электронная
252
печатная A5
547
12+
Над землёй

Бесплатный фрагмент - Над землёй

Объем:
286 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4493-1841-1
электронная
от 252
печатная A5
от 547

Предисловие

Плохо ли отличаться от других людей? Придавать сомнению общепринятые правила и условия жизнедеятельности общества? Отличаться мышлением от мышления подавляющего большинства членов этого самого общества? Иметь иной взгляд? Собственное, иное мнение? Быть более наблюдательным? Любопытным? Пытаться разгадать характеры людей? Их поведение и причины побудившие их поступить тем или иным образом?

Плохо ли сомневаться в собственном предназначении, возложенном на твои плечи этим обществом? Желать другой участи? Возможно, другой жизни? Иметь голос и не бояться высказываться? Искать сторонников, человека, который способен тебя понять, разделить твои взгляды? Стараться быть услышанным, а самое главное, быть понятым?

Плохо ли быть не таким, как все?

Да.

Если это не по нраву людям, которые обладают властью.

Глава 1

Волнение. Жуткое чувство, если честно. Если бы в моём поколении не удалили «потливый» ген, душ пришлось бы принимать каждые пять минут. Но трясущихся рук и нервно дёргающихся глаз никто не отменял.

Нужно сосредоточиться. Это уже четвёртая встреча! Затем пятая — последняя и решающая. На ней мы с Эсмо решим, готовы ли стать партнёрами. Видимо, из-за этого я так нервничаю. Ведь если наш Союз состоится, мы встанем в очередь на воспитание Личности Сообщества.

Мою собственную жизнь можно разделить на три этапа. Время до двенадцати лет, затем период до двадцати лет и после — до сегодняшних двадцати пяти. Впереди четвёртый этап, о котором я мечтало ещё в своём детском возрасте.

Наблюдая обучающие видеоролики в комнате Начального Воспитания о нашем Сообществе, я не могло дождаться дня, когда меня возьмут на Воспитание Личности. Я в подробностях представляло, как буду прилежно учиться и безукоризненно выполнять все данные мне задания. Как будут радовать мои успехи моих попечителей. Как они будут меня хвалить и гордиться мной. Всё как в видеороликах: я, как очень важная Личность нашего Сообщества, принесу пользу и благо для дальнейшего существования и процветания. Всё так и вышло. И теперь, помня всё то томление и ожидание, — когда же уже откроется белая дверь, и мне сообщат, что время пришло, — я считаю очень важным также осчастливить нового члена нашего Сообщества. Зная по своему опыту, как это волнительно — воспитываться в Союзе уже состоявшихся Личностей и учиться у них приносить пользу и благо Сообществу, я буду стараться как можно чаще обращать своё внимание на успехи и достижения нашего подопечного. Сделаю всё от меня зависящее, чтобы оно комфортно и радостно сосуществовало рядом с нами. И если оно начнёт сомневаться в своей значимости и важности (как однажды это случилось со мной), постараюсь объяснить, что это не так, и что так в принципе быть не может! Мы все — части единого организма под названием Человечество. Мы — Личности! Мы все, как одно целое! И как целая часть всего! Исчезни хоть один из нас, всё разрушится. Мы польза, мы благо!

Но пока мне нужно справиться с волнением и дожить до вечера. До встречи с Эсмо. Оно интересная личность, и мне с Эсмо вполне комфортно. Эсмо — мой первый претендент для создания Союза. Я у Эсмо — второй. Так как Курьерская Служба одна из более многочисленных служб в нашем Сообществе, у каждого из нас значительно больше кандидатов на рассмотрения для создания Союза. Союз должен состоять из двух людей одной и той же Службы, чтобы впоследствии воспитывать новую Личность и обучать всем нюансам своей работы.

Сегодня я надену зелёное. Мой любимый цвет. Здесь, на высоте нескольких метров над землёй, его жутко не хватает. Да, в некоторых местах стоят искусственно выращенные деревья и цветы, но они ничто по сравнению с обилием зелёного далеко внизу. Меня всегда интересовало: как это ступать босыми ногами по земле? Мой ближний приятель Рамило считает, что это достаточно противно: грязь, просачиваясь сквозь пальцы, остаётся на ступнях липкими комками. Я же в этих рассуждениях более романтично. Мне хочется думать, что я ощутило бы тепло и мягкость почвы. Но увы, мы никогда не узнаем, как это на самом деле.

Много поколений назад группа учёных предсказала загрязнение нижнего слоя воздуха земли. Но люди того далёкого поколения в большинстве своём имели ограниченный взгляд на мироздание и были тщедушны по своей натуре. Учёным не поверили. Но они не сдались. Не опустили рук. Они не допустили, чтобы человечество исчезло с лица земли. Учёные нашли спонсоров, которых смогли убедить в надвигающейся угрозе всему живому. И за несколько лет непрерывной работы удалось построить Платформу на высоте 503 метров над землёй. Учёные спасли на ней свои семьи, семьи спонсоров и тех немногих, кто им поверил.

Стараясь не думать о вечере, я сделало все утренние дела и, открыв дверь своего жилища, вышло за порог. Как всегда, меня встретило лицо нашего Главного Учёного на движущихся постерах, установленных в каждом уголке и на каждом этаже нашей Платформы. Сегодня среда, значит оно рассказывает о прогрессе и пользе генетического вмешательства в деторождение. Всё верно. Чем идеальнее станет поколение людей к тому времени, когда они смогут спуститься на землю, тем лучше.

Сколько себя помню, лицо Главного Учёного всегда выглядело таким, как и сейчас: кругловатой формы; нос слегка широковат; тёмно-карие глаза близко посажаны; тонкие губы на твёрдом подбородке. Много поколений до меня, а потом и после видели и будут видеть его таким же. С едва заметными изменениями. Всё потому, что Главного Учёного, в отличии от нас, создают репродуктивно. В каждую последующую копию вживляют воспоминания прошлых жизней. Так же эта копия до определённых лет узнает всё азы и нюансы правления у своего предшественника. И когда тому наступает время Уходить На Покой, ново-старый Учёный приступает к работе. Нужно это для того, чтобы не совершать прошлых ошибок. А их, судя по нашей истории, случилось немало.

По истечении нескольких лет после катастрофы, обрёкшей миллионы людей (и не только) на смерть, на нашей Платформе не обошлось без борьбы за власть. Насколько не прискорбно сейчас осознавать, но да — мои предки страдали от властолюбия. Немало лет ушло на то, чтобы понять, что все люди должны быть равны между собой. И каждый должен занимать свою определённую нишу, занимаясь определённым делом. Лучше всего это понимали учёные. Им и доверили наше дальнейшее развитие и управление. Олимп. Наш мозг. Самый верхний этаж Платформы. Наше всё.

Именно они первыми осознали, что между нами не должно быть видимых различий. Что надо быть Личностью, приносящей пользу Человечеству, не опираясь на визуальные отличия. Не зацикливаться на собственном «Я», акцентируя свою значимость во внешнем виде, но при этом осознавать свою важность и пользу, как необходимый орган для продуктивности Сообщества!

Только благодаря им и Главному Учёному мы сейчас живём в мире, освобождённом от лжи, зависти, тщеславия, себялюбия, тщедушия и других пороков. (Большинству слов я даже определения не знаю… Но мир без войн и без зла подтверждает эффективность отсутствия этих человеческих качеств, чтобы они не означали.)

Теперь нас отличает друг от друга лишь класс «А» и «Б». И то нужно это только для продолжения человеческого рода. От этого класса зависит в какой секции лаборатории нам необходимо раз в год сдавать анализы. И всё. В остальном мы выглядим одинаково. Разве что, но это моё личное наблюдение, класс «Б» кажется чуть меньше и хрупче класса «А».

Пройдя, ставшим таким родным, не меняющимся вот уже пять лет маршрутом, под пристальным взглядом Главного Учёного, до лифтов и зайдя в один из них я нажало кнопку нужного мне этажа платформы. Курьерская Служба занимает один из округлых углов платформы на третьем ярусе. Меня окружило бесшумное силовое поле с голубоватым свечением и металлический круг, на котором я стояло, поднимал меня вверх. Через три минуты я оказалось на месте. Пройдя еще несколько метров, я зашло в отсек рабочего помещения.

— Как всегда вовремя! — похвалил меня контролёр ВСО (Выполнения Своих Обязанностей), отвечающий за наш Курьерский одел.

— Как будто может быть по-другому, — посмеялось я, проходя мимо. Ричо улыбнулось и сделало пометку в своём планшете. Я прошло к своей Панели Задач и приложило большой палец к сенсору. Панель оживилась, приветствуя меня, затем вывела список моих задач на сегодня. Список оказался сильно коротким, что вызвало у меня стон разочарования. Я-то надеялось убить время и занять мысли выполнением работы. А тут-то и выполнять нечего. Всего два назначения! С которыми я управлюсь буквально за пару часов. Это означает, что всё оставшееся время до вечера, до встречи с Эсмо, мне предстоит и дальше мучиться от волнений и переживаний! Я, конечно, предполагало, что этот этап будет очень важным для меня, но не представляло, что к концу встреч изведу себя переживаниями.

— Много работы? — вывело меня из раздумий Ричо.

— Наоборот! — воскликнуло я, не в силах и дальше в одиночку переносить охватившие меня чувства.

— Понимаю. Это очень грустно, когда нет возможности принести как можно больше пользы нашему Сообществу.

«Да. Именно так.» — саркастично подумало я. Что тут говорить? Для Ричо этот этап жизни далеко позади. В свои 46 лет оно имеет и партнера, и подопечного (причём одного он уже довёл до нужного возраста и сейчас воспитывает другого). Оно уже и не помнит все эти волнения (если они вообще появлялись). Теперь мысли Ричо скорее заняты предстоящим Уходом На Покой через четыре года. Принеся всю необходимую пользу и совершив все блага, оно мысленно пожинает плоды своей бескорыстной помощи будущему поколению нашего Сообщества. Для моего, в частности. По крайней мере, мне так хочется думать. По крайней мере, мне хочется, чтобы так думало я перед Уходом На Покой.

С Ричо не получится обсудить все мои переживания. Поэтому, улыбнувшись, я кивнуло. Первое место в списке доставок на втором ярусе. Недалеко от него будка рабочего места моего ближнего приятеля Рамило. Уж оно то меня выслушает и поможет советом. Наверное. В любом случае зайти к Рамило стоит. Хотя бы для того, чтобы скоротать время.

Выключив Панель Задач, я подошло к Стойке Раздач. Набрав на панели код обеих моих доставок, я подождало три минуты перед тем, как два почти не отличающихся друг от друга серебристых контейнера выехали ко мне на чёрной ленте выдачи посылок. Уложив оба контейнера в свой квадратный (сегодня зеленый, под цвет моей одежды) рюкзак и надев его на плечи, я пошло к выходу. Проходя мимо Ричо, я приложило два пальца ко лбу и резко от него. Чем, как всегда, вызвало у него покачивание головой на мой такой жест. Не знаю, откуда я его взяло, но он мне нравился. Точнее реакция людей на него. А она происходила разная. От округлившихся глаз до прищуренных. От вздохов возмущения до снисходительных улыбок.

Иногда я думало, чтобы ещё такого придумать и удивлять, наблюдая разные реакции.

И вот я снова на металлическом круге. На спуск ушла минута. Ещё двадцать, чтобы дойти до нужного места, отдать посылку, получить отпечаток пальца на планшет за её получение. И я уже шагало по направлению к Рамило. Холодный белый свет и белизна стен, разбавленная разнообразными экранами, как всегда, сопровождали мои перемещения.

Белая глянцевая будка с едва видным очертанием двери и затемнённым небольшим квадратиком сенсорной панели — рабочее место моего приятеля. При моём приближении панель загорелась красным. «Происходит процесс работы, если что-то срочное — приложите палец к колокольчику» — гласила белая надпись. Я усмехнулось. Это приветствие придумало само Рамило. У меня ничего срочного, но будем считать, что это всё-таки так. В конце концов важный этап в жизни! И дёргающийся глаз.

Я послушно нажало колокольчик. Из панели появилась миниатюрная голограммная копия добродушного лица Рамило. Увидев меня, оно облегченно выдохнуло и затараторило:

— Ниро! Это ты! Как же я надеялось, что ты ко мне зайдешь! Я так радо! Безумно! Это же ваша четвёртая встреча? Ну зачем я спрашиваю? Знаю же, что четвёртая. А потом пятая! Это должно быть очень волнительно! По крайней мере я думаю, что буду очень волноваться! Представляю твоё состояние! Ты, наверное, себе места не находишь? Скорее заходи и всё мне расскажи! Как же это здорово! Четвёртая встреча! Главное, чтобы Эсмо находилось в положительном настрое и захотело пятую встречу… Ну что же ты стоишь? Ты должно мне всё рассказать! Четвёртая! Ниро? Заходи же!

— Как только ты откроешь мне дверь, — посмеялось я. Рамило очень впечатлительно. Содержательные беседы выходили с Рамило крайне редко, но оно меня всегда веселило своей болтовнёй.

— Ах, точно! Какое я не внимательное! Всё потому, что я волнуюсь, мне кажется, даже сильнее тебя! Четвёртая! Пятая! А потом вы станете наблюдать и воспитывать новое поколение! Я имею ввиду одного из его представителей!

— Дверь! — быстро вставило я, пока оно не продолжило выплескивание своих чувств.

— Ах, прости, прости. — Рамило на секунду умолкло и послышалось тихое шипение открывающейся двери. — Заходи скорее! Скорее же!

Дверь плавно отъехала в сторону, и я прошло внутрь. Меня привычно встретил ряд плоских экранов, копирующих все постеры, голограммы и экраны по всему второму ярусу платформы. Именно Рамило выбирало какой в тот или иной момент будет проигрываться видеоролик: информирующий, обучающий, вдохновляющий, исторический и так далее. В этом заключалось рамилова польза для нашего Сообщества. Именно для этой роли оно рождено и воспитано в Союзе уже состоявшийся Личностей. Точно так же, как я рождено для работы в Курьерской Службе.

— Ну же! Что ты чувствуешь? — крутанувшись на своём белом кресле, развернулось от экранов ко мне Рамило.

— Волнение! — опустившись на небольшой белый диван, стоящий в уголке, вздохнуло я.

— Ну конечно же! Что же ещё? Такой важный момент! Сколько встреч случилось у Эсмо с первым претендентом? Не отвечай. Я, естественно, знаю, что две! Две! А у вас уже четвёртая! Это обнадёживает! И предполагает благополучный исход! Что же не устроило Эсмо в первом претенденте? Я и это знаю! Прошу, не заставляй меня говорить, откуда! — оно положило руку на сердце и тут же ею махнуло, как бы сжалившись надо мной, что изрядно меня развеселило, — Ну хорошо! Ко мне иногда заходит один психолог. Оно-то мне и рассказало, что Сэнво (так зовут того первого претендента) откровенно сообщило Эсмо, что не готово к воспитанию Личности! Ты можешь себе это представить? Знаю, что не можешь! И я не могу! Но это уже работа самого психолога. Нам незачем акцентировать на этом внимание! Четвёртая! Как же это восхитительно!

— Именно! — воскликнуло я. — Но вдруг Эсмо со мною скучно? Что, если оно сообщит мне сегодня, что не настроено на пятую встречу? Я умру на месте!

— Такого просто не может случиться! — почти взвизгнуло Рамило, всплеснув руками. — Ты идеально подходящая Личность для Воспитания! Ты желало этого с детства! Больше всего хотело принести пользу для Сообщества именно этим занятием! Эсмо это, наверняка, понимает! Ведь это видно невооружённым глазом! И если оно имеет такое же огромное желание, как и у тебя, то пятой встрече быть! А потом — и Союзу!

— Да, ты, скорее всего, право. Но я не могу перестать представлять самые скверные развития событий…

— Ну хорошо! Даже если, — очень натянуто, прошу заметить, — представить, что Эсмо откажется от пятой встречи, то у тебя остаётся ещё пол Курьерской Службы претендентов! Рассмотрим другого! Это мне почти не из чего выбрать! Нас, визуализаторов во много раз меньше! А подходящих мне по возрасту вообще раз, два и обчёлся!

— Согласно, — кивнуло я. Должно быть плохо, когда нет выбора. Но мне-то он не нужен! Мне просто хочется встать на очередь и воспитывать Личность! Не думаю, что будь выбор у Рамило, оно им воспользовалось бы… Воспитывать Личность куда важнее личных предпочтений. Все это знают. От того и странным стало узнать, что первый претендент Эсмо не готов к этой важной роли. Но не суть. Это и правда работа психолога. А Рамило, говоря сейчас о выборе, просто хочет меня успокоить.

— Твоя ситуация вызывает грусть, — подыграло я. — Но я уверено, что тебе повезёт уже с первым претендентом. И все пять встреч пройдут на «ура». И мне тоже не стоит так переживать. Всё будет хорошо. По-другому не может быть.

— Да! А теперь расскажи, о чём вы говорили на последней встрече! Мне безумно это интересно! Я хочу знать все подробности! И не смей утаить от меня хоть одно слово!

— Если ты вообще позволишь мне его вставить, — посмеялось я.

Рамило, виновато округлив глаза, прижало ладонь к губам:

— Ах, да! Не могу прекратить болтать! Прости! Рассказывай же! Рассказывай скорее!

Я снова посмеялось и, продолжая слушать Рамиловы извинения, покачало головой. Оно всегда больше любило говорить, чем слушать. Возможно, это одна из причин, по которой мне легко и приятно общаться с Рамило. Я же в свою очередь любило больше наблюдать за натурой человека. Личности. Видимых различий у нас между собой нет. Но внутреннее содержание каждого из нас отличалось. Не знаю, обращает ли кто-то кроме меня внимание на это обстоятельство.

Когда у Рамило кончились извинения и мысли, которые оно хотело облачить в слова по этому поводу, оно замолчало, желая получить новую порцию идей, по которым оно смогло бы и дальше высказывать свои умозаключения. Я, конечно же, предоставило ему эту возможность, рассказав о нашей с Эсмо прошлой встрече. Рамило терпеливо выслушивало пару предложений, а затем выдавало кучу вопросов, само же на них отвечая. Я же веселилось про себя, любезно предоставляя ему высказывать всё, что оно думает по той или иной фразе (моей или же Эсмо из рассказанного мной диалога, состоявшегося с последним). Так и проходило время. Приятно для меня и ещё приятнее для Рамило.

Выслушивая очередной монолог по поводу посмеявшегося Эсмо над одной из моих шуток, я обратило внимание, что уже пришло время обеда. А ведь у меня ещё одна доставка! На верхний ярус Платформы! И доставить мне её предполагалось ещё до обеда! В этом всё я… Увлёкшись наблюдением человеческого поведения и пытаясь при этом разгадать причины, побуждавшие его поступать тем или иным способом, говорить ту или иную фразу, я совершенно забывало о времени!

— Рамило! — воскликнув, перебило я монолог своего приятеля. — Мне ещё час назад планировалось быть на верхнем ярусе!

— Что? Ах, да! Уже время обеда! Как же ты меня заболтало! Спешу тебя заверить, что только тебе удаётся со мной так поступать! Совершенно забываю о течении времени в твоей компании! Но постой! — воскликнуло оно, когда я встало с дивана и направилось к двери. Открыв один из ящиков своего стола, оно вытащило оттуда два серебристых пакетика размером с ладонь: — Вот тебе клубника и булочка с маком. Перекусишь по дороге. И даже не думай отказываться! Я слышу твой пустой желудок!

И правда урчит. Благодарно улыбнувшись, я приняло рамилово угощение и сунуло его в боковой карман рюкзака. Махнув на прощание, я вышло за дверь, которую Рамило предусмотрительно открыло для меня нажатием кнопки на своей сенсорной панели управления.

— Удачи вам сегодня вечером! Вам обоим! — услышало я пожелание Рамило, когда дверь уже закрывалась за мной. Спасибо. Она мне не повредит. И не только сегодня вечером, но и сейчас! Я побежало. Ярус пустовал, лифты тоже. Только Главный Учёный, наблюдая с экранов, находился на своём неотступном посту. Естественно, все заняты приёмом пищи. И только я поступило непредусмотрительно, заболтавшись с Рамило. Зато скоротало время, как и хотело. Какой стыд! Как же я сейчас некрасиво поступлю, оторвав человека от обеда! Я забежало в лифт и нажало номер нужного мне верхнего яруса. Меня привычно окружило силовое поле. Такое же поле окружает всю нашу Платформу целиком, правда плотней. Это служит дополнительной защитой от загрязнения воздуха внизу, если вдруг оно начнёт распространяться вверх.

Но тут синее свечение вокруг меня исчезло, и металлический круг вместо того, чтобы подниматься вверх, начал опускаться вниз! Я присело и схватилось за его края. Не хватало ещё упасть на силовое поле внизу. Я точно не знало, но предполагало, что это может быть опасно для жизни.

Когда я уже находилось на нижнем жилом ярусе, силовое поле вокруг Платформы зарябило и на несколько секунд исчезло. Этого хватило, чтобы металлический круг лифта, на котором я сидело, без остановки продолжил опускаться ещё ниже! Вот тут-то я и запаниковало!

Теперь я находилось вне силового поля Платформы и стремительно опускалось всё ниже и ниже! К земле!

Я увидело столбы, на которых держится наша Платформа, обвитые, как плющом (только белого цвета), генетически созданными волокнами, добывающими энергию из самой земли. Так же я разглядело тонкие линии на этих волокнах. По ним, пульсируя, поднималась голубоватая энергия. Как кровь по венам. На секунду меня это заворожило. Эти столбы мне удалось увидеть один единственный раз в информирующем о функциональности и построении Платформы видеоролике. Я проследило взглядом вниз один из столбов. Волокна врезались в землю, а земля вокруг них, вся в трещинах и изломах, казалась мёртвой и сухой. Мне показалось это странным. В видеороликах земля под Платформой и дальше благоухала зеленью и жизнью. В каждом листочке и травинке бликами играло солнце. Смотря на это чудо, хотелось вылезти из кожи вон, чтобы принести всю зависящую от тебя пользу для прогрессивного существования нашего Сообщества. Чтобы твой идеальный потомок, которому посчастливится лично провести рукой по влажной от расы траве, мог сказать «Спасибо» всем прошлым поколениям, благодаря котором он стоит на этой земле.

Да это странно… Но долго мучиться от охвативших меня вопросов не придётся. Земля всё ближе. И значит скоро я не смогу дышать чистым воздухом. Я стану одним из тех несчастных предков, что так глупо умерли много лет назад, не послушав учёных. Буду задыхаться отравленным воздухом, возможно, не один час. А может мне повезёт, и диск, на котором я так стремительно спускаюсь, разобьёт меня о землю.

Трудно поверить, что ещё утром я волновалось из-за встречи с Эсмо! Бедное! Оно снова будет вынуждено проходить процедуру из пяти встреч!

Нет! Я не готово умирать! Надо что-нибудь соображать!

Столб! Нужно попытаться перепрыгнуть на него и уже по нему забраться вверх!

Я распрямило ноги, продолжая держаться руками за металлические края диска. Затем, согнув их в коленях, я изо всех сил оттолкнулось и полетело навстречу ближнему столбу. Руки обхватили гладкие волокна. Гладкие! Не получив возможности за что-нибудь зацепиться, я заскользило по ним вниз.

Ну что, пришло время смириться с неминуемой смертью?

Может я это заслужило за все свои сомнения и отличающиеся от других поведение и рассуждения?

Я скользило к земле, пытаясь удержаться на столбе, чтобы не сорваться и не встретить смерть в свободном полёте, высоко вереща от страха. Можно ли считать это трусостью? Ведь умирать от удушья гораздо мучительнее. И не правильнее ли расцепить руки и умереть быстро, столкнувшись с землёй, на которую я так мечтало попасть? Или во мне теплилась надежда, что Олимп каким-то образом не смог распознать, что воздух внизу уже чист и можно жить на земле? Надежда, что я всё-таки выживу?

Я смогло разглядеть верхушки зелёных деревьев где-то метрах в двадцати от Платформы. Лес. Настоящий. Созданный самой природой. Как бы мне хотелось услышать все его ароматы. Ощутить твёрдость коры деревьев и мягкость их листьев.

Это — мечта! Это — вожделение! Несбыточные желания…

Хотя… Может мне удастся, задыхаясь, добраться до леса и перед смертью сбыть то, что казалось несбыточным? Может я не умру сразу же? Пожалуйста! Пусть будет так!

Теперь я хотело как можно быстрей спуститься вниз и попытаться осуществить задуманное! Быстрее! Быстрее на землю!

Аккуратно опустив голову вниз, я радостно обнаружило, что до земли оставалось метров пять. Я всё ещё свободно дышало. Это означало, что время у меня есть! О, это ужасное-прекрасное чувство! Я почувствую твёрдость земли у себя под ногами! Мягкость почвы в лесу! Я буду на земле! И На Покой уйду на земле! Хоть время моё и не пришло для последней пользы Сообществу, меня невообразимо радует, что это случится именно тут! Что напоследок я исполню все свои самые смелые мечты!

Столкнувшись с землёй, я не удержалось на ногах и упало на спину. Ноздри заполнили незнакомые запахи. Лицо обдуло тёплым порывом ветра. Ладони ощутили твёрдость и сухость земли под ними.

Не теряя времени, я поднялось на ноги и побежало к лесу. Деревья вдали поражали своей высотой и мощью! Платформа поражала ещё больше! Несчётное количество столбов, пульсируя энергией, поднимались высоко вверх и уходили в огромное синее облако силового поля вокруг Платформы.

Я мысленно попрощалось с её жителями. С Эсмо. Ещё раз попросило прощения за необходимость повторного процесса пяти встреч. С Рамило. Надеюсь, оно найдёт ещё кого-нибудь, готового его бесперебойно слушать. С Ричо. С моими опекунами. Сиро и Вельсо, буду скучать по вам. С Главным Учёным. Я не по своей вине прекращаю раньше положенного срока приносить пользу Сообществу. Надеюсь, они это поймут. И за всё меня простят.

Я бежало изо всех сил. Становилось тяжело дышать. В правом боку кололо. Вот оно. Но подожди! Ещё чуть-чуть! Ещё совсем немного времени. Чтобы добраться до леса!

Метр. Полметра. Четверть. И вот я рукой коснулось ствола первого дерева! Восторг! Великолепное чувство, если честно!

Но тут из-за дерева вихрем вырвалось что-то серое. И получив чем-то твердым под дых, я упало в траву. Калейдоскоп чувств и ощущений накрыл меня с головой своим обилием. Боль. Удивление. Непонимание. Шершавость травы под ладонями и её мягкость, смягчившая моё падение. И небо! Голубое небо, обрамлённое верхушками деревьев! Слишком много всего! Боюсь, я не выдержу и меня разорвёт от восторга! Даже боль, полученная от удара, ушла на задний план! Но что меня ударило? Человек? Этого просто не может быть!

Стараясь взять все свои мысли и чувства под контроль, я подняло голову.

— Надеюсь, твой прыжок не означает проблемы для меня, и ты будешь паинькой, — услышало я скорее угрожающий, чем интересующийся голос.

Человек.

Уму непостижимо.

Глава 2

— Зачем ты меня ударило? — тут же воскликнуло я.

— Ну… — слегка озадачилось оно, — ты так прытко бежал, и мне пришлось тебя остановить.

— Могло бы просто попросить, — всё ещё находясь в шоке от происходящего, заметило я.

Что бы или кто бы это ни было усмехнулось, доставая из одного из многочисленных карманов своего облачения тонкую пластиковую полоску:

— Не пришло в голову, знаешь ли.

— Ты человек? — не выдержав, спросило я. Если это всё же человек, то выглядит оно весьма необычно. У него есть волосы! Волосы! На голове, над глазами и на верхнем веке! Какого-то серого цвета. У человека такое встречалось только много лет назад! Очень много! Учёные удалили ген роста волос ещё несколько поколений назад. Такие визуальные отличая не входили в идеальное строение продуктивного Сообщества. Я видело таких людей на картинах старого мира и в исторических видеороликах о войнах плохо развитого общества, жившего ещё на земле и её же отравлявшего. Они боролись за власть, не замечая, как истребляют всё хорошее, что дарила им земля. Урожай, животных, природу и самих себя.

Оно засмеялось и наклонилось ко мне:

— Нет, я обезьянка, — продолжая смеяться, оно схватило меня за плечо и, резко дёрнув, усадило. С одной стороны, очень даже похоже. С другой — смех предполагал шутку. Ну и что мне думать?

Тем временем оно обошло меня сзади и грубо завело обе руки за спину. Я услышало пластиковый свист и мои руки больно сдавила та самая полоска.

— Зачем ты это сделало? — возмутилось я.

— Так! Ну хватит, — оно снова встало лицом ко мне. — Сделало, — передразнило оно меня, сделав акцент на последнем слоге. — Я по-твоему — оно?

— Начинаю в этом сомневаться, — пробубнило я себе под нос.

— Это типа оскорбление такое? — продолжало оно. — Негласный клич людей внизу?

— Людей? Так вас много? Здесь, на земле? — округлило я глаза.

— О, да! — довольно улыбнулось оно. — И скоро вы узнаете всю нашу мощь! Можешь не сомневаться.

На долю секунды я засмотрелось на преобразившееся от улыбки лицо этого, кто бы это ни было. И до меня не сразу дошёл смысл сказанного. Какую мощь? О чём оно говорит? Почему связало мне руки?

— Вставай и пошли отсюда. Думаю, скоро здесь будет жарко.

Я не сдвинулось с места. Со всей этой новой информацией я не заметило, что могу свободно дышать! Почему я до сих пор живо? Почему живо оно? И ещё много людей по словам этой «обезьянки»… Никаких приборов, помогавших бы дышать, не видно. Значит Олимп действительно не распознал, что можно жить внизу? И причём уже много лет…

Я услышало щёлкнувший звук, затем увидело направленное на меня дуло оружия. Оружие! О нет! От него же лишь боль и страдания!

— Давай договоримся сразу, — прищурив глаза, зловеще сказало оно, — я говорю — ты выполняешь. Мгновенно. Чтобы мне не приходилось повторять дважды.

Похоже, придётся подчиняться. Поднявшись на ноги, я последовало за «обезьянкой» сначала вглубь леса, затем правее по его кромке. Посмотрим, что будет дальше. Может и получится во всём разобраться.

Через несколько метров мы остановились у объёмного рюкзака, приваленного к одному из деревьев. Судя по виду, ему очень много лет. Не один век прожил, скорее всего. Через метров десять виднелся один из столбов Платформы.

— Стой здесь, — бросила мне «обезьянка» и двинулась в его направлении. Теперь всегда буду так этого человека называть. Раз уж оно не сказало мне своего имени.

Подойдя к столбу, оно подняло какую-то серую коробку с экраном и вытащило из волокон столба провода, исходившие от неё. Намотав эти провода прямо на эту коробку и озираясь по сторонам и вверх, оно двинулось быстрым шагом обратно. Подойдя к рюкзаку, оно засунуло туда эту вещь и с заметным усилием водрузило этот рюкзак себе на плечи.

— Всё. Вперед, — указав в глубь леса, скомандовало оно.

— Так это ты сделало, чтобы я спустилось сюда? — вдруг дошло до меня.

— Конечно я! — усмехнулось оно. — А ты думал так судьба распорядилась?

— Значит ты и вернуть меня можешь? — я оглянулось в поисках металлического круга лифта.

— Не ищи его. Система быстро обнаружила лаг и тут же его исправила. Повторить этот фокус я больше не смогу, она не позволит, научившись на своих ошибках. Да я и не стала бы. Не для того я тебя спускала.

— А для чего? Для каких важных целей ты оторвало меня от Сообщества?

— Сообщество! — прыснуло оно, — Сообщество монстров, если только.

— Что ты имеешь ввиду? Какие монстры?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 252
печатная A5
от 547