электронная
100
печатная A5
700
18+
НОВАЯ ЖИЗНЬ

Бесплатный фрагмент - НОВАЯ ЖИЗНЬ

Настоящая любовь


5
Объем:
660 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-9877-1
электронная
от 100
печатная A5
от 700

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Небольшое предисловие:

Порой стоит вспомнить то, что было совсем недавно — хотя бы для того, чтобы вновь не совершать прежних ошибок. Ведь история, как говорят, движется по спирали — как история отдельной личности, так и страны, и всего мира. А в нем по прежнему бушуют войны и катаклизмы, и пока что чаще побеждает Смерть, а не Любовь. Но в нас еще живет Надежда. И она дает нам силы жить, и что-то менять. И начинать вновь и вновь НОВУЮ ЖИЗНЬ.

«Путешествия учат больше, чем что бы то ни было. Иногда один день, проведенный в других местах, дает больше, чем десять лет жизни дома». Анатоль Франс

«Все рассуждения мужчин не стоят одного чувства женщины». Вольтер

«У меня ушло 47 лет на то, чтобы перестать называть плохое обращение со мной „любовью“. Так долго — потому что, как мне кажется, нам еще в детстве внушают, что жестокость и любовь каким-то образом связаны. Это эпоха, которую нам надо перерасти». Ума Турман

22 декабря 2003, воскр.

Мужчина напротив в вагоне метро улыбается мне, а я закрываю глаза. Я не хочу отвечать ему улыбкой (вдруг подойдет познакомиться), и не хочу портить ему настроение стеклянным непонимающим взглядом. Я вообще ничего не хочу. Хотя нет, это неправда. Просто то, чего я желаю, наверно, не существует вовсе. Настоящей любви нет, уверяет моя лучшая подруга Наташка. И еще больше убеждает в этом моя собственная жизнь. Да, любовь подчас случается меж людьми, вот только подлинная и взаимная очень редко. К тому же, как не устает повторять Наталья при каждом нашем разговоре, «Не забывай: все мужики козлы». Она знает, о чем говорит: мужья всех ее подруг приставали к ней. Я как-то уточнила: «Может, ты не так поняла?» — «Как же, не так! Они говорили, что хотят видеть меня своей любовницей открытым текстом». Ната ничего не сообщает об этом подружкам. Зачем их зря расстраивать? Только потеряет друзей и разрушит семьи. И совсем не факт, что новые мужики подруг окажутся лучше.


Но вдруг чудо все-таки возможно? То есть, возможно и для меня? Ведь, как ни крути, из множества моих знакомых я знаю одно исключение, это Иван и Таня Соколовы. Татьяна родом из Первоуральска. Сейчас ей 23, а когда было 14, она с друзьями возвращалась со дня рожденья и попала в бандитскую перестрелку: рядом с детьми затормозила машина, из нее выскочил мужик и принялся палить. Ребят рядом с Таней даже не зацепило, а вот ее увезли в больницу с тяжелым огнестрельным ранением головы. Врачи сказали, что остаток жизни девочка проведет прикованной к постели и никогда не сможет слышать и ходить. Месяц она жила на капельницах. После этого ее кормили с ложки. Ее Таня могла удержать, но вот есть… Руки так тряслись, что все вываливалось. А ведь через 8 месяцев защита диплома в художественной школе! Мечта детства — коту под хвост? Таня взяла ручку и стала пытаться писать и рисовать. И закончила общеобразовательную школу в то же время, что и ее здоровые одноклассники! В срок получила и диплом художественной школы, с отличием.

Но когда спустя два месяца после выстрела Таня попыталась встать, потеряла сознание. Последующие попытки также закончились неудачей. Но однажды ее вывезли на больничный балкон подышать свежим воздухом. Мимо больницы шли люди, и девочку поразило, что никто из них не улыбался: «Они могли ходить, у них не болела голова — но никто не замечал ни красоты неба, ни разноцветной листвы под ногами». Именно в тот момент она окончательно решила, что сидеть всю жизнь в инвалидной коляске и в четырех стенах не для нее. Школьница стала работать над собой: прочла уйму книг, брала из них разные упражнения, пробовала. В целом на тренировки уходило от 2 до 4 часов в день. И все это — невзирая на постоянную ужасную головную боль («Таблетки не помогали. Чтобы отвлечься, я использовала лечебные настрои, травы. В конце концов, я к ней просто привыкла»). Через год Таня начала ходить, хотя еще очень долго ей казалось, что в то время, как она пытается идти, начинается землетрясение.

Несмотря на красный диплом художественной школы, сразу замахнуться на Академию Художеств Таня не решилась: отбор туда очень строгий, всего несколько человек в год, а она к тому же не слышит. Узнала, что под Питером в Павловске есть лицей искусств, куда принимают слабослышаших ребят, там можно получить специальность дизайнера.

Иван тоже хотел стать художником и решил поступать в тот же лицей. Он увидел Таню в первый же день. Девушка стояла у входа, и понравилась Ване с первого взгляда. Когда он понял, что эта красивая девочка не слышит, удивился, но не испугался. Написал на песке: «Почему?». Таня ответила. Спустя несколько дней они решили вместе готовится к экзаменам. Постепенно Иван освоил азбуку жестов, а Таня научилась читать по губам. Когда оказалось, что Таня ждет ребенка, думали недолго и решили: будем рожать! Но, как тут же выяснилось, незаконнорожденного ребенка в общагу никто не пропишет. И в этот раз Иван думал недолго и предложил: «Давай поженимся официально!». Половина друзей его отговаривала: «Ты сошел с ума, жениться в 17 лет!». Зато другие, знакомые с Таней, одобряли его выбор. Да, Таня умна и красива, но не это главное: она всегда улыбается. И как бы ей не было плохо и трудно, она никогда не жалуется.

Врачи запрещали Татьяне иметь детей, но сейчас она говорит, что все проблемы, связанные с беременностью и родами, были в радость. Самая главная Танина цель теперь услышать, как любимая дочурка говорит ей «мама». В этом может помочь операция кохлеарного протезирования, когда в голову вживляются электроды. После такой операции даже глухие от рождения начинают слышать. Но только стоит она 30 тысяч долларов. Где молодой семье взять такие деньги? «Дорогу осилит идущий!» — говорит Таня. Хотелось бы верить! Я несколько раз обращалась с просьбой помочь Татьяне к очень богатым людям — безрезультатно. Но Таня продолжает верить в людей: «Я все равно считаю, что большинство людей в глубине души добрые. Просто все лучшее во многих задавлено условностями, масками, понятиями престижа, страхами. Да, для кого-то «мерседес» последней марки заслоняет все вокруг, но это не значит, что этот человек плохой — просто он не знает, вернее, не задумывается о том, как жить правильно. А как правильно? На мой взгляд, как в песне Макаревича «Костер»: «Тот был умней, кто свой огонь сберег — он обогреть других уже не мог, но без потерь дожил до теплых дней. А ты — ты все спалил за час. Но в это час стало всем теплей». Вот такие удивительные люди ходят рядом с тобой по этой земле. И хочется быть сильной и стойкой, как Таня. Работящий красавчик Иван неспроста ее выбрал из океана юных прелестниц — потому что Татьяна достойна той самой настоящей любви.

А я? Я еду на главпочтамт: сегодня, в воскресенье, это единственная почта, что работает. А еще отсюда все быстрее уходит. Моя поздравительная бандеролька (в ней тибетский чай и смешная самодельная открытка) предназначается моему знакомому по переписке, Роберто Бенни. В ответ на его вчера пришедший подарок — теплые шарф и перчатки.

Роберто итальянец, но уже много лет живет в Лондоне. С самого начала нашей уже больше года длящейся переписки Роберто приглашает меня к себе в гости на сколько я захочу, даже на несколько месяцев. И заодно чтобы изменить жизнь во всех отношениях: «здесь столько возможностей»! Он относится ко мне явно серьезней, чем я к нему. Для меня все началось как ничего не значащая игра. Я была ребенком, который вырос за «железным занавесом». Куда раньше было разве что в кино. Или во сне. Это было так интересно — пообщаться непосредственно, пусть даже только через письма и телефон, с кем-то таким же живым как ты — но оттуда. А тут еще разгул преступности, дикая инфляция, нестабильность, существование впроголодь, дефолт, полная неразбериха и жизнь по законам джунглей. Но всерьез уехать — я не думала, что до этого может дойти! Но, кажется, допрыгалась. Я долго отписывалась, что нет денег на билет, что надо делать ремонт, что я пытаюсь продать очередную комнату и сейчас самое лучшее для этого время — но на самом деле при желании я бы могла сэкономить и купить самый дешевый билет. Просто по настоящему я не хотела ехать, и все! То есть нет: я бы с огромным удовольствием посмотрела мир, я же ничего еще не видела! А пожить у друзей — это еще лучше: узнать город и страну изнутри, а не поверхностно, как турист. Но если тебя нашли через брачное агентство, это подразумевает совершенно другие цели и намерения. Но как я могу спать с человеком, которого вообще не видела?! Ну и что, что его письма были очень теплыми! И что я по своему к нему привязалась! Все равно, я так не смогу, без любви. Хоть я в нее и не верю. А где гарантия, что я смогу его полюбить? А он меня!

Еще меня очень смущает, что там я буду полностью зависима от этого моего друга — а по сути, шапочного знакомого. Особенно на первых порах. Конечно же, я не собираюсь сидеть сложа руки, но пока ищу работу… Да, Роберто писал много раз, чтобы я не беспокоилась ни о чем — например, о своем английском (мой уровень — провинциальной школы, то есть почти никакой. Я не хочу позориться и стараюсь учить новые слова и грамматику в метро и автобусах, другого свободного времени нет). Роберто также уверяет, что это ничего, что я приеду без гроша: «Я когда-то так же здесь начинал, и добился многого. Помни, в первую очередь я твой друг, который по себе знает, что такое трудные времена. Я во всем тебе помогу». Ясно, отчего он так меня уламывает — думает, что я выгляжу, как куколка Барби (судит обо мне по фото пятилетней давности). Так зачем я тогда собираюсь к Роберто наконец? Но может, я еду и не к нему. А от… Нет, не от кого-то конкретно. Просто… «У тебя был настолько печальный личный опыт, что не мудрено, если ты разочаруешься в мужиках навсегда», — сказала однажды Наташка. Хотя она сама смотрит на противоположный пол еще пессимистичней. Нет, я не дура и не тешу себя иллюзией, что за кордоном мужчины совсем другие. Люди везде одинаковые, просто где-то стреляют и задерживают зарплату, а где-то сытней и теплей. Но я еду не за комфортом, как многие. И не за хоть каким-никаким мужиком (в России, как известно, переизбыток женского населения: если тебе за 30, на 12 женщин приходится 8 мужчин, а за 40 и вовсе один «петух» на 4 «курицы». Причем эти мужчинки на три четверти никчемные жлобы и алкоголики. Статистика: лишь 27% россиян не пьют или утверждают, что «знают меру»). Я знаю: мне сейчас нужны перемены! Даже больше — мне необходима встряска, такой жизненный электрошок. Он или вернет меня к жизни, или… Или я умру окончательно. Не в физическом смысле, понятное дело. А там, где-то глубоко внутри.


Вчера я смотрела по телику шоу «Голод» — зря, конечно: во время него так зверски хочется есть! Хотя начать худеть мне надо позарез, чтобы не разочаровать Роберто и просто для лучшего самочувствия (это правда, что с каждым лишним килограммом ты словно взваливаешь на себя дополнительную ношу). Странно, что мужики и сейчас, когда я растолстела на 13 кг, по прежнему обращают на меня внимание. Нет, одно дело, когда ты весишь 53 — ну, или даже 65 (вообще мой идеальный вес 60 килограмм, но порой я весила даже 47) и выглядишь, как фотомодель — тогда понятно, почему тебе не дают проходу. Но когда ты весишь 73, как сейчас! Мой рост 172, поэтому я не выгляжу очень толстой, скорее, плотной. У меня ничего нигде не висит. Но все равно, такой я неприятна самой себе. Странно, что я могу нравиться кому-то. Вообще считается, что тот, кто нравится себе, всегда понравится другим, и красота не главное. Я знаю, что это правда: есть очень красивые мужчины, которые живут со страхолюдинами и обожают последних. Но вот только я никогда не могла и не умела любить себя. Может, поэтому меня никто никогда по настоящему не любил?

…Так вот про «Голод». Там одну из участниц, 20-летнюю Карину из Казани, внезапно похитили. Но оказалось, девушку украл ее приятель! Он преподнес перепуганной и ничего не понимающей Карине кольцо с предложением руки и сердца. Девушка, не раздумывая, бросила шоу, хотя ей влепили за это оплату неустойки в размере 17 тысяч долларов. А другие ребята после ее ухода как завороженные повторяли: «Надо же! Чудеса в самом деле бывают, теперь я в это верю! Смотри, все, о чем она мечтала, все, во что она верила, сбылось. Мысли в самом деле материализуются! Как здорово, что Каринины жизнерадостность и жизнелюбие вознаградились сполна».

Ну да. Но только мне не 20, как Карине, а скоро 30. В двадцать я тоже замечательно выглядела, была полна энергии и надежд (кстати: почему Господь не вознаградил мои жизнелюбие, веру в себя и людей?). А теперь? Теперь у меня ничего не осталось. Ни веры, ни надежды, ни любви. У меня ничего нет! Например, стабильной работы с нормальной зарплатой. Я пашу журналистом-фрилансером на кучу изданий, пишу обо всем подряд, начиная с интервью со звездами до социальных тем. Еще я строчу за сущие гроши книжонки на оздоровительные темы. Например, под увлекательным названием «Скрытые инфекции — чума 21 века». Обычно я превращаю заумные тексты врачей в что-то понятное массовому читателю. За одну подобную книгу издательства платят 100—200 долларов (это за 1—2 месяца напряженной работы).

Несколько раз я честно пыталась устроиться на постоянную работу. Но, во-первых, сейчас все стали ушлые: зачем брать кого-то в штат и выплачивать пенсионные и медстраховки, если можно прекрасно обойтись услугами бесправных фрилансеров? Во вторых, штатные оклады там, где я устраивалась, были просто смехотворные. Так, в газете «Жизнь» в 2001-м редактор отдела культуры получал всего 600 рублей в месяц. Этого хватало питаться неделю, и то плохо. А как платить за проезд на транспорте? За жилье, электричество и тд? Про одеваться я вообще молчу. При этом ты была обязана торчать в редакции чуть ли не круглосуточно (непонятно, как при этом писать репортажи с места событий, брать интервью у кучи очень занятых «звезд» и собирать новости). Вместе со мной работали еще две редактора: хитропопый спортивный, который все время был на больничном, и молодая девочка, бросившая философский факультет. Ей все было в новинку, и она была готова работать на голом энтузиазме. Но у меня нет помогающих мамы и папы, а энтузиазм на хлеб не намажешь. То же самое было на трех телеканалах, где я работала корреспондентом в программах новостей. У прочих сотрудниц были состоятельные мужья или бойфренды и это помогало им выживать и хорошо выглядеть (на телевидении без этого нельзя). Продюсер одной передачки прозрачно намекал, что готов поднять мне зарплату за «расширение обязанностей». Но я предпочла уйти. Помню, он спросил меня: «Каким должен быть твой мужчина?» — «Умным и не подлым». «Ну, такого очень легко найти!» — засмеялся он. Как же! Он нам без конца задерживал зарплату, мы все время жили впроголодь, ничего не видя, кроме работы с 9 утра до полуночи (и как потом добраться до дома, а? Автобус так поздно уже не ходил, а на такси денег не было). А наш продюсер тем временем менял иномарки и хвастался новыми дорогими часами. И приглашал в кабак. А мне хотелось дать ему в морду. Нет уж! Лучше свобода. Как ни странно, работая внештатно, но на кучу изданий, вполне можно нормально и даже неплохо жить. Правда, работать приходиться на износ и времени ни на что не остается. Но хуже всего, что ты никогда не знаешь, когда редактор поставит твой текст — и когда ты в результате получишь деньги. И сколько!

Нормального жилья у меня тоже нет: 12 лет я скиталась по съемным углам и коммуналкам, что сожрало немало моих сил и чуть не отняло здоровье. Но я упорно менялась на улучшение, с меньшим количеством соседей и большей площади все время, без перерыва. Я ездила на просмотры комнат иногда по три раза в день, даже в сессию до и после экзаменов, и ко мне постоянно кто-то приходил. Так, в конце концов, в этом октябре я выменяла себе уже не комнату, а крохотную однушку в пригороде Питера Вертолово. Но это не основное Вертолово, а пригород пригорода, поселок Черная речка (да-да, та самая, на которой смертельно ранили Пушкина — но только здесь эта мутная водная артерия похожа на ручей). Очень надеюсь, что в Черной речке по пьяни не прикончат и меня. Сперва я была просто счастлива (наконец-то отдельное жилье!) — пока не оказалось, что здесь слышимость, как будто нет стен. То есть у меня в самом деле нет значительной части стены, как выяснилось вскоре — там, где со стороны подъезда металлическая коробка со счетчиками (вечно открытая нараспашку, ключ неизвестно где). Со стороны моей комнаты железяку просто помазали штукатуркой. Когда наступит весна, будет не так холодно и сыро для ремонта и я накоплю денег, решила установить там гипсокартонную стену со звукоизоляцией. Ну а пока отчетливо слышно даже как пыхтит соседский пес, когда его ведут гулять. Что уж говорить о мате моих соседей! (Похоже, по иному выражать свои мысли местное мужское население, начиная лет с семи, просто не способно).

Боже, ну почему поселковая шпана от 13 до 25 часами толчется днем и ночью именно под моим окном (там скамейка при входе в подъезд — но такие скамейки есть у многих домов). А еще именно на нашей площадке второго этажа? Из-за их вонючих папирос у меня в квартире пахнет, как в общественном туалете. Сперва я выходила и просила по-хорошему: «Ребята, пожалуйста, здесь такая слышимость, что вы как будто сидите в моей единственной маленькой комнате. Это у вас всех большие квартиры, а мне некуда уйти. И от сигарет у меня ужасно болит голова, а ведь я работаю дома. Пожалуйста, курите у себя в подъездах. А тех, кто живет здесь, прошу подниматься на полпролета выше, это всего несколько ступенек. Но мне уже будет легче». Но они отвечали, чтобы я не выдумывала, издевательски ржали. Мне начали заплевывать дверь, а на очередную просьбу курить пролетом выше пообещали скинуть с лестницы вниз головой. Их не тронуло и то, что я сказала, что я аллергик и что сигаретный дым яд даже для здоровых, а я от него задыхаюсь. Наоборот, после этого парни стали специально курить мне прямо в дыру от замочной скважины. «Может, скорей подохнет», — слышала я их гогот. Мне казалось и все еще кажется, что я вижу кошмарный сон. И все никак не могу проснуться.

В детстве, в школе и во дворе я дружила в основном с мальчишками. В отличие от плаксивых девчонок, которые обожали ябедничать, на парней можно было положиться и они умели держать слово. Странно: куда эти замечательные качества деваются в мужчинах с возрастом? Лет в двенадцать мои товарищи вдруг резко начали курить, материться и слушать разный отстой. Но, что хуже всего, подражать героям блатного шансона, криминальным авторитетам. У них стало модно быть плохим (видимо, для них это равнялось «быть крутым»). Или, хотя бы, казаться. В результате они все резко скатились в учебе и были вынуждены пойти в ПТУ. Но даже эти забычившие вчерашние друзья все равно вели себя со мной безупречно, ни разу не обозвали, могли под настроение помочь нести тяжелый портфель или сумки из магазина. И продолжали дарить книжки на 8 марта. Вообще, у меня всегда было столько друзей в школе и дворе, и везде меня уважали! Тогда мы, такие разные, все-таки находили общий язык — так почему мне теперь никак не достучаться до гопы из Черной речки? Что я только не перепробовала! Но никакие слова на них не действуют. Они явно хотят моей погибели. За что? Почему? Я же ничего им не сделала!

Нет, большинство соседей по подъезду у меня нормальные люди. Но слева, справа, в квартире сверху и в двух квартирах снизу — просто как нарочно! Плюс их дружки. Я сперва надеялась, что гопники все-таки образумятся. Даже когда эти уроды сломали мне почтовый ящик, дверной глазок и звонок. Потому что ящики, глазки и звонки гопники от безделья и агрессии сломали всем (кроме своих). Я сперва нанимала соседа-рукодельца все это чинить, а потом бросила: только выкидывать деньги на ветер.

Но недавно гопники сперли телеграмму от моей мамы: «Срочно купи такие-то лекарства» (у меня неизлечимо болен отец, да и мать в силу лет не блещет здоровьем. А живут они в маленьком городке, где не все можно купить. Да и денег у них нет, все заработанные накопления за жизнь испарились из-за инфляции). О телеграмме я узнала случайно, лишь через 10 дней, встретив начальницу почты на улице: оказалось, мне оставляли несколько предупреждений с текстом сообщения, потом саму «молнию», но все это у меня из двери вытаскивали. И тут я окончательно поняла: хоть половина гопы еще не взрослые, все равно — гнилье! И вряд ли доброжелательное отношение их души воскресит. О чем говорить, если соседская девчонка Вика Кравченко сразу, как только я въехала, поразила меня выкриками под моим окном вроде: «Я ему иголку в колесо велика воткнула, теперь он точно упадет»! Или: «Ты психитический шизофреник, потому что ты ссышь в постель», — это она так (и только так) разговаривает со своими приятелями, ближайшие из которых цыганенок Сашка Мавло 13-ти лет по кличке Мелкий и Сережка Юдин, мой сосед слева, ему 14-ть, как и Вике. Странно, но при всех ее оскорбительных манерах крикливая наглая Вичка ходит у Чернореченской гопы в авторитете. Как и ее отец у прочих соседей. Его опасаются, потому что, как мне шепнули по приезде, «Юрка работает в КГБ». Я не считаю, как многие, что все работники силовых структур поголовно садисты и извращенцы: все люди разные и в каждой профессии найдется всякой твари по паре. Но Юрий Кравченко мне активно не нравится. И не из-за места службы, а потому что в первые же дни моего обитания в поселке он начал ломиться ко мне в квартиру. В первый раз я пригрозила, что пожалуюсь его жене, во второй — что обращусь в милицию. Он засмеялся: «Тебе никто не поверит!» — но, слава богу, отстал. Зато стал науськивать других соседей против меня, говоря (я слышала за окном): «Эта новая соседка странная. Она проститутка, у нее все время свет но ночам горит». Да, горит: потому что я пишу днем и ночью, чтобы было на что жить! Наташа говорит, мужики часто мстят тем, кто их отверг: «Странно, что ты с этим раньше не сталкивалась».

Вскоре Кравченко расширил диапазон измышлений: на «проститутку» соседи реагировали как-то вяло, и постепенно я стала «лесбиянкой» (это вызвало более недоброжелательное оживление) и «чокнутой». Как «проститутка» и «лесбиянка» вяжутся друг с другом, Кравченко не пояснял. Впрочем, у таких людей всегда нелады с логикой. Помню, в одной из коммуналок была у меня соседка Мариванна. В ее доносах я была воровкой, наркоманкой и японской шпионкой — все это параллельно, и не только это. Милиционеры, читая бабкины опусы при мне, не выдерживали и начинали хохотать, но Мариванна не унывала и ваяла новые кляузы. Она прекрасно помнила те времена, когда за один такой пасквиль соседей могли сослать на 25 лет в лагеря или даже расстрелять. Я старалась изо всех сил не обращать на нее внимания — что с человека в возрасте возьмешь? Ее уже не изменишь, как и ее отношение (она мечтала заполучить себе мою жилплощадь в нашей коммуналке — я потом узнала, что она проделывала все то же самое со всеми прежними жильцами моей комнаты). Но было так тяжело! Она порезала мне единственную шубу зимой (другой теплой одежды у меня тогда не было, только легкая куртка из плащевки без подкладки). Мариванна регулярно сыпала мне в еду какие-то химикалии (как-то я увидела на ее столе открытый початый крысиный яд, и в тот вечер мой борщ опять оказался горько-химическим на вкус). Но хуже всего было то, что она с другим соседом не давали мне спать: он гремел за моей стеной на кухне посудой до часу ночи, а Мариванна вставала и врубала на полную мощность свой телик и радио за другой стеной в шесть утра. И шла на кухню, а вся эта какофония в ее комнате мне предназначалась. Кстати, медики говорят, два музыкальных ритма одновременно очень плохо действуют на сердце. Мариванна этого, конечно, не знала, просто ей хотелось любой ценой отравить мне существование. Когда я въезжала в ту коммуналку, семья, у которой я купила комнату, скрыла, какая у них соседка и что они бегут именно от нее, а я была совсем еще неопытная. Я менялась оттуда как проклятая, больше ничего в жизни не видя. Моя комнатка всем нравилась — но завидев горбатую бабку гренадерского роста и сложения, и ее глазки орка под нависшим лбом (мне от одного ее взгляда делалось нехорошо — оказалось, не только мне) все тут же спешно уносили ноги. Даже если она не успевала открыть свой рот, смачно оскорбляя пришедших. В конце концов мне удалось удрать оттуда, но за 3 года жизни в той коммуналке я из здоровой, энергичной красотки превратилась почти в развалину. До Мариванны я не верила ни в каких энергетических вампиров. Пришлось поверить!

Разумеется, у самой Мариванны куда больше реальных недостатков, чем у меня вымышленных пороков. Но такие видят только соринку в чужом глазу, даже если сами ее туда впихнули. Тот же Юрка-КГБ-шник лучше бы за свой дочкой смотрел: 14-летняя девчонка шляется с пьющими из горла ровесниками и взрослыми парнями до двух ночи, и черт знает, чему ее там учат (13-14-летние соплюшки вчера орали у нас под окнами обдолбанными голосами: «Ты больше любишь в жопу или в пизду?» — «В пизду! Или чтоб два одновременно». И гогот всей компании). Но неугомонному «КГБ-шнику» на все это, похоже, плевать — зато от меня никак не отцепится, кровосос.

Что касается Сережки Юдина, или Серого, он самый рослый и крепкий подросток в поселке (уже сравнялся со мной в объемах и габаритах). Наверно, поэтому он так верховодит более хлипкими и младшими. А еще у него есть «крутой» старший брат Паша, а у того дружки. Хотя нет, главная причина не в росте и не в поддержке взрослых, просто Сережа очень хитрый, хороший актер и умеет довольно ловко (я слышала) манипулировать другими мальчишками: может изобразить искреннее расположение, а потом высмеивает отошедшего с другими. И способен рассказать небылицы обо всем и всех так, как будто те произошли взаправду. Несмотря на возраст, он уже подлый, как Вика. У той совсем неудивительно при ее папочке — а здесь масла в огонь подливает мамаша Серого, Ирина. Недавно мне осточертело без конца отмывать дверь и я решила разобраться во всем не обращаясь в милицию, по-соседски. Я надеялась, родители образумят свои отпрысков — но не тут-то было! Сначала я зашла к Сережке: «Скажи, кто больше всех плюет мне на дверь»? «Мелкий и новенький Руслан». Я пошла к последним, но те возразили: это делают сам Серый и Вичка Кравченко, и они же всех подбивают. В общем, я довольно долго ходила от одного адреса к другому, пытаясь сначала определить истинных виновников происшедшего (чтобы только после этого обратиться к родителям). Все пацаны независимо друг от друга в один голос утверждали: пакостил сам Серый, а еще Вика. Но девчонка сказала: «Да, я видела, как Сережа плевал на двери и поджигал „глазки“, но я ничего не делала». «А почему не остановила?» — «Но я же ничего сама не делала». Короче, логика «железная»!

В итоге я обратилась к матери Сергея, но та возмущенно сказала, что я на ее сыночка наговариваю и захлопнула передо мной дверь. Я услышала, как за ней она говорит сыну: «Если эта соседка клевещет на тебя и стравливает с другими, ей это даром не пройдет!». Хотя я как раз, чтобы не ссорить подростков, никому не признавалась, кто именно их назвал, сообщала просто: «Другие ребята сказали». Мне же нужно было найти зачинщиков, чтобы все это прекратить! Мама Руслана рассказывала: когда Серый поругался с ее сыном, Ирина Юдина прибежала к ним и воткнула ножницы Руслику в руку. Но участковый не захотел привлечь ее к ответственности. Я просто не могла в эту историю поверить! Теперь уже могу. Похоже, Ирина еще более не в себе, чем ее драгоценный Сереженька. Кстати, я ведь по переезде сюда защищала его, когда другие пацаны кидали камни и огрызки в его окна и орали угрозы за то, что он чьего-то дедушку обматерил: «Ребята, хватит, вы сейчас выбьете стекла, вам отвечать придется, а вашим родителям платить». И вот она, благодарность — теперь Сережа активно всех на меня науськивает! Потому что его мать сказала сыну, что я их враг.

А мать Вики Кравченко отрезала: «При чем тут мы, это не мой ребенок. Не городите чушь, и вообще отстаньте. Вы ненормальная!». Эти тетки из тех матерей, для которых их дети никогда ни в чем не виноваты. Разумеется, подобное воспитание приносит ядовитые плоды, и в конце концов оборачивается против самих «садоводов». Но слишком поздно для всех — и для выросших монстров, и для их жертв, и для горе-родителей.

Несколько лет назад я делала документальный фильм для ТВ. Ученые, исследующие гены и мозг, рассказали: люди, склонные к асоциальному и агрессивному поведению, имеют или повреждения мозга, или дефектные гены, или и то, и другое. Но при любых внутренних неисправностях характер и в результате судьба от 50% до 80% зависят от воспитания. То есть больше, чем наполовину! Я знаю, что предкам Вички и Серого придется хлебнуть сполна — но сейчас мне от этого не легче!

Еще медики-ученые рассказали, что шизофрения начинается, когда подросток не может дать объяснения своим хулиганским и вредящим окружающим действиям. Все начинается с бессмысленных плевков на чужие двери, поджигания почтовых ящиков, мучения собак и кошек — а потом юные садисты переходят на людей. Исходя из этого постулата, несколько подростков из Черной речки явно безумны, хоть они сами, как Вичка и Серый, без конца обзывают так всех подряд (ну да, по принципу «кто как обзывается, тот так и называется»). Другие же просто пасуют и теряются под их давлением и авторитетом старших парней. Но если бы они попали в иное окружение, это были бы приличные дети. Я вижу по их глазам: им стыдно за то, как они себя ведут. Но еще больше они боятся сами оказаться на месте жертвы.

Я как-то спросила у Мелкого, которого мне жаль, он самый маленький из «гопы» и все его притесняют: «Зачем тебе такие друзья, которые все валят на тебя?» — «Других-то нет. У нас маленький поселок», — угрюмо ответил мальчишка. А Руслан недавно переехал в Черную речку и пытается изо всех сил стать своим.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 700