электронная
90
печатная A5
247
16+
Мои подруги… и не только

Бесплатный фрагмент - Мои подруги… и не только

Объем:
26 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-1705-5
электронная
от 90
печатная A5
от 247

Исповедь

Омлет получился отвратительным. Снизу подгорел, сверху не прожарился. Она попыталась это всё-таки съесть, но уже после первого кусочка отодвинула тарелку.

— Да, моя хорошая, это тебе на ужин, — кивнула она собаченции, что сидела у стола и не сводила с неё глаз.

Возникло острое желание взять ручку и бумагу, благо они были поблизости.

Обвинитель, живущий в ней все эти 40 лет, начал ворчать:

— Вот, она не годится даже на то, чтобы омлет приготовить, чего уж дальше.

Защитник сегодня явно был не в лучшей своей форме, но робко возразил:

— Да она же всегда хорошо готовила, вспомните, сэр. Эти великолепные семейные обеды, пироги и торты по праздникам.

Обвинитель даже подпрыгнул: — Да когда это было последний раз, напомните, уважаемый? Что, молчите? То-то и оно! — Он торжествующе откинулся в кресле. И чего ей всё неймется, — продолжал он, осознав, что момент самый что ни на есть благоприятный: она сидела, задумавшись, и никто не беспокоил. Буквально час назад она проводила дочку, та поехала к бабушке, муж и сын были в командировке.

— Скажите, пожалуйста, благотворительностью она решила заняться! — Обвинитель иронично поднял брови. — Чужих детей ей захотелось воспитывать, своих двоих мало. Кто она такая, что ей сразу пятерых ещё дадут? Ей же чиновница это прямым текстом заявила. Надо уметь прислушиваться к окружению! Она же всегда всё делает наперекор! — Обвинитель даже ладонью по столу прихлопнул в сердцах.

Защитник встрепенулся: — Ну это уже слишком! Вы же прекрасно знаете, что она об этом с детства мечтала!

— Ха-ха-ха! — грубо прервал Обвинитель. — Да она много о чём мечтала. И многое сбылось, заметьте. Ну нельзя же быть такой невоспитанной особой и требовать стопроцентного исполнения всех желаний! А вот давайте рассмотрим поподробнее… — он порылся в кармане и достал записную книжку.

— Итак, сначала она мечтала из интерната перейти в обычную школу. И псу под хвост все наши труды! Ведь с жиру же бесилась! Уж как её в интернате все любили, отличницу и активистку. Ей же и грамоты, и лучшие роли, и поездки! Но как нас манит неизведанное! Обычные дети, живущие в семьях и посещающие обычную школу, кажутся ей чуть ли не небожителями. Уговорила-таки маму забрать её. А ведь как нелегко было этой больной бедной женщине, воспитывающей еще двоих детей! И оказалась наша подопечная в тесной общежитской каморке с удобствами на улице, да-с. А что в школе, спросите вы. А тоже ничего хорошего. Пятиклассники — народ жестокий. Встречают по одёжке. Бойкот длился несколько месяцев. Только на следующий год ситуацию удалось исправить, благодаря красивым глазкам и всегда готовым домашним заданиям, которые разрешалось списывать всем, кому не лень.

— Не согласен! — Вперед выступил Защитник. — А как же её доброе сердце, её терпение, желание помочь всем и каждому?

— Кому это нужно?! — Обвинитель снова расхохотался. — Вы как не от мира сего, право. Вот сами проследите линию жизни. Ведь это всегда мешало ей достичь чего-то существенного в жизни. А я так надеялся, что она крепко позабыла о своей мечте работать с брошенными детьми. Ведь в последнее десятилетие она практически об этом не вспоминала. Много говорила об этом лишь в первой декаде своей жизни. Вот, у меня тут всё по декадам записано, задокументировано.

Защитник уже отказывался садиться, разойдясь не на шутку: — Нет, я понимаю, когда так цинично рассуждают чиновники! Устраивают допрос нашей семейной паре: — А теперь скажите, зачем вам всё это надо? Но Вы-то! Вы-то знаете её с пелёнок!

— Знаю! И не одобряю! Не забывайте, для чего я сюда приставлен. Не могу сказать, что я не люблю это милое создание. Её невозможно не любить. Именно поэтому я всегда стараюсь подсунуть ей самые благоприятные варианты развития событий. Да ну Вы сами знаете. Разве не я подкинул ей на четырнадцатом году такую чудесную подругу, которая обладает врожденным даром предпринимательства? Сколькому наша научилась! И до сих пор подруга выручает нас в сложных финансовых ситуациях.

— Конечно, это Ваша заслуга. И Вас не раз за это искренне благодарили. Не забывайте, что они нежно любят друг друга. И наша подкидывает подруге отличные идеи не только по воспитанию детей, по развитию отношений, но даже бизнес-идеи, заметьте.

— Ой, не смешите мою седую голову! Идей у нашей миллион. Сама-то она не смогла удачно реализовать ни одной!

— Но ведь она об этом и не мечтала! Это Вы завлекаете её чуждыми желаниями разбогатеть! Огласите весь список истинных желаний, пожалуйста. — Защитник вернулся, наконец, в своё кресло.

— Хорошо. — Обвинитель полистал свой блокнот, снова нашёл нужную страницу. — Со школой мы ей помогли, с подругой тоже. При этом оставили на всю жизнь лучшую подругу из интерната, за что также неоднократно получали благодарности, надо признать. Следующее желание — работать в школе. Оно было настолько сильным, насколько и глупым. Именно поэтому мы не дали ей поступить в институт сразу после школы, а оставили работать в этой же самой школе — желание было исполнено. Чтобы поняла, что это за осиное гнездо. Чтобы осознала, что мечты и книги — это одно, а жизнь — совсем другое. Я же ей добра желаю! То и дело ей меркантильность в настройках подкручиваю. А ей всё нипочём! Настройки моментально сбивает своей неуёмной энергией и человеколюбием сверх всякой меры.

— Продолжайте список желаний!

— Да, я отвлёкся. Квартиру она, значит, хотела, устала от общежития. И в университет хотела поступить. Да так сильно, что местные парни не решались к ней подходить: всё равно скоро уедет красавица, да и умная больно. Желания-то мы исполнили, но несколько коряво. Поспешили, накладочка вышла. Только квартиру получила (чудо ведь пришлось организовать!), одновременно и в университет поступила в столице. А ту квартиру не продать! Бросила, уехала учиться. Мы-то с Вами тоже понимаем, что с общежитием она никак не резонирует. Пришлось организовать срочное знакомство с дальними родственниками. У них первый курс перекантовалась.

Да, забыл отметить. Для того, чтобы она в университет поступила, нам с Вами пришлось в приёмной комиссии скандал организовать и перед самыми экзаменами сменить весь подкупленный состав.

— Да, я помню, — Защитник снова расслабился, довольный тем, что беседа плавно перетекла в дружелюбное русло. — Зато мы сполна потом получили энергии от всех её знакомых. Вспомните, как у них вытягивались лица, когда она вернулась в село, чтобы уволиться со школы и сообщала всем, что поступила на факультет иностранных языков.

— За что и работаем, — Обвинитель уже не сердился, продолжая листать свой блокнот и прихлёбывая вдруг откуда-то возникший горячий чай из огромной фарфоровой кружки. — Такую же порцию энергии от простых обывателей мы получили, когда она привезла на экскурсию в родное село своего мужа.

— Вы уточните, в свете данной беседы, был ли он в истинных желаниях.

— Конечно, был. Высокий, красивый, некурящий, порядочный, образованный, единственный сын у родителей, городской, всё как заказывала. Мы же ей сколько таких подкидывали! Ан нет! Если он с ней не на одной волне, она обязательно что-нибудь выкинет. Вы помните, какой я чудный экземпляр для неё из-за границы выписал? — Обвинитель взглянул на Защитника поверх очков, ища сочувствия. — По всем параметрам под запрос подходил, только больно расчетливый был, бизнесмен всё-таки. Но она-то этого еще не знала, он ей даже понравился. И она согласилась пойти на свидание с ним, больно он просил. И так банально всё испортила! Перепутала левое и правое! О, эти женщины! — Обвинитель на мгновение театрально воздел руки к небесам. — В итоге они прождали друг друга на разных остановках да так никогда больше и не встретились. А ведь я просмотрел намеченную линию на всю жизнь вперед, хороший вариант намечался, изобильный. Ладно, забыли.

Дальше больше. Попробовала парикмахерское искусство…

— Протестую! Это не было её истинным желанием, это было желание её супруга.

— Да, было. Но она не сказала «нет» и два месяца своей жизни кинула на ветер. И ведь-таки бросила, не доучившись. Затем поступила на курсы японского языка. Отучилась три года, на четвертом курсе бросила!

— Но ведь она вышла из декрета, устроилась на работу, ей стало не до курсов. А японский язык ей до сих пор ни разу в жизни не пригодился. Уж как мы ей тогда с поездкой подгадали, всё уже складывалось, так на Японию тогда страшный цунами обрушился. И никто никуда не поехал.

— Ну, о таких событиях даже нас заранее не предупреждают. Поездка в Японию остаётся пока в списке неисполненных заветных желаний. А я сейчас говорю о фактах, прежде всего. Кстати, о ребёнке. Это желание стояло среди самых заветных. И хотя супруг его не разделял, в силу своей молодости, через два года после свадьбы родился сын, нашими молитвами. Она очень хотела заниматься только его воспитанием. И это желание мы исполнили. Посещала только курсы японского языка, да позднее стала преподавать на курсах немецкого.

— Вы забыли упомянуть о её работе в университете, до рождения ребёнка. Было ли оно истинным, желание там работать?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 247