электронная
360
печатная A5
400
18+
Начало

Бесплатный фрагмент - Начало

Первые шаги к Пробуждению. Погружение в осознанность

Объем:
180 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-2673-8
электронная
от 360
печатная A5
от 400

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Я все еще верю в рай, но теперь я знаю, что его не нужно искать — это не место на карте. Это когда ты ощущаешь себя частицей чего-то большего. Поймай этот момент, и он будет вечным.

Алекс Гарленд

ЧАСТЬ I. ПУТЬ ДОМОЙ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Я публикую книгу, которая может быть полезна всем, путь Домой открыт каждому. Но совсем не просто достичь понимания того, что такое иллюзия, не просто найти себя среди бесчисленных ложных отражений. Путь, о котором я пишу, ведет не вверх, к вершинам духовности, а в центр бытия, в центр вашего внутреннего мира. Впрочем, все эти пространственные координаты и эмоциональные оценки относительны.

Я снова и снова буду повторять слово «путь», но на самом деле то, о чем я буду рассказывать, больше похоже на отказ от пути, на остановку беличьего колеса, в котором вы бежали всю жизнь. Это больше похоже на падение, чем на взлет, потому что в этом нет никаких усилий, но есть тотальная сдача, бесконечное отчаянье и трепет перед всемогуществом Бога.

И вместе с тем это не равнодушие и не пассивность. В этом есть максимально доступное на данный момент внимание и осознанность, такая интенсивность жизни, такая жажда истины и Бога, которые превышает человеческие возможности. Это состояние сознания не может быть выражено какими-либо действиями. Оно приводит в ступор, вы замираете перед тайной бытия ради того, чтобы внутренняя жизнь стала максимально активной, чтобы почувствовать, осознать, принять тот колоссальный, всепоглощающий поток божественной энергии, который течет через центр вашего существа…

Я не испытываю иллюзий на тот счет, что написанные выше слова поняты в том смысле, который я в них вложил. Между нами стоит непреодолимая стена слов, и разрушить эту стену или хотя бы пробить в ней брешь могут только эмоции, чувства, ощущения. Не иллюзорные слова, а что-то реальное — то, что происходит в настоящей жизни, только это может затронуть ваше сердце и помочь вам измениться. Поэтому в этой книге есть практическая часть. Но прежде чем вы приступите к практике, попробуйте выслушать меня внимательно, не закрывая своего сердца.

Я сейчас нахожусь по другую сторону печатного листа или дисплея электронного устройства. Это необыкновенное, волнующее чувство — ощущать себя говорящим при помощи книги со многими людьми одновременно. Одновременно не во времени, а в вечности. И вот это чувство ответственности и важности момента заставляет меня быть предельно искренним в этом разговоре. Ну что же? Давайте начнем искренний разговор о самом главном?

ГЛАВА I. РАЗГОВОР С ОТРАЖЕНИЕМ

Однажды я открыл старый альбом с фотографиями. В глаза бросилось фото, где мне четырнадцать лет и я в форме воспитанника Нахимовского училища. Неловко нахлобученная бескозырка, честные и чистые голубые глаза. И в этих глазах видно так много! Я вспомнил, каким был 30 лет назад. Вернее, не вспомнил, а попытался вернуться туда, где был молод и счастлив, и у меня почти получилось, я почти почувствовал, что опять могу радоваться жизни и мечтать…

Но потом я заметил, что это всего лишь иллюзия, и я просто пытаюсь натянуть образ себя четырнадцатилетнего на свою взрослую личность. Взрослый — это памятник на могиле ребёнка. Можно подкрасить то, что поблекло со временем. Можно всё сделать красиво и пристойно. Можно сделать вид, что жизнь продолжается. Нельзя оживить то, что умерло.

Я подошел к зеркалу и с кривой усмешкой стал всматриваться в свои глаза. Даже если вдруг случится чудо и мне в поликлинике старое тело поменяют на молодое, то вот эти потухшие, пыльные глаза выдадут во мне немолодого человека. Человека, который живет по инерции и не покончил с собой только из брезгливости.

Видно, настало в моей жизни время поговорить о самом главном, если уж я решился посмотреть в глаза правде. Незнакомец в зеркале словно спрашивает: где то, что я искал всю жизнь, где ощущение смысла жизни и полноты бытия? Он не имеет в виду какие-то отвлеченные философские понятия. Он вопрошает о том, что я чувствую прямо сейчас.

Ты ощущаешь, что твоя жизнь осмысленна? Ты понимаешь, кто ты такой и зачем живешь на Земле? Твоя душа спокойна и наполнена радостью жизни? Нет? Как же так вышло, что ты не имеешь самого главного и даже не знаешь, где и как можно это найти?

Самое главное в жизни — это чувствовать себя счастливым. Молодость, здоровье, деньги, дружба и даже любовь — всё это только условия или способы достижения счастья! Вполне возможно, даже имея всё из этого списка, всё равно чувствовать себя несчастным. Возможно, мне нужно что-то другое? Можно потратить всю жизнь на поиски неизвестного ингредиента эликсира счастья и остаться ни с чем. А тут уже подкрадываются старость и смерть. Позади напрасно прожитая жизнь, а в сердце — пустота, от которой больше некуда бежать. И путь в этот личный ад начался с одного предательства, которое я совершил в юности.

Я отказался от возможности стать Человеком. Я не помню точно, когда и как я сделал это… По-моему, всё началось с первой серьезной мысли о смерти. В каком возрасте до меня, наконец, полностью дошло, как страшна смерть и что я однажды умру?

Теперь я знаю, что в этот момент передо мной открылась дорога самопознания, у меня была возможность разобраться, кто я такой и зачем я родился на Земле. Но я не пошёл по этой дороге. Возможно, родители посоветовали «выкинуть глупости из головы»? Или рассказали сказку о том, что смерти нет, о Боге и Царствии Небесном? Или я сам «справился» с проблемой: решил просто больше никогда об этом не думать?

Нет моей вины в том, что со мной произошло. Некому было мне помочь, а сам я не мог справиться. Когда-то давно были такие помощники, их называли крестными родителями, и они помогали детям родиться во второй раз — в духовном смысле. А у биологических родителей совсем другие задачи: здоровье, развитие, обучение, социальная адаптация.

Даже если родители решат заняться духовным воспитанием своего чада, у них нет никаких шансов преуспеть в этом. Они сами в свое время отказались от настоящего духовного развития, а по книжкам духовность невозможно изучить. Родители сами не разобрались со своим страхом смерти и со следующим из него логически вопросом: зачем жить, если мы всё равно умрем? Когда подросток сталкивается с этим важным вопросом, родители бывают озабочены только тем, что подобные размышления могут привести к самоубийству.

Я слушался родителей и учителей. Я читал умные и добрые книжки. Я старался всё делать правильно, так, как нужно. Почему же моя взрослая жизнь стала источником непрерывных терзаний, страхов и сомнений? Эти негативные эмоции шли постоянным фоном, иногда усиливаясь до стресса, иногда затихали под действием временной радости или непродолжительной иллюзии счастья. И в личной жизни, и на работе, и наедине с собой я постоянно чувствовал неудовлетворение.

Вроде бы я люблю свою жену, но почему тогда мы ссоримся каждый день? И детей я, конечно, очень люблю, почему тогда они меня начинают раздражать через полчаса общения? Работа вроде неплохая, не хуже, чем у других. Если не думать о том, что я и свои мечты не реализовал, и обществу не приношу никакой пользы. И так далее.

Всё это вылилось в полноценный комплекс неполноценности, (простите за каламбур) который к сорока годам превратил мою жизнь в настоящий ад. Я понял, что не живу настоящей жизнью, а постоянно играю роли. На работе, в семье и даже самому себе я непрерывно вру. Бесконечные компромиссы и самообман наслаивались годами и совершенно погребли под собой всё то светлое и чистое, что было в душе в юности. К совершенно четкому ощущению, что я живу неправильно, с годами добавился страх смерти и вечного наказания за бездарно прожитую жизнь.

Я отчаянно искал выход из этого тупика. С головой окунулся в психологию и эзотерику. Потом был воцерковленным верующим, искал в своей душе веру и надежду, как некие залоги спасения. Но, по сути, я искал некий философский камень или другой чудесный способ изменить реальность. Вернуть молодость и начать всё с чистого листа или приобрети власть над этим миром, чтобы всё изменить. Какой же это всё бред!

Около тридцати лет занял путь к себе. Осознание себя произошло только тогда, когда я решился идти до конца, пока не увижу себя настоящего. Для меня уже было неважно, кем я окажусь. Я хотел знать правду, потому что больше не мог выносить бессмысленность своего существования. Это было хуже смерти, и я пошел сквозь себя навстречу смерти, но не умер, а прошел её насквозь. Смерть оказалась фантомом, иллюзией…

К счастью, мне всё-таки удалось докопаться до истинной причины моих несчастий, я понял, что нужно делать дальше, как трансформировать свою жизнь. Мне нужно было продолжить прерванный в юности опыт самопознания, продолжить прерванное из-за страха духовное развитие! Оно должно быть продолжено с того шага, где я застрял: с осознания своей смертности.

ГЛАВА II. НАЧАЛО ПОИСКА

Мне кажется, то, чем я поделился с вами в этой книге, не будет правильно понято без краткого рассказа о том, как я сам пришел к пробуждению. Когда я говорю, что самая короткая дорога к пробуждению пролегает через самые глубокие круги ада, я имею в виду ад во внутреннем мире человека. С удовольствием опишу вам свой личный ад, который с огромной любовью и заботой построило для меня мое Эго, естественно, руководствуясь самыми благими намерениями.

Глубокий интроверт, человеконенавистник, склонен к депрессиям и суициду, плохая связь с телом и низкая потенция, ненависть к праздникам и любым шумным проявления радости, неумение радоваться хорошему (еде, общению, природе и тому подобному), почти полное отсутствие детства (какой у вас серьезный мальчик!), нарастающий с каждым годом страх одиночества, болезней и смерти и так далее, и тому подобное.

А теперь, внимание, позитивный вывод из этого депрессивного описания! Я думаю, пробуждение доступно каждому, если уж я вылез из такой глубокой задницы! Писать роман о своей жизни я пока не готов. Постараюсь сделать повествование о своей жизни максимально кратким. Хотя осознание себя делает наш взгляд на мир настолько необычным, что любая самая заурядная жизнь становится достойной описания в романе.

Начну свой рассказ с самого начала процесса самопознания. Мне шестнадцать лет, и я начинаю задаваться проклятыми вопросами о смысле жизни. Большинство, встретившись с подобными вопросами, отбрасывают их как не стоящие внимания. Но со мной всё было по-другому. Я не понимал, как люди могут спокойно жить, не зная, зачем живут.

В самом деле, никто не поедет в магазин на машине, если не умеет водить и не знает правил уличного движения, если, конечно, у него всё в порядке с головой. А вот люди начинают жить, ставят перед собой цели, чего-то добиваются, совершенно не понимая, кто они такие и как устроена жизнь.

Сомнения насчет здравомыслия окружающих вскоре подтвердились. На мои прямые вопросы о смысле существования или отношения к смерти люди реагировали очень странно, как будто я сказал непристойность. Оказалось, что на подобные вопросы наложено табу, и воспитанный человек не станет задавать их в приличном обществе.

Всё это только подогрело мой интерес. Очевидно, существовала некая тайна, которую общественная мораль, а возможно и другие, более серьезные ограничения, запрещали касаться обычным, непосвященным людям. Ответ на мои вопросы должен был содержаться в книгах, ведь то, что нельзя говорить, принято записывать. Это интересное явление вытеснения запретного из живого общения в пространство графических символов и рисунков можно было наблюдать, например, читая надписи на заборах.

Первая книга эзотерического толка, которую удалось мне найти, был сборник философских этюдов Анатолия Мартынова «Исповедимый путь». Со свойственной любому юноше горячностью я начал мечтать о встрече с учителем, о занятиях йогой и медитацией и так далее по списку. А список оказался очень длинным.

Передо мной открылся целый таинственный мир, на познание которого запросто могло не хватить человеческой жизни. Я проглатывал всё, что удавалось найти по интересующей меня теме. А как раз в то время рухнул железный занавес, и в Россию хлынул из-за рубежа целый поток ранее запрещенной литературы. Меня просто смыло, я отчаянно тонул в море информации, которая оказалась ко всему прочему низкого качества.

К тому же остро не хватало времени на чтение и денег на покупку книг. Я тогда учился в Высшем военно-морском инженерном институте в Санкт-Петербурге. Каждое увольнение я отправлялся на книжные развалы и мучительно выбирал, какую книгу купить. Среди огромного количества духовной макулатуры изредка всё же попадались хорошие книги.

В общем, постепенно я ознакомился практически со всеми направлениями духовного поиска, которые прошли ищущие истину за тысячелетия развития человечества. Всевозможные религии, учения философов и мистиков, йога и аутотренинг, психология и психоанализ, астрология и различные методы предсказания будущего, шаманизм и неоязычество — всё было мне интересно.

Мне были интересны не только книги, но и люди, идущие по пути духовного развития. Первый опыт знакомства с таким человеком был не слишком плодотворным. Один из моих знакомых дал мне почитать книгу «Листы сада М.» Рериха. Он сразу же намекнул, что эта книга откроет мне путь к сокровищнице духовного знания под названием агни-йога. Но мне будет непросто понять написанное в книге, так как мой духовный уровень еще слишком низкий. Я действительно мало что понял из прочитанного.

Впрочем, это знакомство помогло мне сделать определенные выводы. Мне нужны были простые и понятные инструкции по духовному развитию. Я не хотел плутать в лабиринтах таинственных знаний и ждать, пока духовный учитель или божественная сила просветят мое затемненное сознание. Другими словами, мне нужна была духовная практика. На ловца и зверь бежит. Вскоре мне в руки попала брошюра по практическим занятиям хатха-йогой Патанджали.

Духовная практика требовала еще больше свободного времени, чем чтение. А у меня свободного времени было два часа перед отбоем, согласно распорядку. Мне нужно было решать, чего я действительно хочу в жизни. Карьера офицера ВМФ меня уже не привлекала. Детская увлеченность морской романтикой развеялась, как иллюзия свободы, под ледяным ветром кармы. Даже перспектива стать командиром военного корабля казалась скучной и обыденной по сравнению с духовными вершинами, на которые я собирался забраться.

После продолжительных и мучительных сомнений я всё же отчислился из училища. Отслужил положенный тогда год на флоте, в качестве штрафа за обманутые надежды родины, и вернулся к родителям, которые к тому времени поселились в Воронеже: отчим, отставной офицер ВМФ, получил квартиру в этом городе. Не только родина отнеслась отрицательно к моим попыткам изменить судьбу. Родители вообще были в шоке. Тем более что я не мог внятно объяснить, чем собираюсь заниматься. О занятиях йогой я даже не заикался.

Сидеть на шее у родителей не хотелось. Я пошел работать на завод. У гражданского человека свободного времени гораздо больше, чем у военного. Я попробовал понемногу заниматься йогой. Родителям сказал, что это такая восточная гимнастика. Против гимнастики они ничего не могли иметь, хотя слово «восточная» было подозрительным.

Много лет я потратил на занятия хатха-йогой и пранаямой. Я практиковал самое простое, то, в чем мог разобраться без духовного учителя. Видимо поэтому, долгое время я не замечал существенных результатов практики.

Я заинтересовался практической психологией, и мне повезло попасть на тренинги воронежской группы «Синтон», в которой занятия проходили по методике известного писателя Николая Козлова. Позже я съездил в Москву и в московском клубе «Синтон» увидел Козлова вблизи. Он мне показался серым, неинтересным человеком. Как он мог написать культовую книгу «Философские сказки», мне было непонятно. Позже до меня дошло, что Козлов, как и я, глубокий интроверт, а хорошие книги пишутся именно глубоко внутри человека.

Но здесь я хотел поговорить не о Козлове, а об одном из тренингов его программы, который во многом помог мне найти свой собственный путь. Этот тренинг назывался «Подводная лодка». Опишу его так, как он мне запомнился, заранее прошу прощения за возможные искажения.

Участники тренинга должны представить себе, что они находятся на затонувшей подводной лодке. Спастись можно через торпедный аппарат, но не всем, а только первым десяти счастливцам.

Далее ведущий становится у двери и предлагает всем решить, кто сможет спастись в первую очередь. Начинается отсчет времени, каждую минуту открывается дверь и выпускает одного счастливчика. Обычно в первый раз участники тренинга предлагают стандартные решения: пропустить вперед женщин и детей. Тогда после окончания ведущий предлагает объяснить, почему было принято такое решение. Почему женщины и дети считаются более ценными членами общества? Обсуждаются и другие стратегии поведения. И тренинг проводится еще раз, чтобы участники могли попробовать найти другое решение.

Не знаю, как для других участников, а для меня этот тренинг стал настоящим шоком. Я понял, что не знаю, как действовать. Просто пропустить вперед женщин и детей и «погибнуть» потому, что так принято? Для меня это был не выход. Я хотел принять осознанное решение, но для этого я должен был знать, что такое человек и в чем его ценность. Исходя из этого, я уже мог бы определить ценность каждого члена общества. Пока у меня не было такого понимания, я выбрал следующую стратегию поведения.

Я объявлял, что отказываюсь от борьбы за существование и от участия в любых мероприятиях по выбору достойных спасения, пока нет приемлемых критериев оценки. В глубине трюма подводной лодки я организовывал «Клуб самоубийц». Мы сидели там и спокойно общались, наблюдая за тем, как люди теряют самообладание, а иногда и человеческий облик в борьбе за жизнь. Тогда это решение было продиктовано неким чувством, которое приблизительно можно описать как брезгливость.

Но позже я понял, что это нечто большее. И что я совершил подсознательно совершенно правильный выбор. И что нельзя поддерживать и оправдывать те общественные отношения, которые сложились на данный момент. Они глубоко ущербны и недостойны существ, которые считают себя людьми. Всё это в полной мере относилось и ко мне самому. Я был одним из этих ущербных существ…

К моим душевным переживаниям, вызванным отсутствием прогресса на духовном пути, прибавились сердечные потери. В «Синтоне» я познакомился с девушкой, через полтора года мы поженились, а ещё через полтора года после женитьбы мой брак развалился. И это была не первая неудача в отношениях с женщинами. Я убедился, что самые хорошие отношения с женщиной исчерпывают себя через несколько лет.

Некоторое время я жил совсем один, продолжая читать книги и пробовать различные методы повышающие осознанность. Я был рад, что мне никто не мешает. Меня сократили из РУБОПа, и я решил не устраиваться на обычную работу. Я подрабатывал грузчиком на рынке, писал статьи для газет. Впервые в жизни у меня было очень много времени для занятий.

Однажды мне удалось полностью остановить дыхание во время занятий пранаямой. Это уже было кое-что. Я, конечно, читал, что йоги могут не дышать от нескольких часов до нескольких суток. Но нужны ли мне эти факирские фокусы? Достаточно ли того, что окружающие будут смотреть на меня с уважением? Вот в чем вопрос! Опыт контроля над телом и бессознательными процессами впечатляет, но мне хотелось чего-то большего.

Из книг восточных философов, йогов и мистиков я узнал о том, что любые психологические и духовные занятия бесполезны, если они не ведут к пробуждению. Я решил заниматься более серьезными практиками, такими как медитация. Раньше для занятия медитацией у меня не было никаких условий. Нужны были тишина и покой.

И вот тут я столкнулся с более серьезной проблемой, чем проживание на одной жилплощади с родителями. Оказалось, что в своей голове я тоже не хозяин! В моем сознании тоже были родители и многие другие люди, и еще куча всяких беспокойных мыслей, которые не давали мне сосредоточиться на медитации.

Нужно было как-то разобраться с этим безобразием. Из книг Кастанеды я знал, что происходящее у меня в голове безобразие называется «внутренний диалог» и его нужно непременно остановить, если я хочу продвинуться по пути духовного развития. Книги Кастанеды открыли для меня целый мир магов и шаманов. Несколько лет я увлеченно читал всё, что находил на эту тему, и пробовал различные шаманские практики.

Мне очень импонировало то, что в низком уровне моей осознанности были виноваты таинственные «паразиты сознания», которые жили в невидимом тонком мире. В самом деле, как было еще объяснить тот удручающий факт, что я потратил несколько лет жизни на саморазвитие и почти ничего не достиг? Постепенно мне стало ясно, насколько сложен путь шамана. В конце этого пути была потеря человеческой формы. Когда я представил себе достаточно ясно, куда меня приведет путь шамана, я поймал себя на мысли, что самоубийство мне кажется более разумной и во всех отношениях более приемлемой альтернативой. Это уже было слишком!

Я встретился лицом к лицу со страхом, с первым из четырех врагов самопознания, о которых говорил Дон Хуан, главный герой книг К. Кастанеды. Я настолько сильно отождествлял себя со своей личностью, настолько глубоко был погружен в переживания своего «я», что представить себе не мог, как можно выйти куда-то, как может быть какое-то другое восприятие мира. Поэтому выход за пределы человеческой личности казался мне страшнее смерти.

На этом мог закончиться мой путь самопознания, так же как он заканчивается у большинства людей, если бы не помощь свыше. Периодически у меня случались совершенно непонятные опыты изменения восприятия, как мне казалось, никак не связанные с моими занятиями. Но именно эти опыты, в конце концов, помогли мне понять, чего хочет моя душа и что может удовлетворить полностью мою духовную жажду. Один из первых опытов пробуждения я опишу в следующей главе, а здесь я хотел сказать только о том, что очень многое в духовной жизни происходит как бы случайно.

В конечном итоге, спонтанные опыты восприятия реальности помогли мне победить страх. Я сделал свой выбор, я отказался от отравленной страхом привычной жизни эго, ради непредсказуемого путешествия души.

Страх смерти станет вашим лучшим другом после опыта осознания себя. А до этого вам нужно потихоньку приручать его, словно дикого зверя. Простейшая техника использования страха смерти описана в практической части книги, в тренинге «Последний день жизни».

ГЛАВА III. ОПЫТ ПРОБУЖДЕНИЯ

Вся наша жизнь — всего лишь сон. Думаю, каждый слышал нечто подобное из разных источников. Мне, например, в первую очередь вспоминается Шекспир:

«Мы созданы из вещества того же, что наши сны. И сном окружена вся наша маленькая жизнь».

С научной точки зрения мы на самом деле воспринимаем не реальность, а некий пакет данных, который нам предоставляет мозг. Самое скверное, что в обычном состоянии сознания мы не контролируем эти процессы. Можно сказать, что мы находимся внутри компьютерной игры, созданной нашим умом.

Что имеют в виду эзотерики, когда говорят, что обычный человек вместо реальности видит иллюзию или образы сновидения? Это не значит, что на самом деле трава, например, голубая, а небо зеленое. Нет, иллюзия не касается того, что мы видим, она определяет наше отношение к увиденному. Реальный мир отражается в кривом зеркале нашего Эго, и мы видим лишь искаженное отражение, а не реальность.

Ну и, наконец, попробую описать личные впечатления.

Это очень тонкое ощущение, как будто на картинку реальности накинута полупрозрачная, но удивительно прочная и непроницаемая пелена, которую днем и ночью неутомимо, словно паук, сплетает наш ум. Трудно объяснить это ощущение тому, у кого не было прорывов в истинную реальность.

Возможно такое состояние сознания, когда человек будет осознавать процесс восприятия и сможет отделять иллюзию от реальности. Такой опыт чаще всего называют пробуждением, просветлением или состоянием «здесь и сейчас». Мне больше нравится вариант «состояние повышенной осознанности».

Было время, я думал, что сомнения в реальности того, что мы воспринимаем, — это просто художественный прием, иллюстрирующий предельно отстраненный, философский взгляд на жизнь. Хотя я и увлекался философией, но был далек от такой способности парить на высотах человеческого духа. Напротив, жизнь казалось мне слишком реальной! И эта реальность иногда становилась настолько плотной, что я испытывал почти физическое удушье. Я был бы рад, если бы жизнь хоть немного походила на сказку или сон, но это не могло быть правдой.

Полной противоположностью этому обыденному и такому удручающему взгляду на мир были редкие всплески очень яркой и глубокой радости, которые можно кратко описать как чувство согласия и единения с миром. Опишу один из таких случаев, который произошёл со мной около двадцати лет назад.

Ранним весенним утром я сменился с дежурства в РУБОПе, где служил тогда оператором пункта шифрованной связи. Я вышел на улицу в подавленном состоянии. Целые сутки пришлось просидеть в закрытом помещении, поспать удалось только урывками. Я автоматически прошел по улице несколько десятков шагов, когда вдруг понял, что нахожусь в каком-то странном месте.

Множество раз я проходил по этой улице, но никогда не видел ничего подобного. Всё вокруг — и высокие пирамидальные тополя, покрытые молодой листвой, и дома, и даже уличный мусор — стало вдруг объемным и живым. Как будто я всю жизнь смотрел плоское кино, и вдруг кто-то включил стереоизображение.

Но самое главное, конечно, это мое внутреннее состояние. Изначально я не хотел описывать его подробно потому, что это практически невозможно описать словами. И всё же я попробую. Мне придется постоянно нарушать элементарную логику и приводить взаимоисключающие суждения.

Я чувствовал какую-то неизъяснимую, трепетную радость, как будто я пришел на свидание и вот наконец увидел любимую. Такое можно испытать только к очень близкому, родному человеку. Но я испытывал это ко всему что видел, ко всему миру, без предпочтений.

Это чувство было необыкновенно серьезным, мне хотелось всех понять и всем помочь. Но одновременно в нем был какой-то юмор или даже ирония. Этот мир был непоправимо, глобально смешон. Можно сказать, это было его фундаментальное качество. Мне хотелось одновременно сострадать людям и смеяться над ними. Я подозреваю, что на лице у меня была идиотская улыбка.

Описывать можно бесконечно, потому что состояние это бесконечно разнообразное. Но хочу рассказать еще только об одной странности — о расширении личного пространства. Или, другими словами, о размывании понятий «внутри» и «снаружи». Всё, что я видел, казалось мне моим внутренним миром. Словно я сам придумал весь этот мир.

Но это не казалось иллюзией, наоборот, чувство реальности происходящего было необыкновенно острым. Точнее это можно описать как сопричастность той силе, которая создала этот мир. Но при этом не было ощущения всемогущества или возвышения над другими. Я был един с этим миром и со всеми людьми. Нельзя же, в самом деле, испытывать чувство превосходства по отношению к самому себе!

Всё, что я описываю, — это более поздний анализ. Пока длилось это переживание, мыслей практически не было, а если и были, то самые примитивные, на уровне: «Это дерево!» В какой-то момент я подумал о том, что хотел бы навсегда остаться в этом прекрасном месте. Но не стоять же столбом посредине улицы? Может быть, можно разбить палатку прямо здесь, на тротуаре? Потом я вспомнил, что палатку, наверно, придется покупать, а денег свободных нет.

А ведь еще нужно подумать о еде и быте: консервы там всякие, котелок, примус, пенка, стельки с подогревом, памперсы… Эти мои приготовления были прерваны осознанием, что я опять нахожусь в обычном мире, где никто не живет на тротуарах. Много раз после этого я пытался попасть в то состояние. Я останавливался на том же месте и в то же время суток, пытался ощутить гармонию бытия, но чувствовал только досаду и раздражение.

Я нашел в эзотерической литературе нечто подобное и понял, что мне повезло испытать состояние «здесь и сейчас». Через какое-то довольно продолжительное время подобное состояние случилось еще раз, и я опять не смог проследить, откуда оно берется и куда уходит.

Но, по крайней мере, у меня появилось понятие о более высоком состоянии сознания. Очень отдаленное понятие, потому что испытанное мной состояние отличалось от всех известных мне видов чувств и эмоций. Оно не было печальным, но не было и радостным. Это было нечто целостное, недоступное оценке в привычных дуальных терминах: плохо или хорошо, нравится — не нравится и так далее. И самое удивительное, оно было очень устойчивым. Почему же так легко и быстро оно заканчивалось?

Этот парадокс был ключом к пониманию реальности. Искомое мной ощущение обостренного восприятия реальности никуда не девалось. Это была сама реальность, и она постоянно пребывала здесь и сейчас! Это я выпадал из реальности в мир сновидений и блуждал там годами, едва осознавая происходящее!

В практической части этой книги есть «Техника осознания себя». Там я расскажу подробнее о том, как, после соответствующей подготовки, можно увидеть реальный мир и свою подлинную природу.

Через много лет проблески осознанности стали повторяться чаще. Хотя они были не такими интенсивными, но зато продолжались гораздо дольше. Вот тогда мое мнение о природе реальности начало кардинально меняться.

Действительно, обычное состояние сознания, то, в котором большинство людей находится постоянно, очень похоже на сон. Бертран Рассел, один из величайших мыслителей XX века, писал:

«…сон, который мы называем бодрствующим состоянием, лишь не намного лучше отражает объективную реальность, чем фантастические сновидения…»

Это не значит, что наша жизнь ненастоящая. Просто между нашим восприятием мира сновидений и реального мира можно провести аналогию, которая нам поможет многое понять. Но, к сожалению, мало кто относится к снам серьезно, особенно среди мужчин. А зря!

ГЛАВА IV. ОСОЗНАННОЕ СНОВИДЕНИЕ

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 400