электронная
72
печатная A5
313
18+
Не будите спящую собаку

Бесплатный фрагмент - Не будите спящую собаку

Книга третья

Объем:
146 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-5329-1
электронная
от 72
печатная A5
от 313

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава тринадцатая

1

Паше кажется, что кто-то щекочет её за ногу. Она укоризненно смотрит на Сашу, но тот наблюдает за происходящим внизу. Паша поворачивается и видит у себя в ногах маленькую мышь.

Маленький зверёк, устроившись у ноги, чистит свою серую шёрстку.

Паша хочет закричать, но Саша, заметив странное поведение Паши, опережает её. Он одной рукой закрывает ей рот, а второй берёт мышь и отбрасывает вглубь комнаты. Паша с благодарностью кивает Саше.

— Повторяю вопрос, Мультик, — спрашивает Ревва, — Ты в курсе того, кто заказал убийство Емельянова?

Мультик улыбается. Он делает ещё одну паузу, чтобы добиться большего эффекта.

— Да, я знаю, кто заказчик. А исполнителя сам ищи.

Паша и Саша снова переглядываются.

2

Ревва тоже разговаривает с Мультиком по громкой связи. Любушкин и Иванов, молча, слушают их беседу.

— Вернее, догадываюсь, — говорит Мультик, — но со сто процентной гарантией. Такой вывод напрашивается сам собой. Это связано с продажей оружия за границу. К Емельянову случайно попали сопроводительные документы. Вот он и начал копать. И выкопал себе большую могилу на кладбище.

— Ты знаешь, кто передал документы Емельянову? — Интересуется Ревва.

— Знаю, но это ты сам можешь узнать у своих друзей.

— Что ты этим хочешь сказать?

— Только то, что сказал, Ревва.

Ревва задумывается.

— Ты владеешь информацией, кто занимается продажей оружия?

— Да.

— Кто?

3

Паша и Саша приподнимаются, чтобы не пропустить того, что скажет Мультик.

Раздается выстрел. Мультик хватается за грудь и поворачивается. У двери в кухню-веранду с пистолетом в руках стоит Игорек.

— Игорёк, ты чего?

Мультик роняет из рук телефонную трубку и сваливается на пол. Трубка закатывается под кровать. Игорек подходит к Мультику.

— Дурак ты, Мультик. Зачем ты влез в это дело? Я тебя столько раз предупреждал, а ты не послушал. Сидел бы тихо до конца своей жизни, овсянку жрал и коньячок нюхал, так нет. Больших денег захотелось. А их на всех не хватит.

Игорек направляет пистолет в голову, чтобы сделать контрольный выстрел, но не успевает.

Мультик производит упреждающий выстрел, незаметно вынув пистолет. Телохранитель не успевает понять, что происходит. У него на лбу появляется пулевое отверстие. Он шатается, делает несколько шагов вперед и падает на пол.

Мультик садится и быстро вынимает из внутреннего кармана пиджака пострадавшую от пули металлическую флягу, из которой тонкой струйкой вытекает коньяк.

— Черт, такой коньяк перевел…

Отворачивает колпачок, трясущимися руками выливает в него из пробитой фляги остатки коньяка, нюхает живительную жидкость, постепенно погашая в себе возбуждение от произошедшего на него нападения. Затем выливает коньяк на мертвого Игорька. Затем снимает пиджак и пытается расстегнуть рубашку, но трясущиеся пальцы путаются. Он разрывает рубашку, обнажая бронежилет.

— Как больно! А говорили, что я ничего не почувствую… Сволочи… Я им устрою, когда снова оживу.

Мультик подходит к окну и распахивает фрамуги, впуская в комнату свежий воздух. Трет грудь рукой и хватает воздух ртом. Успокоившись, Мультик поворачивается и смотрит на труп Игорька.

— Кому ж ты продался, Игорек? Жаль, что уже не скажешь…

4

Ревва, услышав в трубке выстрел, встает.

— Алло? Алло, Мультик? Что там у вас происходит? Отвечай!

Все поднимаются с мест.

— Что случилось, майор? — С тревогой в голосе спрашивает Любушкин.

Ревва опускает телефон.

— По-моему, только что грохнули Мультика.

Вошедший Браток роняет из рук чайник. Тот со звоном падает на пол и разбивается вдребезги.

— Вот такие пироги с котятками, — произносит растерянно Ревва.

5

Саша и Паша пригибают головы. Они отползают вглубь комнаты. Там встают на ноги.

— Ты всё видел?

Саша кивает:

— Всё.

— Ещё одного убили.

— Ещё одного, — подтверждает Саша, — Жаль, что мы не услышали, кто заказал убийство следователя.

— Нам надо выбираться отсюда, — предлагает Паша.

— Это понятно, — говорит Саша, — но как?

— Не знаю, — вздыхает Паша.

— Я думаю, он здесь долго сидеть не будет.

— Мы все здесь погибнем, — пытается заплакать Паша.

— Не согласен, — прижимает он к себе Пашу.

Паша тихо плачет, уткнувшись в плечо Саше.

— Ещё одного убили из-за этих документов. Мне страшно, Саша.

Саша вздыхает и разводит руки в стороны.

— Мне тоже.

6

Сыромятина протягивает Никифорову листок бумаги.

— Вот ознакомьтесь с документом, который подготовила я, и разошлите по всем отделениям копии. Вместе с этим постановлением отправьте ориентировку на Петрову.

Никифоров берёт бумагу и читает.

— Круто…

— Постарайтесь не употреблять при мне жаргонных словечек, — делает замечание Сыромятина своему заместителю, — Прошу вас говорить на нормативном русском языке.

— Простите, — театрально кладет он руку на сердце, — Но додуматься до того, чтобы объявить гражданку Петрову в розыск, как преступницу, совершившую убийство Емельянова? Это вы действительно круто придумали.

— Вы возражаете? — Поджав губы, спрашивает она.

Никифоров машет руками и миролюбиво улыбается:

— Нет. Не возражаю. Я даже больше скажу. Вы превзошли себя, Галина Борисовна. Я от вас такого не ожидал. Это я мог преступить любые приличия для достижения цели. А вы всегда для всех были образцом неподкупности, непорочности и порядочности.

— Вы хотите заявить, что я поступаю не порядочно, — интересуется Сыромятина, — объявляя Петрову преступницей?

— Ни в коем случае, Галина Борисовна, — говорит Никифоров, — По правде сказать, мне глубоко на это начхать, лишь бы она отдала папку с документами Емельянова.

— Вы так рьяно пытаетесь заполучить эти документы, что я начинаю подумывать: уж не на вас ли собирал компромат Емельянов, — Спрашивает она.

Никифоров не может скрыть улыбку:

— Я мелкая сошка областного масштаба, а он действовал против фигуры покрупнее.

— Вы уже знаете, что это за документы?

Никифоров искренне вздыхает:

— Нет.

— Врёте, — не верит ему Сыромятина.

— Вру, — соглашается он.

— Это кто-то из наших?

— Смотря на какой вы стороне.

Сыромятина взрывается:

— Перестаньте ерничать!

Никифоров показывает большим пальцем вверх.

— Надеюсь, вы понимаете всю ответственность, которая ложится на вас в случае разглашения этих материалов, — предупреждает Сыромятина.

— Понимаю.

— Идите, работайте.

Никифоров собирает бумаги в папку и выходит из кабинета.

7

Мультик прячет пистолет и осматривает комнату. Оглядывается. Подходит к шифоньеру, берётся за створку…

Аркаша видит его в небольшой просвет между боковой стенкой и дверцей. Он замирает в ожидании, что Мультик откроет дверь. Аркаша закрывает глаза и читает молитву.

— Боже, спаси и сохрани, раба твоего грешного, — повторяет Аркаша, в надежде, что Мультик не заглянет в шифоньер, где прячется он.

Саша готовится прыгать, чтобы ввязаться в драку и спасти друга, если Мультик найдет Аркашу. Паша закусывает губу.

Мультик под ногами видит одеяло. Он поднимает его и возвращается к своему телохранителю. Заворачивает его в одеяло и взгромождает на себя.

— Сколько в тебе дерьма, Игорек, — тяжело дышит Мультик, — вроде ел столько, сколько и я, а набрал…

8

Мультик вытаскивает Игорька из дома через черный ход. Бросает под забором на заднем дворе. Сам возвращается к крыльцу, у которого стоит несколько ржавых лопат. Выбирает одну из них и проходит в огород.

В огороде отмеряет две лопаты в длину и лопату в ширину. Принимается копать яму.

9

Паша смотрит вниз.

— Надо спускаться.

— Рано, — говорит Саша, — Он может вернуться в любой момент.

— А сидеть здесь и не знать, что делается внизу, — произносит Паша, — настоящая каторга.

— Любопытство не лучшее качество, — качает головой Саша.

— Знаю, Саша, — кивает она, — но я спускаюсь. Я волнуюсь за Аркадия.

Паша решительно подходит к краю пролома и сбрасывает вниз верёвку. Саша берёт её за руку.

— Если тебе не терпится, Паша, то давай, хотя бы первым спущусь я, чтобы разведать, что да как?

— Идёт.

Саша быстро соскальзывает вниз и прошмыгивает в кухню-веранду. Паша спускается за ним. Паша подбегает к шифоньеру.

— Аркадий, вы как там, живы?

Створка шифоньеру отворяется и из него выпадает Аркаша. Он, как рыба, выброшенная на берег, жадно вдыхает воздух.

— Здесь по-настоящему жарко, или мне так кажется?

— Жарко, Аркаша, — подтверждает Саша.

Паша помогает Аркаше подняться. Потом они присоединяются к Саше, который в окно наблюдает за действиями Мультика.

— Что он делает? — Спрашивает она.

— Хоронит своего телохранителя, — отвечает Саша.

— Почему без оркестра? — Интересуется Аркаша.

11

Мультик вырывает могилу и скидывает в неё завёрнутое в одеяло тело Игорька. Опершись на лопату, смотрит на своего бывшего телохранителя сверху вниз.

— Прости, Игорек, но ты сам виноват: первый начал, а я — только защищался. Земля тебе пухом.

Он достает из кармана коньячную фляжку, чтобы помянуть своего телохранителя. Увидев поврежденную пулей фляжку, ещё раз вспоминает то, что произошло, и тяжело вздыхает. Бросает её на покойника и принимается засыпать могилу землёй.

12

Аркаша, наблюдая в окно за действиями Мультика, кривится.

— Скорбное зрелище. Не хотел бы я так кончить.

— Ты знаешь, Аркаша, Игорьку, по-моему, всё равно.

— Ты прав, — вздыхает Аркаша, — но как-то неприятно.

Аркаша представляет себя в холодной могиле и его передергивает от неприятных ощущений. Он незаметно крестит себя, а потом, подумав, крестит могилу Игорька.

13

За столом, кроме Реввы, Любушкина и Иванова, сидят уже все братки. На этот раз телефон звонит у Иванова.

— Я слушаю? — Отвечает Иванов.

Прикрывает рукой трубку и на вопросительные взгляды Реввы и Любушкина сообщает:

— Никифоров.

Ревва кивает и придвигается ближе.

— Слушаю вас, товарищ полковник? — Говорит Иванов.

— Ты где, капитан? — Слышат они голос Никифорова из трубки.

— В засаде, докладывает Иванов, — В доме у Мультика.

Ревва одобрительно кивает.

— Взяли Мультика? Или он сбежал? — Интересуется Никифоров.

Иванов смотрит на Ревву. Тот отрицательно качает головой, а рукой показывает, идущего по столу человечка.

— Не могу знать. Когда мы сюда прибыли, он ушел…

Ревва отрицательно машет головой. Иванов быстро поправляется.

— Его ещё… уже не было… Он не пришел…

Ревва удовлетворенно кивает головой.

— Значит, сбежал, — делает вывод Никифоров, — Его людей допрашивали?

Ревва снова кивает.

— Да, — отзывается Иванов.

— Что «Да»! — Взрывается Никифоров, — Что я из тебя каждое слово вытягиваю? Ты можешь доложить мне, как положено?

— Так точно, — четко произносит Иванов, — Никто не знает, куда и насколько уехал Мультик.

— Ревва рядом с тобой?

14

Солнце прячется за деревьями, освещая своими лучами только крышу разрушенной дачи. Крыша ещё целая, хоть и покрыта ржавчиной. Заканчивается высокой башенкой с вытянутыми окнами, в которые со дня постройки никто не выглядывал, потому что добраться в башенку можно лишь через чердак, на который нет хода.

Стекла в окнах ещё целые. Они отсвечивают красным от зарева светом, бросая зайчики на рыжую от ржавчины крышу. Конек облюбован птицами. И сейчас они сидят на нём, дожидаясь утра. Их много, и всё они разные. Здесь уживаются голуби, воробьи, вороны и даже одна чайка. Окна второго этажа тоже целые. Некоторые взяты мелкой паутиной, которая блестит на солнце, дрожа от малейшего движения ветра.

Давно некрашеное дерево, которым обшит дом, потемнело и покрылось белой плесенью. Мох, которым шпаклевали зазоры, превратился в труху и высыпается, поэтому между досок есть щели, в которые попадает вода, когда идет дождь, превращая, некогда красивое здание, в руины.

Вокруг этого заброшенного дома стоит густой лес, который скрывает его от посторонних глаз.

Мультик ровняет землю и утрамбовывает её ногами. Остатки земли разбрасывает по огороду. Сверху присыпает сухой травой.

15

Ревва отрицательно качает головой, а пальцем показывает вверх.

— Никак нет. Он пошел вверх….

Ревва руками делает крест. Иванов машет на него рукой.

— На второй этаж осмотреть спальную Мультика.

Никифоров делает паузу, а потом продолжает разговор:

— Передай ему, когда он спуститься с небес и перестанет играть комедию, сидя рядом с тобой, пусть остаётся на месте и ждет Мультика, а сам найди Савельева и дуй ко мне. В темпе. Одна нога там, другая здесь.

16

Никифоров отсоединяется и швыряет трубку на стол.

— Расслабили все. Пора напрягать. Реввы нет! Будто я Ревву не знаю. Прямо, как дети, ей Богу!

17

Иванов опускает телефон и смотрит на Ревву. Тот разводит руки в стороны.

— Выполняйте приказ, товарищ капитан.

— Есть выполнять приказ, — отвечает Иванов.

Ревва поднимается из-за стола и проходит по комнате:

— Ситуация! Я уже своим людям не начальник. Вот такие пироги с котятками.

Братки, сидящие за столом, ржут.

— Что, майор, — смеется Цыган, — начальство по бороде пустило?

— Ещё немного и в «петушки» определят, — говорит Жиря.

Ревва быстро подскакивает к ним, хватает со стола нож и молниеносно втыкает его между пальцев Цыгана. Тот даже не успевает убрать руку. Ревва со злостью смотрит на братков.

— Рты позакрывайте, а то я всем расскажу, как мент, которого вы сейчас пытаетесь опустить ниже плинтуса, час назад повязал вас тепленькими, а вы даже не сопротивлялись.

Лица братков от этих слов тускнеют. Они замолкают и утыкаются взглядами в обеденный стол.

— Товарищ майор, но вы сами меня посылаете… — произносит Иванов.

Ревва берёт Иванова под руку и отводит в сторону, чтобы их разговор не слышали присутствующие в помещении братки.

— Ничего другого не остаётся. Я, конечно, ничего конкретного не предлагаю тебе, капитан, но ты там поглядывай за всем, что делает Никифоров. Хорошо?

— С удовольствием, — улыбается в ответ Иванов.

— Ладно. Давай чеши, — приказывает Ревва.

18

Мультик ровняет землю и утрамбовывает её ногами. Остатки земли разбрасывает по огороду. Сверху присыпает сухой травой.

Подходит к дому, ставит лопату на место и поднимается на крыльцо.

19

Саша, Паша и Аркаша присаживаются.

— Не хотелось бы попадаться ему на глаза, — произносит Саша.

— Да, — соглашается Паша, — мы ведь главные свидетели убийства. А такие люди, как Мультик, не оставляют свидетелей живыми.

— Хорошую перспективку для нас вы сейчас обрисовали, — говорит Аркаша.

Они, согнувшись, устремляются в большую комнату. Саша и Паша влезают в шифоньер. Аркаша закрывает створку. Схватив рваный матрас, забивается в угол комнаты. Там присаживается, накрывшись матрасом.

Мультик входит в дом. На кухне-веранде в рукомойнике моет руки с мылом, ищет, чем бы их вытереть? Находит кухонное полотенце, которое сохнет на веревке, протянутой от стены к стене. Вытирает руки и снова задумывается, глядя в окно.

— А это даже хорошо… Даже очень хорошо…

Мультик выходит на улицу.

20

Пройдя по двору, Мультик садится в машину.

Из «бардачка» вынимает ещё одну фляжку с коньяком. В этот раз коньяк пьет прямо из фляги, кривиться в ожидании боли в желудке, но боли нет. Он улыбается удовлетворенно и заводит двигатель.

21

Аркаша, услышав гул мотора, откидывает матрас и выглядывает в окно. Ничего не увидев, проскакивает через всю комнату, приоткрывает входную дверь.

22

Машина Мультика сдает назад, разворачивается и выезжает со двора.

Аркаша, проводив взглядом «БМВ», заходит в дом.

23

Аркаша закрывает дверь, подходит к шкафу и стучит.

— Аллё. Вы живы? Опасность миновала. Можно выходить из укрытия.

Аркаша открывает створку. Саша и Паша вываливаются наружу.

— Уехал? — Спрашивает Саша.

— Уехал, — отвечает тот.

— Как вы здесь сидели, Аркадий, — качает головой Паша, — в такой духоте и тесноте?

— Как сидел? — Переспрашивает Аркаша и тут же отвечает, — Тихо, как мышка.

— В этом шкафу от жары умереть можно.

— Лучше долго умирать от жары, — говорит Он, — чем быстро от пули. А вдвоём с вами умереть в тесном шкафу я посчитаю за честь. Я правильно выражаюсь, Саша?

Саша смущается. Аркаша поднимает к небу руки.

— О, Боже! Оказывается, Саша не воспользовался благоприятной обстановкой и посрамил честь настоящего мужчины.

— Аркаша, прекрати, — просит Саша, — Сейчас не до твоих дурацких шуток.

— Хорошо, Саша. Я у Паши спрошу. Можно?

Паша смеётся.

— Спрашивайте.

Аркаша напускает на себя серьезный вид:

— Скажите, Паша, Павла, Павлина, этот отрок вас хоть один раз поцеловал, сидя в шифоньере? В щечку?

Паша сокрушённо качает головой.

— Ни разу, Аркадий.

Аркаша театрально хватается за сердце, делая вид, что ему плохо:

— Удивлен, поражён и разочарован.

Паша, видя, как переживает Саша, решает ему помочь:

— Аркадий, но до того, как попасть в шкаф, Саша поступил, как настоящий мужчина.

— Где? Когда?

— На втором этаже.

— Не верю!

— Говорю чистую правду, — Паша поднимает правую руку.

— Что же Саша сотворил такого, что войдёт в нетленные анналы человечества?

Паша, сдерживая улыбку, принимается рассказывать:

— На меня напало мерзкое животное. Я на дух их не переношу. Саша смело ринулся в атаку и спас меня. Это прощает все его недостатки.

— В этом доме водятся мерзкие создания? — В ужасе оглядывается по сторонам Аркаша.

— Да, Аркадий, мыши. Обыкновенные серые мыши. Их тут полчища.

— И Саша героически спас вас от нападения?

— Да!

— Тогда другое дело.

Саша машет рукой.

— Да ну вас!

— Спасибо, мой благородный рыцарь.

Паша целует Сашу в щеку.

— А меня? — Интересуется Аркаша.

Паша смеётся и тоже целует Аркашу.

— Интересно, что задумал Мультик? — Задумывается Саша, — Он так быстро отсюда смотался…

24

Солнце освещает крыши домов. Небо без облаков, но все равно оно серое, а не голубое. Шпиль Петропавловской крепости сверкает позолотой. Его видно издалека.

Нева спокойна и, не спеша, несет свои воды прочь из города в Финский залив. Вода темная, что говорит о том, что в этот предрассветный час она ещё не прогрета и очень холодна. Речные трамвайчики слегка покачиваются из стороны в сторону, легонько стучатся о гранитные берега реки.

Улицы в это время пустынны, лишь редкие прохожие и одиночные машины нарушают сонное предрассветное состояние. Полицейский «УАЗ», в котором едет Савельев проскакивает Литейный мост и мчится по Литейному проспекту, останавливаясь лишь на красный свет светофора.

На Невский проспект выезжает сразу четыре уборочных машины. Они выстраиваются в линию и поливают дорогу мыльной водой, смывая накопившуюся за сутки грязь.

Возле здания прокуратуры останавливается УАЗ. Из него выпрыгивает Савельев и подходит к входной двери, возле которой его ждет Иванов.

— Привет! — Здоровается он.

— Здорово! — Отвечает Иванов и показывает на полицейский УАЗ, на котором приехал Савельев, — Чего это ты на Никифоровском УАЗе разъезжаешь?

— Да попросили пригнать, — объясняет Савельев, — Его у Никифорова угнали и бросили.

Иванов от удивления поднимает брови:

— Кто польстился на прокурорское имущество?

— Паша Петрова со своими подельниками.

— Так её, вроде, убили?

— Нет, — говорит Савельев, — Выжила. А вот бандиты, которые с ней на болото пошли, кажется, того.

— Утонули?

Савельев пожимает плечами.

— Я не удивлюсь, если она их сама утопила.

Иванов хихикает:

— Вот даёт девка!

— Тебе смешно, а мне каково было, когда она от меня перед самым носом на УАЗе ускользнула.

— Не помог тебе первый разряд по легкой атлетике?

— Не помог.

— А что за подельники? — Интересуется Иванов.

— Не успел разглядеть, — отвечает Савельев.

— Да, влёт, ничего не скажешь. И где они УАЗ бросили?

— У железнодорожного переезда возле Белоострова. Пришлось за ним съездить.

— Бензин закончился?

— Нет. Бензина было достаточно.

— Странно.

— Наверное, боялись дальше разъезжать по дорогам на полицейской машине, которая объявлена в розыск.

— А, может, их кто-то на этом месте ждал.

— Возможно…

— Ты сообщил об этом Ревве? — Спрашивает Иванов.

— Нет, — говорит Савельев, отводя глаза в сторону.

— Почему?

— По кочану, — бросает Савельев, — Нас прикрепили к Никифорову, вот ему и буду докладывать.

Савельев входит в здание прокуратуры. Иванов проходит за ним.

25

Саша и Аркаша завтракают, тщательно пережевывая бутерброды. Паша бродит комнате.

— Ты зря, Паша отказалась от бутербродов, — говорит, тщательно пережевывая, Аркаша, — Покойники были, есть и будут, а кушать хочется всегда.

— Я действительно не голодна, — отвечает Паша, — Вы не волнуйтесь за меня.

— А тут на наше счастье, сколько вкусной еды осталось, — показывает Аркаша на сумку, которую принес покойный Игорек.

Паша проходит по комнате, замечает сквозь панцирную сетку кровати телефонную трубку, которую выронил Мультик, когда в него стрелял телохранитель. Поднимает телефон и кладет в карман.

— Ребята. Оставаться здесь нельзя, — приходит к выводу Паша.

— Я тоже так думаю, — соглашается с ней Саша.

— Почему? — Спрашивает Аркаша.

— Потому что Ревва слышал выстрелы. Он, наверняка, подумал, что стреляли в Мультика и будет разыскивать его. Поэтому примчится сюда.

— Не факт, Паша, — возражает Аркаша, — Мультик сейчас приедет домой, и все успокоятся.

— Я так не думаю, — произносит Саша, — Ты же сам слышал, что Никифоров приказал арестовать Мультика. Мультик это знает. Ревва ему это сказал.

— Выходит, что Мультик сейчас заляжет на дно? — Спрашивает Аркаша.

— Возможно, — подумав, соглашается Паша.

— А я сомневаюсь, — говорит Саша, — Он что-то задумал.

— Что вы предлагаете? — Задает вопрос Аркаша.

— Нужно пробираться в город, — предлагает Паша.

Аркаша, как школьник, поднимает руку.

— Вопрос: зачем? Чтобы нарваться на полицию и на бандитов?

— И те, и другие сейчас все будут здесь, — отвечает она, — Майор Ревва вместе с бандитами Мультика обязательно примчится сюда. А за ними на дачу приедут люди Чекалина. Мы хотим с ними встречаться?

— Нет, — отрицательно машет головой Саша.

— Нет, — кивает Аркаша, — Особенно с последними. Я думаю, что после того, как мы отправили их в коматозное состояние, а потом пересели на их машину, они будут очень рады встрече с нами.

Аркаша собирает продукты в сумку.

— Запас у нас на несколько дней. Можем уйти в подполье и не высовываться. Еды хватит.

26

Они выходят во двор.

— Как будем прорываться в город? — Интересуется Саша, открывая створки ворот в бывшем гараже, в котором спрятал машину.

— Ты взрослеешь, Саша! Правильно, — подхватывает его Аркаша, — У нас должен быть план…

— Нас, наверняка, на всех постах ДПС ждут, не дождутся.

Аркаша кивает:

— Есть предложение: давайте перекантуемся где-нибудь в другом месте, и не будем соваться к черту в объятья. На дачу к вашей маме, например…

— Там, наверняка, засада устроена, — говорит Саша.

Паша останавливается перед Сашей и Аркашей.

— Город большой. В нем проще спрятаться.

27

Ревва ходит по столовой. Перед ним стоят братки.

— Если вы сейчас не скажете, где мог залечь на дно Мультик, я всем объявлю, что это вы его порешили.

— Ты, майор, не наезжай, — произносит Клюв, — Путёвку Мультику ещё никто не выписал. Надо сначала проверить твой базар. Может, он гнилой? А мы поведёмся. В песцы запишемся. С нас потом братва за это и спросит. Сейчас всё выясним у Игорька. Он с паханом всегда и днём, и ночью, а потом перетрём.

Клюв поворачивается к браткам.

— Я всё верно развёл?

Те кивают в ответ.

— Говори, — разрешает Ревва.

Клюв поворачивается к Братку.

— Браток, звони.

Тот набирает номер на мобильном телефоне. Долго ждет. Передает трубку Клюву. Тот тоже слушает.

— Братва, молчит поддувало.

Все находятся в столовой и смотрят друг на друга, в надежде, что кто-то первый предложит выход из создавшегося положения.

28

Аркаша загружает сумки с продуктами в машину.

— А где мы там остановимся? — Спрашивает он и тут же отвечает, — Не в подвалах же прятаться? К вам домой нельзя. А у нас, как вы понимаете, Паша, жилья нет…

Паша на некоторое время задумывается, а потом озаряется улыбкой.

— Есть одно место. Там нас точно искать не будут.

— Где, интересно знать, это эльдорадо?

— У моей новой знакомой… — сообщает она, — которая меня вчера приютила.

— Надежная женщина? — Интересуется Аркаша.

— Очень.

— Ну, тогда другое дело.

— У неё остановимся, приведем себя в порядок и подумаем, что делать дальше.

— Как будем прорываться? — Задает вопрос Аркаша.

— Проведём отвлекающий манёвр.

— Какой? — Удивляется Саша.

— Мы просто организуем им всем коллективный выезд на эту дачу.

— Каким образом?

Паша вынимает телефонную трубку Мультика, которую она нашла в комнате.

— Мультик хотел исчезнуть?

Аркаша кивает:

— Да.

— Мы ему поможем.

— Как?

Паша загадочно улыбается:

— А теперь помолчите.

Саша и Аркаша вопросительно смотрят на неё. Она набирает номер.

29

Савельев и Иванов сидят за столом, а Никифоров ходит по кабинету.

— То, что мы её упустили — чистая случайность, — говорит он, — Я понимаю, что это не красит нас. Но от неудач никто не застрахован. Поэтому этот факт мы возьмём на заметку и начнём работать с новой силой.

— Правильно, товарищ полковник, — льстиво отвечает Савельев, — на ошибках учатся. Желательно на чужих.

Никифоров отворачивается и недовольно кривится от неприкрытой лести, но, когда поворачивается, он сама благожелательность.

— Вот и мы, учитывая горький опыт, будем исправлять сейчас ошибки. Заметьте, свои. Я, конечно, своей вины в том, что произошло, не снимаю. Но кто не делает, тот не ошибается. А мы делаем.

— Делаем, товарищ полковник, — подтверждает Савельев.

— Главное, чтобы те, кто заслужил, сидели на нарах, — подводит итог Никифоров.

Иванов молчит. Отвечает снова Савельев.

— Правильно, товарищ полковник. Что нужно делать?

Никифоров кладёт перед Ивановым постановление.

— Вот постановление о задержании Петровой Павлины Георгиевны, подозреваемой в совершении убийства Емельянова Ивана Степановича.

Иванов удивлённо свистит.

— Давно пора, — произносит Савельев.

Никифоров достает ещё одну бумагу и протягивает её Савельеву.

— А это постановление о задержании Петровой Веры Федоровны, матери Павлины Петровой, как возможной соучастницы преступления.

Иванов встает.

— Товарищ заместитель областного прокурора, это уже перебор.

— Что вы этим хотите сказать, капитан? — Спрашивает Никифоров.

Иванов изучающе смотрит на Никифорова.

— Мы ловим преступников не там и не тех.

— Аргументируйте?

— Да что вы привязались к бедной женщине? Она у вас что, козёл отпущения? Обложили, как волка. Ещё и мать предлагаете арестовать. А после этого хотите, чтобы она пошла вам навстречу и отдала документы Емельянова?

Никифоров снова кривится, понимая, что капитан Иванов прав, но это не входит в его планы.

— Что вы предлагаете, капитан?

Иванов пожимает плечами:

— Не знаю. Но так с невиновным человеком поступать нельзя.

Никифоров вздыхает:

— Я не услышал от вас предложений. Критиковать могут все.

— Нужно решать этот вопрос по-другому. По-человечески. По-хорошему.

— Пробовали и по-хорошему, — возражает Никифоров.

— Плохо пробовали.

— А это не вам решать.

— Ошибаетесь, товарищ полковник, — говорит Иванов, — Вы меня втянули в это дерьмо и хотите, чтобы я молчал? О полиции и так говорят не очень хорошо. А мы своими действиями подтверждаем, что мы ещё хуже.

— У вас всё, капитан?

— Пока, всё.

Никифоров поднимается со своего места:

— Всё, что вы сказали, я читал во вчерашней газете. О нас много чего пишут. Больше половины — правда. Но они не понимают, что бороться с преступностью в белых перчатках не возможно. В любом случае запачкаешься. Чистенькие по высоким кабинетам рассиживаются. А грязненькие — бандюков ловят и живут от зарплаты до аванса, от аванса до зарплаты.

— Красиво сказано, но далеко от жизни, — отвечает ему Иванов, — Паше Петровой наплевать на тех, и на других. Она не верит, а потому боится и тех, кто сидит в высоких кабинетах, и тех, кто хочет поймать убийцу. Нам не верит, а мы делаем всё для того, чтобы недоверие укрепилось.

Иванов замолкает. Савельев сидит, опустив голову. Никифоров подходит к Иванову вплотную.

— Мы с вами не сработаемся.

— Возможно.

Никифоров проходит к столу, берёт чистый лист бумаги и ручку. Возвращается к Иванову.

— Я, надеюсь, вам не надо объяснять, почему вы сейчас напишите рапорт об уходе?

— А почему вы решили, что я его напишу?

— А вы разве его не напишите?

— Нет.

Иванов направляется к выходу.

— Я вас не отпускал, — кричит ему вслед Никифоров.

— А мне плевать, — сообщает Иванов, — Я вам не подчиняюсь. Вы ещё не вся правоохранительная система, полковник. Кроме вас есть и другие. Я себя к ним отношу. А что касается рапорта об уходе, то обратитесь к моему непосредственному руководству капитану Ревве. Скажет он мне писать заявление, напишу.

Иванов выходит, хлопнув дверью.

— Чистоплюй…

Никифоров садится за стол и обращается к Савельеву:

— Поезжайте в Комарово и арестуйте Веру Федоровну Петрову. Немедленно.

Савельев поднимается:

— Есть!

30

Раздается звонок, все лезут в карманы за своими мобильниками. Но звонит телефон у Реввы.

— Майор, это у тебя, — говорит Браток, показывая на карман курточки Реввы, — Наверное, Игорёк перезванивает.

Ревва нажимает на громкую связь.

— Я слушаю?

— Майор Ревва?

Ревва, услышав голос Паши, удивляется, как и все присутствующие в комнате.

— Да.

— Вы меня узнали?

— Да, — отвечает он, — Вы — Паша Петрова.

— Правильно. Единственный свидетель убийства Емельянова.

Ревва, подавив в себе замешательство, дальше говорит спокойно, не теряя присутствия духа:

— Слушаю вас?

— Вы удивлены? — Спрашивает Паша.

— Не скрою. Да.

К Ревве подбегает Любушкин.

— Что ты дакаешь, майор!

Любушкин вытягивается и дальше кричит в телефонную трубку, которую в руках держит Ревва:

— Паша, где вы находитесь? Как попал в руки вам этот телефон?

— Этот телефон выронил из рук Мультик, который был связан с Никифоровым. Они вместе послали меня на заимку и приказали своим бандитам убить меня, когда я отдам им документы.

Все, кто находится в столовой, слышат, что говорит Паша и реагирует по-своему. Клюв загадочно улыбается. Цыган обкусывает ногти. Жиря безучастно жует очередной бутерброд. Браток перепугано осматривает всех присутствующих.

— Мне удалось от них сбежать. Что произошло с ними, я не знаю. Но это уже не имеет значения. Важно вот что. Я опять оказалась свидетелем убийства. Полчаса назад телохранитель застрелил Мультика, когда тот говорил с вами по телефону…

Бандиты вскакивают с мест.

— Игорёк? — Кричит Браток, — Быть такого не может!

— Это она втирает! — Произносит Клюв, — Пургу гонит, ботва!

— Он — мог! — Возражает Жиря, — Мутный всегда был. Я ему дано не верил.

— Он же жрал, падла, с Мультиком из одной миски, — говорит Цыган.

— Поддувало, он и есть поддувало! — Добавляет Жиря.

— Тихо! — Орет Клюв.

Все замолкают.

— Он его потом закопал в огороде, — сообщает Паша, — У забора.

Она замолкает. И снова бандиты принимаются обсуждать новости.

— Как собаку бездомную! — качает головой Жиря.

— Где вы находитесь? — Спрашивает Ревва.

31

— Седьмой километр по Выборгскому шоссе, — объясняет Паша, — Поворот направо. Через лес проедите четыре километра и упрётесь в старую разрушенную дачу.

Паша отсоединяется и выбрасывает телефон в кусты.

32

В столовой все, молча, слушают телефонные гудки. Затянувшуюся паузу нарушает Браток.

— Я знаю, где эта дача. Там Мультик всегда разборки устраивал.

— Едем. — Приказывает Ревва.

Браток вопросительно смотрит на Клюва. Клюв обводит братков взглядом. Те кивают.

— Едем. — Соглашается Клюв.

33

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 313