электронная
Бесплатно
печатная A5
443
18+
Небесная магистраль

Бесплатный фрагмент - Небесная магистраль


Объем:
128 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-3969-9
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 443
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Фантастическая поэма про мир будущего и эволюцию людей. Действие происходит в 3000 году. У них много того, чего нет у нас. Например: специальные таблетки для питания людей и многоуровневая небесная магистраль, где машины при столкновении не разбиваются, а разлетаются в стороны. Давно найдена планета, откуда на Землю привозят различные блага. Её назвали Сапфировой за свой необычный окрас и сияние. На этой планете не живут потому, что её воздух изменяет цвет кожи у людей. Там располагаются заводы и фабрики, идёт постоянное производство таблеток для еды. На Земле больше не осталось тюрем, всех преступников теперь отсылают из Земли на Сапфировую планету. У главного героя есть мечта увидеть эту необычную планету своими глазами, но власти туда пускают лишь рабочих и преступников. Алексей обещает отцу не делать глупостей, но из-за своей беспечности становится причиной смерти трёх человек, за что оказывается изгнанным из Земли. На Сапфировой планете он узнаёт то, что изменит жизни всех.

Глава 1. Чудесное явление

Рома, сидя за столом,

Книжку старую читал,

На бумаге настоящей

Напечатанный давно.

Увлекательный роман

И про жизнь простых людей,

Тех, что жили так давно

Семь столетия назад.

Рома младший сын Петра,

Десять стукнуло вчера.

Очень любит он читать

Про историю простых.

Так зовут они сейчас

Всех, кто жил до «просветления»,

Это двадцать пятый век,

Интеллект возрос у всех.

Покорили звуки люди,

Волны стали им видны,

А машины их читали,

Алгоритмы вычисляли.

Их искусственный рассудок

Стал умнее всех людей.

И тогда заговорили

Все, кто ранее молчал.

Это были звери, птицы,

Даже пчелы, мошки, блошки,

Все умели говорить

На своей волне в тот век.

А компьютер очень умный

Расшифратор составлял

И за триста лет нашел

Миллиарды языков.

И отныне мы могли

Комару сказать уйди

И личинкам наставляли

Не съедать наш урожай.

Поначалу всё, конечно,

Было весело, смешно.

Научились мы общаться

С теми, кто всегда молчал.

Только нужно было их

Понимать язык учить,

Лишь тогда они могли

Интеллект свой проявить.

И одни тогда сказали:

«Это страшное явление».

А другие восхищались,

С насекомыми общались.

Почему-то оказалось,

Что умнее всех они,

Даже люди уступали

Их уму и мастерству.

Очень быстро обучались,

Ничего не забывали,

Научились вычислять,

Создавать и предсказать.

Глава 2. Ошибочное мнение

Впечатляющую память,

Стопроцентную почти

Проявляли чаще те,

Кто недолго мог прожить.

Оказалось, интеллект

Сокращает жизни всех,

Только подавить его

Не хотел почти никто.

И ответ получен был

На вопрос древнейший наш,

Как же жить и не стареть

Много сотен лет подряд.

Нужно разум подавить,

Под контроль его схватить.

Думать редко, не учить

Абсолютно ничего.

Странно очень и бредово

Прозвучала эта весть,

Только явно объясняла

Эволюцию людей.

С каждым веком наша жизнь

Очень плавно сокращалась,

Из столетия она

Превратилась только в треть.

В двадцать пятом веке все

Умирали в тридцать лет.

И считалась эта жизнь

Абсолютной нормой их.

Но не знал никто тогда,

Почему так происходит.

Обвиняли всё природу,

Экологию, еду.

Не еда «говно», а мы

Становились всё умней

И поэтому так часто

Жили меньше матерей.

И детей своих грузили

Мы уроками всегда.

Восхищались, понимая,

Что они умнее нас.

Только жаль, что и не знали,

Сколько стоит интеллект.

И расплата непростая,

Годы жизни всех людей.

Глава 3. Конфликт с насекомыми

Хаос в мире начался

В двадцать пятом веке том.

Ведь так любит весь народ

Убивать скот на еду.

И, конечно, насекомых

Травят все и каждый год.

Абсолютно никогда

Им не делают дома.

И как только научились

Они с нами говорить,

Хором начали везде

О правах своих твердить.

Люди власть не потеряли,

Были, как всегда сильней.

Ведь друг с другом говорить

Мир животных не умел.

Лишь поэтому они

Не могли восстать никак.

И угрозы насекомых

Были очень уж смешны.

Как всегда они могли

Покусать и улететь.

Лишь кричали всё признать

Ценность жизни равной всем.

И на веру уповали,

Всё на библию пеняли.

Мол, не надо убивать,

Воровать еду и кров.

«Вы замену не даёте,

Урожай ваш кров весь нас.

Ядовитыми парами

Убиваете вы нас»

Много лет так говорили

Паразиты всех времён.

Люди даже не хотели

Слушать их бредовый вздор.

Лишь со временем признали —

Интеллект у них высок,

Но гордыню усмирить

Мог не каждый человек.

А защитников природы

Стало много на земле.

Восставали, возмущались,

К революции вели.

Почему не понимали

Смертный грех гордыня всех.

А кто понял, отрицал,

Мелких зверски убивал.

Постепенно стали люди

К договору приходить:

Быстрый насекомий ум

Развиваться помогал.

Глава 4. О новой планете

Люди сделали открытий

Очень много разных, важных.

За столетие одно

Напрочь мир переменили.

Стало мало нам Земли,

Чтобы ездить и ходить.

Вся Земля разделена

По кусочкам для жилья.

Где пустыня, где вода,

Где одни лишь холода,

Не свободных мест нигде,

Обитают тут везде.

Очень странная Земля

Тут, в трехтысячном году:

Переполнилась давно

В основном людьми она.

Фабрик мало на Земле,

Грязных дел тут нет нигде.

Все отходы улетают

В космос далеко от нас.

А еду готовят всем

На планете, на другом.

Только жить на ней нельзя:

Гравитация не та.

На «Сапфировой планете»

Так назвали место то,

Воздух сине-голубой,

И исходит с почвы той.

Атмосферы нет на ней,

Воздух там ковром лежит,

Тонким слоем покрывает,

Всю планету окружает.

Только десять сантиметров

Высотою воздух там.

Всё, что выше, словно космос,

Неживая вся среда.

Ну а люди там не ходят,

Будто прыгают всегда.

Гравитация планеты

Слишком слабая для них.

Лишь в ущелье там упав,

Человек на ней дышал.

Только кожа цвет меняла,

Темный цвет там обретала.

Но не сразу же, конечно,

Постепенно, через год.

И гниющей плоть казалась,

Словно в зомби превращалась.

Этих странных перемен

Все боялись на Земле

Всеми было решено,

Никогда на ней не жить.

Глава 5. Миграция насекомых

На сапфировой планете

Стали строить города,

В основном одни заводы,

Автоматы без людей.

Голубая та планета

В триста тысяч раз почти

Оказалась больше нашей

Славной маленькой Земли.

Насекомые на ней

Стали очень долго жить,

Только чудо объяснить

Не сумел ещё никто.

Люди, птицы, звери все

Жили столько же всегда.

Почему-то жизни их

Абсолютно не росли.

Насекомые с Земли

Все решили улететь,

На Сапфировой планете

Беззаботно чтобы жить.

А природы дикой вовсе

Не осталось на Земле,

Лишь в зоопарках обитали,

Не плодились без людей.

Идеальная среда

Все инстинкты забрала,

Размножаться не хотели,

Каждый стал лишь за себя.

Так животные и люди

Странно все себя вели.

Насекомые плодились,

Были всех умней они.

Глава 6. Деградация людей

Люди все росли в пробирках,

Не беременел никто.

Научились разделять

Яйцеклетку на троих.

Стало много близнецов

Появляться на Земле,

И насильно заставляли

Семьи людям создавать.

Так решило государство,

Чтобы вид наш сохранить.

Стало ясно, что Земля

Плавно гибнет без любви.

Люди начали все жить,

Только, чтоб существовать,

Красоваться и гулять

И друг друга ублажать.

А работали машины,

Создавали им еду,

Из Сапфировой планеты

Привозили с ветерком.

Жизнь такая изменила

Все инстинкты у людей:

Не заботились о детях,

Не хотели их иметь.

Постепенно незаметно

Население Земли

Стало плавно сокращаться,

Вымирало без любви.

И никто не воевал,

Никому не угрожал,

Идеальным мир вдруг стал,

Словно превратился в Рай.

А страна была одна,

Под названием «Земля»,

Но за всеми тут следили,

Чтоб порядок был везде.

Стал язык у них один

Обязательный для всех,

Остальные языки

Лишь по прихоти людей.

А другой язык учили,

Память предков чтобы чтить.

Много разных языков

Сохранилось на Земле.

Если кто-то нарушал

Вдруг законы на земле,

На Сапфировой планете

Заставляли их пожить.

Глава 7. Правила жизни современников

Тюрьмы все давно закрылись,

И преступники теперь

Тут свободу не теряли,

Улетали лишь с Земли.

Им дома там выделяли

На Сапфировой земле,

И кормили точно так же,

Беззаботно жили все.

Исключительные люди

Всё же чем-то занимались.

Добровольную работу

Для себя они искали.

Но обязанность было

И одна у всех она:

Позаботиться о детях,

Им любовь свою дарить.

Добровольно мало кто

Малышей иметь хотел,

И в обязанность вошло,

Вырастить троих всего.

Государство так решило

Деградацию пресечь,

Чтобы люди размножались,

Перестали вымирать.

Зрелый возраст стал пятнадцать,

В двадцать должен взять семью.

Кто жениться не хотел,

Тот двоих детей растил.

Так планета размножалась

Очень быстро, хорошо,

Но навязанные чувства

Появлялись нелегко.

Очень часто мать дитя

Ненавидела всегда,

Также и отец не мог

Ощутить свою любовь.

Если пара разводилась

Обязательно всегда

Добавляли им ребенка,

Чтоб растили все двоих.

Было можно добровольно

Взять детей десятерых.

При желании легко

Позволяли возвратить.

А детей всегда давали

Исключительно родных.

И лишь тем, кто сильно болен

Позволяли брать чужих.

Государство так старалось

Возродить любовь Земли,

Но никак не удавалось —

Деградировали все.

Кэлхун Джон давно сказал,

Это нам всё предсказал,

В идеальном мире мы

Неспособны жизнь вести.

Только человек умен,

Не мышонок вовсе он

И способен подавить,

Все инстинкты — дальше жить.

Да, любовь все потеряли,

Холод духа обрели,

Хоть бесились и страдали,

Размножались и росли.

Глава 8. Таблетки для еды

Наш рассудок побеждал

Всё губительное нам.

Было, будет так всегда,

Хоть лишимся мы себя.

Разум наш и чувства все

Словно в чашечках весов:

Ум растёт, а чувства нет,

Так теряем душу мы.

И способность полюбить,

Кем-то сильно дорожить,

Наш рассудок отнимает,

Запрещает глупым быть.

Дорог каждый сам себе,

Так в трехтысячном году.

Очень многие мечтают

Ощутить любовь в себе.

Очень странная еда

Тут у них теперь всегда,

Без калориев она,

Абсолютно не сытна.

Форму, вкус она имеет,

Только жить на ней нельзя.

Растворяется вся в миг

Либо через полчаса.

Кушать можно сколько хочешь,

Только толстых нет нигде:

Потому, что здесь еда

Две таблеточки всегда.

Постепенно, не спеша

Растворяются, растут.

И ведут внутри себя,

Как обычная еда.

Без воды таблетки эти

Абсолютно не растут,

Остаётся только пить

Обязательно, чтоб жить.

Витамины, минералы

И клетчатка, — всё в них есть.

Идеальные пилюли

Для питания людей.

Лишь поэтому возможным,

Стало жить всем на Земле.

Размножались безгранично,

Были сытые всегда.

Глава 9. Важность Сапфировой планеты

Без Сапфировой планеты

И таблеток для еды,

Обязательно пришлось бы

Им рождаемость снижать.

Настоящей пищи всем

Явно стало не хватать.

Дефицит и мяса, хлеба,

Постоянно возрастал.

Хоть для мяса уж давно

Скот никто не убивал,

Стало дорого растить

Заменитель мяса им.

А пшеницу, рожь, горох

И другие крупы все,

Не могли там прокормить

Даже треть планеты всей.

На полях росли всегда

Очень странные гибриды,

Урожайнее в сто раз,

Чем обычные в природе.

Так учёные старались

Голод там не допустить

Гидрогелиевую пищу

Для людей изобрели.

Хоть когда-то всем казалось

Без еды жить лишь мечтой,

Но внезапно так случилось

И без волшебства отнюдь.

Всё же эти все таблетки

Создавались из еды,

Из растений и крупы,

И годились сорняки.

На особенных заводах

Обрабатывалось всё,

Что хотя бы лишь немного

Пищей нам могло служить.

На Сапфировой планете

Плодородная земля.

И кругом одни поля,

От деревьев ни следа.

Рек там нет и нет дождей,

Почва влажная слегка,

Испускает свет она

И немножечко тепла.

Там растения растут

Очень быстро, как грибы

И съедобные они,

Для людей так хороши.

Много странностей там есть,

На Сапфировой земле.

Она манит красотой

И пугает быстротой.

Там растения не гибнут

И не сохнут, не растут,

Но начнётся быстрый рост,

Если кто-то вдруг сорвет.

Аномалии все эти

Поначалу всех пугали,

Словно существо одно

Эта странная планета.

Глава 10. Аномалии на Сапфировой планете

Люди начали внедрять

Свои крупы из Земли.

На Сапфировой планете

Всё равно они росли.

Странным было также то,

Что росло всё вперемежку.

И цветы, бобы, пшено,

Много разных новых видов.

Там нельзя было сажать,

Произвольно всё росло.

Что однажды посади

Прорастало, но не там.

Словно в ДНК планеты

Там внедрялся новый вид,

Словно вирус прорастал

В произвольных уголках.

И планету эту стали

Все живым там называть.

И боялись, что однажды

Всё проглотит тот гигант.

На планету непохожий,

Но планетой звали все.

И меняла форму часто

Незаметно, не спеша.

Там не знали, что такое

Непогода, бури, грозы,

На Сапфировой планете

Лишь идиллия всегда.

Кислород там высоко

Не могли поднять никак,

И поэтому всегда

Рыли ямы для жилья.

И заводы все частично

Находились под землей,

Чтобы люди там могли

Жить, дышать, контроль вести.

Хоть работы было мало,

Иногда она была.

Только избранные стали

Там работу получать.

И косилки не стояли

Абсолютно никогда,

По Сапфировой планете

Они ездили всегда.

Словно робот-пылесос,

Сами ездили везде,

Прорезали, собирали

Для заводов там траву.

На огромнейших заводах

Было пару человек.

Лишь следили, чтоб у них

Сбой системы не пошёл.

Производство остальное

Было тоже только там,

На Сапфировой плане

Руды стали находить.

В глубине текла не магма,

Почему-то, лишь вода,

И энергию дала

Бесконечную она.

На сапфировой планете

Вечный двигатель стоял.

И древнейшая мечта

Стала явью навсегда.

Глава 11. Небесная магистраль

Электрические стали

Все машины на Земле,

Только больше не катились,

А летали вдоль земли.

На небесной магистрали

Быстро все летали так.

Там никак не разрешалось

Направление менять.

Десять уровней имела

Эта магистраль всегда.

Нулевая — лишь стоянка,

Остальные для езды.

Восемь разных направлений

В магистрали было той,

Перекрёстков не имела,

Пробок тоже никогда.

Если в небо поднимались,

Магистраль видна была.

Из проекции особой

Состояла вся она.

Сверху вниз всегда она

Непрозрачная была,

Снизу вверх не видна,

Как простые небеса.

Максимальная там скорость

Триста километров в час,

Так для частных лишь машин,

Для общественных семьсот.

Уровни, как этажи,

Пробки избегать нужны,

Чтобы все могли легко

Мчаться лишь вперёд всегда.

Оставалось только выбрать,

Навигатор подключив,

Нужный нам этаж и путь,

Напрямую что ведёт.

Самый вверх, как метро,

Служит всех возить легко.

Скоростная полоса

Абсолютно всем нужна.

Там общественный лишь транспорт,

Столкновение не грозит,

И поэтому всегда,

Скорость выше всех лишь там.

А машины в этом веке

Как тарелки НЛО

Эта форма позволяет

Сбалансировать удар.

На сильнейших на магнитных

Полюсах авто всегда:

Если сблизятся вдруг слишком,

Оттолкнутся в тот же миг.

Глава 12. Мнения современников о 21 веке

«Что читаешь, сын мой, Рома?

Я тебя просил ни раз,

Не бери ты эти книги

Из коллекции моей!»

Петр сильно так боялся

За бесценный экземпляр.

Книги здесь не производят

Много сотен лет уже.

«Не волнуйся папа, знаю. —

Сразу Рома дал ответ. —

Это двадцать третий век,

Полимерный, вот смотри»

Петр сразу стал спокойный,

Сына обнял и сказал:

«Молодец, сынок, читаешь,

Только зря там быть мечтаешь!»

«Не мечтаю, правда, пап,

Просто нравится мне так

Представлять, как жили там,

Были люди так глупы…»

«Почему ты так считаешь? —

Петр возразить решил. —

Через пару сотен лет

Нас такими назовут».

«Нет уж пап, ум не сравнить,

Наш и их, они глупы.

Их машины на земле

Разбиваются везде!

И еду готовят долго,

На полях растят зерно.

Собирают, очищают,

Столько времени теряют!»

«С этим, сын мой, не поспоришь!

Жили раньше всюду так.

А народу мыло мало,

Миллиардов семь всего.

А сейчас здесь насчитали

Триллионов двадцать пять,

Даже воздуха тут нам,

Не хватило бы уже…

Из Сапфировой планеты

Можно лишь сейчас везти

И еду и воздух чистый,

Без излишней синевы».

«Я про то и говорю,

Глупый был народ тогда.

В космос редко так летали,

Про планету ту не знали».

Петр спорить не хотел,

Но сын правду говорил:

Если б в космосе гуляли,

Лучше жить давно бы стали.

Глава 13. Про Петра и его семью

Петр Кравцов был умён,

Поработать так любил,

Антикварную он лавку

Много лет назад открыл.

Непохожий на других,

Добродушный человек,

Он детей своих любил

И женою дорожил.

Он пять лет её искал,

Ровно столько, сколько дали.

Ведь в трёхтысячном году

Без семьи жить не дано.

А женился Петр в двадцать,

С Аней дружно жил всегда.

Как положено им всем,

Деток сразу заказал.

С интервалом пять-семь лет

Разрешали брать детей,

Потому, что сразу сложно

Вырастить троих их всех.

Алексей недавно только

Статус взрослого забрал.

Старший сын Петра зачем-то

Из Земли уйти мечтал.

Получил права сегодня,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 443
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: