электронная
Бесплатно
печатная A5
677
18+
Новороссия в моем сердце

Бесплатный фрагмент - Новороссия в моем сердце

Объем:
606 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-2172-4
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 677
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Новороссия в моём сердце

Ополченцам и военкорам Новороссии посвящаю…

История революции и войны на Донбассе
2014—2015 годы

Записки военкора

Редактор первой версии книги

Екатерина Рысь

ПОСЛАНИЕ В 2047 ГОД

Я обращаюсь к тем, кто живёт в 2047 году.

Увиденные мной и моими товарищами по оружию ужасы, жертвы, пролитая кровь, замученные и искореженные судьбы, страдания и пытки, предательства и корысть, застенки и «подвалы» никогда не оправдывают благородных целей развития общества.

Но, к сожалению, таковы законы мироздания. Нужно платить по счетам.

Один из героев Новороссии и персонаж моей книги ополченец Роман сказал: «Война эта будет большим уроком для всех!» А я добавлю: «И уроком для моего поколения».

Я уверен, что в ваше время, в 2047, кровоточащие земли Новороссии Донецкой и Луганской народных республик (ДНР и ЛНР) уже более двадцати лет входят в состав России.

Присоединились к Россию по воле большинства их жителей харьковская, одесская, николаевская и другие области. Напряженные бои в 2047 году идут на границе Киева и за Днепром.

В 2014 я, военкор, был участником революции и войны на Донбассе.

2014 год был первый и самым тяжелым годом войны. Это яркая вспышка народного патриотизма. На восставшем Донбассе было организовано ополчение. Первая битва за Новороссию началась в Славянске.

Мощный выброс энергии активности людей в 2014-м позволил запустить восстановительные процессы и в России.

Благодаря изоляции от зарубежных монополий Россия смогла встать с колен и восстановить, утерянный после распада Советского Союза, экономический потенциал.

Как это ни парадоксально звучит, но военные действия за соединение разбитой на части страны, привели к активизации сознания народа. И в ваше время построено государство, действующее в интересах большинства, а не меньшинства.

В книгу «Новороссия в моем сердце» вошли очерки фронтовой жизни 2014—2016 годов, опубликованные в газете «Завтра» и получившие признание: «Главнокомандующий Игорь Стрелков», «Зам ком роты Василий», «Герой Саур могилы Евгений», «Таксист с Рублевки», «Праведный Град», «Командир Павел Дрёмов», «Мухи? — Это серьезно!», «Бурдей и Батя» и новые рассказы об ополченцах и людях Новороссии.

Военкор Александр Барков

7 Апреля 2017 г.

Крест

Наши песни похожи на нас —

так же целят в висок.

Кровь не станет другой

от сто раз перемененных мест.

И мы сами — свой собственный

испепеляющий рок.

Наша вера поставит на нас

несмываемый крест.

Там, где сердце с кулак,

мы зажали любовь в кулаке.

Там, где обетованна земля,

Спас по горло в крови.

Наша правда смеется в глаза

ломким звоном в руке.

Непорочность в хрустальных тисках —

невозможность любви.

И пускай наша жизнь —

пляс повешенных на волоске.

Там, где живы живые,

такая жизнь всем им к лицу.

Они знают, как жить,

чтобы Храм не возрос на песке,

И любовь ляжет в руку

поднявшему камень бойцу.

/Стихотворение Екатерины РЫСЬ/

Штурм аэропорта 26 мая 2014 года в Донецке

Второй курс военного училища

После открытия Парламента Новороссии 27 июня 2014 года, я днем, выходя из здания ОГА, увидел депутата ДНР Александра с позывным Строитель и подошел поздороваться. С ним вместе стояли депутат Парламента Новороссии Артем из Запорожья и журналист Николай. Мы отошли покурить и обменяться новостями к фонтану, к пальме Мерцалова в зелень елок слева от здания ОГА. В тот момент мне позвонил Владислав, и спросил, на какие частоты настраивать рации, которые отправлялись к Стрелкову. Я спросил Строителя: нужно ли настраивать? На что получил категорическое «нет». Зашел разговор о Славянске, о Стрелкове. Я спросил, как туда прорваться. Артем поигрывал пистолетом «Макарова», ПМ, вынимал и вставлял обратно магазин с патронами. ПМ были выданы Олегом Царевым всем депутатам Парламента Новороссия в качестве личного депутатского оружия, в подарок. На пистолете была серебряная маленькая табличка с именем владельца оружия и именем Царева.

Артем со знанием дела сказал:

— В Славянск хочешь снова? А знаешь, что укры — нацгвардейцы на блокпостах при въезде в город проверяют всех мужиков и поставили сканеры, которые могут определить по твоим рукам, брал ли ты оружие?

Я, вникая в смысл сказанного, сломал в руках шариковую ручку, которую вертел до этого. Есть такая привычка у меня.

— А, нервничаешь? — заметил Артем. — Значит, все- таки с оружием имел дело. А вообще, вот лично, по — моему, в Славянск к Стрелку ехать бессмысленно! Стрелок — он мастер брать города. Его этому учили. Он любой город может взять со своими ребятами. А вот удержать его — здесь совсем другие, армейские навыки командира нужны. А у него их нет.

— Я говорил со Стрелковым в Славянске. Это крутой мужик и командир. И знаю его ребят, — сказал я упрямо.

Артем из Запорожья молчал. Потом он вынул из кармана флешку и сказал:

— Вот послушай про то, как брали аэропорт в мае. Там всё подстава была…

Ниже представлена расшифровка аудиозаписи, которую сделал Артем в начале июня 2014 года.

Рассказывают командиры групп, участвовавших в захвате аэропорта 26 мая 2014 года, с позывными Старый.

Артем: — У меня газета «Искра».

— Прибыли 25 числа сюда (ред. — 25 мая 2014 года в Донецк), отправили людей на парад. Я на параде не присутствовал, у меня была другая задача. Мы занимались разведкой местности.

— Хочу сказать о параде. Совершенно безумное мероприятие, непонятно зачем и почему спланированное. Нет, абсолютно понятно, что спланировано оно было для поддержания народного духа, но сама планировка была совершенно безграмотной. С нашей точки зрения, военной. Не выставлено было ни охранение, ничего, место было такое, что два– три снайперских выстрела — начнется месиво, начнется давка. В центре этого месива построили подразделение с боевым оружием, патрон в патроннике. Какой– то непонятный салют был объявлен, под который можно замаскировать работу снайперов прекрасно. Я в подразделении занимался тем, что стоял с правого фланга своего подразделения и корректировал огонь по крышам. Потому что куча открытых окон, не понятно, что будет в следующую секунду. То есть это чисто политическое решение, никак не согласованное с военной стороной вопроса.

Артем: — Вас ставили в известность, что вы попадете в такой формат? Парад и все такое…

— Естественно, нет. Изначальная постановка задач была другая совершенно. Обрисовывали, что задачи будем выполнять общевойскового характера. Частично — специального, частично — те задачи, которые возлагаются на внутренние войска.

— Прибыв с парада, буквально спустя короткое время, были ориентированы на переодевание в гражданскую форму одежды для выдвижения на рекогносцировку объекта. Объектом оказался аэропорт. Нас встретил человек (позывной «Вездеход»), который двух из трех прибывших людей провел частично по объекту.

— За два с половиной часа до так называемого штурма аэропорта лично я заходил в этот аэропорт с Вездеходом. Как он представился, сотрудником СБУ (летом 2014 года этот сотрудник был осужден киевской властью на пожизненный срок — ред.). Вездеход открыл все двери, вывел меня на крышу аэропорта, показал местность, чтобы я мог в дальнейшем командирам групп показать, куда… показал схему.

— На схеме были ориентировочно нанесены позиции охраны аэропорта, ориентировочная численность вооружения и прочее. Когда мы втроем собрались в машине командира группы, увидели эту схему, почесали репу, поняли, что силами и средствами, которыми мы располагаем, задача невыполнима, с чисто военной точки зрения. Если есть превосходящие силы противника, располагающие более тяжелым вооружением на заранее подготовленных позициях — это нереально.

Артем: — Военные с украинской стороны были нормально расставлены?

— Командир того подразделения, который обеспечивал охрану аэропорта, он был далеко не дурак в расстановке сил и средств. Был человек опытный, человек просто так объект не отдаст, нахрапом его не взять. Тем не менее, позиция политического руководства была именно взять нахрапом. Когда мы прибыли обратно в расположение и командиру группы доложили свою точку зрения, что нам нужны минимум сутки и серьезное огневое усиление, серьезные огневые средства, которыми можно подавить то, что стоит в аэропорту. Мы были приглашены на совещание. Присутствовал командир батальона «Восток» Скиф (Ходаковский — ред.), который, грубо говоря, махнув шашкой, поставил задачу: ребята, времени на раздумья и подготовку нет, выдвигаемся мы через пятнадцать минут, все, что вы сказали, конечно, важно, но я здесь командир. Поэтому через пятнадцать минут мы были подняты по боевой тревоге и через час выдвинуты. Сказали, фраза была именно такая: «По вам никто стрелять не будет», аргументировалось это тем, что простой аэропорта стоит бешеных денег, а повреждение аэропорта и восстановление — это простой на очень долго. Аргументация была крайне слабая, но мы люди дисциплинированные, обязаны были исполнять приказ.

Артем: — Вас подчинили именно «Востоку»?

— Соответственно, по прибытии на аэропорт были заняты неподготовленные огневые позиции, личному составу все доводилось в спешке, я, например, своим людям ставил задачу уже в машине в ходе выдвижения на пальцах, буквально, потому что люди даже схему не видели объекта, который предстоит работать.

— От команды взять аэропорт до выполнения ее прошло не более четырех часов. Люди в час ночи уже спали, командиров вызвали и сказали: мы берем аэропорт. Я человек военный, у меня глаза на лоб полезли, потому что аэропорт — это не то здание, которое мы занимали, это взлетно– посадочная полоса и вышки. Мы как люди военные это все прекрасно понимали. Уже тогда возникло желание сложить оружие и отказаться от выполнения операции. Непонятная эта тема, что-то нас подвигло, и мы туда поехали. Хочу сразу сказать, что ребята, которые приехали из России, 80% из них, имели боевой опыт в горячих точках, укомплектованы были по штатному расписанию спецназа, две группы разведки и одна группа тяжелых, укомплектованы по полной. Особо хочу отметить, потому что говорят, что мы за деньги приезжаем сюда из России. У меня погиб мой боец Рыжик. В Ростове он из личных средств потратил 120 тысяч рублей, чтобы одеть своих товарищей, потому что у некоторых не было разгрузок.

— Мой погибший боец третьей группы, позывной «Игнат», хороший был парень, перед отъездом из дома продал мотоцикл, на эти деньги была экипирована вся группа.

— Нам никто не заплатил ни одной копейки, мы все приехали сюда добровольно. И меня поразила вообще вся ситуация, когда нас отправляли в аэропорт, поставив тупорылейшую, я считаю, задачу. Потому что личный состав узнал о штурме аэропорта буквально в час ночи. Люди были не подготовлены. Ладно, не подготовлены, смысл еще в том, что мы занимали здание, которое было нам абсолютно не нужно. Терминал никому не нужен.

— Я уверен, что командиры, которые ставили нам задачу, они прекрасно знали о том, что так аэропорта не берут. Захват аэропорта — это второй курс военного училища. И то, что мы делали, это был полный бред. Когда мы поднялись на терминал, заняли позиции, у нас было достаточно сил, чтобы раздолбать казарму, в которой они все спали.

Артем: — Я человек гражданский. Забросал бы гранатами, испортил бы полосу.

— Захватывается КДП (ред. — командно-диспетчерский пункт) и разносится взлетно- посадочная полоса.

— Нам сказали, что будет вестись политический диалог, мы сказали: давайте начнем политический диалог, снесем вот это здание с половиной личного состава — и переговоры пойдут легче. Когда половина охраны аэропорта окажется под развалинами… Давайте первый ход сделаем мы. На что нам жестко сказали: ребята, даже думать не смейте. Огонь открывать категорически запрещено. Когда мы уже заняли терминал, на крыше лично присутствовал командир батальона «Восток» Скиф (ред. — Ходаковский). Ходил в полный рост. Если бойцы перебегали, он ходил в полный рост и говорил, что все нормально, никто сюда стрелять не будет. Вы сейчас продемонстрируете им силу, они обосруть… ся, мы сделаем им коридор и выдвинем переговорщика и они все отсюда уедут. Вот такой был расклад. Всем бойцам говорили именно так. Конечно, никто этого не понимал, но самое интересное началось позже.

Артем: — Я для понимания. Что такое «Восток»?

— Условное подразделение окружило часть — ОМОН. Подъехал «Восток», постреляли в воздух, ОМОН покидает часть, оружие покидает часть другим ходом. В точке Х ОМОН со своим оружием снова объединяется и куда– то уходит. Показуха. Батальон «Восток» говорит: мы зачистили помещение. На что я говорю: я любое помещение зачищу, возьму две гранаты и зачищу. Есть ощущение, что он (ред. — командир «Востока») ходил по крыше именно потому, что был в каком– то договоре с ними.

Артем: — Было такое впечатление?

— Меня насторожило сразу то, что аэропорта таким образом не захватываются. Самый интересный факт, который нужно осветить. Когда отработали первые вертушки по нам, и мы поняли, что разговаривать с нами никто не будет, нам до конца давали приказ не открывать огонь.

Артем: — Даже в тот момент?

— Когда начался обстрел, я рванулся вытаскивать своих ребят с крыши. И когда бежал по лестнице, четко слышал, несколько раз была повторена команда по рации: не стрелять.

Отработало тяжелое вооружение, вертушки работали бортовыми пулеметами, я четко помню этот звон, слышно пробитие стен, шило через несколько стен, гипсокартон прошивается элементарно, и сквозь это все пробивается команда по радиосвязи: не стрелять, не стрелять. Один АГС– ник был легкораненый.

Артем: — Что такое АГС?

— Если вы смотрели «Чистилище». Здоровая такая штука…

— В течение часов трех нас долбили, в 18.30 было принято решение выдвигаться на двух КАМАЗах, забрать раненых. Когда мы выдвигались из аэропорта, у нас был один «двухсотый», т.е. убитый, два тяжелораненых. Остальные были целы. Потери после трех часов бомбежки составили всего один убитый.

— Все люди не поместились в КАМАЗы. КАМАЗы были загнаны в терминал, дана команда грузиться, осталось порядка 15 человек. Остался я, мой связист и ребята из разных групп, которые должны были прикрывать отход. Когда машины вышли из аэропорта, был открыт шквальный огонь. Выпущены РШГ — это огнемет. Те бойцы, которые нас зажали в кавычках, потому приходили противоречивые сведения, конкретики не было, нам говорили, что «Правый сектор» окружает нас, что приехала нацгвардия, три КАМАЗа, то есть нам сказали, я лично слышал от командиров, что нас берут в кольцо. Когда мы были в терминале, нам сказали, что нас окружили. Поэтому когда на прорыв мы пошли, был открыт шквальный огонь в сторону «зеленки». КАМАЗы прорвались.

Оказалось, что мы могли спокойно оттуда выйти. Потому что там были люди — сектор военный, и коридор — наши люди. Горловские ребята были на прикрытии и батальон «Восток».

— Этот сектор военных перекрестным огнем они доставали, но не могли на всей протяженности. Нужно было преодолеть участок 300 метров, мы его преодолели с некоторыми потерями, я, опрашивая своих раненых из КАМАЗа, пришел к выводу, что от 5 до 15 раненых, а возможно, убитых, было на момент прорыва этого сектора. Из 50 человек в КАМАЗе от 5 до 15 были ранены в этот период, все остальные раненые и убитые — это дружественный огонь.

— Когда мы вышли из аэропорта, я пришел на базу где– то около двух часов ночи. Там были люди из «Востока», которые там были, они сидели, и пацаны некоторые даже плакали. Потому что они сказали, что КАМАЗы расхерач… ли они.

— Готовность! …По боевой!… — голос в зале, аудиозапись делалась в казарме батальона.

— Нам сказали, что нас окружает «Правый сектор», а им сказали, что «Правый сектор» прорывается. Свои же открыли огонь по своим. У меня есть выжившие из моей группы, которые видели, когда КАМАЗ полностью был разбит, все почти убиты, подошли ребята с повязкой «Востока». Увидев, что с георгиевскими ленточками лежат наши пацаны, они начали кричать: не стреляйте, что мы наделали?! Кто давал команду, что там «Правый сектор» прорывается, не известно. Расклад такой. Я считаю, что просто там очень мутная и тяжелая история… Ни х.я себе мутная!

— Разберемся…

— Помнишь, Саня (ред.– депутат с позывным «Строитель») рассказывал, как было в «Шахтерских Зорях»? (ред. — санаторий в Донецке). Но это другая история. После большого митинга 9 мая 2014 года был сбор боевой группы оплченцев. Все думали и говорили, что едут брать Мариуполь. Погрузились на два открытых, с длинными синими бортами КАМАЗа ополченцы с АК и снайперскими винтовками. А вместо Мариуполя поехали брать срочников, которые готовили провокацию в Донецке и размещались в городском санатории «Шахтерские Зори». Всё тогда обошлось без жертв. Всех срочников взяли, более 100 солдат, разоружили и отпустили по домам. А здесь такое было…»

На крыше терминала аэропорта 26 мая 2014 г. Ополченец из группы «Искры» ведет огонь гранатами ВОГ из подствольника АК.
Ополченец стреляет гранатами из АГС– 17 «Пламя». АГС — автоматический гранатомет станковый. ВОГ-25 — выстрел гранатомётный, осколочный боеприпас для гранатомётов ГП-25, объединяющий в себе гранату и метательный заряд в гильзе.

Укр военный вертолет атакует ополченцев на крыше терминала аэропорта 26 мая 2014.

Жестокие бои, в которых погибло много ополченцев, за донецкий аэропорт продолжались летом и осенью 2014 года, и только в конце ноября его частично взяли. Но бои в районе аэропорта с «киборгами», которые засели в разрушенном здании терминала, продолжались еще зимой до середины января 2015г. От аэропорта ничего не осталось.

Русский февраль

Вечер у Гинтовта. Февраль 2014 года. Я вспоминаю зимний холодный вечер около Щипка — Щипковского переулка. Я с Екатериной Рысь зашли к Алексею Гинтовту. Шел снег, за окном был полумрак, а Алексей Гинтовт рассказывал о движении духа мира в завоевании человечества. Гинтовт, художник, уровень которого равен Пикассо, возбужденно говорил, что ему понравилась книга Рысь «Религия бешеных» о молодежи Национал– большевистской партии Лимонова Эдуарда. Гинтовт состоял в НБП и сделал для нее главное — символику, серп и молот на фоне белого круга, размещенного на красном фоне.

Меня поразил фильм, который Алексей поставил нам на большом экране. Гимнасты цирка «Кракатук», все в белых облегающих костюмах космонавтов из будущего, плавно раскачивали белыми знаменами на длинных флагштоках. Белые полотнища знамен, символ чистоты помыслов и дел, динамично развевались на фоне голубого неба.

Красные звезды, летящие над будущей столицей мира, и город будущего интриговали и будоражили воображение.

Гинтовт говорил и о движении евразийцев, и об Александре Дугине, и о его поисках истины, о новом пути России в преддверии метафизических глубинных сдвигов и перемен.

— Нас много, — говорил Алексей, поигрывая автоматом АК– 47. — Впереди удивительные перемены к лучшему.

— Революция — в 2017– м! — сказал я.

— КонеЧно, — подтвердил художник. Начиналась РУССКАЯ ВЕСНА…

Глава 1. На революцию без мандата?!

На Донбассе началось!

7 апреля 2014 года здание Областной государственной администрации г. Донецка (ОГА) — захвачено восставшим народом.

Говорит один из участников штурма ОГА Александр Мальцев:

— «Терроризм?

Да ну, угомонитесь!

Это было мирное занятие Донецкой ОГА, и ребята, это было круто, это было на столько круто… я вам передать этого не могу на словах.

Обстановка внутри провоцирует тебя на подвиги, а сознание тебе говорит, что ты есть часть чего– то целого и нерушимого; у нас еще много дел впереди, и нам главное теперь укрепиться на месте и не вестись на провокации со стороны неофашистской хунты.»

Народное действие началось!

Александр Мальцев на 7 этаже здании ОГА. 7 апреля 2014 г.

После митинга на площади здания ОГА, на котором

были флаги «Русского выбора» движения депутата Федорова, лозунги о русском языке, здание было без крови захвачено восставшим народом. Восставший народ пытались теснить милицейские кордоны, был применен газ «черемуха». Далее охрана и милиция покинула свои посты, в залы и кабинеты Дома Совета или ОГА ворвались простые невооруженные люди. Вечером на Первом Совете 7 апреля было принято решение о создании Донецкой народной республики (ДНР). Это уже был третий народный захват здания Дома Советов или Областной госадминистрации.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 677
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: