электронная
108
печатная A5
264
18+
Наши развлечения

Бесплатный фрагмент - Наши развлечения


Объем:
26 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-7919-2
электронная
от 108
печатная A5
от 264

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Люси

Я живу в городе в Центральной Германии. Особой стариной и историей он не блещет, но в последнее время знаменит своими гей парадами, фестивалями ЛГБТ, сообществ БДСМ и прочей чертовщиной.

Наше общество переживает переломный период в истории: закончился период церковно-патриархальной цивилизации и на авансцену выходят женщины. Патриархат закончился, нет необходимости воевать мечами и копьями, современная война не требует физической силы и мужества. Это война кнопок, кибервойна, и здесь мы, женщины, ни в чём не уступаем мужчинам. Да и бронетанковых войск, где востребованы мужчины, у Германии с гулькин нос.

Женщины широким фронтом наступают на владения мужчин, и здесь выявилась новая опасность для общества и нас, женщин: мужчины мельчают характером и волевыми качествами. Нет, они становятся больше, их вес увеличивается, но это рыхлые создания. Они слишком феминизированы, вынуждая нас забирать у них не только права, но и обязанности. А вот с этим у нас прокол.

Наше общество всё больше разбалансируется, раньше было с кого спросить: вот они мужики виноваты, а сейчас? Похоже, эра европейской цивилизации заканчивается, а вот что впереди — непонятно. Ну да ладно, заканчиваю это вступление или отступление (кому как нравится) и перехожу к рассказу о наших буднях.

Живу я в небольшом доме на окраине города, родители-фермеры живут в деревне. Работаю в конторе, имею дело с компьютером. Целый день сидишь, и только цифры да ведомости мелькают, накапливается нетерпение раздражительность, хочется скорее сменить обстановку.

У нас сложился небольшой кружок таких же женщин, не обременённых семьёй и детьми. И мы в своём кругу отрываемся, как можем. Мы часто собираемся у Хильды (у неё небольшой коттедж). Там мы балуемся вином, пивом, приносим угощенье. Последнее время увлеклись БДСМ. Нас интересуют только первые два названия, без особой боли и порно.

Включаем музыку и одна из нас или несколько начинаем стриптиз, потом надеваем кандалы, ошейник и крепим к трубам отопления, затем начинаем трогать, массировать и придумываем разные развлечения. Это нас волнует, возбуждает, в общем, отрываемся по полной. Обычно эти сборища происходят с субботу или воскресенье. Иногда приглашаем парня, подпаиваем его, раздеваем под музыку, одеваем кандалы и крепим его к стене. После этого делаем с ним, что хотим. Но при этом не переходим определённые рамки, когда он начинает бурно протестовать. Иногда практикуем групповой секс.

Чтобы пощекотать нервы и почувствовать адреналин, мы придумываем публичные выходки. Например, по жребию одна из нас полностью обнажается перед магазином и заходит туда, купить что-нибудь. Мы идём сзади и снимаем видео, потом выкладываем в интернете. Сердце замирает и у обнажённой и у нас.

Иногда мы приковываем в людном месте одну из нас к дереву. Прислоняем спиной к дереву или столбу, заводим руки назад и скрепляем цепью с помощью замков, сдёргиваем плащ и оставляем обнажённой на некоторое время. Люди подходят, пытаются помочь, предлагают вызвать полицию, но она отказывается, меня, мол, сейчас освободят и т. п.

Иногда обнажаем, сковываем руки сзади и ведём через площадь. Нам вдели в специальном салоне кольца в наши киски, и мы закрывали их на висячие замочки, а ключики в виде крестиков вешали себе на шею. Это защищало нас от непрошенных вторжений. Иногда выезжали на пикник куда-нибудь за город и там продолжали наши игры.

Как-то раз мы надели нашей подруге кандалы и металлический пояс с поддерживающей цепью, а потом заспорили: сколько дней в таком виде можно прожить в нашем городе. Хильда предлолжила: давайте у кузница закуёмся все на неснимаемые кандалы и будем в них ходить. Первая, кто не выдержит и снимет их, платит в общую кассу 200€, каждая последующая на 25€ меньше. Последние ничего не платят. Что тут поднялось: одни кричали — да сколько угодно, другие — это невозможно. В конце концов, договорились пойти к кузнецу и заковаться, а кто не захочет — исключается из нашей компании на время, пока последняя не снимет кандалы. Потом собранные штрафы прокутим где-нибудь.

Всего в этом мероприятии согласились участвовать семь девочек. На следующий день мы заявились в специальный салон, где занимаются такого рода вещами. Там очень удивились нашей прихоти, но согласились выполнить этот заказ. Все пришли в длинных юбках, так чтобы кандалов не было видно. Мы сняли наши юбки и остались в трусиках. Кузнец деловито обмерил нас и приступил к работе. Было видно, что ему не впервой это делать.

Заковка происходила следующим образом. Сначала он оборачивал щиколотки ног специальной материей, затем надевал на них стальные полукольца шириной 25мм с предварительно закреплённой цепью между ними, молотком сгибал их концы до смыкания, а затем сваривал их. После этого шлифовал место сварки специальной машинкой и снимал материю. Получалось красиво, и, главное, это была вечная заковка в том смысле, что самостоятельно снять их мы уже не могли.

Наступила моя очередь. Я положила ногу на ковальню, и с каждым ударом молотка что-то сладостное щемило мне сердце. Так заковывали рабынь перед продажей на невольничьем рынке. Цепь кандалов была длиной 70см, по середине поддерживалась цепочкой прикрепленной к стальному поясу, который кузнец закрепил сваркой намертво. Такая конструкция не препятствовало нашей ходьбе, и при этом цепи не волочились по земле.

После заковки мы оделись и пошли по улице к машинам. Цепей не было видно, но был слышен их тихий звон. До конца дня мы были у Хильды, учились ходить и обсуждали наше положение, что говорить знакомым и на работе.

Работа была недалеко от моего дома, так что я ходила пешком. На следующий день я пошла на работу в длинной юбке. Цепи позванивал при ходьбе, да и только. Я зашла в свою комнату и подошла к своему месту. Всего в комнате сидело пять женщин. Когда я села на стул, цепи упали на пол с характерным стуком. Соседка вздрогнула и посмотрела на меня:

— Что там упало?

— Ничего страшного, это кандалы.

Она вытаращила глаза: — Какие кандалы?

— Обыкновенные, — все бросили работу и с удивлением смотрели на меня.

— А ну покажи, — я подняла юбку и они увидели их.

Все подошли ко мне и посыпались вопросы: кто заковал, почему, зачем, и как же ты будешь в них ходить и т. д. Я подготовилась к этим вопросам и спокойно объяснила, что мой новый кавалер поставил мне условие: или сажает меня на цепь, или надевает на меня кандалы. Я выбрала кандалы, неизвестно, сколько он будеть держать меня на цепи, а так я могу свободно ходить, даже на работу.

— А ты что, не можешь его послать подальше?

— Кавалеры на улице не валяються, а так он человек положительный и интересный, да и в сексе он богатырь.

Не знаю, убедила ли я их, но они разошлись озадаченными. Слухи обо мне дошли до начальника и он зашле в обеденный пререрыв к нам. Все притихли, ожидая его реакцию. Сначала он поговорил с девочками, потом подошёл ко мне и спросил заикаясь:

— Это правда, что ты в кандалах?

— Да, — ответиля я и приподняла подол юбки. Такого явления в этой конторе ещё не было.

— А зачем это?

Я опять объяснила ситуацию. Он понемногу пришёл в себя и поинтересовался:

— Долго ты будеш в них ходить?

Я, в свою очередь, спросила его в упор:

— Я нарушаю какую-нибудь инструкцию?

Он подумал и ответил:

— Насчёт кандалов нигде не написано, так что не имею права тебе запретить, только не ходи к начальству, а то подумает чёрти что.

День прошёл без происшествий. После рабочего дня все пошли со мной: у них появились срочные дела в моей стороне. По дороге они рассматривали мою походку и реакцию прохожих. Но походку мы потренировали у Хильды, а кандалы под юбкой не были видны, так что ничего особенного они не увидели. В субботу мы собрались у Хильды и наперебой рассказывали о своих приключениях. У одной родители потребовали снять кандалы, потому она принесла 300€.

Лето наступало, становилось жарко, большинство женщин щеголяло в мини, и только я парилась. Я подрезала юбку так, что кандалы стали видны, но никто особого внимания на меня не обращал: видели и не такое. Затем я подрезала юбку до колен — опять никого это не взволновало. На работе ко мне привыкли, так что пока ситуация была под контролем. Мне это, конечно, добавляло адреналин в крови, сердце учащённо билось, когда на меня очень уж пристально смотрели, но потом и это прошло. Становилось жарко и я решилась и надела короткую, чуть выше колен, юбку.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 264