электронная
86
печатная A5
242
16+
Невеста Архимеда

Бесплатный фрагмент - Невеста Архимеда

Объем:
58 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-8675-6
электронная
от 86
печатная A5
от 242

Глава 1. Барин

Широченные ворота из некрашеных сосновых досок прикрывал прогнивший от дождей козырек, похожий на гигантский дряхлый гриб. Рада, восемнадцатилетняя девушка с большой спортивной сумкой на плече, с неподдельным интересом разглядывала старинное сооружение. Обычно ее встречали хлипкие пестрые калитки да металлические двери однообразного сине-зеленого окраса. Таинственные ворота давили своей мощью. Хлопнув густыми ресницами, девица заметила маленькую щель у самой земли.

Стучать ли? Рада в нерешительности занесла руку над вкрученным в столб металлическим кольцом, по всей видимости, прикрепленным сюда для конных повозок.

Из-за ворот раздались поскуливание, а потом и радостный лай собаки, словно приветствовавшей запозднившуюся хозяйку.

Окончательно «созрев» и обхватив тонкими пальцами ржавое кольцо, девушка стукнула им раза три по серому приворотному столбу, такому же мощному, как и сами ворота.

Откроют ли? Обычно спросят: кто, да и оставят на улице не солоно хлебавши.

Кареглазая красавица прислушалась: с той стороны приближались шаркающие шаги, усиливаясь и заглушая собачью радостную возню. Лязгнул засов, и ворота со скрипом поддались, обдав Раду струйкой воздуха с привкусом баньки по-черному. Белая дымка, улизнув со двора на волю, растворилась в дырке гнилого козырька тоненькой прозрачной завитушкой.

Уверено шагнув вперед, девушка деловито выпалила:

— Хозяева! Мобильные телефоны, сухой корм для животных, мыло, носки не желаете?

Длинная темная челка, свалившись на нос, щекотала, и Рада, чихнув, легким движением головы смахнула ее на короткую аккуратную стрижку.

— Здоровеньки булы! — громыхнул низкий мужской бас.

Любопытная девушка разглядывала босые ступни под светлыми в полоску широкими штанами. Рубаха, под стать им, была перехвачена в поясе толстой грубой бечевкой из замусоленной пакли. Взгляд Рады скользил по неестественно длинной мужской фигуре, даже голову пришлось закидывать подбородком вперед. Худощавое лицо с пышной седой бородой растянулось в широкой улыбке, обнажив ослепительно белые зубы.

— Есть омолаживающие трусы, изюминка нашей фирмы «Толкни-продай»! — неуверенно, запинаясь, проговорила неопытная сотрудница. Она разглядывала лицо в глубоких морщинах, прикинув в уме, что дедуле лет девяносто, пасту зубную, скорей всего, удачно подобрал.

— Носки взаправду требуются, зябко, — пригласил девушку войти дед, шагнув назад и уступая ей дорогу. — К крыльцу проходи.

Опустив увесистую сумку на нижнюю ступеньку высоченного крыльца, Рада с опаской и восторгом разглядывала огромного пса-красавца, рвавшегося к ней с тяжелой цепи. Черный лохматый зверь, захлебываясь счастливым лаем и виляя хвостом, старался дотянуться до девушки.

— Барин, лежать! — осадил хозяин невесть откуда взявшейся плеткой собаку.

От неожиданности сотрудница фирмы «Толкни-продай» вздрогнула, рассыпав свои немудреные пожитки. Один из сотовых телефонов угодил прямо в пыльный лапоть. Но прежде, громыхнув тяжелым заржавевшим засовом, стремительно захлопнулись Ворота, будто никогда и не открывались.

— Меня будут искать. Я ценная сотрудница… — испарина выступила на аккуратном носике Рады.

Девушка барабанила пальцами по кнопкам телефона. Судорожная дрожь выдавала ее страх. А может, никто о ней и не побеспокоится, она ведь детдомовская, разве что из-за товара. Работу нашла случайно, по объявлению, а теперь вот влипла.

«Вне зоны доступа», — это все, чем помог ей телефон.

Рада рванулась назад к выходу. Невидимая волна оттолкнула ее от страшных ворот. Девушка упала и испачкалась в пыли, потом свернулась клубочком от пронзившей ее боли в бедре и снизу вверх глянула в лицо старикашке.

Что теперь будет? Кто он? Мучитель, рабовладелец, маньяк?

Дед с наслаждением, причмокивая, высасывал кусочек сухого собачьего корма из пакета:

— Вкусно! А жрать триста лет пареную репу каждый день жуть как надоело. — Подцепив костлявыми пальцами перепуганную девчушку под локоть, притянул к себе. Насмешливое лицо растянулось в улыбке. — Мне работница нужна, прежняя уж почитай как полвека назад сгинула. А сбежать и не пытайся, девка, отсюда воли не видать. К утру репы напарь, да урода покорми, — хозяин указал перстом в сторону собаки.

Костлявая фигура старика скрылась, стукнув дверями в сенях.

Рада разрыдалась от своей беспомощности. Прихрамывая, бросилась на шею пушистому черному псу:

— Бедненький, хозяин бьет тебя, и меня ждет участь не лучше. Но ничего, я обязательно найду выход, и мы убежим вдвоем!

Пес, будто поняв слова, одобрительно вильнул хвостом и ткнулся холодным носом в щеку девушки.

Темнело. Из дома отчетливо донесся храп хозяина.

— Я на разведку, раз был вход, обязательно должен быть выход! Рада перешагнула грядку из-под выкопанной репы, приоткрыла дверь, посветила телефоном и ужаснулась, отпрянув: на лежанке из козлиных шкур вытянулась спящая фигура хозяина, покрытая опарышами. Белые черви, выползая из глазниц уродливого черепа, устремлялись в просевшее отверстие от носа, другие исчезали в полости рта.

Рада закрыла лицо руками, чтобы не закричать от ужаса. На цыпочках пробралась к окну и прильнула к липкой прозрачной пленке вместо стекла, чтобы хоть что-то разглядеть по ту сторону темницы.

Промчался мотоциклист, следом мальчик прокатил на велосипеде.

— Эй, помогите кто-нибудь! — Рада царапнула длинным ногтем по окошку, и в тот же миг отлетела от него, угодив прямо на кишащую червями постель.

— Не-ет! — девушка скатилась на пол и поползла к двери. — Кошмар! Ужас, как я все это вынесу!

Утром ее, уснувшую рядом с крыльцом, разбудил щелчок по носу собственным телефоном.

— Что ты видела девка, ночью?

К ногам полетел мобильник из длинной, как кочерга, руки хозяина.

Лицо его было чистое и гладкое:

— Привыкай ничему не удивляться. Пора тебе узнать историю самоубийцы. Я обречен вечно страдать в этом не то земном, не то подземном мире.

Рада перевела взгляд со стоящего мертвеца в сторону и обомлела: выкопанная грядка с репой, за ночь полностью восстановилась.

«Мистика, хоть бы не свихнуться! И как меня угораздило попасть в какой-то потусторонний мир?»

Один неверный шаг полностью изменил ее жизнь. Да и жива ли она сама?


***


— Я не всегда был отшельником, девка. И у меня была семья: любимая женушка и доченьки. Днями напролет батрачил, чтобы прокормить четыре рта. Однажды, поздно вернувшись домой, нашел их изуродованными… Зверем кричал, что не сберег родненьких. В то время совершали набеги враги, кого убивали, кого забирали в рабство и на продажу. Схоронил любимых чад и бабенку свою — красавицу, а сам… зачем мне жить без них. Взял грех на душу. Только не соединился я с ними. Они в раю, я же так и застрял в этом ужасе. Ни под землей, ни на небе никому не нужен. Матушка пыталась меня отмолить, материнская мольба — она до Бога доходит, родное дитятко может спасти, коли Господь смилостивится… Да только померла она с горя, и помочь мне некому. А ты, я смотрю, креста не носишь. Не крещеная?

— Крестили в детском доме, — пересохшим горлом выдавила Рада. — Отпустите меня, дяденька.

— Я бы рад, да нет хода отсюда. В ворота только войти можно, дорожка в один конец. И не каждый мои ворота видит, добрая душа только, да и то раз в сто лет сие происходит. Вон и Барин лет двести назад забрел. На цепь его посадил для злости, только он так добряком и остался. — Старик натягивал носки китайского производства до самых колен.

Треск — и голая грязная пятка показалась из нового черного носка.

— Плохой товар продаешь, красавица. У нас за такое на кол сажали.

— Просто размер не подошел, — пыталась оправдаться Рада, подписавшая контракт с фирмой «Толкни-продай».

— Жить будешь в сенях, а не нравится, можешь в бане. Я все равно не моюсь. Вода в колодце на заднем дворе, репа же полезная. Будешь ее есть, сто лет проживешь, а нет — больше сорока дней не протянешь. — Хозяин отстегнул ремень от сумки Рады и подвязался им. — Хорош! — Звякая болтающимися карабинами, уселся на верхнюю ступеньку крыльца.

— А вы ведь за века не озлились окончательно. Раз я здесь появилась, значит, просто обязана попытаться вам помочь. Как вас зовут? — Девушка растирала место ушиба.

— Гаврила.

— В каком году родился? — Рада обрадовалась, что нога практически не болит.

— Так запамятовал. Вот удавился я триста лет тому, на веревке из пакли.

— Офигеть, триста лет! А я — Рада! Может, смогу помочь вам, Гаврила. Начнем с собачки, отпустите, пожалуйста, Барина! Хотите соединиться с семьей, нужно делать добро и после смерти. Пес ничем не виноват, и не надо на нем вымещать свое раздражение.

— Може, ты, девка, права, — Гаврила как послушный телок стянул ошейник с Барина.

Рада улыбнулась маленькой победе. Главное — убеждать людей. Ведь не зря она три дня посещала курсы психолога!

Огромный пес от радости повалил девушку наземь, лизнул в ухо и потащил за джинсы к воротам. Барин прогрыз маленькую щель в самом низу и стал рыть под ней землю. Удивительно, но Ворота его не оттолкнули.

Внезапно щель озарилась сиянием, будто воронка завертелась оборотами. Гаврила упал на колени:

— Меня простили! — Он полз, целуя перед собой землю: — Спасибо, Господи! Я вижу свою женушку и детишек, и матушку!

Правая рука его, коснувшись света, тут же обернулась крылом, и весь он вдруг преобразился в маленькую полупрозрачную голубоватую птичку. Взмыв вверх, излучая необыкновенное сияние, молвил напоследок:

— Благодарю вас, светлые души!

И исчез. Девушка в испуге прижалась к Барину. Вскоре исчезло и все вокруг.

Рада с удивлением обнаружила себя одетой не в золотистый пиджак с джинсами, а в платье старинного покроя, да еще в объятиях красавца в богатом одеянии.

— Вспомни меня, любимая! — Парень горячим дыханием коснулся мочки ее уха.

Глава 2. Трехликая вещунья

Оттолкнув красавчика, девушка бросилась прочь, путаясь в многочисленных оборках длинной юбки. Приподняв подол, чтобы легче было бежать, Рада решила следовать к спасительному лесу. Вот он, совсем близко, еще несколько рывков, и позади останется ужас от испытанного ею за последние два дня. Все еще не веря, что вырвалась из заточения костлявого старикашки, пленница уносила ноги.

В голове не укладывалось, как собака могла обернуться в человека, при этом молодой мужчина назвал ее любимой?

Боясь обернуться, Рада осознавала, что не спит, и джинсы, и майка с пиджаком на ней действительно преобразились в пестрое платье.

Что он ей сказал? «Вспомни меня любимая…» Бред!

Сердечко просто выскакивало из груди, и, девушка, наконец, остановилась и оглянулась.

Погони не было. Назад пути нет, а есть ли впереди, посмотрим!

Незнакомый лес насторожил беглянку. Вроде березы и сосны, но какие-то не такие, тихие, даже не колыхнутся. Тропинка незаметно исчезла, и Рада вообще перестала понимать, в какую сторону идти, а, впрочем, какая разница, хуже, чем было, уже не будет. Вспомнив расползающихся по телу мертвеца опарышей, девушка вздрогнула и, вскинув руки вверх, резко скинула ладонями.

— Все, пронесло и забудем, Душа несчастного обрела покой!

Нужно выбираться из окрестностей этой деревушки. Когда-нибудь лес закончится, а если повезет, то она выйдет на трассу к людям.

Солнце внезапно спряталось за макушками деревьев, и косые тени дали понять, что еще чуть-чуть и наступит ночь. Переночует под березой, ничего страшного, успокоила себя Рада. Ей и раньше приходилось зависать на природе несколько дней, когда убегали с компанией из детдома.

В ненавистном ей заведении Рада появилась совсем крохой. Говорят, обнаружили на помойке непонятно чьей рукой выкинутой. Но чтобы судьба повернулась к малышке светлой стороной, назвали Радой. Вот с тех пор она и радуется…

Древняя сваленная ветром сосна притянула взгляд. Запрыгнув на нее, девушка решила разведать ситуацию. Ухмыльнувшись башмачкам из кожи вместо кроссовок из клеенки, Рада округлила и без того большие глаза.

Слева маячила пара огоньков. Возможно, это двигается автомобиль, и девушка бросилась вперед, не раздумывая.

Однако надежды рухнули, когда вместо ожидаемого хоть какого захудалого транспорта она разглядела теремок посередине поляны. Крашеный петушок на гребне крыши подмигивал то одним, то другим стеклянным глазом вслед ушедшему солнцу. Деревянные резные ворота просто великолепны! Такой красотой ей любоваться приходилось впервые.

Не испугалась Рада пройти под прогнившим козырьком два дня назад, так что напрягает сейчас, вперед! По крайней мере, ночь скоротает.

Створки ворот терема плавно разошлись по сторонам, и искательница приключений не заметила, как очутилась посередине ухоженного двора.

На крыльце стояла женщина лет сорока с неприветливым лицом, в простой одежде. Холщовая юбка, да грубая светлая кофта.

— Заходи, Рада!

Хозяйка улыбнулась, и в тот же миг по рубахе разлилась красными цветами вышивка.

Волшебство? Так чему удивляться, когда девушка на себе испытала нечто подобное около часа назад.

Недовольство с лица обитательницы резного теремка как будто корова языком слизала. Зарумянившиеся щеки скинули волшебнице еще десяток лет. Хорошее настроение явно влияло на вид хозяйки. Увидев, что юбка с рубахой из простой ткани уже сияют искусным шелком с переливом, заблудившаяся девушка решилась задать вопрос.

— Откуда имя мое знаете?

— А как звать тебя, красавица?

— Так сами же Радой меня назвали.

Хозяйка рассмеялась глубоким грудным голосом:

— О, я всем гостям рада! — Женщина пригласила незнакомку в дом и добавила: — Видимо, ты обо мне не наслышана, кареглазая. — Рада пожала в ответ плечами. — Так я трехликая вещунья. Для добрых лиц — светлая, а со злом кто придет — страшней меня нет. Или все наоборот, я и сама уже запуталась за года.

— Ну а третье лицо какое?

— Безразличие, самое страшное горе на Земле. Пусть сия чаша тебя минует.

Хозяйка поставила на стол деревянную миску с пахучими пирогами и взглянула на гостью из-под цветного платка.

— Ты откушай и отдохни, милая.

— Простите, а какой сейчас век, я вообще где? — Рада решилась задать вопросы, понимая, что чудес с ней уже случилось за ближайшие сутки не одно.

— Утром поговорим, красавица, раз в ворота мои прошла. Лес наш ночной брехни не любит.

Хозяйка вдруг потеряла интерес к гостье. Ее лицо стало безразлично, одежды серы и, сложив руки лодочкой под щеку, она задремала у печи.


***

Рада открыла глаза. Жива! Переночевала в странном теремке, вот и хозяйка еще спит, ух, одежды ее черны.

Вспомнив вчерашний разговор с трехликой вещуньей, девушке захотелось раствориться и моментально исчезнуть.

Она на цыпочках выскользнула на крыльцо и, перепуганная криком петушка, инстинктивно присела. Слетевший с крыши петух чуть не клюнул девушку в лицо. И в тот же миг костлявая рука в черном балахоне схватила несчастную за плечо.

— Куда? Ты хотела услышать о своей судьбе!

— Нет, только узнать где я. — Рада, сжавшись, боялась обернуться.

Но женщина уже сама стояла перед несостоявшейся беглянкой. Серое лицо с глубоко посаженными глазами пугало. Тонкие черные губы то набухали, булькая, то сдувались, словно проколотое колесо велосипеда.

Судорожные пальцы вещуньи потянулись к серьгам девушки.

— Золотые висюльки — виновницы твоих похождений. Отдай их мне и живи спокойно.

— Нет!

Девушка крикнула так, что колдунья вздрогнула, и в тот же миг ее одежды просветлели.

Рада продолжила, запинаясь:

— Я всегда в серьгах, не сниму!!

Вещунья захохотала:

— Наивная ты, так меня еще никто не веселил. Оставишь их себе, так и будешь с испытаниями заходить в воротА раз за разом.

— Они мамины, я не отдам!

С тех пор, как Рада помнила себя, считала, что серьги ей оставила женщина, которая ее родила, а без дорогого сердцу украшения, как мама ее узнает при встрече?

Девушка решительно толкнула странную попрошайку в грудь. Петушок звонко закукарекал, и реальность, заходя словно квадрат в квадрат, начала меняться, закружилась голова…

Аплодисменты, она слышит аплодисменты и пронзительный звон колокольчика.

— Рада, девочка моя любимая, почему ты не узнаешь меня?

Молодой человек в старинном сюртуке хлопал ладонями над ее головой. Затем в его руке словно у фокусника появился колокольчик, похожий на тот, каким пользуются рыбаки. Его перезвоном он пытался привести девушку в чувства.


***

Трехликая вещунья вглядывалась в светящееся пространство под крик петуха.

Ее сердце отстукивало в унисон с криком птицы.

— Ах, Рада, Рада!

Глава 3. Ветрослав

Не случалось ранее Раде смотреть в глаза влюбленного в нее мужчины. Мальчишки в детдоме и в школе все больше за косички дергали. Волосы обрезала, чтобы от любопытных глаз серьги спрятать. Удивительно, но их как будто никто особо не замечал, а если и обращали внимание, то быстро теряли интерес.

И вот теперь незнакомец перевел взгляд на золотое украшение, и теплое дыхание коснулось ее уха.

Рада улыбнулась, вспомнив, что не так давно красавчик был псом Барином с добрым покладистым характером, и она любила его всем сердцем. А теперь он вытрясает из нее душу, требуя узнать его в человеческом обличье.

— Пусти! — Она оттолкнула назойливого молодого мужчину, вспомнив что побывала в гостях у вещуньи и снова вернулась, как будто никуда не уходя.

Русоволосый красавчик походил на героя из сказок, в такого не влюбиться невозможно.

— Звать-то тебя как, ухажер?

Девушка изучала молодого человека и понимала, что ей, наверное, повезло, раз он так сильно ее любит. Но почему она не испытывает и малейшей симпатии к этому барину? Его назойливые действия вызывают в ответ безразличие.

«Бойся безразличия — самое страшного, что может случится», — вспомнила она слова загадочной женщины. Но что же теперь делать, если этот человек действительно ей не интересен. Прикинуться, что тоже любит и повиснуть на шее, или сделать вид, что ненавидит и влепить пощечину за приставание.

Что подсказывает собственное сердце? Оно молчит. А мозги на что? Рада прокручивала в голове варианты, как избавиться от неловкой ситуации.

— Архимед, — прозвучало неожиданно.

Девушка вышла из оцепенения и расхохоталась:

— Неужели тот самый?

— Какой? — теперь уже рассмеялся парень, понимая, что возлюбленная начала приходить в себя.

Добрый нрав молодого человека окончательно уверил Раду, что стоит познакомиться с ним поближе. К тому же нужно понять, почему ей не нашлось места в своем времени. Смутные сомнения привели к мысли, что жизнь ее в двадцать первом веке была случайной. А вдруг она на дороге к родному дому. На сердце сразу полегчало от собственных фантазий, и девушка протянула парню руку:

— Пойдем!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 86
печатная A5
от 242