электронная
43
16+
Мы уже соперницы или еще подруги?

Бесплатный фрагмент - Мы уже соперницы или еще подруги?

Объем:
72 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-6188-1

Трогательная и драматическая история любви двух молодых людей, волею судьбы оказавшихся заложниками двух непримиримых парадигм.

Внезапно вспыхнувшая безумная любовь, оказывается к тому же взаимной. Что может быть прекрасней?! Не иначе, как сама судьба приложила к этому свою руку! Но в этой лавстори есть одно маленькое, но. Кое-что влюбленные предпочитают скрыть друг от друга.

История их отношений потрясает. Путь от полного неприятия друг друга, до безумной любви, герои проходят в экстремальной обстановке.

Две очаровательные девушки, подруги, внезапно превращаются в соперниц. Они оказываются влюблены в одного и того же человека.

Бывшим подругам и невдомёк, что их любовь, всего лишь результат умелых манипуляции, а их возлюбленный на самом деле, их злейший враг.

Двое, обретшие в таежном крае любовь, оказались по разные стороны одной баррикады, а между ними, уютно расположилась, сама смерть.

Сможет ли любовь, преодолеть ту пропасть, что разверзлась между ними? В ином случае покинуть тайгу живыми, им будет уже не суждено.

На чашах весов любовь и ненависть, преданность и предательство, жизнь и смерть. Что же перевесит в итоге?

По роману А. Бергмана «Вояж цвета спелой вишни»

Он, она и… соперница

г. Москва 1979 год.

Тогда Вика только-только закончила медицинскую академию, и по распределению попала в один из подмосковных госпиталей. Сначала, она не обратила абсолютно никакого внимания, на грубоватого и самоуверенного офицера танкиста, находившегося там на излечении. И даже тогда, когда во время одного из ее ночных дежурств, он появился в ординаторской, с небольшим букетиком фиалок в руках, она совсем не удивилась. Он с неуклюжим видом, протянул ей эти цветы, пробормотав при этом:

— Это для вас.

С безразличием приняв этот букет, Вика, применила свой излюбленный прием. Она тут же, бросила его в угол, в корзину для бумаг, впрочем, не забыв, с широкой очаровательной улыбкой, поблагодарить дарителя. Танкист, метнув глазами шквал молний в ее сторону, развернулся и быстро вышел из ординаторской. Тогда, Вика готова была, рассмеяться ему в след. Она конечно привыкла к повышенному вниманию со стороны мужчин, и привыкла, получать от них подарки. Но то были совсем другие мужчины, в заграничных костюмах, холеные, «упакованные», и совсем не похожие на этого грубого мужика. После этого случая, Вика была уверена, что «отшила» этого, чересчур самоуверенного кавалера и он никогда больше не посмеет, даже подойти к ней. Но ровно через три дня, в следующее ночное дежурство Вики, дверь в ординаторской открылась, и на пороге вновь возник он. На этот раз в его руке был, небольшой букетик полевых ромашек. В этот раз, танкист совсем не выглядел неуклюжим, и на его самоуверенном лице блуждала полуулыбка.

— Это снова для вас — с улыбкой, произнес он.

И когда Вика уже потянулась за букетиком, он, таким же элегантным движением, как недавно она сама, отправил его, в корзину для мусора.

— Это, чтобы вы не затруднялись — пояснил он.

Вика, так и застыла с протянутой рукой, от такой наглости. Они посмотрели, друг на друга. И тут произошло совсем неожиданное. Танкист вдруг поцеловал Вику в губы. Первой мыслью Вики, было оттолкнуть наглеца, но вместо этого, она, неожиданно для себя, ответила на его поцелуй. И его, удивительно нежные губы, вмиг, растаяли на ее губах. Этот, ее собственный, неожиданный, и непонятно откуда возникший импульс, шокировал ее. Опомнившись, Вика отстранилась, и села за стол.

— Интересная у вас манера, дарить девушкам цветы — пряча взгляд, смущенно произнесла она.

— Ну это смотря каким девушкам.

— Да? Ну и какая же, тогда я?

Вместо ответа он наклонился и вновь поцеловал Вику. На этот раз поцелуй длился гораздо дольше. Его нежные и удивительно чувственные губы, полностью обезоружили Вику, а грубые руки нежно гладившие ее волосы, ввели ее, в состояние полного транса.

— Ну хорошо, какая я, я уже поняла — с трудом отстранившись после такого чувственного поцелуя, произнесла Вика. — Но вот кто же тогда вы? Не считаете ли вы, что настало время представится? — иронично заметила Вика.

— А зачем, — посмотрев ей прямо в глаза, проговорил он — ты же прекрасно знаешь, как меня зовут, не так ли, Виктория?

Вика, дабы скрыть смущение, встала и отошла к окну. Ибо действительно, после случая с фиалками, она поинтересовалась этим пациентом, подробно ознакомившись с его медицинской картой.

— Ну хорошо, Виктор Чадов, — делая акцент на имени и фамилии, проговорила Вика — возможно ты и прав, но, а сейчас, тебе пора.

Не обращая внимания, на ее слова, Виктор, улыбнулся и вплотную подошел к ней.

— А я совсем и не спешу — многозначительно, глядя ей прямо в глаза, произнес он.

Вика обошла его и быстро подойдя к двери, распахнула ее настежь.

— Ты меня не услышал?

— Ладно — после некоторой паузы, коротко ответил Виктор и вновь улыбнувшись, спокойно вышел за дверь.

Наутро, на столе в ординаторской, в стакане с водой, красовался небольшой букетик полевых ромашек, подобранный Викой, из корзины для мусора.

В ближайшие три дня Вика, старалась не думать о Викторе, но тем не менее, она постоянно ловила себя на мысли, что думает о нем. Вика не была лечащим врачом Виктора и работала в соседнем отделении, поэтому, повода увидеться с ним, не было никакого. Но она постоянно находила себе какие-то дела в том отделении, где находился Виктор. И хотя она и убеждала себя, что у нее, там действительно важное дело, в глубине души, она прекрасно понимала, что это всего лишь повод, увидеться с Виктором. Но Виктора встретить, ей так и не удавалось, складывалось впечатление, что он, намеренно избегает ее. И через три дня, к моменту ее очередного ночного дежурства, Вика была уже на гране истерики. Выстирав свой, и без того чистый, белый халат, она тщательно накрахмалила и отутюжила его. Потом зашла в парикмахерскую, сделать прическу и маникюр, и после этого отправилась на дежурство.

Часы отсчитывали час за часом, но Виктория так и сидела одна в ординаторской. «Да он просто поиграл со мной, он уже давно забыл меня и развлекается с другой, а я дура! Нафантазировала себе непонятно чего, да он просто ничтожество» — так думала Виктория, когда утром в ординаторскую зашла, сменяющая ее врач.

— Привет подруга, — с улыбкой проговорила та — да, выглядишь не очень — констатировала коллега. — Что, не давали покоя всю ночь? Много вызовов было? — сочувственно спросила она.

— Ни одного — зло бросила Вика, и быстрым шагом, вышла из кабинета, оставив удивленную коллегу.

«Ну я ему еще устрою, он еще очень пожалеет…» — так думала Виктория, вынашивая «кровожадный» план мести, возвращаясь с работы домой.

На следующий день придя на работу, Виктория, первым делом выяснила, в какое время и какие процедуры, получает пациент Чадов. Дождавшись определенного часа, Вика, уверенным шагом вошла в процедурную. Краем глаза заметив, сидящего на кушетке Виктора, она, не удостоив того даже мимолетного взгляда, подошла к столу врача и завела с ним какой-то профессиональный разговор. Вика намеренно, встала таким образом, чтобы яркий луч солнца, светивший в окно, падал прямо на нее. Понимая, что при таком освещении, ее тонкий белый халат, под которым были только крохотные маечка и трусики, мало что скрывал, от взгляда Виктора. Таким образом дав немного полюбоваться собой, она закончила разговор с коллегой, и развернулась, намереваясь уйти. Но, каково же было ее удивление, когда она обнаружила, что кушетка на которой, только что сидел Виктор, пуста.

Этот день для Вики, казался бесконечно длинным и нудным. Она уже готова была сказаться больной и пораньше улизнуть домой, но в конце дня, подруга пригласила ее отпраздновать после работы, какое-то событие в кругу коллег. Отказываться было неудобно, и Вика согласилась. Мероприятие устроили на первом этаже, в столовой для персонала. После волнений последних дней, Вика решила немного расслабиться и налегла на шампанское. Настроение заметно улучшилось и вечер для нее, понемногу, стал окрашиваться, в более яркие тона. После мероприятия, Вика вызвалась помочь подруге, отнести букеты цветов, подаренные коллегами, в кабинет заведующей отделением. Взяв в охапку эти букеты и утонув в них, Вика пошла на лестницу. И когда в пролете между первым и вторым этажом, Вика увидела Виктора с сигаретой в руке, она просто застыла на месте.

— Подозреваю, что эти букеты разделят участь, остальных ваших подарков и окажутся также, в мусорной корзине? — Улыбаясь произнес Виктор.

— Ну это смотря от кого, эти подарки — парировала Вика, выглядывая из-под цветов. — Кстати, ваш букетик, до сих пор, стоит в ординаторской в графине с водой — ненавидя себя, и краснея до самых кончиков ушей призналась Вика.

— Ба, за что же такая честь? — удивленно произнес Виктор.

— За то…, за то, что ты самый подлый и ничтожный и…

Неожиданно для себя, выпалила Вика. Но договорить этот спич, ей не дал поцелуй Виктора, который сквозь букеты цветов, внезапно обрушился на губы девушки. Букеты веером полетели на пол, а Вика, крепко обнимая Виктора, растворилась в его поцелуе. Время для Вики перестало существовать, и только какой-то звук на верхнем этаже, вернул ее к действительности. Мягко отстранившись от Виктора, она произнесла.

— Эти цветы, их бы нужно доставить, к месту назначения.

— Это куда, в мусорную корзину? — сыронизировал Виктор.

— Нет, в кабинет зав отделением — серьезно произнесла девушка.

— Ну если в кабинет зав отделением, тогда, в чем же дело — сказал Виктор, и одновременно с Викой нагнулся собирать цветы.

Подойдя к кабинету, Вика передала цветы Виктору, а сама, нашарив в кармане своего халата ключ, открыла дверь, и пропустила Виктора вперед.

Дальнейшие события, для Виктории, показались ей сладким, волшебным сном, с ванильно-шоколадным оттенком. В этом сне, ее посетил сказочный принц и все ее тайные мечты, которые когда-либо будоражили воображение девушки, вдруг стали явью.

Его мускулистые и сильные руки, мягко исследовали ее тело. А его нежные и чувственные губы, целовал ее плечи, шею и волосы. От него веяло восхитительным пьянящим ароматом, который пленял ее сознание. Виктория растворилась в ласках Виктора. Он воспламенил в ней невероятную чувственность и страсть, о присутствии которой, она даже и не подозревала.

Только под утро, в полном бессилии, они забылись сном. Но почти сразу, когда дворник тетя Люба, загремела под окнами своими ведрами, Вика вырвалась из объятий этого сна.

Такой невероятной ночи, у неё не было никогда в жизни. А о такой страсти, она не могла и мечтать.

Конечно, у нее были и другие мужчины, но по сравнению с Виктором, они казались, лишь недоразумением. Виктор же был настоящим мужчиной, который точно знает, чего он хочет.

Вика огляделась вокруг. Они с Виктором лежали на диване, прикрытые цветастым пледом. А ее тщательно отутюженный и накрахмаленный халат, вместе с ее бельем, валялись смятыми на полу. Судорожно нащупав на руке маленькие часики «ЗИФ», Вика поднесла их к глазам и с ужасом обнаружила, что время уже было около семи. Нужно было принимать срочные действия, к эвакуации с этой территории. Быстро натянув на себя белье, Вика принялась рассматривать, свой халат. Убедившись, что он красноречиво повествует о проведенной ей ночи, она, загадочно улыбнувшись, наклонилась к сонному Виктору и мягко прикоснулась губами, к его губам. Нежно проведя рукой по его волосам, она тихонько прошептала.

— Нужно бы выдвигаться восвояси. Иначе у нас появится большой шанс, быть застигнутыми.

Вместо ответа, Виктор, не разлепляя сонных глаз, нежно обнял девушку и притянул ее к себе. Ее тело, моментально, отреагировало на это, пробрав чувственной дрожью, до самой макушки, всколыхнув в памяти, только недавно пережитые эмоции.

— Ай-ай-ай, пожалуйста, не начинай, иначе, до прихода заведующей, покинуть этот кабинет, мы уже не сможем — с дрожью в голосе и внезапно помутневшим взором, произнесла девушка.

Вика мягко освободилась из объятий Виктора и подошла к двери, предпочитая быть от него на расстоянии. Она боялась находиться рядом с ним. И боялась она совсем не его. Она боялась себя.

Виктор лениво встал и натянул на себя одежду.

— Если ты готов, тогда выдвигаемся.

Взявшись за ручку двери, она обнаружила, что дверь всю ночь оставалась не запертой. Шокировано глядя на дверь, Вика произнесла.

— Да, у меня сегодня, был вполне реальный шанс, быть с позором уволенной, из этого чудесного заведения — произнесла она, а потом подумав, повернулась к Виктору, и с горящими от счастья глазами добавила — А ты знаешь, я бы совсем и не расстроилась.

И, не выдержав накатившего желания, Вика прильнула к Виктору, обняв его за шею.

— От тебя так пахнет… — чувственно прошептала она ему на ухо.

— Это чем же? — удивился Виктор.

— Сексом… — хрипло проговорила девушка и добавила — и мной.

Выпустив Виктора и заперев кабинет, Вика в измятом в хлам халате и с горящими от счастья глазами, отправилась в раздевалку для персонала. Тем самым, поставив точку, этой чудесной и запомнившейся на всю ее жизнь ночи. А также отношениям с этим удивительным парнем, увидеть которого, ей уже было не суждено никогда.

В этот день на работе, Вика, была очень занята. Она как нарочно, всем была нужна, и все что-то хотели от нее. Этот день тянулся, бесконечно. И только под конец смены, выбрав время, она зашла в отделение Виктора. Не найдя его в палате, Вика направилась в кабинет дежурной медсестры.

— Где больной Чадов? — спросила Вика у молоденькой медсестры.

— Чадов? Так его же сегодня выписали.

— Как выписали? — не поверила Вика.

— Лечащий врач и выписал, я сама выдавала ему справку. Он уехал еще утром.

Вика пришла к себе в ординаторскую, села на стул и время для нее остановилось. Она опомнилась, лишь когда в кабинет заглянула ее коллега.

— А, Вика, ты что домой-то, до сих пор не ушла?

— Домой, а, да-да, сейчас — растерянно проговорила Виктория.

— Что-то ты совсем сегодня, какая-то потерянная, может, заболела?

— Да нет, просто очень устала.

— Понятно — сочувственно произнесла коллега и уже выходя из кабинета добавила.

— Кстати, Вика, ты письмо то, забрала?

— Какое письмо? — удивилась Вика.

— Да там, на столе лежало.

Виктория быстро подошла к столу, и среди бумаг нашла конверт, где вместо адреса было написано, «Виктории Еланской». Вика дрожащей рукой вскрыла конверт и ей на колени выпал тетрадный листок, исписанный чернильной авторучкой. Она принялась за чтение. Письмо было, конечно от Виктора.

Милая Вика, я уезжаю. Я нарочно не сообщил тебе об этом, так как знаю, что совместного будущего, у нас с тобой нет. Вика, ты милое и прекрасное создание, сотворенное, чтобы очаровывать, влюблять, сводить с ума. Ты, как великолепная чайная роза. Пока эта роза в вазе с водой, она восхищает и пленяет своей красотой. А стоит оставить ее без влаги, она сразу вянет, засыхает и гибнет. Вика, для тебя, твоя влага — это необходимость влюблять, восхищать, сводить с ума. Без этого ты завянешь. А моя профессия, Родину защищать и этому я посвятил свою жизнь. Со мной ты засохнешь. Поверь Вика, это совсем не оправдание.

Возможно, когда-нибудь ты вспомнишь обо мне, и лишь легкая усмешка, тронет твои милые, очаровательные губки.

P.S. А сегодняшняя ночь, для меня была незабываема…

Целую нежно,

Виктор.

И крупные слезинки, закапали из глаз девушки, на этот тетрадный листок, превращая чернильные буквы, в большие фиолетовые кляксы.

Следующая ночь для Вики была бессонной. До утра она так и не смогла сомкнуть глаз. Она вновь была с Виктором. Мысленно. Она разговаривала с ним, убеждала, пыталась что-то объяснить, умаляла не уезжать…. Она одновременно и обожала его, и ненавидела…. И наконец, вдрызг измотав свои нервы, Вика встала с кровати и включила настольную лампу. Часы, на столе показывали 5.30. Вика подошла к комоду и взглянула в зеркало. На нее смотрела заплаканная старуха, с огромными черными кругами под раскрасневшимися глазами. Вика вздрогнула от увиденного.

— Нет, это не я! — вскрикнула она — Мало того, что он меня бросил, так он еще превращает меня в уродливую старуху! Нет! — Вика кулачком ударила по столу.

Она пошла в ванную, разделась и встала под душ. Простояв под душем около получаса, она вернулась в комнату, другим человеком. Посвежевшей и решительной. Она взяла лист бумаги, ручку, и стала писать.

Здравствуй Виктор,

Твое письмо, не вызвало у меня, даже чувства легкого огорчения. Лишь равнодушно пробежав глазами, написанные тобой строчки, я продолжила прерванное занятие.

Да и вряд ли мы бы с тобой, смогли быть вместе. Мне бы с тобой было слишком скучно, тебе же со мной, напротив, непозволительно весело. Но это жизнь….

Уже не твоя,

Вика.

P.S. Не отвечай мне. Ты трус, и я тебя ненавижу!

Дописав последнее слово, Вика бросилась на кровать и стала безудержно рыдать, колотя кулаками по кровати. Наплакавшись вволю, она встала, вытерла кулачками свои заплаканные глаза, подошла к столу и написав на конверте адрес Виктора, заклеила письмо.

Утром, спеша на работу, Вика опустила это письмо, в ближайший почтовый ящик. И крупные слезинки, в этот момент, вновь покатились из ее глаз.

Она

г. Москва 1979 год.

Катя, не была просто симпатичной девушкой, она была красивой девушкой. И поэтому, как не парадоксально, она была одинокой. Она нравилась мужчинам, но тем не менее, знакомится с ней, они не торопились. Они ее боялись. Боялись оказаться отвергнутыми. Мужчины боялись подойти к ней даже с предложением прогуляться. Боялись ее отказом, задеть свое самолюбие. Отчасти из-за этого, а отчасти из-за того, что видели в ней только красивую внешность и не более. Катя догадывалась о таком отношении к ней, со стороны мужчин и очень переживала по этому поводу. Но поделать ничего не могла и все время оставалась одна. Катя была не только красавицей, но и обладательницей очень тонкой натуры и не дюжего интеллекта. И в мужчинах она, больше всего, ценила интеллект. А настоящим мужским идеалом, для Кати был ее отец. Он был ученым и заведовал НИИ фармакологии, министерства обороны.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.