электронная
100
12+
Неожиданная судьба Николь Рид

Бесплатный фрагмент - Неожиданная судьба Николь Рид

Часть 1


Объем:
102 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0051-2667-2

Глава 1

«Опять этот будильник и, наконец-то последний день в школе» — подумала Николь, ища телефон на тумбочке. Может сегодня удастся сходить в парк, на пруд, конечно, если тётя Марта снова не попросит помочь ей.

Вдруг с тумбочки всё попадало, но Николь так и не смогла заставить себя открыть глаза. Звонок отключился, и она облегчённо выдохнула. В своей небольшой комнате она умело расположила всё, что нужно семнадцатилетней девушке. Почти белые обои делали комнату больше, черная мебель очень нравилась Николь и не только потому, что протирать её можно гораздо реже, чем мебель другого цвета, а потому, что она просто любила черный и белый цвета. У неё и в жизни было всё чёрно-белое, никаких тональностей, только хорошо или плохо. Середины не было.

Также не было фотографий на стенах и никаких плакатов знаменитостей. Просто пара картин, которые она сама нарисовала. На одной был изображён пруд, а на другой стрекоза. Николь любила ходить в Центральный парк, там был пруд и над ним всегда летали стрекозы. Она смотрела на них с завистью, ведь больше всего на свете она хотела быть свободной как они и летать где хочется. Именно поэтому она и нарисовала только две картины, больше ей было не нужно.

Напротив кровати стоял шкаф с одеждой, в основном там были лишь черные и белые вещи и в основном только джинсы и брюки, рубахи и футболки, в общем, почти мужской гардероб. Николь не любила выглядеть как девушка, об этом свидетельствовала её короткая стрижка, несколько пар кроссовок в прихожей и ни какой косметики в комнате. Она «украсила» себя по-другому — покрасила волосы в черный цвет, оставив несколько белых прядей, и сделала тату на пояснице. Полгода назад, проходя мимо салона «Роспись», она увидела красивый рисунок стрекозы и сразу решила, что это то, что ей нужно. Мистер и миссис Хариус ничего не имели против этого, они уже давно считали её взрослой и самостоятельной девушкой.

— Николь, просыпайся, завтрак уже готов, — крикнула миссис Хариус, подойдя к лестнице, ведущей на второй этаж.

С кухни шел аппетитный запах блинчиков. Миссис Хариус обожала готовить, и завтрак для неё значил очень много. Именно поэтому она опять подошла к лестнице и прислушалась.

Всё ещё, не открывая глаз, Николь потянулась, пытаясь сбросить остатки сна, и вдруг ваза, стоящая на маленьком комоде, около дверей в ванну, упала.

«Что это у меня с утра всё падает» — подумала она и сама себе улыбнулась и тут вместо обычного смешка Ник услышала тихое рычание.

Она быстро открыла глаза и чуть не умерла со страху. Соскочив с кровати, она тут же остановилась на месте. В зеркальных дверцах шкафа Николь увидела вместо себя огромную чёрную пантеру с белым пятном на правом ухе.

— Ник, что там у тебя происходит? — спросила миссис Хариус, не много не довольная тем, что блины уже остывали, а за столом всё ещё было пусто.

— Джон, хоть ты иди. Я что, зря вставала такую рань. — В этот раз голос миссис Хариус был более требовательным.

Мистер Хариус был человеком мягким и уравновешенным, именно поэтому он, молча, зашёл на кухню и сел за стол.

— Дорогая, я готов съесть все твои великолепные блинчики и прости, что долго шёл.

— Теперь осталась поднять эту девчонку и я, наконец, то смогу позавтракать со своей семьёй. — И миссис Хариус снова подошла к лестнице.

В комнате Николь стояла тишина, потому что сама Николь боялась пошевелиться, она только смотрела на себя в зеркало, пытаясь понять, какого чёрта здесь происходит. Сейчас оглядывая себя с головы до ног, она поняла, почему у неё так болит всё тело — кровать была слишком маленькой, для такой кошечки. Как она вообще тут уместилась?

Вдруг Ник услышала шаги, кто-то поднимался по лестнице. Она развернулась к дверям ванной комнаты и попыталась, как можно осторожнее зайти в неё. Как только ей это удалось, в комнату вошла миссис Хариус.

— Николь, у тебя, что здесь конь ночевал, — воскликнула тётя Марта, увидев какой беспорядок в комнате.

Ник в это время подпёрла собой дверь, потому что не могла закрыть задвижку лапой.

«Что делать? Что делать?» — думала она, пытаясь держать дверь и при этом ничего не свалить в ванной.

Миссис Хариус была не столь уравновешена, как её муж и поэтому, подойдя к двери, которую только что закрыла за собой Ник, она стала в неё громко стучать.

— Ник, с тобой всё в порядке? Что ты там делаешь? Ради всего святого, открой дверь.

Сидя на полу в полном смятении Николь совершенно не знала что делать. Она закрыла глаза и мысленно стала просить Бога, чтобы всё это закончилось. И вдруг по спине, что- то больно ударило. Ник открыла глаза и увидела, что она вернула своё тело, но как, она не знала. Думать об этом было некогда, потому что тётя Марта, уже открыв немного дверь, которая и ударила Ник, очень испугалась, увидев девочку на полу.

Николь быстро встала с пола. Миссис Хариус открыла дверь и зорко прищурилась, не отводя взгляда от девушки. Николь пыталась быстро сообразить, что сказать тёте, чтобы та прекратила на неё так смотреть.

— Тётя Марта, я тут задумалась чуть-чуть.

— И именно поэтому ты и не открывала двери, а тихо думала сидя на полу? — в голосе миссис Хариус явно чувствовалась раздражение, перемешенное с испугом.

— Извините меня, — ответила Ник, понимая, что это мало похоже на ответ.

— Хорошо. Не хочешь отвечать на первый вопрос, ответь хотя бы на второй — что произошло в твоей комнате?

Николь не привыкла отчитываться перед кем — либо, но, видя тётины глаза, она просто не могла ничего не сказать.

— Я делала зарядку и немного перестаралась, — почти прошептала Ник, понимая, что тётю Марту не устроит такой ответ, но правду сказать всё равно не получится, так что терять было не чего.

— Зарядку? С каких пор ты делаешь зарядку? — миссис Хариус поняла, что племянница не скажет правду, поэтому не стала больше пытать её. — Только не делай зарядку в других комнатах, а сейчас спускайся завтракать, иначе опоздаешь в школу.

Она вышла, показательно хлопнув дверью, а Николь присела на краешек ванны и глубоко вздохну. Не было не сил не желание вставать, и она подумала, что хорошо было бы просидеть тут всю жизнь одной, никого не видя и не слыша. Но, услышав голос тёти, которая как всегда поучала дядю Джона, Николь всё-таки собралась с силами и встала.

Включив воду, чтобы умыться, она снова посмотрела на себя в зеркало, висящее над раковиной. Да, не сказать, что сейчас она выглядела привлекательной девушкой. Растрёпанные волосы, мятая пижама и совершенно бешеные глаза.

Николь умылась и вышла из ванной.

— Вот так утро. Где теперь найти расчёску, среди этого всего, — она оглядела комнату. — Боже, что со мной произошло? Что мне теперь делать?

Ник достала из шкафа черные джинсы и белую футболку. Одновременно одеваясь и расчёсываясь, она думала о том, что будет, если она снова выкинет такой «фокус» в школе. Но не идти она не могла, так как сегодня был последний учебный день, а потом каникулы. Хотя каникулы для Николь всегда проходили одинаково, в цветочном магазине миссис Хариус, она всё равно была рада. Она могла часами сидеть в парке, смотреть на пруд со стрекозами и просто думать, мечтать или рисовать. Прогулки в компании или общественные мероприятия её мало интересовали.

Николь сначала даже не услышала, что к ней обращаются.

— Ник, я спрашиваю тебя, когда ты сегодня освободишься? — мистер Хариус смотрел на неё в упор и явно уже очень долго ждал ответа.

— Она сегодня не очень разговорчива. Видимо зарядка забрала много сил, — сказала миссис Хариус дразнящим тоном.

— Ой, простите, дядя Джон, у меня сегодня просто сумасшедшие утро, — ответила Николь, делая глоток кофе из чашки. — Сегодня последний день и я не думаю, что нас надолго задержат.

— Замечательно, — мистер Хариус встал со стула. — Тогда у тебя сегодня свободный день. Мы с Мартой решили, что тебе нужен небольшой отдых, так что, наслаждайся. — Потом он снял со стула пиджак, подмигнул тёте Марте и вышел.

Для своих лет Джон выглядел да и чувствовал себя прекрасно. Оставаясь по-прежнему очень энергичным, он всё делал быстро и хорошо. Джон работал недалеко от школы Николь, в маленькой фирме по продаже машин обычным продавцом и его это вполне устраивало. По крайней мере, так всегда казалось Ник.

— Тебе бы тоже следовало поторопиться. Джон сегодня довезёт тебя до школы, и не забудь деньги на обед. — Миссис Хариус сказала это почти дружелюбным тоном, хотя выражение лица по-прежнему отражало тревогу и непонимание.

Николь встала из-за стола. Только сейчас она обратила внимание на то, что в этом доме, где она живёт уже 8 лет, всё делалось чётко, быстро и под чутким руководством тёти Марты. Завтрак всегда вкусный и сытый, кофе горячий и свежий и только белая скатерть на столе. Гладко выбритый дядя Джон, всегда в костюме и галстуке, с газетой в руках — человек, который никогда не торопился и поэтому никогда не опаздывал. Очень редко в этом доме, что- то менялось. Чета Хариусов была консерваторами, они не любили перемены, и это касалось не только домашней обстановки, но и всего остального. Миссис Хариус всю свою жизнь работала в цветочном магазинчике, который достался ей от отца. Она работала в нём с самого детства и теперь просто не представляла свою жизнь без него. Именно поэтому, когда в их доме появилась Николь, миссис Хариус, что бы как- то отвлечь девочку от потери единственного дорогого ей человека, стала брать её с собой в магазин. Своё впечатление от увиденной красоты Ник помнила как сегодня. Никогда раньше она не видела столько цветов в одном месте. Дети не умеют скрывать свои чувства, этому учатся потом, и Марта смогла заметить в глазах Николь тот детский восторг, который нельзя подделать. С этого всё и началось.

Ник каждый день помогала тёти Марте после школы, но постепенно взрослея, это занятие нравилось ей всё меньше и меньше. Николь всегда испытывала жгучее желание побыть одной.

У Хариусов не было своих детей, поэтому всё своё внимание они отдавали Николь. Только со временем они стали замечать, что девочке гораздо комфортнее одной и решили просто не давить на ребёнка. Так и росла Ник, год за годом, не имея друзей и не имея желание их заводить. Сначала миссис Хариус очень волновало такое отношение девочки к другим детям, но, поговорив обо всём с мистером Хариусом, Марта успокоилась. В конце концов, не все дети любят компании и не все взрослые любят людей.

О своём отце Николь ничего не знала. Дети часто задают такие вопросы, когда начинают понимать, что семьи бывают другими. Но мама, Виктория Рид ни когда не отвечала, ни на один вопрос, касающийся отца Николь. Лишь раз она сказала, что он был «просто хорошим человеком». И как не странно, Ник этого вполне хватило. Больше никогда эта тема не поднималась в их доме.

— Спасибо тётя Марта, я пойду. — И Николь вышла из кухни.

Новый день начался и для Ник он не сулил ничего хорошего. Она не верила в приметы, но сегодня, надевая кроссовки в прихожей, точно знала, что её «утренние превращение» точно не к добру. Да и что ей с этим делать. У кого, в этом маленьком городишке она могла узнать, что с ней произошло и будет ли это повторяться.

Подъезжая к школе, Николь почему — то стало холодно. Она потёрла руки о джинсы, как бы пытаясь их согреть, но это не помогло.

— Что такое, неужели волнение? Николь Рид волнуется?! — Мистер Хариус явно подшучивал над ней. — Ты не волновалась в первый день, будучи ребёнком, так почему ты волнуешься сейчас? Может там уже есть кто-то «важный» для тебя?

— Не смешно дядя Джон. Просто что-то нездоровится. — Николь уже хотелось выйти из машины, но холод сковал ей всё тело.

— Ладно, малышка, удачного дня.

Мистер Хариус остановил машину недалеко от школы. Николь выбралась из неё, захлопнула дверь и, оглянувшись, махнула дяде Джону. Он тут же дал задний ход, а позже скрылся из виду.

Николь шла быстро, пытаясь согреться и унять дрожь в ногах.

— Может не ходить. Что я буду делать, если это повториться в классе? — думала она вслух, подходя к столикам, где иногда обедали ученики. Здесь тоже было красиво, много деревьев и прекрасный запах от цветов, которые были посажены на любом свободном участке.

Её глубокие размышления прервал, чей-то голос. Ник оглянулась. Да, не сказать, что она была в восторге от школьных приятелей. Она бы и не общалось ни с кем, но к ней всё время «липли» одноклассники. И даже сейчас, когда Николь совсем не нужен был собеседник, он у неё всё равно появился.

Лиза Кромпель — очень активная девушка, которая хотела быть везде и сразу и всё про всех знать. Николь её интересовала своим наплевательским отношением ко всем вокруг, и независимостью от коллектива. Лиза хотела быть похожей на Николь, с тех самых пор, когда первый раз её увидела, и именно с этого самого дня не отходила от неё не на шаг. Николь допускала это, но только в школе. А вот сегодня это было совсем некстати.

Встав и приняв позу человека, которому совсем не хочется разговаривать, Николь стала ждать бегущую к ней Лизу.

— Привет Ник. Я уже заждалась. Думала ты не придёшь. Знаешь, сегодня учителя устраивают небольшой праздник для нас, в честь окончания учебного года, ты придёшь, начало в восемь. — Лиза говорила быстро, потому что вот- вот должен был прозвенеть звонок.

— Лиза, если ты остановишься на минутку, то я смогу сказать тебе — привет. — Николь всем своим поведением давала понять, что сейчас ей не хочется разговаривать.

— Ты лучше скажи, пойдёшь или нет. — Лизу волновало это гораздо больше, поэтому она, улыбаясь во весь рот, ждала ответа.

— Не знаю, давай потом. — Ник была уже на грани взрыва, и от этого ей становилось ещё холодней. Она сжала зубы, чтоб хоть как- то справиться с нахлынувшим раздражением. — Сейчас уже урок начнётся, встретимся после и поговорим.

— Договорились, только не забудь, что я тебя жду, — сказала Лиза, после чего быстро развернулась и побежала к кому- то ещё.

Николь не стала смотреть, куда рванула подружка и быстро пошла в класс. По дороге, обтирая себя руками, она пожалела, что не захватила с собой кофту. Она зашла в класс и села на своё место. Закрыв лицо руками, она пыталась понять, почему ей так холодно.

Раздался звонок и Николь сама того, не желая, выпрямилась. Все быстро сели по местам. Ник закрыла глаза и пыталась настроиться на урок.

В класс вошел мистер Тром, учитель литературы, в больших очках, отглаженном классическом костюме и с невероятно добрым лицом. Он и вправду был добрым человеком и никогда не ставил плохих оценок и не ругал за неподготовленный доклад. Ученики ценили такое отношение и не садились ему на шею. Мистер Тром прошел к своему столу, снял свой пиджак и повесил его на стул.

— Доброе утро мои дорогие, — сказал он. — Сегодня у нас с вами необычное занятие. Мы не будем заглядывать в учебник, и записывать уж тем более ничего не будем, зачем нам это в последний учебный день. — И мистер Тром засмеялся.

Он вдруг достал большую карту и начал развешивать её на доске. После этого он оглянулся, чтобы посмотреть на реакцию своих учеников. В классе стояла тишина. Все внимательно смотрели на карту, и никто не решался спросить, что это такое.

Карта была не простая. На ней были изображены герои многочисленных легенд и места, где эти легенды зародились. Карта была очень старой, но по-прежнему очень красивой.

— Ну, как, нравится? Я нашёл её в нашей библиотеке и решил, что именно она поможет мне провести последний урок в этом году. Сегодня я буду рассказывать вам о легендах и сами легенды тоже. Тот, кто знает какую-нибудь легенду, я готов послушать. — И мистер Тром оглядел класс. — Что, желающих нет, а я думал, что хоть кто- то знает легенды. Николь, может ты?

Ник хорошо училась в школе, и именно поэтому её часто спрашивали первой. Она поднялась со стула. Сейчас в её голове не было, да и не могло быть никаких легенд.

— Простите мистер Тром, я не очень хорошо знакома с легендами.

— Ну ладно, — сказал он немного разочарованным голосом. — Тогда начну я, может это, вселит уверенность в вас. Садись Николь.

И он начал рассказывать про то, какие существуют легенды, какие герои в легендах и ещё много всего. Николь почувствовала, что она начинает согреваться, именно потому, что начинает успокаиваться. Мягкий и спокойный голос мистера Трома действовал на Ник умиротворяюще.

Мистер Тром стал рассказывать о девушке-дельфине, которая спасла рыбака, а потом сама превратилась в человека, о Геракле и Ахиллесе и о многом другом. Всем было очень интересно. В классе стояла тишина. Время пролетело незаметно, и когда раздался звонок, ни кто не покинул своих мест.

— Всем спасибо и всем хороших каникул.

— Мистер Тром, а задания на лето? — спросил кто- то из учеников.

— А задание такое — найдите интересную легенду и на нашем первом уроке мы выберем лучшую из них. До свидания ребята.

Николь вышла из класса и пошла в столовую. Есть совсем не хотелось, но там её ждала Лиза, которая всё равно бы не отстала. Лизы не оказалось в столовой, и Николь взяла сок и вышла на улицу. Она ни когда не сидела за столиками, её любимое место было под большой елью, которая росла за школой. Туда никто не ходил, все знали, что это её место. Ник с облегчением села на траву. Солнце светило прямо в глаза и Николь зажмурилась.

— «Скорее бы всё это кончилось», — подумала она.

— Ник, ты, что тут отдыхаешь! Я ищу тебя по всей школе. Хотя ладно, ты решила, пойдёшь или нет. Все идут, я уже у всех спросила и ты, давай соглашайся. — Лиза буквально на одном дыхание сказала всё это и, не увидев никакой реакции, посчитала нужным продолжить. — Мы решили, что устроим танцы на улице, так, по-моему, романтичней…..

— Остановись Лиза. Я не смогу придти, мне нужно помочь тёте Марте и это не обсуждается. — Николь решила, что лучше солгать, потому что не любила, когда её уговаривают, а ещё больше не любила подобного рода мероприятия.

— Ну ладно, как знаешь. — Лизу ничуть не удивил тон Николь. Она привыкла, что спорить с ней было бесполезным занятием.

Во время всего разговора Николь даже не открыла глаза, она думала о том, что остался всего один урок биологии, и она сможет пойти в парк и насладиться тишиной.

Раздался звонок. Ник встала и пошла обратно в школу. Зайдя в класс, она села на своё привычное место, достала тетрадь и приготовилась к очередному неинтересному уроку.

В класс вошла миссис Паркис, тучная женщина с огромной любовью к биологии. Она, как и мистер Тром решила, что глупо записывать, что- то и принялась просто рассказывать истории о своей учёбе в школе, о первой практике и всё в этом роде.

Звонок. Наконец-то. Учебный год закончился.

Николь вышла из школы. Надев солнцезащитные очки, накинув на плечо рюкзак и не попрощавшись ни с кем, она быстро зашагала по направлению к Центральному парку.

Было жарко, и Ник подумала, что неплохо было бы купить минеральной воды и что-нибудь пожевать. Она толком не позавтракала, да и в школе ничего не ела. Ник зашла в первый попавшийся магазинчик, купила воды и шоколадку. Выйдя на улицу, сразу сделала глоток и побрела дальше. До парка уже оставалось совсем не много, и Николь пошла медленнее.

Впервые она стала разглядывать дома и улицы. Раньше на это не было времени. Она всегда торопилась, а теперь могла спокойно идти и разглядывать всё, что вызывало интерес. И вот показался парк, тот самый парк, куда она по возможности сбегала, чтобы побыть одной, в тишине и покое.

Ник свернула на тропинку, ведущую на пруд. Боже, как тут было красиво. Все восемь лет, живших в этом городе, всё свободное время Николь проводила около этого пруда. Он был небольшой, но чистый и тёплый. В нём плавали лягушки, а над ним порхали стрекозы, те самые стрекозы, которых так полюбила Ник. Она очень скучала по ним зимой, но всё равно приходила сюда. Здесь ей было хорошо.

Наверно у каждого человека есть место, где ему хорошо и он всегда пытается туда вернуться. Хуже тогда, когда вернуться туда нельзя. Тогда человек закрывает глаза и пытается мысленно вспомнить, какие-то детали этого места. Для Николь все счастливые воспоминания были связаны с мамой, но вернуться в то время она не могла. Может, именно поэтому она нашла себе это место, где могла спокойно сидеть и вспоминать своё детство.

Она подошла ближе к пруду, сбросила на землю рюкзак, забралась на большой камень и, подтянув ноги к подбородку, стала смотреть на летающих стрекоз. Только сейчас она ощутила в себе покой. Она здесь, на своём месте.

Николь переместила голову на колено и подумала, что наверно могла бы сейчас задремать. Но было так красиво, что ей не хотелось сейчас закрывать глаза. Солнечные лучи кое-где пробивались через множество веток деревьев, а те, которые попадали на воду, освещали прозрачные крылья стрекоз, летавших туда-сюда.

— Красиво здесь, — сказала Ник сама себе.

Она подтащила поближе рюкзак и стала доставать оттуда тетрадь и карандаш. Она уже полностью пришла в себя, и у неё было время подумать о том, что произошло с утра. Николь села поудобнее, сняла очки и стала рисовать пантеру. В процессе работы она думала к кому бы ей обратиться со своей проблемой. Может попробовать поговорить с мистером Тромом. Он оказывается большой знаток легенд. Может у него найдется легенда о превращении людей в больших кошек. Но как начать разговор. И тут у Николь появилась первая правильная мысль за весь день. Мистер Тром сказал найти интересную легенду, так почему бы не пойти в библиотеку и не порыться там в книгах. К тому же, если кто будет спрашивать, она скажет, что решила сделать все задания сразу, чтобы отдыхать с чистой совестью. Ник улыбнулась себе и стала спокойно дорисовывать. Пантера получилась красивой, лежащей на ветке большого дерева и глядя прямо на Николь.

— Ну и что мне с тобой делать? Как мне идти домой, если я даже не знаю, когда ты появишься. — К Николь стала возвращаться тревога и паника. Она снова почувствовала, как слегка похолодели пальцы рук. — Ну, вот опять началось. Надо успокоиться. — Она встала и положила тетрадь на камень.

— Да подруга, угораздило тебя.

Николь легла на траву и попыталась вспомнить тот день, когда она последний раз видела маму. Это был обычный день, и ничего не предвещало трагедии. Как всегда в маминой комнате прозвенел будильник, Ник услышала его и сразу встала с постели. Виктория ещё лежала в кровати и претворялась спящей, она знала, что дочка очень любила будить её. Ник зашла в комнату и как всегда стала стаскивать одеяло с Виктории. Потом совсем как взрослая говорила:

— Хватит спать, вставай, а то я опоздаю в школу.

— Встаю милая. Беги чистить зубки, а я сейчас присоединюсь. Но сначала давай я тебя поцелую. — И потом они долго бегали друг за другом, и Виктория делала вид, что не как не может поймать Николь.

— Мама, ну лови меня скорее и целуй, а то мы, правда, опоздаем. — Потом они смеялись, целовались и шли умываться.

А уже после уроков её забрали соседи, хорошие пожилые люди, которые и объяснили ей, что мама попала в автомобильную аварию и погибла. Николь до сих пор помнила те чувства, которые возникли у неё в этот момент. С тех пор она дала себе слово, что больше никогда рядом с ней не будет людей, потерять которых ей будет больно. Она дала себе это слово в 9 лет и до сих пор была верна ему. Не сказать, что она плохо относилась к Хариусам, правильней будет сказать, что она к ним никак не относилась. Николь просто не пускала их в свой мир и не хотела быть в их мире. Она просто жила в их доме.

Воспоминания нахлынули лавиной, и по щеке Ник потекла слеза. Она перевернулась на бок и поджала под себя ноги. Опять стало больно и так пусто, что Николь закрыла лицо руками. Как она хотела «назад», туда, где, когда- то будила свою маму. Именно в такие моменты жизнь кажется человеку наказанием. Холод стал пронизывать её, но она этого даже не заметила. Слёзы катились и катились, и Николь даже не пыталась остановить их. Она всегда держала всё в себе, не говоря ни с кем о том, что у неё на душе. Именно поэтому она так любила это место, где могла поплакать, когда становилось совсем плохо. А сейчас ей было очень плохо. Ещё один год прошел, и мама его тоже не увидела.

Николь даже не знала, сколько пролежала так, казалось, прошло полжизни. Она поднялась на ноги. Всё тело ныло, и только теперь она ощутила приступ ужасного холода. Ник быстро вытерла слёзы и подошла поближе к пруду. Наклонившись и зачерпнув в ладошку воды, она попыталась умыть лицо. И только тут она увидела человека на другой стороне, который пристально смотрел на неё. Во рту стало сухо, Ник даже не поняла, что за привкус она почувствовала и запах, какой-то знакомый, но не сказать что приятный.

Осторожно отойдя от воды, Николь продолжала смотреть на этого человека, который неизвестно как здесь появился. Сюда никто не ходил, по-крайней мере, она никогда здесь, ни кого не видела на протяжении многих лет.

Человек сделал шаг вперёд. Николь быстро подошла к рюкзаку и стала засовывать в него тетрадь. Руки не слушались. Толи от холода толи от страха её тело как будто онемело. Оглянувшись, она увидела, что человек стоит на прежнем месте. Николь попыталась рассмотреть его. Нет, она не знала этого человека. Откуда он здесь взялся? В таком маленьком городке Ник знала почти всех в лицо, но этот был совсем не похож на жителей этого города.

Кое- как, впихнув тетрадь, Николь накинула на плечо рюкзак и подняла с травы очки. Мужчина не двигался, а просто смотрел на неё со своего места.

Ник подумала, что если до сих пор он не подошёл к ней, то вряд ли он станет её догонять, и она быстро зашагала по направлению к парку. Сердце бешено колотило в груди, холод не отступал. «Какого чёрта со мной происходит», — думала Николь, выходя из зарослей.

В самом парке было много народу. Ник посмотрела на часы, пол пятого, рано для того, чтобы идти домой. И вдруг она почувствовала страшный голод.

— Нет уж, пойду домой перекушу, а там видно будет.– И она зашагала домой, на ходу вспоминая этого странного человека у пруда.

Дома никого не было. Тётя Марта была ещё в своём магазине, а дядя Джон, по-видимому, задержался с друзьями. Ник прошла на кухню, включила чайник и стала делать себе бутерброд. Руки ещё были ледяными, и она решила сначала погреть их в горячей воде. Сунув руки по воду Ник ощутила приятное покалывание. «Вот что мне нужно чтоб согреться. Мне нужно в ванну», — подумала она и вытерла руки полотенцем.

Быстренько налив кофе, и взяв приготовленный бутерброд Ник, схватила чашку и побежала к себе в комнату. Открыв дверь, она увидела тот разгром, который учинила утром. Решив, что первоначально ей нужно согреться она прошла в ванную комнату и включила воду. Прикрыв дверь, Ник села на пол и стала, есть свой бутерброд, запивая его большим количеством горячего кофе. Шум воды успокаивал.

Николь легла в тёплую воду и почувствовала, как начинает согреваться. Когда она окончательно согрелась, на часах было уже начало шестого. Выйдя, она закуталась в длинный белый халат и легла на кровать. Посмотрев вокруг, она поняла, что полежать долго, не получится. Надо убирать комнату. Встав с постели через десять минут, Ник стала подбирать и ставить на место вещи, которые валялись везде. Это не заняло много времени, так как Ник умела работать быстро.

Оглядев комнату, она поняла, что всё на месте, вот только разбитую вазу придётся выбросить. Ник собрала осколки и спустилась вниз, чтобы выбросить их в ведро. И тут в дверь позвонили.

Николь подошла к двери и открыла её. На пороге никого не было. Ник почувствовала неприятный привкус во рту, как будто там был кусок железа, и тот же запах, который чувствовала в парке, около пруда.

— Кто здесь? Вам помочь? — Ник вышла из дома. Оглядевшись, она ни кого не увидела.

Николь зашла в дом и закрыла дверь.

— Что за день? И чем это пахнет? — сказала она вслух. — Такой знакомый запах. — Ник поглядела в окно, но никого не увидела. Тогда она решила подняться к себе и одеться.

Одев те же джинсы, она достала из шкафа чистую майку, причесала волосы и, взглянув на себя в зеркало, решила, что это вполне подойдёт для вечерней прогулки. Спустившись вниз, она обулась и, прихватив с крючка свою кофту, вышла на улицу.

Николь не знала, куда ей пойти и просто зашагала вперёд. И вдруг к ней подбежал соседский пёс.

— Привет дружок, ты чего гуляешь один. — Она наклонилась и обняла собаку и тут опять почувствовала этот запах. — Точно, собака — там, у пруда пахло собакой!

Пёс посмотрел на Николь, как будто обиделся.

— Нет, не смотри так, ты прекрасно пахнешь. — Ник поцеловала собаку в нос и улыбнулась. — Чтоб ты знал — ты мой самый любимый пёс. Хочешь погулять со мной?

Пёс по кличке Шафт тоже обожал Николь, потому что та подкармливала его при любой возможности. Он принял её предложение прогуляться вместе, и весело махая хвостом, побежал вперёд. Ник накинула кофту и пошла за собакой.

Потихоньку стало темнеть. Подул ветер. Николь уже отошла от дома на приличное расстояние и, остановившись на перекрестке, стала думать пройти дальше или вернуться домой.

— Ну что Шафт, пойдем дальше? Если налево, то выйдем к школе, но там сейчас наверняка очень шумно, а направо парк, — сказала она. — Хотя мы можем вернуться домой.

Шафт был немаленькой комнатной собачкой, он был большим красивым лабрадором. Почуяв неуверенность Николь, он, недолго думая, повернул к дому. Пройдя пару шагов, пёс остановился. Потом вдруг так громко залаял, что Ник вздрогнула и даже тихонько вскрикнула.

— Ты что малыш, решил добить меня до конца. Мне и так с самого утра хреново. — Ник подошла поближе к собаке. — Что ты там увидел?

Пёс встал как вкопанный. Николь потрепала его за ухо и сделала несколько шагов вперёд. На улице было довольно темно и разглядеть, что- то вдалеке было практически невозможно. Шафт принюхался и вдруг быстро побежал вперёд.

— Стой мальчик, куда ты? — крикнула Николь вдогонку псу, но тот даже не оглянулся. — Друга что ли почуял.

Ещё немного постояв, Ник решила, что пора возвращаться домой. Становилось холоднее, а она уже достаточно сегодня намёрзлась. Николь уже подходила к дому, как вдруг услышала громкий лай, а потом чей-то вой, но Шафт не мог так выть, и она остановилась.

— Шафт, иди ко мне мальчик, — крикнула она в темноту. — Шафт, ко мне.

Николь уже была около дома, но не хотела заходить, не убедившись, что с собакой всё в порядке. И вдруг она увидела тень на другой стороне дороги.

— Шафт, иди домой. Не стоит ходить по тёмным улицам в одиночку. — И Ник зашагала к нему на встречу. Поняв, что пёс сидит не один, она остановилась. Во рту снова появился привкус железа.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.