электронная
90
печатная A5
269
18+
Мой мучитель

Бесплатный фрагмент - Мой мучитель

Объем:
44 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-7311-4
электронная
от 90
печатная A5
от 269

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Вызов в кабинет руководителя — волнительное событие. Но когда сообщают, что тебя вызывает сам владелец фирмы, в которой ты работаешь, поджилки невольно начинают трястись, и начинаешь вспоминать свои немногочисленные грехи. У меня было предположение, зачем меня вызывали, но все же я надеялась, что мой подъем на двадцатый этаж здания фирмы «Зесер и Ко» связан с рабочими моментами. Хотя, для чего владельцу фирмы и еще нескольких не менее крупных предприятий вызывать к себе штатного бухгалтера?

После краткого стука я заглянула в приемную, толкнув тяжелую дверь из цельного дерева. Личный помощник — красивая блондинка — подняла взгляд от экрана ноутбука. Даже ее массивный стол и все предметы мебели в приемной стоят баснословных денег. Она уже сама походит на руководителя какого-нибудь подразделения. Девушка просканировала меня взглядом с ног до головы, отчего я невольно пригладила ткань надетого на меня хлопкового платья. Рядом с ней особенно ощущалась разница в ценниках нашей одежды. Она ухоженная, красивая, и я в старом платье, волосы собраны в обычный хвост. Я ей не завидовала, нет, просто понимала, что мне не место в этом дорогом офисе, оттого с каждой секундой мне становилось все больше не по себе.

— Вас уже ожидают. Проходите.

Кивнув на ее слова, я прошла к дверям кабинета главного начальника, руководителя фирмы, входящей в крупный концерн, который тоже принадлежал ему. В воздухе витал аромат кожи, дорогого парфюма и больших денег. Орлов Андрей Сергеевич восседал за массивным черным столом в кожаном кресле с высокой спинкой. Ему около 35 лет. Высокий, в хорошей форме. Лицо волевое, немного грубое, с яркими льдинами глаз, выделяющимися на смуглой коже, жесткая линия губ и квадратная челюсть.

Мы уже раз встречались с ним. Неделю назад он остановился возле меня на своем дорогом автомобиле, я даже не знала марку машины. Он предложил подвезти меня, точнее почти приказал сесть в машину. Боясь, что коллеги заметят, кто ко мне подъехал, я подчинилась. Отъехав чуть подальше, он остановился и сообщил, что ждет от меня исполнения минета. Без лишних предисловий мне предлагали ублажить незнакомца и обогатиться на приличную сумму денег. Краснея и бледнея, я отказалась и выпрыгнула из машины. «Не советую», — донеслось мне в спину, пока я спешно выбиралась из дорогого салона авто. От угрозы в его голосе задрожала от страха, но все равно выпрыгнула на улицу и унеслась прочь. Позже, когда успокоилась, пришла к выводу, что вся ситуация просто шутка, розыгрыш. Хотя брошенные мужчиной слова пугали. И вот меня вдруг вызвали.

— Здравствуй, Настя.

Голос мужчины звучал раскатисто, чуть хрипловато. Губы лениво изогнулись в улыбке, а взгляд горел предвкушением. Я решила не заострять внимание на том, что он сразу перешел на «ты». Может, для него в норме вещей так общаться с подчиненными?

— Подойди, — он развернул экран своего ноутбука ко мне, жестом указав на выведенный на экран отчет.

На мгновение я обрадовалась: все же вызвали меня по работе. Уже смелее я подошла ко столу начальника. Бухгалтерский отчет за период трех месяцев. Ровно столько я работала в бухгалтерии.

— Видишь эти суммы?

В подтверждение я кивнула, подсчитывая в уме суммы по кредиту. Получалось порядка пятисот тысяч выведенных средств по одинаковой статье расходов.

— Данные операции совершались с твоей рабочей программы.

— Что? — голос перешел на жалкий скулеж. Он намекает на то, что я совершала хищение средств? — я никогда… Это не мои отчеты.

— Твои, Настя. И деньги выведены через твою программу.

Его слова заставили меня внутренне похолодеть, сердце билось громко-громко, почти оглушая. Ладони дрожали, я даже не сразу заметила, что мужчина поднялся и подступил ко мне вплотную.

— Это ошибка, я не брала этих денег. Если пройдет проверка, будет доказано, что я не имела к счетам никакого отношения.

— Поверь мне, если будет проверка, ты сядешь в тюрьму.

Громко вздохнув, я подняла наполняющиеся слезами глаза к начальнику. И невольно вздрогнула, увидев торжество в его взгляде. Страшная догадка мелькнула в мыслях. Он не мог это подстроить. Но его взгляд говорил об обратном. Мужчина смотрел в мои полные ужаса глаза, и, кажется, наслаждался этим моментом.

— Но, конечно, мы можем все замять, — он небрежным движением смахнул слезу с моей щеки. Чуть отступил и вновь развалился в своем кресле. — Сделай мне минет.

Дыхание перехватило, я не смогла произнести и слова. Лишь сделала шаг от него, затравленно взглянув на дверь.

— Не советую.

Холод и предупреждение в его голосе заставили сжаться, обхватить себя руками в бессмысленной попытке защититься. Он чуть улыбнулся, похоже специально говорил те же слова, что и тогда в его машине. Это что, месть за то, что не ублажила его по первому требованию? Уговаривая себя успокоиться, я медленно сделала шаг к нему, потом еще один. Буквально рухнула перед ним на колени. Меня трясло, я боялась скатиться в банальную истерику.

— Этот отчет, вы провели эти операции? — вскинулась я. На его губах все еще играла улыбка, а вот в глазах сверкали молнии, он явно пребывал в бешенстве.

— Ты же не думала, что я так просто стерплю отказ. — Он больной, он сумасшедший.

— Но…

— Приступай.

Глава 2

Андрей Сергеевич устроился удобнее в кресле, раздвинул ноги и теперь ожидал моих действий. Чуть придвинувшись, я неуверенно потянулась к поясу его брюк. Боже, наверное, одна эта застежка стоит дороже чем весь мой сегодняшний наряд. Дрожащей рукой я отстегнула застежку, потом медленно опустила молнию. Его мужское естество топорщилось сквозь ткань брюк. Аккуратно припустив брюки, я спустила и белье. Мне впервые «посчастливилось» увидеть мужское достоинство вживую. Смуглое, с рисунком чуть синеватых вен, головка гладкая. И оно было больше, чем я надеялась.

Раньше я смущалась даже мелькавших рекламных картинок в интернете, а тут нужно сделать минет. Я не хотела подчиняться, не хотела начинать свою интимную жизнь с минета почти незнакомцу. Потому я так и сидела, не зная, что предпринять. Мужчине надоело ждать, пока я решусь. Он перехватил хвост моих волос, в одно круговое движение намотал их на ладонь, больно прихватив волосы у корней. Из глаз брызнули слезы, я невольно вскрикнула от боли. Он направил мое лицо вниз и мне уже ничего не оставалось, как зажмуриться и обхватить гладкую головку губами. Он надавил еще, погружая свое достоинство еще глубже в рот, почти до глотки.

Замычав, я задергалась, с трудом подавляя рвотный рефлекс. Из глаз полились слезы. Он вновь дернул волосы, отводя мою голову назад. Только тогда я смогла вздохнуть. Потом снова толчок, насаживающий меня ртом на твердый орган. Я уперлась руками в ручки кресла, пытаясь удержаться. Мужчина продолжал грубые движения. Головка упиралась мне в небо, иногда почти перекрывая воздух, я дышала через раз, задыхалась, мычала и упиралась, пытаясь высвободиться из жесткой хватки. Думала, хуже уже не будет, как бы не так.

В один момент мне показалось, он стал еще больше, запульсировал в моем рту. Мужчина надавил на голову сильнее, насаживая меня глубже. Меня тошнило, воздуха не хватало, я билась в его руках, а он продолжал удерживать меня. Горячая терпкая жидкость брызнула в самое горло, растеклась по небу и языку. Его достоинство дрожало, хватка мужчины в этот момент стала сильнее, а сам он утробно простонал. И наконец отпустил. Я резко отпрянула назад, глубоко дышала, хватая ртом столь необходимый сейчас кислород, размазывала по щекам слезы и с трудом подавив тошноту, проглотила сперму.

— Я могу идти?

Сейчас больше всего хотелось просто сбежать, умыться, прополоскать рот и вырвать из себя семя мужчины. И, может, однажды забыть этот унизительный эпизод.

— Иди.

Получив разрешение, я подскочила на дрожащих ногах и почти бегом устремилась к двери.

— Стой. — Я так и замерла с занесенной над ручкой ладонью. Мелькнула тщедушная мысль открыть дверь и бежать. — Ты раньше не делала минет?

— Нет, — выдавила из себя ответ, но так и не смотрела на мужчину, продолжая стирать с щек слезы. Хорошо, что я не пользуюсь косметикой.

— Вернись.

Его непреклонный тон заставил внутренне поежиться. Ладонь до боли сжала металлическую ручку двери. Медленно развернувшись, я зашагала обратно. Остановилась у стола Андрея Сергеевича.

— Раздевайся.

Это было подобно удару в солнечное сплетение. У меня перехватило дыхание, а сердце испуганно замерло в груди.

— Вы же разрешили мне идти.

Как же жалобно и безжизненно звучал мой голос, но мужчина не проникся, скорее разозлился.

— Не тяни время, Настя.

Дрожащей рукой я расстегнула молнию с бока платья, подхватила его за подол и стащила через голову. На мне остался только обычный белый комплект белья и балетки.

— Все снимай.

Зажмурившись и смаргивая новые слезы, я отбросила платье на пол. Завела руки за спину и отстегнула застежку лифчика. Стараясь прикрыться руками, я стянула его и бросила к платью. Взглянула на секунду на своего мучителя, он взирал на меня с откровенной похотью, выглядел чуть задумчивым. Дрожащие пальцы сомкнулись на ткани последнего предмета одежды. Опустив трусики в один рывок, неловко переступила через них и спешно бросила к остальной одежде. Никогда раньше я не представала обнаженной перед мужчиной. Я даже не целовалась никогда. С приюта привыкла не привлекать к себе внимание. Да и не интересовался никто худющей девчонкой в поношенной одежде.

Андрей Сергеевич поднялся из кресла. Брюки он уже привел в порядок, и это обнадеживало. Вроде слышала, что мужчины не всегда могут подряд несколько раз, может, он именно из таких? Он направился ко мне, изучая мое тело задумчивым и внимательным взглядом. Остановился почти вплотную. Его ладонь грубо огладила грудь, дернула сосок. Слабая, но ощутимая боль заставила громко вздохнуть. По телу побежали мурашки страха, соски от чужих прикосновений съежились. Андрей Сергеевич все не отрывал от них взгляда, потом еще приблизился, что я ощутила жар, исходящий от его тела. Его ладонь скользящим движением прошлась по моей талии, спустилась к бедру, сжала ягодицу, словно оценивая ее, огладила, потом отпустила. Чтобы переместиться уже вперед. Я невольно перехватила его руку за запястье, когда его ладонь попыталась скользнуть между моих ног.

— Руки, — почти прорычал он.

Я моментально подчинилась, отпустила его, отвела дрожащие руки в стороны, позволяя ему огладить меня между ног. Он теперь почти обнимал меня, я ощущала его тяжелое дыхание на лице, он был на голову выше меня и ему приходилось нагибаться ко мне. Его пальцы тем временем раздвинули сухие складочки. По моим ощущениям он запустил в меня сразу два пальца. Кожу болезненно тянуло от резкого вторжения, не говоря о неприятном давлении на внутренние стенки. Я захныкала, глаза уже болели от пролитых слез. Его пальцы чуть вышли, принося краткое облегчение, но вновь толкнулись, уже сильнее, причиняя боль. Жалобно проскулив, я хватилась за его плечи. На этот раз меня не стали одергивать.

— Ты такая узкая, Настя. Девственница?

— Да, — прошептала еле слышно.

— Да, девственница или да, мне стоит продолжить?

— Я девственница. Прекратите, пожалуйста.

Мужчина резко выдохнул воздух от злости. Его пальцы наконец выскользнули из меня.

— Можешь одеваться.

Он направился обратно к своему столу, больше не взглянув на меня. Сел, поправил брюки, и я успела заметить, что он вновь возбужден. Он уткнулся в ноутбук, а я в рекордные сроки облачилась в одежду.

— Теперь я свободна? — робко спросила я.

— Нет, ты не свободна, но можешь идти. Держи телефон при себе. Я хочу, чтобы ты была доступна, когда снова мне понадобишься.

Я окаменела, губы предательски затряслись и мне пришлось до боли прикусить нижнюю губу, чтобы позорно не разреветься. Этого человека не растрогают мои слезы.

— Зачем? — голос дрогнул, я глубоко сглотнула, стараясь подавить вставший в горле ком.

— Считаешь, я должен объяснять свои поступки? — голубые глаза прожгли меня раздражением и злостью. Я отрицательно замотала головой. — Убирайся. И жди моего звонка.

Я почти не чувствовала ног, меня трясло, и я силой воли заставляла себя продвигаться к двери.

— Имей в виду, я буду у тебя первым, — бросил он, прежде чем я открыла дверь.

Его слова прозвучали как приговор. Хотела бы я возразить, накричать, пригрозить, но выходило, что я ничего не могла. Мне оставалось молча кивнуть и покинуть кабинет. Он станет моим первым мужчиной и будет пользоваться мной, пока не надоем.

Глава 3

Позже, после того, как я умылась в служебном туалете и поправила лучше одежду, я вернулась на рабочее место. Мелькнула маленькая надежда, что отчеты подделаны, а я по наивности даже не додумалась их проверить. Но выгрузка отчетов показала, что операции проведены. И проведены довольно мастерски. Если не знаешь, что искать, хищения и не заметишь в многомиллионных движениях средств крупной фирмы. Я бы так не смогла. Все же работаю не так давно в бухгалтерии. Мне вообще невероятно повезло попасть на работу в такую крупную фирму сразу после окончания ВУЗа. Думается, в отделе кадров меня просто пожалели, когда услышали, что я сирота. И, казалось, жизнь налаживается, я работала, снимала квартиру и ждала, когда дойдет моя очередь на получение льготного жилья. И вот как все обернулось. Жизнь не налаживалась, она просто подкинула мне очередную свинью.

Весь день меня одолевали тревожные мысли, я отвечала невпопад на вопросы коллег и даже работа давалась тяжело. Конец рабочего дня наступил неожиданно. Нервно взглянув на телефон, который проверила уже сотню раз за день, я вздохнула с облегчением. Звонков или сообщений не поступало. Может, чуть подумав, он решит не трогать меня?

Два часа пути в общественном транспорте и на метро, и вот я подошла к довольно старенькой многоэтажке. Домофон уже давно не работал, из подъезда несло испражнениями местных кошек или бомжей. В лифте кто-то исправил нужду, и я решила подняться к себе по лестнице. Четвертый этаж, не так высоко подниматься.

Квартира встретила привычной пустотой. Временами возникали мысли завести кошку, чтобы было не так одиноко, но я откладывала эти планы до получения собственного жилья. Которое, если честно, отчаялась получить до тридцати, а в моменты приступа пессимизма этот возраст доходил и до сорока. Я занялась готовкой, но сегодня даже она не отвлекала. Забыться удалось только сном и то, после двух часов ночи бессмысленных дум и метания с боку на бок.

Ожидание убивало, оно длилось, казалось, вечность, хотя с памятного разговора с Андреем Сергеевичем прошло не больше суток. Хочется верить, что я оптимистка, даже скорее мечтательница. Только мечты о светлом будущем спасали меня от тяжелых дум, когда родителей не стало, а я попала в приют. Я верила, что стоит потерпеть и все обязательно будет хорошо. Я терпела нападки старших ребят в приюте, терпела, пока они не покинули это печальное заведение на пути во взрослую жизнь. Я игнорировала брезгливые и жалостливые взгляды одногруппниц и соседок из общежития, ведь знала, что учеба даст мне специальность, а потом и возможность заработать на красивую одежду. Потом уже жила в ожидании получения квартиры, стараясь не обращать внимания на далекие от идеала условия съемного жилья. Сейчас мне оставалось лишь перетерпеть, подождать, успокоиться, я почти уверила себя, что высокий начальник уже забыл в череде многочисленных дел и дорогих женщин, которые его окружают, о невзрачной девушке, которую он принуждал к близости.

На третий день я почти взяла себя в руки. А потом он позвонил и вызвал к себе. Снова. Я поднималась к нему, как на казнь. Стоял уже поздний вечер, рабочий день должен был завершиться буквально через пятнадцать минут. Личная помощница Орлова уже покидала кабинет. Меня она смерила неприязненным, почти брезгливым взглядом.

— Дешевка, — прошипела она, толкнув в дверях плечом.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 269