электронная
134
печатная A5
342
6+
Музей в цифровую эпоху: Перезагрузка

Бесплатный фрагмент - Музей в цифровую эпоху: Перезагрузка

Объем:
190 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4493-7128-7
электронная
от 134
печатная A5
от 342

Введение

Музей меняющийся и меняющий…

От редакторов

Помните ли вы свой первый поход в музей? Может быть, это воспоминания о сказочности дворцовых залов и необычных экспонатах? Или навсегда запомнившиеся картина и скульптура, потому что вы рассматривали их вместе с родителями? Не исключено, что музей был для вас местом, в котором всегда было скучно, смотрители неодобрительно одергивали вас, а экскурсоводы просили не задерживаться в залах и вести себя тихо? А, может быть, музей сразу же и навсегда стал для вас пространством знания, удивительных эмоций и открытий?

Как бы там ни было, музеи сильно изменились за последние двадцать лет. Речь идет не только об обновлении экспозиций, строительстве новых зданий, появлении цифровых экспонатов и мультимедийных шоу. Меняется сама миссия музея: он перестает быть исключительно храмом искусства и науки, открытым только для избранных. Он становится пространством для лекции, творчества, дискуссии, спектакля, игры. Форумом, где готовы услышать голос и мнение каждого.

Почему музей изменился?

Музей — олицетворение общества, создавшего его. Меняется общество — меняются музеи. Меняются наши взаимоотношения с музейным пространством и его «расширением» в цифровой среде. В современном обществе произошло смещение от информирования к вовлечению, культуру потребления заменила культура участия. «Культурный софт», «информационная эстетика», медиаискусство, цифровая художественная визуализация и «большие данные» как «способ высказывания о мире и человеке», меняют наше поведение, способы взаимодействия с музейными содержанием и способы его восприятия.

Иммерсивность, дополненная, смешанная, виртуальная реальности, геймификация и роботизация, нативность и мультиканальность, «другая» журналистика без редакций, издателей и сайтов, интерактивное VR кино, цифровая история (digital history или DHist), социальное продюсирование и цифровые просветительские, научные, образовательные, благотворительные — уже не столько СМИ, сколько поли и метамедиа — такова цифровая реальность нынешних культурных и медиаиндустрий. Музеи — не исключение.

Музей цифровой эпохи — это синтез подлинного пространства памятников и новой медийной надстройки, позволяющей раскрыть информационный потенциал экспонатов. Еще никогда в истории человечества музеи не были так открыты и доступны: оцифрованные экспозиции можно «посетить» онлайн из любой точки мира, истории о предметах и событиях раскрывают самые разные грани человеческой культуры.

Образ музейного профессионала претерпевает изменения. Благодаря открытой коммуникации в Интернете мы видим, что сотрудники музея — это не только смотрители и экскурсоводы, хранители и искусствоведы, это специалисты из самых разных сфер: кураторы, менеджеры, инженеры, IT-специалисты, юристы, социологи, архитекторы, продюсеры.

Цифровые технологии, открывающие путь к междисциплинарности, определили появление новых профессий в музеях: продюсеры цифрового контента, менеджеры онлайн-проектов, специалисты по работе с онлайн-аудиторией и социальными медиа, аналитики больших данных. Сегодня ценятся те специалисты, которые могут сочетать системное понимание института музея и адекватное использование инструментов, позволяющих реализовать миссию и стратегические цели.

Как связаны музеи и Высшая Школа Экономики?

Широкая рамка «медиакоммуникаций» как идея и позже разработанный в НИУ ВШЭ федеральный образовательный стандарт по этому направлению с ориентацией на мировой опыт (принят Министерством образования и науки РФ в 2013 году) позволили ввести принципиально новые траектории обучения — медиакоммуникационные. Умение «видеть» сюжет, рассказывать историю с помощью современных технологий, «упаковать» привычное в зрелище, игру, современную коммуникацию и, тем самым, привлекать к истории, на какой бы платформе она не существовала, внимание людей — такова задача большинства творческих цифровых проектов, над которыми работают студенты магистерской программы «Трансмедийное производство в цифровых индустриях».

В 2016 на магистерской программе по медиапроизводству появился курс «Музеи в цифровой среде. Трансмедийное проектирование». Первым реализованным проектом стал проект для музея Л. Н. Толстого «Приложения к музею. Студенты — Толстому», первым знаковым — дипломный проект сайт-спутник «Музеи по соседству», включенный в число цифровых ресурсов Третьяковской галереи.

В 2017 году в сотрудничестве с МОСГОРТУРом к курсу были подключены 10 литературных музеев Москвы, продолжился проект с малыми музеями Третьяковской галереи и музеями Коломенского посада. Результат сотрудничества — цифровые представительства мемориальных музеев Тургенева, Маяковского, Сытина и Гоголя в Москве, они же выпускные проекты сайтов «Тайны Дома Тургенева», «Маяковский_125», «Лавка Сытина», обучающий портал «ГОГОЛЕДЖ».

В 2018 году в рамках магистратуры «Трансмедийное производство в цифровых индустриях» запущен профиль «Музейное проектирование и цифровой музей» — совместная программа НИУ ВШЭ, Политехнического музея и Института дизайна Амстердама (при поддержке Фонда Владимира Потанина).

Именно студенты первого курса этой магистратуры (набор 2018 года) Ирина Захарова, Дарья Дехтярь, Наталья Гордиенко, Алмас Сексенбаев, Мария Иванова, Юлия Воловик, Алина Пинчук и Полина Широшкина собрали книгу, которую вы читаете, в рамках учебного курса по цифровому книгоизданию. Мы — Анна Качкаева, профессор НИУ ВШЭ, куратор курса ««Музеи в цифровой среде. Трансмедийное проектирование» и Анна Михайлова, PhD, аналитик управления музейно-туристского развития ГАУК «МОСГОРТУР» — помогали издательской команде.

Зачем и для кого эта книга?

Будущее сулит музеям вдохновляющие перспективы, скорости изменений возрастают с каждым годом. Стоит ли при этом обращаться к истории внедрения цифровых технологий и критически осмыслить пройденный музеями путь? Разумеется, стоит. Цифровые технологии не должны быть самоцелью. Они — эффективный и удобный инструмент для развития музея, для воплощения в жизнь самых смелых идей. Обратившись к истории цифровизации музеев, мы познакомимся с идеями и с теми людьми, кто стремился к их реализации. Опыт наших предшественников — ценнейший ресурс, основа для последующего развития.

Из этой книги вы узнаете не только об истории, но и о том, как и почему меняется музейная аудитория, как мы с вами соучаствуем в создании современных экспозиций, выставок, коллекций, как с помощью цифровых технологий вовлекаемся, погружаемся, переживаем новый опыт соучастия. Музей меняющийся — это музей-рассказчик, который осваивает мультимедийные и трансмедийные инструменты для увлекательного повествования. Теперь он конкурирует за сюжетность и интерпретацию с медиа и другими культурными брендами. В конечном счете — за наше с вами внимание и свободное время. Сегодня музеи «выходят за пределы своих стен» в сетевое пространство, у них появляются «цифровые расширения» и их даже называют «нарративными».

Музей и его цифровая среда поддерживают культуру постоянного обучения и мышления, ориентированную на рост, развитие, сотрудничество, взаимодействие друг с другом, модерирование опыта и соучастия. Именно поэтому в этой книге есть раздел «музеи в карточках»», в котором доступно и коротко описано, как и с помощью каких проектов разные музеи — российские и зарубежные — завоевывают цифровое пространство.

В «карточках» — проекты 30-ти музеев самой разной тематики и масштаба. Мы просто постарались показать их широту и разнообразие, специально не выделяя и не оценивая ни один из них. Полный список таких проектов сегодня вряд ли возможен (поскольку огромен!), а наш список можно и нужно расширять. Что мы и планируем сделать, дополнив это издание мультимедийной надстройкой/контентом, где представим не только новые кейсы, но и детально проанализируем первые 30 «карточек». Наше пособие собрано из научных статей и фрагментов магистерских диссертаций, предоставленных их авторами для публикации, специально написанных для этого сборника текстов, собранных и «переупакованных» справочных материалов. Этот своеобразный дайджест про «цифровой музей» снабжен вопросами для проверки, ссылками и полезным списком для чтения.

Сборник может быть полезен всем, кто интересуется современными музейными технологиями и цифровым маркетингом. Тем, кто задумывается о работе и образовании в музейной сфере и/или в области медиа и цифрового продюсирования. Да-да. Продюсирование, режиссура и сторителлинг — это теперь тоже про музеи! Потому что единственный способ вовлечь человека в коммуникацию с чем-то новым — это рассказать ему по-человечески историю об этом.

Вообще, человеческий фактор — один из решающих в музейном деле. Если вы сумели наладить коммуникацию с коллегами, осмыслили их музейный или, наоборот, медийный опыт, взяли из него все самое лучшее, соединив это с актуальными инструментами и контекстом, то успех цифрового музейного проекта гарантирован.

Так что читайте. Вдохновляйтесь. Пробуйте!

Анна Качкаева, профессор НИУ ВШЭ, куратор курса «Музеи в цифровой среде. Трансмедийное проектирование»

Анна Михайлова, PhD, аналитик управления музейно-туристского развития ГАУК «МОСГОРТУР»


Слова, которые мы будем использовать

Музей (ИКОМ) — это постоянное некоммерческое учреждение, находящееся на службе общества и его развития и открытое для людей; оно приобретает, сохраняет, изучает, популяризирует и экспонирует в образовательных, просветительских и развлекательных целях материальные свидетельства человека и окружающей его среды.


Классификация музеев — в разделе «Музеи в карточках» музеи сгруппированы по признакам, существенным для организации и развития музейной сети и для осуществления музейной деятельности. Современное музееведение знает несколько систем классификации музеев:

• по масштабам деятельности (музеи центральные, региональные, местные);

• по форме собственности (государственные, ведомственные, общественные, частные);

• по административно-территориальному признаку (республиканские, краевые, областные, городские, районные и т.п.).

Кроме того, есть классификация по типам. В соответствии с этой классификацией музеи делят на исследовательские, учебные, просветительские.


Сторителлинг — искусство владения словами и другими выразительными средствами для раскрытия элементов и частей истории, используя интерактивные приемы и возбуждая воображение человека. Также в книге рассматриваются цифровой и мультимедийный сторителлинг.


ЭВМ — электронно-вычислительная машина.


Виртуальный музей — интерактивный мультимедийный программный продукт, представляющий музейные коллекции в электронном виде.

Музей в меняющемся мире

История информатизации

Анна Михайлова PhD, эксперт в области Интернет-коммуникаций для музеев. Работает в музейной сфере с 2010 года, работала в ГМЗ «Петергоф» (Санкт-Петербург), Музее антропологии и этнографии (Кунсткамера) РАН, Государственном историческом музее. В настоящий момент — аналитик управления музейно-туристского развития ГАУК «МОСГОРТУР». Также Анна ведет вебинары для проекта АИС ЕИПСК (Единое информационное пространство в сфере культуры) и курирует проект «Идеи для музеев».

Музей как институт сохранения и трансляции человеческой памяти сегодня активно участвует в жизни общества. Он перестал быть «местом для избранных» и открыл свои коллекции для широкой публики, в том числе с помощью цифровых технологий: происходит оцифровка коллекций, создаются мобильные приложения для доступа к цифровым архивам, повсеместно используются социальные сети. Миллионы людей посещают музеи и знакомятся с коллекциями как в реальности, так и в Интернете. И именно благодаря такому огромному интересу к своей деятельности музеи сегодня могут взять на себя ответственность за осмысление дальнейшего развития информационного общества.

Первые компьютеры появились в музеях более 40 лет назад. 40 лет — не такой уж большой срок, когда мы говорим о музейном деле, но вполне значительный, если подумать об этом промежутке в контексте развития цифровых технологий. Возможно, вы, читающие эту книгу сейчас, уже не застали время без Интернета, и, вероятно, не вспомните характерный звук модема, подключающегося к всемирной паутине через телефонную линию. Что и говорить, ведь те самые компьютеры, которые еще недавно использовались для наполнения музейных баз данных и демонстрации первых мультимедийных продуктов для экспозиций, уже сами стали экспонатами. Например, в США и Великобритании есть музеи истории компьютеров, в Москве есть частный музей техники Apple, а в Политехническом музее летом 2018 года прошла выставка, посвященная смартфонам. Стремительно развивающиеся цифровые технологии являются для музеев и инструментом для решения ежедневных задач, и предметом для сохранения и изучения.

Этот опыт использования и сохранения технологий постепенно осваивается учеными. Исследователи университета Лестера в Великобритании проделали значительную работу по документированию процессов информатизации музеев. Сотрудники зарубежных музеев активно делятся опытом в блогах и на конференциях. В России процесс рефлексии идет чуть медленнее и скорее связан с концептуальным обобщением тенденций и анализом возможных перспектив и угроз внедрения цифровых технологий в музейную деятельность.

Прежде чем приступить к анализу направлений использования цифровых технологий и прогнозированию будущих изменений, необходимо осмыслить опыт прошлого — обратиться к истории информатизации музеев России. Анализ концепций информатизации и конкретных проектов позволит объяснить текущее состояние дел в отрасли, а также наметить перспективы развития в ближайшем будущем.

Начало (1960-1980-е гг)

Первые компьютеры начали использоваться в музеях Канады и Франции в начале 1960-х годов. Практически одновременно работы по внедрению автоматизированных каталогов начали проводиться в США. В США одним из пионеров в музейной компьютеризации стал археолог Роберт Чинхолл, который принимал активное участие в разработке первых музейных банков данных. Чинхолл занимал должность исполнительного директора в Комитете музейных банков данных, а также был директором Музея естественной истории в Альбукере. В 1975 году в США была издана его книга «Музейная каталогизация и ЭВМ», переведенная и изданная в России в 1983 году Юрием Асеевым и Яковом Шером. В 1983 году во вступительной статье к книге Асеев и Шер писали:

«Если не считать отдельных статей и материалов обзорного характера, опубликованных в последние годы в отечественной литературе, то предлагаемая читателю книга является единственной с точки зрения полноты и систематичности изложения всего комплекса вопросов, связанных с применением ЭВМ в музейной практике».

Сегодня можно говорить о том, что ситуация, описанная в 1980-е годы, постепенно меняется. Практика зарубежных конференций по музейному делу показывает, что уже сформировалась культура профессиональной коммуникации, сотрудники музеев активно обмениваются опытом. Мы можем смотреть онлайн-трансляции конференций, следить за выступлениями с помощью Твиттера, читать материалы в блогах самих музеев или их сотрудников. Если говорить о теоретическом осмыслении, то здесь количество публикаций существенно меньше. Показательно, что, за исключением монографии Льва Ноля, которая выдержала несколько переизданий, история информатизации отечественных музеев, а также актуальное положение дел в отрасли редко рассматриваются.

Информатизация советских музеев началась с середины 1970-х годов. Именно Шера и Асеева можно считать «пионерами» информатизации в СССР. Их деятельность пришлась на эпоху, когда впервые свои возможности объединили «физики» и «лирики». Александр Дриккер в статье «Информационно-коммуникационные технологии и музей: третья ступень» называет этап, который пришелся на 1970 — 1980-е года, «романтическим»:

«Это было время скорее романтическое, чем практическое. Полета мысли, фантазии, мечтаний о том, казавшемся безумно далеким будущем, когда шедевры искусства станут доступны, как книги, остро востребованными, меняющими культуру».

Именно эта идейность, смелость стали основой для дальнейшего процесса информатизации музеев. Заметим, что сначала процесс информатизации был связан с автоматизацией учетно-хранительской деятельности музея. В сборнике научных трудов «Современный художественный музей. Проблемы деятельности и перспективы развития», который был издан при поддержке Русского музея в 1980 году, Юрий Асеев, Яков Шер и Ирина Поднозова в статье «Каталогизация музейных коллекций и информатика» отмечали:

«Каталогизация занимает особое место в жизни современного музея. От ее уровня, качества и эффективности во многом зависит выполнение основных функций музея».

Это утверждение схоже с концепцией информационного общества Даниела Белла, где основной для развития общества была систематизация знаний. Как и в предисловии книги Чинхолла, в статье отмечается нехватка теоретических работ в области музейной информатики:

«Практически нет работ, ставящих своей задачей проанализировать информационные потребности музея… <…> Теоретическая литература и принятые нормативы документов пока не учитывают возможностей музейной информатики — специального отраслевого приложения науки о современных средства оптимизации информационных систем применительно к проблемам музейной работы».

Уже в 1980 году музейные сотрудники осознавали, что применение технических возможностей в музейном деле необходимо, но систематически они стали использоваться только с середины 1990-х годов.

Что же было сделано в музеях Москвы и Ленинграда в течение этого первого, «романтического» этапа? С 1975 года в Эрмитаже под руководством Шера и с 1978 года в Русском музее, где работал Асеев, начали создаваться автоматизированные музейные каталоги. В 1981 году практически одновременно в Русском музее и Эрмитаже организованы отделы информатики.

Лев Ноль, работавший в 1980-е годы в Главном Информационно-вычислительном Центре (ГИВЦ) Министерства Культуры СССР, принимал участие в разработке первой базы данных для учета и описания музейных предметов:

«Первым музеем, который проявил инициативу и с которым мы начали работать, был Государственный Эрмитаж. В 1984 году была разработана система научного описания Сасанидских монет. Эта система, довольно сложная, содержала такие изыски, как, например, „поворот головы царя“, или „какие завитки на бороде у царя существуют“ и т. д. В этой системе было порядка двухсот характеристик описания. И был создан паспорт, и было создано описание порядка полутора сотен Сасанидских монет. Эти данные были введены в вычислительную машину, и система начала работать».

В процессе научного описания и введения результатов в ЭВМ у сотрудников вычислительного центра и Эрмитажа возникло сомнение в том, что эти действия кому-то нужны. Ноль вспоминает:

«Мы первый раз столкнулись с ситуацией, когда сделать можно все, но насколько это эффективно, насколько это нужно — было непонятно».

Вместе с Нолем в ГИВЦе работали Е. В. Филатова, И. С. Сидоров, Надежда Браккер. Во время реорганизаций в эпоху перестройки и последовавших затем демократических перемен Ноль, Филатова и Сидоров перешли на работу в ГМИИ им. А. С. Пушкина, а Браккер и Куйбышев продолжили внедрение автоматизированных систем учета под эгидой Центра по проблемам информатизации сферы культуры (Центр ПИК).

Говоря о пионерах информатизации советских музеев, нельзя не сказать о Дмитрии Перцеве, основателе отдела информатики в Третьяковской галерее. Перцев был сторонником системного подхода к унификации описания музейных предметов и разработал ряд концептуальных моделей научного описания. Отметим также, что именно благодаря Перцеву долгое время (фактически до закрытия отдела в 1996 году) функционировал теоретический семинар, посвященный вопросам музейной информатики.

«Это был первый год работы этого семинара (1990 — прим. автора), он назывался „Всесоюзный семинар по музейной информатике“. Я решил, что будет интересно, если в этом семинаре мы прослушаем доклады всех людей, которые занимались информатизацией музеев на это время».

К сожалению, после закрытия и дальнейшей реструктуризации отдела, многие труды и наработки Перцева были незаслуженно забыты. Вопросы, поднятые им еще двадцать лет назад, до сих пор остаются без ответа: не решен вопрос об унификации научных описаний, отсутствует стандарт описания музейных предметов в электронном виде и т. д.

Следуя за Чинхоллом, Асеевым и Шером, можно сделать следующие выводы об этом периоде:


1. Были внедрены первые автоматизированные каталоги, которые позволяли реализовать принцип «однократная запись — многократное использование»;


2. ЭВМ избавила сотрудников музеев от необходимости составлять параллельные картотеки. Однако одновременно с этим выводом пришло и осознание того, что для полноценного поиска необходимо максимально полно заполнять каталоги (как бумажные, так и автоматизированные);


3. В результате были созданы первые автоматизированные каталоги фрагментов некоторых коллекций: Асеев создал базу из 14000 единиц фонда графики, в Музее Революции при помощи сотрудников ГИВЦа была сделана база данных по коллекции знамен.


Специалисты в области информатизации столкнулись с рядом проблем, решению которых были посвящены последующие десятилетия. Основная проблема заключалась в том, что музейным сотрудникам было сложно освоить новую технику. О первом компьютере в МАЭ РАН им. Петра Великого (Кунсткамера) вспоминает Татьяна Богомазова:

«И, несмотря на то, что достаточно болезненно произошло первое столкновение с компьютером, потому что освоить все это было не очень легко, был колоссальный интерес, была очень мощная мотивация, и преимущество, конечно, того, что я получила, перекрыли все проблемы, которые существовали. Скорость, с которой в результате я смогла работать, меня совершенно поразила. И одновременно поразило отношение коллег, которые с какой-то настороженностью воспринимали мои увлечения, и, наверное, еще несколько лет я оставалась единственным пользователем компьютера в музее».

Также актуальной по сей день остается другая проблема — неполнота инвентарных картотек. Очевидно, что создание автоматизированного каталога возможно лишь на основе традиционного «бумажного» каталога. Никакая информационная система не будет эффективной, если она не наполнена достаточным количеством информации.

Проверь себя
1. С какой книги началась история музейной компьютеризации?

2. В 1970-х годах в СССР именно благодаря объединению этих, казалось бы, антагонистов произошел толчок в развитии процесса информатизации музейных пространств. Назови их.

3. Как называл первый этап (1970—1980) информатизации музейных пространств в СССР в своей статье Александр Дриккер?

4. Основной принцип компьютеризации, с которого началось развитие музейных пространств?

5. Какие музеи стали флагманами информатизации в 1960-х — 1980-х годах в СССР?

Смена вех. Музей в переходный период (1987—1990 гг)

Следующий этап информатизации начался в 1987 году, когда Министерство культуры по контракту с итальянской фирмой Olivetti закупило для Государственной Третьяковской галереи современную вычислительную технику. Новое оборудование было установлено и в Русском музее. Именно с этого момента началась работа над формированием банка данных изображений музейных предметов, что позже получило развитие в сфере мультимедиа.

Этап, начавшийся с внедрением персональных компьютеров, можно считать переходным, так как хронологически он происходил в переломные для страны годы. Крах советского государства, построение новой страны, демократические преобразования, новые экономические условия оказали колоссальное влияние на учреждения культуры, в том числе на музеи.

Новые технологии открыли неограниченные возможности для работы с информацией. То, что раньше казалось сценарием для фантастического фильма, стало реальностью. В частности, были разработаны первые мультимедийные программы, которые сопровождали основной этикетаж выставок. Алексей Лебедев (руководитель Лаборатории музейного проектирования Школы дизайна НИУ ВШЭ) рассказывает о проекте Отдела теоретических и прикладных исследований Государственной Третьяковской Галереи:

«Первой мультимедийной программой, предъявленной посетителям в России, была программа, которая называлась „Из жизни Христа. Евангельский цикл Поленова“. Она была подготовлена нашим отделом в начале 1994 года для юбилейной выставки Поленова. Существовала специальная плата, которая переводила картинку, хранящуюся в компьютере, в формат телевизионного изображения. Стоял компьютер, на экране которого шел только текст, а сама картинка проецировалась на рядом стоящий телевизор. Телевизоры уже были достаточно большими. Поэтому программа „Из жизни Христа. Евангельский цикл Поленова“ демонстрировалась на выставке именно таким образом. Это были два экрана: небольшой с текстом и большой телевизор, которые стояли рядом. Программа работала в демонстрационном режиме».

Вместе с тем, пришло и понимание того, что компьютерные технологии по-прежнему — инструмент для работы с информацией, который не должен становиться самоцелью. Эта угроза превращения технологий в самоцель была отмечена еще в монографии Чинхолла:

«Будущий успех в создании банка данных целиком зависит от того, как будет решена проблема исполнителей, как успешно будет вестись диалог человек — машина. Коль скоро такое взаимодействие создано и система функционирует, следует приложить все усилия к их сохранению и подкреплению, чтобы продолжалось функционирование системы. Это деликатное взаимодействие не следует нарушать необдуманно, в погоне за утопической техникой и программным обеспечением, питая, как правило, иллюзорные надежды на снижение издержек на функционирование системы и сокращение обслуживающего персонала».

В результате этого этапа наметились основные перспективы информатизации отечественных музеев:


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 134
печатная A5
от 342