электронная
43
печатная A5
267
16+
Мы снова встретимся

Бесплатный фрагмент - Мы снова встретимся


4.8
Объем:
32 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-6905-5
электронная
от 43
печатная A5
от 267

1

Всю свою жизнь мне очень сильно чего-то не хватало, поэтому я всегда чувствовал себя не в своей тарелке. Всё не имело смысла. Может это и не было заметно в детстве, но когда я стал подростком, когда увидел гуляющие влюбленные пары, то понял, что я одинок. Даже среди друзей в шумной компании я был наедине со своими мыслями.

Пришло осознание того, что же всё-таки не так — мне не хватало её. Теперь, я больше не мог не думать о ней. Я знал, что однажды встречу свою единственную и неповторимую и моя жизнь наладится. Она точно есть и осталось только найти её. Но легко сказать найти, а как это сделать? Мне даже представить сложно, где она может быть. Я просмотрел все сайты знакомств, познакомился со всеми подругами и сестрами друзей, я даже на улице, в толпе, искал её случайный взгляд. Но её не было. Я точно знал и чувствовал, что она есть и где-то также ищет меня.

Может мой разум выдумал её, но я точно знал, какой она будет. В моей голове я мог представить многое — её привычки и характер, манеру общения и то, как она будет смотреть на меня. Но я не мог представить себе её внешность. Я молил всех богов, которые только существуют, дать мне шанс. Я просил их о возможности увидеть мою половинку хоть на мгновение, но эта истина была от меня скрыта. Рассказав о моей мечте своим друзьям, я лишь стал для них сумасшедшим. Это действительно странно, когда ты всё знаешь о человеке, но никогда его не видел.

Я засыпал и просыпался с мыслью о ней. Укутавшись в одеяло перед сном, я смотрел в белый потолок и представлял её. Даже после тяжелого дня, мне удавалось найти лишних десять минут, чтобы помечтать о ней перед сном. И так каждый день. Я чувствовал её, но не мог найти. И мой дух не мог успокоиться…

Друзья пытались помочь мне и найти, похожую на неё, девушку. Они расспрашивали меня какая она, но я не мог объяснить. Я только и знал, что если встречу её, то точно не ошибусь. Она такая одна, а я не готов идти на компромиссы. Надежда во мне не угасала, но годы проходили, а её всё не было. Бывали моменты радости и депрессии, но все они сменялись ожиданием, которое где-то посередине между ними. Это ожидание давало мне и веру в будущее, и тяжесть текущего дня. В итоге, моё существование переросло в безразличную жизнь. Я уже не чувствовал ни радости, ни боли. Я верил, что она появится в моей жизни, но пока только ожидание.

2

Я не мог жить без моей второй половинки, жизнь была болью, с которой очень тяжело бороться одному. Наверное, поэтому я бродил вечерами по неосвещенной трассе на краю города, в тайне, от самого себя, надеясь, что здесь всё и закончится. Может случайный водитель не заметит в темноте идущего одинокого путника, пустая жизнь оборвется и тогда мой неугомонный дух успокоится.

Но в то же время, я боялся, что она, моя мечта, никогда не сможет меня увидеть, и этим я причиню ей большую боль. Она также чувствует меня, где бы она ни была. И я не допущу, чтобы она страдала, поэтому я снова и снова уходил на обочину, подальше от края этой опасной дороги.

Мне нравилось вот так вот бродить вечером и думать о ней. Я представлял момент, когда мы встретимся. Как это будет? Когда это будет? Лишь бы это было. И здесь, на пустой ночной трассе я был погружен в свои мечты и обретал хоть немного спокойствия.

А потом я снова приходил домой из тишины и темноты и включал свет. Жизнь, а с ней и мои мучения продолжались. Что я такого натворил в прошлой жизни, за что сейчас так мучаюсь? Я чувствовал в себе твёрдость и даже жестокость, но сейчас они не выходят наружу, потому что я сильно погружен в свои мысли и не обращаю внимания на происходящее вокруг. Внешний мир не для меня, пока не разберусь в своем внутреннем мире.

3

Наступает вечер нового дня. Солнце садится и тишина спускается на город, но радости мне этот вечер не принесет. Я как всегда один медленно иду с работы домой по всё той же одинокой трассе.

Это был такой же серый и бессмысленный день, как и все остальные. Вечер плавно переходил в тёмную и тихую ночь. И в этот раз, я погрузился так далеко в пустоту своей души, что не замечал ничего вокруг. Потом, был провал в памяти и темнота.

Моя голова работала, но я был в полусне, как в тот момент, когда ты начинаешь засыпать, а твои глаза ещё открыты. В этот миг ты чувствуешь переход в иной мир. Не знаю, сколько я был в таком состоянии, но вот я начал замечать, что лежу в белой и пустой комнате. Я ещё не проснулся до конца. Глаза были полуоткрыты и я не мог ни заснуть, ни открыть их полностью. Как будто, я был свободным ветром, который летал по комнате и смотрел на всё со стороны. Так я себя чувствовал. А за окном тем временем начинало темнеть. Странно, кажется, буквально мгновение назад, я гулял в полной темноте по пустынной трассе, и вот уже вечер другого дня.

Мне с трудом удалось заставить себя уйти из этого сна. Я начал понимать, где я нахожусь — это была больница. Моя палата была пуста, но одному мне даже лучше. Ещё я начал замечать, что не могу пошевелиться — рука была в гипсе и шея тоже чем-то замотана — это не были бинты, скорее какой-то каркас. Всё тело пронизывала боль. Было неудобно, и я хотел повернуться на бок, но, «весь замотанный», я мог лежать только на спине. Придётся остаться в этом положении, терпеть боль и смотреть в потолок. И чем больше я приходил в сознание, тем тяжелее мне становилось. Очень больно. Я старался не думать о боли, но она была здесь, со мной. Нужно уйти от неё и подумать о чём-то другом.

Не знаю, сколько я лежал, после того, как проснулся — может десять минут, может час, но я смог кое-что вспомнить из этого вечера. Всего несколько фрагментов — свет фар позади меня, звук торможения. Похоже, я всё-таки нашёл свою несущуюся машину. Потом я оказался в больнице, а вот между этими двумя событиями был какой-то яркий свет. Может я просто успел обернуться перед аварией, и это был свет фар автомобиля? Но нет, там было что-то ещё.

А как она, моя мечта? Она почувствует, что со мной что-то не так? Может ей стало не по себе? Конечно, она всё чувствует, как я чувствую её. Как я мог заставить страдать мою половинку. Сейчас я больше переживал о ней, чем о себе.

На мгновение, я снова задумался, какой бы она могла быть, и в этот момент, что-то произошло. Как будто раньше между нами был туман и вот сейчас он начал рассеиваться. И там, на другой стороне я увидел какой-то силуэт, который был так близок! И он был прекрасен. Я хотел погрузиться в свои мечты ещё сильнее и пойти к ней навстречу, в этом воображаемом мире, но туман между нами был ещё силен, а я был слишком слаб, чтобы с ним бороться. Мне было очень больно, даже просто думать, я не мог собраться с мыслями. Что-то было в моих воспоминаниях, и скоро я это увижу. Сейчас мне нужно немного расслабиться и отдохнуть.

4

Я снова лежал в полусне, когда зашла медсестра. С большим трудом, я повернул голову в её сторону и посмотрел. Это была женщина лет тридцати, вполне привлекательная, но конечно, не такая, как она…

— Пришёл в себя? Говорить можешь?

Я собрался с силами и попытался что-то сказать, но получилось довольно вяло. Я снова сконцентрировался и произнес несколько слов:

— С трудом.

— Ну, главное что жив.

Она присела на кровать и начала осматривать меня. Включила фонарик, посветила мне в глаза. Потом, осмотрела гипс на руке.

— Меня сбила машина? — спросил я.

— Да, сбила и уехала. Спустя час, примерно, тебя нашли на дороге. А могли не заметить и проехать мимо или прямо по тебе. Не самое лучшее место ты выбрал для прогулок. Что же тебя туда занесло?

Она ждала ответа, но поняв, что мне тяжело говорить, оставила меня в покое.

— Ладно, сейчас тебе супчика принесем, сутки уже лежишь, поесть надо. А завтра тебя доктор осмотрит, скажет, что и как. Но, кажется, ничего страшного. Жить будешь.

Она встала и пошла к выходу. А через пару минут пришла другая женщина в синем халате и с подносом. Она присела на кровати и помогла мне поднять верхнюю часть тела, чтобы было удобнее есть. Сделала всё не спеша и аккуратно. Потом, она начала меня кормить с ложечки. В гипсе была только правая рука, левой я мог держать хлеб и ложку, а это уже хорошо. Грудь болела, похоже, я сломал пару ребер. Ещё сотрясение и шею немного зацепило, но ничего, доктор сказал — жить будем.

Еда в больнице, конечно, страшней любых переломов… Как они вообще делают такую гадость? Я, даже если в первый раз блюдо готовлю, то более-менее съедобно получается. Ну да ладно, это я переживу. Меня покормили и я снова лёг спать.

За окном ещё не совсем стемнело. Я пока не пришёл в себя полностью, не вспомнил до конца эту яркую вспышку после аварии, поэтому не понял, почему лучи солнца на закате были так красивы и знакомы. Это был тот самый момент, когда солнце садится и дарит нам последний миг, чтобы мы посмотрели на него. Это было то самое вечернее солнце, с которым у меня будут связаны самые лучшие воспоминания за всю мою жизнь…

5

На следующий день доктор и две медсестры зашли очень рано, наверное, было часов в семь. Они разбудили меня и начали своё совещание:

— Кто у нас тут?

— Больной с сильным сотрясением головного мозга и одним сломанным ребром.

— А что с шеей?

— Был удар в область шеи и сильная гематома, но всё в порядке. Каркас скоро снимем — ложная тревога.

— Так коллеги, какие прогнозы?

— Две — три недели и на выписку.

— Я тоже так считаю, — ответил доктор.

Пока шёл этот диалог, врачи меня осмотрели, потом они начали называть какие-то лекарства, а напоследок пожелали выздоравливать. Ничего необычного у меня не было — просто пару переломов, которые скоро срастутся. Но боль ещё не отпускала меня, мне нужно было отдыхать.

Но я недолго наслаждался тишиной. В этот же день, ко мне привезли шумного соседа со сломанной рукой. Он, хоть и был с тяжелым переломом, но всё время пытался убежать из палаты — то покурить, то на обед (хотя, нам и так носили еду, «прямо в номер»). В общем, живчик попался. Ближе к обеду, он вообще заявил, что ему нужно уйти. Как только пришла медсестра он начал нападки в её сторону:

— Принесите мне мои вещи!

— Чего?

— Дайте мне вещи, мне на работу надо!

— Какую работу, у вас перелом.

— Нет, мне на работу надо. Там узнают, что я в больнице, а не на работе!

— Вы кем работаете, министром что ли?

— Я охранник и я свой пост оставил.

— Да и правильно сделал, ищи нормальную работу.

Что мне нравится в медработниках, так это их юмор. Вот с этим у них проблем нет. Но диалог продолжался:

— Я сейчас сам встану и уйду!

— Лежи, куда ты пойдёшь. Там к тебе мать с сестрой пришли, сейчас придут.

Скоро пришли его родственники, которым удалось, всё-таки, его успокоить — он уже не рвался на свою ответственную работу. Готов был полежать пару дней, так и быть.

Но долго он без действия не лежал, этот активный пациент, после ухода посетителей, сразу же переключил всё своё внимание на меня:

— А ты сам чем занимаешься? Давно лежишь? Что там у тебя?

Сразу столько вопросов, он явно ищет собеседника, вот только я не любитель поболтать, да и слушатель я неблагодарный.

— Не могу говорить, — сказал я.

— А что там? Челюсть сломана, что случилось то?

Похоже, ему бесполезно говорить — не понимает. Я ещё пару раз ответил — «Угу», а потом повернулся к стенке. Хорошо, что теперь я могу вертеться на кровати, а то не смог бы отвернуться от этого болтуна. Сначала мой сосед по палате что-то рассказывал, а потом успокоился. Наконец-то! Я выбрал свободную тихую минуту и погрузился в воспоминания. После обеда я чувствовал себя уже лучше. Я пытался забыть о боли и вспомнить всё, что было. Ведь это была борьба за мою мечту!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 43
печатная A5
от 267