электронная
180
печатная A5
449
18+
Новая история красавицы и чудовища

Бесплатный фрагмент - Новая история красавицы и чудовища

Серия «Полюбить музыканта-1». Версия 2017

Объем:
294 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-6944-3
электронная
от 180
печатная A5
от 449

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пытайся забыть, пытайся простить,

Пытайся двигаться вперед, пытайся жить.

Когда надежда угасает,

Ты можешь прийти ко мне и рассказать,

Что все это выше твоих сил.

Dead by April

Глава 1. Роза

Бывают такие моменты в жизни, когда хочется послать все к черту, закрыть глаза и раствориться в пугающей темноте… Пропасть навсегда… Сегодня был именно такой день, а ведь он так хорошо начинался…

Я проснулась от нежного поцелуя в губы и блаженно улыбнулась. Обожаю, когда Дима так меня будит.

— Доброе утро, цветочек, — волнующий шепот послал по телу приятную вереницу мурашек.

Я лениво открыла глаза и улыбнулась сидящему рядом любимому мужчине.

— Сколько времени? — еле слышно спросила.

— Почти восемь.

— Почему ты меня раньше не разбудил? Я бы приготовила завтрак.

— Перестань беспокоиться о моем желудке, — улыбнулся Димка. — Может моя любимая девушка хотя бы раз отдохнуть в свой заслуженный выходной? — Теплые пальцы коснулись щеки, очертили овал лица. — Помнишь, какой сегодня день?

Конечно же, я помнила, какой сегодня день — наша вторая годовщина. Кажется, лет сто прошло со дня нашего знакомства.

— Помню. И?.. — нетерпеливо вымолвила я.

— И… — нарочно дразнил меня любимый. — Я приготовил для тебя кое-что, но…

— Но что это, я узнаю только вечером? — с грустью продолжила.

— Какая ты проницательная, Розита, — улыбнулся Димка. — Уверен, сюрприз тебе понравится.

Его голос звучал загадочно, отчего еще сильней хотелось узнать, чем он меня в этом году побалует. В прошлый раз подарил кольцо в виде бутона розы. Это так символично, так мило…

— Потерпи немножко. И не скучай дома одна. Ну все, я побежал.

После ухода Димы я еще немного понежилась в постели, а потом занялась домашними делами. Однако мыслями была в сегодняшнем вечере. И когда перебирала в голове подарки, которые мог выбрать для меня любимый, сердце отчаянно начало биться в груди. Непонятный трепет поселился внутри, не позволяя связно мыслить. Неужели это то, о чем я думаю? Димка решил сделать мне предложение, которого я так ждала?..

Время тянулось неумолимо медленно, пока я готовила любимое блюдо Димы — запеченного лосося с овощами. Когда стол был накрыт, надела короткое черное платьице, открыла бутылочку хорошего красного вина и принялась ждать Диму…

Я познакомилась с ним два года назад, когда пришла устраиваться на работу в цветочный салон. Меня встретил симпатичный молодой мужчина — хозяин этого чудесного места. Тридцатилетний одинокий бизнесмен Дмитрий Новиков покорил меня одним только взглядом. Сильным, властным, пронзительным.

— А что вы делаете сегодня вечером, Роза? — с очаровательной улыбкой на лице поинтересовался Дмитрий, когда все документы были оформлены.

Я растерялась, но быстро взяла себя в руки и решила не упускать возможности, иначе никогда бы этого себе не простила.

— Кажется, иду с вами на свидание, — с невозмутимой решимостью ответила, стойко смотря в бездонные, затянутые серой дымкой, глаза мужчины.

Только сердечко, бешено колотящееся под ребрами, выдавало мое волнение.

Как писал Пушкин: «Они сошлись. Волна и камень, стихи и проза, лед и пламень». И даже довольно значительная разница в возрасте — двенадцать лет — не помешала нашему счастью. Почти сразу я переехала в просторную Димкину квартиру в Москве, и зажили мы как в сказке.

Из воспоминаний меня вывела настойчивая трель смартфона. Я подорвалась с места и бросилась к нему, ожидая услышать любимого, но это был Сергей Андреевич — хороший приятель и бывший компаньон Димы.

— Алло! — приняв вызов, отошла к окну.

— Добрый вечер, Роза. Скажи, а Дима не возвращался?

— Нет, у вас что-то срочное?

— Понимаешь, я сейчас в командировке, поэтому просил Димку забрать мою жену из аэропорта. Он должен был это сделать пару часов назад, но я не могу до него дозвониться. До Инги тоже. Я начинаю волноваться. Не случилось ли чего…

— Теперь и я волнуюсь, Сергей Андреевич, — я принялась выводить на запотевшем окне плавные линии — всегда так делаю, когда нервничаю. — Если что-то узнаете, сообщите.

— Хорошо. Буду держать тебя в курсе.

Стерев ладонью свои художества, сбросила вызов и подошла к столу. Часы, висевшие на стене, показывали без пяти минут восемь. В это время Дима уже всегда был дома. Беспокойство никак не отпускало, тревожное предчувствие кольнуло в груди, но я не собиралась раскисать. Плеснула в бокал немного вина и выпила. Не помогло. Нервишки шалили не по-детски, меня начало трясти.

Снова набрав номер Димы, услышала лишь длинные гудки. Вызов он так и не принял.

Господи, да что же произошло? Почему он игнорирует звонки?

Стараясь гнать от себя плохие мысли, убрала все со стола и включила телевизор. Подогнув ноги, укуталась в плед, попыталась отвлечься и не заметила, как задремала…

Я открыла глаза, услышав возню в коридоре, и глянула на часы — два ночи. Явился…

Откуда-то вылезла обида. За то, что забыл о нашей годовщине, за то, что не брал трубку и заставил волноваться.

Когда Дима вошел в комнату, я, оскорбленная, скрестив руки на груди, поднялась с дивана и преградила ему путь.

— Ну и где ты был? Я волновалась…

— Пиво пил, — дерзко бросил он и усмехнулся, ослабляя галстук. — А что, нельзя?

— Можно, но вообще-то у нас годовщина, ты обещал сюрприз…

— Это все, что тебя волнует? Сюрприз?! А то, что у меня, возможно, проблемы… Об этом ты не подумала, дорогая?! Все, я спать!

Я опешила от холодного тона в голосе, раньше Дима никогда себе такого не позволял. Что же случилось?

Дима прошел в спальню, я за ним. Снял пиджак, рубашку, швырнул на стул и рухнул на постель лицом вниз, игнорируя вопрос. Через минуту уже посапывал. А меня охватила такая обида, что ни дышать, ни думать не могла. Взяла его вещи и уловила запах ментоловых сигарет, а ведь Дима не курит, и отчетливый аромат женских духов, которые будто пропитали его одежду. Сердце отчего-то тревожно сжалось, и я поняла, что произошло нечто гадкое. Вспомнился звонок Сергея Андреевича, подтверждая самые худшие опасения.

Между Димой и Ингой явно что-то было, а, может, я просто себя накручиваю? Мы завтра непременно поговорим обо всем, а пока нужно потерпеть.

Сев на кровать, почувствовала, как теплые слезы потекли по щекам. В душе будто что-то разом оборвалось, сломалось. Вытерев лицо, принялась шарить по Димкиным карманам, в надежде отыскать что-то, что подскажет, чем занимался мой мужчина вместо того, чтобы праздновать со мной годовщину нашего знакомства. Но меня действительно ждал сюрприз. В брюках обнаружила бархатную коробочку и, вытащив, открыла. Там лежало красивое золотое колечко с бриллиантом, который сверкал гранями, будто подмигивая. Выходит, не ошиблась, Дима действительно собирался сделать мне предложение, но что-то пошло не так…

Спать легла в другой комнате, не хотелось находиться в одной постели с тем, кто, возможно, недавно вынырнул из-под чужого одеяла. Сон долго не приходил, но вскоре я все-таки уснула.

Утром Димка пришел ко мне, пришлось притвориться спящей. Поцеловал в щеку и удалился. После его ухода я долго ревела на кухне, накручивая себя и размешивая давно растаявший сахар в чашке с кофе. На работу идти в таком состоянии не хотелось. Позвонила Рите, моей сменщице, и попросила выйти, но у той были свои планы на сегодняшний день. Пришлось, скрипя зубы, ехать на работу. Я вызвала такси и отправилась в салон.

***

Стоя за прилавком, я оторвалась от букета и взглянула в сторону окна. Мелкие частички пыли весело играли в потоке утреннего света, радуя глаз. Неожиданно сквозь полупрозрачную занавеску пробился упрямый солнечный луч и скользнул по лицу. Я с грустью улыбнулась, стараясь не думать о случившемся ночью, и продолжила составлять цветочную композицию.

Вскоре маленький колокольчик над входом приветливо звякнул, заставив меня посмотреть на дверь. На пороге салона показалась фигура Димы. В руках у него был огромный букет розовых роз — моих любимых. Я с ужасом сглотнула слюну, не представляя, как вести себя с ним (обида до сих пор жгла внутренности), но взгляда не отвела.

Новиков прямиком направился ко мне и остановился у прилавка. Наклонился, чтобы поцеловать, но я увернулась, прошептав:

— Не нужно.

— Давай поговорим, Розита.

Он вручил мне букет, который я положила на стул. Так и хотелось швырнуть его в лицо Димке, чтобы шипы окорябали кожу до крови, но ведь цветы не виноваты.

— Я закрою салон на технический перерыв, и мы спокойно поговорим, — поставил меня перед фактом Дима, упершись ладонями в деревянную столешницу.

Непослушная прядь вьющихся темно-русых волос упала ему на лоб. Он убрал ее назад и смерил меня убийственным взглядом, отчего я невольно начала ощущать виноватой себя.

— Зачем здесь? Мы можем дома поговорить.

— Не хочу ждать до вечера. Я накосячил. Прости. Больше этого не повторится.

От его слов похолодело в груди. Что Дима имел в виду под словом «накосячил»? Значит, все-таки было?

Он взял мою руку и поцеловал. Я сжала губы, брови сошлись на переносице. Не хотелось чувствовать его прикосновения, не хотелось ощущать теплое дыхание на коже. Пришлось вытащить ладонь из цепких пальцев.

— У тебя с Ингой что-то было? — задала волнующий вопрос, одновременно и хваля себя за смелость, и ругая за подозрения, которые могут оказаться лишь плодом моего разыгравшегося воображения.

— С Ингой? Что за бред?! — удивился Дима, казалось, искренне, но то, как он при упоминании ее имени начал жевать губы, меня насторожило.

Нервничает. Получается, я права.

— Это не бред. Я знаю, что вчера ты забрал ее из аэропорта и пропал. Вы были вместе, да? Ну скажи ты мне правду! Не мучай…

В ответ лишь молчание, подтверждающее мои самые худшие опасения.

— Все, с меня хватит, — тихим голосом добавила и опустила голову, не желая смотреть в Димкины глаза. — Я сегодня переночую у родителей в Повадино.

— Ты не посмеешь! Это только наши проблемы, и я запрещаю тебе вмешивать своих родителей в нашу жизнь, поняла?!

Дима ударил кулаком по прилавку, отчего я вздрогнула и тут же подняла на него взгляд. Губы поджаты, зрачки расширены. Я несмело вышла из-за прилавка, подошла к стеллажу и поправила цветы в вазах. Работа всегда помогает отвлечься.

— Мне нужно время, чтобы подумать, — не оборачиваясь, сказала. — Да и тебе тоже.

— Ладно, можешь подумать, — бросил мне в спину Димка. — Даю тебе один день. Но если завтра ты не появишься в нашей квартире, пеняй на себя, — прозвучало как угроза, отчего руки задрожали. — Приеду в Повадино и силком утащу тебя домой. Я все сказал.

Шаги стали удаляться, зазвенел колокольчик, хлопнула дверь. Я с облегчением выдохнула и расслабилась. Ушел. Сейчас не время и не место выяснять отношения. Да и вообще не хотелось ничего выяснять. Убежать бы туда, где никто не найдет, и отсидеться, пока все не уляжется…

Все это было похоже на сон. Страшный сон, от которого я никак не могла проснуться.

Глава 2. Роза

С натянутой улыбкой на лице проводила последнего покупателя. Затем взяла метлу и принялась сметать с пола листья, ветки и прочий мусор, желая вымести его и из своей жизни, словно это могло что-то изменить. Внезапно дверь распахнулась, и в салон вбежала возбужденная Людка Смирнова, едва не сбив с ног выходящего мужчину.

— Привет! Есть минутка?

Она быстро зашагала к прилавку, поправляя на ходу новую черную майку с белой надписью. Провела ладонями по рваным голубым джинсам и сняла кепку тракер. Угольного цвета волосы упали на грудь и прикрыли на ключице татуировку в виде звезды.

— Привет! — я обрадовалась приходу подруги, хоть на время забуду о Диме. — Чего такая счастливая?

— Есть причина! — Люда подошла и положила бейсболку на прилавок. В глазах выплясывали дьяволята. — У «Deadly bloom» заканчивается тур по России. Завтра последний концерт в «Москва HALL». Мне Ванька пару билетов подогнал. Пойдем?

— Я? С чего вдруг? Ты же знаешь мое отношение к тяжелой музыке.

— Знаю. Но ты моя лучшая подруга, Котова, и я хочу пойти с тобой, понятно? Мы давно вместе никуда не выбирались. Повеселимся. Отдохнешь, наконец, от своего Димки. А то вы все время вместе как сиамские близнецы.

Услышав его имя, сердце защемило. Я закусила нижнюю губу и опустила голову.

— Роза, эй, что с тобой?

— Да ничего, не бери в голову, — не хотелось омрачать радость подруги своими проблемами. — Потом расскажу.

И все-таки Люда права: мы с Димой как сиамские близнецы. Свободное время проводили вместе. Он водил меня по ресторанам, которые я уже начинала по-тихому ненавидеть. Походы в театр, оперу, иногда в кино на вечерний сеанс. Это, конечно, хорошо, но иногда мне хотелось просто прогуляться по вечернему городу, совершить какой-нибудь безумный поступок. Например, скинуть туфли и босиком под дождем побегать по лужам, подурачиться. А рестораны и всевозможные выставки уже поперек горла. Возможно, правда, пора сменить обстановку. Концерт отвлечет от грызущих мозг мыслей. Но меня все равно изводили сомнения… Металкор все-таки. Жанр, который я не признаю и не понимаю. Смогу ли не испортить Люде настроение?

— Не знаю, Люд. — Я покачала головой, сомневаясь.

— Хорош упрямиться. Пойдем! Прошу тебя. — Она сложила ладони и взглянула на меня щенячьими глазами. — У меня есть два пропуска за кулисы.

С одной стороны, не мешало бы развеяться, отвлечься. Но с другой, целый час слушать вопли на сцене… Смогу ли я это вытерпеть? Однажды пыталась послушать песни «Deadly bloom», но сдалась на третьей композиции. Не нравится мне их творчество. Не мое это. Может, в песнях и есть глубина, но за криками солиста с нелепым сценическим псевдонимом Андер Вуд она едва прослушивается. Когда он начинает вопить, появляется желание выключить плеер. Людка называет это скримингом, вокальным приемом. Но реально, это невыносимо. Вот только что не сделаешь ради любимой подруги? Смирнова права, мы так давно никуда не ходили вместе. А ведь с седьмого класса дружим.

— Так и быть, убедила. Но если что, моя смерть будет на твоей совести, — улыбнулась я.

— А-а-а, Розка, ты не пожалеешь! — Людка наклонилась над прилавком и обняла меня. — Тебе понравится, вот увидишь! Мы круто оторвемся!

— Не уверена, — шепнула себе под нос, легонько похлопывая Люду по плечу. — Только Диме о концерте не говори, если позвонит.

— Заметано. А что случилось? Поссорились?

— Вроде того. Ну я потом расскажу, обещала же.

— Хорошо. Значит так! — воскликнула Смирнова. — Заеду за тобой завтра вечером. Будь готова.

Когда подруга ушла, я позвонила маме и сказала, что сегодня приеду к ним с ночевкой.

— С Димочкой поссорилась? — спросила она и тут же себя одернула: — Ладно, это не мое дело.

И почему все такие проницательные?

Новиков так нравился маме, что было даже страшно разрушить тот идеал, что она возвела в своей голове. Я не имела привычки обсуждать с родителями личную жизнь, да и они особо не настаивали. Мама знала, что если захочу поделиться наболевшим, то приду сама. Приду и расскажу. Поэтому она не лезла мне в душу с настойчивыми вопросами, за что я ей безмерно благодарна.

— Поссорилась, — ответила я. — Ладно, мам, мне пора. Скоро увидимся. Папе привет.

Заказав такси, я закрыла салон и вышла на улицу. Вдохнув свежий воздух, принялась ждать машину, а когда она подъехала, мы быстро добрались до Повадино. Открыв дверь своим ключом, вошла в дом. Легкие тут же наполнились знакомым с детства запахом хлеба, который почти каждый день пекла мама. В животе заурчало, и я сглотнула.

Пройдя в кухню, застала ее за столом, пьющей чай. Такая беззаботная и красивая. Как всегда. Она выглядела потрясающе. Волнистые светло-русые волосы были убраны наверх заколкой, легкий макияж подчеркивал бездонные голубые глаза, которые пушистым веером обрамляли длинные ресницы. Мне всегда говорили, что мы с мамой очень похожи, особенно глазами. Я с юношеских лет брала с нее пример, переняла и безупречный стиль одежды. Для меня она идеал, внешне и внутренне.

— Розочка! Привет, доченька! — воскликнула она, увидев меня, и бросилась в объятия.

— Привет, мам, — с грустью ответила, пряча лицо на ее плече.

— Как доехала? — спросила мама, отстранившись. — Хорошо?

— Да.

— Есть будешь? Устала, наверное, с дороги.

— Буду. Когда я отказывалась от твоей еды? Ты у меня готовишь лучше всех на свете, — улыбнулась я. — А папа где?

— Да на работе задерживается, — махнула она рукой.

Ох уж мне эти задержки. Я снова вспомнила про Новикова…

Несколько часов мы проговорили, но про свои подозрения в измене я так ничего и не сказала. Побоялась, что не выдержу и разревусь. А ночью снова не могла сомкнуть глаз. Все думала, думала… И поняла лишь одно — не могу без Димки.

***

К сожалению, утром пришлось встать на два часа раньше, чтобы успеть собраться и доехать до Москвы, не опоздав на работу. Рабочий день прошел хорошо, Димку я даже не видела. Видимо, он специально решил не появляться в салоне, чтобы не мозолить мне глаза. А, может, был у своей любовницы… От этой мысли на глаза навернулись слезы. Да пошли они оба!!! Вот возьму и пересплю с кем-нибудь из музыкантов на концерте. Назло ему! Пусть локти кусает потом. Сам виноват! Вскоре мой гнев поутих, и желание изменять отпало…

Новиков появился в салоне вечером. Я меняла воду в вазах, когда брякнул колокольчик.

— Привет! Вернулась? Поговорить надумала?

Я промолчала, опустила глаза и делала вид, будто здесь одна.

— Ну хватит уже, поехали домой, цветочек, — голос Димки был мягок.

— За мной сейчас Люда заедет. Мы идем на концерт, — произнесла ровно.

Вытащила из вазы гвоздики, сменила воду и поставила их обратно.

— Какой еще концерт? Почему я узнаю об этом последний? — Димка подошел и развернул меня к себе. — Меня что, можно просто поставить перед фактом? Что ты о себе возомнила, а?

Он сжал мою руку, и боль острыми иголочками проникла под кожу.

— Ничего! — огрызнулась я. — Вообще-то мне уже двадцать два, и я сама в состоянии решать, куда мне иди, а куда нет. И, между прочим, ты у меня разрешения не спрашивал, когда решил развлечься в нашу годовщину, — попыталась уколоть его. — Да еще и с женой своего друга!

Не знаю, получилось или нет, но Димка стиснул зубы и зло впился в меня взглядом.

— Да не было у нас ничего! Я просто забрал Ингу из аэропорта. По дороге сломалась машина, пришлось несколько часов ждать эвакуатор. Ты же знаешь, какие пробки в Москве, — оправдывался он.

И вроде все звучало ровно, вот только не очень-то верилось. Почему же он мне сразу об этом не сказал?

— Хорошо, допустим, это правда. Почему ты вчера мне об этом не сказал? — озвучила мысль.

— Потому что ты была на эмоциях, все равно бы не поверила. Я дал тебе время остыть. Ну все, Розита, милая, заканчивай на меня дуться, — он взял мою руку в ладони и поцеловал. — Прости, что испортил тебе вечер. Он должен был стать для нас незабываемым, а получилось все по-идиотски.

— Я очень хочу тебе поверить, Дим. Очень хочу.

— Так поверь.

— Не могу, — я помотала головой. — Ты пришел выпивший, весь пропах женскими духами, что мне еще думать?

— Да, мы немного выпили, пока ждали чертов погрузчик! Это преступление? Я же попросил прощения.

Прощения попросил… и что? Сделать вид, что ничего не было? А ведь было, я чувствую, а он даже не хочет признаться… Немного помолчав, собралась с мыслями и напрямую спросила:

— Почему ты игнорировал мои звонки? Я места себе не находила, а ты… ты занимался непонятно чем! — снова вспылила я, вспомнив вчерашний вечер.

— Сколько еще раз мне попросить прощения?! — рявкнул Димка.

— А мне не нужно твое прощение. Я просто хочу знать правду. Поставь себя на мое место! Что бы сделал ты, будь я на твоем месте?

Видимо, такое сравнение Диме не понравилось, и он, прищурившись, с подозрением спросил:

— У тебя кто-то есть?

— Не передергивай, речь сейчас о тебе.

— Я спросил, у тебя кто-то есть? Кто он? — Новиков снова схватил меня за руку и притянул к себе.

Нас по-прежнему разделял прилавок, поэтому я уперлась ладонями в столешницу.

— Отпусти! Мне больно! — Дернув плечом, возмутилась. — Нет у меня никого!

— Смотри мне. Узнаю, башку ему отверну. — Он разжал пальцы и тут же принялся извиняться. — Прости. Я так боюсь тебя потерять, что иногда просто крышу сносит. Сходи на концерт и возвращайся, хорошо? — смягчился Дима. — Я буду тебя ждать. Нам необходимо нормально поговорить. Дома. Это не может так продолжаться. Я докажу тебе, что не вру.

— Ладно, — согласилась на его предложение. — Вечером я буду дома, и мы поговорим.

— Вот и умничка. Еще увидимся. — Он чмокнул меня в щеку и ушел, а я осталась стоять неподвижно, провожая Димкину фигуру взглядом.

Глава 3

Андрей

Мы приехали в клуб «Nirvana» около пяти с половиной, установили оборудование, и у нас оставался еще целый час до начала концерта. Я ненавидел выступать в Нирване, ведь именно здесь познакомился с Лерой — девушкой, которую любил до безумия, до потери пульса. Она была единственной, с кем мне хотелось создать семью. Никогда раньше подобного не чувствовал ни к одной девчонке, а их у меня было… по пальцам не пересчитать. А теперь Леры нет… И это место напоминает о той боли, что едва-едва начала притупляться.

— Все хорошо? — подбадривающее хлопнул меня по плечу Пахан, усевшись рядом на невысокую сцену.

— Да, нормально, — попытался убедить друга в этом, но он всегда без проблем распознавал вранье.

С Пашкой мы дружили со школьной скамьи, вместе создали эту группу.

— Я не был здесь с того времени, как она… — договорить не смог.

Я закусил нижнюю губу до боли, прям как телка, и уставился в пол, борясь с нахлынувшими воспоминаниями о тех днях, когда мы с Лерой были счастливы. Кто-то скажет, нужно жить дальше, что прошло дохрена времени, но, бл*дь, не получается забыть!

Одна надежда на музыку. В ней мое спасение. Она всегда помогала в трудные периоды жизни, как спасательный круг, за который цепляешься из последних сил, желая выдержать удары судьбы. Когда нет никакой надежды, когда хочется плюнуть на все, я просто сажусь за синтезатор и начинаю сочинять музыку. И тогда переношусь в мир фантазий, отключаясь от внешнего мира.

Этот концерт не стал исключением. Мы зажгли зал с первых аккордов, заставив фанов подпевать и кричать от восторга. В какой-то момент я спрыгнул со сцены и подошел к ограждению настолько близко, что тут же угодил в объятия. Обожаю нарушать правила и радовать поклонниц. Мой скрим был адресован толпе, я заряжал ее и получал в ответ колоссальный заряд энергии.

После концерта снова вернулись воспоминания, которые резали по живому. Находиться в гримерке стало невыносимо, захотелось поскорее покинуть клуб и забыться в объятиях первой попавшейся девчонки, а наутро и не вспомнить ее лица. Этим обычно и заканчивались концерты с тех пор, как я потерял Леру. И я очень надеюсь на то, что предстоящее выступление в «Москва HALL» не закончится тем же. Пора уже остановиться…

Роза

Около шести вечера за мной заехала Люда. Она притащила целый мешок разных вещей, пытаясь нарядить меня в свои фирменные рокерские шмотки. Я взглянула на нее дикими глазами, не понимая, почему должна надевать это!

— Даже не пытайся меня уговорить! — сопротивлялась как могла. — Я не пойду в этом.

— Нет ничего страшного в том, что на один вечер ты станешь похожей на меня. Глянь, какая прелесть! — Она развела руками, привлекая внимание к своей новой темно-синей толстовке с нашивкой «Deadly bloom».

Я сняла кассу, переодела туфли и вышла из-за прилавка. Принялась разглядывать Людкино добро, которое она разложила на лавочке перед столом с открытками.

— Ты собралась на рок-концерт на каблуках? — ее брови поползли вверх, а штанга в ноздре, казалось, пошевелилась. — У нас билеты на танцпол, а не в вип-ложу. Стоять придется долго.

Я подняла ногу и взглянула на каблук красных туфель.

— А что? Думаешь, не выстою?

— Если бы только выстоять. Тебе в толпе ноги оттопчут, пожалеешь, что не прихватила с собой пару кроссовок. Я ведь планирую пробраться в первый ряд, так что послушай подругу, дорогуша.

— Не такой уж и высокий каблук, — хмыкнула я. — Широкий. Устойчивый. И вообще, не умею ходить в кроссовках. А твои кеды я точно не надену. Без высокого каблука меня точно в зале затопчут.

— Не затопчут! Я тебе на что?

Я носила спортивную обувь разве что в школе на физкультуре, и не выходила без каблуков практически никогда. А всему виной мой рост в сто шестьдесят сантиметров. Исключение ― балетки, которые надеваю на работе, ведь почти все время приходится проводить на ногах.

— Ну как знаешь, — Люда дернула кепку на бок и засунула вещи в пакет.

Я подошла к большому зеркалу, что стояло рядом со стеллажом, и оглядела себя. Симпатичная красная кофточка с открытым декольте, черные джинсы стрейч, обтягивающие не совсем тощие ноги и обычные туфли в цвет кофты. Вполне нормально для концерта. Волосы я предпочла собрать в тугой хвост, чтобы не лишиться локонов.

Выключив свет, захватила кожаную курточку и закрыла салон. На улице нас ждала припаркованная старенькая «Ауди» подруги. На самом деле машина не так уж и плоха, разве что пробег у нее большой и гремит кое-где. Но это ничего. Главное, что свой транспорт есть. Возможно, когда-нибудь Люда заработает на новую машину, купит квартиру и наконец-то съедет из комнаты в коммуналке, где поживает с мамой и сестрой, в собственную квартиру.

По дороге до Триумфальной площади Смирнова пыталась познакомить меня с творчеством группы «Deadly bloom» — воткнула диск с их песнями в магнитолу и принялась трясти головой в такт музыке.

— Лю-юд! — прокричала я. — Может, выключишь?! А то я до клуба не доеду!

— Ладно, — согласилась она и почти совсем убавила звук. — Не хочешь музыку слушать, тогда рассказывай, чего с Новиковым поссорились? Ты обещала.

— Кажется, он мне изменил, — тихо произнесла и, закусив губу, устремила взгляд в окно.

— С чего ты вяла? — опешила Люда.

Ответом на вопрос подруги послужил небольшой рассказ о том, как я провела вчерашний вечер и о сегодняшнем разговоре с Димой.

— Вот не зря мне не нравился твой Новиков. Козел он!

— Ну зачем ты так, Люд? Может, я действительно не права… Завтра нас ждет серьезный разговор, а пока я не хочу даже думать об этом.

— Тогда остается пожелать тебе удачи. Надеюсь, все обойдется.

— Я тоже на это надеюсь. Не представляешь как…

Наконец мы доехали. Люда припарковала машину на стоянке, и мы вошли в клуб. Что творилось в «Москва HALL», трудно описать словами. Это было что-то сумасшедшее, чего мне еще никогда не приходилось видеть. Толпы фанатов кричали и смеялись. Я чувствовала себя лишней, как белая ворона — грустная и безразличная. Но на меня никто не обращал внимания. Испуганно таращась на парней и девчонок, разодетых, будто на маскарад, я толкнула Людку в бок.

— Не дрейфь, Розунь! — подбодрила она меня. — Будет здорово. Только зря ты не надела кеды. Я предупреждала.

— Не боись, я привычная, — улыбнулась я.

Иногда ведь и на каблуках приходилось в салоне целый день торчать.

Очередь наконец-то сдвинулась с мертвой точки, мы начали потихоньку продвигаться. Вскоре попали в небольшой зал клуба. Людка, как тяжелый боевой танк, перла вперед, расталкивая фанатов. И вскоре пробилась к ограждению, таща меня за собой.

Концерт начался минуть через двадцать, заиграла музыка. Красные неоновые огни замельтешили перед лицом. Затем синие, и вот они слились в один мощный луч, бьющий по глазам, вынуждающий жмуриться. Вскоре на сцене появились музыканты «Deadly bloom». Затем выскочил Андер Вуд — Андрей Ковальский. В темно-серых джинсах, болтающихся на бедрах, которые, казалось, вот-вот с него свалятся. В белой футболке с непонятной надписью и черно-красной бейсболке, сдвинутой набок. Он завопил, как потерпевший, и мне захотелось убежать из зала. Но пути назад не было, раз пришла, должна выстоять.

Музыканты ушли с головой в музыку. Сергей Черноусов мелодично пел свою партию, а Ковальский бегал по сцене и размахивал руками, призывая толпу подпевать. Господи, вживую он еще ужасней, чем на фото. Весь татуированный, живого места на нем нет, словно не весть сколько лет просидел на зоне. Даже руки, вплоть до костяшек пальцев, покрыты краской. Бог знает, что еще у него «изуродовано» татуировками! Это я еще не говорю про отвратительные огромные тоннели в ушах, растягивающие кожу до нереальных размеров.

Не знаю почему, но смотрела я в основном на Андрея. Наблюдала за ним, пыталась понять, что такого находят в нем девчонки? Чем он их так привлекает? И не нашла ни одного довода в его пользу, разве что фигура классная. Видно, что мужчина немало времени проводит в тренажерном зале. Но, на мой взгляд, он слишком эпатажен. Остальные участники группы более или менее нормальные, не такие дерзкие и вполне себе скромные, но этот… Продолжал бегать по сцене, как заводной, поднимая руки и призывая фанатов хлопать. Может, где-то у него есть заводной ключик, который нужно просто повернуть в обратную сторону?

Не прошло и пяти минут, как толпа уже сошла с ума. Зал качало из стороны в сторону: самые нахальные фанаты пытались прорваться в первый ряд поближе к кумирам, толкались, врезались друг в друга. Я шаталась, стоя на каблуках, изо всех сил цеплялась за ограждение, чтобы не оказаться на полу. Но в какой-то момент это прекратилось, и я с облегчением выдохнула.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 449