электронная
Бесплатно
печатная A5
404
18+
Митя. Любить

Бесплатный фрагмент - Митя. Любить

Объем:
152 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-3544-8
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 404
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Что такое любовь? Испокон веков люди ищут ответ на этот вопрос. На создание этой повести меня вдохновила сказка Пушкина «О рыбаке и рыбке». Я считаю, что эта сказка о большой любви. Старик пошел до конца. Он не думал о своих интересах и дал старухе все, что она пожелала. За это он получил награду — свою старуху и хижину, в которой он был с ней счастлив. Мой герой решил следовать его примеру — беззаветно и бескорыстно служить своей избраннице. Эта повесть о трогательных, но очень непростых взаимоотношениях молодой пары. Сумеет ли их хрупкая лодка выдержать испытание бытом, о который разбилось немало кораблей?

Пролог

— Ты так и не рассказал, где ты сегодня ночевал и почему весь день такой загадочный. — Митя налил по 50 граммов водки в граненые стаканы и протянул один стакан Сане.

Саня молча взял стакан, чокнулся и так же молча опрокинул водку в широко открытый рот, поморщился и смачно откусил кусок луковицы. Митя очень любил выпивать с Саней. Простой деревенский парень из Сибири. За всю жизнь не прочитал ни одной книги. В 15 лет ушел из дома, за 10 лет исколесил пол-России. Работал на золотых приисках, в охотничьем хозяйстве, строил высоковольтные линии электропередачи в тайге, жил на рыболовецком стане, рыбачил на браконьерской шхуне и вот теперь волею судьбы оказался в Корсакове и устроился на работу в Электросети водителем и электромонтером. Митя восхищался житейской мудростью и опытом своего старшего товарища. Выпивая, они часами говорили о жизни и смерти, о человеческих отношениях. Саня, в свою очередь, уважал Митю за ум, эрудицию и твердость характера.

— Ну чего ты молчишь-то! Колись давай! Неужели это то, о чем я думаю?

— Я был у женщины… — Саня замолчал, видимо, раздумывая, что именно он должен рассказать своему другу.

— Ну! Чего ты меня мучаешь-то! Рассказывай!

— Да я не знаю, о чем рассказывать-то! Сам не маленький. Все понимаешь.

— Да чего я понимаю-то? Говори, кто она, где вы познакомились, что дальше думаешь делать. Когда свадьба?

Саня усмехнулся, махнув рукой в сторону товарища. Положил кусок сала на хлеб и начал медленно мазать его горчицей.

— Я же вчера в Южно-Сахалинск ездил на переаттестацию. Можешь, кстати, поздравить меня с третьим разрядом. Ну вот. Вышел после экзамена, переволновался. Пошел в столовку Сахалинэнерго пообедать. А время как раз самое обеденное — наро-о-о-ду! Ни одного столика свободного. Подсел к девушке. Познакомились, разговорились. Зовут ее Оля. Светленькая такая, не худышка, но и не толстушка, приятной окружности такой, знаешь ли. Лицо тоже приятное. Голос… ну, в общем, хорошая такая, располагающая. Работает в управлении бухгалтером не самым главным, но и не самым последним. Заболтались мы с ней, не заметили, как обед закончился. Опустела столовка. Она меня стала спрашивать, что я читаю, а мне стыдно ей сказать, что дальше букваря дело у меня не пошло, говорю, мол, я больше кинематограф люблю. Пошли про кино говорить. Тут-то я уж разговор поддержать умею. А она возьми да и скажи, мол, в «Октябре» сейчас «Годзилла» идет. Все хвалят, а ей, мол, сходить не с кем. А я как раз только аванс получил. Могу себе позволить девушку в кино сводить, тем более, что последний раз в кино был лет восемь назад. Пригласил. Пока она работала, постригся в парикмахерской, в музей сходил, чтобы было что обсудить…

— В краеведческий?

— А их там много, что ли?

— Есть еще художественный.

— Ну нет! Про картины я вообще не собеседник. В этот, как ты сейчас сказал. В общем, встретились, я ей цветы, все как полагается, конфеты. Сходили в кино, потом пошли по бульвару гулять. Я ее до дома проводил. Она на чай пригласила, ну а дальше все как у всех. Чего там рассказывать-то.

— Одна живет?

— Да. Квартира от бабушки осталась, хрущевка, недалеко от музея. Чистенькая, ухоженная, только мужика там, видать, не было давно. Кран течет, гардины на голову падают…

— В разводе?

— Нет. Не была замужем, но, говорит, был какой-то у нее. Что-то не сложилось.

— Ну так что теперь дальше-то? Женишься или присматриваться будешь?

— Мить, да о чем ты! Ну какой из меня спутник жизни. Что я ей могу дать? Ни квартиры, ни машины, ни денег… даже про книжки поговорить не могу толком. Зачем я ей?

— Ты можешь ей дать себя! Быть может, это единственное, чего ей в этой жизни не хватает. Ты что за нее-то думаешь! Пусть она сама решает, нужен ты ей или нет!

— Ну а если не получится? Чтобы жениться, должна быть любовь!

— Так люби ее!

— В смысле? Разве я могу сам внушить себе, что люблю человека, которого почти не знаю?

— Саня, «любить» — это глагол! Глагол — значит действие. Вот если тебе нужна яма — бери и копай. А если тебе нужна любовь — бери и люби!

— Как это?

— Да как угодно! В кино води, стихи читай, целуй, обнимай, гардины прикрепи, кран поменяй, ужин приготовь… есть миллиард способов сделать даме приятное. Ты читал сказку о золотой рыбке?

— В детстве все читали.

— А ты возьми и еще раз прочти, не в детстве.

— Это еще зачем?

Митя налил водки.

— Давай за любовь выпьем, раз такое дело.

Чокнулись, выпили. Саня опять откусил кусок луковицы, щедро посыпав ее солью.

— Ты помнишь, о чем эта сказка?

— О жадной старухе.

— Дурак ты, Саня! — Митя откусил хлеба с салом и, пережевывая, продолжил: — Пушкин — величайший из поэтов! Неужели ты думаешь, что он стал бы растрачивать свой талант, свой гений на то, чтобы писать о жадной старухе?

— Ну так о чем, по-твоему, эта сказка?

— О любви.

Саня от неожиданности поперхнулся.

— О какой любви? Ты что, издеваешься?

— О настоящей любви, Саня!

— О любви старухи к богатству?

— Нет, Саня, о настоящей любви человека к другому человеку! Образ деда служит для нас примером настоящей самоотверженной и беззаветной любви.

— То есть ты считаешь, что надо быть таким, как он?

— Нам с тобой до того старика — как до Луны пешком!

— Но зачем? Что ему дала его любовь? Чего он добился в жизни?

— Как чего? Он всего добился!

— Чего всего? У него же не было ничего!

— Да ему ничего и не надо было кроме старухи. Он прожил с ней вместе 30 лет и 3 года до всей этой истории с рыбкой. Претерпел все, не сдался и получил назад свою старуху, свое корыто и избу. А если бы начал права качать, спорить — разругались бы до развода, а тогда ведь брак был не просто штамп в паспорте! Люди обет Богу давали и пуще смерти боялись этот обет нарушить. Вот и получается, что старик своим терпением и смирением не просто семью сохранил, но и себе самому не изменил.

Электросети

Митя жил на окраине Корсакова в трехкомнатной квартире вместе с мамой и старшей сестрой Ленкой. Об отце он давно ничего не слышал. В 17 лет он перенес тяжелую травму головы и получил освобождение от службы в армии. Здоровье постепенно восстановилось, но доктора велели ему беречь себя — избегать чрезмерных физических нагрузок и особенно драк.

Первая любовь прошла как-то странно и нелепо. Митя так и не узнал наверняка, почему Маша не хотела видеть его, и мог только строить на этот счет свои догадки. Он стал много читать. От отца ему досталась хорошая библиотека. Митя подолгу разглядывал и листал книги, выбирая себе очередную. Помочь советом было некому. Некоторые манили его, но, прочитав несколько страниц, он понимал, что это слишком сложно для его понимания. Шаг за шагом он открывал для себя удивительный мир литературы.


Мите посчастливилось устроиться на работу в Электросети. Это была одна из немногих организаций в городе, где платили зарплату. Платили с опозданием на несколько месяцев, но регулярно и настоящими деньгами, а не продуктами, не промтоварами и не гробами, как случалось в то время на производствах.


Митя очень любил свою работу. Коллектив корсаковских Электросетей насчитывал несколько десятков человек. Организация была филиалом компании Сахалинэнерго, а та, в свою очередь, входила в состав РАО ЕЭС России, которой руководил Чубайс. Митя работал в бригаде, которая строила и обслуживала высоковольтные воздушные линии электропередач. Он совмещал должности водителя и электромонтера. Их бригаду все называли линейщиками. Была еще одна бригада линейщиков, которая строила и обслуживала низковольтные линии, доставляющие электричество от подстанций к домам корсаковцев. Водителем-монтером в ней был друг Мити Саня Василенко. Отдельная бригада обслуживала трансформаторные подстанции. Их звали подстанционщиками. Еще одна бригада прокладывала и чинила кабельные линии электропередач. Срочным ремонтом и устранением аварий занималась оперативно-выездная бригада. В ней было всего два человека, но работала она круглосуточно без выходных, и численность персонала была сопоставима со всеми остальными бригадами. «Белой костью» в коллективе считался инженерно-технический персонал — начальник филиала, главный инженер, инженеры и диспетчеры, начальник автопарка. Были еще сотрудники автопарка, а также сторожа и кладовщики.


Зимой новые линии строили мало. В основном обслуживали и ремонтировали имеющиеся. Больше всего Мите нравилось возить коллег на обходы линий. В обход отправляли двух или трех человек. Митя высаживал их около подстанции, от которой начиналась линия. Монтеры вставали на лыжи и отправлялись в путь. При себе у них была небольшая банка с краской, чтобы нумеровать опоры, и тетрадь, в которую записывали выявленные повреждения линии — подгнившие или покосившиеся столбы, треснутые изоляторы, провисшие провода, разросшиеся под проводами деревья и кустарники.

Оставив товарищей на одном конце линии, Митя ехал на другой конец или в промежуточную точку, в которой заранее договаривались встретиться. Бригадная машина представляла собой сверхпроходимый ЗИЛ-157 с будкой, оборудованной печкой-буржуйкой, двумя мягкими откидными скамьями и столом. Митя приезжал к месту встречи, топил печь, заваривал чай и время от времени прогревал мотор, чтобы он не замерз. Пока ждал коллег, читал.

Будка бригадной машины была настоящим домом на колесах. Под сиденьями диванов были вместительные ящики с инструментами и материалами для строительства и ремонта воздушных линий электропередач. Тут были и топоры, и молотки, и пилы, и провода, и изоляторы, и огромное количество всяких нужных мелочей. А над столом был шкафчик, в котором было все для проведения досуга — карты, нарды, кости, чай, кофе, сахар, стаканы и банка с солеными огурцами, потому что монтеры часто выпивали на работе. Времени в машине проводили много. Бывало, приезжали к месту проведения работ и по часу, а то и больше ждали, пока отключат и заземлят линию, на которой необходимо было проводить работы. В теплое время года в машине не сидели, а гуляли по лесу, собирали грибы и ягоды. А зимой играли в нарды или в кости. В конце рабочего дня все возвращались на базу, принимали душ и даже парились в собственной сауне.

В коллективе была очень строгая иерархия. С особым почтением все относились к старикам, причем не только руководителям, но и рядовым монтерам. В бригаде кабельщиков работал кореец дядя Лева. Ему было далеко за 70, но никому и в голову не приходило, что дяде Леве пора на пенсию. Самое сложное в работе кабельщиков — обнаружить место повреждения кабеля. Линейщикам в этом отношении просто — оборванный провод видно невооруженным глазом. Кабельные же линии проложены под землей, а точная карта прокладки имелась не всегда. Бригада ездила на работы в автобусе, который был передвижной лабораторией. Подключаясь к линии, с помощью лабораторных приборов мастер определял, на каком расстоянии от подстанции произошло замыкание. А дальше шел дядя Лева и вспоминал, как проходила траншея, по которой прокладывали кабель.

— Это еще Володька жив был. — Дядя Лева всегда сопровождал поиски кабеля историями из прошлого. — Внучка у него как раз родилась. Мы траншею копали, а он проставиться решил… ишь какое дерево выросло. Не было ведь его! Вот здесь, наверное!

Случалось, что память дядю Леву подводила, и копать приходилось много. Но бригада все ему прощала.

Дядя Лева ездил на работу на бежевой «Волге». Это была главная гордость в его жизни. В конце 70-х годов он выиграл ее в лотерею. В то время такая машина стоила восемь тысяч рублей — неслыханная для простого советского человека сумма. Но даже за такие деньги купить ее было невозможно. Дяде Леве предлагали за этот билет пятнадцать тысяч рублей, но он не взял. Гордо ездил по Корсакову на роскошном авто и даже в конце 90-х содержал свою «старушку» в идеальном порядке.

Машина стала своего рода символом достатка и благополучия для пожилого корейца. Понять его трепетное отношение к этому символу можно было, только услышав одну из историй о его молодости. Эти истории старик рассказывал в изрядном подпитии, и на его глазах при этом всегда были слезы.

Дядя Лева родился еще до войны. Сахалин в то время был под японской оккупацией. Японские самураи привозили на остров корейцев как дешевую рабочую силу. За людей их не считали. Корейцы жили в нечеловеческих условиях и выполняли самую неблагодарную работу. В 1945 году, одержав победу над фашистской Германией, Советский Союз перебросил ударные силы на Восток и в считанные недели освободил Сахалин и Курилы от оккупантов. Японцы бежали с Сахалина, бросив все свое имущество и бросив корейцев. Корейцы и рады были бы бежать, но не имели такой возможности. При советской власти корейцам первое время жилось еще тяжелее, чем при японцах. Русские предпочитали сами делать даже самую тяжелую работу. А корейцам долгое время не давали никаких гражданских прав. Для того чтобы поехать в соседний город, им требовалось получить разрешение в милиции.

Дядя Лева стал одним из первых корейцев в Корсакове, которому удалось получить советский паспорт. Каждый раз, приняв на грудь, он плача вспоминал, с какой болью и гордостью предъявлял эту заветную красную книжку злым милиционерам, которые норовили унизить и оскорбить представителя многострадального корейского народа.

Сказки

Митя учился заочно на первом курсе филологического факультета. В универ он поступил неожиданно для самого себя и уж тем более неожиданно для всех окружающих. Митю вполне устраивала его работа. Ему нравилось в Электросетях. Начальство его ценило и регулярно поощряло премиями. Товарищи по работе относились с уважением. А Саня Василенко после пьяной беседы про золотую рыбку стал относиться к другу не просто с уважением, а даже с почтением. Он продолжил отношения с той самой девушкой Ольгой, встречаясь с ней по выходным в Южно-Сахалинске.

Новое прочтение старой сказки настолько потрясло его, что он постоянно возвращался к разговору о сказках не только за бутылкой, но и на трезвую голову.

— А какой смысл, например, ты видишь в сказке про репку?

— Да там же все очевидно!

— Нет. Ты скажи! Тебе и про золотую рыбку было очевидно, а для меня — гром среди ясного неба.

— Мораль, по моему убеждению, в том, что даже маленькая мышка может сыграть важную роль, когда она на своем месте делает то, что от нее требуется.

Тему с толкованием сказок охотно подхватили остальные коллеги. То и дело, когда выдавалась свободная минута, какой-то технологический перерыв в работе, кто-нибудь из бригады спрашивал Митю:

— А «Курочка Ряба» про что?

— Про яичко.

— Это я знаю! Ты мне мораль извлеки!

— Да нету никакой морали. Просто чтобы ребенок уснул.

— Нет! Ты же сам говорил, что в сказке обязательно должна быть мораль. Здесь она какая?

— Наверное, в том, что простое яйцо лучше, чем золотое.

— Это чем же оно лучше? Я бы сотню простых яиц отдал за одно золотое.

— А глаза бы свои на золотые променял?

— Нет. Глаза мне самому нужны.

— Стало быть, простые глаза лучше золотых?


— Тебе бы, братец, не провода к опорам прикручивать. Тебе в школе работать надо! Детей уму-разуму учить! — сказал однажды старый монтер Захарыч, слушая Митины рассуждения о сказках.

Митя вместе с остальными посмеялся над предложением старика, но мысль эта зацепилась за его сознание. Несколько раз он возвращался к ней, представляя себя учителем, обсуждающим с учениками литературные произведения. Да. Ему было что заказать детям. Но какой из него учитель. Попадется парочка хулиганов, начнут обзывать рыжим. Нет! Такого унижения он не выдержит.

Однажды Митя поехал в Южно-Сахалинск сдавать очередные квалификационные экзамены, дающие право работать на электроустановках. Экзамен прошел как по маслу. Получив на руки документы, он сел в 115-й автобус и поехал в Корсаков. Автобус шел по улице Ленина мимо главного здания Сахалинского государственного университета — бывшего педагогического института. «Вот где на учителей учатся!» — подумал Митя. Следующее здание тоже относилось к университету. На нем висела вывеска «Заочное отделение». А над одной из дверей Митя увидел еще одну надпись: «Приемная комиссия». Как ошпаренный он вскочил и бросился к выходу с криком:

— Остановите! Мне нужно выйти здесь!

— Ты что как бешеный! — закричал в ответ водитель, резко ударив по тормозам. — Я из-за тебя чуть аварию не устроил!

— Простите, пожалуйста! Мне правда нужно выйти прямо здесь.

— Деньги за билет я не возвращаю!

— Не надо! Спасибо! — крикнул Митя, выпрыгивая на тротуар.

В приемной комиссии сидели молоденькие девушки — ровесницы Мити.

— Прием документов на заочное отделение закончился три дня назад! — сказала строгим голосом одна из них.

— Как же так? Неужели ничего нельзя сделать?

— А где же вы раньше-то были? — уже не так строго спросила девушка. — Надо было хотя бы три дня назад прийти.

— Три дня назад я не даже думал о том, чтобы поступать!

— Когда же вы приняли решение?

— Минуту назад.

— Всего минуту?

— Да. Я ехал мимо на автобусе и подумал, а почему бы мне не стать учителем?

— Если вы так легко принимаете решение, наверное, так же быстро и откажетесь от него.

— Нет. Если я что-то решил, я не стану себе изменять.

— И по какому предмету вы хотели бы быть учителем?

— По литературе.

Девушки из комиссии переглянулись.

— Вы хотите учиться на филфаке?

— На чем? — смутился абитуриент.

— Вы хотите стать учителем русского языка и литературы?

— Нет. Я русский язык не очень. Мне только литература нравится.

— Но у нас нет такой специальности, как «Литература». У нас есть специальность «Русский язык и литература».

— Ну пусть язык. Ради литературы я готов во всех этих синтаксисах разобраться.

— Маш, давай возьмем парня задним числом, — обратилась собеседница к своей коллеге.

— Да нельзя уже. Список абитуриентов сформирован.

— Ну давай впишем. В кои-то веки парень пришел на филфак. Я сколько работаю, такого не помню, чтобы на заочке на филфаке мужчины учились. Их и на очном-то по пальцам сосчитать можно.

— У вас документы есть? — обратилась к Мите вторая сотрудница.

Митя вынул из кармана паспорт.

— А аттестат?

— Аттестат? — Митя резко переменился в лице. Только сейчас он понял, что для поступления в институт нужно было окончить среднюю школу.

— Да. Аттестат о среднем образовании у вас есть?

— Где-то лежит. — Митя никогда в жизни не врал. Не умел. Но и сознаться в том, что у него нет аттестата, он не мог. Он решил про себя, что где-то наверняка лежит аттестат, который обязательно станет его.

— Я не могу принять у вас документы, которых у вас нет.

— Ну пожалуйста! Примите пока паспорт! А я завтра привезу вам аттестат.

— Завтра суббота.

— Тем более! В понедельник привезу!


Вернувшись в Корсаков, Митя уверенным шагом направился на улицу Калинина, где жил его одноклассник Метр. Вообще-то его имя было Иван, но еще с младшей школы к нему намертво приклеилось прозвище. Первыми его так начали звать старшие ребята во дворе. Ванька был очень дерзким шпанюком, все время тянулся к старшим и завоевал авторитет среди шпаны, которая была его выше на две головы. Старшаки его принимали, но прозвали Метром в кепке. Прозвище приклеилось и скоро сократилось до Метра, и даже когда Иван достиг роста в 185 см, его продолжали звать Метром все, кроме родной мамы.

Метр ушел из школы после девятого класса. Митя не знал, чем конкретно занимался бывший одноклассник, но точно был уверен, что его деятельность тесно связана с криминалом. Во всяком случае, он был единственным из его знакомых, кто мог ему помочь раздобыть школьный аттестат.

— О! Какие люди! Рыжий! Сколько лет! Сколько зим! Заходи!

Мите было очень неприятно, когда его называли рыжим, но он понимал, что Метр сказал так не для того, чтобы его унизить. Он видел, что старый товарищ искренне рад ему, и понимал, что тот в принципе не признает нормальных человеческих имен. Метр пригласил гостя в свою комнату. В ней ничего не изменилось с тех пор, как Митя был в ней в последний раз — лет пять или шесть назад. Разве что на стене появилась фотография Метра в дембельской форме. Полгода назад он вернулся из армии, отслужив два года в Воздушно-десантных войсках.

— Ну рассказывай. — Метр уселся в кресло, закуривая сигарету.

— Мимо шел. Дай, думаю, зайду, — начал Митя, но Метр прервал его.

— Ты мне тут не лепи залепуху! Мимо он шел. Десять лет мимо ходил, а тут решил зайти. Рассказывай как есть. — Метр был очень резок, но при этом с ним всегда было просто иметь дело. Митя хорошо это понимал. Такие пацаны любят простоту и искренность. И если ты не юлишь, тебе всегда придут на помощь.

— Мне аттестат нужен. Вот подумал, может, ты знаешь, где можно достать?

— А ты же до 11-го класса доучился!

— Доучился, но не закончил. Долгая история. Расскажу как-нибудь.

— Я надеюсь, ты не в милицию собрался устраиваться?

— Нет. Я учиться хочу.

— Зачем? Не проще ли сразу диплом купить?

— Нет. Я хочу учиться.

— Странный ты. Ну да ладно. Поехали прокатимся. Есть у меня один человек.

Выйдя из дома, Метр направился к спортивной «Тойоте Супре». Митя, не скрывая своего удивления, присвистнул. Такая машина стоила не менее трех тысяч долларов. Мите, чтобы купить такую машину, пришлось бы работать года три и при этом не есть, не пить и не тратить вообще ни копейки. После обшарпанных стен в комнате и засаленных спортивных штанов, которые были на Метре, его авто особенно впечатляло. Кожаный салон, откидная крыша, мощная аудиосистема.

— Кучеряво живешь!

— Да. Жаловаться грех! Еще бы хату купить. Мамка всю плешь проела уже своими нравоучениями. Но с другой стороны, купишь хату — Светка сразу поселится. Прощай, свобода.

Метр со Светкой встречались уже лет пять. Она была на три года младше него. Честно ждала из армии и рассчитывала, что сразу по возвращении он сделает ей предложение. Но жених свататься не спешил, хотя и разрывать отношения тоже не думал. Ему хотелось иметь надежную подругу без взаимных обязательств.

Метр привез Митю в частный сектор на улицу Восточную. Остановились около старого деревянного барака, рядом с которым было припарковано еще несколько автомобилей. Дорогущий внедорожник и пара японских седанов представительского класса. Митя волновался. Он понял, что приехал в «малину», где его могут подстерегать опасности. Но назад пути не было. К тому же ему к понедельнику нужен был аттестат, и ради этого он был готов на все.

Хозяином дома оказался Белый — довольно известный в Корсакове человек. Митя часто видел его на Пяти углах, где тусовался весь криминальный мир. Белому было около 30 лет. Он носил спортивные костюмы, а зимой — спортивные молодежные куртки.

За столом помимо хозяина сидели двое кавказцев, увешанных огромными золотыми перстнями и цепями, один кореец и две молодые дамы, одна из которых была женой Белого. В соседней комнате играли дети. На столе была дорогая водка «Абсолют», небольшой таз красной икры, креветки, крабовое мясо, таз с вареным гребешком и нарезанный толстыми кусками черный хлеб. Роскошь на столе сильно контрастировала со старой мебелью, ободранными обоями и покрытым слоем пыли советским телевизором, который, судя по всему, давно не включали.

Белый налил Мите водки.

— Ну рассказывай! С чем пришел?

— Мне нужен школьный аттестат.

— В милицию пойдешь работать?

— Нет! В институт хочу поступить.

— Жаль. Нам в милиции свои люди нужны. А зачем тебе в институте пять лет штаны протирать? Я могу тебе диплом сделать.

— Спасибо! Но я хочу учиться.

— На кого?

— На учителя литературы.

— Зачем? — На лице Белого было удивление — чувство ему не свойственное.

— Я знаю зачэм! — вмешался в разговор кавказец. — Училок трахать будэш! Я тебя понимаю! Училки — это как мед! А еще десятиклассницы! Вах!

— Нет. Я не ради училок. Я просто люблю литературу и хотел бы учить детей.

— Зачем? — Белый смотрел на Митю так, как будто хотел разглядеть, что у него внутри. — Кому она нужна, эта литература? Надо учить детей математике, чтобы деньги считать умели, юридическим наукам, чтобы умели законы под себя подстраивать. А какая польза от твоей литературы?

— Литература учит жизни!

— Приведи пример!

— Читали Достоевского «Преступление и наказание»?

— Это где пацан старушку замочил?

— Да.

— И чему тебя научил твой Достоевский?

— Тебе доводилось в тюрьме сидеть?

— Допустим.

— Если была бы возможность вернуться в то время, когда ты совершил то, за что тебя посадили, ты повторил бы свой поступок?

— Я по малолетке сел, по глупости. Но не жалею ни о чем. Тюрьма — это тоже школа жизни. Я там многое понял.

— Вот! Ты многому научился на своих ошибках, а мог бы учиться на чужих. Литература позволяет нам получать чужой жизненный опыт, и он становится твоим собственным опытом, только гораздо меньшей ценой. Когда читаешь Достоевского, ты вместе с Раскольниковым сначала проникаешься ненавистью к бабке, которая наживается на чужом горе, потом решаешься на ее убийство, потом возвращаешься на место преступления, потом боишься следователя. Потом раскаиваешься, идешь на каторгу… Ты все проходишь вместе с ним, шаг за шагом, и получаешь весь тот жизненный опыт, который получил он, но с одной лишь разницей — ты не гробишь свое здоровье, не пускаешь под откос свою жизнь, не берешь на душу тот грех, который взял он.

Митя замолчал, и в комнате повисла тишина. Все присутствующие пристально смотрели на него, при этом каждый из них думал о своем.

— А я читала в школе Достоевского, но почему-то вот этого всего, о чем ты говоришь, не вкурила, — прервала молчание жена Белого. — Наверное, не всем книги пользу приносят. Для кого-то это просто убийство времени.

— Нет! Польза в любом случае есть! Даже если ты не думаешь о прочитанном, все равно оно живет где-то в твоем подсознании и в нужный момент подсказывает нужные решения. Например, все мы читали сказку про репку. Казалось бы — какая в ней польза? Но в ней заложена модель поведения, и когда мы не справляемся с какой-то задачей, мы зовем кого-нибудь на помощь.

— Был у меня где-то аттестат. — Белый ушел в соседнюю комнату и вернулся с новеньким документом. — Печать школы здесь уже есть, а оценки сам выставишь, какие тебе надо.

— Сколько я тебе должен?

— Учись, пацан, и учи наших детей. Может, когда-нибудь мне понадобится твоя помощь, так уж не откажи.

Экзамен

Документы в университете приняли, не заподозрив никакого подвоха в аттестате. Митю пригласили на экзамены. Ему предстояло написать сочинение и сдать устно два экзамена — один по русскому языку и литературе, а другой — по истории. За историю Митя не переживал. Сочинения тоже всегда давались легко. По литературе в школьной программе были пробелы, но он нашел решение, как быстро наверстать упущенное, — купил книгу «Все произведения школьной программы в кратком изложении». По русскому языку вся надежда была на удачу. Митя обладал врожденной грамотностью, умел правильно писать, но объяснить правильность написания не мог. Пришло время экзаменов. Митя взял на работе неделю отпуска. Первым испытанием было сочинение.


Из нескольких предложенных на выбор тем взял «Тему любви в поэзии Александра Сергеевича Пушкина». Митя на четырех листах раскрыл тему жертвенной любви старика из «Сказки о рыбаке и рыбке». Когда на следующий день абитуриенты пришли узнавать о результатах, в коридор вышла заведующая кафедрой.

— Я бы только за одно сочинение приняла вас к нам в институт, — сказала пожилая женщина-профессор, крепко пожимая руку нашему герою. — Давно я не читала таких глубоких и таких неожиданных размышлений. А вот за запятые я буду с вас драть три шкуры!

Митя был очень польщен такой оценкой и в этот же день на «отлично» сдал историю, рассказав обо всех переменах в жизни страны, выпавших на время правления Иоанна Грозного.

Осталось последнее, самое страшное испытание. До экзамена было два дня. Митя пробовал читать учебник по русскому языку, но правила орфографии были для него как китайская грамота. Надежда была только на чудо.

Настал день экзамена. Митя нарядился в самую лучшую одежду, приехал в институт за полчаса до начала работы экзаменационной комиссии и вошел в кабинет в числе первых. Две девушки, вошедшие в кабинет вместе с ним, вытянули билеты и сели готовиться к ответу. Митя взял билет и сел на стул лицом к экзаменаторам — трем дамам преклонных лет, среди которых была и завкафедрой.

— Вы прямо сразу, без подготовки? — удивилась профессор. — У вас есть законные 20 минут.

— Больше, чем я знаю, все равно не расскажу, даже если просижу час.

— Читайте ваш билет.

— Вопрос №1: Прочтите и проанализируйте стихотворение Сергея Есенина.

— Читайте.

Митя задумался.

— Вы не знаете ни одного стихотворения Есенина?

— Нет! Что вы! Это — мой любимый поэт! Я просто не могу решить, что именно прочесть.

— Прочтите самое любимое!

— Самых любимых у меня с десяток.

— Ну начните уже с чего-нибудь!

— «Сукин сын»!

Митя прочел историю о безответной юношеской любви поэта и о том, как спустя годы ему напомнил о тех чувствах кобель — сын собаки, которая носила в своем ошейнике невостребованные любовные письма. Затем рассказал о чувствах, которые у него вызывает это стихотворение, о юношеских комплексах и неуверенности в себе и о тоске зрелого человека по утраченной наивности и чистоте.

— А можно я вам еще одно стихотворение расскажу?

— Давай!

— Мне осталась одна забава — пальцы в рот да веселый свист. — Митя от избытка чувств вскочил со стула и стал жестикулировать, приковав к себе внимание не только экзаменаторов, но и будущих однокурсниц, пыхтевших над билетами. Закончив декламировать, он ударился в размышления над покаянием Есенина, коим, по его мнению, был наполнен этот стих. Заразившись революционной романтикой, он искренне поверил в светлое будущее, в социальное равенство и прочие коммунистические сказки, обвенчав «белую розу», под которой подразумевал счастье трудового народа, с «черной жабой» гражданской войны, обернувшейся массовым кровопролитием, голодом, погромами и разрушением храмов.

— А еще один стих можно рассказать?

— Нет! Все! Хватит. Экзамен сдал. Можешь быть свободен до сентября!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 404
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: