электронная
180
печатная A5
499
16+
Мудрец Изумрудного округа

Бесплатный фрагмент - Мудрец Изумрудного округа

Приключения

Объем:
334 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-0565-6
электронная
от 180
печатная A5
от 499

1. Снежный король

Город, состоящий из небольших домов, прятался среди огромных деревьев, которые были настолько велики, что их крона уходила в небо. Все попытки разглядеть, где крона заканчивается, ни к чему не приводили. Я вспомнила, что друзья по институту намекали о существовании огромных, прямых, великолепных деревьев, но я и представить не могла, что деревья могут уходить изгибами своих ветвей прямо в небо, на котором облака особо не разгуливали.

Насмотревшись вверх, я опустила глаза до уровня домов. Это были постройки не выше трех этажей, украшенные крупными камнями округлых форм. Смеркалось. На домах засветились таблички с названием «Округ Изумруд». Я подумала, что изумрудами здесь могут быть кроны деревьев, поскольку слышала шелест листвы.

Я еще раз посмотрела на прямые стволы деревьев и решила пойти в ту сторону, где их не было. Я шла, встречая людей только баскетбольного роста, где — то от двух метров высоты. Я сама себе показалась миниатюрной в стране великанов — людей и деревьев. Я посмотрела на газоны, поросшие кустарниками с крупными цветами. Вообще я жила там, где верхушки деревьев были видны из окна, а мой округ назывался «Изумруд».

В воскресное утро я сидела дома, пытаясь выразить тоску через переборы струн. Немного поиграв, я бросила гитару в кресло, новая мелодия у меня сегодня не получалась. Шестиструнная гитара дребезжала. Чистые звуки исчезли, словно их никогда не было.

Да еще мать, заглянув в комнату, спросила:

— Марина, когда сегодня постель за собой заправишь?

— Никогда! — вскрикнула я и легла лицом вниз.

Мать вздохнула оглушительно.

В гитаре жалобно вздрогнула струна.

Дверь захлопнулась.

Я осталась в комнате одна, не считая лежащей в кресле гитары. Илья бросил меня! Я жалобно всхлипнула, я уже неделю всхлипывала по этому поводу. Мне было жаль себя, такую стройную девушку!

Я приподнялась на локтях, посмотрела в окно, увидела серое небо и опять плюхнулась лицом в подушку — подружку. Потом резко вскочила — меня осенила простая мысль, что мой любимый Илья ушел к подружке Лизе! Конечно, он бросил меня, такую стройную и тонкую! Слезы обиды мгновенно высохли, появилась непонятная улыбка, которая блуждала по моему лицу, словно я задумала смешную шутку.

У Ильи на самом деле были свои проблемы: его родители развелись. Он выбрал отца. Мать его еще два года назад отказалась от него в пользу отца, а сейчас они разменяли квартиру и разъехались. Ему вообще было не до меня, он осваивал новую квартиру, новый район, новую жизнь. В доме царил мужской порядок — или беспорядок после переезда, что было ему абсолютно безразлично.

Идеальный порядок был в моем доме, можно было подумать, что пыли вообще не существует, у нас в квартире всегда и все блестело! Порядком в квартире занимались мать и бабушка, которая без очков ничего не видела, но признавала как факт, что гитара живет в кресле.

Я взяла в руки гитару, провела рукой по струнам, перебирая аккорды, и воскликнула:

— Почему у меня нет пажа, который заправил бы эту постель!

Гитара вырвалась из моих рук, встрепенулась и превратилась в Илью или очень похожего на него парня.

— Гитарный паж! — выдохнула я.

— Так точно, я Ваш паж, госпожа Марина! Что делать прикажете?

— Постель заправить.

— Слушаюсь, госпожа!

Гитарный паж в мгновение ока застелил постель и превратился в гитару.

В комнату зашла мать:

— Марина, как тебе удалось по струнке застелить постель?

— Так получилось.

— Молодец, — сказала мама и вышла из комнаты.

Дверь закрылась. Я осталась в комнате одна и радостно хлопнула в ладоши, потом удивленно посмотрела на кресло: в нем сидел некий прототип Ильи.

— Слушаю, госпожа! — воскликнул парень из кресла.

— Нет, так не пойдет! Я одна живу в этой комнате, а теперь ты еще навязался на мою голову, — недовольно проворчала я.

— Вы меня звали, госпожа! Вы хлопнули в ладоши, и я появился для выполнения Ваших заданий.

— Нет у меня для тебя заданий! Из-за тебя у меня теперь гитары нет. И кресло ты занял, господин Гитарный паж, или кто ты там еще! — быстро проговорила я, как обиженная девушка.

— Я — Шурик Пион. Я принял образ того парня, который Вам, госпожа, так нравится, чтобы Вы больше не плакали, — с нравоучительной ноткой в голосе проговорил гитарный рыцарь.

— Я уже не плачу, можешь уходить в свою гитару, а я буду на компьютере слушать мелодии, — ответила я и включила компьютер.

В комнату резко открылась дверь. На пороге стоял отец с шальными глазами. Увидев в комнате парня, он воскликнул:

— Марина, почему Илья живет в моем доме? А?! — взревел отец и стал доставать ремень из шкафа в прихожей.

— Папа, это не Илья, это гитара!

— Где гитара? Он у тебя здесь сидел! Правда, гитара в кресле. Мне что, показалось?

— Папа, тебе показалось.

На пороге появилась мать:

— Что шумите?

— Мама, папа решил, что он увидел в кресле Илью, но там лежит гитара!

— Отец, я два раза уже была в комнате, там не было Ильи. Говорила тебе, не пей на голодный желудок, завтрак уже готов.

— Я что, пьяный? Да я не пил сегодня!

— Нет, отец, ты сегодня с утра пьян, — сказала мать.

— Вы чего сегодня против меня, да еще Илью с утра позвали?! — обиженно сказал отец и пошел на кухню.

Я вышла из комнаты и тоже пошла на кухню. Услышав звонок в дверь, повернулась к двери. На пороге стояла беспечная подруга Лиза, выкрашенная в блондинку.

— Марина, привет! Можно я поиграю на твоей гитаре? Мать сказала, что не купит мне гитару, пока я не научусь хоть немного играть, — весело проговорила Лиза.

— Лиза, раздевайся и проходи в комнату, я сейчас поем и приду.

Только я села за стол, как услышала вопль из своей комнаты. Я бросила ложку и побежала в комнату. Открыв дверь, невольно рассмеялась: на коленях у Лизы лежал Шурик, а она пальцами ударяла куда — то в область его пупка. Я закрыла дверь в комнату и вернулась на кухню.

Отец, посмотрев на меня, спросил:

— Марина, это кто у тебя кричит в комнате?

— Лиза играет на гитаре.

— У меня нет галлюцинаций. Прости, дочь, но я не слышу звуков гитары!

— И не услышишь, — буркнула я, откусывая бутерброд.

— Вы меня с ума сводите, — недовольно и обидчиво сказал отец.

Лиза попыталась сбросить с колен парня:

— Илья, ты откуда здесь взялся? Я что — то пропустила?

— А я не Илья, я Шурик из циркового училища!

— Ты что, брат Ильи? Но я взяла в руки гитару, а ты откуда взялся?

— Я — гитара!

— Не заливай! Говори, куда дел гитару? Меня отпустили на полчаса, а ты мое время тратишь.

Лиза не могла понять, что это не Илья, а Шурик, такие чудеса в ее голове не умещались.

Я вернулась в комнату и плотно закрыла за собой дверь.

— Лиза, ты зачем с собой Илью привела? — спросила я.

— Ты чего гонишь?! Подруга, называется! Илья — мой, а он у тебя дома сидит! — запричитала Лиза.

— Если Илья — твой парень, то какие вопросы? Лиза, куда ты спрятала гитару? Ты пришла играть на гитаре и не играешь?

— А где эта твоя гитара? Тут Шурик, а не Илья!

— Так. Так ты еще и Шурика ко мне привела? — спросила я напористо.

— А ну тебя! Я домой пойду! — разозлилась Лиза.

— Проваливай, — раздался голос Шурика.

— Вы чего меня гоните! — вспылила Лиза и выскочила из комнаты, потом вернулась. Она хотела что — то сказать, но, увидев гитару в кресле, открыла рот просто так, а потом выдохнула: — Жадная ты, Марина, я ушла — и гитара появилась!

Я посмотрела на подругу, проводила ее до двери, взяла гитару в руку, засунула ее в шкаф и спокойно подошла к компьютеру. Только я открыла таблицу с перечнем мелодий, как почувствовала на своих плечах руки.

— Госпожа, меня нельзя прятать в шкаф, — назидательно проговорил Шурик.

— Если ты Гитарный паж, так и сидел бы там, куда тебя засунули! — вскричала я. — Не даешь мне музыку послушать! — и я включила любимую мелодию на полную громкость.

В соседней комнате мать зажала уши от таких звуков. В потолок кто — то стал стучать. Через минуту раздался звонок в дверь — это пришел сосед из квартиры, расположенной выше этажом:

— Сделайте музыку тише, у меня жена болеет.

Я уменьшила громкость и подумала, что эти, которые живут этажом выше, постоянно что — то сверлят, но ведь мы к ним не бежим и не просим перестать стучать и сверлить.

— Шурик, ты так и будешь мне мешать? — спросила я у парня.

— Я Ваш Гитарный паж! Я буду Вам помогать жить!

— Ага, я тебя не звала! Вот подарю тебя Лизе! Я видела, как ты на ее коленях лежал!

— О, меня уже ревнуют?

В комнату вошла бабушка:

— Марина, это ты, что ли? А с тобой кто стоит? Это твой отец или мать? Я что — то совсем не вижу.

— Бабушка, я одна в комнате.

— Но я вижу два темных силуэта, только не пойму, кто они.

— Я одна.

— Одна так одна, а вы поели? Ложки освободились? Пойду и я поем, — и бабушка пошла на кухню.

— А тебя, господин паж, кормить надо — или вы святым духом питаетесь? — спросила я.

— Меня кормить не надо, я не человек, — проговорил Шурик как робот.

— Это все чушь! Но в понедельник у меня концерт, я должна играть на этой гитаре! Ты это понимаешь?

— Без вопросов, играй! — излучая спокойствие, сказал Шурик.

— Играть на твоем пупке?

— Об этом надо еще подумать.

Лиза позвонила по телефону Илье:

— Илья, ты сегодня был у Марины утром?

— Лиза, у тебя случайно котята не родились?

— Это у тебя щенки родились! Я спрашиваю, ты был сегодня у Марины?

— Отвечаю: я ее не видел неделю. Мы с отцом переезжали на другую квартиру.

— Поняла. А у тебя нет брата?

— Ты в своем уме сегодня?

— В своем уме, но я дома у Марины видела парня, как две капли похожего на тебя.

— Ты хочешь сказать, что я не знаю все разборки своих родителей? Интересно! Я у них спрошу про брата.

— Спроси, — сказала Лиза и положила трубку телефона.

Илья пошел в комнату к отцу и спросил:

— Папа, Лиза мне позвонила и сказала, что у Марины сегодня дома видела моего брата!

Глаза отца округлились, потом налились гневом:

— Это все твоя мать! Вот видишь, сын! Я даже не про всех ее детей знаю! Это надо выяснить! Она требует, чтобы я ей платил на тебя алименты, а жить при этом ты будешь со мной! Это я должен кормить ее ребенка, и неизвестно какого?!

— Лиза сказала, что он мой брат.

— Еще чего! Не понял! — впал в транс отец.

— А я понял?! — возмутился Илья.

— Раз не понял, так езжай к Марине и выясни все на месте, а уж потом будем спрашивать о брате у твоей матери.

Дверь Илье открыл отец Марины:

— Вот и Илья явился! Но я тебя сегодня у Марины в комнате уже видел, только не видел, когда ты выходил! Нет, надо хотя бы пива выпить, а то совсем не помню, как люди входят в квартиру и как выходят!

Илья резко открыл темную дверь в комнату Марины и остолбенел: перед ним сидел он сам.

— Марина, это кто у тебя?

— Дверь закрой.

— Закрыл. Это кто? — спросил Илья, показывая на парня, сидящего в кресле.

— Ты, естественно!

— Я — это я. Это — кто?!

— Твой брат.

— Я один, братьев у меня нет.

— Значит, есть у тебя брат. Не видно, что ли? А ты у него спроси, его Шурик зовут.

— Шурик, ты мой брат? — спросил Илья, озадаченный до последней степени.

— Нет, я не твой брат, я ее слезы о тебе. Илья, Марина любит тебя первой любовью. А я — олицетворение ее желаний.

— Не издевайся надо мной! — возмутился Илья.

— Хорошо, я — гитара!

— Ты человек, не видно, что ли!

Неожиданно Шурик превратился в гитару, лежащую в кресле.

— Что это было? — спросил Илья.

— Сама не знаю. Так с утра продолжается, — ответила я.

— Можно я эту гитару себе заберу?

— Мне играть в понедельник на концерте.

— Я тебе свою гитару отдам.

— Тогда поиграй на этой.

Илья взял в руки гитару, но от неожиданной тяжести опустил ее на пол. На полу лежал Шурик и потирал свою шею.

— Мог и осторожнее брать меня в свои руки, — сказал он.

— Илья, да ну его! Идем на дискотеку!

— Идти пора, а то опоздаем, — согласился Илья.

— А я? — спросил Шурик.

— А ты, гитара шестиструнная, спи в кресле, — ответила я.

Удивительно, но Шурик незамедлительно превратился в гитару и занял свое место в кресле.

Илья махнул ему рукой и спустился в квартиру к своей бабушке.

— Ба, привет! Я хочу гитару.

— И давно хочешь?

— Минут пять.

— А кто на ней играть будет?

— Я буду играть на гитаре!

— Не верю! — ответила бабушка.

Я сидела перед зеркалом, вглядываясь в черты своего лица. Иногда я тянула волосы за их кончики. Или вставала с пуфика и осматривала свою талию со всех сторон. Вердикт мой был прост: серая мышка. Да, я невзрачная девушка. Никто меня не любит и не жалеет. Я девушка — невидимка. «Умница — разумница, про то знает вся улица, кот да кошка», — вспомнила я строчку из детской книжки.

Еще я хорошо помнила чудесную сказку, в которой добрая фея спасла девушку от прозы дня, отправив ее в карете из тыквы к принцу. У меня были тетушки, но среди них фей не было и помощи ждать было неоткуда.

Конечно, я смотрела передачи, в которых из серых мышек на экране делали мерцающих звезд. Но меня никто не возьмет в передачу, никто не отправит в зеркальную примерочную показывать фигуру всему свету, никто не сделает из меня принцессу на один вечер. Мне захотелось заплакать, но слез не было.

Совершенно случайно я заметила две кнопки на створках. Я никогда так внимательно не смотрела на себя в старое зеркало, прикрепленное к туалетному столику. Я одновременно нажала на две кнопки. Нет, я не превратилась в принцессу.

Но зеркало! Оно преобразилось. На зеркале появились морозные узоры. У меня возникло ощущение, что надо мной появилось ажурное облако фаты. Нет. Фата — явный перебор желания. Мне хотелось быть красивой на сегодняшнем празднике. Время таяло, а я все еще была сама собой.

А кому я нужна? Никому! Когда я училась в школе, то симпатий к моей особе среди парней не наблюдалось. Одноклассники видели моих одноклассниц, а меня никто не видел, кроме учителей. Даже девчонки из класса на меня не обижались, хотя между собой они постоянно спорили и ругались.

Я еще раз посмотрела на себя в зеркало перед тем, как принять окончательное решение по поводу макияжа, но лицо расплылось и исчезло. Я потрогала лицо. Оно было на месте, но как на лицо нанести косметику, если лица нет в зеркале? Задачка не простая. Тогда я покрутила пальцами перед зеркалом, но и пальцы в серебристом стекле не отражались.

— Мы так не договаривались! — вскрикнула я и отступила на шаг от зеркала.

Интерьер комнаты в зеркале не отражался. Я невольно взяла пудреницу, но она оказалась пультом с сенсорным управлением. Я решительно нажала на красную кнопку.

Зеркало включилось. Оно оказалось обычным монитором. Я нервно рассмеялась, ведь это зеркало стояло на этом месте еще до моего рождения…

На столе засветился зеленый светодиод, появились кнопки клавиатуры. Я глубоко вдохнула и открыла почту. Первое письмо сообщало, что на компьютере стоит программа для макияжа.

Я открыла программу и с большим вниманием стала рассматривать свое лицо в многочисленных вариантах макияжа. Мне стало нестерпимо грустно, когда я дошла до варианта с черными губами и черными кругами вокруг глазниц.

После очередного вздоха я открыла второе письмо, которое сообщало об установке программы с вариантами одежды лично для меня. Перед глазами замелькала фигура в разных одеждах.

— Мне какая польза от всей этой одежды? — заплакала я от одного вида волшебных или примитивных комплектов.

Я открыла третье письмо, которое гласило, что я могу выбрать себе молодого человека. Естественно, тут же рядом со мной на мониторе появились молодые люди. Я села на стул и из моих глаз полились слезы рекой.

— Что за кино на мою голову? — спросила я с отчаяньем в голосе.

Вверху над экраном появился свет, послышался механический голос:

— Марина, выбирай грим, одежду и молодого человека.

— Автомобиль мне не предлагаете? — спросила я ехидно.

— Автомобиль прилагается к тому комплекту, который ты выберешь.

— Отлично! — воскликнула я и рассмеялась: терять мне было нечего, а предложение было более чем заманчивое.

Я быстро выбрала комплект сиреневой одежды, макияж, почти сразу нажала кнопку рядом с парнем и отвернулась в сторону окна.

Когда я повернула голову к экрану, то увидела свое отражение в зеркале. Я увидела контуры своего лица, но оно напоминало лицо прекрасной ведущей концерта, который шел в это время на телевизионном экране.

Я увидела свой силуэт в платье ведущей, и рядом со мной стоял молодой человек, с которым она вела концерт. Я поняла весь юмор ситуации. Получилось, что красавица с телеэкрана шагнула в мою комнату вместе со своим партнером.

Итак, в комнате было уже два человека: я и некий молодой человек.

— Ужас! Мне что, так и идти на праздничный вечер? Все подумают, что я двойник известной красавицы, что у меня своего вкуса нет! Что я нашла двойника ее парня! — запричитала я.

— Время выбора истекло, — сказал механическим голосом молодой человек.

И зеркало стало обычным трельяжем на старом столе.

— Марина, мы идем в клуб? — спросил парень.

— Мы идем в клуб. А у тебя есть автомобиль?

— Вероятно, есть. Выйдем на улицу — увидим.

У входа в подъезд нас ждал лимузин последней модели, при нашем появлении дверь приоткрылась, а ключ приветливо закачался. Мы сели в машину, поехали и приехали в клуб, где меня приняли за двойника красавицы, такой известной, что при виде меня улыбки поплыли по холеным лицам публики. Спрашивается: кому нужен концерт с моим участием?

У меня стали просить изобразить голос знаменитости. Мой спутник всем улыбался. Его приветствовали. А я? Я попала в шоу, но способностью к пародиям я не обладала. Оставалось играть выбранную роль. Вскоре публика смотрела в другую сторону. Про меня забыли.

Не забыл ее молодой человек. Он улыбнулся:

— Все нормально. Я проходил подобную ситуацию. Ведь я — Шурик. А ты красивая.

— Правда? Что мне здесь делать? — спросила я растерянно.

— Иди за мной. У нас есть столик на этот вечер. Наблюдай. Сама поймешь, что здесь все просто и дорого одновременно. Не волнуйся.

Я посмотрела на стол, на публику, которая разошлась по своим столикам. Я еще раз взглянула на Шурика в новом облике и опустила взгляд в салат. Странный вкус пищи отвлек от грустных мыслей. Я впала в транс. Внезапно меня осенило, что все, что со мной произошло за последний час, — это просто сказка, и нечего мне показывать людям свою унылую физиономию. Я непроизвольно улыбнулась и открыто посмотрела в сторону Шурика.

Его не было! Что за цирк?!

Я посмотрела на публику и увидела картонные фигуры. Это я одна сидела среди картонных фигур с лицами и фигурами знаменитостей! Открылось окно. Подул холодный ветер. Картонки зашатались и одна за другой упали на пол. Я попыталась встать, но не смогла — я приклеилась к стулу, поэтому встала вместе со стулом и пошла.

Я попыталась оторвать стул от одежды. Не получилось. Я сорвала с себя платье вместе со стулом и оказалась в майке и колготках. Под потолком послышался смех. Мне было не до смеха. Туфли прилипли к полу. Я оставила их на полу и пошла босыми ногами к двери, которая сама открылась.

Ветер растрепал мою нехитрую прическу. Я посмотрела в зеркало, расположенное перед выходом из клуба и увидела себя! Это была я сама, а не прототип известной красавицы. Я заглянула в раздевалку, где висело мое одинокое пальто. Я надела пальто и вышла из клуба, но не выдержала и повернула голову: здание потонуло в темноте, а я быстро пошла в сторону дома.

Дома никого не было. Я подошла к зеркалу, посмотрела на место, где были кнопки. Кнопок не было. Чуда не произошло, но в моей голове застыла фраза: «А ты красивая». Я неожиданно для себя почувствовала себя красивой, поэтому легко смыла с себя грим, вымыла волосы. Мое отражение прекрасно смотрелось в зеркале. Я закружилась вокруг себя и включила музыку.

В дверь позвонили. Я посмотрела в глазок: за дверью стоял молодой человек. Настроение улетучилось, но всего на одно мгновение. Я накинула на себя халат, сунула ноги в тапки, улыбнулась и открыла дверь.

— Привет, Марина! Все тебя ждут на празднике жизни, а тебя нет! — сказал русоволосый Илья.

— Илья, прости, я забыла о вечере! Проходи, я скоро! — на ходу сказала я, и быстро пробежала мимо зеркала, мимо косметики, надела любимую одежду, расчесала чистые волосы и вышла к Илье.

— А ты красивая, — задумчиво произнес Илья.

И я ему поверила, а в мое сердце вселилось странное, тревожное состояние. Я вышла из квартиры за ним и случайно заметила, как приподнялись брюки на его ногах, и показалась белые птички на пятках, словно показывали дорогу на школьный бал.

Илья решил идти в школу полиции. На странице школы полиции оказался такой мощный вирус, что у него из компьютера вылетели все игры с человеком — пауком. Отец за то, что он окончил школу, подарил ему автомобиль предпоследней модели отечественного производства.

Мне это очень понравилось. Мы оба ходили домой друг к другу, и родственникам оставалось только признать наш дуэт. После того как отец Ильи переехал в новую квартиру, к нему опять вернулась жена, то есть мать Ильи, и как всегда на все окна поставила герань.

Солнце светило!

Мороз, но до чего хорош мороз во второй половине февраля! Мороз с привкусом весны. Птицы веселее летают. Деревья в снежных кружевах. Да что там, весна приближается. А весной все кошки — кошки. Коготки у них отрастают, как у меня. Кошмар заключался в том, что я выглядела вполне взрослой дамой, не вешать же мне было на себе объявление о том, что я молодая девушка?! Вот поэтому я стала парикмахером.

Работа оказалось настолько связанной с химическими составами всех мастей, что я была не рада своему выбору. Хорошо быть парикмахером, когда много клиентов, тогда я чувствовала деньги, но работа оказалась тяжелой во многих отношениях. Уставали ноги, не выдерживали руки, болели уши от признаний клиентов. А я что, психолог? Я думала, что Илья будет возить меня на машине, а я вся из себя буду выходить из подъезда и садиться в машину!

Не тут — то было!

Это его возили разные полицейские машины или он ездил на своей машине, но на меня у него времени не было. Я ходила с прической, пиком которой была коса, заплетенная из конского хвоста. Да, такая я! Вне моды. У меня был редкий по нынешним временам стиль.

Снег блестками оседал на воздушное покрывало земли. Зима явилась собственной персоной на санях Снежной королевы. Шурику захотелось стать Снежным королем. А почему нет? Почему он должен изображать Гитарного пажа или постоянно исчезающего человека с надписью «от Шурика»?

Надоело ему разыгрывать своего единоутробного брата Илью. Не виноват он, что врач, вынувшая его из матери после Ильи, забрала его себе без объявления его матери о рождении.

В ту ночь все праздновали Новый год, и свидетелей рождения Шурика не было! Мать, родив первого сына, уснула крепким сном от укола, и духом она не ведала, что в ней был второй ребенок. Врач будить ее не стала, сделала все сама, и послед сама вынула. И бумаги заполнила так, словно она родила малыша Шурика.

Врач любила сказку о Снежной королеве, теперь у нее был личный мальчик. Дома у нее все было белого цвета. Дом Снежной королевы гостей не приглашал, их в него не пускали. Шурик как родился невидимым для собственной матери, так и жил, словно он есть, но его нет. Даже мать не всегда знала, где находится ее сын. А он и не знал, что можно жить иначе, если ему Бог дал способность исчезать и появляться неожиданно для окружающих, то он и пользовался этим.

Таким он уродился. На себя в зеркало Шурик иногда смотрел, свою внешность он помнил. Случайно он заметил, что некий Илья на него похож. Вот он и разыгрывал его и Марину, остальным это было не так нервно.

Илья влился в полицейскую среду, словно среди нее вырос. Он был на своем месте. Его тело налилось мышцами, он уже был не худым, а таким, как надо. Его уважали за внешний внушительный облик и за способности в работе. Мало того, Илья мужал быстрее Шурика. Ему нужна была женщина. Он выдержал месяц игры во влюбленность к девушке, но не больше. Большие, взрослые женщины крутились вокруг него табунами, а сексуальное желание он получал от невысокой, но энергетически сильной девушки.

Я, обидевшись на мать, ушла к Илье. Я еще не научилась все в доме делать быстро и без слез обиды и жалости к самой себе. Я проснулась, перевернулась, включила телевизор и стала смотреть фильм. Потом встала, легла в ванну, потом сушила волосы, красилась. Туда — сюда, день прошел, только и сделала, что дошла до мастерской, и еду не готовила.

И зачем Илья ушел от родителей? Его мать так отлично готовила! Я сглотнула слюну и побрела на кухню. Дойдя до кухни, я взяла огурец, разрезала его вдоль, посолила, села за компьютер и стала болтать в форуме.

Тут и Илья пришел, а кушать в доме нечего.

— Марина, у тебя есть что поесть?

— Ты на машине? Съезди к матери и поешь у нее.

Мужчина как по команде развернулся, он захотел поехать к матери, но передумал.

— Я не могу ехать к матери!

— Вот и готовь сам, я обувь в ремонт сдавала.

На меня смотрели глаза Мартина из шоу «Поляна», его белозубая улыбка была прямо по курсу, его крепкие руки обнимали ее! Объятья были настолько реальные, но почему так настойчиво звонит сотовый телефон? Улыбка Мартина исчезла. Я проснулась. Проснувшись, я выключила телефон.

Звонил Илья.

Но меня вдруг взволновали подруги Мартина по шоу: Фая и Рая. Я стала думать, почему ему с ними не везло. И поняла: он выбирал моделей, а они, проехав на нем по раю шоу, спрыгивали с другими. Одна подруга, если верить передачам о ней, привыкла любить за большие деньги, Мартина она полюбила — полюбила, получила с ним престижную комнату и выгнала его из нее. А его первая подруга так была озабочена своей худобой, что на мужчину сил не имела, тем более на такого мужчину, как Мартин.

Хотя Илья не хуже…

— Илья, я спала, нажала случайно на телефон и отключила. Я жду тебя, да еда готова…

— Марина, я заеду на пару минут.

Илья вбежал в квартиру, чмокнул меня в щеку, съел все, что я ему положила на тарелки, и был таков. С такой личной жизнью мне точно будут сниться мужчины с телеэкрана. Ему было не до женщин, ему нужно было участвовать в реальном шоу и искать преступника. Этот преступник обладал внешностью Мартина, называл себя Мартином и посещал вечера, на которых не было ведущих из телевизионного шоу.

Слухи по стране катились, как снежный ком. Люди говорили, что видели Мартина с очередной женщиной. А настоящий Мартин отбивался от подобных слухов в реальной жизни. Илью взяли в группу уголовного розыска с испытательным сроком — и сразу такое дело! А взяли потому, что его комплекция напоминала этого известного шоумена! Лица были не очень похожи, но торс, рост — одним словом, силуэты были одинаковые.

То есть Илья был третьей относительной копией настоящего Мартина. Мартина—2 звали Шурик, так говорили потерпевшие женщины. При разговоре с женщинами он развивал исторические темы, в которых женщины постарше хорошо разбирались.

Где он находил этих женщин? Посещал танцы «кому за полночь». Подходил к одинокой женщине, наиболее прилично или вычурно одетой, с золотыми украшениями. Шурик выглядел великолепно, словно отбился от телевизионного шоу на час. Он танцевал и обнимал тело очередной женщины, забывшей мужские объятия.

Женщина таяла, как воск.

Молодой человек жаловался, что денег у него нет. Партнерша снимала с себя все золото с драгоценными камнями и вкладывала свое сокровище в руки Шурика за одно его объятие. Он целовал пожилую партнершу, клялся, что непременно они встретятся, и исчезал, словно его никогда не было.

Беда Шурика была в том, что он хорошо обнимал. Женщины хотели продолжения банкета и обращались в полицию, чтобы нашли этого великолепного ловеласа. Они писали в передачи типа «Жди меня» или на третий канал. Число женщин, желающих любви, непрерывно росло, а свои сокровища им становилось через некоторое время очень жалко.

Шурик нашел ломбард, познакомился с приемщицей и сдавал ей все, что собирал с пожилых женщин. Он даже не прятался, только всегда искал новые места для посещения. Интересно, что некоторые пожилые дамы носили на себе целые золотые слитки с драгоценными камнями, купленными давно, когда им платили за любовь и больше.

Шурик никого не убивал, он просто из своей ладошки все женские запасы на черный день пересыпал в карман, а из кармана сдавал в ломбард или оставлял себе. Поэтому это дело поначалу всеми осмеивалось и серьезным не считалось.

Но однажды в спину Ильи вцепилась женщина неопределенных лет и сказала ему, что он плохой, что он забрал у нее сережки, а на свидание больше не явился. Говорила она ему все это в спину, повернуться ему не давала, видимо хотела выговориться, а потом уже слушать ответ. Илья с усилием оторвал от спины потерпевшую и посмотрел на нее.

Она испуганно отпрянула.

— Нет, ты не Шурик! — вскричала женщина жалким голосом и залилась слезами.

— Я Илья! И я из полиции!

— Товарищ Илья, пойдем в полицию, я там все расскажу!

— Простите, что Вы хотите сообщить?

— Что? Да то, что я отдала все свои сокровища за два танца с мужчиной твоей комплекции, который назвал себя Шуриком. А еще я подумала, что он на самом деле Мартин из шоу «Поляна», только стесняется в этом признаться.

— Я об этом уже что — то слышал. Женщина, идемте со мной. Все Ваши показания запишут и примут меры по розыску преступника.

— Идем. Я так себя ругаю! — всплакнула пожилая дама.

Илья попал на новое место работы в качестве подставной спины и рук для объятий. Так получилось, что первой специальностью Ильи стала работа в полиции.

Я, окончив курсы парикмахеров, успела поработать в парикмахерской. Однажды в парикмахерскую пришла постоянная клиентка, и как всегда днем в будний день, так как ее возраст позволял получать скидку за парикмахерские услуги. Эта женщина приходила наводить порядок в своей внешности перед походом с приятельницей на танцевальный вечер. Она красила волосы в отъявленный белый цвет, брови красила непременно черной краской и в таком виде выходила из парикмахерской.

Первый раз, когда я увидела ее в таком виде, я вздрогнула от ужаса. Но клиентка была требовательной и увещеваний не слушала. Пожилую женщину немного омолаживали, если это так можно было назвать, и отпускали на вечернее мероприятие. Публика на танцевальный вечер собиралась как на подбор странная, или у всех зрение было слабое. Яркость красок была такая, что от толпы женщин и мужчин в глазах рябило.

Илья не ожидал, что мужчины и те подкрашены и перекрашены. Он покачал головой и быстро отвернулся к буфетной стойке. В его задачу входило показывать свою уникальную спину на подобных вечерах — это на тот случай, если его узнает потерпевшая. Если потерпевших не было, то мог появиться сам Шурик.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 499