электронная
90
печатная A5
418
18+
Нюкта в бреду

Бесплатный фрагмент - Нюкта в бреду

Уличное фэнтези

Объем:
206 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-3457-3
электронная
от 90
печатная A5
от 418

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Тени исчезают в свете
Гул по ветру, стук в висках, Все нетленное на свете
Ночью превратиться в прах.

Тень~

Всё в этом мире отбрасывает свою тень. Все предметы и живые существа.

Есть что-то привлекательное и загадочное в ней. Очень часто люди наделяли, да и сейчас наделяют тень мистическими свойствами. Хотя всё и объясняется довольно просто и чётко с точки зрения физики, но всё же, как интересно наблюдать за ней. Она это вроде бы ты. Только какой-то другой ты, из другго мира, живущий по своим неведомым людям законам теней.

Беспрестанно это молчаливое существо преследует тебя. Но ведь это же твоя неотделимая часть, значит, есть в ней какой-нибудь смысл. Неужели просто так, она повторяет твои контуры, но имеет абсолютно индивидуальный, свой внешний вид?

Даже если и так — она всегда с тобой. Сзади, спереди, сбоку — тень навечно привязана к тебе, она вечно повторяет все твои движения, но делает это по-своему.

Виталик шёл быстро, не хотелось мокнуть под этим напряжным холодным ноябрьским дождём. Было совсем темно. Слава вселенной, некоторые фонари ещё были целы и горели. Вообще, Ветал любил ночь с её относительной уводящей вдаль тишиной, красотой силуэтных пейзажей и ночной жизнью. Он просто обожал ночные «движения», все эти бары, клубы, даже ночные разборки. Но на сегодня лимит этих самых «движений» был исчерпан. Виталик устал, да и погода была противная. По такой погоде только мечтательно дымить на балконе, и то холодно. Вот и спешил он домой, к тёплой сухой кроватке и телевизору.

До дома было уже совсем недалеко, и парень решил непременно покурить и ещё немного полюбоваться этой хоть и мерзкой, но замечательной ночью. Укрывшись под козырьком одного из подъездов, он запустил руку в потаенные чертоги кармана и извлек пачку. Сколько раз хотел он бросить курить, но раз за разом не мог устоять перед соблазном попускать дым изо рта. В окне на первом этаже горел свет, кто-то ещё не спал. Виталик чиркнул зажигалкой и посмотрел на свою тень. Та, повторяя все движения хозяина, поднесла сигарету к лицу. Она казалась неотъемлемой частью всего этого ночного мира, кусок темноты который соответствовал отдельно взятому живому человеку. Она была неотделима от ночи, но при этом была неотделима и от своего хозяина. Может, в этом и заключалась связь Виталика с ночью, его тяга к ночным заведениям и ночным прогулкам. Может быть, именно эта темная часть каждый раз тянула его туда — где пиво, музыка и сигаретного дыма завеса? Может, она — это связующее звено между скрытыми человеческими пороками и их реализацией? А может она и есть источник всех этих желаний? Желаний развлечения и удовольствия.

Парень наклонил голову набок, тень сделала то же самое. Повторил фокус в другом направлении, докурил и запустил в тень бычком, который, метнув искры, отскочил в сторону и потух намокший в луже.

Теперь можно и домой. Виталик снова зашагал по мокрой улице. Сойдя с тротуара на дорогу он прибавил шагу. Прогремел гром, за ним сразу же блеснула молния. Она «нарисовалась» между двумя домами. Ничего не скажешь, зрелищно и эффектно. Любуясь прелестью природного явления, Ветал и не заметил, как на дороге показалась белая Волга. Она направлялась к парню и чем ближе подъезжала, тем упорнее водила давил на газ. Увидев несущуюся на него машину, Виталик шокированный остался без движения. Машина тем временем была всё ближе и ближе, но какая-то сила удержала парня на месте. Последнее, что он увидел, это две огромные фары и суетящиеся в салоне силуэты каких-то маленьких существ (с рогами?).

Удар был сильный. Ветала подбросило вверх, и он полетел вдоль дороги прямо в лужу находившуюся за его спиной. Летел он невыносимо долго, как в замедленном кино. Взор его упёрся в грязное тёмное небо. Дождь хлестал по лицу.

И тут небо над ним начало проясняться. Чёрные тучи превратились в белые облака. Ночь как будто бы отступила, и стало видно чистое голубое небо. Постепенно в одном огромном пушистом облаке образовалась щель. Она становилась всё больше и больше, а из неё прямо на Ветала падал яркий луч золотого света. Откуда-то послышались весёлые звонкие голоса, и Виталик увидел, там, в просвете, двух людей. Они были в длинных белых одеждах, а из-за спины у них выглядывали большие голубые крылья. Ветал начал подниматься вверх. Он больше не летел вдоль дороги в лужу, он летел туда, к ним. К этим светлым и добрым существам. На лице парня нарисовалась улыбка. Душу охватило чувство покоя и благодати.

И тут благодать обламалась. Из-за левого плеча Виталика неведомо откуда показалась омерзительная красная рожа с рефлёными рогами.

— Нет, братан! Погоди!

Прохрипел напряжный ехидный голос. Дьявол уродливой когтистой рукой схватил парня за плечо и дернул его вниз. Метнул его так, что Виталик с силой ударился об асфальт. В ушах хлопнуло, в глазах на некоторое время потемнело.

Немного провалявшись в холодной грязной луже, парень встал. Всё болело, особенно голова. Как это он ещё был жив? Виталик вытер лицо от воды и посмотрел на дорогу. Машины и след простыл, там, где она должна была быть, лишь дождь барабанил по мокрому асфальту. «Что это за фигня?» — подумал он, ещё раз вытирая рукой лицо. Только теперь он заметил тень человека на дороге. Именно там, где его сбил автомобиль. Фонарь чётко освещал это место, вокруг никого не было, сам Виталик был далеко, а она была там. Красовалась себе посреди дороги без хозяина.

Парень посмотрел под ноги и ужаснулся — его тени на месте не было! Он зашарил глазами по земле. Ничего! Ошалевший, парень кинул взгляд на тень посреди дороги. «Неужели, моя?» — обследуя тёмный силуэт на дороге думал он — «Похожа!».

«Да ладно, это я наверно головой хорошенько стукнулся» — успокоил он себя.

Такого ведь не бывает…

Продолжил он вслух и снова взглянул на бесхозный чёрный силуэт. Он, возможно, ещё что-нибудь сказал, если бы увиденное не повергло его в состояние ещё большего шока и не заставило онеметь. Мало того, что оборзевшая наглая тень была на дороге без хозяина, так теперь она ещё поднялась на ноги и встала напротив Виталика. Это была не просто одномерная проекция, перед Веталом стоял человек.

Парень пригляделся. «Да это же я!!!» — саданула его мысль. Перед ним стоял его двойник, такой же Виталик, только весь тёмный, без ярких цветов в одежде. Тот же метр семьдесят пять, короткие волосы, кожаная куртка, джинсы (правда, чёрные, а не синие), кроссовки (тоже чёрные вместо пёстрых адиков). Даже кожа у двойника была тёмно серая, а глаза — жуткие, полностью черные.

Виталик сделал шаг на встречу своему клону и протянул к нему руку. Тот шагнул назад, а потом бросился наутёк.

Виталик хотел побежать следом, но ему стало невыносимо плохо. Голова закружилась, картинка окружающего мира стала расплывчатой и неясной. Земля под ногами стала мягкой и липкой как жвачка. Он начал тонуть в ней, а кругом всё пропадало. Сначала пропали дальние дворы, потом близстоящие дома, потом фонарь и дорога. Исчезло всё! Осталась темнота. Виталику стало страшно, и он закрыл глаза.

Когда почувствовал, что больше не тонет и голова больше не кружиться, то открыл их. Ветал надеялся, что приход кончился, и он увидит привычный ему мир, но этого не случилось. Его окружала непроглядная мгла со всех сторон. Может он ослеп?

— Э-э-э-э-эй!!!

Позвал он в отчаянии. В ответ отозвалось лишь эхо.

С опаской Виталик сделал шаг, потом другой. Земля под ногами была гладкая как стекло. Парень не нашёл ничего лучше и просто побрёл, вытянув руки перед собой.

* * *

Кто его знает, сколько шёл он по этой пустой темноте — достаточно долго. Становилось всё страшнее и страшнее. Одиночество и пустота — это было жутко. Ветала посещали мысли о том, что он, возможно, умер, а это и есть тот самый «тот свет». Странно, где же были остальные отошедшие в мир иной? А может так и есть — ни ада, ни рая, просто пустота, тёмное ничто в котором душа будет прибывать вечно. Вечно. Материализованная вечность раскинулась перед ним: пустое гладкое темное ничто.

Помимо темноты и пустоты вокруг царила мёртвая тишина.

— Так ты никуда не дойдёшь.

Послышался вдруг тихий мурчащий голос где-то. От этого Виталия аж в дрожь кинуло.

— Кто здесь?

— Ммммм. Это слишком сложный вопрос. Имеешь ли ты ввиду, кто здесь вообще или кто я? Если вообще, то в первую очередь здесь ты, ну и я в довесок. Если ты обо мне, то это ещё сложнее. Кто я? Кто я? И правда, кто я?… На этот философский риторический неблагодарный вопрос я не могу дать полного ответа. Скажем так — я существо.

— Ты… ты где?

— Как где!? Здесь.

Голос был совсем рядом.

— Ах, забыл, ты же не видишь в этой темноте. Надо осветить местность! Так сказать, поддать свету.

Был слышен щелчок пальцами.

— Запорожец…

Ветал услышал и почувствовал, как неподалёку со скрежетом рухнуло что-то большое. Потом снова щелчок.

— Пробитый бак…

Зажурчала льющаяся жидкость. И снова щелчок.

— Спичка!!!

Раздался оглушительный взрыв. От такого обилия шума и света Виталик чуть не сошёл с ума. Он закрыл глаза и уши. Через некоторое время, когда всё утихло, Ветал аккуратно посмотрел в сторону взрыва. Там горел ярким пламенем, освещая округу, раздолбанный запорожец.

— Мда, шумновато вышло. Извини. Надо было просто костёр развести, или фонарный столб замутить. А лучше свечи! Свечи, это так романтично.

Ветал закрутил головой в поисках хозяина мяучего бархатного голоса. Тот оказался справа. Это был кот. Большой и серый, с человеческими пропорциями тела и пьяным выражением морды-лица. Он походил на толстенького мохнатого карлика с хвостом. На всю его широкую вдоль, но узкую поперёк морду растянулась улыбка. Кот лежал на животе, подставив руки-лапы под подбородок, играл хвостом, а на пол шлейфом спускалась его длиннющая седая борода. Виталик уставился на существо и не мог вымолвить ни слова.

— Да не смотри ты так! Я смущаюсь.

Кот встал на лапы и засеменил к парню. Тот продолжал пялиться на кота с круглыми от удивления глазами. Пришелец сделал круголя вокруг Виталика и сел на задницу.

— У-у-у, как всё запущено. Ты случаем не зоофил? Что ж ты так на меня глядишь? Я уже бояться начинаю. На мне узоров нет, и цветы не растут!

— Ты кто?

Выдал, наконец, Виталик.

— О! Значит, язык всё-таки не проглотил.

— У меня точно галлюцинации.

— Придётся тебя огорчить — это не так. Такой вариант был бы для тебя гораздо предпочтительнее.

Ветал сел и уставился на существо.

— Правильно, тебе лучше присесть. Теперь сиди, слушай и не перебивай.

Кот встал, потряс хвостом и сел поудобнее.

— Я — Вечный кот. Почему я? Зачем я? Откуда? Тебе лучше сейчас даже не пытаться понять.

Видишь ли. Как бы так попроще. Помимо твоего мира, я имею ввиду привычный тебе так называемый «этот свет», существуют и другие.

— Типа ад рай и всё такое?

— Говорю, не перебивай!

Кот скорчил строгую гримасу.

— Ад и рай, это нечто другое. Это крайности. Крайние полюса бытия. А ты сейчас в мире теней.

— Теней?

— Ну да! Есть ещё мир духов. Знаешь, нечисть всякая полтергейст. И ещё миров куча. Все они равнозначные, ни как ад и рай, и все они взаимосвязаны.

— Ну.

— Гну. Так вот, в одном из миров обитал некий дух по имени Обитион. Редкая, скажу тебе, сволочь. Вообще духи по природе своей пассивны. Летают себе в своём мире, смиренно ждут чего-то. Подвывают иногда.

А этот — скотина! Приколись, захотел он в вашем мире потусоваться. Прознал кое-где часть Истины из Вечной книги. И просёк как это можно замутить. А замутить он это смог вселившись в твою тень.

Я намеренно слова подбираю, чтобы тебе понятнее было.

Ветал вспомнил своего тёмного двойника.

— Но Истина, брат, такая вещь. Такая вещь! Её даже я до конца не знаю, куда там галимому куску астроматерии. Так что, попал этот Обитион, как член в рукомойник. В тень он вселился, а она его поглотила. Поглотила и стала сама собой жить в твоём мире.

Кот вздохнул.

— В общем, скажу тебе по секрету, жопа полнейшая. Тень без хозяина, свободная и телесная, может таких дел наворотить, таких дел. Как представлю, у меня аж хвост ломит и ус правый дергается.

— Так я в мире теней?

Парень встал.

— Ммм. Сообразительный.

Это Обитион тебя сюда упрятал. Помнишь, как тебя машина сбила? Его рук дело.

— Как он смог? В машину вселился?

— Не, он скентовался с низшими демонами. Знаешь, такие маленькие чёртики без мозгов, они ещё пьяным являются. Вот они то и сделали за него всю грязную работёнку. Обитиону нужно было, что бы у тебя клиническая смерть случилась, что б тебя сюда отправить и тенью твоей завладеть.

Ветал вспомнил силуэты карликов в машине.

— Точно! Вот, попал же блин!

— Да ладно ты! Не морщи попу, всё будет нич. Теперь у тебя есть я. На вот, покури расслабься.

Кот кинул парню, неведомо откуда взятые, пачку сигарет и зажигалку. Тот измученный стрессами жадно разорвал обвёртку, извлёк сигарету и закурил.

— Так вот, приятель, хочешь жить — умей вертеться. Тебе придётся остановить свою тень.

— А…

— Не перебивай. Я всё устрою. У тебя будет одна ночь на все дела. Извини, больше не могу. Я хоть и крутой, но я же не Бог.

— Так, а что делать то?

— Мочконуть тень твою. Нахлобучить! Убить!! Разорвать!!! Детерминировать!!!! Аннигилировать!!!!! Изничтожить!!!!!!

Кот зашёлся в припадке гнева. Рожа у него стала жуткая, глаза горели яростью. Он весь ощетинился, а хвост его выписывал в воздухе невероятные кренделя. Выпустив когти, он как заправский разъярённый бык начал рыть землю лапой. Потом вдруг осёкся и улыбнулся.

— Кх-кх. Что же это я? Разнервничался. Ну, у меня бывает, ты не обращай внимания.

— Так о чём ты, насчёт тени?

— Я говорю замочить её надо, замочить. Завалить! Заечбенить!! Убить, убить!!!

Кот опять завёлся. Усы его торчали в стороны, шерсть встала дыбом, хвост выдавал сумасшедшие выкрутасы. Он встал на задние лапы и активно жестикулировал, как бы показывая как нужно замочить тень.

— Убить и всё тут.

Успокоился он, наконец.

— Ну, ладно, времени мало. Нельзя терять ни минуты. Сейчас прям и отправишься. Но смотри! До рассвета не успеешь — конец тебе. Всё, пойдём. Я ещё навещу тебя, как прибудешь.

— Так ты и в моём мире можешь быть.

— Чувак, я — Вечный кот. Я могу почти всё. Ты думаешь, я раньше там не бывал. Ты ведь не первый из смертных кто меня видел. Знаешь, скучно иногда одному в вечности. Хочется пообщаться с кем-нибудь. Вот я и являюсь всяким наркоманам да алкашам. Пообщаюсь, поболтаю, а они потом думают, это всё приходы были. Просто так ничего не бывает. Вон, чёртики перед глазами и то дьяволята, которые над пьяницами глумятся. Я ж тебе говорил, все равнозначные миры связаны.

— Так черти же из ада. А это, ты говорил, не равнозначный мир.

— Вот блин, какой умный выискался. Шаришь. Только правила для того и правила, что бы были исключения. Они наглые и тупые эти черти, что им законы бытия. Им же всё пофиг. Их и так каждый день в аду в этом на сковороду задом сажают. Так, для профилактики, чтобы не расслаблялись. Ещё вопросы есть?

— А почему ты — Вечный кот?

Кошара расплылся в улыбке.

— Я что, похож на собаку? Нет. А Вечный, потому что вечный. Я был, есть и буду, пока есть этот мир. Я имею в виду всё бытие, все миры.

Ветал докурил и выкинул бычок. Кот подскочил.

— Иди за мной.

В руках у него появился фонарик. Горящий запорожец исчез. Они побрели по ровной гладкой пустой темноте опутанной вечной тишиной.

* * *

Виталик даже не понял, как они оказались в этом месте. Кругом простирался бездонный космос. То там, то тут в воздухе висели каменные конусовидные глыбы. Кот и парень шли по хрустальной дороге. Довольно широкой, так что Ветал не боялся упасть в чёрную бездну. Но место это пугало своей непонятностью, грандиозностью и масштабом. Страх переплетался с восторгом.

В отличие от предыдущего мира, здесь не было тихо. Напротив, откуда-то постоянно доносились колоритные фантастические звуки. При этом постоянным фоном был слышен гул ветра. Странно, откуда здесь ветер? Скорее всего, этот звук имел совсем иную природу, но о том, что и как рождает его, Виталик даже не пытался представлять.

Наконец они подошли к огромной скале. Подножье её опутывал дым, вершина терялась где-то в вышине и тоже была опутана то ли дымом то ли облаками. Сквозь завесу тумана Виталик увидел огромные металлические ворота, дорога упиралась прямиком в них.

— Это лифт. На нём ты доберёшься до своего мира. Просто зайди и ничего не делай. Жди. Ждать придётся долго. Не меньше получаса. Ты ничего не почувствуешь и не услышишь. Так что не бойся и не думай, что застрял. Этот лифт работает бесперебойно, не-то что ваши коробки. Ехал я как-то с одним пьяным мужиком. Ох-кха-кха-кха, как застряли мы блин кха-кха-кха…

Кот залился смехом, наклонился вперёд и хлопнул себя по колену. Потом вдруг замолчал и посмотрел на парня.

— Гм-гм, мда, ну об этом потом. Времени терять нельзя, так что сейчас и поедешь.

Ветал хотел было сделать шаг к воротам.

— Эй, стой! Погоди. Ты спеши… но… не торопись. Этот туман часть пустоты. А там где есть пустота, там всегда что? Там всегда витает смерть, друг ты мой любезный.

Ветал посмотрел во мглу. Там в клубах тумана он вдруг увидел размытый образ: человека в длинной чёрной хламиде верхом на крылатом баране. Да, это была смерть. Она почувствовала запах жизни приблизившейся к пустоте, и мигом оказалась здесь.

— Напряжная тётка.

Проводил её недовольным взглядом и недобрым словом кот. Смерть тем временем нарезала круги возле ворот. После нескольких пике, она вдруг вытащила свой бессменный инструмент — огромную косу и замерла в предвкушении.

— Хм, она тебя чует.

Сказал кот, замышляя что-то. Он вдруг напрягся, весь скукожился, прижимаясь к земле. А потом, издав боевое «МЯУ!», сиганул в туман. Прыжок был мастерский. Он приземлился прямо смерти на голову. Обхватив её всеми четырьмя лапами, кот облепил ей лицо, и постепенно превратился в огромную меховую шапку, которая до плеч покрыла голову чёрному всаднику.

Виталик смотрел за происходящим с изумлением (не каждый день увидишь, как фантастическое кошкаобразное существо борется с самой смертью).

Чёрный всадник завис в воздухе без движения. На огромной серой меховой шапке проявился орущий рот.

— Беги!

— А как же ты!?

— Хе! Бессмертный я, бессмертный.

Шапка улыбнулась, а парень кинулся к воротам. Лязгнув железом, те открылись сами, как в настоящем лифте. Внутри не было ничего кроме непроглядного смога. Виталик кинул последний взгляд на смерть, лицо которой облепил кот, и шагнул в туман. Ворота с грохотом закрылись за спиной. Как и говорил кот, ничего не происходило. Сквозь густой дым ничего не было видно. После грохота закрывшихся ворот, нависла мёртвая тишина. Ветал сел на пол и закурил.

* * *

Тень времени не терял. Он был отлично приспособлен к этому миру, потому что знал всё, что знал его бывший хозяин. Да, сколько хаживали они вместе по этим бетонным улицам. И днём и ночью были они вместе. Теперь Тень был один, сам себе господин. Полный желаний и потребностей он непременно хотел их удовлетворить.

После побега от Виталика, тёмный клон оказался в одном из дворов. Остановился он, когда понял, что погони нет и не будет. Посмотрел в тёмное ночное небо и, широко раскрыв рот, расхохотался, глотая холодные капли дождя.

Из подъезда вышел какой-то парень, закурил и пошёл в сторону Тени.

— Не угостишь сигареткой?

Прищурившись, обратился тот к прохожему. Парень протянул мятую пачку.

— Ооой спасибоо. Гавна дали, можно ложку попросить.

Парень хмыкнул и дал прикурить странному незнакомцу (хотя, рожа была до боли знакомая).

— Благодарю.

Тёмный Виталик смачно затянулся и выдул сигаретный дым.

— Всё… Я хочу пива!

Он зашагал в ближайшую забегаловку. Тень знал все ближайшие кабаки, потому что их все знал Ветал.

Там Тень разгулялся на славу. Финансы позволяли. У тёмного Ветала в кармане лежал бумажник с деньгами. Странно, а вот у мужика, который валялся пьяный (да и ещё немного оглушённый ударом по голове) недалеко от этой забегаловки, бумажника как раз уже не было. Бедолага еле стоял на ногах, подпирая стену, и беспрестанно призывал на помощь какого-то Петю. Петя не являлся, зато появился тёмный парень, который решил проблемы мужика по-своему. Вот и отдыхает теперь оглушённый мужик в луже, а парень развлекается на его бабки.

После выпитого пива и обжиманий с местной шалавой, тёмному Виталику непременно захотелось набить кому-нибудь морду. Он окинул помещение бара взглядом в поисках того, кто ему сегодня не нравится. Но на ловца и зверь бежит.

— Эй, слишишь! Ты чё так смотришь?

Раздалось с соседнего столика. Тень почти не заметно улыбнулся.

— Как «так»?

— Дерзко. Дерзко смотришь ти.

За столиком сидели три кавказца. Один из них, самый маленький (но самый горячий), с негодованием смотрел на наглого и дерзкого.

— У тебе праблэми?

Да нет у меня никаких проблем.

— Слишишь, а ти хочешь да?

Тень затушил сигарету, облокотился на столик, посмотрел в глаза «собеседнику» и медленно сказал, покачивая головой.

— Знаешь, что я тебе хочу сказать? Иди ты, мил человек, на#%q!

Маленький кавказец подорвался с места, оглашая округу непонятными словами вперемешку с русским матом. Два его приятеля тоже начали, что-то втулять оборзевшему засранцу, но тот их не слушал. Не дожидаясь пока кавказец подойдёт и начнёт разборку, Тень вскочил, схватил близстоящий стул и поочерёдно оприходовал им всех троих. Святая троица поникла, съехав на стол. Аккуратно поставив стул на место, Тень улыбнулся и пошёл прочь. Здесь уже нечего было делать, всё веселье кончилось.

* * *

Когда дым рассеялся, Ветал понял, что сидит на скамейке в своём дворе. Каким же прекрасным показался ему знакомый ночной пейзаж «этого света». Подумать только: парень его мог больше никогда не увидеть. Этот недобитый тускло светящий фонарь, исписанная маркером скамейка, серые коробки домов, запах разлитого пива и бутылка из-под него же, даже дворовый тузик который каждый день напрягал Виталика своим стрёмным лаем, а сейчас спал под лавочкой — всё это было таким родным и любимым. Тузик проснулся, поднял голову и удивлённо (насколько удивленно это может сделать пёс) посмотрел на парня. Он хотел было гавкнуть, но потом передумал и, уткнувшись носом в бок, продолжил свой сон.

Дождя в этом мире уже не было, небо было чистым. Полная луна светила ярко. Ветал посмотрел на неё, потом на Тузика, потом на тень от его хвоста.

— Тень!

Опомнился Виталик.

— Нельзя терять не минуты!

Немного поразмыслив, парень помчался в тот двор, куда скрылся его двойник после дьявольского ДТП.

Двор был пуст.

— Бля! Что же дальше?

Да, вот уж погоня за тенью. Где искать этот галимый кусок темноты? Ветал зашёл в тупик. И тут он услышал свист. Не громкий, но такой нудный и протяжный. Потом ещё раз. Снова свист. И опять.

Источник свиста был, по всей видимости, где-то за углом дома в кустах, именно оттуда он раздавался. Свист напрягал, от него становилось даже как-то жутковато. Парень двинулся на звук. Он медленно подошёл к дому и аккуратно стал высовываться из-за угла.

— Б-У-У-У-У-У-У!!!

Там Виталика поджидал, с выпученными глазами, болтающимся языком и вытянутыми вверх судорожно трясущимися руками… большой серый кот.

Что? Испугался? Ах-ха-ха-ха… ой блин…

Кот залился смехом. Упал на живот и в истерике забился головой об землю. Успокоился он, в привычной ему манере резко. Посерьезнел, сел на поребрик, достал, из ниоткуда, сигарету и закурил. Виталик не знал, что и сделать. Желание было одно — пнуть мохнатую тварь посильнее, чтоб знал, как издеваться над людьми.

— Ой, ты только не обижайся. Я же не со зла. Так, думал разряжу обстановочку, приколю пацана.

— Да уж, приколол.

— А чё? Не зацепило? Ээх, старею, мельчаю.

Поняв по выражению лица Виталика, что шутка была действительно дурацкой, кот причмокнул и стал серьёзен как никогда. Он встал на задние лапы, а передние заложил за спину.

— Ладно! Времени мало. Вон у стены валына и три обоймы. Не в ручную же тебе эту суку валить. Его в ручную хер завалишь. Юркий хитрый изворотливый, как комар на жопе.

Ветал поднял с земли пистолет. Тот был странной конструкции, большой и увесистый, с болтами в корпусе, толстым массивным стволом, а главное ржавый.

— А он хоть стреляет?

— Хм. Ещё как. Броню на танке как масло прошивает. Ты вафли то не суши, а поторопись!

— Так, а где мне искать его?

— Как где? Все дороги ведут туда! Обитель загулявших поэтов и одиноких сердец, храм веселья и цитадель человеческой тоски, дворец порока, святилище пьяной истины и алкогольной неправды, убежище ночных кутил и просто место где можно надраться — кабак.

— А-а-а. Знаю я тут одно местечко. Люблю там бывать. А значит и он тоже любит.

Так вперёд! В кабак, мой друг, в кабак!

* * *

Тень вышел из кабака довольный потасовкой и, потирая руки, начал задумывать какое-нибудь новое гаденькое приключение на свою хитрую пятую точку. Он огляделся. О да, это было его время. Ночь, он обожал её. Именно ночью любая тень была выразительнее, «ярче», красивее. Как прекрасен мир, погружённый во тьму, но освещённый местами, для того чтобы могли возникать различные тени. Как всё вокруг таинственно загадочно и неповторимо. Одним словом — красота. И лишь одно обстоятельство огорчило тёмного призрака, к нему на встречу бежал Виталик, да ещё с огромной валыной, а слева от парня семенил толстый серый кошара.

— Вечный Кот? Хвостатая сволочь! Ну конечно, без него не обошлось.

Тень постоял ещё немного, выжидая пока преследователи подойдут поближе, а потом сорвался с места в темноту. За секунду у него родился тёмный зловещий план. Он бежал на стройку, которая находилась недалеко. Там возводился новый район. Это был прекрасный полигон для сражения. Именно сражения. Убить Виталика и попортить шерсть Вечному коту, вот каков был незамысловатый план у Тёмного. Безлюдное просторное место, такое как эта стройка, отлично подходило для поля битвы. Там было где спрятаться, затаиться, напасть из-за какого-нибудь тёмного угла, укрыться вновь если что. На территории стройки могли быть сторожа, но Тень уже решил эту проблему. Этим должны были заняться его помощники. Перед тем как побежать, Тёмный кинул в сторону бычок. Ни Виталик, ни даже мудрый и могучий Вечный кот не заметили, как маленькая корявая ручонка, взявшаяся откуда-то из темноты подняла окурок. Неведомый кое-кто, скрывающийся в тени, прочёл послание по символам, которые нарисовал дым заговорённой сигареты. Пользуясь своим маленьким ростом, этот кое-кто прошмыгнул в темноте почти перед самым носом у парня и кота.

И вот она — погоня. Тень мог в два счёта оторваться от преследователей, но специально не выходил из их поля зрения. Гонка начала выматывать Виталика, бежали быстро, да ещё и по темноте. Под ногами постоянно не вовремя возникали кочки, какой-то мусор или колдобины. Бег с препятствиями, не больше не меньше. Парень почувствовал, что начинает задыхаться (курить надо бросать!). Испугавшись, что может упустить «дичь», он не нашёл ничего лучше как пальнуть вдогонку (странное чувство стрелять себе в спину). Оружие оказалось действительно мощнецким. Пистолет издал звук, почти такой же какой издаёт чеканный станок, и выплюнул свинец со снопом искр. Пуля понеслась вперёд в поисках жертвы со странным улюлюканьем и свистом. Удивительно, но отдачи почти не было. Виталик только почувствовал всю мощь и грандиозность вверенного ему агрегата. Пуля наверняка прошибла бы Тень насквозь, если бы настигла, но хитрый призрак темноты ловко увернулся, как будто имел пару глаз на пятой точке.

— Ах ты ж, акробат хренов!

Ветал раздосадовался промахом и пальнул ещё раз. Снова мимо. Тень юркнул вбок и продолжал бежать.

— Жри, жри свинец!

Парень вошёл во вкус и выпустил вслед Тени три пули подряд. И снова неудача. Тёмный не сбавляя темпа, увернулся от всех трёх.

Так, с пальбой, они и добежали до места будущей кровавой драмы. Тень прибавил ходу, ловко перемахнул через деревянный забор и потерялся где-то среди сложенных стопками плит. Виталик преодолел препятствие следом (правда, менее ловко). Кот вообще не останавливался и, как таран прошиб забор, выбив пару досок.

— Куда же теперь? Уйдёт ведь!

— От меня ещё никто не уходил.

Кот деловито повёл носом, проводя экспертизу воздуха на наличие следов призрака-тени.

— Смотри-ка! Кто это там?

Неподалёку распласталось бездыханное тело. Он подошёл поближе. Тело лежало лицом вниз, раскидав безжизненные конечности в разные стороны.

— Это сторож.

— Он мёртв?

— Парень склонился над взрослым пожилым мужчиной, коим это тело оказалось.

— Как тебе сказать? Скорее мертвецки пьян.

Тело вдруг издало невнятное мычание и закопошилось. Потом убедилось, что все попытки к движению бесполезны и снова стало безжизненным.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 418