электронная
80
печатная A5
507
16+
Наследница рода

Бесплатный фрагмент - Наследница рода


Объем:
318 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-8474-5
электронная
от 80
печатная A5
от 507

Пролог

Сил едва хватало.

Калантия верила в свои силы, в свою магию, в правоту Света. Казалось бы, что на одной вере долго протянуть невозможно, но она боролась. Билась до последнего, отдавая всю себя. Вкладывала знания, выращивала зёрна прозрения, скрупулёзно отсеивала Тьму.

Калантии казалось, что она смогла перетянуть Редмонда, своего дорогого друга, на правильный путь.

Но каков был этот путь на самом деле?

Открыв глаза, Калантия ощутила боль. Внутренний жар тела распространялся и искрился на кончиках пальцев. Ведьма отняла руку от земли и приблизила к лицу. Повинуясь дрогнувшей ладони, блеснуло наколдованное зеркальце.

Через него на Калантию глядели её собственные ярко-зелёные глаза с чернеющими угольками зрачков.

Она не была бессмертна. Больше нет.

Чувствовала ли Калантия себя разбитой, перешагивая порог собственного дома? Вероятно. Винила ли она Редмонда в содеянном? Вряд ли. Некоторое время потребовалось ей, чтобы здраво оценить ситуацию. Прошёл почти год, вероятно, даже больше прежде, чем она согласилась помочь ему. Посмотреть в его, подёрнутые пеленой бессмертия, глаза. Что она увидела в них? Слабость, трусость, раскаяние. Редмонд был побитым псом, жалобно скулящим в поиске приюта. Впустила бы она его при других, менее апокалиптичных обстоятельствах?

Ответа на этот вопрос Калантия не находила ещё долгое время после произошедших далее событий.

Часть первая. Восхождение наследницы

Глава первая

Свет замерцал, исчез и вспыхнул вновь.

Лекси приоткрыла глаза и зашлась в хриплом кашле, отплёвывая забившуюся дорожную пыль и собственную кровь, отдающую металлическим привкусом провала. Проведя грязной ладонью по губам, она попыталась оглядеться — ничего, один сплошной лес и ни души. Рядом валялся нескладный меч, некогда выкованный в эверской кузнице самой Лекси, и обломанный наконечник стрелы, которую та успела сломать клинком в полёте. Странно, что разбойники его не забрали. Наверное, сочли Лекси мёртвой, а меч слишком уродливым.

Что ж, сейчас это было только на руку.

Сделав несколько неуверенных попыток встать, Лекси сумела диагностировать парочку ушибов, рассечённую губу и несколько жутко болящих синяков. Кажется, и по голове ей въехали знатно. Не зря же она так ноет.

Слабо обхватив рукоять меча, Лекси убрала его в старые набедренные ножны и, сделав пару шагов, ступила на грунтовую дорогу. Оглянулась ещё раз, попыталась позвать друзей, но всё оказалось тщетным. Она была одна.

Вылазка на логово разбойников, почему-то обосновавшихся близ Эверса, изначально была обречена, но нездоровый фанатизм к оторванным конечностями и вывернутым кишкам бушевал сильнее грозы в сезон дождей. И Лекси смылась из дома к Джеймсу, где подговорила оного к откровенному самоубийству. А там и Зак с Эдом подтянулись, бубня о том, что подругу давно пора сунуть к целителю.

Вместе они терялись средь весенней зелени деревьев Забытого леса, петляя нехожеными тропками и прячась за острыми валунами. Прислушивались к отдалённой болтовне врагов и изучали их намерения.

А потом Лекси заметили, и всё пошло по наклонной. Зака и Эда быстро скрутили, Джеймс, в силу более развитой реакции и мускулатуры, немного побился, но, в итоге, тоже был повержен. А Лекси хорошенько помяли и, треснув по голове, бросили валяться у дороги, сочтя мёртвой.

Дойдя нетвёрдым шагом до развилки, Лекси остановилась и призадумалась: вправо — отчий дом, влево — дом Джеймса. Идти за помощью или искать друзей самой? Это вызвало серьёзные интеллектуальные метания, но, всё же, сославшись на своё недееспособное состояние, Лекси шагнула направо, надеясь, что её не убьют родные за сумасшедшие идеи и природный дар убеждения.

Убить — не убили, но настращали возможным итогом. Легче не стало.

Поджав колени к груди, Лекси смиренно терпела лекарские махинации своей сестры. Кассандра методично обрабатывала, как оказалось, кровоточащую рану на затылке и приговаривала о сущей безответности. Лекси молчала. Слова не дают действий, а действия в таком состоянии — итог. К тому же, помощь Кассандры в поиске друзей была неоценима. И совсем не потому что ей нравился Эдвард. Вовсе нет. Она просто была в полной мере способным солдатом ближнего боя. С прицелом ей как-то не свезло, а вот мечом она орудовала поактивнее швабры. Это заставляло восхищаться.

Лекси была младше Кассандры на три года, и очень часто ей казалось, что сестра знает немного больше, чем хотелось бы. Но этот факт не подтверждался, потому что Лекси не понимала, как его подтвердить. Слова крутились на кончике языка всякий раз, когда они оставались наедине, но так и не складывались в вопрос, растворяясь, словно призрак. Это угнетало.

Минутами позже, когда Кассандра закончила, Лекси почувствовала некое облегчение и была готова идти в бой. Но что-то подсказывало ей, что никто её воевать не пустит. Не после подобного провала.

— Ты никуда не пойдёшь! — упрямо заявила Кассандра, едва Лекси попыталась раскрыть рот. — Хватит строить из себя героиню!

— Они — мои друзья, Кэсс! Я не могу бросить их, — взмолилась Лекси, не особо надеясь на положительный результат. Эту рыжую упрямицу никто не мог переспорить. — К тому же, во всём этом виновата я. И в пропаже Вивьен, и в похищении Джеймса и Барреттов. Если бы не я, они бы не пошли на логово разбойников! Если бы не я, нас бы не обнаружили!

Кассандра стушевалась под поникшим взглядом сестры, который буквально сквозил отчаянием. Она ненавидела, когда Лекси была в таком состоянии и вряд ли смогла бы воспротивиться.

— Ну, хорошо, — сдалась Кассандра. — Ты пойдёшь со мной, но никаких вольностей! От меня ни на шаг.

Лекси издала почти счастливый визг и сорвалась с дивана в свою комнату, где сменила рваную и грязную одежду и вытащила изрядно запылившийся колчан со стрелами и лук.

— Готова? — спросила Кассандра, облачённая в походные одежды. В набедренных ножнах она носила свой меч. Прекрасный, изящный, жутко дорогой, наверное. Словно реликвия. О его происхождении Лекси тоже не спрашивала. То ли боялась правды, то ли не надеялась на ответ.

— Да.

Не говоря ни слова остальным домочадцам о произошедшем, девушки вскочили на своих коней и помчались к мосту, который возвышался на речкой Тихой и вёл вглубь Забытого леса. Эту часть Лекси знала, как родную. Много лет она бродила по этим тропкам, одна из которых, сама короткая, вела к дому Джеймса. В первую очередь, решила Кассандра, стоит наведаться именно туда.

Дом Джеймса был весьма прост и обыден, ничем не выделялся и, вообще, его трудно было заметить издалека. Деревянный, неплохо сложенный, с верандой, маленьким огородом и двориком. Деревенская мечта во всём своём воплощении. Только живности нет, кроме, конечно, одного блудного кота, который любит иногда навестить хозяина дома и фатально покататься на одном из немногочисленно уцелевших цветочных горшков, украшающих перила веранды. Впрочем, слабохарактерный на кошачью натуру Джеймс позволял пушистому налётчику подобные вольности и смиренно посещал рынок, где приобретал новые глиняные горшки и сыр, который безумно любил его верный, но вредный друг.

Остановившись у крыльца, Лекси спешилась, внимательно осматривая дверь и окна. Ничего подозрительного не было. Дверь заперта, окна закрыты, чьего-либо присутствия тоже незаметно. Это было очевидно, но всё же Лекси расстроилась. В глубине души она надеялась, что парням удалось высвободиться из плена и добраться до дома, пока она трусливо латала раны.

— Нужно вернуться на то место, где они меня бросили, — решительно сказала Лекси, забираясь на лошадь. — Здесь искать нечего.

— Может, стоит всё-таки проверить дом? — слабо предложила Кассандра, сомневаясь, что это что-то даст.

Лекси мотнула головой.

— Их здесь нет, и не было. Всё осталось так, как мы оставили утром.

— Хорошо, — нехотя согласилась рыжеволосая упрямица, и тут же сурово добавила: — Но если запахнет жареным, мы возвращаемся и сообщаем шерифу!

— Разумнее было бы сообщить ему сразу, — отозвался мужской голос позади них.

Девушки одновременно повернулись и ахнули. Перед ними стоял не кто иной, как Ричард Джонс, самый молодой шериф Эверса за всю его историю.

— Чёрт…

— Зовите меня «сэр» или «господин», — отозвался шериф с едва заметной полуулыбкой.

— Иди к чёрту, Ричард, — бросила Лекси, хмурясь. — Незачем так пугать.

— Ты знакома с шерифом? — ужаснулась Кассандра, которая нечасто бывала частью сумасшедшей компании своей младшей сестрицы, прозябая сутками на работе в лекарской лавке.

— Я знакома с Ричардом Джонсом, — ответила Лекси. — Шерифом он стал намного позже.

— Не умоляй моих достоинств в глазах очаровательных юных дам, — произнёс Ричард, улыбаясь во все тридцать два зуба. Тридцать один, если учесть нелёгкий опыт в утихомиривании местных пьянчуг, один из которых подработал стоматологом.

— Не строй из себя пятидесятилетнего аристократа с замашками на молодых цыпочек, — Лекси закатила глаза. — Тебе двадцать семь, у тебя однушка в общежитии и зарплата как стоимость двенадцати сухих пайков, которыми ты и питаешься.

— Дружеская поддержка неоценима, да, Лекс? — сощурился Ричард.

Лекси высокомерно хмыкнула.

— Ладно, что у вас тут? — сдался он, с сомнением поглядывая на дом. С Джеймсом Ричард знаком не был, но слышал о нём лишь хорошее и, в основном, от Лекси.

И тогда девушки пустились в недолгое повествование сегодняшнего дня, вплоть до момента, как они оказались у дома Джеймса. Ричард, дослушав, лишь задумчиво поскрёб бровь.

— Да, дела, — протянул он. — Банда разбойников, берущая заложников и убивающая мирное население. Я в наличие ведьм быстрее поверю.

— О, ты многого не знаешь об Эверсе, — интригующе произнесла Лекси, припоминая исчезновение Вивьен. — Ты с нами или как?

— По-хорошему, мне следует сообщить начальству об этом…

Лекси нетерпеливо его прервала.

— Ты с нами?

Ричард тяжко вздохнул, эту девчонку не смущала даже его должность.

— Будто у меня есть выбор.

***

Пересекать лес верхом было несколько проблематично, и поэтому Лекси выдвинула предположение бросить лошадей у дома Джеймса. Кассандра с сомнением согласилась, а Ричард внимательно вглядывался в окружающую лесную чащу, намереваясь выследить предполагаемых шпионов. Но как бы он не старался — никого не было.

— Нам нужно вернуться на то место, где мы с ними столкнулись, — сказала Лекси, перепроверяя наличие кинжала и количество стрел в колчане. — Держу пари, что мы сможем найти какие-нибудь следы.

— Если мы не вернёмся к ужину, родители кинутся нас искать, — заметила Кассандра.

— Если я не сдам шерифское оружие к девяти, меня попрут с работы, — отозвался Ричард.

— Зануды, — протянула Лекси, двинувшись в, предположительно, нужную сторону. Кассандра и Ричард тяжко вздохнули и поплелись следом. День обещал быть весёлым.

***

Место, где Лекси пришла в себя, было самым обыденным и даже чересчур приметным, что удивило Ричарда. Здесь ещё виднелись капли запёкшейся крови и тот самый обрубок стрелы, который шериф не преминул повертеть в руках. «Как ребёнок», — фыркнула Лекси и, сообразив, что разбойники ещё те раздолбаи, пошла по дорожке, ведущей в противоположную от Эверса сторону.

— Это не сулит ничего хорошего, — бормотал Ричард. — В самом деле, я знаю тебя с твоих восьми лет. Я думал — питал несметные надежды! — что твоё безрассудство пройдёт с возрастом, но сейчас тебе целых восемнадцать, а мозгов так и не прибавилось.

— Ричард, — угрюмо произнесла Лекси, едва не угодив в охотничий капкан. Благо Кассандра среагировала быстро и оттолкнула сестру.

— Ещё и чувство самосохранение атрофировалось. Окончательно, — заключил шериф и, ткнув найденной неподалёку палкой, обезвредил капкан. Тот, грозно щёлкнув железными зубьями, захлопнулся.

— Браво, мистер следопыт, — сказала Кассандра. — Ты этим шумом вполне мог раскрыть наше место положения. Держу пари, на нас нацелено с десяток стрел.

— А у вас «держу пари» семейное? — съязвил Ричард. — Или это, как инфекция, по воздуху передаётся?

— Я вас вырублю и привяжу верёвками к деревьям, обмажу кровью, и тогда вас сожрёт стадо диких кабанов, и мне совершенно плевать, что они тут не водятся! — вспыхнула Лекси и тут же потухла. На земле она заметила нечто блестящее и знакомое, а едва непонятный предмет оказался в её руках, она узнала в нём перстень Зака, с которым тот не расставался, наверное, даже в момент принятия водных процедур.

— Быстро же они очухались, — прокомментировал Ричард, припомнив слова Лекси о том, что с места битвы парней утащили в бессознательном состоянии. — Но нам это мало что даёт.

— Надо проверить, не обронили ли они ещё что, — сказала Кассандра.

— Конечно, обронили, — пробубнила Лекси, всматриваясь в землю, — у них же клад древних народов мира в кармане всегда.

— Вот не язвила бы ты, а помогала, — вклинился Ричард, отодвигая многострадальной палкой ветки кустарников и траву.

— Посмотри на меня! — ответила Лекси. — Посмотри в мои честные и заинтересованные глаза! А потом на их траекторию взгляда: земля, куст, кролик! Кролик?!

Животное, прошуршав ветками и травой, испуганно скрылось в лесной чаще.

— Эх, — раздосадовано вздохнула Лекси, глядя в след убегающей добыче. — Такой обед сбежал.

— Смотри! — воскликнула Кассандра, поднимая с земли голубую ленточку. — Это ведь твоя!

Лекси медленно подошла к сестре, словно под гипнозом, и вытянула из её рук предмет украшения. Этой ленточкой она подвязывала волосы лет в шесть или семь, даже вышила маленькую голубую букву «А» на конце. А потом куда-то ткнула её, что и сама забыла. А Зак, получается, нашёл её и хранил всё это время.

— С ума сойти, — прошептала Лекси, обернувшись.

Кассандра понимающе вздохнула и предложила идти по следу. Кто знает, что сообразительный блондин смог «обронить» ещё.

И идея Кассандры оправдала себя. Внимательно вглядываясь в землю под ногами, ребята то и дело обнаруживали монетки, верёвочный браслет Эда, сигарету Джеймса, явно выпавшую из-за его уха, и ещё несколько неприметных мелочей. К концу пути этими мелочами был забит небольшой тканевый мешочек, покоящийся в рюкзаке у Ричарда, безумно удивлённого такому количеству хлама у трёх парней.

А через десяток метров от местоположения последней незамысловатой зацепки, ребятам удалось обнаружить лагерь тех самых разбойников и привязанных к старым деревьям друзей, которые выглядели едва лучше, чем мертвецы.

Лекси, заметив обездвиженного Зака, едва не ринулась на толпу гоготавших разбойников, окруживших костёр с готовящейся похлёбкой, но была вовремя одёрнута Ричардом, по складке между бровей которого было ясно, что идёт явный мыслительный процесс. Рывком шериф оттянул Лекси и Кассандру подальше и принялся размышлять вслух.

— Их шестеро, они довольно здоровые, но мало сообразительные. А в искусстве боя я наиболее осведомлён, — Кассандра фыркнула, но Ричард проигнорировал это. — Поэтому я иду на отвлечение, а вы идёте отвязывать этих полудурков и, по возможности, убираетесь с ними к чёрту.

— И кто тут вопрошал о суицидальных наклонностях? — уколола Лекси, глядя на друга, как на идиота.

— Тебе и так по голове прилетело, — невесело отозвался Ричард. — Причём, я полагаю, ещё в раннем детстве, поэтому шуруй отвязывать своих голубков. Поиграй немного в героиню, ты ведь это так любишь.

— Кончай язвить и заткнись, — потребовала Лекси. — Мы идём все вместе, а потом отвяжем парней и свалим тоже все вместе.

— Предлагаете перебить кучку разбойников и спокойненько убраться отсюда? — вклинилась Кассандра, нахмурившись. — Да вы редкостные оптимисты. Как Вы, дорогой наш шериф, объясните начальству наличие шести неопознанных трупов на лесной поляне, входящей в Ваш округ должностных обязанностей? Шли-шли и упали на мечи?

— Напишу подробный рапорт о произошедшем после спасательной операции и направлю группу подчинённых для ликвидации тел, — приподняв бровь, ответил Ричард.

— Слабо утешительно, — хмыкнула Кассандра, принимая поражение. В лагере стало тише.

— Зак без сознания, — зашипела Лекси, — неизвестно что вообще с ним сделали! Вдруг у него сотрясение?

— Ты бы так за Йоко переживала, — съязвил Ричард. — Шляется не пойми где, сто раз ловил после комендантского часа. Чокнутая.

Лекси напряжённо сжала челюсть. Мысль о ломавшихся с треском отношениях с Йоко Накагавой как-то подрастерялась в круговерти сумасбродных приключений с друзьями. Не то чтобы ей было плевать на свою девушку, просто поведение оной в последние недели слабо поддавалось логике. А Лекси попросту надоело проводить воспитательные беседы с двадцатишестилетней девушкой, утопая в неоправданном драматизме и нескончаемых скандалах.

— Пошли, — отчеканила Лекси, двинувшись в сторону лагеря.

— И эта чокнутая, — констатировал Ричард, идя за подругой под убедительно-злобные взгляды Кассандры. — Идеальная пара.

Пока ребята сообразили напасть на лагерь, там всё окончательно стихло. Только Эд и Джеймс пялились на Зака в надежде, что тот очнётся. И иногда на часового, но тот с каким-то необъяснимым безумством натирал свой клинок, который, при правильном преломлении света мог ослепить противника. Бесконтактное убийство фактически.

Фанатичный к своему оружию разбойник и стал первой жертвой, издав настолько мерзкий и громкий предсмертный рык, от которого проснулась остальная шайка. Особенно не понравилось вторжение тому бородачу, которого залило кровью его дружка.

Вмиг вскочив на ноги, разбойники стали нападать на ребят. Ричард, то ли потому что истинный джентльмен, то ли потому что необъяснимый везунчик, умудрялся сражаться с двумя, иногда попадая по третьему, от чего тот смешно злился, не понимая кого рубить первым — шерифа или Кассандру. Но рыжая быстро решила его метания, всадив ему меж рёбер клинок. Не живёшь — не думаешь, а если думаешь, то не живёшь.

Лекси пригнулась, миновав встречу с грубым мечом чужака, и полоснула того по щиколотке. Разбойник завопил и рухнул, а там дело оставалось за малым. Один удар металла и жизни не бывало! Довольно хмыкнув, Лекси решила подсобить Ричарду и, подкравшись сзади, со всей силы врезала остриём по спине одного из нападавших. Тот свалился на колени, и Ричард его добил, предварительно разобравшись с первым. Кассандра тоже не отставала.

Удостоверившись, что никого не задело, ребята принялись освобождать парней от верёвок.

— Порядок? — кратко осведомился Ричард, помогая Джеймсу подняться на ноги.

Джеймс кивнул и предпринял попытку встать, не шатаясь. И ему, к слову, это удалось.

— Чем обязаны такому визиту, шериф? — несколько иронично осведомился Эд, опираясь одной рукой на Кассандру.

— Я же шериф, я обязан спасть ваши неугомонные задницы из подобных передряг.

— Исчерпывающе.

К вечеру они всё же добрались до Эверса, дотащили Барреттов до их дома, и оставили Джеймса коротать ночь у Ридов. Лекси настояла на том, чтобы он побыл под присмотром Кассандры хоть денёк, но Джеймс спешно и безапелляционно изрёк, что утром уберётся восвояси. Впрочем, ему никто не перечил, ведь разбойники были перебиты.

Но Вивьен всё же оставалась бесследно пропавшей.

***

Следующим утром к Лекси заявился Ричард. Чересчур взволнованный и совершенно обескураженный, он заставил всех знатно поволноваться, но позже всё-таки выложил тревожащую его и весь участок информацию.

В лесу нашли тело.

— Мне только что сообщили разведчики об этом, тело ещё не было доставлено в морг, поскольку есть небольшие проблемы с транспортом. Я решил, что тебе стоит отправиться на то место для опознания.

— Почему я, а не миссис Тёрнер? — ошеломлённо спросила Лекси, топя зарождающуюся панику. Кассандра крепко сжала её руку.

— Я не могу утверждать, что это Вивьен, — ответил Ричард. — Не хочу попусту тревожить и без того настрадавшуюся женщину.

— Разведчики должны быть осведомлены о внешности пропавших людей, — упрекнул Джеймс. — Думаешь, для Лекси это не меньший удар?

— Осади, Джеймс.

— Я прекрасно понимаю чувства Лекси, но, согласись, что миссис Тёрнер приходится несколько сложнее, — строгим голосом произнёс Ричард.

— Я согласна с Ричардом, — вклинилась Лекси, высвобождая руку из хватки сестры. — Нужно отправляться немедленно.

— Я с тобой, — тут же подскочила Кассандра, а следом и Джеймс, но Лекси, развернувшись, отрицательно покачала головой.

— Не стоит.

Кивнув на прощание, Ричард и Лекси покинули дом Ридов, оставив Джеймса и Кассандру томиться в горестном ожидании вестей.

Путь до места, где обнаружили чьё-то тело, был не близок, и в какой-то момент ребятам пришлось спешиться, ведя лошадей за поводья. Это жутко замедляло их, Лекси нервничала, периодически слишком остервенело натягивая поводья, отчего её лошадь брыкалась и издавала множество ненужных звуков. И тогда Ричарду приходилось её усмирять. Не лошадь. Лекси.

В то время как они добрались, двое разведчиков всё ещё кружило вокруг накрытого простынёй тела.

— Шериф, — кивнули оба, а потом один из них заговорил: — Транспорт ещё не прибыл. Из-за труднодоступности места обнаружения это займёт немного больше времени, чем следовало.

— Всё в порядке, Рори, — негромко отозвался Ричард, не отрывая взгляд от белого полотна. — Покажите.

Второй разведчик присел на корточки и, облачённой в чёрную кожаную перчатку рукой, откинул простыню в том месте, где находилась голова. Едва перед ребятами предстало изувеченное лицо погибшей, Лекси поплохело. Ричарду пришлось придержать её за плечи.

— Это не Вивьен, — выдохнула она, отчаянно прижимаясь спиной к груди Ричарда. — Не она.

***

Через полтора часа Лекси вернулась домой в сопровождении Ричарда и была настолько вымотана эмоционально, что последующие часа два Кассандре пришлось отпаивать её травами. Джеймс же ретировался к обеду.

— Вот видишь, ещё не всё потеряно, — оптимистично произнесла Кассандра, убирая вымытые чашки в кухонный шкаф.

— Да, но эта девушка пропала три дня назад и уже убита, а Вивьен нет неделю, — отозвалась Лекси. — Ещё эти ведьмы, чёрт бы их побрал.

— Как раз-таки он их и побрал, — хмыкнула Кассандра, возвращаясь за стол. — Ты ведь говорила, что Вивьен изучала эзотерику, может, она чем-то насолила именно ведьмам, а не разбойникам, как мы думали вначале.

И тут Лекси словно осенило. Взгляд переменился, в нём зажглась идея и, поспешно вскочив, она направилась к себе в комнату.

— Эй! А меня в планы посвятить? — обиженно воскликнула Кассандра.

Но ответа не последовало.

***

Часам к трём Лекси вновь покинула дом и направилась вдоль берега речки, к перекрёстку, от которого рукой подать до дома Вивьен.

Небольшое одноэтажное строение из светлого кирпича, крыша которого была покрыта красной черепицей, пара окон с проглядывающимися голубыми занавесками и сад роз, вместо которых сейчас торчали лишь безжизненные кусты. Временами, Лекси заставала Вивьен за садовническими делами. В лёгком платье, с зелёной пластмассовой лейкой она порхала средь роз, обогащая тех прохладной водой. Длинные чёрные пряди переплетались с ненавязчивым намурлыкиванием одной из мелодий Джеймса, которые Вивьен на удивление точно запоминала, чтобы позже воспроизводить в одиночные часы, проведённые дома.

Привязав лошадь у калитки, Лекси вошла в дом. Замерев на пороге перед представшим светло-бежевым коридором, она впервые абсолютно не знала что делать. И тогда, поддавшись неожиданному порыву, девушка шагнула в первую попавшуюся дверь, которой оказалась спальня Вивьен.

Акварельные брызги украшали выкрашенные в белый цвет стены и бледно-жёлтые полупрозрачные занавески. На кофейных шпагатных нитках, растянутых по диагоналям через всю комнату, висели фотографии, снятые на старенький полароид, который Вивьен подарили братья Барретты на пятнадцатый день рождения. На столе громоздились коробки и тюбики с красками, холсты, связки разного размера кистей и несколько стеклянных стаканов с цветными разводами на гранёных стенках. В углу притаился мольберт и с десяток книг в твёрдых и мягких обложках. На подоконнике, под палящими лучами майского солнца, засох цветок в синем горшке.

Лекси прошла вглубь творческого хаоса. Здесь ещё витал аромат её духов. Ничего не изменилось. Хотя прошло уже несколько дней и ей казалось, что она тонет в кошмаре. Хотелось закричать и впиться в собственную голову мёртвой хваткой. Не хватало дыхания, и Лекси бросилась к окну. Щелчок и чуть прохладный воздух ворвался в пыльную комнату, тревожа рисунки на стенах, фотографии на верёвках и занавески.

Переведя взгляд дальше, Лекси заметила дубовый шкаф и комод с шестью выдвижными отсеками, где Вивьен всегда хранила подарки от близких людей, наброски будущих шедевров и партитуры для фортепиано. Рядом с мольбертом притих пюпитр на высокой тонкой ножке.

Лекси проводит кончиками пальцев по крышке комода — остаётся чистый след на запылённой поверхности. Берёт в руки заранее смоченную водой салфетку и бережно протирает каждую полочку, подоконник, стол, выемки в двери. Из кладовой достаёт веник и совок, сметает мусор, потом вымывает пол. Закончив уборку, подходит к мольберту, вытягивает его на середину комнаты, из шкафа достаёт чистый холст, устанавливает. Со стола берёт палитру, несколько тюбиков разного цвета красок, пару кистей, стакан заполняет водой. Разложив всё на месте работы, подсаживается к мольберту. Выдавливает на палитру немного краски насыщенного синего цвета. Хочет нарисовать море. Вивьен любит море. Зажмуривается. Остриё кисти наугад соприкасается с белоснежным ватманом. Судорожно выдыхает, глаза открывать боится. Рука слегка нервно проходит вправо и скользит вниз, оставляя за собой косой ленточный след. Лекси никогда не умела рисовать, по крайней мере, она всегда так себя убеждала. Не её это. То ли дело размахивать мечом или поражать стрелами мишени. А рисовать — нет.

Выводит кистью корявые очертания моря. Получается довольно-таки… глупо. Но она улыбается, обмакивает кисть в краску и продолжает гнуть свою линию. Теперь она понимает Вивьен. Вивьен — художник, Лекси — воин. И это то, чем они являются на самом деле. Это имеет одинаковое воздействие на их жизни и одинаково приносит какое-то незримое удовлетворение. Это значит, что они обе нашли в жизни свою цель.

Покончив с рисунком, абсолютно напоминавшим детские каракули, Лекси думает, что Вивьен ужасно расстроится из-за испорченного холста. Лекси думает, что стерпеть злость Вивьен легче, чем её смерть.

Убрав художественные принадлежности на место, и оставив холст посреди комнаты, Лекси запирает окно, закрывает дверь и уходит на кухню.

В отличие от спальни, она сделана в тёмных тонах. Здесь преобладает натуральный древесный цвет, пахнет сушёными травами и чем-то ещё. На самом деле, Лекси была редкой гостьей в доме Вивьен, обычно они все собирались у Джеймса или в лесу, изредка — у самой Лекси.

Здесь повсюду развешаны пучки и веники разных трав и веток, по стеклянным баночкам распиханы мази, по колбочкам и бутылям — отвары. Интереса ради, Лекси откупорила одну из колбочек, закрытую до этого деревянной пробкой, и принюхалась. Розы. Белые.

Пошарив на одной из полок, она пролистала парочку кулинарных книг в цветных обложках, самодельный блокнот и несколько скреплённых листов пергамента, где почти каллиграфическим почерком Вивьен описывала рецепты каких-то отваров. Или зелий? О медицинских штучках Лекси предпочла посоветоваться с Кассандрой, которая имела куда более обширные знания в этой области, а посему сунула листы в рюкзак. Собственно, больше она там ничего не нашла.

Причастность Вивьен к ведьмовским делам была исключена.

***

— Там больше ничего не было, — сказала Лекси, после того, как Кассандра подтвердила, что найденные записи являлись рецептами лечебных отваров, в основном, успокоительных и жаропонижающих. — Вивьен не связана с ведьмами.

— Она-то, может, и не связана, — ответила Кассандра, — да вот только они могли уловить в ней нечто себе подобное. Нет вестей от Ричарда?

— Результаты вскрытия будут к утру, — огорчённо проговорила Лекси. — Если там обнаружится нечто ненормальное, то это явно ведьмы. А если физические увечья, то разбойники. Не знаю даже, что хуже.

— Эй, — Кассандра дотронулась до руки Лекси и крепко сжала, как утром, — всё будет хорошо, слышишь?

Но хорошо не было. Следующим утром Ричард повторил свой траурный приход, выложив на стол бумаги — заключение патологоанатома. Причина смерти — перемолотые в жижу внутренние органы при отсутствии внешних физических увечий.

***

Редмонд нервно исчерчивал тесную комнату своей лачуги большими шагами, заложив руки за спину. Что-то тревожило его в последние дни, нечто безумно значительное. Связь с повелителем становилась лишь сильнее, а ковен ведьм, бушующий, сродни сезону дождей, только усугублял всё.

Камин вспыхнул зелёным пламенем, и в руку Редмонду влетел клочок пергамента, исписанный кривым почерком. Терра.

«Мой дорогой Редмонд, ты ведь понимаешь, что людская девчонка станет следующей жертвой? Наследница сломается. И это станет началом конца».

Ведьмовская хладнокровность поражала. Даже Редмонд, будучи во власти самого мерзкого и жестокого тирана, не всегда мог отважиться на беспочвенное убийство. А Терра… решила взяться за уничтожение Харадра, раз уж с измерениями не срослось.

— Нет смысла меня запугивать, ведьма, — прошептал маг, сжигая в ладони послание. — Ты ведь слышишь меня?! — внезапно вскрикнул он, и крик его отзвуком пронёсся по дому.

Ответом ему следовал жуткий звонкий смех.

***

Рваные тёмные одежды сливались в одно безграничное пятно средь зелёных деревьев Забытого леса. Терра стояла на большом валуне, внимательно осматривая открывающийся вид на овраг и поляну вокруг него. Девчонка должна умереть здесь. Определённо. И никакой жалкий маг не помешает ей, когда у неё за спиной целая армия. Кровожадная и беспощадная.

— Госпожа, — обратилась к ней совсем ещё юная ведьма, двенадцати лет от роду. Терра машинально вспомнила о том, как спасла бедняжку из горящего амбара на юге страны, — какие будут приказания?

Терра довольно ухмыльнулась и отвела взгляд на лесные просторы.

— Пока ждать.

Связанная крепкими верёвками Вивьен жалобно пискнула.

***

В Эверсе то и дело судачили о пропавшей Вивьен Тёрнер, сетуя на «гнилые гены Адама», её исчезнувшего отца. На столбах были развешены несколько ориентировок и адрес полицейского участка, но никто ни разу к ним не обращался. Не потому что все и так знали её внешность и ветхое здание правопорядка, а потому что ни черта не знали об её местонахождении. Её будто бы не существовало. Ни сегодня, ни вчера, ни две недели назад. Будто бы не она пела посреди торговой площади традиционные песни, плела весенние венки на берегу реки, не она сидела с местными детьми, пока их родители прозябали на работе, не она продавала яблоки в одной из рыночных палаток. Девушка с угольно-чёрными волосами и кистью из беличьей шерсти за ухом растворилась среди немногочисленных эверских улиц.

Лекси не находила себе места. Ещё неделя минула со дня обнаружения тела одной из пропавших девушек, но никаких вестей о Вивьен не было. Ричард, как по расписанию, являлся на порог дома Ридов каждый вечер и лишь качал головой. Лекси в ответ поджимала губы и запиралась в своей комнате, изредка впуская Кассандру.

Но однажды Кассандра обратилась к Элизабет, своей матери.

— Ты рассказывала о том, что сбежать из Харадра нам помог один маг, — начала Кассандра, усадив Элизабет перед собой в гостиной.

Был вечер, Ричард только-только ушёл, не сказав абсолютно ничего по делу Вивьен, а Лекси вновь заперлась у себя.

— Кассандра…

— Мам, он может нам помочь, — взмолилась девушка. — Вивьен много значит для Лекси. Совсем скоро придёт день, когда в нашей жизни всё изменится, нельзя допустить, чтобы ведьмы добрались до Лекси.

— Мало кто знает о том, что Аннамария приказала избавиться от собственной новорождённой дочери в ту ночь, — прошептала Элизабет, и даже сейчас, спустя восемнадцать лет, имя младшей сестры отдавало горечью и разочарованием. — О том, что Лекси выжила. О том, что она здесь.

— Редмонд должен нам помочь, если хочет, чтобы однажды Лекси помогла ему, — настаивала Кассандра. — Повелитель ведь не отступит.

— Повелитель мёртв.

— О, тебе ли не знать расплывчатость и неоднозначность этого понятия. Такая скверна не погибает.

— Кассандра, ты не знаешь, о чём говоришь, — приглушённо ответила Элизабет, словно боясь, что их разговор услышат.

— Если ты не поговоришь с ним, я пойду, — отчеканила Кассандра, ясно дав понять, что разговор окончен и намерения серьёзны.

Элизабет вздохнула от собственного бессилия и отправилась к себе. Соваться ночью в лес было неразумно.

***

Утро выдалось туманным и промозглым. Элизабет натянула глубже капюшон походного плаща и, скрепя сердце, вошла в лес, без труда обнаружив тропку, ведущую в нужном для неё направлении. Дом Редмонда, как и дом Джеймса, был спрятан в лесу. И внезапно Элизабет задумалась о том, чтобы предложить Джеймсу на время перебраться к ним, пока не утихнет ведьмовской ковен. Если Вивьен Тёрнер мертва, Лекси не перенесёт. Если погибнет и Джеймс, Лекси погибнет с ними.

Решётчатая калитка, усеянная сверху наконечниками копий, натужно скрипнула. С голой ветки слетел ворон, трижды каркнув, а слабый свет масляной лампы метнулся к входной двери. Элизабет робко постучала. Никто не открывал. С чердака старой хижины доносились жуткие скрипы и вой, но её это не пугало. Она привыкшая. После побега из Харадра, она частенько захаживала к Редмонду, а потом посещения постепенно сошли на «нет». Впрочем, маг всё понимал и не осуждал её, утопая в ворохе собственных, зачастую темномагических дел.

— Редмонд, — Элизабет постучала вновь. Крошечное окошко в двери открылось, и в свете лампы сверкнули беззрачковые фиолетовые глаза.

— Тёмная магия губит, Адамайн, — прошелестел мужчина, но дверь открыл.

В нос ударил запах ладана и жжёных свечей. Редмонд захлопнул дверь. Облачённый в тёмно-зелёный балахон, он прошёл к столу, усеянному кусочками ладана.

— Не знала, что ты исповедуешь религию, — удивлённо пробормотала Элизабет, пропустив мимо ушей своё настоящее, «орденовское» имя.

Редмонд повёл идеальной синей бровью: — Вера в себя — лучшая религия.

— Конечно.

Камин всполохнул зелёным пламенем и из него вылетел клочок желтоватой бумаги, который Редмонд тут же поймал, не сделав и шагу. Пробежав взглядом по кривым строчкам, он пальцами растёр послание в пепел.

— Что привело тебя сюда? — бархатным голосом поинтересовался Редмонд. Он определённо знал цель визита, но его забавляли ответы этих смертных. Ложь, стеснение, присутствующее в их словах заставляли мага каждый раз убеждаться в никчёмности человеческой расы. Хотя, возможно, в нём всё-таки взыграла старая обида.

— Странные дела творятся в Эверсе, Редмонд.

Редмонд взмахом руки сгрёб рассыпанный по столу ладан в льняной мешочек и при помощи магии переправил его за дверцу шкафа.

— Мне ли об этом не знать, — хмыкнул маг. — Вся моя жизнь сплошные странности, Адамайн.

— Прошу, — прошептала Элизабет. — Не называй меня так. Здесь я…

— Элизабет. Я помню.

— Твоя интонация упрекает меня в выполнении твоей же просьбы, — спокойным голосом ответила Элизабет, рассматривая обручальное кольцо на своей руке.

— О, не обращай внимания. Я слишком зачах в этой хижине. Постоянно скрываться, знаешь ли, утомляет, Адамайн.

Фиолетовые глаза Редмонда странно блеснули, когда тот нарочно акцентировал её настоящее имя.

— И всё же, зачем ты здесь?

— В лесу беснуются ведьмы, верно?

Редмонд на мгновение застыл, держа в руках парочку склянок с сомнительного вида жидкостью, но тут же продолжил их перебирать. Маленькие флакончики с деревянными пробками, картонные коробочки, тканевые мешочки с травами — всё тщательно перебиралось, сортировалось и отправлялось в громоздкий сундук. Словно Редмонд собирал вещи.

— Только не говори, что я должен их обезвредить.

— Подруга Лекси…

— Пропала. Я в курсе.

— Значит, ты более осведомлён в происходящем, чем можно подумать, — пришла к выводу Элизабет.

— О, ты не представляешь насколько, — саркастично отозвался маг. — Я тебя на пару сотен лет старше и, очевидно, что осведомлённость моя не знает границ.

— Прекрати, — жёстко произнесла Элизабет.

— Не понимаю о чём ты, — делано нахмурился Редмонд, сравнивая содержимое двух флаконов.

— Ты напуган, ты сбит с толку, и хочешь сбежать, — отчеканила Элизабет. — Только вот бежать некуда. Твой единственный шанс на спасение сейчас сидит в моём доме и отчаянно ждёт новостей о своей пропавшей подруге, пока ты якшаешься с ведьмами.

Редмонд уложил пару печатей в шкатулку, которую, в свою очередь, отправил в тот же сундук.

— Доношу до твоего сведения, дорогая Адамайн, что обеспечивание «долго и счастливо» твоей дражайшей племяннице не входит в мои обязанности. Моё дело дождаться момента, когда наследница вернётся в Харадр, подсобить в свержении твоей сестрицы, разобраться со своими проблемами и купить дом у моря, потому что мне чертовски необходим покой!

— Чего хотят ведьмы? — упрямилась Элизабет, не сводя глаз с мага.

Тот спокойствием и сосредоточенностью не отличался.

— Довести меня до могилы, — пробормотал он, на пару минут скрывшись в соседней комнате.

— У ведьм должна быть предводительница. И, держу пари, ты знаешь её более чем хорошо.

— Ох уж мне эти женщины, — сокрушался Редмонд. — Покоя от вас нет. Сгинь!

— Редмонд!

— Отвяжись.

— Редмонд!

— Кому говорю — отвяжись! Не пойду я на переговоры с Террой, она же чокнутая! Чокнутая с огромной чокнутой армией. А чокнутость в купе с колдовством совсем безумство. И мне плевать, что это синонимы!

— Редмонд, они же всех убьют! Тебя убьют, меня убьют, Лекси убьют!

— Ой, да пока я тут, она меня только своим почерком убить может, — пробормотал Редмонд, ища что-то в вещевом шкафу. — Невозможно же читать. И угрозы, угрозы. Сколько угроз! Ага, нашёл.

Медальон с пентаграммой и красным драгоценным камнем в середине перекочевал в просторный карман его балахона.

— Их нужно остановить.

— Их остановит только апокалипсис, — фыркнул Редмонд. — И то вряд ли. Понапьются своих зелий и как давай блестящих бабочек по поляне ловить.

— Редмонд, молю, будь серьёзен.

И тогда маг остановился, отвлёкшись от сборов, и серьёзным взглядом вперился в лицо Элизабет.

— Подружка нашей дражайшей наследницы лишь приманка на саму наследницу, — ответил он. — Выкрасть Вивьен не получится, отправить вместо неё Амаранту — пардон, Лекси — тоже не вариант, поэтому жертвуйте подружкой и катитесь к чёрту из Эверса. Я глубоко убеждён, что сейчас самое лучшее время для свершения великих и давно задуманных дел!

— Нельзя ведь так, — прошептала Элизабет, приблизившись к магу, который и сам-то в восторге не был от собственных слов. — Вивьен не должна пострадать из-за нас.

Редмонд раздражённо вздохнул и, ловко развернувшись, вернулся к сборам. Оцепенение, вызванное толикой сострадания к Ридам и этой девчонке Вивьен, спало и сменилось на некоторое негодование. Сколько же проблем от этих смертных!

— В войне ни без жертв, — фыркнул он, колдуя над кипящим котлом, который Элизабет заметила не сразу. — Терра Адьяр не из тех, кто оступается. Ты, вероятно, в курсе событий последнего полугодия?

Элизабет осторожно кивнула.

— Дария Бломфилд — последний маг-скиталец Амрониума, девчонка, не знавшая нормальной жизни! Именно она смогла одолеть его. И заплатила высокую цену. А что теперь? Авнерион жив, но не физически, и теперь жаждет обрести новое тело. Всё пошло крахом.

— Ты считаешь, что предал её? — деликатно спросила Элизабет.

— Я спасал свою шкуру, — обречённо прошептал Редмонд. — Думал только о том, чтобы избавиться от его влияния, перестать играть на два фронта. Я устал, Адамайн! Устал от собственных ошибок. Падение Паллантиума изменило всё.

Котёл вдруг зашипел, кашлянув бледно-зелёной пеной, шлёпнувшейся на каменную кладку камина. Элизабет с долей отвращения смотрела на сие действо, поморщилась и вновь взглянула на Редмонда. Тот оставался разбитым даже со спины.

***

Ещё через пару безвестных дней Лекси надоело сидеть в четырёх стенах, игнорируя многочисленные попытки друзей до неё достучаться, и выбралась на свободу. Они с Барреттами и Джеймсом решили посетить местный бар, чтобы немного развеяться. Там-то Лекси и хотела долбануть их гениальной идеей — вмешаться в поиски пропавшей подруги.

Нет, ей-богу, они упекут её в Тарисфаг рано или поздно!

Но отступать она не желала. А посему пригласила Ричарда и Кассандру. То ли от любви к острым ощущениям, то ли от феноменальной оптимистичности.

— Раз уж ты выбралась из своей пещеры, принцесса, — начал Эд, усаживаясь за выбранный столик, — то, опасаюсь предположить, что в твоей светлой не по годам головушке, созрел очередной идиотский план.

Лекси попыталась скрыться за бокалом какого-то алкогольного напитка, который ей заказала Кассандра, более сведущая в подобных вопросах.

— Мы не пойдём искать Вивьен, — отчеканил Джеймс.

— Потому что это абсолютно небезопасно, — добавил Ричард. — Этим занимаются специально обученные профессионалы.

— А мы и так едва остались живы после твоей прошлой идеи, — не унимался Джеймс.

— Я вас еле отмазал в рапорте, — буркнул Ричард, отхлебнув из кружки.

Кассандра в подозрении скосила на них глаза.

Лекси в немом вопросе скосила глаза на Кассандру. Рассказать о ведьмах или смолчать? Может, не стоит втягивать парней, а разобраться во всём вдвоём? Но тогда парни им головы открутят за безрассудство. Чёрте что.

Кассандра нервно выдохнула, мазнув беглым взглядом по Эду, с довольным видом хлеставшему пиво из большой деревянной кружки, и переметнулась на Лекси. Сестра, кажется, была в полном отчаянии.

— Ричард, — осторожно начала она, — не то, чтобы я поддерживаю идею своей сестры, но, — девушка замялась, подбирая слова, — я считаю, что вы не располагаете достаточной информацией о ситуации.

Четыре пары глаз недоумённо уставились на неё. Лекси, вздохнув, хлопнулась лбом о сложенные на столе ладони.

— Всё действительно не так, как может показаться, — попыталась продолжить Кассандра, сделав пару глотков для храбрости, — но, к сожалению, я не являюсь той, кто может поведать вам всё.

Теперь заинтересованной выглядела и Лекси, поднявшая голову. И едва она собралась что-то сказать или спросить, как их прервали возгласы в другом конце зала. Уставившись туда, все оторопели, поскольку предметом шума являлась ни кто иная, как Йоко Накагава. Вдрызг пьяная Йоко Накагава.

— Лекси, — ошарашенно заговорила Кассандра, не отрывая взгляд от происходящего, но едва она посмотрела на то место, где секунду назад сидела её сестра, страх охватил её тело.

Лекси уверенным шагом направлялась в сторону своей девушки, в неотрывном сопровождении Ричарда.

— Отвали! — заплетавшимся языком кричала Йоко, пытаясь встать из-за стола, но крепкие руки её сопровождающих то и дело опускали её пьяное тело на место. — Я сказала отвалить! Я буду пить столько, сколько захочу!

— Тебе хватит, крошка, — уверял более трезвый спутник, — у нас ещё есть одно неоконченное дело.

Шальная ухмылка озарила лицо Йоко, и она, плюхнувшись назад на сидение, прильнула к мужчине в хмельном поцелуе.

Лекси, увидевшая это, непременно захотела провалиться сквозь землю от обиды и отвращения к той, которую некогда считала едва ли не центром собственной вселенной.

Подойдя ближе к их столику, она без зазрений совести схватила Йоко за руку, отлепив ту от неизвестного мужика, и, подняв, потащила к выходу. Йоко пыталась упираться, что-то кричать, обзывая Лекси самыми последними словами, но всё было без толку.

В Лекси бушевал пожар ненависти.

Оттащив Йоко за угол, к мусорным бакам, принадлежавшим бару, она толкнула ту на грубую каменную кладку улицы и попыталась утихомирить эмоции. Но лишь один вид собственной девушки воспалял в ней желание убивать.

Йоко в пьяном бреду что-то бормотала о несправедливости жизни, о том, что её ждут два кавалера, о том, что Лекси бессовестно украла её у них.

— Какого чёрта ты творишь? — относительно спокойно выдала Лекси, сложив руки на груди. — Какого чёрта тебе не живётся спокойно? Почему ты не можешь вести себя, как нормальный человек? Почему я должна вечно вытаскивать твою задницу из передряг, в которые ты вечно попадаешь? Какого чёрта?!

Дверь бара звякнула, и спиной Лекси почувствовала немое присутствие друзей.

В вечерних сумерках Йоко выглядела ещё более жалкой.

— Думаешь,… мне весело жить, с опасением, — Йоко икнула, рукой, усеянной браслетами, вцепившись в угол мусорного бака над головой. — С опасением, что ты можешь однажды не вернуться.

Она облегчённо выдохнула, после выданной на одном вдохе фразы, прозвучавшей довольно трезво, и откинула голову на стенку бака, прикрыв ярко подведённые раскосые глаза.

— О чём ты? — тихо спросила Лекси, нахмурившись.

Йоко приоткрыла глаза и, сделав неясное движение головой, хмыкнула.

— Все эти твои… вылазки. В лес. Ты никогда не отдаёшь… себе… отчёт в том, что… это опасно. Ты идёшь всегда в самое пекло. Ты самоотверженная, Лекс. Когда-нибудь это тебя убьёт.

Лекси уставилась на Йоко так, будто она влепила ей хорошую пощёчину.

— Ты прости, — тем временем продолжала Йоко, рука её безвольно упала на согнутую в колене ногу. — Надо было по-нормальному, как взрослые. Ну, разойтись. А я повела себя, как последняя дрянь. Ты не заслуживаешь этого. Прости, Лекс.

Йоко всё же сумела нетвёрдо встать на ноги и, выдав нелепое подобие сожалеющей улыбки, поплелась в сторону своего дома. Ричард, коснувшись плеча Лекси, направился вслед за ней, решив, что стоит проводить ту во избежание проблем. Остальные молчали.

Лекси, сморгнув набежавшие слёзы, кинулась в противоположную сторону, домой. Сейчас ей совершенно не хотелось видеть сочувствующие взгляды друзей и немое «всё будет хорошо», потому что уже ни черта не будет. Ни хорошо, ни плохо. Всё будет «никак». И это убивало сильнее проткнутого мечом сердца.

***

Следующим утром Лекси получила второй удар.

Вивьен Тёрнер нашли мёртвой.

Она слабо помнила те часы, в которые Кассандра робко постучала в дверь её комнаты, в которые Лекси, с тёмными полукругами синяков под глазами от бессонной ночи, выбралась наружу. В которые Ричард с прискорбием сообщил о находке, в которые её вели в морг. Лицо миссис Тёрнер, не выражавшее ничего, кроме полнейшей отрешённости и неверия. Болезненно-белые стены морга, санитары, патологоанатом, сожалеющий взгляд Йоко, работавшей тут помощницей того самого патологоанатома. Всё смешалось в одну несуразно-убийственную кучу. Лекси стала отражением миссис Тёрнер, и Кассандре приходилось постоянно поддерживать сестру под руки, уберегая ту от возможных падений.

Смотреть на Вивьен миссис Тёрнер не смогла. Она зашлась в безудержных рыданиях ещё при входе в здание, у дверей «холодильника» она померкла вовсе. И тогда на опознание позвали Лекси.

В «холодильник» направился патологоанатом, Йоко, Лекси и Кассандра, неотрывно следующая за сестрой. И оцепенение Лекси спало только тогда, когда её взору предстало безжизненное лицо подруги.

Руки Лекси задрожали, машинально прикрывая открывшийся в безмолвном крике рот, глаза округлились, а ноги подкосились. Кассандра, едва сдерживая собственные слёзы, подхватила сестру и, развернув, прижала к себе, что есть сил.

Последующие полдня Лекси и вовсе не помнила. Йоко вколола ей успокоительное и отправила домой, где та, под воздействием лекарства, проспала до самого вечера.

***

В день похорон Вивьен на пороге дома Ридов появился Редмонд.

Вся семья, включая дворецкого Вилберна и служанку Ивет, приходившихся друг другу супругами, траурной процессией прибыла домой, после полуторачасового нахождения на кладбищенской земле. Джеймс и Барретты тоже не преминули гостеприимством мистера и миссис Рид и теперь сидели вместе со всеми в гостиной, сохраняя поистине гробовое молчание.

Негромкий дробный стук в дверь словно пробудил домочадцев. И Элизабет спешно поднялась со своего места, обронив кратко:

— Я открою.

Редмонд был мрачнее тучи. Элизабет едва не унесло обратно в дом его магическими волнами, невидимой рябью исходившими от тела. Маг ссутулился и постоянно оглядывался по сторонам, словно опасался, что на него вот-вот нападут.

— Что случилось? — обеспокоенно спросила Элизабет, закрыв за собой дверь, чтобы их никто не подслушал. — Что ты здесь делаешь, Редмонд?

Последующие слова, негромко произнесённые магом, словно разрушили всё то, что Элизабет так старательно выстраивала с самого их побега.

— В Харадре прознали о Лекси. Аннамария высылает разведчиков.

Женщина изменилась в лице, резко побледнела и дрожащими руками ухватилась за дверной косяк. Обведя внимательным взглядом двор поместья, она поспешно распахнула дверь и почти приказным тоном велела Редмонду войти.

Появление мага воспринялось, если не с ужасом, то с недоверием точно.

***

Едва Элизабет внесла свою лепту в раскрытие страшных тайн прошлой жизни, не забыв упомянуть своё настоящее имя — Адамайн, — на улице резко стемнело. А означало это лишь то, что Аннамария Блэк, в угоду поддержания своего статуса госпожи всея магического, разослала приспешников на поиски украденной восемнадцать лет назад дочери.

Редмонд же выглядел отстранённо-уставшим, и Лекси с долей сомнения подумалось, что в этом они сейчас похожи.

Разрыв с Йоко, смерть Вивьен — всё это подкосило Лекси, а вчерашним вечером она была окончательно раздавлена. От Йоко пришла записка. Кассандра тогда ещё спросила: «Как Йоко?», на что Лекси мрачно ответила: «Трусливо черкнула о своём внезапном отъезде и, собственно, отъехала». Йоко и в правду спешно покинула Эверс, никому ничего не объясняя. И, если Лекси думалось, что так станет легче, то сейчас она была глубоко убеждена, что легче не становилось.

Вполуха слушая монотонную тираду незнакомого мага о каких-то там харадровских делах, пятым коленом связанных с нею самой, Лекси эгоистично подумалось, что неплохо было бы сейчас отмотать время хотя бы на полгода назад. Вернуть дни, когда Йоко не вела себя, как последняя понимающая сволочь, Вивьен подпевала песням Джеймса, Барретты шутили и громко смеялись, а они с Кассандрой размеренно покачивались в такт гитарным аккордам.

А потом её кто-то ткнул локтем в ребро, отчего она машинально ойкнула, и пришлось влиться в суть истории.

А история заключалась в том, что по Харадру поползли слухи о якобы выжившей наследнице магического и правящего рода Блэков.

— Я-то здесь причём? — равнодушно бросила Лекси. — Как-то не замечала за собой королевских наклонностей.

Элизабет, которую теперь почему-то требовалось величать как Адамайн, досадно поджала губы, как бы выказывая этим жестом всю абсурдность ситуации, но промолчала. Тогда Джордж Рид решил взять слово.

— Твоей настоящей матерью действительно является Аннамария Блэк, милая, — начал он, стараясь скрыть нарастающую в голосе тревогу. — Адамайн же приходится тебе тётей, а Кассандра — кузиной.

— Тогда кем мне приходишься ты? — с вызовом спросила Лекси, глядя в глаза Джорджа.

— Я твой отец, — выдержав тяжёлый взгляд дочери, ответил он. — И я останусь им до самого конца.

— Почему же ты бросил меня? Почему ушёл ещё до моего рождения?

Джордж выглядел разбито. По-иному и не скажешь. Устало потерев крупными ладонями лицо, он вздохнул и вновь перехватил её взгляд.

— Твоя мать…

— Не называй её так, — оборвала Лекси, и Адамайн совершенно эгоистично возликовала глубоко в душе.

— Хорошо, — Джордж смиренно кивнул. — Аннамария Блэк, — исправился он, спешно взглянув на дочь, — всегда являлась личностью, руки которой были запятнаны тёмной магией, хорошо скрываемой тёмной магией. Власть, уважение, богатства — всё это было добыто лишь магическим воздействием, и даже я являлся марионеткой в её игре.

Сердце Лекси ухнуло вниз. Джеймс, Зак и Эд замерли в ожидании продолжения.

— Она околдовала меня, — негромко говорил Джордж. — Потом родился твой брат.

— Брат? — хрипло переспросила Лекси, ничему уже не удивляясь.

Джордж лишь кивнул, нервно сжимая руки в кулаки.

— Что же заставило тебя бросить нас?

— Заклятье спало. И я ушёл, — на какое-то время повисла давящая тишина, а потом Джордж продолжил: — Джейсону тогда было достаточно лет, чтобы всё понять, но, полагаю, что Аннамария постаралась и на этот счёт. Джейсон может уже и не помнит о моём существовании. Это было незадолго до твоего рождения. Но о тебе я не знал до того момента, пока Адамайн и Кассандра не появились на пороге моего дома с тобой на руках.

— Почему же ты меня принял, если никогда не любил её?

Что-то изменилось в его взгляде, он стал тяжёлым и пропитанным безумной болью. Джордж долго всматривался в лицо Лекси, пытаясь уловить что-то незримое, эфемерное, но, не найдя отклика, склонил голову.

— Какой бы не была ваша мать, вы есть и остаётесь моими детьми.

— Как благородно, — не сдержавшись, уколола Лекси.

— Лекси…

Девушка встала и, отойдя к окну, произнесла:

— Что вы от меня хотите?

Адамайн вдруг решила приблизиться к племяннице, но, одёрнув себя, смиренно осталась стоять на месте, хотя ноги вот-вот грозились подкоситься.

— Твоей целью является возвращение в Харадр, — молвил Редмонд. — Свержение Аннамарии Блэк и восхождение на трон.

Лекси хмыкнула. Ей показалось, что она стоит в холодном коридоре морга, а вокруг мертвецы, мертвецы, мертвецы. Наваждение испарилось, едва чья-то тёплая рука коснулась её оголённого плеча. Это была Ивет, с сожалением в светло-карих, как у Джеймса, глазах.

— Аннамария жестока, милая, — негромко начала Ивет. — Восемнадцать лет назад она приказала повитухам избавиться от тебя, едва ты появилась на свет. Потому что пророчество предрекло ей рождение дочери-мага, а это ставило под удар её нахождение на троне. Но ты сильнее её, Лекси. Ты можешь вернуться в Харадр и искоренить многолетнюю тиранию своего рода. Твой народ ждёт твоего возвращения. Ждёт возвращения наследницы рода.

Лекси поражённо вглядывалась в знакомые с детства черты лица и не понимала, что теперь делать. Маг? Но она никогда не чувствовала в себе каких-либо необычных сил. Наследница рода? Но раз есть брат, почему он не может занять трон? Или Адамайн? Кассандра? Вопросов было слишком много и на каждый требовались ответы, но что-то ей подсказывало, что выкладывать на стол все карты никто не решится. Переведя взгляд на простилающийся пейзаж за окном: высокое старое дерево, под которым находилась деревянная резкая скамья, каменные дорожки и сад, — Лекси заметила силуэт, одиноко наблюдающий за домом. Глаз не было видно, но девушке они казались бесконечно чёрными, демоническими и ужасными. Незнакомка, — а Лекси была уверена, что это молодая женщина — внимательно всматривалась в то самое окно, что и сама Лекси.

Моргнув, Лекси не увидела никого.

Какого чёрта?

Медленно обведя взглядом всех присутствующих, Лекси кивнула. Терять было нечего. Вивьен мертва, Йоко уехала, ведьмы бунтуют в лесу, а странный маг сидит в её гостиной. Что могло быть хуже?

— Я согласна.

Кто-то поражённо выдохнул и обронил: «серьёзно?», но Лекси не поняла кто. Сознание помутилось от происходящего, и она, пошатнувшись, была поймана заботливой Ивет, которая тут же подвела и усадила её на диван.

— Наследница приняла решение, — прошелестел Редмонд как-то торжественно. — Время пророчества пришло.

Лекси хотелось возмутиться по поводу их дурацких пророчеств, которыми, как оказалось, напичкана вся её жизнь, но сил не осталось. Перед глазами словно спала пелена, и сейчас Лекси всматривалась в беззрачковые фиолетовые глаза мага, сидящего напротив. Вокруг него рябели тёмные мелкие точки, объятые лиловым туманом, а сам он был словно в напряжении, отчего пространство вокруг него вибрировало. Но этого никто не замечал.

Кроме неё.

— Твой путь ляжет на северо-восток, наследница, — коснувшись её лба длинными бледными пальцами, произнёс Редмонд. Лекси прикрыла глаза. — Долгие недели скитаний по чужеземным местам, множество опасностей и встреча с наихудшими кошмарами.

В голове Лекси метались картинки незнакомых прежде местностей, изображения и силуэты неизвестных ранее существ и разноцветные вспышки, так похожие на пространство вокруг мага.

И когда последняя вспышка потухла, до неё донёсся властный голос Редмонда.

— Готова ли ты к этому, наследница?

Вмиг Редмонд отнял руку от её лба, и Лекси открыла глаза. Что-то в её взгляде изменилось, словно она повзрослела и постигла множество тайн, хранившихся в недрах земли.

— Готова.

***

Зима выдалась снежной настолько, что из-за сугробов, наметённых во дворе, едва было видно простиравшуюся недалеко реку. Мерцала новогодняя ель множеством разноцветных огней, смиренно посвистывал чайник на плите, а мириады вкусностей ждали своего часа.

Был сочельник, в который Вивьен, Зак, Эд и Джеймс пообещали прийти к Лекси и Кассандре, чтобы отметить его, как говорится, сообща.

С самого утра девушки кудесничали на кухне, отметая предложения помощи от Элизабет и Ивет, продумывали, чем занять гостей, что надеть и где, собственно, обосноваться. В итоге, выбор пал на гостиную, где находилась ель и рядом удобно располагалась кухня. Взрослые же пожелали отпраздновать в уютном кафе, куда были приглашены Барреттами-старшими и миссис Тёрнер с новоявленным мужем. Решение устроило всех и не поддавалось пересмотру.

В назначенный вечерний час, когда Риды и Калхоуны покинули особняк, в дверь позвонили, и Лекси побежала открывать.

Вивьен в тот день запомнилась голубым платьем до колен и неизменно прямыми чёрными волосами, доходившими до поясницы. Её бесконечно серые глаза были печальны и полны немой отрешённости, но в свете праздника этого никто не заметил.

Они уселись прямо на пушистый белоснежный ковёр, рядом мерцала ель, трещали поленья в камине, а воздух наполнился праздничным блаженством и весельем. Эд как всегда шутил, пререкался с Джеймсом, Зак тихонько посмеивался над ними, а Вивьен заворожено разглядывала разноцветные, блестящие и матовые, однотонные и разукрашенные игрушки, поблёскивающие на рождественском дереве. Неестественно бледные пальцы обхватывали бежевые бока чашки, в которой паровало какао, а на лице застыла детская заинтересованность.

Лекси наблюдала за ней в тот миг, словно за лесной феей — тронь и исчезнет.

А потом в дверь вновь постучали, и Лекси, уйдя открывать, потеряла волшебную нить с рождественским очарованием в лице Вивьен.

А через полгода она умерла.

Дёрнувшись, Лекси очнулась от воспоминаний. С самого утра она сидела на берегу реки, недалеко от их с Вивьен любимого места, где они могли проводить дни напролёт, переплетая мысли и пряди волос. Вивьен нравилось делать причёски, Лекси пришлось научиться плести обычную косу. В какой-то степени взаимоотношения с Вивьен напоминали Лекси об отношениях с Йоко, пусть даже главная составляющая была разной, но сама атмосфера…

Кажется, стоит прекращать предаваться болезненным воспоминаниям. Девушка тряхнула головой, отгоняя печальные мысли и вытащила озябшие руки из карманов тёплого пальто.

Редмонд дал ей время до полудня. Больше медлить было нельзя. Он и сейчас незримой тенью притаился где-то за спиной, поодаль, чтобы не мешать. Лекси чувствовала взгляд его странных фиолетовых глаз, но опасности это чувство не внушало. Редмонд оберегал её. От ведьм ли?

Лекси поднялась на ноги, в последний раз окинув взглядом реку и часть леса, виднеющегося за ней, и двинулась в сторону дома. Редмонд вышел из тени, неотрывно следуя за ней. Глубокий тёмный капюшон скрывал короткие пряди тёмно-фиолетовых волос, и только глаза, словно два индиговых огня, горели под ним.

***

Входная дверь хлопнула, напряжённым отзвуком пройдя по рёбрам, и Лекси показалась в гостиной, где, как и вчера, собрались абсолютно все, кто был посвящён в страшную тайну.

Лекси вдруг поёжилась. Засыпая вчера вечером, она надеялась проснуться в утопичном мире, где Йоко всё ещё её девушка, а Вивьен жива. Но проснувшись, она не увидела никого из них, только Редмонд, проведший без сна всю ночь, сидел в кресле подле горящего камина.

— Пора, — приговором молвил маг, едва на Лекси воззрились домочадцы.

Ей стало неуютно. Взгляды, устремлённые на неё, были печальны, кое-где слезливы, но, в целом, обеспокоены. В тёмных глазах Элизабет плескалась уверенность, словно она знала, что грядёт и была готова выстоять все удары судьбы. Ведь теперь она Адамайн Блэк — предатель крови и самая лучшая мать на свете.

Лекси судорожно вздохнула, взволнованно глядя на неё.

Вместо собранного накануне рюкзака, ей в руки сунули резной деревянный сундучок, который прежде Лекси доводилось видеть у Вивьен под половицей. Откуда они узнали?

Лекси почти виртуозно вскрыла сундук. В нём на красном бархате расположилась их общая фотография, кольцо Вивьен с аквамарином и кисть-нож. Эта фотография всегда была с ней — в сумочке, во внутреннем кармане кофточек, курток и рубашек; кольцо никогда не покидало её пальца, а кисть-нож, словно верный друг, сопровождал её на учёбе и всех их незаконных вылазках. Какого дьявола эти вещи тут?

— Миссис Тёрнер решила, что это должно перейти тебе, — тихо сообщила Адамайн, скорбный взгляд которой доводил до дрожи. — Вивьен любила тебя.

Ком подобрался к горлу, и Лекси, сглотнув, поняла, что находится в шаге от истерики. Сморгнув набежавшие слёзы, она посмотрела на Адамайн.

— Я знаю.

Всё действо походило на дешёвый драматический фильм. Под пытливым взором обитателей особняка, Лекси заботливо переложила содержимое сундучка в рюкзак, поданный Ивет, и, умывшись, доложила о своей готовности к чёрт знает чему. Редмонд воспринял это скептично, но всё же приблизился к ней.

— Отныне твоё имя Амаранта Блэк, наследница, — торжественно провозгласил маг, надев на шею девушки амулет в виде чёрной птицы с расправленными крыльями и глазом-обсидианом. — А теперь пошли. И так времени много потеряли. Ещё одну драматичную сцену моё бессмертное сердце не выдержит, — и, развернувшись, он решительно двинулся к выходу. — И ещё, — резко остановившись, сказал Редмонд, — скажешь кому-нибудь своё орденовское имя — сожгу адским пламенем.

И, гордо подняв голову, маг вышел прочь.

Всю тоску Лекси как рукой сняло и, хмыкнув, она вновь взглянула на Адамайн, которая, по всей видимости, была привыкшей к подобным сольным сценам от эксцентричного мага. Впрочем, проблем это не доставляло.

— Слушай меня внимательно, — приглушённо начала Адамайн, положив хрупкие ладони на её плечи. — На границе Забытого леса мы разминёмся. Путь к Харадру долог и опасен, но тебе придётся пройти его в одиночку. Меня и Кассандру Редмонд отведёт к другой ведьме, которая сможет нам помочь, но это займёт время. Прости, что не уберегла тебя от этой ноши. Прости, что меня не будет рядом.

Лекси смотрела на Адамайн, словно та психически больна.

— Очень интересны ваши методы защиты, — проговорила наследница. — Сами к ведьме, а меня в Харадр. Как я вообще до него доберусь? Я за все восемнадцать лет не покидала пределы Эверса и Забытого леса.

— Редмонд даст тебе карту. Лошадь и провизия у тебя есть, оружие тоже. Держись подальше от главных дорог и будь осторожна в лесах. Никто не знает, какие твари взялись за твою поимку ради награды.

Лекси хмыкнула.

— Интересно, во сколько обойдётся моя голова.

Глава вторая

Разделить тяжёлую ношу новоиспечённой наследницы взялись Эд и Зак Барретты, справедливо решившие, что делать им в родном селении нечего, а так хоть пригодятся для благого дела. Снарядившись чуть ли не до зубов, парни поджидали подругу у моста, через который всей дружной и не очень компанией двинулись в чащу Забытого леса. Джеймс вызвался их проводить ровно до развилки, одна из троп которой вела к нему домой. Там, пожелав удачи всем, и даже Редмонду, он отсалютовал фонарём и был таков.

В надвигающихся сумерках было сложнее ориентироваться, поджидало больше опасностей и сюрпризов. Редмонд шёл впереди, Зак и Эд завершали процессию.

Лекси, идущая почти вровень с тёмным магом, периодически поглядывала на сверкающие ломаные линии пентаграмм, которые Редмонд чертил прямо в воздухе и отправлял вперёд. Пентаграммы не возвращались. Редмонд не реагировал. Спрашивать не хотелось.

От безумной скуки и безразличия ко всей грядущей ситуации, Лекси осматривалась по сторонам, иногда лениво отмахиваясь от мошек, летящих на свет волшебного кристалла, который нёс Редмонд. В лесу было сыро, ухали филины и шуршали пробегающие мимо животные. Кое-где стали появляться светлячки.

Лекси тоскливо вспомнила, как привела Йоко сюда впервые, на вторую неделю их знакомства. Примерно в это же время они добрались до небольшой поляны с синими светящимися грибами, высаженными ведьмами, и наблюдали как светлячки и бабочки порхают над ними, исполняя свой необычный танец.

В тот вечер Лекси впервые поцеловала Йоко.

— Они здесь, — прошептал Редмонд, но услышали абсолютно все.

Лекси оглянулась по сторонам и едва не замерла — отовсюду на них глядело с два десятка горящих пар глаз. Средь ветвей, за валунами, в оврагах, на вершине холма — бунтующий ковен ведьм был повсюду.

— Что нам делать? — тихо спросила Лекси, с опаской глядя вперёд.

Редмонд остался невозмутим, лишь крепче сжимал в руках г-образный посох, на конце которого свесился ярко-синий кристалл.

— Я отвлеку их, — погодя, ответил он. — Хватаешь женишков и бежишь с ними прочь из лесу. Постарайтесь к полуночи добраться до укрытия, а с рассветом уходите в Филворд. Найдите Дамиан.

И едва маг договорил, синий кристалл на его посохе разорвался вспышкой ослепляющего света. Ведьмы завизжали страшными звуками, кричали и рычали, пытаясь защититься, но Редмонд лишь усиливал действие кристалла, и даже глаза его светились магией.

Огибая Адамайн и Кассандру, Лекси почти наощупь отыскала Эда и Зака и, схватив обоих за руки, рванула к границе.

***

Пробежав добрую половину леса, ребята выдохлись, но останавливаться не решались. Лекси казалось, что их вот-вот настигнет погоня и тогда уж им точно не поздоровиться, но никого не было. Лишь лес и они. Даже следов магии Редмонда было не видать.

— Граница! — воскликнул Эд, спустя какое-то время.

Забытый лес кончался у грунтовой дороги, поросшей травой, что говорило об её редком использовании. Зак вышел на неё первым, и устало уселся на обочину, не удосужившись скинуть тяжёлый рюкзак. Эд настороженно встал рядом, оглядывая незнакомую местность на наличие незваных гостей, а Лекси обеспокоенно смотрела вдаль. Что-то тревожило её с самого начала пути.

— Нам нельзя останавливаться, — тихо проговорила она. — Нужно уйти как можно дальше отсюда.

— В десятке миль отсюда есть придорожная таверна, — заговорил Эд. — Если щедро заплатить хозяину, он не выдаст нас. Без сна и еды мы всё равно не сможем. А там, гляди, и лошадей найдём.

— Сомневаюсь, что щедрая оплата спасёт нас от ведьм, — иронично отозвалась Лекси.

Зак, громко выдохнув, поднялся на ноги и зашагал по краю дороги в ту сторону, в которую указал брат. Чем быстрее мы доберёмся до таверны, подумалось ему, тем быстрее выспимся.

***

Таверна встретила ребят хмельными голосами, громким смехом и жутким запахом смеси алкоголя и пота. Лекси настороженно оглядела присутствующих, инстинктивно сжав рукоять кинжала, покоящегося в набедренных ножнах. Эд же чувствовал себя словно в своей тарелке, лихо протискиваясь меж близко расположенных столиков, усыпанных окурками и уставленных бутылками, к барной стойке. Зак, взяв Лекси за руку, последовал за ним.

— Салют, Том, — поприветствовал старого бармена Эд, усевшись на один из стульев.

— Эд, — с улыбкой прохрипел тот, протирая деревянную пивную кружку тряпкой. — Давненько тебя не видать. Какими судьбами?

Лекси садиться не решалась, наблюдая за беседой с максимально близкого расстояния. Спиной она чувствовала присутствие Зака, и это немного успокаивало, но несмотря на переполняющий страх, ей неимоверно хотелось спать.

— Нам нужен ночлег, Том. И по возможности, полная конфиденциальность.

— И поэтому вы решили ввалиться через главный вход? — насмешливо протянул Том, не отрываясь от дела. Лекси подумалось, что Эд частенько обращался к Тому с подобными просьбами, а посему не удивилась такому быстрому согласию. — Поднимайтесь на второй этаж, четвёртая комната.

Ключ с железным номерком проскользнул на барную стойку, и Эд тут же сменил его на золотую монету. Том сгрёб её себе в карман, оставшись весьма довольным, и отлучился принять заказ.

В комнате стояло три узких деревянных кровати с тонкими перьевыми матрасами и такими же подушками, на окне трепыхалась старенькая, полупрозрачная занавеска, а у противоположной стены был расположен большой стол и пара стульев. Зак зашёл последним, щёлкнув замком и, на всякий случай, засовом.

Часы на стене показывали полночь.

— У нас максимум четыре часа, — произнёс Эд. — Потом нам нужно будет уйти.

Зак и Лекси согласно кивнули и расположились на кроватях, моментально провалившись в сон.

***

Утреннюю тишину разбил стук в дверь. Первым проснулся Эд и, взглянув в глазок, отпёр. У порога стоял Том с узелком провианта и парой, найденных средь хлама подсобки, коробков спичек. Выглядел он весьма настороженно.

— Утро доброе, Эд, — приглушённо пробормотал хозяин таверны, пробираясь в комнату. Эд запер за ним дверь. — Вам нужно спешить. Ведьмы пронюхали, что вы выбрались за пределы леса и уже направляются сюда. Разведчица шныряла вокруг да около. А я ведь их за версту чую.

Лекси засуетилась, цепляя ножны с кинжалами на пояс и бёдра. Справившись с этим, она забросила колчан со стрелами и лук за спину и схватила рюкзак. Зак, кажется, экипировку не снимал. Впрочем, ей могло показаться из-за недосыпа.

Эд всё ещё вполголоса переговаривался с Томом. Лекси их не слышала, хотя стояла совсем близко. Или не хотела слышать.

— У чёрного входа стоит две лошади, — поделился Том. — Больше найти не смог, но вам перебирать некогда, так что бегом вниз и по сёдлам.

Эд пожал ему руку, сунув два сребреника, и вышел первым. Зак кивнул, поблагодарив хозяина таверны, а Лекси застыла перед ним, не зная, что сказать. Том понимающе и пристально глядел в её кофейные глаза с красной сеткой лопнувших капилляров вокруг.

— Наследница найдёт свой род, — прошептал он и стремглав покинул комнату, застучав громоздкими ботинками по ступеням, ведущим вниз.

Лекси обернулась и посмотрела на Зака, сжав в кармане кольцо с аквамарином.

Когда Лекси и Зак спустились через чёрный вход, Эд уже отвязал поводья от массивного бревна, именующегося скамьёй, и снарядил лошадей для поездки. Том их не провожал — ночные посетители имели свойство наводить дебош и будить постояльцев, да и, во всяком случае, он мог отвлечь преследователей, пока ребята не скроются за горизонтом.

— Лекс, поедешь с Заком. Со временем постараемся раздобыть третью лошадь, — проинформировал Эд с не присущей ему серьёзностью и запрыгнул в седло. Зак последовал его примеру и подал Лекси руку.

Поездка обещала быть весёлой.

***

Лекси спрыгнула с лошади.

Филворд звенел тишиной и пустотой.

Город встретил их полузабытой разрухой и упадком. Окраина и вовсе оставляла желать лучшего: серые высотки с просевшими и обрушенными стенами, куски шифера и дроблёный кирпич. Где-то вблизи слышался лай собачьей своры, и Лекси иронично подумала, что отбиваться от собак стареньким клинком как-то негуманно. Пришлось поспешить.

Антрацитовое небо, куски чьего-то мяса, облюбованные животными, ошмётки одежды, пустые глазницы окон — всё, что осталось от Филворда. В далёком две тысячи пятьсот восемьдесят пятом город процветал. Постоянные ярмарки, концерты, танцы, вечерняя музыка из динамиков каждого столба, романтические прогулки на лодках и в парке, чтение у фонтана городской библиотеки Кроуфорда — всё это было настоящим Филвордом. А сейчас это простая оболочка. Пустая и серая.

Парни не торопились спешиваться, в то время как Лекси начала отходить от них на добрых шестнадцать футов, словно что-то ища. В душе тлело чувство, будто ей были знакомы эти дома, этот город. Лекси отошла ещё немного дальше и, найдя удобный выступ ближайшего разрушенного здания, залезла на него.

Перед ней раскинулись филвордские улицы, кое-где затопленные, кое-где заваленные строительным мусором, с брошенными проржавевшими насквозь машинами и оборванными проводами электропередач (безусловно, электричество в их измерении было роскошью, и поэтому вместо него использовалась магия). Лекси попыталась всмотреться в каждое строение, но она даже не знала как выглядит Дамиан и, разумно рассудив, что здесь ловить нечего, спустилась вниз.

— Нашла что-нибудь? — спросил Зак, рассматривая вместе с братом карту Филворда, любезно одолженную мистером Ридом.

Лекси покачала головой, осматриваясь вокруг.

Было неспокойно.

Не отрывая взгляд от горизонта, Лекси потянулась назад — лук плавно скользнул в руку, тетива натянулась.

— Эй, — Зак не успел сказать, что местоположение Дамиана было найдено — Лекси исчезла. — Где она?

Эд оторвался от карты, повертел головой по сторонам, но подруги не увидел.

— Она не могла далеко уйти.

***

Лекси кралась по улице, обозначенной «Ривер-стрит» на старой повреждённой табличке, валяющейся на обочине разбитой асфальтированной дороги. Подцепив её носком ботинка, она подметила взглядом дату, вычерченную на обратной стороне, «2441».

Тетива задрожала — что-то зашевелилось в кустах, плотно растущих около жилого дома с некогда розовой штукатуркой. Лекси, шагом охотника, двинулась туда. Подобравшись ближе, она обнаружила голубую атласную ленту, привязанную к тоненькой веточке одного из кустарников. Такая же лента, принадлежавшая ранее Лекси, покоилась в рюкзаке у Зака. Рука сама потянулась к ней, пройдясь подушечками пальцев по мягкой материи. Шорох послышался чуть дальше, и из-под сочных зелёных листочков выбежал маленький серый котёнок. Возмущённо мяукнув, он скрылся под колёсами кареты.

Лекси резко обернулась. Разбитая асфальтированная дорога была целее целого и загружена транспортом под завязку. По тротуарам сновали парочки и семьи, на скамьях сидели старички, читающие газеты и бумажные книги в цветастых переплётах. Филворд ожил.

Попятившись назад, Лекси ошалело сорвала ленту и, убрав стрелу в колчан, а лук перекинув через себя, как лямку сумки, рванула в сторону моста, где внизу бушевали волны. Совсем неожиданно стало пасмурно.

Дотронувшись до перил моста, арка которого величественно возвышалась над некоторыми зданиями, Лекси остановилась, чтобы перевести дух и осмотреться. Мысли путались, теория хаотично сменяла теорию. Кажется, это прошлое, я, однозначно, попала в прошлое, решила она.

— Девушка, Вы выглядите… Вам помочь? — поинтересовался… отец. Статный, в костюме, с жизнерадостными искрами в глазах, которые Лекси иногда доводилось видеть в… настоящем. Рядом с ним, держа его под руку, стояла молодая женщина. Тёмные кудри струились по плечам, находя своё продолжение в шоколадном цвете платья в пол. Это была та самая женщина из рассказов Адамайн? — Вам плохо?

Рука по-отечески коснулась её плеча. Лекси распахнула глаза, задрожав всем телом. Позади них мелькнула фигура в чёрном балахоне и, причудливо вильнув в танце, исчезла в толпе.

Лекси перевела взгляд на отца и, махнув головой, произнесла: — Нет, всё в порядке, сэр. Благодарю.

Женщина озадаченно воззрилась на неё. Сейчас или, вернее, тогда она не была похожа на ту бестию, которой её выставили Джордж Рид и Адамайн Блэк.

— Вам точно не нужна помощь? — тем же мелодичным, как и у Адамайн, голосом произнесла она.

Лекси вновь махнула головой.

— Точно. Благодарю. Я спешу. Мне нужно идти. Прошу прощения.

И, выцепив в конце моста безумную улыбку незнакомца, она рванула туда.

Петляя среди удивлённых прохожих, Лекси неустанно следила за мелькающей фигурой в балахоне и потеряла её, едва сошла с моста. Дальше тянулся ряд разноцветных одноэтажных построек, являющихся магазинчиками и кафешками. Людей здесь было меньше, и поэтому пройти было удобнее. Незнакомец расхохотался где-то за углом сувенирной лавки, и Лекси кинулась туда, почему-то ей казалось, что смеялся именно он. Чёрный балахон скрылся за деревянной дверью двухэтажного здания на другой стороне улицы, и девушке пришлось не по правилам пересечь оживлённую дорогу. И под возмущённые возгласы водителей, пассажиров и прохожих, она ворвалась в то же строение, артистично хлопнув дверью.

Едва дверь закрылась, Лекси поглотила тьма. Здание оказалось выгоревшим изнутри театром. Она прошла чуть вперёд, миновав коридор, и вышла в главный зал. Прямо на сцену. Перед ней раскинулись ряды некогда красных кресел, заканчивающихся под балконами для знати, испачканных сажей и кое-где обрушившихся. Было пыльно.

— Раз, два, три. Раз, два, три. Раз, два, три.

Через забитые досками окна пробивались яркие солнечные лучи. Крошечные пылинки танцевали в них вальс под счёт незнакомца. Лекси на мгновение залюбовалась, словно загипнотизированная, но тут же, мысленно одёрнув себя, перевела взгляд на него.

Незнакомец кружился в одиночном вальсе, белозубо скалясь в пустоту. Безумный образ окутывал столп пыли и тусклые огни свечей, всполохнувших внезапно. Лекси попятилась. Счёта больше не было. Теперь он что-то намурлыкивал под нос, лишь иногда увеличивая громкость, а потом вновь затихал, скалился, заводил по новой.

— О, Лекси, Лекси, — расплывшись в полоумной улыбке, протянул он. — Я выпотрошу тебя, как хэллоуинскую тыкву.

Раз, два, три; раз, два, три; раз, два, три. Лекси вела счёт в уме.

— Мама тебя не учила, что подсматривать нехорошо? Ай-ай-ай. Плохая Лекси, — он в лучших традициях театра состроил сожалеющую гримасу, а потом почти нараспев продолжил: — Крошка Лекс убила маму, кому же быть тут идеальной? Полоумная Александра. Какая драма! Драма! Драма! Драма! Почему же тебя не бросили в воду?

Вдруг незнакомец застыл на месте, будто выступление танцора поставили на паузу или он подался в глубочайшие раздумья, но потом его лицо исказила злая насмешка, которая через мгновение и вовсе растворилась. Незнакомец посерьёзнел, встал ровно. Его чёрный, расшитый рунами балахон колыхнулся. Бледными, костлявыми руками он натянул на голову свободный капюшон, скрыв лицо. Руны на кистях засияли синим.

Лекси вдруг вспомнился Редмонд, выглядевший схоже с незнакомцем.

— За тобой кто-то есть, Лекс, — прошептал он и в мгновение разразился громким, безумным хохотом, заполоняющим пространство, от которого хотелось сбежать, скрыться.

Лекси медленно развернулась. И тут же отшатнулась. Вивьен. Она стояла позади неё. С неестественно вывернутой ногой, разинутым ртом и пустыми глазницами. Её костлявые — такие же, как и у незнакомца, — руки тянулись к ней, норовясь сомкнуться на горле.

— Ты виновата, — холодным ветром шептала она. — Ты во всём виновата.

Лекси попятилась. Незнакомец исчез. Руки Вивьен нашли её горло, и цепкие пальцы сдавливали его всё сильнее и сильнее, в секунду пригвоздив Лекси к стене.

— Что ты чувствуешь, Александра? ЧТО ТЫ ТЕПЕРЬ ЧУВСТВУЕШЬ?

Снаружи бетонная стена, которую Лекси чувствовала спиной, поддалась обвалу острых когтей. Раздираемая оборотнями, она будто вибрировала и стонала от боли. Пальцы смыкались всё сильнее. Воздух исчезал из помещения и из лёгких.

А дальше для Лекси наступила темнота.

***

Палящее солнце неприятно жгло лицо, когда Лекси медленно открыла глаза. Упираясь ладонями в тёплую землю, девушка приподнялась и огляделась: она лежала под кустом. Под тем самым кустом, с которого сорвала ленточку. А вокруг был привычный полуразрушенный Филворд, с давящей тишиной и своеобразным спокойствием.

— Лекси!

Это были парни. Они галопом приблизились к ней, спрыгивая буквально на ходу, и помогли встать. Лошади рьяно жевали траву. Едва Лекси поднялась на ноги, голову пронзила жуткая боль, и против воли ладони потянулись к вискам.

— Куда ты убежала?

Лекси медленно повернула голову в сторону Эда. Перед глазами всё ещё маячил образ безумца.

— Просто осмотрелась тут.

— Осмотрелась она, — пробурчал Эд, подводя лошадь брата к нему. — Мы чуть с ума не сошли, а она осмотрелась. Забирайся!

— Кажется, она не в состоянии продолжать путь, Эд, — сказал Зак, всё ещё придерживая подругу за талию. Лекси вот-вот грозилась свалиться обратно на землю.

— Филворд не так уж далеко от Эверса. Рано или поздно нас найдут. Отдохнём, когда разберёмся с Дамианом. А теперь — вперёд!

Зак оседлал лошадь, Эд помог Лекси забраться сзади, а позже сел на свою.

Приближалась ночь.

***

Дамиан оказался психиатрической лечебницей.

Мрачное, двухэтажное здание больницы, окружённое высоким забором, предстало перед ребятами как раз тогда, когда солнце грозилось вот-вот зайти за горизонт. Кованый забор, увенчанный острыми копьями и опутанный колючим кустарником вперемешку с порванной проволокой, стал весомым аргументом спешиться и привязать лошадей где-нибудь неподалёку.

Замо́к на воротах был взломан, и Лекси без труда вошла первая. Двор был огромен. Широкая плиточная дорожка, обрамлённая тёмно-зелёными, разросшимися кустами, детская площадка с проржавевшими и поломанными качелями, несколько скамеек в саду под сенью деревьев, и фонтан перед главным входом в виде двух пересекающихся клыкастых рыб. Лекси ступала тихо, инстинктивно подстраиваясь под ужасающую атмосферу Дамиана, и постоянно оглядывалась по сторонам. Некогда белокаменный фасад клиники украшали несколько змей, а у входа стояло две небольшие статуи оскалившихся кобр. Лекси покоробило.

Парни нагнали её уже на ступенях. Лекси едва собиралась надавить на ручку двери, как та сама распахнулась, обдав непрошеных гостей облачком пыли. В кармане штанов задрожала синяя ленточка. Лекси боялась дотрагиваться до неё — путешествия во времени страшные и изнуряющие, вызывающие странные ощущения где-то в подсознании, никак не стыкующиеся с настоящим. К тому же, встреча с незнакомым безумцем или мёртвой подругой — плохая перспектива.

— Вх-х-ходите, — отдалённо, словно сквозняком подуло, послышался старческий мужской голос, и в больничном холле вспыхнула лампа.

— Добрый вечер, — нарочито громко произнесла Лекси, коснувшись дверного косяка и переступив порог.

Никто не ответил.

— Вх-х-ходите быстр-рее.

Лекси, дёрнувшись, обернулась на голос. Слева от неё, в ярком, насколько это возможно, свете лампы стоял письменный стол, а подле него — низкорослый старичок с испещрённым морщинами лицом. Кажется, он был недоволен.

Спиной Лекси почувствовала Зака и Эда.

— Х-х-холодно. Камин потух-х-х.

Лекси осторожно шагнула вперёд, положив ладонь на рукоять клинка.

— Как Вас зовут, сэр?

Старик не обратил внимания на её слова и даже не поднял взгляд.

— Х-х-холодно. Камин…

— Потух, — перебила она. — Это мы поняли. Скажите, как Вас зовут?

Лекси сделала ещё шаг, заглядывая в подсвеченные лампой водянисто-серые глаза старика. Неожиданно он посмотрел на неё в ответ, почти с мольбой.

— Х-х-холодно.

Лекси обернулась к парням. Ничего больше не оставалось.

— Нужно растопить камин. Принесите дрова.

— Х-х-холодно.

Парни одинаково округлили глаза и едва не попятились.

— И оставить тебя здесь? — спросил Зак.

— С этим ненормальным? — подхватил Эд.

— Ни за что! — воскликнули оба.

Лекси воздержалась от закатывания глаз. Перспектива остаться в здании одной даже на несколько секунд была непривлекательной, но с другой стороны: что если старик заговорит только тогда, когда камин будет растоплен и в больнице хоть чуточку потеплеет?

— Я буду в порядке.

Эд вышел первым, за ним, задержавшись на мгновение, последовал Зак. Лекси медленно обернулась к старику, который по-прежнему смотрел на неё в упор.

— Сейчас мы растопим камин, — сказала она. — И тогда холодно не будет.

— Камин.

— Да-да, камин. Покажете, где он находится?

Старик молча развернулся и двинулся вперёд по коридору, в неизвестном для Лекси направлении, бросив горящую лампу на столе.

Зеленоватая, облупившаяся краска на стенах, некогда синие деревянные рамы без стёкол и грязно-белая дверь в конце. Лекси вытащила половину свечки из бокового кармана рюкзака и зажгла её спичкой. Блёклый шарик света слабо освещал путь, но всё же было не так страшно.

Откуда-то слева истерично закричала женщина. Крик походил на эхо, но, обернувшись в страхе, Лекси едва не заорала сама, — прижавшись к стене, рыдала девушка лет тридцати. Рот её был открыт, слёзы градом катились по бледным щекам, а руки сжимали собственные плечи. Болезненно-хрупкое тело скрывал белый больничный балахон, такой же был и на старике.

— Помогите, — на хриплом выдохе прошептала она, и ногти её впились в кожу до кровавых отметин. — Я не могу уйти. Я не могу отсюда уйти!

Тень скрывала лицо девушки, отчего её глаза выглядели мрачными и устрашающими, словно у дикого зверя в период безумства. Лекси попятилась назад, но быстро упёрлась спиной в противоположную стену.

Руки девушки опали безжизненными плетьми вдоль тела, она сгорбилась вся и упала ничком. Последними её словами было: «Он не даёт мне уйти», — после она растворилась сизым облаком пыли.

— Х-х-холодно, — просвистел старик, всё это время безучастно стоявший в углу. — С-с-сюда, мисс-с.

Они прошли через дверь в конце коридора и свернули вправо, игнорируя лестничные пролёты, ведущие на второй этаж и в подвал. За голыми дверными рамами виднелась общая гостиная, где, по-видимому, когда-то отдыхали пациенты. Несколько запылённых, прогнивших диванчиков, дырявый деревянный пол, панорамное окно с треснувшими стёклами и старый рояль — это всё, что удалось узнать в обломках хлама и строительном мусоре.

А ещё, конечно же, камин.

Лекси обошла старика и приблизилась к камину. Взяла ржавую кочергу, валявшуюся рядом, и принялась выгребать золу, а когда она закончила и развернулась, чтобы вновь поговорить с незнакомцем — тот бесследно исчез.

— Лекси! — послышалось из конца коридора и уже через пару минут пятно света заполнило комнату отдыха. — Вот ты где!

— Ты когда-нибудь перестанешь убегать?

Лекси не нашла, что ответить и, взяв у Эда хворост, принялась растапливать камин.

— Эй, а где…?

— Тепло-о-о, — прошелестело сзади, и Эд испуганно отскочил. Старик появился, словно из ниоткуда и неслышно приблизился к камину. Лекси встала рядом, за компанию протянув руки к огню.

— Вы можете ответить на наши вопросы?

— Дж-жон Томпс-с-со-он, — сказал старик, потирая ладони.

— Джон Томпсон, — эхом отозвалась Лекси. — В каком году Вы родились?

— Две тыс-сячи пятис-сотый, мисс-с, — на лице старика отразилась ностальгическая полуулыбка. — Говорят, с-с-славный был год!

Ребята заметно напряглись.

— То есть, Вам сейчас, — Зак сделал паузу, словно продумывая более правильные слова, — сто двенадцать лет?

Джон Томпсон застыл, потом обернулся на него.

— Что Вы, юнош-ша, мне восемьдесят три, — и развернувшись, он прошлёпал к двери, растворившись в темноте.

Ребята испуганно переглянулись.

— Это что, сейчас призрак был?! — воскликнул Эд, и Лекси тут же шикнула на него.

— Он умер двадцать семь лет назад, — ошарашено произнёс Зак. — В тот же год, когда Дамиан официально закрыли.

***

Лекси нервно приглаживает волосы, бегая взглядом по слабо освещённой комнате.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 80
печатная A5
от 507