электронная
270
печатная A5
395
18+
Московский парад гомосексуалистов

Бесплатный фрагмент - Московский парад гомосексуалистов


Объем:
210 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-1726-2
электронная
от 270
печатная A5
от 395

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

— Тсс!!!

— Это секрет!!!

— Наш с тобой маленький интимный секрет!!!

— Поэтому: meta name=«robots» content=«noindex» — сначала скрываем страницу от поисковых машин.

— А потом начинаем:

Страна тотального мискастинга.

Столица.

Центр города.

Просторный офис в современном стиле «хай-тек».

«А из нашего окна — площадь красная видна!»

Здесь арендовано помещение для офиса одного из наших ведущих кинорежиссёров.

Весёлое мирное время, правление Д. Медведьева.

Режисёр

— К тому же этот ушлёпок пишет «режиссёр», с одной «с»!

— Это свидетельствует или о его дремучей неграмотности, или он таким вот образом пытается выказать своё пренебрежение к нашей профессии!

Режисёр задвигает ящик письменного стола, за которым он расположился для работы.

Делает загребающий жест рукой:

— Неприятный тип!

— Ну что уж тут поделаешь, проси!

Секретарь

Открывая дверь, и отступая назад, подальше:

— Входите!

(Входит автор сценария)

Автор сценария

Он очень взволнован, причёска всклокочена.

Входя смотрит в правый верхний угол, в место предположительного нахождения икон, вероятно он подчёркнуто религиозен.

— Здрасьте!

Режисёр

(с холодным равнодушием в голосе)

— Здравствуйте, здравствуйте!

— Вот, пролистал на досуге ваш сценарий…

— Мда…

— Тема поднята своевременно, актуальная тема, о наболевшем, так сказать, но неполиткорректно как-то…

— Не корректно практически всё, начиная с названия!

— Что это за название: «Парад педерастов»?

Автор сценария

(льстиво и заискивающе, лживым голосом)

— Ваша правда, Андрей Петрович, неполиткорректно!

— Неполиткорректно, а местами не только неполиткорректно, я бы даже сказал бермуд-корряктно!

— Но, если позволите…

— Это для внутреннего как-бы пользования…

Режисёр

(неприязненно оглядывая автора)

— Ничего, ничего, я откорректирую!

— Мне это видится как-то вот так:

(тыцает пультом в экран на стене и действие перемещается туда, в экран)

Все присутствующие читают на экране название короткометражной комедии:

«Московский парад гомосексуалистов»

Название растворяется в экране, и теперь мы видим контору самого заурядного, каких тысячи, офиса.

Топ-менеджер

(В строгом классическом костюме и ярком галстуке)

Отходя от такого же экрана на стене, он обращается к секретарше:

— Что-то странное сегодня у нас происходит!

— Какие-то непонятные личности шастают по коридору, сюда заглядывают…

— И вчера тоже…

Секретарь-референт

(отнюдь не блондинка, знание разговорного английского)

— Я уже вам сообщала!

— У дверей клуба гомосексуалистов дежурят разнообразные неформальные образования, казаки, отставники, возмущённая общественность, поэтому голубые некоторое время будут ходить мимо нас, коридор ведь у нас общий…

— Вот такое вот у нас теперь неприятное соседство!

Топ-менеджер

— Нет, нет, это неприемлемо!

— Не далее как уже завтра у нас подписание контракта, переговоры закончились успешно, я не хочу чтоб какая-нибудь случайность могла бы нам помешать.

— Вы ведь знаете, это важнейшее событие в жизни нашей с вами фирмы.

— Что скажут о нас наши будущие заказчики, если в момент подписания контракта, который кстати сказать, сделает нас по-настоящему богатыми людьми, и вдруг в дверь просунется вот такая вот неадекватная и неопрятная рожа, как вот недавно?

— Ага, в момент когда Бобров поднимет ручку чтоб поставить подпись…

— Мне подумать об этом страшно!

— Мне страшно об этом подумать…

Секретарь-референт

— К сожалению ничего нельзя сделать, я разговаривала с представителем фирмы-владельца, в условиях договора аренды прописан отдельным пунктом общий коридор!

— Это и с точки зрения пожарной безопасности…

Топ-менеджер

— Какая к едрени-фени пожарная безопасность?

— Причём здесь пожарная безопасность?

— Нет, конечно, пожарная безопасность — дело важное, и мы работаем, в том числе и над пожарной безопасностью.

— Но вы представляете, что будет если наши заказчики, кондовые и махровые тюменские нефтяники, только что выбравшиеся из тундры, увидят…

— Увидят вот так вот, запросто входящего в мой кабинет московского педераста?

Секретарь-референт

(игриво)

Вы такой видный мужчина, неудивительно, что они к вам неравнодушны…

Топ-менеджер

(оправляя причёску, но тут-же переводит стрелки на системного администратора)

— Кстати, из кабинета сисадмина временами раздаются какие-то странные гортанные выкрики, вы не замечали?..

Секретарь-референт

— Он осваивает новые технологии!

Топ-менеджер

— И они вызывают у него вопли оргазма?

Секретарь-референт

— Почему-бы и нет?

— Он же программист!

Топ-менеджер

— Мозг программистов заточен под решение только одной задачи.

— Одной-единственной задачи.

— Во всех остальных областях человеческой деятельности они, программисты, показывают себя как полнейшие идиоты и профаны!

Секретарь-референт

— Вы имеете ввиду, конечно-же, алгоритмы?

Топ-менеджер

Я имею ввиду поиск незакрытых кавычек!

Секретарь-референт

— Тогда, вероятно, он возбуждается и кричит…

…Просто обнаружив у себя незакрытую кавычку!

— Кавычку, от которой программа перестаёт работать!

Топ-менеджер

— Кстати, он женат?

Секретарь-референт

— По его словам женат, но — наполовину!

Топ-менеджер

— Интересно, на какую именно половину?

Секретарь-референт

— Судя по тому, что он отказывается писать фронтенд…

— И склоняется исключительно к бекэнду…

Матильд Петрович

(приоткрывая дверь в офис)

— Виноват!!!

(деликатно закрывая дверь)

Топ-менеджер

(осматривая себя в зеркало, поправляя галстук)

— Вот!!!

— Вот если такой солидный мужчина случайно войдёт во время подписания нашего контракта, успех будет стопроцентно обеспечен!

Матильд Петрович

Матильд Петрович идёт дальше, и останавливается перед дверью в самом конце коридора.

Некоторое время он, чтобы не ошибиться во второй раз, рассматривает неприметную табличку на двери:

платонические диалоги о прекрасном

приватный клуб

вход строго по инвайтам

Матильд Петрович

(входя в дверь)

— Здравствуйте коллеги!

Члены клуба, сидящие за столиками полутёмного помещения одобрительно кивают и приподнимают бокалы в знак приветствия.

Матильд Петрович подходит к вешалке, и снимает плащ, под которым оказывается воздушное женское платье, так называемая «балетная пачка».

Внимание Матильд Петровича привлекает тусующийся на танцполе Иракезыч, вместе со своим неразлучным другом Торчком (уже утратившим ощущение реальности происходящего).

Иракезыч подходит к проигрывателю, нажимает несколько кнопок, включает медленную и плавную музыкальную композицию, внимательно прислушивается, поворачивается к присутствующим, и вдруг начинает танцевать, дёргаясь и извиваясь в ударном и быстром темпе.

К нему присоединяется группа граждан, доселе державшихся обособленно, и тоже начинает танцевать в том же быстром темпе.

Торчок охуевает.

Охранник клуба

(указывая на Торчка и Иракезыча Матильду Петровичу)

— Вот этих двоих гнать надо отсюда.

— И давно уже.

— Как недостойных носить звание членов клуба.

Матильд Петрович

— Ну да… …ну да…

Охранник клуба

(указывая Матильду Петровичу на танцующих)

— А это наши друзья из Стокгольма.

— Они глухонемые.

— Вот их переводчик.

Переводчик оказывается натуральной женщиной, осознав это Матильд Петрович расслабляется, вспыхнувшая в нём ревность и зависть по поводу одежды, внешности и манеры держаться улетучивается, приступ дикой стеснительности и связанных с ней конвульсий проходит.

Матильд Петрович

(обращаясь к охраннику, деловито)

— Я хотел бы сделать небольшое объявление.

Охранник подходит к проигрывателю, выключает музыку и вручает Матильду Петровичу микрофон.

Глухонемые аплодируют.

Матильд Петрович

— Коллеги!

— То, о чем мечтали еще наши деды и прадеды, наконец сбылось!

— То, за что боролись многие поколения гомосексуалистов, сегодня стало реальностью!

— Власти разрешили провести парад гомосексуалистов в Москве!

— Я не могу сдержать слёз…

Присутствующие реагируют бурными аплодисментами и возгласами восторга.

Но выясняется, что на самом деле никто из них не собирается участвовать в параде, опасаясь повреждений от неизбежного столкновения с натуралами.

О чём свидетельствуют несколько реплик за столиками.

Гомосексуалисты

(вполголоса, тот там то сям, за столиками)

— Ага, счазз…

— Под дубинки!

— Дураков нет!

— Под дубинки десантников…

— Вот сам и иди на свой парад, раз такой умный!

— А мы посидим у себя, здесь, в «диалогах»

(и громко, обращаясь преимущественно к Матильду Петровичу)

— В первых рядах!

— Милашка!

— Непременно придем!

— В первых рядах!

(посылая воздушные поцелуи, поднимая бокалы)

Матильд Петрович

— Друзья!

— К сожалению я вынужден вас покинуть, нужно успеть оповестить всех наших, я хочу лично донести эту радостную весть до всех наших.

(под аплодисменты Матильд Петрович идет к выходу. К нему подходят Иракезыч, Торчок и Тарарасик.

Охранник клуба

(оттесняя Иракезыча и Торчка)

— А вам, пидерасы, последнее предупреждение!

(Тарарасик, единственный из присутствующих с энтузиазмом воспринимает сообщение о параде, это в силу своего малолетнего возраста. Кроме того он единственный из присутствующих, кто голубой, что называется от бога, в силу врождённых, а не приобретённых в социуме качеств. В силу врождённого недостатка тестостерона. Эту роль в фильме играет девушка, это женская роль)

(Тарарасик задаёт Матильд Петрович у несколько пустяковых вопросов по поводу парада, голубые за столиками обмениваются разнообразными репликами. Слова здесь не принципиальны, это обычная пустопорожняя болтовня.)

Здесь пока не происходит ничего интересного, и действие перемещается в спортивный зал на окраине города.

Тренер

(входя в зал)

— Так, построились!

(Спортсмены, в большинстве это малолетние и прыщавые юнцы, но есть и один пенсионер-ветеран, они перестают бить по боксёрским мешкам и грушам, строятся в шеренгу)

Тренер

— Про парад голубых все слышали?..

— Следующую тренировку проведём на Тверском бульваре, в месте их сбора, возле памятника Тимирязеву, собираемся в десять ноль-ноль, не опаздывать!

(спортсмены выражают свой восторг возгласами, прыжками, нанесением ударов по воздуху)

Тренер

(уходя, в ответ на возглас «мы им устроим парад», равнодушно:)

— Никакого парада не будет, сразу разгоним да и всё!

Тренер выходит из зала, проходит по коридору, входит в дверь с надписью «служебный вход», проходит сауну, и оказывается теперь в другом спортзале, более просторном и обустроенном.

Там тоже спортсмены, но уже далеко не юнцы.

Большинство из них сидят развалясь в свободных позах, один жмет лёжа штангу веса близкого к рекордному.

Тренер проходя многозначительно кивает одному из спортсменов, мол я сделал то о чем ты мне сказал, берёт полотенце и усаживается в отдалении.

В зале царит весёлый настрой. Один из спортсменов с гипертрофированными мышцами изображает, как, по его мнению, женообразный голубой должен выполнять серию ударов из восточных единоборств.

Один из спортсменов

— Вы зря смеётесь, при разгоне демонстрации голубых в Белграде пострадало около двухсот полицейских.

спортсмен

— Так… …эта…

— Давайте тогда отрабатывать бег на средние дистанции…

(в зале раздаётся дружный смех)

Старший группы спортсменов

— Смех смехом, а нам задача поставлена простая.

— Отделить граждан выражающих протест законными методами, от граждан выражающих протест противозаконными методами.

(выставляет открытую ладонь, и легко бьёт по ней ребром другой ладони, отводит бьющую руку сначала к себе, затем от себя)

— Девочки налево, мальчики направо.

— Всё!

— Остальное не наше дело.

Тут тоже ничего интересного не происходит, и поэтому мысленная камера перемещается в один из московских офисов.

Офисное помещение

(в этом офисе — рекламный отдел фирмы торгующей стиральным порошком)

Начальник отдела

— Ммм.. …да…

— Вопрос конечно…

— Прямо скажем щекотливый…

— Это в связи с парадом наших гомосеков…

Вы конечно знаете что гомосеки представляют один из важных сегментов рынка стирального порошка, за который в настоящее время идёт борьба…

— Ммм… …да…

— Не было печали!..

— Короче, руководство требует нашего присутствия на параде, отделы в европейских странах так и делают, это уже традиция, с сегодняшнего дня так будет и у нас…

— А то привыкли, понимаешь, по европам разъезжать…

— Как говориться, любишь кататься, люби и саночки возить…

Сотрудники отдела отрываются от своих занятий, и все как один поворачивают головы в сторону одного из своих коллег.

Сотрудник, в сторону которого повернули головы другие сотрудники, продолжает как ни в чём небывало перелистывать документацию.

Сотрудники переглядываются между собой и снова поворачивают головы в сторону того же своего коллеги.

Пауза длится и напряжение растёт, сотрудник продолжает перелистывать бумаги, затем, нервничая, начинает что-то искать в ящиках своего стола, затем делает вид, что забыл сделать какое-то важное дело и торопливо выходит.

Начальник отдела

— Гмм…

— Нет-нет, коллеги, речь идет о присутствии всего нашего отдела в полном составе!

— Ничего страшного, пройдем всего несколько сот метров, с логотипами нашей фирмы на лацканах, сделаем несколько фотографий и разойдёмся по домам.

Сотрудники соглашаются с необходимостью своего присутствия на параде.

Женская часть коллектива уверяет одного из коллег, внешне — простоватого деревенского увальня, что загримируют его до неузнаваемости.

Внезапно врывается сотрудник вышедшей несколькими минутами ранее.

Вид его ужасен (ужасен для офиса), волосы всклокочены, галстук съехал набок.

Он пытается что-то сказать, но не может. Он пытается что то писать, по-видимому это заявление о увольнении по собственному желанию, но руки его трясутся.

Очевидно, что он не в коей мере не является гомосексуалистом, а просто систематически подвергается насмешкам со стороны других сотрудников.

Теперь, продолжая травлю, коллеги уверяют его, Акакий Акакича, что все они

«тоже гомосеки», и идут на парад вместе с ним.

Акакий Акакич охуевает, а мысленная камера перемещается дальше, в кабинет генерала ГИБДД, или ГАИ, кому как удобнее.

Генерал

(ознакомливаваясь с рапортом, задумчиво, своему адъютанту сидящему за компьютером)

— Ну что-ж… …я вижу происки не прекращаются… кому-то видимо очень хочется спровадить меня на пенсию раньше времени…

— Ну что ж, будем реагировать!

— Иначе эти постоянные подсиживания не прекратятся, пора показать, кто в доме хозяин, кто держит руку, как говориться на пульсе жизни…

Адьютант

— Держит руку на пульте!

Генерал

— Что?!

Адьютант

— …Ну, кто держит руку на пульте телевизора, тот и хозяин в доме…

Генерал

— Ладно, пиши приказ!

— Сотрудникам, свободным от дежурства в… …здесь дату, время проставь… а, ну да… …вначале пропиши так…

…в связи с необходимостью обеспечения безопасности дорожного движения во время демонстрации гомосексуалистов, прибыть, короче, к памятнику Тимирязеву,

как его по имени-отчеству узнай, маршала этого, и инициалы поставь…

Адьютант

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 270
печатная A5
от 395