электронная
108
печатная A5
299
18+
Непоправимый урон

Бесплатный фрагмент - Непоправимый урон

Объем:
76 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-6257-5
электронная
от 108
печатная A5
от 299

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Непоправимый урон

Глава 1

«Во время ночного пожара практически полностью был уничтожен торговом центре „Мандарин“, располагавшийся на площади более 6 тыс. квадратных метров. Возгорание произошло во втором часу ночи. Прибывшие пожарные всю ночь боролись с огнём. Основные очаги удалось погасить в 6:19. У здания обрушилась крыша…»

«Как сообщила радиостанция „Маяк“, по одной из версий причиной ЧП мог стать поджог. Здание и товар были застрахованы, при этом предварительно сумму ущерба руководство торгового центра оценивает в 800—850 миллион рублей. На месте происшествия работали почти 20 пожарно-спасательных подразделений. Пожару присвоен второй, повышенный уровень сложности…»

«Происшествие с возгоранием в одном из крупных торговых центров города Омска остаётся главной новостью сегодняшнего дня. Обусловлено это тем обстоятельством, что это самый сильный пожар в торговом центре за последние годы. Что же касается причин трагедии, то следственные органы рассматривают несколько версий, среди которых фигурирует и версия умышленного поджога. Между тем, в качестве приоритетной рассматривается версия неисправной электропроводки, спровоцировавшей пожар в омском торговом центре „Мандарин“»

«Согласно информации, которая имеется в распоряжении корреспондентов новостных агентств, специалисты уже вплотную занимаются изучением причин, которые вероятно лежат в основе происшествия. При этом здесь также не сбрасывают со счетов и то обстоятельство, что пожар в омском торговом центре „Мандарин“ мог произойти вследствие неосторожного обращения с огнём. Однако информированные источники утверждают, что пожар в торговом центре случился из-за нарушений при монтаже и обслуживании электросетей в помещении торгово комплекса „Мандарин“. Информация подобного порядка подтверждается и из источника, близкого к службам технического надзора региона…»

«Корреспонденты новостных агентств, ссылаясь на компетентный источник, сообщают, что пожар в торговый центр уже повлёк задержание и допрос четырёх человек. Среди задержанных находится и арендатор торговых площадей, которые предположительно и стали эпицентром возгорания. Также в числе задержанных находится руководитель управляющей компании, которая занималась обслуживанием торгово комплекса „Мандарин“. Наравне с этим, по результатам следственных действий будет дана правовая оценка действиям ответственных лиц, и принято процессуальное решение…»

Интернет просто пестрел вышеозначенной информацией. О том же говорили и иные средства массовой информации. Однако все эти новостные ленты остались мною вовсе без внимания. Ведь я, фактически стал свидетелем этой трагедии. По данному поводу были подняты с постели, едва ли, не все, кто имел хоть какое-то отношение к торговому центру «Мандарин». То есть, электрики, слесаря, сторожа, охрана, работники торговых залов и так далее. В том числе и я, главный инженер по обслуживанию и эксплуатации вышеозначенного торгового комплекса.

Прибыв на место, я застал весьма удручающую картину. Полностью выгорело едва ли не две трети комплекса. Чёрный дым; запах гари; десятки машин экстренных служб города; множество шлангов, огромные лужи воды. То, что ещё вчера было белым, цветным, зеркальным и привлекательным, сейчас выглядело безжизненным и тёмно-однообразным.

Я едва успел появиться на площади, перед сгоревшим зданием, как от небольшой группы людей с суровыми лицами, вдруг отошёл мой непосредственный руководитель, управляющий торговым центром «Мандарин», Владимир Юрьевич. Мужичок умеющий произвести впечатление грамотного специалиста во многих областях, умеющий хорошо говорить… Да, собственно, и выглядел он для своих лет вполне подтянутым. Короче, располагал. Тем не менее, я «раскусил» его довольно-таки скоро, понял, что Владимир Юрьевич полная пустышка. За его умением вовремя ввернуть нужный термин, скрывалось абсолютное незнание предмета. Вот и вчера, когда мы с электриками ремонтировали силовое оборудование и когда он крутился совсем рядом, задавая свои, порой совершенно неуместные вопросы, над ним тихо посмеивались, пожалуй, даже уборщицы и разнорабочие.

— А вот и наш главный инженер!.. Здравствуйте, Сергей Олегович!.. Как всегда, лёгок на помине. Ведь мы только-только о тебе вспомнили… — обращаясь ко мне, в полный голос произнёс Владимир Юрьевич.– …Ну? Надеюсь, ты не станешь отрицать того факта, что пожар произошёл, именно по твоей и только по твоей вине?

Огонь был ещё не до конца потушен, пожарные до сих пор боролись с тлеющими очагами, то там, то тут вспыхивающими из глубин обгоревших конструкций, меж тем, управляющий торговым центром уже успел сделать скорые выводы, выдвинув против меня серьёзные обвинения.

Если разобраться, то Владимир Юрьевич, в общем-то, был не плохим мужиком. С ним

можно было запросто посидеть за одним столом, выпить, послушать пару свежих анекдотов. А вот в разведку.… Пожалуй, я бы с ним не пошёл. Потому как имел наш управляющий весьма существенный недостаток. Кроме своей некомпетентности, он был ещё и чрезвычайно трусоват. Я вообще не понимаю, как он мог получить столь высокую должность с таким-то изъяном. Быть может потому, что с годами Владимир Юрьевич научился с лихвой компенсировать данный недостаток, перекладыванием своей личной ответственности на чужие плечи.

Вот и теперь, по всей видимости, он попытался проделать нечто подобное.

И в принципе, основания для подобных обвинений у Владимира Юрьевича, конечно же, имелись. Ведь источник стихийного бедствия, судя по всему, находился где-то в районе щитовой. То есть, там, где накануне и производились определённые работы с моим непосредственным участием.

Тем не менее, говорить сейчас о виновности того или иного специалиста, или того хуже, без каких-либо экспертиз и расследований, выдвигать против него столь серьёзное обвинение, было весьма опрометчиво и, как минимум совсем уж не корректно. О чём мне и пришлось немедленно заявить.

— Владимир Юрьевич, я бы попросил вас, быть поосторожней со столь категоричными выводами.

— Выводы, как вы только что выразились, здесь вовсе не категоричны. Они логичны, и напрямую вытекают из всего того, что я видел накануне своими собственными глазами,… — тотчас повысил свой голос управляющий. — …Уж сколько лет наш Центр не имел серьёзных происшествий и каких-либо аварий. Я уж молчу о предпосылках к каким-либо катастрофам. Однако стоило вам появиться, затеять ту, вчерашнюю реконструкцию электросилового оборудования, как тотчас возник данный прецедент и сгоревшее здание, которое мы ныне и имеем.

— Реконструкция здесь вовсе не причём. Скажу больше, вышеозначенный ремонт электрооборудования нашему комплексу был жизненно необходим. Оборудование изношено…

— Да, бросьте вы, «оборудование»… — Владимиром Юрьевичем оборвал меня на полу слове. — …Ума не приложу, как вы будете держать ответ перед хозяином «Мандарина». В отличие от меня, он мужик крутой. И вообще, каким образом вы, Сергей Олегович, собираетесь компенсировать арендаторам весьма крупные материальные издержки?

В этот самый момент, все присутствующие на площади официальные лица, вдруг обернулись к подъехавшему «Мерседесу» G-класса. То был автомобиль владельца торгового центра «Мандарин», Маторина Алексея Николаевича.

Я знал о Маторине слишком много. К примеру, мне было известно о том, что Алексей Николаевич имел богатое криминальное прошло, а так же о том, что в воровском мире его «погонялом» было Мотя. Данные знания были у меня из моей «прошлой жизни», тогда как в этом времени я общался с Маториным лишь однажды, именно во время моего назначения на должность главного инженера «Мандарина».

Алексея Николаевича, вообще, не шибко баловал наш торговый центр своими посещениями. Прибывал сюда не чаще одного раза в полгода, и то лишь в самых чрезвычайных случаях. Похоже, сегодня был именно такой случай.

Какой-либо вины я за собой вовсе не чувствовал и, тем не менее, глядя на приближавшегося к нам Алексея Николаевича в окружении крепких братков, а так же памятуя слова Владимира Юрьевича о крутом нраве хозяина торгового центра, лёгкий мандраж внутри себя, я всё ж таки ощутил.

— Ну, рассказывайте, чего вы тут натворили? — Маторин тотчас обратился к управляющему торговым центром. Причём, в тональности слов хозяина «Мандарина» я вовсе не ощутил ни паники, ни каких-либо трагических нот по безвозвратно утраченной вовсе недешёвой недвижимости. Всё говорило о том, что данная потеря для хозяина «Мандарина» была не слишком-то и велика.

— Да, чего ж тут, собственно, рассказывать… Картина, как говориться: на лицо. Всему виной реконструкция электросилового оборудования, затеянная нашим главным инженером… — при этом Владимир Юрьевич недвусмысленно кивнул в мою сторону.

— Что скажет в своё оправдание главный инженер? — Алексея Николаевича, усмехнувшись, перевёл свой взгляд уже на меня.

— Оправдываться мне, вовсе не в чем… — я решил посвятить владельца «Мандарина» в тонкости и нюансы инженерных сетей. — …Оборудование торгового центра порядком изношено, требовало капитального ремонта и частичной реконструкции…

Маторин слушал меня достаточно внимательно. Моего имени, он, скорее всего и не помнил. Да, и в принципе, для меня это было не суть важно. Гораздо важнее было то обстоятельство, при котором Алексей Николаевич, похоже, знал об инженерных системах гораздо больше, чем тот же управляющий, потому и не сложно мне было донести до него суть возникших проблем, выявленных в процессе эксплуатации энергетического и теплового оборудования.

— В том, что оборудование «Мандарина» полное дерьмо и уж лет пять, как нуждается в замене, ты, конечно же, прав… — в заключение моего пламенного повествования резюмировал собственник торгового центра. — …Вполне допускаю, что и погорели мы нынче, именно по этой самой причине… — Маторин вновь обратился к управляющему. — …Володя, по-моему, я уж давненько твержу тебе о данной проблеме. Электрика и трубы гораздо важней рекламных щитов и линования парковочных мест, чем ты по большей частью и занимаешься. Потому и нечего перекладывать свои косяки на чужие плечи. Мужик отработал в должности главного инженера не более пары месяцев, а уже успел разобраться что тут и к чему…

Несколько торжествующе я покосился на Владимира Юрьевича. И тотчас встретился с его, несколько странным взглядом, переполненным ни то отчаянием, ни то безнадёгой. А может, в том взгляде сквозила и некая скрытая мольба о помощи.

Причём, этот взгляд, как будто бы показался мне чрезвычайно знаком. В голове тотчас забурлили некоторые мысли, аналогии, нахлынули воспоминания. Как-то вдруг мне припомнился один эпизод из моего, уже далёкого прошлого…

Глава 2

Было мне тогда около тридцати пяти.

Только-только закончилась моя контрактная служба в одном из силовых подразделений. За плечами серьёзная боевая служба, выслуга, пенсия, определённая усталость и желание каких-то перемен. Потому и поспешил я на вольные хлеба, потому и предпочёл не продлять свою военную карьеру.

Да, и по правде сказать, у меня уже имелось место, куда после службы я и планировал отправиться. Бывший сослуживец, возглавлял службу безопасности одного из успешных предприятий города. Он-то и заманил меня к себе на службу, на более высокий оклад и более перспективную работу, в плане дальнейшего карьерного роста.

С Сашкой Соколовым (тем самым сослуживцем, который и пообещал мне «тёплое» место) мы встретились в небольшом, не особо примечательном кафе, в обычный рабочий полдень. Потому, наверное, и было в той кафешки практически безлюдно. Играла лёгкая музыка и нам ничего не могло помешать в предстоящем обсуждении условий моего будущего трудоустройства.

— Рад видеть тебя, Серёга!.. — поднявшись из-за стола, со свойственной ему доброжелательностью поприветствовал меня Сашка. — …Выходит, со своей прежней службой ты действительно, окончательно решил распрощаться.

— Как видишь. Весь в твоём полном распоряжении… — усаживаясь напортив Соколова, я ответил ему дружеским рукопожатием.

— Что пить будем?.. — засуетился мой бывший сослуживец. — …Может, заказать что-то из горячего?

— Нет-нет, не беспокойся, я вовсе не голоден… — мне ничего не оставалось, кроме как чуть остепенить товарища. — …Уж лучше, мы сразу перейдём к делу.

— Ну, хорошо. Закажу что-нибудь лёгкое.

После первого тоста «за встречу», Соколов вдруг указал своей вилкой в одно из блюд.

— Как думаешь, чем заправлен данный салат?

— Надо полагать, майонезом… — ответил я нехотя. — …Саня, может, мы не будем болтать о кулинарных особенностях той или иной кухни. Давай, поговорим по существу, чтоб наш диалог был более предметно.

— Так я, собственно, его уже и начал… — усмехнулся в ответ Соколов. — …Майонез, кетчуп, горчица, пряники, печенье и прочее. Всю эту продукцию производит наш Пищевой комбинат «Амурский», на котором я, собственно, и работаю. Это для тебя, любой майонез одинаков. В то время как я могу разобраться не только в паре десятков сортов майонеза, а ещё и определить, кто его произвёл и даже в чью смену он был расфасован. Надеюсь на то, что очень скоро, и ты будешь так же легко разбираться в подобных вопросах.

— Извини. Я как-то не подумал, к чему ты клонишь, расспрашивая меня о салатах, — я поспешил с извинениями.

— Майонез и кетчуп, ещё с советских времён были наиболее дефицитными продуктами… — меж тем продолжал говорить Соколов. — …Причём, не просто дефицитными, а супер дефицитными. Потому как своих собственных производственных мощностей для изготовления того же майонеза, Омск попросту не имел. Данная продукция завозилась к нам из других областей. Как правило, с Урала или европейской части страны. За данными продуктами в магазинах выстраивались огромные очереди, покупали впрок, переплачивая, брали из-под прилавка. Кетчуп выставляли на стол лишь по весьма и весьма значимым праздникам, на тех же самых мероприятиях блюда заправляли исключительно майонезом.

Однако на рубеже двух веков ситуация несколько изменилась. В нашем миллионном город, с огромным рынком сбыта продуктов питания, практически одновременно возникают две компании, занимающиеся производством майонеза, кетчупов, горчицы и иной сопутствующей продукции. Между ними, тотчас же разворачивается жесточайшая конкуренция.

Как ты, наверное, и сам успел догадаться, в интересах одного из вышеописанных предприятий, а именно Пищевого комбината «Амурский», в скором времени ты и начнёшь свою трудовую деятельность. Тогда как нашим прямым конкурентами является майонезная фабрика «Омичка». Руководит тем предприятием некто Бах Владимир Рихардович…

— Саня, мне-то, зачем данные подробности?.. — улучив короткую паузу, я вновь попытался внести некоторую ясность. — …Ты б лучше рассказал, чем я буду заниматься на своём новом месте. Каковы будут мои должностные обязанности?

— Серёга, ты вновь пытаешься бежать впереди паровоза… — разливая вино, в очередной раз попытался урезонить меня Соколов. — …Именно к твоим непосредственным обязанностям, я и пытаюсь тебя подвести.

Итак. Я собираюсь предложить тебе несколько неординарную, и в то же время, хорошо оплачиваемую работу. В принципе, она мало чем будет отличаться от твоей прежней службы…

— Под словом «неординарная работа», ты, очевидно, подразумевал какой-то криминал? — я вновь оборвал собеседника на полуслове, с некоторой опаской задав ему свой вопрос.

— Даже и не знаю, как тебе ответить… — почесал свой затылок Александр. — …Ведь практически весь нынешний российский бизнес, это и есть сплошной криминал, в той или иной степени. В России столько законов, подзаконных актов, приказов, постановлений и тому подобного… Хочешь ты того или нет, но какой-то из вышеозначенных документов ты, один хрен, нарушишь. Однако я хочу предложить тебе нечто иное.

Ни убивать, ни грабить, ни заниматься разбоем, тебе вовсе не потребуется. В этом плане ты можешь быть абсолютно спокоен.

Итак. Если в двух словах, то это работа под прикрытием. Тебе будет необходимо внедриться в штат конкурирующей фирмы, для последующей разведывательной работы в пользу нашего продуктового комбината.

Вот, примерно так. Ну, и как ты посмотришь на данное предложение?

— Заманчиво. Это может быть весьма интересным занятием. Считай, новый уровень моей профессиональной подготовки… — я неуверенно пожал своими плечами. — …Однако если меня рассекретят…

— Никаких «если»… — на сей раз, Сашка был категоричен. — …О том не может быть и речи. Наша предстоящая работа будет обставлена по всем законам секретности и конспирации. То есть, встречи, связи, обмен срочными сообщениями, тайники, закладки и прочее мы продумаем до мелочей, в лучших традициях спецслужб и шпионских романов. Повторюсь, данная разведывательная деятельность практически будет, мало чем отличалась от твоей прежней службы. Ну, разве что в первом случае ты исполнял свои обязанности в интересах российского государства, тогда как теперь твоя служба будет в пользу частного бизнеса.

На нашем комбинате о твоём существовании будет известно лишь мне одному. О том, что на «Омичке» с определённого времени начнёт работать наш тайный агент, будет знать лишь наш директор «Амурского» комбината и то, без какой-либо конкретики, фамилий, явок, паролей и так далее.

Короче, никаких посредников, посторонних и прочих ненужных звеньев. От меня ты будешь получать конкретные задания. Только я буду координировать все твои действия. И лишь мне одному ты будешь отчитываться о выполненных поручениях.

— Что ж. Если в данную аферу будут посвящены лишь двое, пожалуй, стоит рискнуть… — в знак согласия, я кивнул своей головой. — …С чего начнём?

— А начнём мы, Серёга, с самого сложного. Имею в виду твоё внедрение во «вражеский лагерь»… — тяжело вздохнув, Соколов протянул мне сложенный вчетверо тетрадный листок. — …Здесь адрес Майонезной фабрики «Омичка». Покрутись, осмотрись, попробуй что-то придумать. Полагаюсь на твой опыт и армейскую смекалку. Следующий раз мы с тобой встретимся здесь же, ровно через неделю. Надеюсь на то, что у тебя уже будут какие-то реальные подвижки. Да, и вот ещё что… — тотчас спохватился Александр. — …Ты где сейчас живёшь?

— В каком это смысле, «где живёшь»?.. — переспросил я, не поняв вопроса. — …Естественно в квартире. Не на теплотрассе ж.

— Эта квартира твоя? — усмехнулся в ответ Соколов.

— Съёмная… — ответил я нехотя. — …Свою квартиру, после развода я оставил бывшей супруге и дочери. По тому же адресу я и зарегистрирован.

— Вот и отлично… — Сашка удовлетворённо потёр свои ладони. — …Сними-ка ты, дружище, на всякий случай приличную квартиру где-то рядом с майонезной фабрикой. Постарайся до минимума, а ещё лучше, полностью исключи всякие контакты из своей реальной или, если хочешь, то своей прошлой жизни. Повторюсь, конспирация должна быть во всём, в том числе и в этом. У тебя теперь новая легенда. Которой ты и будешь жить в самом ближайшем будущем.

На квартире и прочем, особо не скупись. Все расходы, в обязательном порядке, будут компенсированы…

На том, собственно, мы и расстались.

Возвращаясь с явки, я всё продолжал и продолжал рассуждать о предложенной мне работе. При этом какой-либо неприязни или прочих внутренних терзаний по поводу своих новых служебных обязанностях я вовсе не испытывал. Отчасти происходило это из-за того, что где-то в глубине своей душе я искренне ненавидел всех нынешних российских олигархов-нуворишей. То есть, предпринимателей, бизнесменов и прочих мошенников, вовремя подсуетившихся под разграбление государственной собственности. Именно они, сумели сколотить свои барыши на людских трудностях и бедах, свалившихся на обычных граждан бывшего Советского Союза во времена пресловутой Перестройки, ваучеризации и прочих мошеннических схем с участием госчиновников по распилу и растаскиванию общенародного пирога былой Империи. Потому, и готов я был, без разбора «топить» весь этот подзажравшийся сброд.

При этом я давал себе отчёт в том, что всё это делалось в угоду иных пронырливых супчиков из той же самой категории наваришь, которые за очень короткий промежуток времени, из обычных кабинетных чинуш вдруг превратились в крутых хозяев жизни. Авось, и этих кто-то зацепит.

Глава 3

Задача моего внедрения на майонезную фабрику «Омичка», как Соколову, так и мне самому представлялась достаточно сложной. Я долго ломал голову над вопросами: как появиться в отделе кадров, кем представиться?.. И вообще, имеются ли, в нынешнее смутное и неопределённое время, на данном предприятии хоть какие-то свободные вакансии.

Тем не менее, данное задание оказалось вполне выполнимым, задача разрешилось как бы само собой.

Дело в том, что при майонезной фабрике работала вполне приличная столовая. Посещали её работники прилегавших к «Омичке» офисов. Однако вполне естественным было и то, что основным контингентом данной столовой, конечно же, являлись работники самой фабрики: как обычные работяги, так и сотрудники административного корпуса.

Данным обстоятельством я с лихвой и воспользовался. Мне лишь стоило покрутиться в зале столовой, несколько раз перекусить и немного полюбезничал с обслуживающим персоналом. То есть, несколько освоиться в новой для меня среде обитания и немного примелькаться. И уже на третий день, во время фабричного обеденного перерыва, я совсем случайно оказался за одним столом с миловидной дамой.

Причём, вовсе не я подсел к ней за столик. Именно она, попросила разрешение присесть рядом со мной. Не воспользоваться подобным, удачно представившимся мне случаем, было просто преступно. Ведь иного шанса я мог и вовсе не получить. Вот почему и пришлось мне включить по максимуму всю свою учтивость и своё же обаяние.

— Позвольте, присесть… — она произнесла вполне дежурную фразу.

— Да, ради Бога, — я чуть сдвинул свою посуду, как бы освобождая территорию стола. При этом изобразил на своём лице полную любезность.

— Приятного аппетита! — легко и элегантно присаживаясь на свой стул, пожелала мне дама.

— И вам того же… — чуть смущаясь ответил я ей.

Моей соседке по обеденному столику было около тридцати, и выглядела она вполне себе ничего.

Короткая юбка и высокие каблуки лишь подчёркивали её, и без того, длинные ножки. Миловидное личико. Шикарное декольте. В общем, всё в ней говорило о том, что девушка, ну, никак не была связанна с производственным процессом по изготовлению майонеза или кетчупа. Скорее всего, она была либо бухгалтером, либо экономистом. На крайний случай, барышня могла работать где-то по соседству, в одном из смежных зданий или офисов. В этом случае, она теряла для меня всякий профессиональный интерес. А впрочем, я жил не только новой работой, и ничего человеческое мне было не чуждо.

— Раньше я вас тут, похоже, не встречала… — приступая к трапезе, как бы, между прочим, подметила дама.

— Вы правы, я здесь не частый гость. Подыскиваю работу. Целый день на ногах, вот и заскочил перекусить… — ответил я, после чего, для поддержания диалога задал уж свой вопрос. — …А вы, что ж, всех здесь знаете?

— Знаю я, конечно, не всех. Просто многие лица достаточно успели тут не только примелькаться, но и порядком приесться. А в принципе, как секретарь-референт генерального директора Майонезной фабрики, если не по имени, то в лицо я запросто смогу отличить «своих» от пришлых. Как-никак, а за три года через мои руки прошли документы практически на всех наших сотрудников…

«Твою ж мать!.. — я едва не выкрикнул эту фразу вслух. — …Вот это удача!.. Да, мне определённо сегодня катит. Только бы не упустить эту кралю…»

— В таком случае.… Как вы посмотрите на то, если я порошу вас посодействовать в моём трудоустройстве? Век вам буду благодарен. Целую неделю я обиваю пороги всевозможных отделов кадров…

— Быть может, вы для начала представитесь?.. — улыбнулась собеседница. — …Как же я могу ходатайствовать за того, чьё имя мне вовсе неизвестно?

— Ах, да! Прошу прощения. Сергей.

— Ирина Васильевна… — несколько официально представилась девушка. Правда, она тотчас же поправилась. — …Можно, просто Ирина.

Как мне тогда показалось, я был определённо ей симпатичен. Более того, похоже, она начала строить в отношении меня кое-какие личные планы. А это, скорее было «минусом» в моём предстоящем раскладе. Кто знает, как сложатся наши дальнейшие взаимоотношения. Быть может, она мне просто наскучит. В самом ближайшем будущем меня может вовсе не устроит её характер, какие-то привычки, наклонности. Да, мало ли, какова будет причина нашего возможного разлада. И тогда, эта простая, непосредственная и вроде бы открытая для контакта девица, с известными лишь ей планами на некое будущее, может запросто превратиться в безжалостно-мстительную фурию, для которой нет, и не может быть каких-то преград, тормозов и ограничений.

«Пожалуй, мне стоит быть с ней, несколько поосторожней… — подумалось мне в ту минуту. — …Ничего конкретного обещать ей не стоит. И кроме того, мне ни в коем случае не следует форсировать ход естественного развития событий…»

— Ирина, так как на счёт возможного трудоустройства? Вы мне поможете? — поймав благоприятную для меня волну, я сразу попытался перейти к делу. Ведь всё остальное мы могли обсудить несколько позже.

— Может, мы сразу перейдём на «ты»? — как-то хитро улыбнулась собеседница. И именно теперь мне стало абсолютно понятно, что в своих ранних предположениях относительно «навязчивости» мой собеседницы, я вовсе не ошибся.

— Давай, попробуем… — ответил я, не на секунду не задумавшись.

Ирина хотела сказать мне ещё что-то, однако мимолётно глянув на часы, она вскочила с места.

— Эх, дьявол… Уже третий час… Извини, Серёжа, но мне пора бежать. Если будет желание, то давай встретимся после работы. В пять вечера, у главного входа. Там и поговорим о твоём возможном трудоустройстве… — выкрикнула она напоследок.

«Ничего не скажешь, ловкая девчонка. Хочешь получить рабочее место, примчишься как миленький. Ну, а уж коли пришёл, так изволь провести со мной вечер. А, быть может, и целую ночь. Как говориться в русской пословице: хочешь кататься, люби и самочек возить.

Ладно, красавица. Попробуем поиграть в твои игры. Ведь ничего более реального, кроме твоей кандидатуры, у меня на данную минуту нет…»

В плане каких-либо интимно-любовных приключений, терять мне, в общем-то, было нечего. Уж года три прошло с той поры, как я развёлся и стал абсолютно свободным от семейных уз гражданином.

Обеденный перерыв окончился, столовая закрывалась, техничка принялась поднимать стулья, переворачивая их на столы ножками вверх. Потому и мне, пора было убираться восвояси.

Глава 4

Я долго размышлял над статусом предстоящей встречи. Можно ли считать её свиданием или это обычный деловой раут? Не ответив на данный вопрос, мне было трудно определиться: брать ли на встречу с Ириной цветы. Что-то подсказывало мне: брать. Барышне будет приятно, а значит, и я извлеку из данного презента определённые дивиденды.

Однако в своих предположениях я несколько ошибся.

— Очень милый букетик!.. — принимая из моих рук цветы, улыбнулась Ирина. Правда, та улыбка показалась мне отчасти наигранной. — …Извини, что не предупредила тебя заранее, но на цветы у меня сильнейшая аллергия.

После чего, мой «милый букетик» скоренько полетел в мусорную урну. Данный жест мне, конечно же, не понравился.

«Пусть аллергия, пусть понос, пусть золотуха. Но зачем же, сразу в урну? Вполне возможно, что вот таким, незамысловатым образом, она пытается заранее определить своё доминирование. И ведь ничего ты тут не поделаешь. Я вынужден пресмыкаться, оставаться сдержанным, улыбчивым и любезным. Хорошо-хорошо, вот когда ваша майонезная фабрика накроется медным тазом, мы и посмотрим, кто из нас круче…»

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 299