электронная
54
печатная A5
617
18+
На случай моей смерти

Бесплатный фрагмент - На случай моей смерти

Траур им к лицу


5
Объем:
578 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-5331-4
электронная
от 54
печатная A5
от 617

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава первая

Начало

Люди поймут твою важность тогда, когда крышка гроба над тобой закроется.

Я уверен, вы не раз задумывались о смерти… О смерти близких, друзей, незнакомых людей. Так или иначе все мы умрем, рано или поздно, ничто не вечно… Лично я никогда не задумывался о смерти, я жил, плывя по течению, и думал только о настоящем. Признаться, я никогда не был идеалом, и не все рассказывал своим «принцессам», ведь у каждого должна быть своя тайна.

Сегодня лил ужасный ливень. Первые осадки после трехнедельной жары, которая успела всем поднадоесть.

И в такую погоду только дома сидеть за каким-нибудь только что вышедшим в прокат фильмом, с семьей, партнером, или, если не повезло, одному. Унылый и скучный день.

ВИКИ

Вики проснулась рано утром и сделала себе зеленый чай. Только зеленый, и никакого утреннего перекуса! Табу! Она была одной из тех девушек ближе к тридцати, которые маниакально заботятся о своей внешности, даже если она совершенна. Она недавно вышла замуж, и быт захватил ее с головой, поэтому, чтобы с ума не сойти, она и ходила на всяческие тренинги и клубы для поддержания формы.

Всегда прямые светлые волосы только сегодня были собраны в пучок. Ее красивые глаза цвета морской волны могли свести любого с ума. Она была всегда псевдо-спокойна, и не выставляла истинные чувства на показ. Спокойный макияж. Чаще всего это стрелки на глазах и нейтральный блеск на губах.

Стиль этой принцессы очень аккуратный и сдержанный, ведь она дочь богатых родителей. Она всегда выглядит уверенной в себе. На ней мы не увидим одежды кричащих цветов, или броских украшений. С легкостью могла бы стать фотомоделью или актрисой, но ее внутренняя неуверенность в своих силах ставила крест на всех ее перспективах в жизни.

— Доброе утро, милая… почему ты меня не разбудила? Я же обещал тебя отвезти, — произнес только что проснувшийся Нейтан.

Это был ее муж, тот самый беспощадный убийца романтики в их семье. Он снова спустился в одних трусах на кухню, холодно чмокнул Вики, как будто он ее брат.

— Спасибо, я хочу сама с ним попрощаться. Одна. А ты можешь поехать к своим друзьям…

— О, нет! Я понимаю, что ты расстроена из-за случившегося, но не надо делать проблему из ничего. Басс — мой друг. Я его со школьной скамьи знаю. Он приехал на два дня в город, я не мог его не повидать! — оправдывался Нейтан.

— Все в порядке… — сказала Вики и выдавила из себя улыбку.

Она понимала, что уже не вернуть ту горячую любовь, что была раньше, и ей придётся смириться с участью и скучной семейной жизнью. Подойдя к мужу, она поцеловала его в щеку, посмотрела на часы и в окно, и поняла, что без зонтика тут не обойтись…

— Мне надо ехать. Будет некрасиво, если я опоздаю.

— Окей. Ты не забыла?! В среду вечером мы ужинаем у Хопкинсов… — с улыбкой произнес Нейтан.

— Такое трудно забыть. Хопкинсы и их семеро детей… Наверно, будет весело, — с сарказмом сказала Вики.

ЭЛЛИ

Элли этой ночью спать и не ложилась… И не потому, что она провела ее в безудержной страсти, а потому что она молодая мамочка, и прекрасная малышка учит свою маму жить по новому распорядку.

Еще недавно у ее ног валялись самые завидные женихи Салермо, но, как всегда и бывает, мы выбираем далеко не идеал и по уши в него влюбляемся. Что и сделала Элли.

Слегка неухоженные волосы на голове, не гламурная пижама, постоянный запах детской смеси, круги вокруг ее глаз от недосыпа, и лишь по этому описанию можно узнать ее из тысячи. Но сегодня она передала все полномочия мужу, полностью его проинструктировав.

Сегодня ей были к лицу черные солнцезащитные очки, которые она одела с черным пиджаком и юбкой.

— И смотри за ней! Иначе она что-нибудь себе разобьет или сломает! Только теплое молоко! Не холодное и не горячее!

У ее мужа Максимилиано был взгляд ослика из «Шрека» в тот момент, когда на него валился поток информации, как вести себя с двухгодовалым ребенком.

— Элли, ты только недолго, у меня важная игра сегодня, я не могу ее пропустить!

— Хорошо! Будь проклят создатель этих онлайн-игр! Вы, парни, ну прям как дети, за уши вас оттуда не оттянешь. Правильно говорил Диа: не имея побед в жизни реальной, мы становимся королями в виртуальной.

Вдруг память перенесла Элли в один из запомнившихся ей дней…

Элли с трудом уговорила Диа пойти с ней на воскресное служение в церковь.

Они сидели на одной из скамей, когда церковные певчие пели песни, а с ними все прихожанине, кроме Элли и Диа.

— О господи, посмотри на Мэри Кемпрен, эта училка жалка. Гусиная шейка! Как она мерзка, когда поет своим тоненьким голоском. Мне надо это заснять, YouTube должен это видеть! — прошептал Диа, достав свой «iPhone» чтобы включить запись видео.

Элли отдёрнула руку Диа, и грозным взглядом посмотрела на него.

— Диа, не смей, мы в церкви! Что тебе она сделала, она всегда сюда приходит, и неплохо, кстати, поет. Нельзя так! — прошептала Элли.

Диа покачал головой, но все же убрал телефон. Так как он очень уважал мнение Элли, и не любил ее сердить. Но все же пересекся взглядом с Мэри и натянул ухмылку, в ответ на ее добрый взгляд.

Служение закончилось, и Элли с Диа отправились домой.

— Чтоб я еще когда-нибудь взяла тебя в церковь! Нет! Диа, ты неисправим.

— Надо уметь отдалять от себя ненужных личностей. Она этого не стоит, не защищай ее. В тихом омуте черти водятся. Тебе надо будет научиться определять лживых людей с одного взгляда. Пока я не ушел…

— Не ушел? Куда?

Диа таинственно усмехнулся и посмотрел на Элли. Но все перебило то, что они подошли к прилавку с корреспонденцией.

— Ой, смотри, первый номер «Life Salermo» с моей статьей. Это знак, Элли!

Элли вернулась в реальность из воспоминания.

— Тебе его не хватает?

— Он как наркотик. Человек, который умел расположить к себе и запасть в душу навечно. Я так мало знаю о нем, и, увы, не узнаю больше… ТАААК! Слезы прочь, я только что накрасилась и буду как дура с расплывшейся тушью ходить. Ты все понял?!

— Я не идиот!

— Я ушла… На связи…

СТЭЙС

Кому действительно беззаботно и весело жилось, это Стэйс. Ни мужа, ни детей. Тишь да гладь и беспорядочные связи. Кошка, которая гуляет сама по себе, не так свободна, как эта чертовка. Она выглядела как косплей на Лару Крофт, такая же истинно сексуальная, с пухлыми губами, с туго затянутыми волосами на затылке. Она любила красиво жить и вызывающе одеваться.

Многие красивые женщины, как Стэйс, не обладают никакими умениями, кроме умения пользоваться своей внешностью и тем самым получать от жизни все. Утром, проснувшись после бурной ночи, нужно что-то делать — идти на работу, в университет, в спортзал, в общем, продолжать жить. Ее жизненные ценности заключаются в амбициях и осознании собственной надуманной уникальности… Мол, я ведь уникальна, раз все получаю, даже пальцем не пошевелив.

Ранним утром ее разбудил очередной ухажер, с которым пару дней назад она провела очередную незабываемую ночь, и что-то сопливо сетовал ей в трубку.

— Да, мне было хорошо, это всего лишь секс… Неееет, мы не будем встречаться, что за глупости. Чао, мне пора!

Она бросила трубку, и продолжила прихорашиваться. Порой мне кажется, что ее кто-то когда-то обидел, и она мстит всем парням, которые попадаются на ее пути.

— Вот идиот… Где это чертово такси, его не дождешься, когда надо.

Услышав, что таксист ей сигналит, она мигом докрасила глаз, надела туфли на огромной шпильке, и выбежала к нему… Но ливень на улице остановил ее у порога. Она к нему не была готова совсем… И вообще оделась так, как будто собралась в клуб.

— На городское кладбище?

— Да, милая леди. Я открою резко дверь, постарайтесь быстро забежать в машину, чтобы не промокнуть…

Сегодня Стэйс побила свой собственный рекорд бега на высоких каблуках. Она словно влетела на заднее сиденье машины, чем дико удивила таксиста, подняв ему настроение, и заставив улыбнуться.

— Что смешного?!

— А как же зонтик, юная леди?!

— Блин! Так и знала, что забыла что-то, вот незадача. У вас в машине курят?

Совсем забыл рассказать о главной вредной привычке Стэйс! Это, конечно же, курение. Девчонка не представляет себя без сигарет. Они, как она утверждает, придают ей особый шарм и успокаивают в дни особого стресса.

— Стэйс, ты недавно курила, скорее, я опоздаю на прием к врачу. И на распродажу в «Max Azria». Благо все находиться в одном здании. Сучки Ver Street ночуют там со вчерашнего дня, — подбадривал Стэйс Диа.

— Я не могу курить на ходу, это портит организм! И мои легкие!

— Твои легкие портит то, что ты дымишь как паровоз! Я должен взять тот пиджак первым, пока какой-нибудь жирдяй за сто килограмм его не забрал, как в прошлом году. Этот мамонт меня просто ненавидит! И забирает все, на что я положил взгляд, — эмоционально произнёс Диа.

Стэйс вздохнула и почувствовала запах духов Диа.

— Оу… твои духи они так расслабляют и кружат голову. Я их ни с чем не перепутаю. Порой у меня такое чувство, что ты принимаешь ванну из них. У меня вся квартира ими пропахла!

Диа вырвал сигарету с рук Стэйс, и, схватив ее за руку, потащил в магазинчик «Max Azria».

ВАЛЕРИ

Как вы уже поняли, все мои принцессы очень разные. У каждой своя индивидуальная жизнь, свои тайны. Не исключение и Валери. Ее несносный характер не мог выдержать ни один мужчина. Похоже, когда бог ее создавал, он по ошибке дал стальной мужской характер. Ее острый язычок и умение заткнуть любого, это ее дар и одновременно проклятье. С виду обычная девушка, а внутри гопница из ближайших неблагополучных районов, где она и выросла.

Она стояла под дождем и смотрела на закрытый гроб, который примерно через час опустят в выкопанную яму и засыплют толстым слоем земли. Ей было все ровно на дождь, и она как будто и не замечала, что насквозь промокла.

— Вы были с ним знакомы?

Валери услышала чей-то голос и обернулась. Перед ней стояла Вики.

— А ты кто такая?!

Если вы, мои милые читатели, еще ни о чем не догадались, то мои опасные принцессы собрались в этот день, чтобы проститься со мной. Меня зовут Диа, и это мои похороны…

Валери нахмурила брови, и как сканер взглядом оглянула незнакомку. Но это еще были не все сюрпризы. Подъехала машина, в которой приехала Стэйс, а почти следом за ней из своей машины вышла Элли, и они обе направились к стоящему посредине кладбища гробу.

— Что-то я вас не припомню… — сказала почтенно Элли.

— И это все?! А где его семья, я думала, хоть тут их увижу, — произнесла Стэйс, чья тушь уже растеклась из-за ливня и отсутствия зонта.

— Это печально, что его родственники не появились. Это неправильно, они всю его жизнь не обращали на него внимания, хоть бы проститься пришли, — сказала Вики.

— Походу, у него и не было никого, только мы… — с разочарованием в голосе сказала Элли.

— И, по странному стечению обстоятельств, мы друг о друге не знаем. Мне он лично о вас ничего не говорил, хотя я и не удивлена, за короткий срок, он помог мне по жизни. Был настоящим другом, которому можно раскрыть все секреты, но никогда не открывал душу… Наверно, потому что не смог, так как решал чужие проблемы.

— Погодите-ка! Если у него кроме нас никого нет, кто прислал конверты с координатами и местом похорон?.. Кто из вас? — поинтересовалась Стэйс.

— А эта клоунесса права. Кто? Точно не я… — сказала Валери, оглянув всех своим каменным взглядом.

— Не моих рук дело… А чё это я клоунесса?! — нахмурив брови, спросила Стэйс.

— Просто это похороны. А не коктейльная вечеринка! Это не я! Когда я узнала о случившемся, сразу же позвонила в полицию чтобы все разузнать, — ответила Вики.

— Я думала, это его родственники, но теперь понятно, что нет. И вправду странно, что мы друг о друге до этого дня не знали… Ведь прекрасно понятно, что он каждому из нас являлся другом, — проговорила Элли.

— Мы теперь подружимся и будем каждые выходные ездить в Пакабоне, ведь Диа так любил этот городок! — радостно провозгласила Стэйс.

— Да не дай бог… — оскалившись, сказала Валери.

— Погодите, ведь и я там с ним была! Вот, даже фото есть… — Вики достала из сумочки фото и протянула девушкам.

Они устремили свой взор на фото, и на их лицах было ярко выраженно недоумение из-за происходящей ситуации.

Элли открыла портмоне и показала фото с Пакабоне, где она вместе с Диа, а на заднем фоне фонтан.

— Думаю, у каждой из нас есть такое фото… — нахмурив брови, произнесла Стэйс.

— Да ты Капитан Очевидность! — с ухмылкой на лице сказала Валери.

— По-моему, мы забыли, зачем сюда пришли. Если Диа скрывал, что знаком с каждой из нас, это его дело. Мы не смеем его судить, лично мне он очень помог, и я ему благодарна! — прослезившись, сказала Элли.

— Когда я узнала что, он покончил с собой, перерезав себе вены, в наполненной ванне, я просто поверить не могла. Что заставило этого жизнерадостного паренька так поступить?.. Это очень печально… — подхватила разговор Стэйси.

— Чушь все это. Любой мог это сделать, только не Диа. Он любил жизнь и умел ей наслаждаться. Даю голову на отсечение, тут что-то нечисто, и я костьми лягу, чтобы узнать, что… Спи спокойно, Диа, я помню тебя! — будто скрывая истинные эмоции, сказала Валери.

— Мы можем все собраться и разобраться в этом деле… Я тоже не верю в самоубийство Диа, — воодушевленно произнесла Вики, сама от себя не ожидая такой активности.

— Похоже, вы сериалов пересмотрели. Нет никаких «мы», с этого момента, надеюсь, что больше вас не увижу. Прощай, клоунесса! — сказала Валери и направилась прочь с кладбища.

Внезапно появился мужик в старых рваных вещях и жутко чем-то пахнущий.

— Вы закончили трепаться? У меня еще дюжина незакопанных могил до конца рабочего дня, и что-то мне неохота оставаться тут в ночную смену! — пробурчал мужичок.

Девчонки окинули его взглядом и отошли в сторону, чтобы не мешать процессу захоронения.

— Прощай, Диа, мне тебя будет не хватать… До свидания, девчонки, была рада познакомиться, очень приятно. Я бы с вами поболтала, но я оставила мужа одного с ребенком, а я ой как ему не доверяю… — бегло, словно по тексту на листочке, сказала Элли и ушла вслед за Валери.

Стэйси взглянула на оставшуюся Вики, и на ее лице появилась нелепая улыбка, говорящая о готовности к общению, но она не знала, с чего начать. Все же Стэйс протянула руку Вики и произнесла: — Я Анастасия Дэ Барини, можно просто Стэйс!

— Окей. Я, конечно, не против общения, но пока мой мозг не переварил появившуюся на горизонте информацию. Вот моя визитка, я Виктория Мусад, там все указанно, мне пора идти…

— Печалька, ну ладно, я позвоню, — сказала Стэйс, почти убегающей от нее Вики. Вот сучка, бьюсь об заклад, эта офисная стерва не свой номер дала… Как ты вообще с ней общий язык-то нашел, Диа? Походу, у этих троих не все дома.

По ходу дела мои принцессы разбежались, так и не найдя общего языка. Печально. Но ничего, ведь я точно знаю, что не все так просто… Каждая из них скрывает персональную тайну, которая, возможно, их связывает.

Каждая из них вернулась к своей рутинной жизни, кто-то в семью, как Вики и Элли, кто в клуб, в поисках очередной жертвы на ночь, как сделала это Стэйс.

Наутро, когда никого не будет рядом, они достанут старую фотографию друга, с которым провели день в Пакабоне, и мило улыбнутся, а затем задумается каждая о своем, что и приведет к неминуемому развитию событий.

Глава вторая

Это мой театр, и если вас не устраивает сценарий и ваша роль — займите место зрителя.

Представь себе теплый июльский денек, такой, чтобы светило солнце, дул прохладный ветерок, полную гармонию с погодой и состоянием души. Ты идешь по улице, в плейере играет «Shirley Ellis — The Name Game», прямо под звуковой фон окружающей обстановки… Мимо проходит поток людей, каждый спешит по своим делам. Твоя широкая белозубая улыбка была подарена каждому. Кто-то решил, что ты душевнобольной, кто-то был склонен подумать, что ты наркоман, а кто-то сходился и на той, и на другой мысли. Тебе все ровно на мнение прохожих, и ты тихо себе под нос подпеваешь эту песню, как будто ты звезда, и это твой музыкальный клип.

И вдруг вся эта идиллия рушиться серебристым «Volkswagen Phaeton», который сбивает тебя с ног прямо на пешеходной дорожке. Ты лежишь на спине, и первые несколько секунд пытаешься прийти в себя, потом понимаешь, что твоя нога жутко болит, а ты не можешь подняться.

И вот ко всему этому из машины выползает девушка, что характерно, блондинка, и с жутко напуганными глазами бежит к тебе.

— О господи, я его убила! Меня посадят в тюрьму…

— Блиииин… Моя нога! Сука! Ты где права покупала, обезьяна!

— Вы живой! Надо срочно вас отвезти в больницу.

— Да ладно. А может, Диснейленд?! Понакупят права, потом мирных граждан гробят. Я больше не смогу танцевать в балете, — неискренне, театрально кривляясь, заплакал Диа.

— Вы танцор?!

— Нет, я прикалываюсь… Вези меня уже в больницу!

Это был тот день, когда я познакомился с Вики. Ее невнимательность за рулем, и то, что она недавно получила права, свело нас, и, можно сказать, это судьба — встретить одну из моих принцесс.

Именно это сегодня всплыло в памяти Вики, и она решила пойти в полицейский участок, чтобы больше узнать о смерти друга. Тем более она была окружным адвокатом, и ей не составляло труда найти в участке человека, который бы ей помог.

Вики давно не была в полицейском участке Салермо, и, зайдя, она пыталась найти знакомое лицо, чтобы обсудить все. Но, к сожалению, ни одного знакомого лица не маячило на горизонте. Она уже почти отчаялась, когда услышала чей-то грубоватый голос за спиной.

— Вики Мусад, неужто то это ты?! Сколько лет, сколько зим!

Это был Маркус Вандерфул, ее давняя любовь. Представьте, что вы дружите с парнем с яслей, и это не заканчивается вплоть до колледжа. Все кругом шепчутся о том, что вы лучшая пара, а ваши подружки мысленно примеряют платья подружек невест, в ожидании вашей свадьбы. А вы влюбляетесь в другого, этакого «Мистера Несовершенство», который полная противоположность хорошему парню по имени Маркус, и выходите за него замуж. Тогда Вики, как ей казалось, думала не головой, а действовала по зову плоти, и, как известно, девушки часто выбирают плохих парней.

А теперь этот бравый парень спустя несколько лет после того, как исчез из ее жизни, стоит возле нее и мило улыбается.

— Боже мой, Маркус! Но когда ты вернулся? — восхищённо произнесла Вики.

— Ну, иди же сюда, обними своего старого друга…

Вики подошла ближе к Маркусу, и робко, слегка стесняясь, его обняла. Ее сердечко сжалось в груди, а потом забилось как у загнанного кролика.

Вики и Маркус расцепили объятья и посмотрели друг другу в глаза.

— Ты сейчас здесь работаешь?!

— Ну да, Виктория. Я месяц назад переехал. Меня Роберто позвал, помнишь его? Мы вместе учились на юридическом факультете, мой старый верный друг. И я не смел отказаться…

Маркус что-то бормотал, а Вики смотрела ему в глаза. О, его глаза! Зеленоглазый брюнет с атлетическим телосложением еще тогда сводил всех девчонок с ума, а сейчас годы сделали его еще более обаятельным.

— У меня сейчас обед, давай спустимся в кафе, здесь на первом этаже, и за чашкой кофе поболтаем обо всем! Как ты?! Не против?

— Окей! Ты, кстати, возможно, сможешь мне помочь. Я бы хотела узнать подробности смерти моего друга, Диа, — улыбнувшись своей белозубой улыбкой, сказала Вики.

Маркус с умилением взглянул на Вики, как будто и ничего не стояло между ними, и не было разочарований и поспешных расставаний.

— Твоя улыбка все так же чарующе великолепна! Сначала кофе, а потом я клянусь тебе, что помогу всем, чем могу!

— Зелёный чай… — компромиссно согласилась Вики.

И вот Маркус и Вики мирно, улыбаясь друг другу, обсуждают в кафе их веселое прошлое в колледже. Воспоминание, затронутое ими, подняло настроение, и развело легкую неловкость из-за былых недомолвок и обид.

— Как Нейтан поживает?! Слышал, он занимается какими-то перевозками…

— Ничего стоящего, но я верю, он себя найдет.

— Я рад, что ты счастлива с ним…

Вики собралась с силами и начала покаяние перед Маркусом.

— Маркус, я хочу попросить прощения у тебя. Я поступила как тупая сучка, даже ничего тебе не объяснив, а ты заслуживаешь…

Но Маркус не дал ей закончить, и перебил ее.

— Вики! Не делай этого. Все былое ничего не значит. Мы были молоды и полны глупых амбиций. Я не держу зла на тебя, и нам незачем просить прощения друг перед другом. Давай не будем возвращаться к прошлому, и забудем все. Я не хочу помнить все, что со мной было восемь лет назад… Я хочу, чтобы мы стали по-дружески друг к другу относиться, — сказал Маркус, протянув Вики руку. — Мир?

Вики улыбнулась и протянула ему в ответ свою руку. Она была счастлива, что нашла Маркуса. И он не держит на нее зла, а значит, груз с ее души снят.

— Мой друг покончил с собой, но у него нет родственников, и нам многое неизвестно, что да как. Я хотела бы узнать все, что с этим связанно. Диа не похож на парня, который бы наложил на себя руки, какие бы ни были причины для этого. Когда он был рядом, был опорой и поддержкой, а сейчас понимаешь, что, оказывается, я о нем очень мало знаю.

Маркус достал блокнот, и что-то в нем написал.

— Это мой номер телефона! Позвони мне завтра вечером. Я достану всю информацию.

— Хорошо. Спасибо, что составил мне компанию, мне было очень приятно с тобой поболтать!

— Это тебе спасибо….

Вики как-то по-новому взглянула на Маркуса. Спустя все эти годы ей показалось, что его глаза горели как два огонька, полные доброты и позитивного настроения.

***

С каждым человеком ты чувствуешь себя по-разному. С кем-то ты глуп, скромен, с кем-то тебе хорошо, приятно, весело, с кем-то ты чувствуешь себя дураком, а с кем-то очень умным и серьёзным. Всё это приводит к одной мысли… «А какой я на самом деле?»

Фраза: «Я знаю его или ее» — двусмысленная. Невозможно все знать о человеке, да и незачем. Можно знать о человеке, то, что нужно вам знать, и не рыться в его грязном белье, чтобы узнать скандальные факты о его жизни.

К сожалению, мы живем в таком мире, где любят грязные сплетни. Особенно если они во вред кому-то. Осознание того, что кому-то еще хреновей, чем тебе, что тот, кто строил из себя аристократа, задиравший нос, скрывает то, что он из обычной семьи, родившийся на ранчо, среди дойных коров. Сплетни — бомба покруче той, что взорвалась в Хиросиме, и как биологическое оружие, которое может разнестись по всему миру.

Сплетни — это обсуждение личной жизни человека. Они могут быть ложью, могут быть сильным преувеличением, а могут быть правдой. Неизменно в них одно — негатив, которым они отравляют все вокруг. Жертва сплетен проходит через множество испытаний: разочарование, предательство, испорченную репутацию, обиду, гнев, депрессию, пониженную самооценку.

Кто-то находит в этом занятии удовольствие, и если он не посплетничает, то считает, что напрасно прожил день. Закоренелые сплетники считают, что «невинные» слегка преувеличенные сведения придают многим разговорам пикантность, не замечая при этом, как они искажают факты до неузнаваемости. Пожалуй, ничто так моментально не приковывает внимание, как небрежно брошенная фраза: «Ты уже слышал?» За этой фразой сразу следует поток правдивой информации, или вымысла, а бывает, что сразу и то, и другое. В любом случае искушение поделиться пикантными подробностями, послушать их (или, как говорят в народе: «покопаться в грязном белье») может быть для некоторых любителей «почесать языки» очень притягательным. У закоренелых сплетников существует неписаный закон: узнал что-нибудь интересненькое — немедленно поделись с друзьями.

Меня многие ненавидели лишь за то, что считали сплетником. Прослыть сплетником можно быстро, а вот вернуть доверие людей бывает иногда даже невозможно. Передавая сплетни, люди, даже не подозревая об этом, сообщают кое-что и о себе. Если человек тратит столько времени и энергии на разговоры о других, значит, его жизнь, наверное, не такая уж интересная. Сплетник как бы проживает чужие жизни, и поэтому на свою жизнь у него не хватает ни времени, ни сил. Обычно таких любознательных доброжелателей сторонятся, опасаясь, что они могут причинить вред.

Очень непросто быть любимчиком жителей Салермо, когда ты автор главной колонки «Сплетни» журнала «Life Salermo». Но именно эта колонка подняла рейтинг скучного журнала до таких высот, что каждый имеет на своем столике свежий номер, ожидая новых раскрытых тайн жителей городка, в котором он живет.

Именно там и состоялось наше первое знакомство со Стэйс. Меня радовало, что среди работников журнала, которые просто даже иногда не улыбались, что делало их похожих на зомби, эта принцесса была воистину лучом света в темном царстве.

Весть о моей смерти быстро облетела наш маленький городок, и многие вздохнули с облегчением, а многие просто разочаровались, что больше не получат дозу новых сплетен для обсуждения. Моя колонка закрылась и продаваемость резко упала, что жутко бесило владелицу «Life Salermo» Гермиону Эполтоун.

Стэйс вела колонку о моде, что ей было более всего близко и по душе. Но услышав от сотрудников, что Гермиона хочет видеть ее немедленно в своем кабинете, заставило сердце сжаться в маленький комочек, так как все в редакции знали, что безопасней зайти в клетку с голодными крокодилами, чем в кабинет, в тот момент, когда Мисс Железная Рука не в духе.

Стэйс подошла к двери и тихо постучала. На что она услышала: — Заходи, мать твою!

Стэйс приоткрыла дверь и вошла.

— Мисс Гермиона, вызывали?

— Да… Присядь, мне о многом нужно с тобой поговорить. И расслабься ты наконец, я же не собираюсь тебя избивать.

— Как мило с вашей стороны, — сквозь сдержанную улыбку сказала Стэйс.

— Я понимаю, как тяжела утрата дорогого тебе человека, ведь Диа и для меня был дорогим сотрудником, он поднял эту газету на новый уровень. Я тяжело скорблю об утрате. Когда человек переживает смерть близкого человека, вполне естественно, что он страдает. Страдает по многим причинам. Это и скорбь по тому человеку, любимому, близкому, родному, с которым он расстался. Бывает, что жалость к себе душит того, кто потерял опору в человеке, который погиб, ушел из жизни. Это может быть чувство вины из-за того, что человек не может отдать ему то, что хотел бы отдать, или задолжал, потому что не считал нужным в свое время делать добро и любить. Проблемы возникают тогда, когда мы не отпускаем человека… — к удивлению Стэйс, Гермиона начала проникновенную и задушевную речь.

— Смерть Диа, это так внезапно. Горе слишком широко, чтобы его обойти, слишком высоко, чтобы его перепрыгнуть, и слишком глубоко, чтобы под ним проползти; через горе можно только пройти — говорит народная мудрость. Но как это сделать? — с полными слез глазами сказала Стэйс.

— Многие идут за утешением в церковь. Заказывают поминальные службы, ставят свечи, молятся за ушедшего. В этом случае церковь, особенно для людей верующих — мощная утешительная психотерапия, и помогает многим.

— Я никогда не была в церкви. Я не знаю, как себя вести, что говорить, я далека от этого. Но я очень хочу, чтобы душа Диа успокоилась. Его отказались отпевать, так как по канонам церкви самоубийц не отпевают.

— Я хочу, чтобы ты, несмотря ни на что, не портила себе жизнь. Самоубийство… Это слово режет слух, но все же самоубийства в нашей жизни встречаются. Господь каждому из нас даровал свободу. Каждый человек лично для себя принимает решение, куда и как направить путь своей жизни. Всегда есть выбор, жить жизнью праведника или сеять зло. Диа многие не любили, даже коллеги, но ты нашла с ним общий язык. Я хочу, чтобы именно ты написала о его жизни и смерти. Посвяти этому целую страницу… Все, что ты считаешь нужным!

— Я?! — словно мышь запищала тоненьким голоском Стэйс. — Вы уверенны, что я смогу?!

— Ты сможешь! Кто как не ты знала Диа.

— Спасибо за доверие, конечно, я постараюсь не подвести. Я должна рассказать хорошие стороны Диа, о которых многие не догадываться, или просто не хотят замечать.

— Ступай на рабочее место, и займись делом, — уже строгим голосом сказала Гермиона.

Стэйс направилась прочь из кабинета, как вдруг Гермиона позвала ее по имени. Стэйс остановилась возле приоткрытой двери и обернулась.

— Опоздаешь еще раз, убью! — с холодным взглядом и каменным лицом произнесла Гермиона.

Стэйс постаралась выдавить улыбку и немедленно убежать из логова Мисс Железной Руки. Подходило время обеда, и Стэйс направилась в кафе, где и увидела выходящую оттуда Вики с Маркусом. Дождавшись, когда они попрощаются, Стэйс подбежала к Вики.

— Какой красавчик! Он твой?!

Вики вздрогнула, не ожидая, что кто-то стоит у нее за спиной. Ее вообще раздражали такие неожиданности.

— Черт побери! Меня чуть инфаркт не прихватил! Тебе никто не говорил, что нельзя так подкрадываться?! — гневно сказала Вики.

— Да ладно тебе, ты че дерганная такая…

— Дёрганная?!

— Ну да. Я и подумать не могла, что тебя напугаю.

— Забудь! Ты же Стэйс, правильно? Поможешь мне кое в чем?

— Да, обращайся!

— Помоги мне выбрать платье для сегодняшнего вечера.

— Что за повод?

— Знакомство с Хопкинсами… К ним, как муж говорит, приезжает брат, и они зовут моего мужа, а он тащит меня с собой.

— А Хопкинс, походу, коллега твоего мужа?

— Как ты узнала? — удивленно спросила Вики.

— Нелогичная женская интуиция. У тебя в гардеробе все такое мрачное и строгое? Как будто ты офисный рабочий.

— Я адвокат!

— Ааа! — протяжно произнесла Стэйс. А почему я? Почему ты просишь именно меня помочь?

— Потому что у меня нет подруг. Всех подруг и товарищей мне заменял Диа. А моя мать живет только своей жизнью, и стараюсь к ней не обращаться по мелочам.

— А все же, кто этот самец? — с улыбающимся лицом сказала Стэйс.

— Ничего серьезного, просто друг, и ничего большего.

— А он мне понравился…

— Не смей! Не надо флиртовать с моими знакомыми парнями… — подхватив бодрое состояние Стэйс, произнесла Вики.

Походу, мои опасные принцессы быстро нашли общий язык, и это начало крепких и продолжительных дружеских отношений. Я же, скрестив за них пальцы, буду молиться о том, чтобы каждая из них не узнала, что дерьмовая ситуация из прошлого связывает Вики и Стэйс.

Весь день девчонки проведут вместе, в поисках вечернего платья, и незаметно для каждой из них, накупят полно вещей помимо этого. Ведь многим известно, что шопинг –очень действенная терапия для скачка эндорфина в организме. Покупки — это как бальзам для душевных ран, который обладает терапевтическим эффектом. Совершая покупки, человек радуется и оживляется на время, забывая обо всех своих проблемах и переживаниях. Для этого необходимо лишь обладать определенной суммой денег и временем, чтобы наслаждаться выбором, примеряя различную одежду и аксессуары.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 54
печатная A5
от 617