электронная
126
печатная A5
460
18+
Не бойся, я с тобой

Бесплатный фрагмент - Не бойся, я с тобой

Объем:
350 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-4773-3
электронная
от 126
печатная A5
от 460

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

В моей жизни никогда не было легких дорог и путей. Я постоянно сталкиваюсь с трудностями, предательством, испытаниями воли и характера. Было много слез и разочарований. Было много обид и размышлений.

Пережив потери близких людей, вытерпев все трудности выживания в этом мире, больше не буду слабой. И хотя, я боюсь доверять, верю, что однажды, все обязательно наладится. Или нет?

Глава 1

Суббота, двадцать четвертое февраля, 2007 год.

Гул взлетающих самолетов перебивает все мои мысли. Сердце бешено колотится в груди. Я нервно кручу в руке авиабилет «Нью-Йорк — Рим». Прямой рейс в новую жизнь. Всего через девять часов сорок пять минут полета я могу изменить все вокруг себя.

«Уважаемые пассажиры! Из-за погодных условий задерживается посадка на рейс IG902»

Звонкий, словно автоматический голос, вырывает меня из клубка размышлений. Растеряно смотрю на билет.

— Это ведь мой рейс! Майкл, это мой рейс! — панически повторяю, не сдерживая эмоций.

— Это все судьба. Не я. — Ухмыляется он своей красивой улыбкой.

Надеваю шапку, натягивая ее пониже на глаза, опускаю взгляд на свою обувь. Видимо, мне не суждено избавиться от препятствий на пути.

— Эй, малыш? Ну, ты чего? — Майкл ласково касается моего подбородка, приподнимая голову. — Ты ведь должна мне чашечку кофе, помнишь?

— Лучший в мире обеденный перерыв? — смотрю в его яркие карие глаза.

На нем серое пальто, коричневый свитер с высоким воротником под горло, черные джинсы и ботинки на шнурках.

— Тем более, тебя нужно накормить. — Майкл забирает сумку, берет меня за руку и на мгновение останавливается. Я чувствую его сильную, горячую ладонь, которая крепко и уверенно сжимает мои пальцы. — Я не попрощаюсь с тобой, пока не узнаю, что все хорошо. Пойдем!

Не успев проронить ни слова в ответ, я хватаюсь за его руку и стараюсь угнаться за быстрым шагом.

— Майкл!

— Что?

— Стой! — он резко останавливается и волнительно смотрит мне в глаза. Сквозь сбившееся дыхание чувствую напряжение и волнение, которое начало исходить от него.

— Что, Несс? — Майкл старается улыбнуться. Не могу противостоять его улыбке.

— Я ведь на каблуках, мне не угнаться за тобой! — мои губы расплываются от облегчения.

— Это не проблема! — он глубоко выдыхает и подхватывает меня на плечо. Шапка спадает, волосы занавесом закрывают мое лицо. Я смеюсь и визжу одновременно.

— Поставь, поставь! Я сама! — смущенно хохочу и хлопаю его по спине.

Майкл аккуратно ставит меня на ноги, не убирая руки с моей талии так, будто я в его объятиях, пристально смотрит мне в глаза. Мое дыхание замирает. Кажется, он вот-вот меня поцелует. Поправляет волосы, убирая прядки с лица, расправляет растрепанные локоны и оставляет горячую ладонь на моей щеке. Сглатываю нервный комок в горле, не зная как реагировать на прикосновение чужих рук.

— Шоколадку хочешь? — тихо шепчет он мне в лицо, почти касаясь кончика моего носа.

— Что? — сбивчиво спрашиваю, облизнув губы, и увидев, что он достал из кармана шоколадный батончик, начинаю смеяться так, что слезы катятся из глаз. Майкл громко, басисто смеется вместе со мной, обнимая за спину. От него исходит легкая, но сильная энергия.

— Ну, вот, совсем другое дело, — довольно говорит он, — теперь я знаю, чем буду поднимать тебе настроение.

Майкл легонько прижимает меня к себе, и мы направляемся к выходу из аэропорта.

— Ты подождешь меня? — неожиданно спрашивает он, когда я уверенно умостилась на пассажирское сиденье.

— Конечно, я буду ждать… — Майкл захлопывает дверь и возвращается в здание терминала.

Интересно, он что-то задумал? Не знаю, что от него можно ожидать. Я вообще о нем ничего не знаю… Харизматичен, уверен в себе, успешен. И чертовски легок в восприятии. Странный мужчина. Вижу, как он быстро возвращается к машине и садится за руль.

— Поехали?

— Куда?

— Угостишь меня кофе. А я тебя шоколадкой. — Он протягивает мне батончик в шелестящей обертке. Улыбается, и словно ждет ответа.

— Да, да. Хорошо. Поехали. — Отвечаю и глубоко выдыхаю, словно на душе давящий груз.

— Сейчас я тебя согрею, — говорит он и наклоняется ко мне, я невольно вжимаюсь в спинку сиденья, — только поправлю заслонку кондиционера.

Издаю глупый смешок, осознавая свой необоснованный страх. Майкл, почти улегшись на мои колени, что-то поправляет внизу, около моих ног, затем выравнивается, так, что его лицо снова оказывается напротив моего.

— А ты что подумала? — от его тихого голоса все внутри меня начинает дрожать.

— Ничего… — сдерживая хихиканье, отвечаю, глядя на его губы.

Майкл смеется, отклоняется на свое сиденье и заводит двигатель.

— Эх, детка… Что же ты такая зажатая… — говорит он будто сам к себе.

Я замолкаю и отворачиваюсь в окно, разглядывая разбушевавшуюся метель. Чувство безмятежности последний раз я испытывала на причале, во время танца с Дэвидом. Кто бы мне тогда сказал, чем обернется мое падение в его сложный мир… Я бы не совершила ошибок. Не испытала бы столько боли…

— Несса! Несса! — Майкл громко меня зовет, возвращая из клубка воспоминаний.

— Что?

— Я тут анекдот вспомнил, про хирургов. Хочешь послушать? — и, не дав мне сказать ни слова, начинает рассказывать веселую байку. Изо всех сил сдерживая смех, не выдерживаю и громко хохочу на весь салон авто. Майкл улыбается и загадочно смотрит на меня, пока поток остановился в небольшой пробке на 495 шоссе. Вытираю ладонями слезы, я затихаю.

— Почему ты на меня так смотришь, Майкл?

— Кто смотрит? Я смотрю? Нет, я не смотрю. Тебе показалось. Это у тебя на фоне голодания галлюцинации. — Он резко отворачивается, разглядывая снежные завихрения перед капотом.

Мне снова становится смешно. Такой взрослый, важный доктор, и такой… смешной. Такой… Необычный. Жаль, что он не в моем вкусе. Но, от такого друга, я не отказалась бы…

— Ты всегда будешь меня смешить? — тихонько спрашиваю я.

— Всегда, пока буду рядом. — Строго отвечает он.

«Пока буду рядом». Но я скоро улечу. И тебя не будет рядом.

— Я буду звонить… — говорит Майкл. Я вздрагиваю.

— Что?

— Я найду тысячи причин, чтобы позвонить тебе и рассмешить. Ты главное, трубку подними.

Даже так? Только не верится. Завтра будет новый день, и он обо мне даже не вспомнит…

Довольно долго пробыв в пути, мы приезжаем в самое сердце Манхэттена. Останавливаемся на одной из парковок.

— А куда мы идем? — удивленно спрашиваю, когда начинаем идти к старинному небоскребу Рокфеллер — центр.

— Кофе пить.

— Где?

— Там! — отвечает Майкл, кивая в сторону башни. Я высоко поднимаю голову.

— Ого! — не ожидала, что он меня привезет в самое дорогое и романтичное место в Нью-Йорке.

— Там есть хороший ресторан. На шестьдесят пятом этаже… — рассказывает он, лукаво поглядывая на мою реакцию. — Боишься высоты?

— Скорее нет, чем да.

— Очень однозначный ответ, — смеется Майкл, — не напрягайся, ладно?

Он крепко сжимает мою замерзшую руку, пока лифт везет нас вверх. Чувство страха перед роскошью, перед людьми из «высшего» мира.

— Как ты собираешься лететь в Рим с таким страхом?

— Я не люблю все, что связано с деньгами. С недавних пор. — Отвечаю, а сама дрожу от волнения.

— Послушай, ты замечательно выглядишь, — останавливает мои руки Майкл, когда я начинаю поправлять пальто и прическу. — Не нужно думать об этом.

Мы заходим в ресторан «Rainbow Room at the Rock». Его масштабы впечатляют. Мой взгляд теряется во всем окружающем интерьере. Огромные хрустальные люстры, переливающиеся бликами зажженных лампочек. Окна от пола до потолка, в которых открывается великолепная панорама зимнего Нью-Йорка с высоты птичьего полета. Столы, накрытые выглаженными скатертями, посуда сверкающая своей чистотой. Множество цветов, бокалов и свечей в стеклянных колбах, которые создают невероятную, сказочную, благоухающую атмосферу.

Я кому-то отдаю свое пальто. На мне белая рубашка, черные классические брюки и зимние сапоги на устойчивом каблуке. Как хорошо, что я не натянула на себя свитер и ботинки! Мое нелепое присутствие в этом роскошном ресторане, оказалось бы смешным пособием неуклюжести и страха. Ко мне приходит мысль, что зал пуст, никого нет. Нервно поправляю волосы, которые постоянно падают мне в лицо.

— Несс, не волнуйся, ресторан еще закрыт. Тут никого нет. Он открывается в пять вечера. — Со смешком, но спокойно, объясняет мне Майкл. — И ты прекрасно выглядишь, прекрати теребить волосы.

Чтобы не выдавать волнения, кладу руки в карманы брюк.

— Тут, наверное, очень дорогой кофе… — недовольно бурчу я вслед Майклу.

— Я могу тебя угостить, или ты весь день будешь ворчать на меня, словно недовольная женушка? — подмигивает он, обнимая меня за талию.

— Что это?

— Это лофт, отдельная столовая комната. — Объясняет мне Майкл, когда перед нами открывают черную матовую дверь.

Вот это да! Большой прямоугольный стол, который уже сервирован на двоих, тонкие серебряные вазы, в которых божественно красуются орхидеи. Светильники на стальных подставках, они гармонично рассеивают оранжевый свет по комнате, дополняя огонь свечей в цилиндрических колбах разной высоты. Несмело подхожу к окну, рассматривая заснеженный Центральный Парк, туман из пушистой метели и отражение в стекле дрожащих огней комнаты.

Оборачиваюсь на Майкла.

— Зачем это все? — спрашиваю, скрестив руки на груди. В голове мелькают образы тысячи лампочек театра, в котором Дэвид завоевывал мое сердце. Смутное ощущение озлобленности проскальзывает в моем настроении.

— Ты будешь вино? — словно не услышав вопроса, Майкл отодвигает стул, чтобы я присаживалась.

— Нет, я не буду вино.

— Ух, мисс. А где же ваше воспитание? — он смешно хмурит брови и смотрит мне в глаза.

— Прости, Майкл, я не знаю, что со мной… — упираюсь локтями в стол и обхватываю голову.

— Я ведь хотел тебя накормить, не более. Ты подумала, что я хочу произвести впечатление? — Майкл садится напротив, надпивает воду со стакана. — Я тебя обидел?

Не успеваю ответить, так как в комнату входят два официанта и подают нам несколько тарелок с блюдами, наверняка, заказанные заранее, до нашего приезда. Чашка кофе. Не сдерживаюсь и делаю глоток. Чувствую на себе взгляд. Майкл наблюдает за мной и улыбается.

На несколько минут мы оба замолкаем, принявшись за еду. Лишь перекидываемся взглядами и улыбками. Молчание не создает волнения, я наоборот, постепенно успокаиваюсь.

— Вкусно, — говорит Майкл, вытирая губы белоснежной салфеткой, — понравилось?

— Десерт очень, остальное так себе… Я предпочитаю домашнюю кухню, простую человеческую.

— Зато поела и стала добрее, — смеется Майкл, — видишь, что тебе нужно было? Хороший кофе и еда.

— И хорошая компания… — тихо добавляю я, смущенно опуская глаза вниз. — Стоп!

— О боги, что за резкая мысль ворвалась к тебе в голову? — он откидывается на спинку стула и, скрестив руки на груди, прищуривает глаза.

— Я ведь тебе деньги за продукты должна!

Майкл закрывает лицо двумя руками, что-то ворчит в свои ладони.

— Так и знал! — он ласково улыбается. Не могу отвести взгляда от его улыбки. — Расскажи мне про Рим? Надолго ты туда? Для чего?

— Как долго я там буду, еще не знаю. Мне нужно заключить договор с итальянской прессой, чтобы к лету открыть новую, международную газету. Я как представитель из Нью-Йорка, должна внимательно изучить все условия контракта, предложить наши идеи и много чего другого… Тебе это не интересно.

— Почему ты так думаешь? Мне очень нравится тебя слушать… — тихо говорит Майкл, упираясь кулаком в подбородок. Чувствую, что краснею. После Дэвида, мне сложно воспринимать другого мужчину. — Я буду скучать, Несс.

— Скучать? — я искренне удивлена, — не нужно скучать, мы случайно оказались в этой ситуации…

— Случайности не случайны… И в них нет ничего плохого. Я бы мог набраться наглости и попросить тебя не уезжать? Мог бы надеяться, что ты останешься?

Я молчу. Не получается воспринимать его слова. Чужой человек, который просит меня все бросить, оборвать путь в самом начале… Нет. Один раз я уже так сделала, больше не буду.

— Нет, Майкл. Я поеду. И меня никто не остановит. Отныне я все решаю сама. Для меня это важно…

— Я уверен, что у тебя все получится! — он улыбается, глядя мне в глаза, абсолютно спокойно и без эмоций, не давая мне повода для волнения. — Ты позвонишь, когда прилетишь?

— Зачем? — он ведет себя непривычно, не так как мои прошлые… мужчины…

— Как «зачем»? Чтобы я знал, что у тебя все хорошо.

— Я… — на мгновение запутываюсь в собственных мыслях, не зная, что ему сказать. Отвожу взгляд на белоснежные цветы, чувствую, как Майкл слегка касается моей руки, которая лежит на столе. Смотрю в его карие глаза, в которых мелькают огни свечей. — Я не готова к новым отношениям.

— А я готов ждать. Я от тебя ничего не требую. Не настаиваю. Готов быть рядом. Просто дай мне это сделать. Дай мне быть твоим… другом.

Смотрю на его ладонь, укрывающую мою руку, и чувствую жжение в глазах. Нет, нельзя плакать, что за глупости я придумала? Больше никаких слез!

— Майкл! — аккуратно убираю руку со стола, — я позвоню, когда прилечу. Но, я ничего не буду тебе обещать, чтобы не дать мнимых надежд.

— Понимаю. — Он поглядывает на свои серебристые часы. — Нам пора.

— Сколько за обед?

— Уже все оплачено. — Спокойно говорит он.

— Что? Но Майкл, мы договаривались… — фыркаю я. Он резко поднимает глаза и строго смотрит на меня так, что у меня по телу проходит дрожь. Ох, вот это энергия…

— Это не твои заботы. Ты не должна об этом больше волноваться. Хорошо?

Мне хочется что-то ему съязвить в ответ, подразнить и немного поупрямиться, но неожиданно для себя, просто киваю головой, в знак согласия. Ванесса? Что такое?

Пока мы направляемся к парковке, разрешаю себе немного пуститься в размышления. Больше трех месяцев назад Дэвид стал мне чужим. Больше трех месяцев я пытаюсь изменить свою жизнь и забыть того, кто разорвал мою душу на части. Я стала сильнее. Это уже другая Несс. По-прежнему не уверенная в себе, но больше не слабая. Я стала еще меньше верить людям. У меня нет друзей, нет врагов, нет любви. Ощущение одиночества больше не угнетает, оно дает время и возможность искать пути… Искать пути, где я обрету спокойствие. Может улететь далеко, это единственный шанс найти покой? Все внутри не перестает болеть. Больше нет сил. Улечу в облака и забуду обо всем. Я совсем одна.

— О чем думаешь, Несс? Не молчи! — тихо спрашивает Майкл, касаясь моей руки.

— Блуждаю в лабиринте собственной судьбы…

— Я тебя выведу из него, — крепко сжимает мои пальцы, — я буду с тобой!

Смотрю на него, не понимая, что и этот мужчина нашел во мне? Никогда не понимала, почему все видят во мне маленькую девочку? Это ужасно раздражает.

Майкл. Кто ты? Для чего ты появился на моем пути? Любовь? Нет. Моя любовь осталась в бостонской пустой квартире. Там она разлилась по стенам и деревянному полу солеными слезами. Две разломанные судьбы призраками блуждают по коридорам воспоминаний.

Я не ищу пути, чтобы снова быть под чьим-то крылом, не ищу поддержки. У меня есть я, знаю, что так не интересно, но больше никому не верю. Возможно, я напрасно отталкиваю от себя нового мужчину… О, Господи! Поднимаю голову к небу, чтобы падающий снег охладил острую боль в груди.

— Мне не нужна помощь, спасибо, Майкл. Я справлюсь сама.

— Вообще, я имел в виду, дорогу в аэропорт… — он снова улыбается, и я понимаю, что избавиться от самосожжения будет нелегко. Но ему удается вырывать меня из мыслей, удается резко смахивать все мои слова, словно открывая новый лист альбома. Он не давит на меня философскими размышлениями и красивыми фразами, которыми я так была пресыщена от Дэвида.

После того, как сладкий адреналин поднял руку на меня, после постоянного недоверия, подозрений, доказательств, не хочется кому-то открывать свое сердце. После полутора лет неудач, падений, слез и страданий больше не хочу чувств. Не хочу влюбляться, не хочу верить, не хочу знать, что кому-то нужна. Пусть обо мне никто не помнит, никто не думает. Буду просто ветром среди шумных улиц. Буду работать, буду открывать мир людям, предоставляя им поток информации. Буду просто жить дальше, без слез и без тревог.

— Ванесса, твой рейс полностью отменен… — слышу сквозь собственные мысли басистый голос доктора Холла. Я начинаю смеяться. — Что такое?

— Это была бы не моя жизнь, если бы что-то не произошло… — закрываю ладонью глаза, сдерживая истерические спазмы.

— Доставай документы, пойдем со мной.

Майкл не обращая внимания на мое поведение, крепко берет меня за руку и ведет к информационному окну. Через минуту он протягивает мне другой билет до Рима, с пересадкой в Милане.

— Это будет дольше, но зато ты улетишь сегодня же. — Хочу взять билет, но он будто специально удерживает его пальцами крепче. Через секунду отпускает.

— С пересадкой, так с пересадкой, — бурчу тихо я, — спасибо, Майкл.

Его взгляд выглядит встревоженным. Посадка на этот рейс уже началась. Понимаю, что он хочет что-то сказать, но не решается. Или не хочет.

— Это был лучший обеденный перерыв в мире! — кладу руку ему на плечо, сложно наблюдать, как мрачнеет его лицо.

— Несс! — он опускает голову. О нет, пожалуйста, не надо, молчи! — Я буду ждать.

Майкл наклоняет голову к плечу, держит мою руку за кисть, и аккуратно целует пальцы, слегка прикрыв глаза. Впервые вижу его таким чувственным. Смотрю на него, запоминая черты чужого лица. Короткие каштановые волосы, симметричные губы, длинная шея, широкие плечи. Когда я снова поднимаю глаза, наш взгляд встречается. Он, не отпуская моей руки, делает небольшой шаг, оказываясь лицом к лицу, обнимает за талию и наклоняется к губам. Но целует в уголок губ, в щечку. Я выдыхаю. С облегчением, так как не хотела этого поцелуя. Спасибо, Майкл, что ты почувствовал это.

— Я буду ждать. Возвращайся. — Спокойно говорит он, обнажая свою заразительную улыбку.

Усаживаюсь на свое место в салоне самолета. Мне повезло, место около иллюминатора. Разглядываю большие стеклянные окна аэропорта. Хочется рассмотреть людей сквозь снежный туман. Интересно, он наблюдает за моим отлетом?

Будет ли смотреть в небо, до полного растворения силуэта в облаках? В руках неожиданно жужжит телефон. Сообщение.

«Тебе долго лететь. Обязательно выпей горячий чай и поешь. Я проверю. Майкл»

Мои губы непроизвольно расползаются в улыбке. Только что я готова была пустить слезы, и вот уже думаю о горячем чае. Пока мы не взлетели, быстро набираю ему ответ:

«Спасибо за заботу, доктор Холл. Обязательно буду следовать вашим рекомендациям».

Бортпроводница повторяет сообщение о том, что нужно отключить телефоны. С приятным, на удивление, волнением, слежу за тикающими секундами на наручных часах, в ожидании ответа от Майкла. Ну что же? Напишешь или нет? Или это все? Ничего нет. Разочаровано тянусь пальцем к боковой кнопке выключения телефона. Одно новое сообщение. Закусываю губы в улыбке и украдкой смотрю на экран.

«Мисс хорошее воспитание, я бы сейчас остановил ваши слова благодарности крепким поцелуем. Но пока вы его не хотите, мне остается только напомнить, чтобы вы берегли себя».

Вот так вот, Несс. Какие мысли у тебя теперь? Он хотел тебя поцеловать. Но не поцеловал, чтобы не сделать больно. Это достойно твоего внимания? Эх… Мне нечего терять. Самолет поднимается в небеса…

«У вас еще будет такой шанс, когда мы увидимся в следующий раз».

Быстро жму кнопку отправки и выключаю телефон. Все! Новый путь начат. Новые дороги открыты.

Мне приносят горячий чай и теплый плед, чтобы укрыться. Улыбаюсь, делая глоток согревающего напитка. Забота? То, что я всегда ставлю на самый верх пьедестала? Да ладно тебе, Несс. Майкл — не твой мужчина. Он случайный… На этом слове мысль обрывается. Нет, он не случайный. Он помог мне выбраться из прошлого. Почему я это отрицаю? Я не боюсь чьего-то осуждения, я сама себя корю за все, что происходит в жизни. Может, пора прекратить винить себя во всем? Мой прежний мир рухнул. Сейчас я строю новый фундамент. И только время и обстоятельства покажут, что мне предначертано.

Самолет громко набирает высоту. Сердце в груди сжимается. Закрываю глаза. Вот я в пустой квартире Бостона, залитой серым мраком, после расставания с Марком, вот иду по зимнему причалу, после того, как меня избил Дэвид…

А вот я разглядываю панораму огромного мегаполиса, в комнате с оранжевыми огнями свечей в стеклянных колбах… Серебристые часы… карие глаза и обворожительная улыбка… Он другой. Не романтичный, не глупый, не молчаливый, не юный… и не сложный. Улыбаюсь. Да он и месяца не выдержал бы меня. Сквозь эти размышления и мелькающие картинки, засыпаю, укутываясь в теплый плед.

Через восемь часов полета вынужденная ночная пересадка в аэропорту Мальпенса в Милане. До чего не приветливая погода Италии в феврале. Дождь со снегом, мокро, сыро и холодно. Съеживаюсь в пальто, с мечтами о чашечке кофе. Среди огромного здания аэропорта нахожу уютное кафе, со столами из темного дерева, запахом какао и ванили.

Следующий рейс до Рима будет через два часа, потому достаю рабочие бумаги, карты и словари. Нужно немного подготовиться, вполне возможно, что придется использовать итальянский при переговорах. Мне очень нравится этот язык, прослушав несколько аудиоуроков, просто влюбилась в манеру разговора итальянцев. Жаль, что эта поездка в конце зимы, будет сложнее насладиться путешествием. Но Бернард предупреждал, что могу задержаться и до весны, если нужно будет помогать коллегам в формировании нового издания. А по возвращению в Нью-Йорк, меня будет ждать официальное повышение. Если только все в Италии пройдет гладко. С моей везучестью, уверена, что так не будет. Буду делать все, чтобы наш холдинг остался доволен сделкой. Предстоит огромное количество работы, общения, знакомств, ответственности и внимательности. От моих решений будет зависеть почти все, начиная от качества и типа бумаги изготавливаемых газет, до финансового вопроса, выгодного для обеих стран.

Совсем не замечая ничего вокруг, вздрагиваю от того, что кто-то садится напротив. Замираю. Передо мной, словно с обложки журнала, молодой парень, с графитного цвета волосами, потрясающей укладкой, густой щетиной и очень темными глазами. Он смотрит на меня, обворожительно улыбается и что-то очень быстро говорит на итальянском. Легким движением он подзывает к нам официанта, эмоционально размахивая руками, указывает на стол. Понимаю, что он собирается что-то заказывать. Я смущенно смеюсь и начинаю жестами объяснять, что ничего не нужно. Официант улыбается и уходит, а парень, словно заведенный, продолжает мне рассказывать итальянскую песню.

— Non parlo italiano! — только и дело повторяю я, что не умею говорить на его языке.

— Ti tratterò con il caffè! — громко повторяет черноволосый красавец, понимаю, что он говорит о кофе. И почему мне так везет?

— Non sono libero! — на ломанном итальянском, говорю ему, что я не свободна, чтобы как-то избавиться от его навязчивого и внезапного присутствия.

Его взгляд останавливается на моих губах, он замолкает.

— Scusa… — разочарованно извиняется он и, поклонившись, пересаживается за соседний пустой стол, искоса наблюдая за мной. Я приветливо ему улыбаюсь и машу рукой, чтобы сгладить неловкий момент.

Фух, закусываю губы, стараясь сдержать стрессовую улыбку. Вот и начало испытаний итальянским темпераментом. Ко мне подходит официант, и ставит на стол бокал красного вина, объясняя, что это извинения от того резкого мужчины. Немного озадачена, не знаю, как правильно отреагировать. Не поймет ли он принятие, как согласие на знакомство?

Ох… Беру бокал, надпиваю, и делаю благодарный кивок головой в сторону журнального манекена. Он улыбается и наклоняет взгляд в тарелку с едой. Повезло. Все прошло спокойно.

Делаю глоток вина, вспомнив, что нужно насладиться вкусом этого прекрасного напитка. Сладкое послевкусие великолепного сбора лучших виноградных сортов, пробуждает во мне нотки удовольствия, нотки напоминания, что не все в жизни так печально и пасмурно…

Взглянув на красивые настенные часы, понимаю, что пора собираться в дальнейший путь.

Поднявшись на третий уровень главного терминала, для регистрации и посадки, останавливаюсь перед огромным окном, разглядывая умопомрачительный пейзаж Альпийских гор. Вершины укрыты снегом, словно покрывалом, дождь и туманный рассвет окутал горные склоны. Пасмурный, холодный Милан…

Поднимаю ворот пальто, поправляю волосы, и глубоко вздохнув, беру свой багаж, направляясь на регистрацию. На душе немного грустно. Так далеко я еще не уезжала одна. Сложно привыкнуть ко всему новому и незнакомому. По приезду в Рим, нужно выбрать более дешевый отель, чем тот, который забронировал для меня холдинг. Роскошный. Мне будет в нем не уютно. Хоть и выделены на командировку огромные средства, не смогу и не сумею столько тратить. Лучше съезжу на экскурсию по городу, наполненному даже в воздухе историей…

Через пару человек моя очередь. Бросаю прощальный взгляд на горные вершины. Нужно идти вперед. Продолжать свой новый путь, против ветра, против прошлого. Навстречу будущему.

Ворчу на себя, что так коротко постригла волосы, поправляя очередную выбившуюся прядь, упавшую на лицо. Закручиваю ее жгутиком за ухо и делаю несколько шагов вперед, разглядывая узоры на полу.

— И вот как тебя оставлять одну?

Поднимаю глаза, и боюсь оборачиваться. От волнения облизываю губы и замираю.

— Я ведь просил беречь себя… — оборачиваюсь через плечо и вижу Майкла. Он стоит в нескольких метрах от меня и строго смотрит в глаза. Отворачиваю голову, чтобы он не увидел моей улыбки. Делаю глубокий выдох и разворачиваюсь к нему. Он медленно подходит ближе и останавливается передо мной. Разглядывает мое лицо, поправляет непослушные пряди, и тихо говорит:

— Боялся, что не успею и упущу свой шанс… — придерживая волосы горячей рукой возле щеки, он наклоняется и крепко, но нежно, целует мои губы.

Мир вокруг замер в этот момент. Ветер прекратил кружить снежинки, капли больше не падают с неба. Новый поцелуй. Новый путь. Такой нежный, но такой чужой. Я долго смотрю на его дрожащие ресницы и, поддаваясь давно забытым ощущениям, тоже закрываю глаза. Его губы нежные, они уверенно ласкают меня, словно хотят вылиться горячим потоком чувств.

Сквозь его прикосновения на щеке ощущаю, что начинаю сильно смущаться и краснеть. Меня бросает в жар. Отстраняюсь от него, в ожидании, когда он откроет свои глаза. Он облизывает губы и тихо говорит:

— Я хотел этого с нашей первой встречи…

— Майкл… — он смотрит на меня, его взгляд спокоен. Как у него так получается?

— Что, Несс? Я не мог тебя отпустить…

— Мне лучше уйти, прости. — Быстро отворачиваюсь от него, сама не понимая, как поступить дальше. Мне страшно. Мне приятно, но страшно. Не хочу возвращаться под зависимость от чувств.

— Я не сделаю тебе больно! — он касается моего плеча. — Не обижу тебя, малыш… Меня к тебе очень тянет, я сам не знаю почему. Вот просто с ума схожу, все мысли о тебе. Чего ты молчишь?

— А я тут подумала, как ты смог добраться сюда? — скрещиваю руки на груди и пристально на него смотрю. Он начинает улыбаться.

— Частные рейсы никто не отменял, — невинно пожимает плечами, — ведь это был мой шанс ускорить «следующий раз».

— У меня сейчас вылет в Рим.

— Я знаю, считай, что прилетел, чтобы тебя снова провести в дорогу.

— Твой поцелуй, Майкл…

— Какой? Вот этот? — он притягивает меня к себе обеими руками, крепко обнимает и снова одаривает меня своими нежными прикосновениями к губам. — Этот поцелуй или предыдущий?

— Не смеши меня, Майкл. Я серьезно.

— Конечно, конечно. Я внимательно слушаю. — От его выражения лица у меня не получается хмурить брови и говорить строгим тоном. Сквозь смешки, я пытаюсь его «отшить».

— Послушай, этот поцелуй, он ничего не значит. Я не согласна ни на какие отношения. Говорила тебе ведь об этом… И прекрати меня смешить, Майкл.

— Ты такая красивая, когда сердишься… Нужно чаще это делать.

— Я… — но он снова закрывает мой рот поцелуем. Поддаюсь его теплым губам, но не из-за того, что мне хочется, а из-за того, что это происходит так легко…

— Ты сейчас улетишь. И я не знаю, вернешься ли.

— Мне нужно уехать от всех и от всего, чтобы разобраться в себе. Чтобы начать новую жизнь. Ты понимаешь?

— Тебе нужно побыть одной? Снова?

— Почему снова?

— Потому что ты все переживаешь одна.

— Так суждено.

— Так не интересно.

— Что? Майкл, я не понимаю.

— Не интересно все переживать в одиночку. Так больнее.

— Я умею только так. — Ты не знаешь, милый доктор, что так меня научила жизнь. Даже если я этого не хотела. — Ты мне не сможешь помочь. Потому что я ничего не хочу. Ни любви, ни отношений. Ничего не хочу.

— Значит, мне просто не повезло. — Его губы сжаты, он не сводит с меня взгляд. — Возвращайся ко мне, когда-нибудь.

Автоматический голос объявляет об окончании посадки. Во мне метается пожар, не знаю, что мне делать, что говорить. Синее пламя обжигает мои губы после поцелуя. Понимаю, что мне сложно уходить. Но это не мой мужчина, не моя любовь. У меня нет причин оставаться. Майкл кладет руки в карманы джинсов и внимательно смотрит мне вслед.

— До свидания, Майкл.

— До свидания, Ванесса.

— Спасибо за сюрприз. И прости меня.

— Я тебя ни в чем не виню. Иди уже, у меня нет сил, смотреть, как ты уходишь. — Он улыбается уголком рта. Впервые его улыбка наполнена грустью.

Отдаю билет для проверки, укутываюсь в пальто сильнее. На душе сыро и холодно.

— Добро пожаловать на борт, мисс Милтон. — Девушка приветливо возвращает мне документы.

Не оборачиваясь, делаю несколько шагов вперед. Резким движением меня останавливают, схватив за руку.

— Возвращайся. Я буду ждать. — Майкл целует меня в губы, отпускает и быстро отходит, я не успеваю даже собраться с мыслями.

— Лети со мной! — мои глаза расширяются, когда слышу собственные слова.

— О, да вы «мисс авантюризм», — Майкл вытаскивает руки из карманов и потирает ладоши, — девушка, а мы можем как-то решить этот вопрос?

Молодая блондинка густо заливается краской, когда он к ней обращается, смущенная от его красивой улыбки, она неуверенно отвечает ему, что посадка невозможна.

— Можно нам еще минуту? — умоляюще просит Майкл, — Ванесса!

Я останавливаюсь, уже на выходе из терминала, это словно последний рывок, перед резким стартом в новую дорогу.

— Ванесса, — он подходит ближе, двумя руками поднимая мои волосы с лица, — я прилечу ближайшим рейсом. Ты только жди меня, ладно?

От его ласкового шепота мое сердце начинает сбрасывать большую глыбу льда.

— Это было бы глупо и беспечно, все бросить и лететь со мной. Потому, вы, Майкл, показали себя с хорошей стороны. — Открывается новая черта моего характера, раньше я не любила так подшучивать.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 126
печатная A5
от 460