электронная
200
печатная A5
438
18+
Мой ужасный одноклассник

Бесплатный фрагмент - Мой ужасный одноклассник

От врагов к друзьям, от друзей к возлюбленным

Объем:
176 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0051-9398-8
электронная
от 200
печатная A5
от 438

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Описание

Этот одноклассник бесил меня всю жизнь. С первого класса. Если бы не он, я бы был самым первым в классе. Я проклинаю за это свою судьбу. Я хотел, чтобы его перевели в другой класс, а лучше — школу. Всегда хотел врезать ему, но сейчас мне этого не хочется.

Глава 1

Был обыкновенный школьный день. Математика. Ужасный предмет, в котором я отлично разбираюсь. Точнее не ужасный, а скорее скучный предмет. На улице туманно, ветрено и ужасно холодно. Я просто сидел и смотрел в окно, в то время как высокое и массивное дерево гнётся от шаловливого ветра.

У доски стояла наша одноклассница. Я как всегда быстрее всех доделывал задания и как всегда залезая вперед, так что следующие задание уже было в тетради.

Вдруг на задней парте раздался чей-то голос. Я сразу узнал его, это был Артём.

— Я сделал задачу! — прокричал он.

— Я тоже, — монотонно произнес я.

— Я первый! — он встал из-за парты, — Можно показать? — протянул тетрадь.

— Нет. Я первый! — вскрикнул я.

И наш спор перешёл в «Веселые старты», от разных сторон класса до учительского стола. Естественно, выиграл Артём, но это ничего не дало, ибо нам влепили по двойке, из-за него.

Через каких-то трех минут, я уже сидел за партой с раскрытым дневником, в котором стояла жирная двойка. Но этому назойливому мальчишке было всего мало. Мало того что вокруг него крутились все девчонки, так еще и к нему ВСЕ относились доброжелательно. Если бы не он, то я был бы первым в классе, меня бы все уважали, любили и хвалили. Лучше бы вообще его не было, он такой, такой…

И тут мои мысли прервала речь соседки, которая не могла разобраться в уравнение, в то время как все шумели, и ее это раздражало.

— Заткнулись, блять.

Я еще долго думал. Почему все обожают Артёма? Почему он не может быть таким, как все? Но хриплый звонок разбудил меня, хотя я проснулся не от звонка, а скорей от пощечины:

— Ты что, так и будешь сидеть здесь весь день?

— А? Опять ты, отстань.

На что Даша вскочила с места, взяла портфель и понеслась в другой класс.

И почему, почему? Она же отличница, а не может решить простое уравнение. Почему она такая? Почему все такие паршивые? И почему…

Тут прозвенел звонок на урок. Я резко выбежал из класса и долго искал класс. Но к моему счастью я его нашел, и учительницы в классе не оказалось.

***

Весь урок я летал в своих мыслях, позабыв обо всем. И только под конец я очнулся, увидев перед собой лицо соседки Даши.

— Что с тобой? Второй урок уже мыслишь в слух, смотри, деградируешь! Уже весь класс на тебя обратил внимание. Смотришь в эти стены, сначала в персиковую, потом в зеленую.

Выпрямив спину и оторвавшись от зеленых отвратительных обоев, я увидел 60 удивленных глаз.

— Да-да, Данил. — послышалось сзади.

— Все в порядке. — пробормотал я.

***

Этот день был ужасен, но радовало одно, что последний урок Физкультура, и можно развеется, позабыв обо всём.

В конце урока мы играли в «Пионер-бол». Меня в этот раз, поставили вперёд, и почему-то именно сегодня я все время пропускал мячи. И вот настала моя подача. Я должен был забить, ибо это был решающий гол. Но вместо этого я отвлёкся. На скамейке сидел Артём и рассказывал очередной анекдот, какой-то девочке из нашего класса. Мной завладела злоба. Я не сдержался и мяч полетел в так называемого Красавчика.

Девочка, выбираясь из-за плеч Артёма, что-то пробормотала. Он встал с лавки и медленно приблизился ко мне с серьезным лицом. Я лишь сделал пару маленьких шажков назад. Я хотел убежать, я хотел уйти, но что-то мне мешало, я не чувствовал сзади пустоты, было ощущение чьего-то присутствия…

Так и оказалось, за мной стояла Даша. Она подтолкнула меня к Артёму, а он в свою очередь оттолкнул меня, в последствие чего я упал на скамейку.

Взрыв. Темнота. И что-то назойливо щекотало мой лоб. Я поднес свои пальцы к месту беспокойствя, а позже и к глазам. Красная. Кровь. И окончательно открыв глаза, я увидел Артёма. Его лицо было побледневшее и потупившееся. Девочки где-то кричали и возмущались.

А я просто встал и ушёл. Ушёл ничего никому не сказав…

Глава 2

Был очередной паршивый день. Лил дождь. Хотя не удивительно, сейчас же осень. Крупные капли шлепались о подоконник, как бы действуя мне на нервы. Сегодня было холодно, даже очень. Чертова математика. Как меня это достало, если бы вы знали. Новая тема, практически каждый день. И еще Даша, которая часто путалась в решениях. Все меня выводило окончательно, я держался как мог.

Смотря на мокрое окно я нечаянно перевел взгляд на Артема, который по неведомым мне причинам оказался на первой парте.

Опять этот паршивец — прозвучало у меня в мыслях. Хотя в этом внутреннем голосе было немного завести. Я бы все отдал, чтобы его не видеть. Вдруг он перевел взгляд на наш ряд. Я всячески мысленно пытался обозвать его, от чего мое лицо краснело с каждой секундой. Внезапно Артём взглянул на меня, с какой-то нежной и доброй улыбкой, на что мои глаза округлились.

О боже. Что это со мной? Почему он на меня смотрит? Почему он идеа…

— Так. Заткнулись все. — прозвучал голос соседки.

— Ты о чем? Вроде все тихо? — ответил я.

— Вроде? — кинула та.

Неожиданный звонок прервал наш разговор и мы пошли в другой кабинет. Там учительница объявила несколько фамилий, включая и мою, в итоге чего все поперлись на прививку. Паршивый день. Дождь. Математика. Теперь еще и прививка, что далее?

***

Придя в кабинет с полу-расстегнутой рубашкой, так как, страдать пришлось моему плечу, мой взор пал на последнюю парту, за которой сидел он. Этот идиот обратил на меня внимание, но уже не с доброжелательной, а ехидной улыбкой. От чего мне стало не по себе. Позже я обнаружил, что одна из пуговиц на моей рубашке, решилась прогуляться, весь урок я сидел замкнуто, чтобы никто ничего не подумал.

Слава богу что урок русского, пошел мне на пользу. Единственное что всё же меня раздражало, так это рука Даши, которая выводила в тетради какие-то каракули.

— Все, — она с яростью кинула ручку — Эти врачи… Они, они…

— Рука онемела? — монотонно спросил я.

— Да, — сказав это, она опустила голову вниз.

***

Опять же по неведомым мне причинам в классе закончился мел. И первый в списке о походе за мелом был Артём. Он всё-таки уговорил учительницу сбегать, лишь бы не писать контрольную. Встав из-за последний парты он направился к двери. Мой взгляд заострился на нем. Его карие глаза сияли на свету, его криво уложенная прическа, его родинка на щеке…

Неожиданно мои мысли прервал стук двери.

— Он прекрасен, — тихо произнес я.

— Ты о чем? — заинтересовалась Даша и повернула голову на меня, заглядывая в глаза.

Я быстро помотал головой в обе стороны, якобы отогнать все мысли.

— Не о чем! — быстро кинул я.

— Ох… Деградируешь. — сказала она отвернувшись.

А вдруг и правда? Вдруг со мной что-то твориться? Я не могу понять, что происходит?

«Деградируешь» — вот то слово которое звучало у меня в голове.

Наконец прозвенел долгожданный звонок. Как робот встав с места, собрав вещи и надев куртку, я вышел на улицу, не осознавая что до сих пор идет ливень. Я шел без шапки, без капюшона, как загипнотизированный. Не осознавая что вокруг меня крутится мир, что бегут маленькие первоклашки и радуются дождю, идут бабушки под зонтиками, а я медленными шагами иду на встречу неизвестности. Остановившись перед подъездом я поднял голову вверх: «А может это, все-таки, Я странный, а не он?»

С этими мыслями, я шагнул в новый мир… Надеюсь.

Глава 3

Паршивый галстук — думал я, стоя перед зеркало и затягивая узел. Почему, почему нам ввели эту дурацкую форму, в которую входит галстук?!

Был солнечный день. Игривые лучи прыгали по полу. Солнце освещало улицу, дома, деревья, лавочки и фонари. Холодный ветерок так и колышет голую растительность. Маленькие замерзшие лужицы блестели на солнце. Легкий свободный холод шел по всему телу, заставляя людей не высовывать свои носы из домов.

***

Три урока прошли сами-собой, несколько правильных ответов и несколько хороших оценок. После этих уроков наш класс пошел в столовую. Чертов суп, когда же это кончится. Каждый день этот суп, — думал я садясь за стол.

***

Поднявшись по бесконечным ступенькам я наконец оказался в классе. Один. В прочем я и не торопился, но почему-то в классе я был один. Зашагав к своей парте, я сел за нее и что-то вдумчиво начал читать. Заметив в углу класса чей-то силуэт, по началу не обращал внимания, но позже я разглядев кто там, я резко повернул голову. Это был Артём.

Он медленно подошел к двери и закрыл её на ключ.

— Ты что? Идиот? — сказал я, на что он откинул ключи в противоположную сторону класса и медленно приблизился ко мне, — Дебил! — я встал из-за парты.

— Тебя что-то не устраивает? — произнес тот ухмыляясь.

— Да, меня не устраивает что ты -идиот, — возразил я, на что он пошёл на меня, и вскоре я врезался затылком в дверь.

За дверью послышались голоса одноклассников: «Эй, придурки! Откройте дверь!».

— Ищи ключи, придурок, — крикнул я, он взял меня за галстук и резко притянул к себе, шепнув на ухо:

— Успокойся.

Отпустив меня, из его рукава показался канцелярский нож. Он схватил меня за запястье левой руки и расстегнул рукав.

— Ты что делаешь, идиот? — вырывался — Отпусти!

— Не кричи, — сказал Артем и провел холодным лезвием по моей нежной коже. — Тебе разве не приятно?

— Нет, — сквозь зубы произнес я, предвещая что-то ужасное. — Отпусти, прошу, — на что тот сильнее сжал мою руку.

— Блефуешь, — он сделал глубокий порез на моей руке.

— Ты что делаешь? Не думаешь обо мне, так хотя бы подумай об учительнице, и как она будет оттирать пол от моей крови. Придурок.

— А ты мой придурок.

Порезов на руке становилось все больше и больше, как и бордово-красных капель крови, на полу. Я уже не мог сдерживаться, мои глаза медленно закрывались, готовясь к непробудному сну, ноги подкашивались. Упав на пол, я услышал только три последние слова, адресованные мне от него.

«Это только начало…»

Глава 4

На следующий день, придя в школу, все смотрели на меня как на припадочного, ненормального и сумасшедшего, и часто шептались. Я не понимал что происходит. «Наверно это все сон, — думал я, — Сон который скоро кончится».

Зайдя в класс, я увидел что все как-то тихо себя ведут. Все отворачивались от меня, не желая видеть. Прозвенел звонок. Рано. Хотя нет. Ровно пол девятого. Сев на свое место я начал зубрить параграф, ибо вчера у меня было не так много времени и ужасно болела голова. Как всегда ничего не лезло в голову. На удивление класс был тихим, не часто такое случается, даже никогда… никогда такого еще не было. Класс всегда орет и бесится, но все как будто под гипнозом.

«Пятнадцать минут, пятнадцать… когда же они кончатся» — я больше не мог сидеть на этом ужасном уроке, то кто-то отвечает, и не я, то учитель что-то рассказывает. Всеё это так надоедало. Но что-то упало мне на голову. Ерунда. Опять кто-то балуется. Но позже ни шороха, ни звука, значит это не напрасно. Я повернул голову и посмотрел на пол. Бумажка, нет записка. Для меня? Незаметно схватив ее, я начал читать:

«Что с тобой? Как ты мог? Сегодня после школы на площадке, надо поговорить.»

Было понятно чей это подчерк, но что ей от меня нужно? Зачем я ей? Может она скажет что вчера случилось? Ведь я ничего не помню. Вдруг она моя последняя надежда?

Вдруг моя рука дала о себе знать и ударила мое тело током.

— Ай, ай, ай. Больно! — закричал я не сдержавшись, на что весь класс посмотрел на меня и отодвинулся от меня на 5 сантиметров подальше.

— Все в порядке, Данил? — спросила учительница.

— Да, да. Все хорошо, — кинул я.

Сказав я повернул голову и оглядел класс. Неожиданно мой взгляд остановился на Артёме, а он в свою очередь смотрел на меня. От мне стало не по себе, резко повернув голову обратно я опустил ее.

После школы я вырвался из раздевалки с курткой в руках и пулей побежал на площадку. Кое-как нацепив ее на себя, я добрался до заданного места. Холод, казалось бы никого не должно быть на улице, но чей-то силуэт виднелся на детской площадке. Это был силуэт моей одноклассницы, которая всегда мне помогала, никогда не врала и рассказывала все что касалось на счёт школы и не только.

Обернувшись она увидела меня и побежала на встречу, в то время как я не мог отдышаться от долгой пробежки. Обняв меня, я почувствовал тепло, доброту, ласку и заботу, и не смотря на то что она сжимала мою больную руку, мне было все равно, мне было приятно, что хотя бы кто-то относится ко мне доброжелательно.

— Может отпустишь меня, Настя, — произнес я после пол минутного молчания.

— Да, да. Извини, — она отпустила меня из теплых объятий.

— Ты что-то хотела? — спросил я.

— Пойдем! — Настя взяла меня за руку и повела в дом.

— Проходи! — бодро приказала она.

Сняв куртку я последовал за хозяйкой дома. Проходя по довольно длинному коридору я рассматривал все что находилось в шкафах: посуда, тарелки, фужеры, ложки, вилки, фотографии, книги. Я шел молча, не задавая вопросов, но чем больше я делал шагов, тем больше их становилось. И вот, всё как-то изменилось свет стал ярче и в шкафу оказалось что-то блестящее, я пригляделся и увидел ножи и на каждом что-то написано: «С победой!», «Будущему органику». Неужели это… это все ее ножи? Наконец, вот и последний шкаф, какой-то запотевший, старый и непонятного цвета. Настя остановилась напротив шкафа.

— А что там? — спросил я, на что она повела глазами как бы «Открой, увидишь».

Но открывать я не хотел и лишь протер рукавом запыленную дверцу. Увидев что-то непонятно красное и бесформенное я испугался отскочив к стенке. В то время как та усмехнулась.

Когда она открыла шкаф я зажмурился, ожидая зловещего, но услышал лишь звуки ударившихся друг о друга банок. Открыв глаза я увидел что сердце в банке.

Испуга было куда не куда, отскочив на два метра от беды подальше, я стал орать на весь дом. Настя подбежала ко мне и закрыла рот.

— Ты что творишь? Ты нас сейчас сдашь! — сказала она и убрала руку, когда я успокоился.

Подойдя к шкафу Настя взяла пару банок и переставила, оставив лишь одну у себя на руках. Я медленно подошел к ней, так как не переношу органы, посмотрев на полки я заметил странные надписи.

— А что здесь написано? — спросил я.

— Это латынь, — ответила она.

— А как это все…? — не успел я договорить, как она ответила.

— Формалин, — Настя всегда опережала мои мысли.

— А где…?

— У меня же мама доктор.

— И она не против?

— Нет, — заметив, что меня от всего пейзажа шкафа меня воротит, она сказала.

— Мне тоже иногда противно, — она закрыла шкаф, на что я выдохнул с облегчением, — Но если такова судьба и твоя будущая профессия… — остановилась, — Ладно. Забудь. Пошли на кухню.

***

— Так все же, на счет чего ты хотела со мной поговорить? — спросил я.

— Что с тобой вчера случилось? Я не верю слухам, ты не мог такого сделать, расскажи, — поставила на стол две кружки чая.

— Но… но я даже не помню что вчера было, — я паник головой, — А что за слухи?

— Ну. Говорят что ты заперся в классе, разрезал вены, и что Артем тебя пытался остановить.

— Я все равно ничего не помню.

— Но ты же не мог сам этого сделать, тебя же воротит от крови, от этого запаха, от вкуса…

— Я не помню, но я не мог… или… нет, я же трус.

— Даже если трус. Главное, что это не ты сам сделал, — она достала печенье.

— Держи, — я взял несколько штук и начал зверски поедать их в прикуску с чаем.

Мы еще долго разговаривали, после чего я пошел домой с каким-то облегчением, со спокойствием.

Глава 5

Все тот же гнусный день, но я не жалуюсь на жизнь. Маленький сквозняк идущий по полу, свист с окошка, чья-то тихая болтовня в классе, заледеневшие листья еще не опавшие с деревьев, маленький снежок, через пару дней — зима.

Казалось бы все хорошо, но что-то щекотало меня за нос и приближался какой-то странный, но знакомый запах. Формалин. Все ближе и ближе, вдруг в дверь кто-то постучал. В класс зашла Настя. От нее так и несло ужасным раствором, но к счастью только я знал чем пахнет и от кого, остальные подумали что это из соседнего кабинета химии.

Урок пролетел незаметно. Мне было интересно, почему от нее несло Формалином?

Выходя из класса, я схватил ее за руку, на что она прошипела.

— Чего тебе? — кинула та.

— Почему от тебя сегодня пахнет этой жидкостью? — спросил я, все еще держав ее за запястье.

— Отпусти меня.

— Что с тобой? — сказав это я медленно завернул рукав ее свитера и увидел бинт, ужаснувшись я отпустил ее руку.

— Ну подумаешь, — стиснула рукав на места происшествия, — Порезалась, нечаянно.

— Нечаянно? — крикнул я.

— Да, такого не повторится.

— Я уверен, смотри. И всё же почему от тебя пахнет Формалином?

— Просто облила им запястья.

— Не больно?

— Нет. Я привыкшая.

Спустя два урока я был варенный как муха, точнее как слон, ведь из мухи делают слона. Этот Артём по-прежнему действовал мне на нервы. Всё время не сидел на месте и вертелся. Проходя на уроке новую тему, я уже засыпал. Наконец звонок. Когда все вышли из класса я остался один, хотя нет, со мной был этот придурок. Он подошел ко мне и прижал к стене.

— Отпусти меня, не время шуток, мне домой пора, — сказал я клонясь в сон

— Не пущу! — сказал он ласково и положил левую руку на стену, на уровне моей головы, тем самым преградив мне путь к двери.

Я смотрел в его карие глаза, что-то переплеталось у меня в голове. Я вспомнил.

— Я вспомнил, — тихо сказал я, — Это ты, паршивец… Ты сотворил это со мной! — крикнул я, — Ты идиот, придурок, — кричал я, — Паршивец, дерьмо, идиотина, — я не затыкался, и естественно это слышал весь коридор, и чтобы хоть как-то меня заткнуть, он взял меня за больную руку, сжал, и прикрыл рот рукой

— Успокойся, — тихо произнес он, в то время как я и не думал умолкать. Приблизившись ко мне он шепнул мне на ухо, — Моя любовь коварна, я погубил всех кого любил, — после этих слов я резко замолчал. Он убрал руку и коснулся своими обветренными и ссохшимися губами мои, нежные и мягкие. После чего сказал:

— Иди, я знаю, мы еще встретимся.

Я пулей выбежал из класса ничего не понимая. «Что опять с этим придурком?», «Что ему от меня надо?», «Какая еще любовь?». Слезы так и наворачивались без причины. Что это такое? Может дело во мне, и стоит поменяться?

Глава 6

Я думал о многом. О том, почему у меня плохое здоровье, почему у меня такой характер, может стоит поменяться, стать добрее ко всем, особенно к Артёму, ведь он же ничего плохого мне не сделал. Тогда я ещё думал что тот вчерашний поцелуй — выдумка, головокружение, сон, фантазия.

На следующий день я пошел в школу. Было страшно, ведь я решил подружиться с Артёмом, я боялся, что он откажет мне в этом предложении, и мой первый путь стать добрее рухнет.

День близился к концу, а я все еще боялся к нему подойти. Ну вот, перемена, а за ней последний урок. Я должен что-то сделать. И вот собравшись с мыслями, я подошел к нему и сказал:

— Эм… — я медлил, внутри все вертелось и перекручивалось, все сжималось, сердце стучало чаще.

— Ты что-то хотел? — спросил он.

— Я? Ну, я предлагаю забыть все обиды и ссоры, которые были между нами и…

— Что?

— Давай будем друзьями? — после этих слов я протянул ему руку, чтобы пожать его руку, но тот лишь просто отошел в сторону. Я стоял, как вкопанный, ничего не понимая, но тут ко мне сзади подошла Настя и будто бы пробудила.

— Привет. Чего такой грустный?

— Привет. А что, должен быть веселым?

— Ну, да.

— Я стараюсь, но ничего не выходит.

— Ну старайся больше. Я понимаю, какого это, когда нет друзей, ты сам по себе, но нужно стараться и как-то выходить из этого положения.

— Я понимаю.

— Так. Сейчас Физра, а ты еще не переоделся. Шагом марш.

— Да иду, иду.

И я скрылся за углом.

Весь этот разговор на меня смотрел Артём, словно испепеляя меня взглядом, я находился в ужасе. Он просто уничтожал меня, не давал дышать, лишал воздуха.

После того как я ушёл, Артём начал говорить с Настей. Я прекрасно слышал их разговор.

— Чего ты к нему пристала? — спросил он.

— Ничего! Отстань.

— Отвечай, влюбилась?

— Что за бред? Я уже что не могу узнать, как дела у моего брата?

— Б-брата?

— Да.

— Но вы даже не похожи и… и разница в возрасте всего несколько месяца.

— Он двоюродный.

— Но почему, об этом никто не знает?

— Мы не хотели говорить на эту тему и просто общаемся, как друзья.

— Хорошо, я понял.

— А к чему такие вопросы?

— Да так, ничего, иди на урок.

Я поминал, что нас рассекретили. Если какая-то мысль дойдет до Артёма, то начнется эпидемия, которой заразиться вся школа.

После урока в раздевалке остались только я и Артём. Он подошел ко мне и схватил за руку. Притянув к себе он что-то пробормотал.

— Моя любовь коварна.

Я вырвался и побежал по коридору, Артём побежал за мной.

Каких-то пять минут и я уже бежал на улице. Вдруг я услышал два знакомых голоса, которые окружили меня с разных сторон, это были Настя и Артём.

— Данил, пошли домой! — кричала Настя.

— Постой! — послышался голос Артема.

По неведомой мне причине, я выбрал придурка и побежал к нему. Подбежав к нему, я произнес.

— Что ты хотел?

— Может ты пойдешь ко мне? — спросил он.

Я поспешно дернулся с места и хотел убежать, но Артем схватил меня за руку, которая почти онемела.

— И что же? — спросил я.

— Мы могли бы…

Но мое чертовски плохое здоровье подводило меня всегда. В глазах потемнело и я упал лицом в снег.

***

Очнувшись я увидел Настю. Она была рассержена.

— Ты что, придурок. Где ты был?

Глава 7

Очнувшись я увидел Настю. Она была рассержена.

— Ты что, придурок. Где ты был?

— Что? — у меня чертовски болела голова — Что ты здесь делаешь?

— Бабушка просила приглядеть за тобой, пока родители в отъезде.

— Ах… — я оглядел глазами комнату в надежде заметить что-то новое, но не нашел, все те же старые голубые обои, люстра, которой уже не меньше тринадцати лет, картины прадеда, деревянный стул и мой персональный письменный столик.

Настя ушла оставив меня наедине с тишиной. Немного погодя я встал и направился на кухню. Минут через пять я уже сидел и задумавшись размешивал сахар в бокале который был доверху наполнен чаем. Мне было приятно наблюдать за тем как эти маленькие песчинки становятся все меньше и меньше превращаясь в молекулы. За запотевшим окном были видны фонари, с каждой минутой их свет становился ярче, а сама окрестность темнее. В окнах дома напротив зажигался и угасал свет. Вдруг раздался звонок и из комнаты сестры послышался голос: «Я никого не жду». Я сидел неподвижно, но через пару секунд звонок повторился.

«Это я, Артём! Откройте!» — послышалось за дверью, после чего у меня округлились глаза.

— Я иду, — сказала Настя.

— Не открывай! — крикнул я, когда Настя уже дошла до двери и коснулась ручки. Она медлила. Даже очень. Я понимаю что повел себя по скотски по отношению к ней, она переживала, волновалась. И все же она открыла дверь. Я быстро прошмыгнул в гостиную и спрятался за креслом.

— Проходи, — сказала Настя указывая на кухню, — я знаю, просто так ты бы не свернул на нашу улицу, не зашел бы в дом и не позвонил в звонок.

— Я? Да нет, нет никакого долга со стороны твоего брата, — сомневаясь сказал тот — Просто пришел узнать как его здоровье.

— Хорошо, я позову его. Он в гостиной.

Я не желал его видеть не в школе не у себя дома и… я всегда хотел убить его. Конечно я боюсь всего этого, даже не одобряю хобби сестры. И у меня возникла идея. Я взял маленький канцелярский нож, который лежал на столе и спрятал в карман.

— Данил, идем пить чай, у нас гости, — сказала Настя.

Я поспешил на кухню и увидел три кружки в которых был налит чай.

— Ты что опять играл в карты? — спросила сестра.

— Я же сказал, нет, — кулак Артема стукнул по столу, на что я попятился назад, испугавшись, я хотел уйти, но передумал. Сев за стол, я начал размешивать сахар в чае. Я ждал пока сестра уйдет с кухни и я смогу убить его. Хотя он был старше меня и выше ростом, что было очень заметно, мне было всё равно. Я не желал его больше видеть.

— Как ты? — спросил Артем и положил свою руку на мою.

— Все в порядке, убери свою руку, — выдал я с яростью и ненавистью.

— Он наш гость, — я обернулся и посмотрел на сестру, — если я буду с тобой так разговаривать, не думаю что тебе понравится.

После лекций сестры я либо засыпал, либо остывал. Я успокоился.

— Зачем тебе нож? — спросил Артем, когда уже тот выпал из кармана и оказался на полу.

— Я… Я просто вырезал, — естественно я растерялся, — там в гостиной.

— Ты вырезал? Это твое хобби? — усмехнулся Артём.

— Ну, а почему бы и нет, — я хотел выглядеть круто и положил ногу на ногу.

— Ну-ну, — сказал он, и за спиной я услышал тихий смех сестры.

Конечно все знали, что вырезать я не умею, особенно красиво, но нужно было отводить подозрения.

— Пошли, покажешь, — сказал Артём.

Мы зашли в гостиную. Я искал, к чему бы придраться или же что-то найти. Я опустил голову, мне было паршиво стыдно за вранье, щеки краснели и из глаз катились слезы.

— Что случилось? — Артём взял мою голову и посмотрел на меня, — я не злюсь на тебя, — он улыбнулся, — не вини себя, не нужно, — Артем подошел к столу и взял второй нож, — я знаю, ты любишь это, — он взял мою руку, закатал рукав и провел грубым острым ножом по моей белой нежной коже, после чего показалась кровь.

— Холодно? — спросил он, на что я два раза кивнул. Мне не хотелось кричать и убегать, мне было приятно и не больно. Я не хотел отступать. Было приятно, горели щеки, судорога, озноб, холод, спокойствие, головокружение, мне все это было приятно, все как родное, было приятно смотреть на свою кровь и еще приятнее от чьих рук она пролилась.

Я до сих пор не знал, что моя кровь такая красивая? Сколько же я упускал?

— Похожа на карамель, да? — спросил Артём и сделал еще два не глубоких пореза.

— Да, — я был слишком увлечен.

— Где у вас бинт? — спросил он.

— В шкафу, на верхней полке, — сказал я, не выходя из гипноза.

После того как Артем обработал раны, из которых все еще лилась кровь, он принялся заматывать их, но я остановил его.

— Постой, — сказал я, — Не надо.

— Ты что хочешь умереть? — спросил Артем.

— Но…

— Потом, — он взял мою руку и начал бинтовать — позже…

Глава 8

Комната была пуста, но украшена всякими новогодними игрушками. Я сидел на кресле, мой взгляд был устремлен на гирлянду, которая лежала на ветвях ели. Странно, но весь Новый год я был как варенный, мне ничего не было нужно, мне было на все наплевать. Я еще долго думал, почему Артём уехал к бабушке, он что, не мог остаться в городе, на каникулы? Он бросил меня. Мы же друзья. Лучшие друзья. Зачем, зачем он так со мной? Все что я помню, это как, мы виделись в школе, в последний день, он вручил мне какой-то сверток, который я еще не разворачивал. Он лежал на столе, в двух метрах от меня, среди какого-то хлама. Меня мало интересовало, что Артём туда завернул, хотя наверно, какой-то очередной новогодний подарок. Так как я очень любопытный, у меня хватило сил чтобы встать с кресла и подойти к столу. Взяв сверток в руки я начал его рассматривать, дабы найти какую-нибудь надпись, но ее не оказалось. Тогда я стал его разворачивать. Сняв обертку я увидел маленькую, узкую коробочку. Я медленно стал открывать ее и там лежал нож. Что это? Он же прекрасно знал, что мне это ни к чему. Может это для Насти, подумал я. Но на рукоятке было написано:

«С наилучшими пожеланиями. Данилу от Артема.»

Я взял нож в руки. Он был, как все обычные ножи, такой же холодный, такой же острый и такой же гладкий, но что-то в нем было не то. Он был лучше. Лучше всех других ножей.

И тогда я решил, разузнать у Артёма, зачем мне нужен этот нож?

Глава 9

Ну вот уже как неделю я живу с мыслью «Зачем мне этот нож?». Так вот, сегодня я решил спросить это у Артёма.

***

С одной стороны, я боялся подойти к нему, с другой — у меня просто не было времени на этот разговор. Сегодняшний день был ужасен. Меня нагрузили кучей дел, при том, что моя сестра даже не стала мне помогать, то дежурство, то сбор дневников, то срочно нужно было подойти к классному руководителю, то явиться в столовку и раздать на всех еду.

***

Опять же, так как, наш класс, самый умный, самый веселый, самый бодрый, задорный и т. д. по мимо этого, наш класс еще и эгоистичный.

После очередного звонка на урок все орали на весь коридор. Как и следовало ожидать, нас всех поругали:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 438