электронная
Бесплатно
печатная A5
498
18+
Мы исчерпали лимит наших желаний

Бесплатный фрагмент - Мы исчерпали лимит наших желаний

Беги или ты обречён

Объем:
454 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-4067-3
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 498
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ГЛАВА 1

Воинский призыв в военной академии волнительный и одновременно непредсказуемый момент. Мед обследование я всегда проходила со страхом того, что меня не примут в следующий курс, да и выгляжу я не идеально, что бы снова и снова проходить. Обшарпанное тело, шрамы детства и подросткового возраста. Хромая, но выносливая, маленькая, но удаленькая. Наш третий курс и шестой раз обследование. Я очень хотела здесь учится и добилась своего, несмотря на многочисленные травмы полученные много лет назад, следы от них конечно же остались. И это совсем не авария или несчастный случай. Это всё человек. Хотя раньше в моём представлении я даже не могла слова сказать, что то, что со мной было, сделал человек. Нечисть. Дьявол во плоти. Не знаю, что с ним сейчас и не хочу знать.

Третий курс, и снова, и снова спрашивают, как меня взяли в академию с хромотой. Я отвечала, что мне не больно, лишь что-то щёлкает в лодыжке. Всю полосу испытаний я выполняла на отлично. Если я иду, то ни один шаг не обходится без прихрамывания, но когда я начинаю бежать, то я уже не замечаю никаких щелчков и хромоты, просто бегу, как здоровый человек, без лишних дефектов. Многие преподаватели увидели во мне потенциал, решили дать шанс проявить себя. И я проявила. Я сумела, так как не впервой мне приходится испытывать бег с препятствиями, ползки и взбирания на что-либо.

И знаете я даже чем-то благодарна тому самому человеку, который помог мне с этим. Даже если помощь была смертельной. Я стала сильнее, выносливее, продуктивнее. Многое пережила, чтобы надумать идти в эту академию. После всего прожитого, это было лучшим вариантом для моей желаемой деятельности. Профессия, которая лежит у меня на душе. Дедушка мною бы гордился.

Коротко говоря. Я Варвара. Фамилия может быть самой распространённой по стране и является так же самой известной. Такая фамилия была у одного очень смелого и известного космонавта. Герман Титов. В моём случае звучит красивее. Варвара Титова. Сейчас мне двадцать один год. Многие мои сокурсники и кадеты, говорят, что у меня красивая внешность, несмотря на шрамы. Наверное из-за глаз. Они яркие, голубого расцвета, хотя раньше были будто под белой пеленой, такие тусклые и безжизненные. Волосы до середины лопаток, все посечённые, но я как можно более усердно стараюсь за ними следить. В своей группе я была самой маленькой. Мне говорили, что так даже лучше. То как я справляюсь с нагрузками да ещё и с низким ростом- это большое преимущество на войне. Я буду менее заметна, шустрая и тихая. Конечно сейчас мне совсем не хочется на войну, но если выпадет такая возможность, то я представляю, что враги это один человек и убивать его будет мне в удовольствие. После академии я собираюсь идти в армию по контракту по стопам деда, даже если я девушка. Многие скажут, как же так? Ты же леди. Ты должна ходить в платье и на каблуках, а не носить за спиной автомат. Мне плевать. Я не ищу стереотипы, все они очень тупые, тупые и ещё раз тупые. Я буду жить так как я захочу.

А ведь раньше люди не могли даже подумать, что такая миниатюрная девушка будет волочить за тобой рюкзак, который намного больше, чем она сама. Но это раньше, в то время у меня и желания были другими, и мечтала я о другом. Но один очень хороший человек тогда сказал мне, что поздно уже что-то менять. Мы исчерпали лимит своих желаний. Больше не будет так, как мы хотим. Но видимо судьба дала мне второй шанс.

Об истории, которая так кардинально изменила мою жизнь. Начиная с людей которые меня окружали, начиная с событий, которые были ступенями на новую полосу жизни, заканчивая сегодняшним днём.

ГЛАВА 2

Сентябрь. Снова эта учёба, снова учителя, учебники, тетради. Как же я не люблю учиться, но люблю ходить в школу потому что всю учебную скуку разрушают мои друзья. сторонники, знакомые, одноклассники. Вековые бои между параллельными классами, домогательства старшеклассников, завистливые взгляды сплетниц и наконец борьба за звание старшего по классу. Могу поспорить что многие так считают, что лучше общаться со своими друзьями, чем «грызть учебники». Чем спорить с учителями о правилах и уставе школы на счёт внешнего вида. Чем слушать монотонное мямляние учителя ОБЖ о предохранении подростков. Чем тысячи раз, каждый год, повторять одну и ту же тему по православной культуре. Видимо поэтому на неё мало кто ходит. Половина класса потому что они считают себя атеистами, но в преддверии контрольной работы, например по математике, они молятся, да бы получить хорошую оценку, а другая половина класса потому что это последний урок в расписании и на нём не интересно, так как мы и так всё знаем. Мы все православные люди и ходим в церковь, но зачем нам вбивать в голову то, что мы должны давать своим детям «Имя Божье», чтобы их защищал тот святой, что был с этим именем. Оттачиваем наизусть то, что нам давали в пятых классах. И я входила в эту половину. Вместе со мной всегда уходили мои друзья. У меня было лишь два лучших друга, на кого я могла положиться и простить всё, но они мне казались настолько идеальными, что и нельзя было сказать, что они натворили что-то плохое. Хотя я помню, как они меня зимой снегом завалили. Я потом заболела, они навещали меня и извинялись, но с приступами смеха. Но вскоре я поправилась, и вместе с болезнью ушла и обида.

Каждый день я прихожу в школу и вижу улыбку своей подружки Вики. Её русые красивые волосы плавно лежат на её плечах. Прекрасные голубые глаза светятся. А лучезарная улыбка встречает меня каждое утро. Такая улыбка атрофирует моё плохое настроение, а смех порождает мозг. Она расстраивала меня лишь по пустякам, как и я её, и ссорились по глупостям. Красивая фигура, второй размер груди и идеальная по своим меркам попа. Она как личный дневник, сгорит вместе с моими тайнами. Мы всегда гуляем вместе, ночуем друг у друга, а иногда можем и попасть в неприятности. Например побеги из школы или хулиганство в центре города.

А так же друг Макс. Он спокойный, тихий и верный. Его глаза напоминали грозовое небо. Светлые, даже можно сказать рыжеватые волосы. Широкие плечи. Он очень интересный человек. С ним всегда есть о чём поговорить, что обсудить. У нас с ним много общего. Мы слушаем одни и те же песни и исполнителей. Не все эти песни были наполнены смыслом, но мне нравились эти голоса, мелодии, звучания, которые могли лишь одной нотой или диапазоном прорвать тебя до глубины души. Максим ничего и никого не боялся. Он умел постоять за себя. Он всегда мог меня понять, мог выслушать, даже подставить своё плечо моим слезам, чтобы те не падали на грешную землю. А плачу я в основном из-за его друга. Последние два года он изменился, из хорошего мальчика превратился в ужасного человека, но даже это не влияло на моё мнение о том, что в глубине души он всё ещё тот весёлый и хороший парень. Но если я плачу перед Викой, то она меня успокаивает по другому. Либо защищает меня от этого человека, либо кричит на меня, чтобы я из-за него не плакала, ведь оно того не стоит. Вика была безбашенной, весёлой. Она боялась людей нашего города, думая, что все они-маньяки. Так как ходят слухи, что наш городок самый криминальный. Но для меня это были всего лишь слухи. Мне жилось спокойно. В Вике были противоположные качества, которые совсем не похожи на мои вкусы. Ей нравятся юноши, которые более похожи на настоящих, крепких парней. Но мне нравились парни, которые просто находились вокруг меня, будь то друзья друзей, или те кто учатся в одной школе со мной. С парнями, которые выросли в сельских условиях, не о чем поговорить. Мне например не интересны темы про машины и футбол. Я не знаю почему, но меня всегда тянуло к тем, кто не очень то и хочет моего общения, но в то же время постоянно трогает и не отстаёт. А такой только один. Что его сподвигло измениться в такую худшую сторону, я не знаю, но осадком на сердце осталось то, что он провёл со мной два счастливых дня на осенних каникулах. После этих двух дней он не перестал мне нравиться, даже когда всё стало так плохо. Максу я доверяла самые секретные секреты, он никогда их никому не рассказывал даже своей девушке Арине. Рыжая девчушка, которая так любит веселье и ночёвки, что люди сами тянутся к такому позитивному человеку. Вскоре и мне, и Максиму надоели разговоры об этом человеке, поэтому темой для них стало то, что уходило на второй план. Жизнь. Но провожая друг друга, я и Макс рассказывали лишь своё малое детство, ведь оно было настольгически интереснее, чем сейчас.

ГЛАВА 3

Илья. Что же касается его, того самого парня с резкими переменами личности. Сейчас он стал настоящим монстром, и почему-то его охота целится в основном на меня. Других он тоже достаёт, до больше получаю я.

А ведь даже не смотря на то, что Илья такой дикий, его внешность не отступает остальным нашим одноклассникам. Волосы тёмно-русые, зелёные глаза, вздёрнутый нос, а когда он улыбается, на его щеках появляются складочки, в начале седьмого класса он приобрёл кольцо в губе, что придавало ему больший акцент.

У него накопилось достаточно врагов за два года, но я ему не враг. Каждый раз, когда он травит меня перед всем классом я стараюсь успокоить его, говорить ему, что у него всего лишь стресс, и ему нужно выпить успокаивающее, но от этого он становится ещё злее. В конце концов он обязательно что-нибудь швырнёт в меня, будь то пенал с карандашами, или учебник. Но самым невменяемым он становится, когда выпьет. Обязательно разобьёт мне окно в доме, а его родители потом за него платят, или проколит кому-нибудь шину, и тоже его родители платят, или подерётся со старшеклассником, и стова платят родители родителям пострадавшего, что бы тот не подавал заявление в полицию.

Помнится он однажды узнал, что нравится мне, это было ещё летом перед началом седьмого класса, когда он ещё не потерял рассудок и рне потерпел крушения кризиса подросткового возраста. Но что мной движело тогда? Ведь мы были совсем дети. О какой любви могла иди речь? Если это была лишь только симпатия. После того как он узнал и отверг мои чувства, я- ребёнок ничего не знавший о жизни, говорила, что у меня депрессия, не знав даже того, что настоящая депрессия в сотни раз больнее. Но на недолгий срок она прекратилась, так как Илья позвал меня погулять. Два дня. Мы гуляли с ним последние два дня, которые перевернули моё к нему отношение. И в связи с тем, что после его долгого отсутствия он стал психопатом, моё к нему отношение стало меняться как маятник, то я ненавидела его за выходки, которые он творил, то спокойным и влюблённым взглядом смотрела на этого мальчика, что был для меня больше чем просто одноклассник. Я замечала, что он стал курить, пить, драться, думая, что так можно выпустить пар, а иногда под горячую руку попадали не только мальчики, но и девочки.

После того, как он отсутствовал, в классе стали распространяться слухи о том, что он то в санатории, то в коме, то за границей, но с первого дня его прихода, все поняли, что прежнего Шувалова уже нет. Теперь это совсем другой человек, у которого на уме бог пойми что. Он показал всем, что этот новый паренёк уже достаточно взрослый для всего этого детища. Единственный раз в жизни мне было страшно вот так сидеть перед ним в раздевалке для физ-ры в одних штанах и топике и рыдать, потому что он растрепал тебе волосы, бил по ногам, сжимал чуть ли не скальп в кулаке и пытался сделать кое что очень плохое, пока в раздевалку не зашёл наш физрук, который потом после увиденного, стал гонять Илью по всему спортивному залу пинками, а девочки, которых он выгнал с раздевалки, полу переодетые смеялись над ним, в том числе и одноклассники.

После того случая на моём лице остался небольшой синяк. Родители заинтересовались, не Илья ли это сделал? Но в тот вечер я пожалела всех. И нервы моих родителей, и родительский бюджет семьи Шуваловых, и самого виновника моих отметин. Поэтому сказала, что стукнули случайно дверью, когда открывали. Всё обошлось, и на этот раз Илья остался безнаказанным. Дальше всё как по сценарию, всё та же травля, всё те же обзывательства и разборки. И так каждый день до конца восьмого класса.

ГЛАВА 4

Случай восьмого класса.

На встречу мне по коридору идёт и светит своей лучезарной улыбкой Вика. Роскошные волосы, светящиеся голубые глаза с бликами жёлтых пятнышек и с синим ободком вокруг голубой радужки. Она как мамка обнимает меня,«свою дочь».

— Привет, Варь, слушай может попросим, чтобы я с тобой на этом уроке села, а то Юля сегодня не придёт, а одной сидеть не хочется.

— Я только за, а ты математику сделала…

Сначала я и Вика пошли в туалет, подтянуть всё, что можно подтянуть и с глубокой смелостью ринулись в класс географии. Сердце билось с бешеной скоростью, когда я увидела, что Илья сидит на парте… на моей парте! На нём была синяя рубашка, которая обтягивала его широкую спину.
Одноклассник Вова, разговаривая с компанией, кивнул в мою сторону. В этот момент я захотела как следует врезать ему. Он, зная, как Илья надо мной издевается, всё равно сдаёт как продажный партизан. Илья повернул голову в мою сторону, и уголки его губ растянулись в улыбке маньяка. От этой улыбки моё тело наполнилось дикой дрожью. Я стояла словно в ступоре, пока Вика не подтолкнула меня ладонью.

— Варь, не бойся его. Ну что ты на самом то деле?

Её слова утихомирили моё дрожащее тело. Вика кивнула головой и, еле отпустив мою руку, пошла на своё место. Я решилась и быстрым шагом подошла к своему месту.
Илья смотрел на меня как на добычу. Я стояла в шаге от него, стараясь не смотреть ему в глаза. Развязав узел своего боязливого языка, я сказала:

— Ты можешь у-уйти с этого места?
Все кто были позади меня отодвинулись, стараясь быть незадетыми гневом Шувалова.

— Нет.

— …Пожалуйста.

— Да если ты даже на колени встанешь я не уйду, хочешь сидеть на своём месте, тогда садись рядом.

По моему лбу скатывается холодный пот.

— Я ни за что с тобой не сяду!

— Ну тогда будешь стоять или же…

В класс входит наша классная руководительница и учитель географии-Лариса Алексеевна. Все сразу сели на места кроме Ильи, а я, как вкопанная, стояла посреди ряда.

— Варвара, что стоим? Кого ждём? Садись на место.

— Место заняли.

— Чего это? Илюша сам попросил сидеть с тобой.

От этих слов мне хотелось выпрыгнуть в окно. С каких пор он хочет со мной сидеть?! Мало того, что он после уроков меня достаёт, так и во время них хочет это делать.

— Ну тогда можно я отсяду?

— Ну если ты видишь свободное место, то пожалуйста. Оглядываясь я поняла, что сесть мне некуда.

— Лариса Алексеевна, а может Влад от меня к Илье сядет, а Варя ко мне.

Вика была просто уникум, вот за что я её обожала.

— Нет, эти раздолбаи будут разговаривать на уроке, и вы тоже будете болтать. Так что Варь к Илюше, вперёд и с песней.

Лариса Алексеевна уткнулась в журнал и ехидно улыбаясь, что-то записывала. Я глянула на Илью, который так же смотрел на меня взглядом маньяка. Он придвинулся на первый вариант, показывая жест рукой, как бы приглашая меня сесть. Я сделала жалкий вид и промолвила:

— Ну Лариса Алексеевна, я на колени встану, дежурной пожизненно буду, стану делать всё, что скажете.

— Дневник сюда давай. Учительница посмотрела на меня грозным взглядом.

— За что?
Я выпучила глаза от недоумения.

— Либо ты сядешь, либо два в дневник.

Я разозлилась и с грохотом села рядом с Ильёй. У Ларисы Алексеевны зазвонил телефон и она вышла из класса. Тем временем я взялась за стул и отодвинулась от Ильи. Он же убрал мои руки, перехватил стул и придвинул его к себе так, что расстояние составляло с длинной мухи. Он тонно дышал мне в губы, стараясь меня возбудить. Но я лишь была возбуждена страхом. Когда Илья хотел убрать с моего лица прядь волос, я перехватила его руку и заломала за спину. Это вышло совершенно случайно. Он вскрикнул и позвал на помощь ребят.

— Ах ты тварь! Отпусти!

Меня перехватил одноклассник Ярослав. Я начала рыпаться и бить ногами по его коленям. Но успокоилась только тогда, когда ко мне подошёл Шувалов, опрокинув стул. Он подошёл настолько близко, что от его напыщенного вздоха дрожали мои ресницы.

— Что-то ты слишком дикая, надо бы тебя укратить.

Он взял меня за шею. И тут подбежала Вика и ударила его в плечо, оттолкнула Ярослава и прикрыла меня собой.

— Отошёл от неё быстро, а то сейчас по морде получишь!

— Да? Ну тогда врежь, раз такая смелая…

— Я не поняла, что тут происходит? Ну ка быстро все сели по местам! — в класс, почему-то незаметно для нас, вошла Лариса Алексеевна.

Илья поднял опрокинутый собой стул и сел недовольным, можно даже сказать гневным. И тут я поняла, что надо быть такой как Вика-спокойной и смелой. И я так же спокойно села на место. Смотрела куда угодно, но только не в глаза классному дьяволу, не глядела даже мельком. Через несколько минут его дыхание стало ровным.

Я писала крайние точки России, как вдруг почувствовала на своей ноге его руку. А когда я посмотрела на него, то заметила его злую ухмылку. Я попыталась убрать его руку, но как бы я не сопротивлялась, с каждым разом Илья всё сильнее сжимал мою ногу. Я нахмурила от боли брови и посмотрела на него. Он не смотрел на меня, смотрел прямо, но к моему счастью Илью вызвали к доске, показывать горы, реки, крайние точки на карте России. И с огромным облегчением я снова принялась писать.

Сев обратно на место, Илья опять попытался дотронуться до меня, но я отодвигалась и вооружилась железной линейкой. Мне было на половину приятно, на половину не очень. Приятно в основном от того, что он не пытается меня снова оскорбить гнусными словами или опять что-нибудь швырнуть. Урок закончился, и я проклинала директора за такое расписание, когда у нас два урока географии. Илья повернулся к классу и крикнул:

— Атака авиации!

Все резко, словно бешенные псы ринулись на выход. Я хотела встать, но Илья, взяв меня за плечи, усадил обратно.

— А ну сядь! Мы не закончили. Ты говорила, что сядешь на колени и сделаешь всё, что скажут, если я отсяду. Верно? Хорошо я отсяду, если ты сделаешь то, что я скажу. Я долго мешкалась, но всё же решилась.

— Ладно. Чего ты хочешь?
Его уголки губ растянулись в улыбке маньяка.

— Ну я хочу, что бы ты хотя бы для приличия встала, когда с тобой говорят.

Нелепая просьба, но после этого он прижал меня к парте, завернул руки за спину и поцеловал. Сказать, что я охренела- ничего не сказать. Его губы были сладки. Это даже в сей момент не верится мне. Что это значит? Хотя о чём я могу думать, когда меня поцеловал парень, чей поцелуй жаждят многие девчонки. От металлического колечка в губе Ильи эффект поцелуя был невообразимым. Он гладил мои руки, талию. И от этого с моих губ вырвался тяжкий вздох. Илья вдруг резко остановился и посмотрел на меня с насмешкой. Я оттолкнула его с мыслями о большой ошибки и убежала в коридор.

Я рассказала Вике о случившемся. Она посмотрела на меня так, будто бы я сделала что-то плохое.

— Что?

— Да ничего. Ты просто взяла и поцеловала его! Взяла и поцеловала! По-це-ло-ва-ла! Ну фу! Фу, Варя.

— Во первых не я его поцеловала, а он меня. Во-вторых… не фукай, я тебе не собака.

— Ещё какая, я бы даже сказал псина. От тебя смердит как от помойной собаки.

Из-за спины доносился монолог Шувалова. Я обернулась и увидела, что Илья стоит передо мной с улыбкой на лице и глазами, которые выражали такую насмешку, что только меня и манило их вырвать. Илья повернулся в строну туалета и туда же отправился. Я повернулась к Вике, она была совсем не удивлена, её глаза выражали ненависть к этому человеку.

Я развела руками по разные стороны, показывая этим моё недопонимание, и случайно задела цветок, который с грохотом свалился на пол. Я тут же скрылась вместе с Викой в классе.

Звонок на урок. Я, в придверии разочарования, сажусь на своё место, увидев, что принадлежностей Ильи нет, я со спокойной душой села на своё место. Упёрлась подбородком в ладонь, смотря в разные стороны. Вдруг ко мне подсаживается Вика. Я не только улыбалась как счастливый ребёнок, которому купили долгожданную игрушку, но и чуть удивилась.

— Что ты лыбишься? Тебе в радость, что он отсел, а мне пинок...рукой… по попе.

У меня прыснул приступ смеха.
Хорошо, что учительница опаздывала. Я посмотрела на Илью не удивляясь, что он как всегда сидит в телефоне. Не смотрит на меня, но и я больше не замечала его глаза такими, какие они были пять минут назад. То ли он просто невменяемый, то ли Шувалов хорошо сохраняется. Мне кажется, что Илья как вулкан, не знаешь, когда рванёт, поэтому весь последующий год я снова и снова ждала какой-нибудь гадости от него, но она всё не приходила…

ГЛАВА 5

Открытые действия конца девятого класса.

Виктория. Сколько силы, мощи, превосходности, характера в этом имени. Особенно, когда это имя носит моя подруга. Боевая, смелая, но и у неё, как и у каждого, были свои слабости. Я как никто другой помогаю ей справится с душевной болью. Я терпеть не могу, когда она плачет. Потому что моя плоть и душа добровольно принимают эту боль, даже если она плачет в трубку телефона. Я понимаю, что ей надо излить душу, но мне на столько её жалко, что иногда хочется дать ей пощёчину. Она должна быть сильной и независимой девушкой. Хотя даже я иногда поддавалась таким слабостям как парни. Но настроение всегда поднимет что? Правильно. Алкоголь. Время, когда девушкам необходимо нажраться, но культурно, всегда наступает под майский вечер.

Двадцать пятое мая. День, которого ждали все ученики в мире, настал. Последний звонок девятого класса. Ученики нашего города собрались в центре, чтобы не забыть этот день, хотя повышение градуса в организме может привести к потере ночной памяти.

В центр приехали и мы с Викой. К нам подошли одноклассницы Катя Митяева и Саша Военкова. И кажется, они очень хорошо подготовились к аристократичному пьянству. Мы в платьях, они в джинсах. Хотя на Вике не плохо смотрелось её розовое платье. Особый акцент добавляла просвечивающаяся ткань в области бюста. Поэтому Вика сверху надела джинсовку. Я же была во всём чёрном. Чёрная футболка с белой расцветкой британского предложения, чёрная клешённая юбка, чёрные кеды и лишь один серый кардиган. Вика была с накрученным волосом, а я с собранным в хвост. Катя и Саша были с двумя хвостиками и перевязанными красивыми белыми бантами. На их плечах красовались голубые ленты «Выпускница 2017». В общем сразу понятно кто готовился к торжеству. Мы пошли в магазин и купили сок со стаканчиками. Выйдя из «Пятёрочки», мы встретили одноклассницу Юлю Шишкину. Она шла с небольшим пакетом, в котором что-то звенело.

— Куда пойдём? — спросила Катя

— Ну я думаю на холм, там безлюдно.- ответила Юля.

Мы согласились, так как хотели уже приступить к празднованию торжества.

Идя сквозь улицы к холму, всё больше и больше открывался безупречный вид. Малиновый закат, огромный и красивейший вид на город. Мы подошли к окраине холма и если на пеньки. Наша рыжая Юлька достала из звенящего пакета водку. Разлила по стаканчикам, а по вторым разлила сок. Мы разговаривали о разном. О школе, вещах, мальчиках…

Алкоголь сразу ударил в голову. В глазах сразу начало туманить, походка — состояние фатона, вроде идём прямо, а на самом деле виляем как маятник. Мы дошли до ЦКР (Центр Культурного Развития). Юлька подошла к компании незнакомых нам парней. Как и мы, они были в нетрезвом состоянии. Их компания составляла шесть человек. Юлька всех нас познакомила с этой компанией. Одного звали Руслан, двоих звали Сашами, Кирилл, Родион и Игорь, который смотрел на Вику заинтересованным взглядом. И как я поняла, пригляделась я Кириллу. Он всячески спрашивал, как меня зовут, сколько мне лет, что интересует в этой жизни, я лишь нехотя отвечала на его вопросы. Девчонки громко смеялись, когда парни не смешно шутили. Я, конечно, тоже была под шафе, но понимала всё, что происходит. Я была в силах понять ситуацию, но тело жило своей жизнью. Кирилл стоял рядом со мной. Я почувствовала, что его рука обнимает мою талию, я посмотрела на него, но не могла рассмотреть его лицо. В глазах двоилось, поняла это, когда посмотрела на луну, а её оказалось две. Среди ночных улиц, я всё же соизволила свести зрение в одно и рассмотреть, как Вика и Игорь куда-то уходят.

— Вик, ты куда?

— Мы на минуточку. — Ответил за неё Игорь.

Я повернула голову в сторону остальных ребят. Девочки уже поддались чарам юношей. Юля вместе с Русланом сидели на траве, обнимая друг друга. Саша и Катя сели в машину к парням и умчали, никого не предупредив. Я достала телефон и каким-то образом смогла разглядеть клавиатуру и набрать Максиму сообщение: " Макс, примчи в ЦКР, я с Викой, мы в дрова». Когда я отправила сообщение, Кирилл отобрал у меня телефон.

— Эй, отдай!

— А ты попробуй достать.

Он поднял телефон над собой, а я пыталась до него дотянуться, перехватывала руку, опускала его плечи. Когда я уже устала делать попытки отбирать мой телефон, Кирилл обнял меня за талию и поцеловал. Скажу честно — это было ужасно. Мне было противно это делать, он целовал слишком быстро и залезая мне под юбку рукой. Я оттолкнула его. Он уронил мой телефон, и я среагировала быстро, чтобы присесть и поднять свой телефон, но меня толкнули, и я свалилась на траву. Сверху на меня сел Кирилл, одной рукой он держал мои руки, а другой пытался поднять мою футболку, но у него плохо это получалось, так как я довольно живо рыпалась. Но его попытки снять с меня футболку не оказались тщетными, он стал через неё трогать меня. Я начала пинать коленями в его спину, но он лишь бил ладонью по бёдрам. И вдруг я почувствовала, что моя левая щека загорелась от боли, так как этот ублюдок ударил меня по ней. Я не стала осознавать, что произошло, а лишь рассмотрела, что Кирилл начал расстёгивать ширинку. Фонарь, что был позади него, освещал его беловатые волосы. Он попытался приблизиться ко мне, но лишь начал целовать, а я всё так же пыталась отбиться.

— Отстань! Хватит!

— Тише, заткнись, неужели ты не хочешь этого? Я же знаю, что хочешь. Ты такая же сучка как и все остальные, просто не хочешь это признавать. Так дай же я сделаю тебе приятно.

— Нет! Уйди! Отстань!

Я почувствовала, что тяжесть с моего тела ушла. Открыв глаза я увидела, что какой-то чёрный силуэт схватил Кирилла и ударил несколько раз в живот. Кирилл свалился на землю кашляя. Чёрный силуэт подошёл ко мне и начал поднимать.

— Варь, вставай, поехали домой. Капец, как можно так нажраться.

Чёрный силуэт начал потихоньку меня поднимать. Я узнала, этот до дрожи знакомый голос. Именно эти сильные руки гладили меня и били одновременно. Я до конца надеялась, что это Максим, но я не думала, что мой друг приедет с моим врагом.

— Где… Где Вика?

— Не знаю, ты же с ней была.

— Она, по-моему, ушла туда…

Я указала рукой в сторону заброшенной крепости. Максим пошёл в указанную мною сторону. Илья держа меня, пошёл вместе с Максом. Зайдя внутрь заброшенного помещения, на глаза сразу попадались гиблые стены, которые были исписаны граффити. Повсюду валялся бытовой и строительный мусор. Зная это место, мы сразу поднялись на недостроенную крышу. После того как мы взобрались туда, послышался шорох и тонные вздохи. Хотя средь них и слышалось неохотное мычание. Илья усадил меня на грязную ступень. Я сумела разглядеть у стены Вику, которая целовалась с Игорем. Он сжимал её тело, всё сильнее прижимая к себе, но судя по Викиным вздохам, ей это не сильно нравилось.

— Игорёк, угомонись. Ей домой нужно.

— Мне похрен. Она пришла к нам просто так? Ты же знаешь, если я чего-то хочу, то я получу это.

— А в глаз не хочешь?

— Ты меня ударить хочешь?

— С удовольствием!

Максим выхватил Вику у Игоря и оттащил её. А Илья без раздумий врезал Игорю в челюсть. Тот упал на четвереньки и завыл от боли. Макс повёл Вику к лестнице, я уже вырубалась, поэтому Илья слегка похлопал меня по щекам.

— Эй, сейчас не время засыпать.

Мы с Викой были посажены в машину брата Макса. Когда мы начали выезжать, в машине присутствовал нежный микс ароматов пахучки для салона машины и одеколона Влада (брата Макса). Я заметила, что по пути мы проехали мой райончик, где находится мой дом.

— Эй, а куда мы едем?

— Ко мне домой.- ответил Макс.

— Всмысле, вези меня домой.

Мой язык заплетался в тугой узел. Я нащупала ладонью ручку двери машины и открыла её прямо на ходу.

Даже в таком состоянии я почувствовала страх, что вот-вот буду протёрта об асфальт, так как чуть не вывалилась, пока меня не перехватил за одежду Илья. Он прижал моё еле похмельное тело к себе и, резко закрыв дверь, заблокировал её.

— Ты дура?! Идиотка! Сума сошла?! Ты могла бл*ть вывалиться!!! А если бы я тебя не удержал?!

— Но удержал же… — слабо и сонно сказала я.

— Да слава богу, что удержал, ты должна ему жизнью теперь! — выразил Макс.

Я положила голову на ключицу Илье и почувствовала, что он повернул ко мне голову. Я уловила запах его парфюма, слышала его ровное дыхание и спокойное сердцебиение. Он накручивал на свой палец прядь моих волос, а другой рукой он передёргивал мои пальцы, как будто играл на клавишах пианино. Меня уже конкретно вырубало, я почувствовала, как к моему веску коснулись губы Ильи. В моей плоти, в которой в данный момент закипала не кровь, а водка с соком, сразу стало дрожать тепло. Я очень сильно хотела его обнять, но была не в состоянии. И единственное, что я услышала от Ильи, это было: «Дурёха».

Вот мы уже подъехали к подъезду Макса. Вика, которая наверняка уже видела десятый сон, начала мычать, когда из салона её начал вытаскивать Влад. Как только Максим начал отворять двери в подъезд, так мне приспичило вызволить наружу всё, что я в себя влила. Я услышала, что Влад начал на меня орать за испорченные мною его кроссовки.

— Твою мать! Ты охренела?!

— Влад, она же пьяная, щас затащим, подставим под душ и все дела.- сказал Макс.

Слава богу, что родители Макса были в ночь, и не пришлось отчитываться за столь поздний приход.

Как только Макс открывает двери, возле косяка начинает мяукать кошечка.

— Привет Варька, щас я тебе корм насыплю.

— Не надо мне корма.

— У меня кошка Варежка, я ж не виноват, что у вас чуть имена похожи.

Влад и Илья потащили нас с Викой в ванную комнату. Прямо в одежде они усадили нас в ванну. Я и Вика облокотились друг о друга головами, и тут на нас резко хлынула струя холодной… нет, даже можно сказать ледяной воды. Илья куда-то ушёл, и нас стал обливать Влад. Я и Вика еле оживились и стали прикрываться от струй руками.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 498
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: