электронная
88
печатная A5
365
18+
My Dubai

Бесплатный фрагмент - My Dubai

Из дневника Алисы

Объем:
186 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-4229-3
электронная
от 88
печатная A5
от 365

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Все персонажи являются вымышленными,

и любое совпадение с реальными

людьми случайно.

Все названия брендов, ресторанов и отелей, упомянутые в книге,

принадлежат уважаемым их собственникам и не являются рекламой.

My Dubai

из дневника Алисы

ПОЛИНА РАКИТИНА

POLINA RAKITINA

Rakitina.polina@mail.ru

Inst.: @polinsunshy

Спасибо Господу Богу за то,

что дал силы рассказать мою историю.

Алиса

Глава 1
Сообщение

— Али-и-ис, ну смотри, смотри! — Анна настойчиво совала мне свой телефон. — Какие же они все четкие — на стиле и в крутых тачках.

Девушка взволнованно ходила по комнате, периодически подбегая ко мне и протягивая смартфон. Я же пыталась не показывать нарастающее раздражение, а только молча кивала в знак согласия и одобрения ее слов, как того требовала ситуация, но не глядя на экран телефона, который мне так упорно тыкали под нос.

Моя близкая подруга Анна, а по совместительству соседка по съемной квартире, просто кайфовала от мира гламура. А бесконечная лента с инстадивами, которые, казалось, только и делали, что тратили невообразимые бабки на салоны красоты и развлечения, — будоражила ее воображение, вызывая нездоровое чувство зависти.

Впрочем, не только у нее была такая современная нервная болезнь: девяносто процентов пользователей социальных сетей страдают этим. Времена такие у нас… «сложные».

— Почему у нас все не так? Мы же не хуже… этих, — продолжила Анна свою бесконечную жалобную песню, упав в кресло от бессилия перед магией красивой жизни в стиле «люкс».

Я не отвлекалась от своего монитора и не придавала большого значения этому разговору, начатому не в первый раз. Ибо все это уже было обговорено и перетерто много-много раз. Песня была всегда одна и та же, так как у моей подруги не было других проблем, кроме денег и бесконечной зависти к богатым людям или типичным «инстадивам».

Последние же, арендовав машину класса «Феррари», выставляли фото как знак успешной жизни, а потом втюхивали таким девочкам, как моя подруга, курсы: по самореализации, по саморазвитию, по самоперерождению или открытию космоса в себе… И тому подобную чушь, которую, в принципе, при нормальной силе воле и концентрации внимания на целях способен освоить каждый человек и бесплатно, не спонсируя курсы новомодных свежеиспеченных шарлатанов-имиджмейкеров.

Я еще никогда не встречала в автобиографиях великих политиков или бизнесменов-миллиардеров слов о том, как они разбогатели с помощью курсов само… само… ну, само… чего-то там.

Вот только представьте себе нашего президента. Вот он — проснулся однажды утром, прочитал газету — тогда такой беды, как инстаграм — не было, и решил: быть ему успешным политиком. А что нужно для этого? Конечно же — курсы «Самоперерождения в политическом пространстве» (если следовать современным тенденциям). И пошел Владимир Владимирович самоперерождаться, а через месяц президент Ельцин взял его в преемники, ибо тот освоил особенные КУРСЫ, и потому следует Путина брать в команду… Бред…

Страна, в которой я родилась, за пять лет с нуля подняла атомную промышленность, наши ученые в СССР и без «Феррари» были сами успешными в мире в этой области. И не потому, что они прошли курс какой-то там «самореализации», а потому, что у них была идея, у них была мечта. Такие люди не говорили о шмотках и люксах, они говорили о будущем — и они жили им каждый день, создавая завтрашний день своим трудом и концентрацией воли. Они пахали, вкалывали и много изучали, чтобы воплотить в жизнь свою мечту — дать современному человечеству больше, чем у него есть. Вот это и есть удивительная таблетка, которая способна изменить нашу жизнь… а не то, что нам сейчас пытаются впихнуть…

Я ушла в свои рассуждения и не заметила, как Анна замолчала. Мне показалась странной тишина после такого шторма.

Я отвлеклась и посмотрела на нее.

Так и есть, человек начал свою работу и концентрацию успеха на практике — с селфи. Девушка пересела на диван, поближе к лампе — это же золотое правило: удачное фото получается тогда, когда ваше лицо жарит прожектор или лампа дневного света. Ноги подруга поджала под себя, руку с телефоном выставила вперед, а другую запустила в свои русые длинные волосы, губы свернула сначала трубочкой — снимок, затем стиль уточки — снимок. Все было приготовлено для суперхештегов: #ядумаю, #япознаюмир, #мир_познай_меня, #инстадива… а можно подписать так, если хорошо знать Анну — #все_говно_а_я_суперзвезда.

Я решила отвлечь ее.

— Ань, ну на это нужны деньги, а у нас на квартиру еле хватает. Кстати, ты сегодня получила процент с продажи офиса?

Девушка глубоко вздохнула. Отложила телефон и бросила сердитый взгляд в мою сторону.

— Не-е-ет… — она говорила медленно и с натяжкой, как будто я задела ее, причем за самое больное место. — Мне кажется, что в офисе абсолютно все против меня.

— А ты совсем не догадываешься — почему? — улыбнулась я и, не удержавшись, иронично добавила: — Может, не стоило спать с шефом?!

— Ой, да ладно тебе! — отмахнулась от меня Анна как от назойливой мухи. — Мне просто было любопытно. И, кстати, оказалось, что ничего интересного. Пыхтел — и только. Хоть бы полизал как надо! А то языком провел и пальцами помацал, как будто это кого-то может возбудить! — эти воспоминания заставили ее скорчить неприятную гримасу, которая через секунду сменилась озадаченным выражением лица. — Не понимаю, почему Маринка за него так держится? Он же полный ноль в сексе, и с размером ему явно не повезло… Мне сейчас ее искренне жаль… Я бы на ТАКОЕ не подписалась.

М-да… ТАКОЕ тонкое, деликатное и нравственное умозаключение не удивило меня, а лишь позабавило и развеселило.

— Он ее содержит, вот она и держится! — предположила я и вернулась к работе.

Но тут же подруга продолжила:

— Прямо в точку! Вот бы и нам найти того, кто нас будет содержать, покупать шмотки и возить, например, в Дубай… — Анна притихла на мгновение и исподлобья глянула на меня, а потом закончила: — Ох, как же я хочу туда… Увидеть все своими глазами. Там так красиво!

Последние слова девушка сопроводила таким диким взглядом, в котором играл и плясал яркий, таинственный и фанатичный огонек Дубая, что дай ей волю, она прямо сейчас побежит в аэропорт и вперед самолета рванет в сказочный мир шейхов, ледяного шампанского и «лухари» жизни.

Я только усмехнулась.

— Ага, и дорого. И я бы сказала, что очень дорого для таких, как мы.

Анна с досадой выдохнула, вернувшись в реальность наших суровых, скучных дней.

— А еще… а еще хочу лежать весь день на пляже, вечером зажигать в клубах и пить шампанское! Вот это настоящая жизнь! Не то, что у нас… — грустно заключила она.

Затем, поерзав на диване, Анна продолжила листать инстаграм со страницами красоток с закачанными губами и прочей силиконовой красотой: они-то уже и прильнули к источнику успеха, наслаждений и вечной молодости, упиваясь той веселой жизнью, о которой кое-кто только мечтательно вздыхал в нашей тихой и скромной квартире.


Прошло минут тридцать, прежде чем Анна снова подала голос. И снова ее волновала только тема инстаграма, девочек, денег, тачек, мужиков.

«Что-то она сегодня сильно беспокойная и взволнованная», — подумала я.

— Конечно, все они сделанные… — в ее словах присутствовала явная ревность к успеху инстаграмщиц. — Нам бы тоже апгрейд сделать: сиськи или зубы, ну или хотя бы нарастить волосы. И тогда мы будем не хуже вот таких, как эта Соня или Карамелька — они скоро до миллиона подписчиков дойдут. Где бы денег добыть, может, кредит взять, а? — теперь она вопросительно посмотрела в мою сторону.

Подруга явно ждала одобрения ее великолепного, супергениального бизнес-плана: кредит, сиськи, зубы, волосы, и вот — прибыль в кармане. Откуда прибыль? Ну-у-у-у-у…

— Ага, уже завтра берем, — съязвила я и, подыгрывая, и прибавила: — Мне бы еще на липосакцию взять, а то на фото совсем как бегемот. Вот, глянь, последние снимки с форума. Ничего нормального выбрать для полосы не могу, а утром сдавать в печать, — я это сказала, чтобы только отвлечь и занять Анну хоть каким-то делом.

Анна не спеша слезла с дивана и подошла ко мне. Теперь мы обе зависли над монитором ноутбука, перелистывая фото одно за другим, критично оценивая мои формы; конечно же, каждый это делал про себя и в мыслях. Насчет липосакции я преувеличила, фигура у меня нормальная, стройная и ни в какой откачке жира я не нуждалась, хотя легкий тюнинг еще никому не помешал.

С другой стороны, сейчас такие стандарты современной красоты, что очень сложно оценивать по какому-то определенному признаку степень этой самой красоты, не забывайте, мы живем в мире бодипозитива и анорексии вместе взятых, а это как пить текилу и абсент в понедельник вечером…

Вдруг Анна оживилась, пристально экран в. Ее что-то явно обрадовало и оживило, она засияла.

— А это кто такой — толстый и лысенький — рядом с тобой? — неожиданно заинтересовалась подруга.

— Этот? — мой палец уперся в экран. — А-а-а, он из Питера, какой-то крупный инвестор. Я ему рассказывала о мусороперерабатывающем заводе и о том, что в регионах уже появляются пункты сортировки отходов по вторичному пластику… — тут мои объяснения резко оборвали, да еще и как…

Улыбка подруги моментально слетела, глаза потухли, закатились, и чтобы показать всю значимость абсурда моих нудных объяснений — в них присутствовало слишком «много букв» для таких как она — Анна уперлась руками в свою тонюсенькую талию, немного согнулась и, подавшись еще сильнее вперед, с тяжелым выдохом процедила сквозь зубы:

— Алис, ты совсем тупишь? Какие, на фиг, отходы! Расскажи мне о нем — какая у него тачка, где живет? Чем он дышит?

Мне не понравилась ее реакция и то, что она так резко оборвала меня, не дав договорить. Чем дышит человек? Да чем он вообще может дышать? Я была в полном возмущении от ее манеры общения.

Она могла так говорить с кем угодно, но только не со мной.

— ВОЗДУХОМ!!! — рявкнула я и пристально посмотрела на подругу, сверкая яростным блеском в глазах.

Анна быстро насупилась, скрестила руки на груди и резко отвернулась от меня, бросив напоследок презрительный взгляд, как у пятилетнего ребенка — «забирай свои игрушки и не писай в мой горшок»…

Я понимала, что перегнула палку, но она сама виновата…

Но так как я не обладала стальным и холодным характером, то тут же поплыла — мне стало совестно и гадко за этот всплеск бурных эмоций из-за такого пустяка. И я попробовала сгладить ситуацию.

— Блин… Ань… ну говорю же… бизнесмен из Питера… Лысов… Нет, Лыков… да он мне визитку дал, сейчас гляну, — спохватилась я.

Я подошла к креслу у окна, где валялся мой черный кожаный рюкзак, и стала искать на дне кошелек. Через минуту вынула карточку и прочитала с самым значительным видом для Анны, только чтобы ее личико снова засияло:

— Л… Юрий Геннадьевич, генеральный директор OOO «ПСК-СтройГород»!

Волшебство сработало. Ледяная принцесса начала таять на слове «ГЕНЕРАЛЬНЫЙ»…

— Во-о-о-о-от… Ты совсем дурында, дай сюда, — моментально повеселевшая Аня выхватила визитку и стала ее вертеть. — Смотри, тут и мобильный есть, и почта личная.

Слово «ЛИЧНАЯ» она произнесла с особым выражением. Глаза ее уже так сверкали, что своим светом легко могли озарить всю нашу квартиру и без электричества.

— Ну, правильно, он же мой главный эксперт по статье, надо будет потом текст с ним согласовать, — всеми силами я пыталась немного приглушить это нездоровое сияние.

— Ты наивная, Алиса, тебе двадцать восемь лет, и ты думаешь, что личные данные дают всем, с кем надо текст согласовывать?! — явно ожидая от меня понимания ситуации, подруга гипнотизировала своим взглядом, но я искренне ничего не понимала. Она сдалась.

Громко хмыкнув и приблизив свои большие серые глаза к моему лицу, Анна сообщила:

— Дорогая, такие визитки дают тому, с кем хотят лично встретиться… Для ужина, например!

Ее голос стал выше, в нем появились ехидные нотки, а взлетевшие брови с четким татуажем смотрелись дерзко и нравоучительно.

Мы с Анной молча уставились друг на друга.

Я снова не выдержала первой этой женской игры «Пойми меня, дура». Набрала в легкие как можно больше воздуха и попыталась расставить все на свои места.

— Ань, мне по работе дают кучу визиток, как и всем журналистам, но на свидание нас никто не приглашает! Мы же эти — нищеброды для них, — со всей серьезностью я пыталась вразумить неотступную подругу. — Тем более он, если честно, толстый. Ну прямо очень, я бы даже сказала, ЖИРНЫЙ, — и я непроизвольно сморщила нос гармошкой и скривила губы, как будто съела что-то мерзкое или кислое.

Не думайте, что я имею личную неприязнь в вопросах веса, просто тогда хотела отпугнуть подругу от этой кормушки.

— Да что ты заладила: толстый, толстый. Ты в Дубай хочешь? — Анна резко сделала шаг от меня и стала жестикулировать, подтверждая свой вопрос руками.

Я посмотрела на нее как на безнадежного больного, у которого была одна мечта — Дубай. И чтобы не омрачать последние минуты жизни пациента-мечтателя, произнесла с глубоким сожалением в голосе:

— А кто же туда не хочет…

Но мне хотелось поскорее завершить этот разговор, потому что глянец в глазах подруги мне совсем не нравился. А спорить с ней было совершенно бесполезным занятием. Упрямство — основная и главная черта характера этой прекрасной молодой особы.

— Во-от, — протянула она. — А худые туда не возят! Туда вот такие круглые возят! Точно, так и будем его звать — Круглый!.. Напиши ему, — она вдруг резко сменила тему.

Я отмахнулась от нее и продолжила листать фото, показывая всем видом, что тема закрыта. Ну как я могу так вдруг написать этому человеку, да и кто я такая, взять и с бухты-барахты начать заигрывать с таким статусным дядей? И для чего? Не нужен мне этот Дубай с таким вот…

— Завтра позвоню… Материал еще не готов и с Юлей надо согласовать.

Анна не отступала, словно назойливая пчела, все жужжала, летая вокруг меня, пугая своими словами. Уж слишком сильно она чуяла в тот момент запах большого запаса меда в этом человеке.

— Да при чем тут твой текст? Напиши лично. Типа… Н-ну я не знаю… Короче, дай телефон…

Она неожиданно потянулась к моему телефону.

— Не дам! — отрезала я. — То, что ты хочешь сделать — неправильно и глупо. Мы же не в школе, чтобы сообщения писать!

И я схватила свой сотовый первой.

Подруга тут же начала расхаживать по комнате: то приближалась, то удалялась от меня, размахивая руками. Я старалась не смотреть на нее, мне до конца не верилось, что она говорит серьезно.

После нескольких кругов Анна приблизилась ко мне, она казалась разгоряченным быком. Уперлась руками в мой письменный стол — будто желая сдвинуть его с места, слегка отбила по нему барабанную дробь острыми длинными ноготками и выпалила то, что я вовсе не ожидала услышать:

— Я поняла, ты у нас честная и правильная и в Дубай не хочешь, а я хочу, и этот «ЖИРНЫЙ ИНВЕСТОР» мне поможет… — И что-то новое, решительно-отчаянное появилось в ее лице.

Теперь я прочувствовала на сто процентов — она не шутит про ДУБАЙ. Я пристально посмотрела на нее сквозь очки, на секунду отстранившись от монитора.

— Да откуда ты знаешь?! — увидев, что она еще в адекватном состоянии, спокойно произнесла я.

Мое непонимание ситуации явно огорчило Анну: она, выведенная этим из равновесия, вдруг резко ударила кулаком по столу — так, что моя кружка с кофе слегка подпрыгнула, как и я сама.

Но я все равно не могла понять, почему моя подруга так себя странно ведет.

— Ты совсем идиотка! — Анна перешла на крик. — На фотках он с нашим МЭРОМ!

Так вот оно в чем дело. На моем лице снова появилась ехидная улыбка. Человек на самого МЭРА глаз положил…

Анна медленно и тяжело выдохнула, стараясь расслабиться. Я так подозреваю, что это был просто демонстративный и запланированный актерский трюк с ее стороны, должный показать, насколько сложно до меня доходит все самое простое и логичное, какой я все же тугодум. Затем она быстро ткнула своим ноготком в экран монитора и после секундного замешательства заявила:

— Если сама не напишешь, тогда я напишу!

Я медленно перевела взгляд на фото, где собственной персоной стояла рядом с большим мужиком, и он серьезно, сосредоточенно смотрел на меня. Вдруг странная мысль мелькнула где-то глубоко в моем подсознании: «А может быть, она права?!»

Я замерла в нерешительности…

Не знаю, что подтолкнуло под мой скучный зад. И никогда не пойму, что двигало мной именно тогда: то ли безумные фантазии, то ли уже серьезно достало и надоело безденежье и холод нашей глубинки, помноженный на столетнюю безнадегу здешних обитателей с таким же прямым мышлением, как у Анны — деньги, тачки и жрачка (я мысленно фыркнула, брезгливо одернула плечи и рассердилась на себя за такие мысли).

Но в призрачном мираже моего ума предательски замерцали золотой пляж, голубая океанская гладь и пузырьки в бокале ледяного шампанского. Во мне проснулся какой-то хмельной азарт. А что, если… Ну хотя бы попробовать можно же…

— Что писать? — решилась я.

— Хм… — подруга довольно заулыбалась, празднуя свою победу. — Надо что-то такое… Хм… О-о-о… Придумала! Пиши: «ВОЗЬМИ КАМЕНЬ», — продиктовала она, заламывая нервно пальцы рук и перебирая позолоченные кольца.

Я видела, что она занервничала не меньше меня, и это придало мне большей уверенности.

— Это не ты придумала, а Лесли в книге «Охота на самца», — пробурчала невнятно я ей в ответ.

С этой книгой, кстати, у нас отдельная история: мне ее Анна презентовала на восьмое марта как прямую инструкцию по «охоте» на мужиков, а позже у нас с другими подружками чуть ли не «дискуссионный клуб» образовался. Каждая делилась опытом своих экспериментов. Все были довольны, но честно сказать, никто из их «добычи» бриллиантов им не покупал и на Мальдивы не возил, а порой даже кофе не оплачивал. Наверное, у них не те «леса» были. Короче, не там девчата «охотились».

А что, мы сейчас реально решили выйти на «охоту», и «добычей» будет этот инвестор с фото. Я усмехнулась про себя и медленно начала набирать текст. Затем ввела номер и остановилась: ну правда, что может случиться, если я это отправлю?! Да ничего особенного. Если этот мужик адекватный, рассуждала я, то просто посмеется, если не очень, ну… не судьба. Будь что будет! Может, и правда он хотел меня на ужин позвать, а я ему все о пластиковых бутылках и переработке памперсов… Чушь какая-то. Вдруг мне стало смешно от самой от себя.

Ну, правда, что я все о глобальном переживаю: экология, вторичная переработка — в конце концов, прежде всего я молодая, красивая и свободная девушка! И мне пора как-то жизнь устраивать. М-да… Хотя… Сомнения меня не отпускали. Не так мне это дело представлялось.

— Че зависла? Отправляй! — командовала подруга.

— Сейчас… Ну… с богом!

Я нажала кнопку «Отправить» и мысленно перекрестилась. А следом меня накрыла волна страха вперемешку со стыдом: в самом деле, кто я такая, чтобы так фамильярно писать какому-то генеральному директору чего-то там… И где, черт побери, моя гордость? А еще чувство такое — будто в грязи извалялась.

Всё происходящее в те минуты представлялось мне реально как-то уж унизительным и как-то слишком уж дерзким, отчаянным, как будто я реально хочу вбежать в свой последний вагон под названием «ХОРОШАЯ ЖИЗНЬ».

В горле все пересохло, я судорожно попыталась сглотнуть, но ничего не получилось.

Пока мы ждали ответ — а мы были уверены, что получим его — Анна бегала по квартире и вслух проговаривала все сценарии дальнейших событий. Я опишу только самые-самые, так будет короче.

Ее фантазия так сильно разыгралась, что далеко ушла за пределы Дубая и оказалась в той части будущего, где я уже живу с этим большим человеком в каком-то шикарном загородном доме. И у меня якобы есть личный повар, водитель и домработница, а вожу я — только представьте себе! — не «Ладу-Весту», о которой сейчас мечтаю, а «Бентли» или «Мазерати», потому что девушка такого человека должна иметь статусную тачку, ну, как все инстаграмщицы.

Себя она тоже пристроила к кому-то из его влиятельных друзей, может, это будет даже наш мэр, чем черт не шутит. И вместе мы путешествуем, едим устрицы и пьем шампанское — какое-то самое дорогое. Короче, живем мы такие — «дорохо-бохато», долго и счастливо в стиле этого самого — «лухари». Да! Еще она мысленно уже сделала себе сиськи и липолифтинг для ягодиц — это когда жир с живота в попу закачивают, как Ким Кардашьян. Вот такой был у моей подруги основной план жизни, если я вдруг каким-то образом понравлюсь Лысому. Ух, как мы жили в эти двадцать минут ожидания… Как мы жили…


На самом интересном месте наш полет фантазий неожиданно прервался.

Мой телефон сначала зажужжал, потом засветился и потух. Мы замерли и молча переглянулись. Никто не смел разрушить призрак Дубая в нашей квартире.

— Это он? — шепотом спросила Анна.

Почему она шептала, я не поняла и лишь многозначительно пожала плечами в ответ.

А потом все же решилась и посмотрела на экран мобильного. И вправду — ОН, то есть это его номер. Мои руки похолодели, а ладони стали влажными, сердце сначала замерло, а потом лихорадочно заколотилось.

Анна сгорала от нетерпения.

— Читай!

— «НАДЕЮСЬ, вам нужен БРИЛЛИАНТ, других камней у меня нет», — вот что пришло мне.

Я не поняла ни одного слова в сообщении, поэтому снова пробежала его глазами. И все равно не могла осмыслить: что это было?!

Анна сразу все сообразила, потому что ее реакция была такой, словно она только что вытянула счастливый билет, и у нее неожиданно появился миллион подписчиков в инстаграме. Короче, схватила удачу, причем за самое мягкое место.

— А-а-а! — девушка запрыгала. — Алисик, все сработало! Это самый прямой подкат! И какой красивый! БРАВО, ЖИРНЫЙ! — искусительница радостно захлопала в ладоши, так как мозг уже выдал ей информацию о шестидесяти процентах успеха в нашей операции. — УРА!!! Мы едем в Дубай! — а это уже адреналин бил по ее шальным мозгам.

— Дура, какой Дубай… — растерялась я. — Что отвечать-то теперь?


Сказать, что меня поразила молния или обдал холодный пот, это совсем ничего не сказать о моем состоянии: было просто страшно и стыдно. Взрослый, успешный мужчина не послал меня, не проигнорировал мое сообщение, а ответил — то ли с издевкой, то ли на полном серьезе. И что теперь делать? А в голове кружилась и уже вполне там освоилась безумная мысль: «Мы едем в Дубай! Анька права!»

И в этот момент уже и моя фантазия устремилась за пределы реальности, потому что откуда-то возникла картина: подхожу я к своему редактору, кладу заявление на стол и говорю:

— Юлия Сергеевна, я завтра улетаю. Можете подписать сегодня?

Так как моя редакторша втайне надеется поскорее от меня избавиться, а мои проекты по экологии изрядно ее достали, как и мое боевое бесстрашие, то она даже не будет скрывать своей радости и сразу подпишет. А когда мы будем уже прощаться, как старые добрые знакомые, она спросит как бы совсем невзначай:

— А ты куда?

А я так тихо и спокойно, но все же с улыбкой отвечу:

— Мы завтра с друзьями в Дубай летим, надо еще вещи собрать.

— А-а-а… Ну удачи, молодцы, береги себя, — скажет она мне вслед.

Потом я соберу вещи и больше никогда не переступлю порог этого старого и полуразвалившегося советского здания, где располагалась редакция.

Это все пронеслось у меня в голове, пока я стояла с телефоном в руках…

Но забегая совсем далеко вперед — надо признать, что я была права, потому что так оно и вышло.

Глава 2
ЮРИЙ

Нет, вы не подумайте, работать в газете мне очень нравилось. Это же постоянная движуха, огромное количество новых знакомств, порой весьма занятных. У кого я только не брала интервью, о ком только не писала: врачи, учителя, депутаты, уголовники. Местные пенсионеры — это вообще золотой фонд нашей редакции, они же — и главные читатели нашей провинциальной «брехухи», именно так, оказывается, читатели называют местное СМИ.

Может, пуд соли я с газетным начальством и не съела, но вместе со своей редакцией пережила лихие времена кризиса. В первый год работы даже ходила по домам и подписывала народ на газету, только чтобы наше издание не загнулось.

И при этом я всегда искренне верила: кто владеет информацией, тот владеет миром, пусть даже суженным до границ нашего городка. Ребята мы были позитивные, за что нас и любили.

Но когда я занялась темой экологии, все поменялось. Рука редактора перестала меня гладить по голове, а моя полоса все больше приобретала скандальный характер. Несмотря на споры с Юлей, я упорно продолжала писать: о выброшенных пластиковых бутылках, о мусорных заводах, о том, что политика «ноль отходов» — не закапывание мусора или вывоз его за пределы города, а полномасштабный проект от сортировки до переработки.

Мне хотелось донести до каждого человека, что сдав пластиковую бутылку на переработку, он может не только избавиться от мусора, но и немного заработать. Ведь миром правит не только любовь, но и деньги, как показывает практика. Второе значительно сильнее первого!

Вот с такими мыслями я пришла на форум «инноваций» в нашем городе. Скажу прямо: от редакции никто меня туда не делегировал — я просто втихую зашла на сайт форума и оставила заявку. Через два дня получила письмо о регистрации в качестве участника, все оказалось легко и логично. Мысленно я уже готовилась к революции или, лучше сказать, к войне за экологию, которую могла бы устроить своим выступлением — так искренне я верила в силу слова. В голове уже зрел план организации нового экологического проекта — жажда экологической справедливости и боевой дух во мне не унимались, выплескивая через край мои созревшие амбиции.

Но реальность оказалась другой: за четыре часа мне никто не давал и слова вставить. Обсуждали все что угодно, но только не экологию. В блоке по экологии обговорили единственную проблему с бездомными животными — что необходимо выделить средства на легализацию отлова. ВСЕ!!! Экология на этом и закончилась, а мне вообще показалось, что даже не начиналась.

Так бы и накрылось мое триумфальное участие в форуме, если бы я не приняла решение — идти до конца. В перерыве, когда все запихивали себе в рот халявные бутерброды, запивая их растворимым кофе, я стала подбираться к инвесторам — гостям форума — и задавать вопросы. Сначала — общие, а потом я плавно перешла на тему свалок и пластиковых бутылок. Вот в такой ситуации я встретила Юрия Геннадьевича — он же Лысый, он же Круглый — который стоял с мэром и что-то бурно обсуждал, а рядом сражалась я — с директором местной строительной компании.

— Алиса, вы все верно говорите, но поймите, это большой проект. Со своей задачей по строительным отходам мы занимаемся согласно уставу. А вот с бытовыми… ну-у, извините, это к другим организациям! — вот так примерно, брезгливо отворачиваясь, отвечал мне каждый строительный босс.

Но тут я наткнулась на Лысого. Вернее, я просто неудачно развернулась — наступила носком своей туфли на его черные, начищенные до зеркального блеска оксфорды. В тот момент мне было абсолютно все равно — на что я там наступила, но этот инцидент только привлек ко мне внимание мужчины.

Лысый спокойно выслушал меня, озвучил четкие комментарии по проекту, сказал, что тема хорошая и что он готов к более детальному разговору. А напоследок протянул визитку. В эту самую минуту и были сделаны те фотографии, на которых нас увидела Анна.


В моей руке зазвонил телефон. Я посмотрела на экран — номер не определился. Странно, мне редко звонят анонимы. Естественно, люди пользуются такими услугами, но… я же ни у кого мужа не уводила, зачем мне так звонить? Я неохотно ответила.

— Да, — строго ответила я, ожидая неприятностей.

— Так вам бриллиант еще нужен или уже нашли? — произнес мужчина.

Его голос был строгий и спокойный, немного надменный, но приятный.

Во мне все остановилось и заледенело — я не могла пошевелиться. В первые секунды мне захотелось бросить телефон и сбежать из этой комнаты. Какой позор! Я же журналист, а не девочка по вызову. Что же делать? Что делать? Может, нажать кнопку отмены, типа нас разъединили, а потом не брать трубку? У меня созрел этот донельзя глупый план, который я собиралась воплотить, и воплотила бы, если бы не настойчивость абонента.

— Алиса, вы еще здесь? — собеседник начал беспокоиться из-за моего молчания.

— Да… Здравствуйте, — замямлила я, мой голос предательски срывался и дрожал, как будто я нашкодничала, и очень сильно. — Извините, это была случайность… ну это не вам… Еще раз извините, что так глупо получилось, — попыталась оправдаться я, заливаясь краской во все лицо, с огромным желанием отключиться и прекратить эту позорную пытку. Холодные мурашки бегали по моей спине с невероятной скоростью. Я стала нервно грызть ногти левой руки, правой же я твердо сжимала говорящую трубку.

— Конечно же, это не мне! Мне обычно ПОДОБНЫХ СООБЩЕНИЙ не присылают, — мужчина уже начал смеяться. — Но камень я вам уже готов подарить и прихватил его с собой. Скажите адрес доставки.

— Ой, что вы… — как наивная дурочка попалась я на шутку, в которой самой шутки и не было. — Ну, говорю же, недоразумение вышло, — настаивала я, пытаясь отделаться от этого человека по-быстрому и безболезненно.

— Хорошо, Алиса, не буду вас смущать своим визитом! Сейчас спешу на встречу и физически не успею к вам заехать. Но! — пауза, звук шагов по пустому зданию или кабинету. — Я бы хотел все же как-то обсудить с вами тот проект, про который вы рассказывали. Поэтому предлагаю встретиться. Ресторан «Мост», в десять вечера, к этому моменту я закончу свои дела и с радостью поужинаю с вами. Вы сможете?

— М-м-м… м-м… — в горле образовалась пустыня, не хуже той, что в Дубае. Я реально не знала, как реагировать на такое предложение, поэтому продолжала молчать и теребить край своего зеленого свитера в нерешительности. Я не знала, принять предложение или отказать.

— Странно, до этого у вас был бодрый голос, а теперь что случилось? Насколько я понял, вы не больны, а значит, готовы обсудить проект и бороться за свою идею. Верно? Вы же для этого были на форуме?

Он знал, чем надавить на меня. Манипуляция прошла просто великолепно. В этот момент я перевела взгляд на подругу, которая моментально оказалась по правую руку от меня, пытаясь подслушать разговор. Услышав, что Лысый меня куда-то приглашает, она стала усиленно кивать в знак согласия и ущипнула меня за бок, чтобы я не молчала. НО! Я не могла понять, что все это значит. Это свидание или деловой ужин?

— Так что? — голос в трубке уже стал серьезным и требовал решительного ответа.

Конечно, было совсем глупо и поздно идти на попятную и отказываться от всего, что я натворила за сегодняшний день — пришлось соглашаться.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 88
печатная A5
от 365