электронная
Бесплатно
печатная A5
365
16+
Мой беспощадный ангел

Бесплатный фрагмент - Мой беспощадный ангел


5
Объем:
248 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-5720-6
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 365

Скачать бесплатно:

Пролог

Лондон — Москва. Москва — Красноярск. А дальше… тридцать шесть часов в плацкарте. Тяжеловато для английской девочки. И сложность не только в неудобствах. Языковой барьер стал для Анны главной преградой. Она-то думала, что отлично знает русский, пока дело не дошло до посадки на поезд. Хорошо, что проводником в вагоне оказался дружелюбный общительный грузин средних лет. Он рассказывал анекдоты, веселящие пассажиров едва ли не до слёз. Кажется, Анна — единственная, кто не понимал русско-кавказского юмора. Может быть, именно её отрешённость и растерянность заставили проводника обратить на дикую пассажирку пристальное внимание. Когда он узнал, что перед ним иностранка, с трудом разбирающая то, что ей говорят, взял бедняжку под своё крыло до самого Ясен-Батарска. Да, это её конечный пункт: девушка направлялась к родной бабушке на летние каникулы. Сколько они не виделись? Почти семь лет, если не считать общение в интернете. В прошлый раз Анна приезжала с родителями, а теперь, став взрослой девочкой, рискнула проделать этот длинный путь в одиночку. На всякий случай Анна не выпускала из рук толстенный англо-русский разговорник, напичканный закладками на страницах с самыми важными фразами.

Как же ей было тяжело — прислушиваться к собеседнику, при этом читая по губам в опасении что-то упустить и показаться круглой дурой, переспрашивая всё по нескольку раз! Из-за непрекращающегося напряжения её мучили сильнейшие головные боли. Анна надеялась, что сможет отвлекаться, общаясь с Лео, но мобильная связь, а вместе с ней и интернет, периодически пропадали. Хотя нет! Скорее, они периодически появлялись, а большую часть времени отсутствовали. Для цивилизованной англичанки это было ещё одним потрясением.

Разглядывая в планшете украшенное сердечками фото своего бойфренда, Анна время от времени шептала его имя и улыбалась. С Лео она познакомилась около года назад, а всего через месяц они начали встречаться. И хотя репутация дамского угодника не особо радовала девушку, она влюбилась так, что таяла от одного его нежного взгляда, которым Лео покорил не одно женское сердце. Спортсмен, единственный наследник состоятельных родителей, по слухам имеющих деловые связи с самой Терезой Мэй, красавчик Лео пользовался популярностью даже среди девушек, чьи семьи являлись приверженцами Консервативной партии. Вот только патриотизм обошёл парня стороной. После окончания института он планировал уехать в США. Анне и Лео довелось отмечать в Лас-Вегасе Рождество и Новый год. Тогда-то самый яркий игорный город Америки и запал в буйное сердце молодого человека.

Воспоминания о красочном мировом центре развлечений вызвали у Анны тоску. За окном мелькали сосны, берёзы и ели, и в душе девушки стремительно угасала последняя надежда на то, что здесь можно будет роскошно провести лето. Успокаивало лишь то, что Анна ехала навестить бабушку. Если юная английская внучка решится всё бросить и уехать с Лео в Америку, то одному Богу известно, когда пожилая женщина вновь сможет увидеться со своей Анютой.

На глаза девушки навернулись слёзы, что случалось крайне редко. Она взяла сумочку, надела тапки и двинулась в сторону туалета, чтобы привести себя в порядок и подправить макияж. Анне казалось, что она начинала привыкать к тесноте, жуткому храпу, перешёптываниям и запахам варёных яиц, лука и быстрорастворимой лапши. Благодаря стройности своего тела девушка проворно протиснулась в конец вагона и скрылась за узкой дверью маленького помещения. Весьма громкий звук стучащих колёсных пар поезда Анну уже не раздражал. Она просто старалась не обращать на него внимания.

Повесив сумочку на специальный крючок, Анна посмотрела на себя в зеркало. Помимо изящной фигуры и ровных ног, англичанка могла гордиться своими длинными чёрными волосами — шелковистыми, блестящими, немного вьющимися. Она редко собирала их в причёски, так как считала применение лишних косметических средств и аксессуаров стрессом для волос. Зато Анна не позволяла себе выйти на улицу без макияжа. Хотя при её совершенной красоте она могла обходиться и обычным кремом или тоником для лица. Однако девушка любила подводить свои большие карие глаза яркими карандашами, делая и без того решительный взгляд ещё более дерзким. Этого у Анны было не отнять — порой, сверкнув глазами, она могла без слов вернуть кого-то на место или поставить точку в разговоре. Аккуратный носик англичанка всегда припудривала, словно пытаясь скрыть мелкие изъяны: веснушки, родинки, прыщики, чего на её гладкой коже никогда не было. А идеально очерченные пухлые губки покрывала блеском, что придавало им божественно неотразимый вид.

На самом деле англичанкой Анна была лишь на четверть. Её отец русский, а мать наполовину индианка. Так что свою индоевропейскую внешность девушка получила вследствие смешения нескольких кровей. Принадлежности к Южной Азии Анна стеснялась. Из-за частых вопросов относительно выделяющейся формы носа девушка осмелилась на ринопластику. Успешно проведённая операция привела шестнадцатилетнюю Анну в восторг, поэтому она не остановилась. И через год круглолицая смуглянка превратилась в английскую аристократку с высокими скулами и удлинённым овалом лица. О том, что красавицу с обложки глянцевого журнала из неё сделали импланты, Анна и её родители не распространялись, а с Лео она познакомилась после приобретения нового лица. Правда, когда парень увидел её детские фотографии, задался вопросом, почему от былой Анны почти ничего не осталось. Девушке повезло: раньше она была довольно упитанной девочкой, а во время шлифования лица занялась и телом, поэтому без зазрения совести отвечала, что свою роль сыграли диеты и переходный возраст.

Наконец налюбовавшись собой, Анна подправила макияж и вернулась на место. К тому времени большинство пассажиров начали собирать постели, а проводник, дождавшийся возвращения подопечной англичанки, сообщил ей, что через полчаса — прибытие на вокзал Ясен-Батарска. Анна любезно поблагодарила доброго грузина за помощь и принялась собирать вещи.

Ей не верилось, что совсем скоро она увидится с бабушкой, примет ванну и забудется крепким сном на мягкой перине. О подобном возвращении домой Анна старалась не думать. Да и теперь у неё будет возможность заранее приобрести билет с местом в вагоне-люкс. А ещё лучше — выкупить все места в купе.

С багажом иностранке снова помог проводник. Два огромных чемодана для прекрасной девушки были настоящей пыткой, а крепкому грузину не в тягость. Выйдя на платформу, Анна увидела неподалёку свою бабушку и указала на неё мужчине. Убедившись, что он передаёт молодую пассажирку в руки ближайшей родственницы, проводник улыбнулся и, пожелав Анне незабываемых каникул, попрощался.

Тогда девушка и представить не могла, насколько эти каникулы станут незабываемыми! А жизнь Анны круто изменится уже спустя несколько часов…

Глава 1

Не стоит представлять бабушку Анны дряхлой старушкой в платочке, опирающейся на клюку. Екатерина Эдуардовна Доронина в свои шестьдесят с хвостиком не потеряла прямой осанки, регулярно прибегала к услугам парикмахеров и косметологов и тщательно следила за гардеробом. Бывшая учительница, и находясь на заслуженном отдыхе, оставалась строга к своему внешнему виду. К тому же в Ясен-Батарске все друг друга знали, а Екатерина Эдуардовна и вовсе являлась местной популярностью. Возможность посплетничать о том, что Дорониным удалось устроить будущее единственного сына в самой Англии, упускали только новенькие горожане. А старожилы при одном упоминании этой фамилии начинали наперебой делиться последними слухами. Потому Екатерина Эдуардовна прилагала все усилия, чтобы выглядеть с иголочки.

При встрече с внучкой её сопровождал высокий молодой блондин с глупым выражением лица. Он смотрел на Анну таким восторженным взглядом, словно она только что прошла по воде, не намочив при этом ног. Однако если учесть, что на англичанку были обращены взоры всех находящихся на платформе людей, а это без малого два десятка человек, то открытый в изумлении рот парня девушку не смутил.

Анна обняла счастливую бабушку и мило ей улыбнулась, что скорее сделала в силу должного воспитания, чем из чувства безграничной радости. Нет, ей действительно было приятно встретиться с бабушкой, вот только девушка так переутомилась, что желала как можно скорее добраться до дома и отдохнуть.

— Сергей! — живо представился блондин, едва Екатерина Эдуардовна выпустила внучку из крепких объятий. Парню не терпелось пожать нежную ручку прелестницы.

Анна окинула его оценивающим взглядом и мысленно констатировала, что столкнись она с Сергеем случайно, не обратила бы на него малейшего внимания. Бледнолицый, сероглазый, чрезмерно худой для своего возраста обладатель большого носа, покрытого крупными веснушками. Улыбаясь во весь рот, парень, казалось, не стыдился кривых зубов, требующих в придачу и профессионального отбеливания. Разумеется, Анна не могла выдать своего отвращения, но и пожать парню руку побрезговала. Ей удалось достойно выйти из положения, никого не обидев, только благодаря тому, что девушка внезапно вспомнила неоднократные рассказы Екатерины Эдуардовны о соседском сыне по имени Сергей.

— Вы компьютерный? — притворно улыбнувшись, поинтересовалась Анна.

Говорила она с заметным акцентом, но голос завораживающе шелестел, вынуждая парня забыть обо всём на свете. Да и вообще он был значительно польщён осведомлённостью англичанки относительно своей персоны!

— Компьютерщик, — поправила внучку Екатерина Эдуардовна и обняла её одной рукой за талию. — Да, Анюта, это тот самый Сергей. Серёженька, — обратилась она к ошеломлённому парню, — возьми чемоданы.

— Д-да… без проблем, — заикаясь от волнения, ответил парень и бегом бросился за багажом девушки.

А через десять минут все трое вышли на парковку, где среди прочих авто находилась старенькая синяя «Девятка» Сергея. Автомобиль не просто не впечатлил Анну, а жестоко разочаровал. Грустно вздохнув, англичанка мысленно поздравила себя: «Welcome to Russia!». Но основное веселье ожидало её впереди. Сначала Сергей не мог завести машину и четверть часа копался под капотом. В результате договорился с курящими неподалёку мужиками о помощи, и Анна узнала, что можно завести рухлядь… ой, автомобиль… с толкача. Потом они ехали до дома всевозможными окольными путями, собирая кочки и ямы на незабываемых дорогах российской глубинки, потому что у «Девятки» Сергея просрочен техосмотр, а сотрудники ДПС в мелкие проулки заглядывают редко.

Судя по тому, как парень петлял по дороге, он сильно волновался. Не каждый день ему доводилось катать в своей убогой машинке иностранок. Правда, однажды произошёл случай с кореянкой. Но это совсем другое. Сорокалетняя продавщица салатов с центрального рынка. Парень приравнивал её скорее к гастарбайтерам, чем к иностранцам. Подвёз её до дома, потому что шёл проливной дождь, а ему всё равно было по пути. Кореянка ему тогда в знак благодарности контейнерочек с рыбным хе дала. Правда, посудину попросила по возможности вернуть. Мда… одним словом — Россия! Но салат оказался вкусным. Вспомнив об этом, Сергей облизнулся и посмотрел в зеркало заднего вида. Екатерина Эдуардовна держала внучку за руку и что-то тихонько ей говорила. Та лишь согласно кивала и с огромным трудом выдавливала подобие улыбки. Парень понял, что англичанке совершенно некомфортно, и мысленно выругался. Ведь это его мать настояла, чтобы подружка-соседка поехала встречать внучку именно на их «Девятке». Видите ли, гордость — иметь машину!

«Лучше бы тёть Катя такси заказала», — с тоской подумал Сергей и снова перевёл настороженный взгляд на дорогу.

Екатерина Эдуардовна так часто рассказывала об Анне и показывала её фотографии всем знакомым, что Сергей заочно давно фанател от девушки. Вот и на встречу надел праздничную рубашку — светло-фиолетовую в крупный узор более тёмного оттенка — и джинсы… почти новые: всего-то пару раз надевал — на свадьбу соседа, да на похороны деда.

«Туфли надо было! — вдруг опомнился парень. — Говорила же мамка туфли надеть! Жиром их натёрла. А я впялился в эти кроссовки. Ещё и машинным маслом запачкал. А ноги-то как вспотели».

До дома компания добралась только через полчаса. По пути, как назло, стал тарахтеть глушитель, хотя Сергей совсем недавно его ремонтировал. Сильнее разволновавшись и покраснев до кончиков ушей, парень начал с запинками рассказывать об этом Анне. Доставая из багажника её чемоданы, зачем-то уточнил, что смотровая яма есть в соседском гараже, а там уазик второй месяц ремонтируется. Девушке стало казаться, что её ад в Ясен-Батарске только начинается. Она будто не в Россию приехала, а вернулась в прошлое, лет на двести назад. Половину из того, о чём говорил Сергей, англичанка вообще не разобрала, а то, что поняла, ей явно было не обязательно знать.

Анна вышла из машины и, делая вид, что слушает бормотание парня, посмотрела на старую пятиэтажку. Серый цвет стен удручал. Кое-где виднелись новые пластиковые окна, в которых мелькали, помимо красивых занавесок, любопытные лица соседей. В других Анна смогла разглядеть разрастающиеся алоэ в банках из-под майонеза. А стёкла некоторых, совсем стареньких, с облезлыми от краски рамами, местами были заклеены синей изолирующей лентой — своеобразное спасение от трещин.

«Нет, это не прошлое, — Анна тяжело вздохнула и шагнула в сторону первого подъезда. — Это другой мир».

Дверь с домофоном, как ни странно, была нараспашку. Для чего тогда установили такую привилегию в ветхий дом, для Анны осталось вопросом, на который она точно не желала знать ответа, заранее понимая, что он вызовет ещё больше вопросов.

В подъезде, по меркам жильцов, считалось чисто. Однако англичанка не рискнула касаться перил. Один только запах чего стоил! Видимо, стены давно впитали в себя все возможные ароматы людей, животных, табака, старости и плесени. Анна очень надеялась, что в квартире бабушки будет свежее.

На третий этаж она поднялась на удивление легче, чем себе это представляла. Оказывается, живут же люди без лифтов! Сергей, плетущийся позади неё, продолжал оправдываться за доставленные неудобства, а Екатерина Эдуардовна, идущая впереди, не отпускала руку внучки.

Больше всего Анна боялась, что у двери её будут встречать все бабушкины соседи, заставляя для чего-то есть хлеб с солью. Но этого не произошло, и Анна облегчённо выдохнула. Однако сюрприз ожидал её в самой квартире. Как выяснилось, Екатерина Эдуардовна заранее собрала своих подруг, которые сидели за накрытым праздничным столом и подпевали под звучащий из музыкального проигрывателя голос Стаса Михайлова. Что это за певец, Анна не знала, но однозначно не стала бы его поклонницей.

В небольшой, ничем не примечательной прихожей девушка сняла туфли, следуя примеру бабушки, а Сергей поставил чемоданы, сообщил, что пошёл домой, и указал пальцем вверх, хотя Анну не интересовало, где он живёт: выше, ниже, сбоку или напротив. Но парень не успел покинуть квартиру, потому что из зала выскочила полноватая женщина возраста Екатерины Эдуардовны, в нарядной цветастой кофточке и длинной светлой юбке из лёгкой ткани, которая развевалась у неё позади, и сиюминутно завопила:

— Сына, за наливочкой сходи! В «Настюше» у Галки под зарплату возьми!

Анна застыла как вкопанная, глядя на возбуждённую женщину с раскрасневшимися щеками. Та остановилась рядом с девушкой, и в нос англичанки ударил запах алкоголя.

— Ой, красавица! — женщина обратила внимание на Анну и улыбнулась, сверкнув позолоченными зубами. Зачем-то потрепав внучку подруги за щёки, она обернулась и посмотрела на Екатерину Эдуардовну. — На Эдика вообще не похожа! — вынесла вердикт соседка.

— Да, Анечка у нас копия Камли, — улыбнулась Екатерина Эдуардовна.

Внучка хоть и не была похожа на её сына, всё же меньше её от этого не любили. А мама у Анны действительно женщина-мечта.

— Ну пойдём! — женщина ухватила Анну за руку и потащила в сторону зала, откуда доносились песнопения. — Меня тёть Маша звать, — представилась она по дороге. — Серёжка — сынок мой. Симпатичный, да? А умелец-то какой! Руки золотые! Машину-то нашу видела? Он же её на кровно заработанные купил. А ему всего двадцать пять! От девок отбоя нет.

Они остановились у длинного накрытого стола, за которым сидело ещё восемь женщин. Все начали наперебой приветствовать Анну и заваливать комплиментами и пожеланиями. Девушка в растерянности оглянулась и посмотрела на вмиг обеспокоившуюся бабушку. Екатерина Эдуардовна без промедления попросила всех немного убавить пыл и усадила внучку во главе стола, а сама села по правую руку от неё. По левую же пристроилась тётя Маша.

— Серёжка же сейчас на домик копит, — продолжала та, привлекая внимание Анны. — Ох, тогда совсем завидным женихом станет. Так вот не нужны ему эти пустоголовые. Что с них взять? Ему умница нужна…

— Маша, — перебила её Екатерина Эдуардовна, — Анюта устала с дороги. Давайте покормим её и позволим отдохнуть. Она ко мне приехала не на один день, успеет с Сергеем познакомиться.

— А я что, настаиваю, что ли? — пожала плечами женщина и подвинула к себе наполненную водкой стопку. — Просто предупреждаю, чтобы Анечка знала, кому можно доверять. Серёжка её в обиду не даст. У него кулак знаешь какой? — тётя Маша сжала кулак и выставила его перед самым носом девушки так, что у той глаза скосились. — Вот в прошлом годе…

— Маша! — более твёрдо оборвала её речь Екатерина Эдуардовна.

— Молчу, молчу, — махнула та рукой и подняла стопку. — Ну, бабоньки! За Анечку — внученьку нашей Катеньки! Чтобы всё у неё было хорошо.

Подруги поддержали тост и залпом осушили наполненные стопки. Потом дружно поморщились, кто-то передёрнул плечами, закусили колбасой, солёными огурцами, тётя Маша — борщом.

— Анюта, — обратилась к ней бабушка, которая к своей стопке не притронулась, — я сейчас тебе борща горяченького налью.

Анна так давно не приезжала в Россию, что уже и забыла местные блюда. Из вежливости она улыбнулась и кивнула, и Екатерина Эдуардовна поторопилась на кухню. Женщины вернулись к шумным разговорам, из которых англичанка могла различить лишь отдельные фразы, мало её интересующие. Она отвлеклась на рассматривание квартиры. Именно такой девушка её и запомнила. Добротная стенка-горка, забитая книгами и хрустальной посудой, телевизор, большой диван, два кресла, низкий стеклянный столик, сдвинутый в угол зала. Стена над диваном по-прежнему увешана старыми и новыми фотографиями. На одной из них — улыбающийся дедушка, которого вот уже семь лет как нет. Анна хорошо запомнила свой прошлый приезд в Ясен-Батарск. Нынешнее застолье она сейчас сравнивала с русскими похоронами: там тоже подавали красный суп. Ага, тот самый, который Екатерина Эдуардовна в ту же минуту поставила перед внучкой. Анна ошарашенно посмотрела в тарелку, где в жирном красном бульоне плавали куски овощей, говядины и сметана. Бабушка заботливо подала девушке салфетку и ложку, придвинула перечницу и тарелку с хлебом. Анне очень не хотелось расстраивать Екатерину Эдуардовну, да и мама просила не обижать бабушку, но вряд ли она сумела бы это проглотить.

Нервно улыбнувшись, Анна подняла лицо и посмотрела на жующих женщин. Свиное сало, селёдка, бутерброды с копчёными шпротами, салат из помидоров и огурцов в майонезе уходили так, что за ушами трещало. Но ничего из этого не вызывало у Анны аппетита, а наоборот, девушку начинало мутить. Блюда, не сочетающиеся между собой и уж точно не имеющие праздничного вида, здесь считались украшением стола.

— Кушай, — добродушно улыбнулась Екатерина Эдуардовна.

Анна посмотрела в её серо-голубые глаза, сверкающие безграничной радостью, и не смогла отказать. Поглубже вдохнув, девушка принялась перемешивать борщ со сметаной. Едва она собралась поднести ложку с супом ко рту, как из прихожей раздался голос Сергея:

— Ма, пузырь возьми!

— Ну так занеси сюда! — выкрикнула тётя Маша из-за стола настолько громко, что у Анны зазвенело в ухе.

— Не могу я! Тороплюсь! — отозвался парень.

— А что я тебе, девочка, — скакать?! — заругалась мать и, кряхтя, поднялась на ноги. — Куда торопишься-то?

— Да Вадька сказал, поможет глушак заварить, — ответил Сергей, когда тётя Маша вышла в прихожую.

Они так шумели, что Анна отчётливо могла слышать весь их разговор.

— Опять этот Вадька! — заворчала тётя Маша.

— Он же помочь, — оправдывался парень. — И это… там Галка спрашивала, когда зарплата. А то семь рублей накапало. Сказала, сигареты и водку бате больше давать в долг не будет.

— Ни хрена с ним не станется, с батей твоим! Всё, иди к своему Вадьке, дурак!

Анна посмотрела на возвратившуюся с бутылкой в руках тётю Машу и обречённо признала, что больше всего сейчас хочет вернуться домой. Уже в первый день своего пребывания в Ясен-Батарске девушка боялась представить, что же ждёт её впереди.

— Бабушка, — тихонько обратилась она к Екатерине Эдуардовне. — Я очень устала. Спасибо за обед.

— Ты даже не притронулась, — удивлённо вздёрнула брови та.

— Я не голодна, — Анна говорила довольно напряжённо, потому что приходилось подбирать нужные слова, копаясь в памяти. — Желаю принять водный душ и лечь в сон… м-м-м… спать.

Екатерина Эдуардовна улыбнулась и, погладив внучку по щеке, обратилась к гостям:

— Дорогие мои, Анечка утомилась с дороги. Поэтому давайте закругляться.

— А как же наливочка?! — возмутилась тётя Маша и потрясла бутылку.

— Вечерком соберёмся, — ответила ей хозяйка квартиры. — Всё равно наготовили, как на свадьбу.

Анна пришла в ужас, представив, что с подобным столом здесь отмечают свадьбы.

— Да, конечно, бабоньки! — отозвалась одна гостья. — Пусть Анька отдыхает. А то мы что-то засиделись!

Спустя десять минут Екатерина Эдуардовна проводила подруг, кое-как избавилась от назойливой Маши, всучив ей её бутылку, захлопнула дверь квартиры и вернулась в зал. Присев около внучки, она взяла её руки в свои тёплые ладони и тихо проговорила:

— Вижу, ты напугана. Успокойся. Для тебя всё наше непривычно, но больше такого не повторится. Понимаешь, у русских так принято. Если бы я отказала подругам в застолье, то это считалось бы признаком дурного тона. Обо мне и без того много судачат, не хватает ещё, чтобы эти начали слухи распускать. Уверяю — вечером никто из них не придёт. Они сейчас все спать лягут, а если проснутся до утра, то с головной болью мучиться будут. Да и мужья на продолжение банкета их не отпустят.

— Что такое застолье? — поинтересовалась Анна, нахмурившись.

Екатерина Эдуардовна потрясённо открыла рот, мысленно констатировав, когда же задумалась Анна, слушая её оправдания. Теперь бабушка поняла, насколько плохо внучка знает русский и как ей тяжело.

— Да ты моё солнышко, — улыбнулась она и чмокнула Анну в лоб. — Неважно. Ты точно кушать не хочешь? Камли сказала, ты любишь сырые овощи и фрукты, йогурты, обезжиренное мороженое и натуральные соки. Я специально для тебя заполнила холодильник всем необходимым.

— Я не голодна, спасибо, — ответила Анна.

— Если захочешь — только скажи. И сама не стесняйся, всё-таки не в гостях.

Екатерина Эдуардовна очередной раз улыбнулась и быстро провела внучку по квартире. Показала небольшую кухоньку со светлыми шкафами, высоким холодильником и круглым стеклянным столом, свою спальню и гостевую, где теперь будет жить Анна. Комната оказалась простой: светло-жёлтые обои, широкая кровать, тумбочка, платяной шкаф, косметический столик и кресло. Но мебель была расставлена гармонично, и создавалось ощущение уюта и тепла.

Анна перенесла в комнату свои чемоданы, достала из них всё необходимое и направилась в ванную. Под прохладным душем девушка простояла довольно долго, ожидая, когда же расслабятся все мышцы. Будь она сейчас у себя, в Лондоне, сразу бы вызвала массажиста на дом. А здесь придётся справляться с усталостью самой. Тщательно вымывшись, девушка накинула мягкий махровый халат и обернула волосы полотенцем. Когда она вышла из ванной, увидела, как бабушка собирает скатерть с расставленных в зале столов. Анна и не предполагала, что их два, да ещё и совершенно разные. Девушку удивило, с какой скоростью Екатерина Эдуардовна убрала посуду, и ей стало стыдно за то, что она не помогла пожилой бабушке.

— Извини, — виновато произнесла Анна.

— За что, милая? — Екатерина Эдуардовна продолжала складывать скатерть. — Перестань робеть, — она приблизилась к девушке и, взяв её за руку, указала на диван. Они присели, и бабушка, посмотрев в глаза, спросила: — Ты Камиллу помнишь? Вы с ней играли вместе, когда ты в детстве приезжала.

Анна припоминала белокурую худенькую девочку с очень звонким голосом, которой никогда ровно на месте не сиделось. Она практически ни на шаг не отходила от Анны и всем хвасталась, что её подруга из Англии. Ну и конечно немалую роль сыграло созвучие имени Камиллы с именем мамы Анны — Камли. Обычно такие тонкости помогают кого-то лучше запомнить.

— Плохо, — призналась Анна.

— Зато она тебя хорошо помнит, — ответила Екатерина Эдуардовна. — Камилла же после школы уехала учиться, а недавно на каникулы вернулась. И на днях спрашивала о тебе. Давай я ей позвоню, попрошу прийти. Не будешь же ты всё лето с бабушкой сидеть, — засмеялась она.

— Хорошо, — улыбнулась девушка.

Ей действительно полегчало. Если Камилла не изменилась, то с этой девчонкой не соскучишься. Впрочем, Анна и сама умела зажигать, было бы с кем. Уж соседский умелец на все руки, у которого нет отбоя от невест, точно не вызывает желания весело провести время. Глядя на него, наоборот, можно подумать, будто наступил конец света, смыв с планеты всю мужскую привлекательность.

— Ты на Машу внимания не обращай, — вдруг сказала бабушка, будто мысли внучки прочитала. — Она мать, которая очень любит сына. Для неё он всегда будет самым лучшим. Завтра я поговорю с ней и напомню, что у тебя есть молодой человек.

— Спасибо, — прошептала Анна и заметно повеселела.

Обняв бабушку, она вернулась в комнату и достала из сумочки планшетный компьютер. Завалившись на кровать, девушка утонула в мягкой воздушной перине и включила гаджет. Наконец-то появился долгожданный интернет! Первым делом Анна собиралась позвонить Лео, но бойфренд отсутствовал в социальных сетях. Девушкой снова овладела тоска. Она погладила пальцами фото улыбающегося красавца и закрыла глаза. Неудивительно, что Лео являлся покорителем женских сердец. Высокий, кареглазый спортсмен с обворожительной улыбкой, хорошим чувством юмора и умением привлечь к себе внимание любого собеседника. Он стал первым и единственным мужчиной в жизни Анны, и, конечно, она влюбилась без ума и памяти.

Оставив Лео длинное сообщение, в котором Анна подробно описала, как добиралась до Ясен-Батарска, опустив при этом несколько моментов относительно Сергея и его мамы, так как Лео отличался чрезвычайно ревнивым нравом, и тогда бы Анне пришлось чуть ли не слёзно доказывать, что этот самый Сергей совершенно никак ей не симпатичен, девушка созвонилась с мамой. Теперь она могла говорить на английском и позволить мозгу немного отдохнуть. Чего и следовало ожидать, Камли расплакалась, увидев дочь. Анна всячески старалась не выдавать собственной грусти, чтобы сильнее её не расстраивать, даже вышло немного пошутить, а потом поспешила прервать звонок, пока мама окончательно не разрыдалась. Главное — дочь дала о себе знать, и теперь родители спокойны.

Отложив планшет на тумбочку, Анна взбила подушку и укрылась тонким одеялом. Сама того не заметив, англичанка погрузилась в глубокий сон, насыщенный приятными видениями, связанными с Лео и их совместной поездкой в Лас-Вегас.

Сколько она проспала, девушка не знала. Когда проснулась, комнату обволок вечерний полумрак. А разбудили Анну приглушённые голоса, доносившиеся из-за двери. Бабушку она узнала сразу, а вот второй принадлежал точно не тёте Маше. Приятный женский голосок журчал звонким ручейком. Это однозначно пришла та самая Камилла — подруга из детства. Сон как рукой сняло, и Анна вылезла из-под одеяла. Стянув с сырых волос полотенце, она быстро достала из сумочки косметику и буквально раскидала её на столике. Звук брякающих предметов привлёк внимание Екатерины Эдуардовны и гостьи. В дверь постучались, и Анна поторопилась ответить, что скоро выйдет.

Она умела приводить себя в порядок в считанные минуты. Ситуации в жизни случаются разные, не всегда выпадает возможность подводить глаза и губы часами. Вытащив из чемоданов кучу вещей и разложив на кровати, Анна растерянно на них уставилась. Недолго порывшись в тряпках, англичанка остановила выбор на лёгком платье тёмно-мандаринового оттенка. Приталенное, на широких лямках, расклешённое внизу, а главное совершенно не броское и вдобавок колени прикрывает. Если в Лондоне она всегда старалась выделяться из толпы, то тут хотела спрятаться куда подальше от тех дикарей, что её окружили.

Натянув на себя это самое платье, которое, к счастью девушки, оказалось из немнущейся ткани, Анна нанесла вечерний макияж, гармонирующий с нарядом, покрыла волосы ухаживающим спреем-маской, причесала их, а потом слегка взъерошила. По мере естественного высыхания они самостоятельно превращались в изящные локоны, что вызывало дикую зависть у подруг, давно испортивших свои шевелюры красками, средствами для укладок и перепадами температуры.

Анна улыбнулась своему отражению: она действительно обладала пленительной красотой. Вооружившись железным очарованием, англичанка вышла из комнаты. В зале её ждали Екатерина Эдуардовна и сидящая на диване Камилла. По внешности Анна её не узнала, слишком размылись воспоминания о блондинке. Да и за прошедшие годы обе девушки выросли, повзрослели. Однако большие зелёные глаза Камиллы Анна вспомнила сразу. Они всегда ассоциировались у неё с яркими сверкающими изумрудами — точно два драгоценных камня.

— О-фи-геть! — по слогам вымолвила Камилла, поглядев на Анну, и поднялась на ноги.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 365

Скачать бесплатно: