электронная
360
печатная A5
501
18+
Моя злодейка

Бесплатный фрагмент - Моя злодейка

Часть 1

Объем:
96 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-7104-0
электронная
от 360
печатная A5
от 501

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

І глава
Индус в белом халате

Казахстан Центральная Азия.

г. Алматы осень 2013

Только начало темнеть, раздался звонок в дверь. Открыли не сразу. На пороге стоял индус в белом халате. Среднего роста, плотного телосложения, короткий волнистый волос и большие темно-карие глаза, которые как раз в этот момент хмуро смотрели на пришедшего.

— Ты не во время… — сказал индус.

— Я знаю, но жизнь такая. — ответил Давид и попытался войти. Но вдруг увидел спину девушки, с черными длинными волосами, которая вошла в ванную комнату.

— Я понимаю, — Улыбнувшись сказал он. — я кое-что принес…

— Но я сейчас ничего не скупаю! — Перебил его индус. — Ты должен быть в курсе, что я наконец-то реализовал свою давнюю мечту — открыл свой Мед-центр и завязал со старым.

— Поздравляю! Я искренне рад твоему успеху. — сказал Давид и протянул ему руку.

Индус недовольно задумался и протянул ему свою. Взгляд Давида непринужденно упал на золотые кольца, которые были надеты почти на всех пальцах индуса. Среди них он узнал одно кольцо, которое оставил ему в залог три года назад, так и не выкупив его обратно.

— Амар. — Обратился к нему Давид. — Во первых я давно тебя не видел, а во вторых…

— А во вторых не надо. — Перебил его индус и предложил войти, так как знал, что даже если его пристрелить то он и с того света дастанет.

Давид, словно у себя дома уверенно прошел в зал и сел на диван, возле которого стоял необычный столик, сплетенный в косую клетку из очень тонких, лакированных прутьев, поверх которых лежала мраморная плита отполированная так, что глядя на нее можно было увидеть свое отражение. А на столике стояла индийская трехъярусная ваза с орехами и сухофруктами разных видов. Давид взял горсть орешков, подкинул один в воздух, поймал его ртом и облокотился на спинку дивана.

— Я смотрю у тебя все по-прежнему. — сказал он осматривая комнату.

— Да. — ответил Амар, держа в руках бутылку вина. — Не мешало бы обновить интеръер, да пока не до этого. Все деньги вкладываю в бизнес.

— Когда-то я и тебе предлагал накопить деньги и совместными усилиями открыть свое дело. С твоими способностями, мы давным-давно разбогатели бы.

— Возможно, но не факт. — ответил он и улыбнулся.

Амар поднес ему рюмку красного грузинского вина, сам сделал небольшой глоток для дегустации. Закрыл глаза, вкушая вкус вина, довольно кивнул головой и сел напротив него.

— Но тебя как всегда тянет на приключения. — продолжал он. — То кражи, то аферы, а потом это преступная группировка. Как ты еще живым остался? Я никак не пойму.

— Меня тюрьма спасла.

— Она тебя погубила, ведь наркотики ты там попробовал?

— Да там, но я же бросил их, новую жизнь начал. Вот сыну уже шесть лет скоро, в первый класс пойдет.

— Ты кого пытаешься обмануть? — возмущенным голосом продолжил Амар. — Сидишь у жены на шее, опять вернулся к старому: наркотики, мелкие кражи. Не надоело?

— Оправдываться не буду, надоело! — тяжело вздохнул Давид, залпом выпил вино и замер, глядя в пустую рюмку, стенки которой остались покрытым вином. Но Давид видел кровь размазанную по хрусталю, медленно стекавшую по стенкам на дно рюмки.

Амар молча смотрел на русского парня тридцати пяти лет, которого назвали в честь его прадеда еврея, пропавшего безвести во время второй мировой войны. Он знал его почти с рождения. Знал его родителей и был другом семьи. Немного лохматые густые черные волосы и прическа, которая не менялась с детства. Длинный дугообразный чуб, едва касающийся густых бровей, на каждой из которых было по шраму. На левой брови вертикальный который заканчивался под глазом, где был один шов, так что он выглядел как крестик. Правая бровь была рассечена ближе к виску и поэтому была чуть короче левой. Прямой нос, ближе к переносице которого отчетливо выделялись два горизонтальных шрама, бордово-фиолетового оттенка. Но все эти увечья были не заметны на фоне больших темно-голубых глаз. Глядя в которые можно было утонуть. При этом от него исходило такая сильная энергетика, что он с легкостью склонял людей на необдуманные поступки. И если чего хотел, то в любом случае этого добивался.

— Я даже знаю по какому поводу ты решил меня навестить. — продолжил Амар. — В сумке которая стоит рядом с тобой, лежит краденный ноутбук.

— Ты не поверишь, но это мой ноутбук. В нем вся нужная мне информация; файлы, фото, видео…

— Ладно, — перебил Амар, — пусть он твой, но он ведь краденный? Или ты забрал его, у какого нибудь «Лоха»? Или я ошибаюсь?

— Ты очень редко ошибаешься, но мне его подарила жена.

— И тебе так срочно нужны деньги, что ты решил оставить мне его в залог, на пару дней?

— Так и есть. — Без комментариев ответил он.

Амар взял из рук Давида пустую рюмку и налил еще вина. Как в этот момент из ванной комнаты, вышла девушка в бледно-розовом халате.

— Добрый день. — С улыбкой и приподнятым настроением, поздаровался с ней Давид.

— Здравствуйте. — Скромно ответила она.

От чего Амар явно занервничал и сдержанно попросил ее зайти в спальную комнату.

— Да старина, на молоденьких потянуло? — Ухмыльнулся Давид. — А как же жена?

— Я развелся.

— Жалко. Мне так нравилось как готовила твоя бывшая.

— Все хватит! — резко приказал Амар. — Сколько тебе надо денег?

— 300 долларов.

— Ты хочешь сказать, что наркотики подорожали?

— Я хочу сказать, что мне нужно 300 долларов на пару дней и все.

— Будь по твоему. — Ответил Амар и не понятно откуда достал маленький ключик, открыл им в столике очень тонкий выдвижной секретный ящичек, обтянутый черным бархатом в котором на взгляд лежало не более 1000 долларов и пара купюр евро.

— На возьми, — резко заявил он и положил три стодолларовые купюры на мраморную столешницу. — но смотри, я даю тебе эти деньги так, как бы под честное слово. И никакой залог мне не нужен. А если ты не вернешь долг, в трехдневный срок, то все. — С безумными глазами, с чуть уловимым акцентом в голосе и даже немного неадекватно двигаясь, заговорил он.

— Мои двери раз и навсегда будут закрыты для тебя! Достал меня! Сколько раз я спасал тебя, а ты с этим мошенником Муркой связался, последний раз я тебя вообще от смерти спас.

— От какой смерти?

— Когда ты крупного бизнесмена кинул и тебя чуть живого ко мне привезли. За тебя я между прочим дачу и машину отдал.

— Так за это большое спасибо тебе, но в той ситуации тебе надо было просто время протянуть. Мои пацаны были на подходе.

— Да я кажется понял. Ты хотел устроить у меня разборки, под перекрестный огонь меня подставить… — чуть ли не со слезами закончил индус.

— Я никогда не забуду того, что ты для меня сделал, — склонив голову ответил Давид и сделал глоток вина. — но и я каждый раз когда куш срывал, воздавал тебе, сверх твоих затрат. Верно?

— Не верно, так ты ничего и не понял. Я тебя люблю как сына и так хочу…

— Ладно, кровь не сворачивай. — Перебил его Давид, выпил вино залпом, взял со столика деньги, горсть орешков и направился к выходу.

Остановившись возле двери, он обернулся и обнял Амара и тихо произнес:

— Ты тоже мне как отец. Даст Бог все встанет на свои места, поверь, я в шаге от перемен.

— Я тебе с радостью помогу, только не так как раньше — типа все Амар, надоела жизнь такая, решил завязать. Дай денег: долги раскидаю и в больницу лягу, а сам к барыге на яму. Так не пойдет, я сам тебя в больницу положу.

— Все, ясность полная. — Перебил его Давид, еще раз обнял и направился к лифту.

— Если решишься все в течение трех дней, я долг прощу! — крикнул ему в след Амар. Но Давид, не сказав ни слова, зашел в лифт. И не оборачиваясь назад, на ощупь нажал на кнопку. Двери медленно закрылись, Амар покачал головой и взглядом проводил его. Лифт тронулся, быстро спускаясь с одиннадцатого на первый этаж. Но Давид так глубоко утонул в мыслях, что успел пролистать всю свою жизнь, затронув самые сокровенные уголки своей души, вспоминая взлеты и падения и даже Бога. Лифт остановился, а он стоял неподвижно склонив голову. Двери открылись: Давид медленно повернулся подняв голову. Открытая дверь, подьезда через которую подал свет фонарей с улицы, буд-то, звала его в новую жизнь. Он достал из кармана сигарету перекрутил ее как четки через палец, зажал губами и медленно прикурил почти догоревшей спичкой, После чего уверенно направился к выходу.

ІІ Глава
Погоня

Страна насчитывающая свыше ста культур и национальностей: Казахстан, Центральная Азия, зеленый мегаполис Алматы, расположенный в предгорьях Заилийского Алатау. Зеленый не только потому, что похож на цветущий сад, но и еще потому, что является финансовым центром страны. Где стоя в пробке дивишься разнообразию элитных авто, количество которых в несколько раз больше машин среднего класса. А если взглянуть на горы, где раскошные особняки растут как грибы, то однозначно делаешь вывод, что это город больших возможностей!!!

— Девушка, возьмите за пиво и дайте мне пачку сигарет.

— Каких? — Уточнила молоденькая продавщица в мини-маркете.

— Собрание, черный. — ответил Давид.

— С вас 850 тенге.

— Возьмите, — сказал он и начал доставать из портмоне деньги, как вдруг одна из монет выпала из его рук и упала к ее ногам.

— Извините…

— Ничего страшного, — ответила продавщица и наклонилась, чтобы поднять монету, а он воспользовавшись моментом, дернул из открытой кассы одну из купюр, и мило улыбнулся девушке, которая секундой позже поднялась с монетой в руках.

— Спасибо! — обрадовался он. — Наверное это счастливая монета! Дайте на нее один орбит. А это за пиво и сигареты, — сказал он и рассчитался той купюрой, что дернул из кассы. — сдачу оставьте себе. -Добавил он, подмигнув полненькой кассирше и направился к выходу.

В теплый вечерний час пик, в сплошном потоке куда-то спешащих людей, по ярко освещенному городу, не спеша шел Давид. Мелкими глотками попивая пиво и смачно покуривал сигарету, как вдруг зазвонил телефон.

— Наконец-то! — сказал он глядя на дисплей мобильного телефона.

— Все нормально. Можешь подъезжать. — Сказали на том конце провода и положили трубку.

Давид быстрыми шагами направился в сторону проезжей части. Но вдруг увидел грязного бомжа с заплывшим от пьянства лицом, сшибавшего у прохожих мелочь, чтоб похмелиться.

— На дружище! — сказал он бомжу и протянул ему недопитую бутылку пива, воткнув в зубы недокуренную сигарету, а другую положил за ухо и торопливо удалился.

— Спасибо! — громко закричал счастливый бомж, подняв бутылку пива вверх, как победитель.

Стоя на проезжей части, Давид попытался поймать такси. Одна за другой машины проезжали мимо. Вдруг остановился 600-й мерседес серебристого цвета, модель которого выпускалась до 2000 года. Открылось широкое переднее окно и послышался знакомый голос:

— Салам алейкум.

— Алейкум салам. — поздоровался Давид, разглядев на переднем сидении своего старого приятеля Бауржана.

— Садись, поговорить надо.

— Извини, не сегодня, я тороплюсь.

— Ты всегда торопишься, поехали, довезем.

Следом открылась задняя дверь машины из нее вышел азиат лет двадцати плотного телосложения. И жестом руки предложил сесть в машину. Давид на мгновенье задумался и неохотно согласился.

— Как дела брат Давид? — Поинтересовался Бауржан.

Он был ровестником Давида. Худощавый невысокий с напрочь отсутствовавшим чувством страха. В девяностые годы лидер одной не очень влиятельной преступной группировки, насчитывавшей около ста человек.

— Слава Богу! — ответил Давид.

— Да по тебе так не скажешь.

— С чего ты взял?

— Под твоей дорогой одеждой скрывается измученный жизнью наркоман. Да кстати, куда едем?

— За город, в Каменку.

Бауржан посмотрел на крепкого как шкаф, бородатого водителя и жестом руки, дал понять: трогай.

— Тем более, что я тебя никогда из виду не упускаю. Постоянно интересуюсь, как там Давид? Как там Давид?

— А с какой целью ты интересуешься?

— Да переживаю за тебя.

— Да ты за себя никогда особо не переживал, на автомат с кулаками кидался. А сколько твоих пацанов полегло? Забыл? И ты мне еще пытаешься что-то рассказать? — серьезным тоном продолжил Давид. — Давай по существу! Что за нужда привела тебя ко мне?

— Что мне в тебе нравится, так это то, что ты пустых разговоров не ведешь. Вопрос — ответ, да — да, нет — нет. А я к тебе с выгодным предложением, от которого ты не сможешь отказаться.

— Последний раз ты мне предлагал, обокрасть одного «коммерсанта». «Никакого беспредела, все шито-крыто, Давид я отвечаю». А закончилось все стрельбой. Так что брат не обессудь. Я против того, чтоб кровь людская проливалась за деньги. Обмануть, обокрасть — пожалуйста. С кем — с кем, но не с тобой. Работаю один.

— Зря ты так Давид, я хочу тебе предложить намного больше. Но сперва ответь мне на один вопрос. Ты ведь сейчас напрвляешься к барыге за героином?

— Возможно, но не факт. — С аппатией ответил тот, глядя в окно.

— А я тебе с уверенностью заявляю, что так и есть. Ты приедешь в Каменку, зайдешь в бар на развилке, отдашь бармену деньги, между делом закажешь выпить. Немного погодя бармен подаст знак. Ты подымешься наверх, где в пустой VIP комнате, на столике возьмешь свой порошок в пакетике. В столовой ложке сваришь раствор вмажешься, выкуришь пару сигарет и обратно в город. Или я ошибаюсь?

— Все мы ошибаемся. — Ответил он, так же с аппатией глядя в окно.

— Открой подлокотник слева от тебя.

— И что дальше? — Поинтересовался Давид, глядя на пакетик с белым порошком, лежавший на пистолете марки «ТТ», вокруг которого были рассыпаны патроны.

— Это тебе, независимо от того, какое ты примешь решение.

Давид закрыл подлокотник, закурил и на мгновенье задумался.

— Какое решение?

— Предлагаю изменить маршрут и поговорить в более благоприятной обстановке. Например в чайхане у Шакира. А? Давид, помнишь сколько мы там вопросов порешали?

— Как не помнить? Помню! Интересное время было. Но не сегодня, едем в Каменку, а по дороге можем обсудить твое предложение.

— Настаивать не буду, в Каменку, так в Каменку. Но зачем? Не пойму! Ведь все, что тебе нужно у тебя под рукой. — Добавил Бауржан с надеждой на то, что он передумает.

— Не всегда то, что под рукой, идет впрок. — Ответил Давид, облокотившись на подлокотник.

— Тогда не торопись. — Сказал Бауржан водителю. — Сам видишь брат, какие сейчас времена, ни пострелять нормально, ни ограбить. Хочу свой бизнес открыть.

— Чтоб свое дело открыть нужен стартовый капитал. — Перебил его Давид.

— Вот именно. Капитал уже есть, осталось начать.

— Что начать?

— Бизнес?

— Какой?

— Любой. Ты же знаешь что я в этом не разбираюсь, сам решай какой, с деньгами проблем нет. Мы одно дельце в Астане провернули, чисто, без свидетелей, без шума как видишь. Фирму на тебя зарегистрируем. Нам много не надо пятьдесят процентов твоих пятьдесят наших. К тебе лишь одно условие…

— Какое?

— Никаких наркотиков.

Давид с трудом сдержал смех, но слегка улыбнувшись, ответил:

— При всем уважении, вынужден отказаться.

— Почему? — Удивился Баур.

— Ты наверное думаешь, что я всю свою жизнь жду и мечтаю, пока мне предложат открыть бизнес? И я с радостью надену костюм, буду куда-то спешить и смотреть на часы, думать как раскидать с кредиторами? Да если бы я хотел…

Внезапно его перебил удар и резкий выхлоп подушки безопасности. От того, что в задний бампер на большой скорости въехал черный джип. Давид поднял голову и увидел как спереди движение перекрыл еще один черный джип. У Бауржана будто сработал детонатор, он маментально передернул затвор пистолета, выскочил на дорогу и направился к машине, с которой произошло столкновение. Водитель и друг Бауржана вооружившись, незамедлительно последовали за ним. Давид не задумываясь открыл подлокотник и стал заряжать патроны в обойму, явно выражая свое недовольство.

— Вот говорила мне мама: твои друзья до хорошего не доведут. Как знала! Ну почему, почему со мной?!

В этот момент боковым зрением, он увидел как не реагируя на происходящее, мимо проезжает патрульная машина. А из джипа перекрывшего дорогу, с задней пассажирской двери вышел нереально широкий мужчина лет сорока, с квадратным лицом, одетый в камуфляжную форму. Его сопровождали трое парней, державшие в руках по автомату «калашникова». Давид наблюдал как они направляются к джипу с разбитой мордой, стоявшему метрах в десяти от мерседеса. Где Бауржан и его друзья стояли спиной к спине, не опуская оружия, окруженные бойцами с автоматами в гражданской одежде.

— Ты кто такой? — Крикнул Баур широкомордому в камуфляже.

— Смерть твоя! — Ответил тот и произвел выстрел ему в голову.

Следом прозвучал еще один выстрел. Давид перебрался на водительское сиденье Мерседеса, который не успели заглушить. Включив заднюю скорость, что есть силы выжал педаль газа. Резко дернувшись, машина с силой ударилась в стоявший сзади джип. Стоявшие около нее бойцы в смятении кинулись врассыпную. Давид едва успел произвести пару выстрелов, в растерянную толпу и рванул вперед. Град пуль, обрушившийся на ускользающий мерседес, заставил его пригнуться, но тут он понял, что машина бронированная.

— Ай — да Баур! Берег, берег себя, да не уберег, — подумал он, посмотрел в зеркало заднего вида и понял, что погони ему никак не избежать.

Он осознавал, что по прямой на тяжелой бронированной машине ему не уйтии что до ближайшей развязки приличное расстояние. По обе стороны объездной магистрали стояли защитные ограждения, разукрашенные в черно-белые полосы. Разогнавшись до 180км/ч, Давид сбросил скорость до ста. Спустя считанные секунды, увидел в зеркало заднего вида быстро приближающиеся машины и снова надавил на газ. На его счастье на дороге было мало машин идущих к тому же достаточно далеко друг от друга, как-бы в шахматном порядке. Он достаточно легко обходил их, пока не увидел впереди большегрузную машину с прицепом. Град пуль вновь обрушился на него. Пытаясь уйти, он обогнал легковую машину двигавшуюся во втором ряду, перестроился в правый, нажал на тормоз и резко перестроился в третий ряд. Первый джип наступая на пятки поступил так-же. В результате Давид оказался между двух преследовавших его машин.

Бронированные стекла от выстрелов превращались в треснутые фрагменты, ничего не было видно. Ориентироваться приходилось то по мониторам, то по еще прозрачным участкам треснувшего лобового стекла. Вдруг он увидел, как первый джип поровнялся с грузовиком, двигающимся по второму ряду. Воспользовавшись моментом, Давид не замедлительно сманеврировал вправо и дернул рычаг коробки передач. Двигатель взвыл от повышенных оборотов. Новый маневр, уже влево, несколько секунд и Мерседес на полном ходу врезался в правую сторону идущего впереди джипа. Удар был настолько сильным, что затолкал переднюю часть машины под колеса большегруза. От удара из джипа вылетел стрелявший боец, ударился об капот мерседеса, после чего его отбросило на ветровое стекло и он, закружившись как пропеллер, перелетел через машину и приземлился на капот преследующего джипа. Да так, что разбив стекло, наполовину вошел в салон машины, заставив водителя резко нажать на тормоза. Давид не отпускал педаль газа и все сильней затаскивал машину под колеса прицепа. Грузовик уже шел юзом, цепляясь левой стороной об ограждение дороги. Джип резко приподняло, развернуло и начало кувыркать. Давид чудом проскочил, не задев его. Грузовик понесло юзом, прицеп пошел вперед, теперь толкая машину и вся конструкция начала складываться в букву «Г», повернутую в сторону от разделительной полосы. И вдруг его перевернуло. Давид глядя на монитор что есть силы жал на педаль газа. Тем временем просвет между грузовиком и отбойником разделительной полосы сужался. Шанс проскользнуть в оставшийся просвет равнялся одному из ста. Как пилот «формулы 1» Давид, вцепившись в руль заговорил с машиной:

— Ну давай, давай, родная… — Он понимал, что не успеет но все равно не сдавался.

Все мышцы в напряжении и пора бы, нажать на тормоз, но нельзя. Как вдруг раздался скользящий удар и машина, слегка задев об ограждение и морду фуры, вырвавалась из плена на свободу шоссе. Давид с облегчением вздохнул и перекрестился. Увидев, что подъезжает к реке, вытащил сим-карту и выкинул из окна телефон. Возле перевернутой фуры, перекрывшей движение, вынужденно остановился джип преследователей. Не далеко дымилась и потрескивала перевернутая машина. Все двери открылись одновременно, широкоплечий мужчина в камуфляжной форме задумчиво, глядел в никуда. Его окружали бойцы с еще неостывшими автоматами. Все молчали. Из стволов лениво струился дымок. Лишь один худощавый парень с пистолетом в руках, быстрыми шагами направившийся было к перевернутой фуре, вдруг развернулся и направился к майору. Он сорвал с себя бейсболку и бросил под ноги.

— Нет, нет, нет! — Кричал он, ухатив себя за волосы, забыв при этом про зажатый в руке пистолет.

— Все шеф, это конец! Нам этот промах не простят! Что делать?! Что делать? — повторял он.

Майора это взбесило и он схватил его за горло, злыми глазами просверлил его насквозь, и тихим басом произнес:

— Заткнись! — и слегка оттолкнул его.

Еще через мгновение подъехали две легковые черные машины. Из одной волоком вытащили уже избитого и окровавленного приятеля Бауржана, который ехал с Давидом на заднем сидении бросили его к отполированным до блеска берцам, в которые был обут майор.

— Откуда взялся этот четвертый в вашей машине? — Спокойным тоном поинтересовался он.

— Я…, я…, я…, не знаю его!

— Ты уверен? — Так-же спокойно, переспросил он. Тут же раздался треск затворов, а стволы как один наведены на истекающего кровью парня.

— Постойте…, постойте…, не надо, я прошу вас, не убивайте!!! Смерть смотрела ему в глаза, он встал на колени и поднял руки вверх.

— Его зовут Давид, я вправду вижу его впервые, клянусь.

— Заткнись! — Грубо приказал майор, схватив его за окровавленные волосы. — Кто он и откуда?

— Не знаю, от Баура я слышал, что в прошлом он спортсмен-кикбоксер. Все кто в городе при делах, знают его непонаслышке. Еще он сидевший, а сейчас он обычный наркоман и воришка.

— Да, интересно зачем вам понадобился обычный наркоман?

— Это все Баур, он сказал что этот Давид умный, в свое время был основателем какого-то сетевого маркетинга в Казахстане. И хотел с ним бизнес открыть.

Майор пришел в бешенство и пнул окровавленного бедолагу. Да так, что тот побоялся подняться обратно.

— Не надо, прошу Вас, не надо. — Судорожно умолял он.

Майор сел на корточки.

— Так значит ты не знаешь, как нам найти этого наркомана? — Но тот только продолжал молить о пощаде. И даже попытался прикоснуться к нему.

— Дааа… далеко непростой этот наркоман. — Подумал он, глядя на европейца отряхиваюшего бейсболку. — Тима, пробей его по базе. — Приказал он ему и направился к машине.

— А с этим, что делать? — Поинтересовался надевая бейсболку Тима.

— Кончай его. — Ответил тот, подняв вверх руку и указательным пальцем покрутил по воздуху.

После чего, все бойцы расселись по машинам. А Тима резким движением подбросил пистолет в воздух, как юла крутанулся, поймал пистолет на лету и сразу выстрелил прямо в голову старавшемуся подняться на ноги парню, от чего тот упал замертво. И пританцовывающей походкой направился к машине перекидывая с руки на руку пистолет.

III Глава
Хранитель тайн

По извилистой горной дороге полз слегка дымящийся мерседес с пробитым колесом, похожий больше на дуршлаг, нежели на машину. Давид листал одну за другой радиостанци, пока не услышал спокойную музыку. Подъехал к закрытому шлагбауму и трижды просигналил S.O.S. азбукой Морзе. А спустя минуту пожилой мужчина со слегка тронутыми сединой волосами открыл шлагбаум.

— Жума, возьми все необходимое. — Сказал Давид и продолжил движение вверх по склону вдоль захоронений мусульманского кладбища.

Дымящийся мерседес, остановился на ровной площадке. Давид оглядел богатые могилы элитного кладбища, где только одно место под захоронение, могло достигать стоимости квартиры. А мазары, выложенные из дорогого мрамора, напоминали уменьшенного размера дворцы. Глядя на ночной город, укрытый покрывалом смога, Давид набрал полные легкие чистого горного воздуха. За спиной раздался Жумин голос.

— Я думал лихие девяностые в далеком прошлом. — Сказал он и подошел к Давиду.

— Я тоже так думал старина, — выдержав небольшую паузу, ответил он. — ты принес?

— Да — ответил Жума, не задавая лишних вопросов и передал ему черную коробочку. — ну я пока пойду? Все подготовлю. — Сказал он и удалился.

— Давай старина, только не задерживайся.

Давид сел на заднее сиденье и открыл подлокотник. Достал столовую ложку, раствор для инъекций и шприц. Воткнул ложку в подлокотник переднего сиденья и открыл пакетик с белым порошком, макнул в него кончик мизинца и попробовал на вкус. Спустя минуту в закопченную от зажигалки ложку, с еще не остывшим раствором, опустился кончик иглы. Еще мгновенье и шприц, наполненный желтоватым раствором, разбавила темно-бордовая кровь. Героин нежно ударил в голову, зрачки сузились, Давид облокотился о спинку сиденья. Напряжение от погони куда-то испарилось, растворилось, оставив лишь легкое беспокойство. По радио звучала спокойная музыка. Давид задумчиво покуривал сигарету, размышляя о случившемся. В этот момент, открылась водительская дверь. Жума сел за руль, завел машину и тронулся.

— Все готово, правда пришлось немного повозиться. — Сказал запыхавшийся Жума.

— Да я никуда не тороплюсь. — Ответил Давид и потушил сигарету.

Машина остановилась возле необычного захоронения. Крыша «мазара» была ровной и нетипичной для мусульманской могилы. Жума достал связку ключей из кармана, с брелком похожим на пульт от сигнализации и нажал на кнопку. Лампочка на пульте замигала и «мазар», стал плавно уходить под землю, до тех пор пока, крыша не сровнялась с землей. Из — под склона горы бил яркий свет. Тоннель, проделанный в горе, напоминал дорогу ведущую в загробную жизнь. Машина плавно тронулась. Метров десять пути по тоннелю и вот он белый освещенный гараж, рассчитанный как минимум на сто парковочных мест. Жума еще раз нажал на кнопку пульта и медленно продолжил движение, в конец гаража, двигаясь вдоль пустых парковочных мест, со стоящими в одиночестве то обстрелянными, то обгорелыми машинами.

— Посмотри Давид это все, что осталось от системы.

— А как ты хотел, ничто ни вечно. Страна уверенно стоит на ногах и делить власть с преступниками не собирается. А точнее все легализованно и подконтрольно.

— Это как?

— Ну, как — как… Раньше город мы контролировали, бизнес, базары, все нам платили и боялись. Сходняки, общак, интересное время было!

— Да было дело. А сейчас кто вопросы решает?

— Ты, как с луны свалился, старина.

— Да я дальше кладбища никуда, разве что раз в месяц на рынок за продуктами и все.

— А сейчас вопросы решают гос. чиновники. Проще говоря люди в погонах, кнут и пряник.

— Приехали. — Сказал Жума глядя в зеркало заднего вида. Машина остановилась в метре от пластиковой двери с тонированными стеклами — витражами. Давид незамедлительно вышел и открыл багажник.

— Ммм… так вот в чем дело! — Подумал он глядя на спортивную сумку.

Жума открыл дверь и они оба вошли в офисное помещение. Давид поставил сумку на стол стоявший посреди комнаты, а сам сел на кожанное кресло, стоявшее в темном углу комнаты.

— Ну открывай старина. — Сказал он крутя пачку Орбита, между пальцев.

— Только не говори, что ты не знаешь ее содержимое?

— Нет, не знаю.

— Чтоб ты рисковал и не знал на что идешь? Не верю!

— Это стечение обстоятельств, не больше. Мне самому интересно, что в этой кровавой сумке.

— В смысле кровавой?

— Потом объясню, давай открывай. — Сдерживая свое любопытство, сказал Давид. И надавил большим пальцем на пачку Орбита, так что из нее выпало пару подушечек, которые он поочередно закинул в рот.

— Вот это да!!! Да тут минимум миллион! — С горящими глазами воскликнул, разом помолодевший Жума. И начал выкладывать на стол аккуратно упакованную валюту в долларовом эквиваленте.

— На, взгляни, тут какие-то бумаги. — Сказал потерявший рассудок Жума и небрежно подал их ему.

Доставая из файла бумаги, Давид увидел, что на дне лежит флэш-карта, через ушко которой продета армейская цепочка. На которые обычно вешают жетоны с личными данными.

— Интересно… интересно… — Подумал он, надев цепочку на шею и приступил к изучению бумаг.

Спустя мгновенье он опрокинул, голову назад и глядя в потолок будто в пропасть с тяжестью на сердце тихо произнес:

— Вот так попал! Прокрутив за минуту киллометры мыслей, соскочил с кресла и обеспокоенно крикнул:

— Жума, да брось ты эти деньги!

Три черные машины крадущиеся тенью, передвигались по ночному городу в поисках возмездия, не соблюдая никаких правил дорожного движения. Искали куда подойти, где взять точку отсчета и как найти этого Давида.

— Останови машину! — Крикнул обеспокоенный майор водителю, держа в руках мобильный телефон. Машины замерли посреди проезжей части, все затаили дыхание. Майор вытер пот с лица и взял трубку.

— Да… алло-о-о.

— Я слышал, что ты меня подвел. — Сказал человек, в чьем голосе царило полнейшее спокойствие.

— Я все исправлю, дайте время.

В этот момент зазвенел мобильный Тимы. Прижав рукой телефон, он повернулся к майору и кивнул головой. А сам вышел из машины на проезжую часть, где недовольные водители объезжали обнаглевшие машины, стоявшие посреди проезжей части. Тима разговаривал по телефону, как к нему подъехала машина, в которой сидел недовольный водитель, который попытался посигналить. Но тот направил на него пистолет, потом поднес его к губам, дав понять быть тише. После чего поставил ногу на бампер этой же машины и продолжил разговор, глядя на перепуганного водителя. Майор слушал своего начальника, прославившегося своей жестокостью.

— Так что времени у тебя в достатке. С первыми лучами солнца жду хороших новостей, смотри не облажайся. — Сказал седовласый, высокий мужчина в дорогом костюме, глядя на часы Ролекс, которые ему совсем недавно подарил премьер — министр Российской Федерации.

— У меня все под контролем, будьте уверенны. Я не подведу!

Но на другом конце провода были слышны короткие гудки. Открылась дверь, в машину сел Тима.

— Трогай. — Сказал он водителю.

— Шеф, есть адрес этого Давида. Он живет в Казахфильме с женой и сыном. Остальную информацию скинут наши спецы по электронке в течении часа.

— Ты посмотри, у отморозка заработали мозги! — По машине прокатилась волна смеха, но в глубине души майор был растоптан. За всю его карьеру не было ни одного промаха, ни обстоятельств, в которых могли бы его упрекнуть. До рассвета оставались считанные часы. И как умирающий от жажды в пустыне, он жаждал встречи с Давидом.

— Жума да брось ты эти деньги!

Но тот буд-то не слышал его и продолжал что-то бубнить считая наличку. Тогда Давид схватил его за ворот и слегка потряс.

— Миллион двести тысяч! — Сказал Жума глядя на него безумными глазами.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 501