поддалась чарам этого гнусного подлеца. Это было летом, я ненавижу тот момент, когда меня охватила легкая влюбленность и я не смогла контролировать свои тупые чувства. Дело в том, что вот уже долгое время я была невинной девственницей, которая даже толком целоваться не умела. Понимаете, я большее время уделяла учебе и обучению на скрипке в музыкальной школе, было так много дел, что даже просто думать о мальчиках не было ни малейшего времени. Конечно в пятнадцать лет я все-таки подцепила какого-то школьного бабника, из-за которого сильно обожглась, проплакала половину учебного года и завалила экзамен по математике. Пришлось пересдавать, пока этот тупой ловелас уже развлекался с другой дурочкой и не имел ни капли сожаления к той, которую отвратительным образом опозорил и унизил. Просто представьте себе пьяного альфача, который зажимает меня в школьном туалете и пытается содрать трусы, пока его олух-друг снимает данное деяние на камеру, столь же пьяный и тупой. Как же я благодарна была тому, что смогла проползти вдоль стенки до пожарной сигнализации. Парни испугались, убежали и кинули камеру, их, конечно же поймали и нехило отругали, тем временем когда я топтала дорогущую хреновину, где осталось это почти порнографическое видео.


Больше я не желала заводить отношения и всю себя отдала учебе, она хоть тоже жестокая, зато хоть учит нужным и правильным вещам, а не тому, как нужно бухим раздевать свою девушку в школьном туалете.


Ну так вот, далеко я ушла от первого дня. Утро выдалось тяжелым, нужно было съездить в институт и завезти некоторые бумаги о поступлении. Зато сам день выдался теплым после проливного дождя. Я решила направиться в парк и почитать свою любимую книжку на моей любимой лавочке. Так все и произошло. Я не спеша читала книгу, медленно перелистывая страницы, когда легкий ветер подул в мою сторону, а к лавочке приблизился П. От неожиданности я порезала палец о книжную страницу и засунула палец в рот.


— Сегодня чудная погода, так ведь?


— Что вам нужно? Не видите, я занята чтением.


— А по моему вы только и делаете, что режете себе пальцы. Меня зовут П…, а вас?


— Я не обязана называть свое имя каждому незнакомцу.


— Ну я же с тобой желаю познакомиться. Дай палец, у меня есть пластырь, — парень аккуратно взял мою руку и наклеил пластырь на место, где находилась кровоточащая ранка.


— Спасибо. Меня зовут А…


— Красивое имя, как и ты сама. Почему ты сидишь в парке и читаешь в такую превосходную погоду?


— Я люблю читать, — я взглянула на парня. Сказать, что он был красавчиком — ничего не сказать. Темные джинсы, рубашка и очень классные кеды, образ дополняли очки и рюкзак. Небольшая щетина на подбородке, красивая линия губ, немного загорелая кожа, темные волосы, небрежно взъерошенные. Потрясающий одеколон и дорогие часы на правом запястье. Эх, он был очень привлекательным и жарким, для такой холодной девушки, как я…


— Книги, это, безусловно, хорошо. Но все-таки, может мы прогуляемся и отведаем мороженого?


— Я могу вам доверять?


— Конечно. Я не маньяк и судимости не имею, этому можешь поверить на слово, идем?


— Ну, хорошо…


Мы направились в тот день разгуливать по городу. Помню, как болели мои ноги, и какую огромную мозоль я получила на большом пальце левой ноги, как мы кушали мороженое, говорили о книгах, фильмах и прочей фигне. Когда солнце уходило за горизонт, мы проходили мимо какого-то огромного фонтана.


— Мне так жарко! — П схватил меня за руку и потащил в воду. Наша одежда промокла насквозь, я видела красивое тело П, а он видел мой бюстгальтер, черт! Не знаю, как это произошло, но я завалилась прямо в воду, а П благополучно упал сверху. Видимо, его так сильно завела моя промокшая одежда, что этот извращенец прижал мои руки куда-то ко дну и начал целовать в шею. Помню, как сильно он получил по яйцам, и долго шел с красной рожей, которую я ударила со всей мощи, на которую была способна.


— Я же не собирался тебя насиловать у всех на виду да еще и в воде.


— Ты схватил мои руки и начал целовать! А я то тебе верила, мол, не извращенец он.


Мы попали в отдаленный угол парка, что располагался далее фонтана. П прижал меня к дереву, в тени, где никто не мог нас ни увидеть, ни услышать:


— Да, я признаю, я жуткий извращенец. Но моя милая, все парни такие, со временем в них просыпается зверь, а глядя на твоё тело под мокрой майкой, мои естественные инстинкты не смогли удержать, и знаешь, сколько бы ты не сопротивлялась, а твои губы жаждут этого, как и всё твоё тело, милая девственница…


Ох, как прав, как же он тогда был прав, и как была глупа я. Мистер П прошел взглядом по моим губам, а потом просто оторвался от дерева и кинул в мои глаза молнии. Черт, в тот момент я хотела сама расстегнуть его мокрую рубашку, и ухватившись за ткань, соединить наши губы. Что я сделала со своей жизнью!


Мы разошлись поздно. Он провожал меня до самой квартиры, делал даже прямые намеки на секс. Но об этом не могло быть и речи, хотя частица меня уже скакала бы на этом пошляке. Мы расстались, но с поцелуем. Он записал мой номер телефона, а потом всю ночь болтал со мной, я же, пьяная от его нежного голоса, слушала внимательно. Так внимательно, что даже сейчас помню ту фразу, которую он долго и сладко повторял: ты будешь моей…


Никакой драмы, иллюзий, я превратилась в самую натуральную влюбленную дурочку. Вот только это была не дурочка, а полнейшая дура. Сейчас я смотрю на свои ноги и руки. Сколько порезов осталось глубокими следами на здоровой нежной коже. Сколько же боли хранят в себе эти шрамы, сколько шрамов в душе. Я не мазахистка, я печальная девушка. Это начало моей трагедии, начало той самой паршивой любви, где я осталась жертвой. О, как же сейчас я ненавижу ту лавочку, парк и эту книгу! Ненавижу. Ненавижу себя!

День второй

Встреча была запланирована на шесть вечера. День был не очень тёплым, обещали дождь, но я не побоялась промокнуть, поэтому смело использовала свою блузку, джинсовые шорты, кеды и сумку. На улице не было так темно, как бывает зимой в такое время. У меня болела спина, всю ночь я не спала из-за этого извращенца, но разговор был весьма интересный. Мы встретились у моего дома, П сразу же сообщил, что наш путь проложен до какого-то очень хорошего кафе, где был забронирован столик. Н-да, я ведь даже не была готова к походу в кафе, вырядилась как на обычную прогулку, а вот он был одет что надо. Шикарный строгий костюм, превосходный одеколон, галстук. Ну и почему я всегда оказываюсь крайней? П взял меня под руку, вот и началось, что это за жест такой? Я хотела убрать руку, но не смогла, хватка оказалась слишком сильной, но тем не менее какой-то нежной. Мы сели за столик у окна, на шикарные красные диваны. Само кафе было большим, очень броским и элегантным. Парень заказал какие-то дорогие блюда и алкогольные напитки, хотя я и строго предупредила, что алкоголь не пью.


— Приятного аппетита.


— И тебе того же.


Я не умела красиво кушать, ну, как сказать «красиво». Просто у меня не было много денег, чтобы посещать такие места и кушать за огромные деньги. А у него были, дак ещё и заказал омаров, филе лосося в соевом соусе, мидий, и чего только ещё он не заказал. Когда мы окончили трапезу, я мельком увидела чек, денег он потратил очень много. Мне было стыдно и как-то неловко, тем более, что я ещё и кушала почти как свинья, заставляя его смеяться и давиться едой. После кафе мы направились на прогулку, мне стало весело, наверное алкоголь ударил в мозг, хоть и выпила я совсем немного. Было уже поздно, солнце село за горизонт, на улице постепенно темнело, я чувствовала, что ещё немного, и я замёрзну замертво. Из-за темноты мы и не поняли как, но пошёл дождь. Вначале просто подул очень холодный ветер, который почти сбивал меня с ног, а затем заморосил очень противный дождик, но со временем этот маленький гад перерос в отвратительный и безумно холодный ливень. Парень сразу же накинул на меня свой пиджак, однако я всё равно успела промокнуть насквозь и заморозить пальцы на руках.


— Может, ты вызовешь мне такси, и я поеду домой?


— На такси? В такое время? Я не отпущу тебя, идём лучше ко мне, согреешься, выпьем чаю, да и вместе же веселее, не находишь?


Я посмотрела на парня недоверчиво, ведь буквально вчера этот гавнюк распускал свои руки, а уже сегодня с миленькой улыбочкой приглашает к себе на «чашечку горячего чая». Но выбора, увы, не было, мне пришлось согласиться, тем более его дом, как сам он мне объяснил, находился недалеко от места, где мы спрятались от дождя. Но что-то мне подсказывает, что он специально повёл меня в сторону своего дома, чтобы легче было заманить в своё логово. Когда мы буквально добежали, я диву далась роскошью его дома. И под словом роскошь дома, я говорю о том, что это реально был ЦЕЛЫЙ МАТЬ ВАШУ РОСКОШНЫЙ ДОМ. Во дворе ещё лежал милый пёсик, а так же неподалёку стояла, видимо, его собственная машина. Когда мы зашли в дом, я не могла не удержаться от вопроса:


— Ты умеешь водить? И вообще, откуда у тебя такой домище?


— Наследство от родителей, ну и мои труды тоже. Да, я умею водить машину не хуже, чем водить молоденьких девушек за нос. Проходи и чувствуй себя как дома, а я заварю нам чай.


Я прошла в дом, начала рассматривать каждый уголок комнат как любопытный ребёнок. Всё было такое красивое, чистое и дорогое. Одни картины на стенах чего стоили, да даже зубная щётка в ванне наверное была стоимостью в целое состояние. Нет, я не могу сказать, что меня так манят его деньги, я их не то чтобы обожаю, но иметь такое же состояние хотелось бы, конечно же. Я посмотрела на себя в зеркало и увидела свои мокрые волосы, просвечивающую мокрую блузку, капельки воды, которые скатывались по подбородку, уставшие глаза и странную улыбку, которая расплылась по всему лицу. Я направилась в последнюю комнату, куда вели меня ноги. Это оказалась его спальня, большая, но такая засранная. Весь дом был убран и чист, однако, в этом уголке дома был наведён полнейший бардак. Спина всё ещё болела, мне было холодно, поэтому я предпочла лечь на эту чёртову кровать, без всякого зазрения совести. П вошёл ко мне с подносом, где красовались две кружки горячего напитка и печенье. Парень прошёл к кровати, загадочно сверкая своими тёмными глазами. Поднос был аккуратно поставлен на полочку рядом с кроватью.


— Спасибо большое, ай…


— Что такое?


— У меня ноет спина… Больно до жути…


— Больно, говоришь.. Давай ты выпьешь эту кружку чая, а потом получишь приятный массаж и полное удовлетворение.


— Ну… хорошо, — я потянулась за кружкой, случайно навалившись на П своей мокрой грудью, и сделала большой глоток горячего напитка. На минуту мне показалось, будто в чай что-то подмешено, но я откинула эту глупую мысль и просто выпила всю кружку, чувствуя, как горячий чай пробегает приятным потоком по всему моему холодному тему. Парень даже не прикоснулся к своей кружке, он всё наблюдал за тем, как я осушаю свою. Когда я допила последнюю каплю, П резко выхватил кружку из моих рук и вернул её на поднос. Он завалил меня обратно на кровать и начал делать массаж спины. Мне было больно, но ведь массаж и должен доставлять боль, иначе это был бы неправильный массаж. Парень не утруждал себя в лишних действиях, когда я уже собиралась подняться и поблагодарить его, он резким движением коснулся моих губ и руками начал рвать мою мокрую одежду. Не знаю почему, но мне совершенно не хотелось отталкивать его от себя, и я просто как вата провалилась в мягкое одеяло. П даже не ласкал меня, он жестко схватил мою голую грудь и начал грубо трогать соски. Я возбудилась, внизу текла, наверное, как грязная сучка. Его рука устремилась к моим трусам, они тоже были грубо порваны, П продолжил свои «ласки» поглаживая мою мокрую киску.


— Глупая дура, возбудилась от моих грубых движений, да ты настоящая мазахистка!


П снял с себя всю одежду, я увидела его большой стоячий член. Он, ни минуты не церемонясь, заломал мне руки и вставил свой член до отказа в мою киску. Я почувствовала очень сильную и отвратительную боль, этот урод посмел лишить меня девственности. Я начала кричать, отпираться, но мои хрипы о помощи либо прерывались на протяжные стоны, либо заглушались из-за его поцелуев. Он двигался быстро, одной рукой держал мои руки, а другой сжимал горло. Я билась в агонии, плакала и молила о помощи. П кусал мои соски, оставлял безобразные засосы на шее и продолжал грубо трахать, не позволяя мне двигаться. Парень проворным движением поставил меня раком.


— Выгни спину, грязная шлюшка!


Я почувствовала сильные шлепки по заднице. Мне было очень больно, но в то же время приятно. Я выгнула спину, он снова вставил в меня свой член и продолжил двигаться, входя всё глубже, я взвыла от боли, но мои руки по прежнему были схвачены мёртвой хваткой. П продолжал это изнасилование, меняя позы, в которых мог входить только глубже, доставая до матки. Когда тот понял, что вот-вот кончит, он резко вставил свой член мне в рот, и я почувствовала отвратительный вкус горькой спермы. Парень смеялся, как демон, он встал с кровати, посмотрел на моё измученное лицо.


— Просто я люблю тебя, малышка..


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 481