электронная
160
печатная A5
432
12+
Миссия «Ифрит»

Бесплатный фрагмент - Миссия «Ифрит»

Объем:
260 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-6847-9
электронная
от 160
печатная A5
от 432

Пролог

Над ледяной пустошью гудел ветер. Вдали, где тяжелое небо опустилось на холмы, покрытые шапкой снега, все еще светился фон угасшей битвы.

— Что делать с этими?

Солдат подтолкнул кончиком сапога чью-то окровавленную руку. Насколько хватало глаз, лежали тела погибших. Их лица смотрели в мрачное, тяжелое небо, навсегда покрытые пеленой небытия. Их неестественно вывернутые конечности, разбитые грудины и растоптанные клинки, — все валялось вперемешку, словно жуткий узор на снегу, пропитанном кровью.

— Возьмем сотню полумертвых, тех, кто еще не отошел. Есть такие? Поищи, — черные глаза, почти лишенные зрачков, впились в темный горизонт.

— Генерал, здесь не будет сотни, — солдат развел руками. — Максимум, что найдем — пару дюжин из элитного отряда ледяных берсерков. Они вступили в бой последними, кое-кто выжил, хотя протянет недолго.

— Ладно, берем этих и уходим. Сейчас источник отрежет все пути, и мы застрянем во льдах, пока он не восстановится. Знал же, что человеческие маги — отрыжка эволюции, но кто мог представить, насколько бездонна их жадность.

Генерал оглянулся и тряхнул гривой смоляных кудрей. На остром лице, лишенном печати возраста, застыло выражение глубоко затаенной боли. Слишком много погибших, слишком велика цена, заплаченная за спокойствие мира.

— Кстати, — солдат порылся в кармане и протянул генералу маленькую коробочку с серебристой надписью по краю. — Что делать со сквозными порталами? Практически все предметы они захватили с собой. Но что-то, наверняка, осталось в мире.

— Уничтожить, — отрезал генерал.

Он взмахнул рукой, с пальцев сорвалась сложная вязь, переплетенная огромными энергетическими узлами. Вязь дрогнула в морозном воздухе, вспыхнула над полем, и упала вниз, накрывая тела золотистым покрывалом. Одно мгновение, раздался взрыв, от покрова вверх рванули языки пламени. Повсюду, от холмов до замерзшего морского берега, бушевал огонь.

— Куда прикажете нести тех, кто понадобится для дела? — уточнил солдат.

— Уходим на запасную базу, в другой пространственный рукав. Здесь оставаться небезопасно.

Генерал развернулся на каблуках и растворился в воздухе. Вслед за ним потянулась вереница выживших и пара дюжин врагов, которых удалось спасти.

Глава 1

— Вы вообще читаете донесения? Что значит, невозможно? Гордыня погубит вас, а вместе с вами — целый мир!

Женский голос звенел по каменным коридорам, отражался от широких светлых окон и белых стен, покрытых серебряным узором, точно изысканным кружевом.

— Вы затем неслись из Аймираля, чтобы портить утро теориями заговора? — ответил голос холодный как лед, бесцветный и безучастный. — Источник — в порядке. Ни одна живая или мертвая душа не трогала его со времени великой битвы. Что вы от меня хотите?

— Я хочу, чтобы вы лично все проверили. И немедленно! — грянула женщина. — Элементали слетели с катушек, Га’Джани вянет на границах, у нагов — детский мор. Что это, как не знак?

— А вам-то что переживать? — мужчина говорил с ехидцей. — Если проблема существует, людей она не коснется.

— Не коснется, говорите? Да мы по уши завязли на стихийной магии. Чуть что, всему — конец. Цивилизация развалится в один миг. Умоляю, дженаб Бранд, проверьте!

— Ладно, хорошо.

Раздался скрип, кто-то отодвинул тяжелое кресло. Вскоре распахнулась дверь, на пороге комнаты показался человек. Он выглядел раздраженным и уставшим. Очки в тонкой оправе съехали на кончик орлиного носа, в светлых глазах болталась тоска. Он не планировал так скоро выбираться в мир, хотел сначала закончить кое-какие дела. Гостья, будто, почувствовала, что стоит явиться именно теперь, в неподходящий момент. Мужчина тряхнул светлыми волосами, выбеленными до серебра, поправил воротник рубашки из тонкого голубого льна и добавил:

— В следующий раз напомните, чтобы я отобрал у вас сквозной портал. Надоело выслушивать крики с такой частотой.

— Ну, знаете, — следом за мужчиной показалась немолодая женщина, высокая и статная. — Лучше я задушу вас своей настойчивостью, чем пропущу верный признак катастрофы.

Человек снял очки и устало потер переносицу. Не то, чтобы его зрение портилось, о таком и мечтать не приходилось, но благодаря очкам рабочий процесс обретал очертания чего-то человеческого и настоящего. На огромном столе стопками возвышались донесения и жалобы, требования разобраться со всплесками стихийного фона в полярных областях.

— Ловлю вас на слове. Если получится убить меня, буду искренне благодарен. А то сил больше нет, мечтаю выспаться, — отмахнулся мужчина. — Ладно, пойдемте, глянем, из-за чего такой шум. Надеюсь, вы не боитесь холода.

Женщина фыркнула и последовала за хозяином дома. Они миновали галерею проходных комнат, простых и светлых, расписанных в серебристой и бирюзовой гамме. В каждой комнате располагался камин, у стен стояли стеллажи с книгами, по углам прятались простенькие диваны, кресла из грубой кожи, резные деревянные столы и напольные блюда с чахлыми цветами.

— Странный у вас вкус, — протянула женщина, не сдержавшись. — Природа и так не балует, но вы довели ее простоту до абсурда.

— Вам так кажется, потому что вкус Аймираля испорчен излишеством, — усмехнулся мужчина. — Меньше — не значит хуже.

Наконец, он вывел гостью на морозный воздух. Вечные заснеженные холмы сверкали на солнце как драгоценности. На берегу замерзшего моря возвышались колонны ледяных обломков. Воздух трещал от холода, но ветра не было, потому путь в сторону холмов оказался легким.

Путники миновали узкий проход, выбитый в цельном камне, обогнули завал, что остался суровым напоминанием о великой битве, и вышли на ледяное плато. Со всех сторон потянулись тени стражников, чьи прозрачные руки светились отражением схемы заклинаний. Сами тела были вмурованы в камень окружающих холмов, они хранили магическую сетку с алгоритмом охранной вязи. Мужчина поднял руку. С пальцев сорвалась туча светлячков, каждый достиг своей тени и коснулся ключевого участка магической схемы. Стражи замерли на мгновение, потом развернулись и понеслись обратно к укрытиям, где почивали тела.

— Жуть, — женщина вздрогнула. — Сколько ни смотрю, не могу привыкнуть. Надо же было так с вами поступить! Это бесчеловечно.

— Ифриты — не люди, — пожал плечами мужчина. — Им свойственно поступать бесчеловечно. Я размышлял над этим и пришел к выводу, что их нельзя винить.

— И это вы говорите после всего, что с вами сделали?

— Я понял, что таким был наилучший выход. Сами посудите, маги напали первыми, а заставить врага исправлять ситуацию своими силами — наилучшее и самое жестокое наказание. Это вполне в духе ифритовой этики.

— Вы очень разумно поступаете, что не появляетесь в их резервации. В конце концов, вы хитростью переиграли победителей.

— Все мы разумно поступаем, — согласился мужчина. — Они заплатили за свои решения, я заплатил за свои. Думаю, давно пора оставить эту историю в прошлом. Источник принадлежит миру, нельзя считать его своей собственностью, будь ты человек или ифрит. Но мы отвлеклись. Давайте глянем поближе.

Мужчина миновал круг ловушек, ступил под ажурную тень внешней беседки и замер. Хрустальные перекрытия сверкали всеми цветами радуги. На крыше проступали тонкие узоры, выложенные перламутром и драгоценными камнями. Он вошел во внутренний круг зеркальных дверей. Стоило ступить на порог, зеркала завертелись вокруг своей оси, по глазам удалил свет дюжины солнц, выжигающий насквозь. Мужчина зажмурился и сделал уверенный шаг. Внутренний круг замкнулся, раздался скрип, открылась последняя дверь. Человек по привычке отшатнулся. Ему не нравилось видеть источник во всей его кошмарной красе. Всякий раз приходилось унимать бой сердца, заставлять себя смотреть без содрогания, объяснять самому себе, что без варварской традиции стихийный магический мир зачахнет, так стоит ли спорить. В этот раз взгляд не обожгло привычной картиной. Альков был пуст.

Мужчина устало огляделся. Голые стены светились серебряными пластинами с древнейшей охранной вязью, которую и расшифровать никто не мог. Звенящая пустота казалась благословением. Сейчас, когда резонатор исчез без следа, только тоненькая струйка энергетической жилы тянулась из пола вверх, пронзала купол и терялась где-то в облаках. Человек глубоко вздохнул, надел на лицо суровое выражение и выскользнул на воздух.

— Ну, что скажете? — спросила женщина, когда спутник покинул беседку и быстро пошел в сторону холмов, даже не обернулся.

Они молча преодолели пустошь и только в доме, в тепле и уюте, мужчина громко откашлялся. Он упал в кресло, достал огромную бутылку с подозрительной жидкостью и отпил прямо из горла. Суровое лицо было бесстрастным, как всегда. Человеческие качества давно покинули это тело. Но что-то билось в нем, старалось выбраться наружу, как память о старинной сказке, о духе без оков льда и магических схем.

— Присаживайтесь. Вы стойко хранили молчание всю дорогу, это нелегко.

— Да уж поверьте, я потерплю, если новости хорошие, — женщина уселась на диван неподалеку и тоже отхлебнула из протянутой бутылки.

— К сожалению, порадовать вас нечем. У нас — около года. Возможно, чуть больше. Надо пересмотреть донесения, чтобы сверить даты.

— Около года — до какого события?

— До того, как начнутся проблемы со стихийными фонами, — сказал человек. — Не могу раскрывать подробности, но вы были правы. С источником возникли некоторые сложности. Теперь мне кое что от вас потребуется.

— Разумеется! Все, что скажете! — воскликнула женщина.

— Во-первых, мне нужен один артефакт-преобразователь из послевоенных тайников. Во-вторых, мне нужен хороший стихийный резонатор. Не имеет значения, какого рода и вида.

Женщина поднялась и отряхнулась. Жилистые руки чуть подрагивали, в темных глазах светилась жесткость.

— Будет вам все, что просите. Только умоляю, никому — ни слова. Если хоть одна живая душа узнает о том, что произошло, нас ждет хаос.

Она достала из кармана небольшую коробочку с серебряной надписью и хотела произнести заклинание активации, но мужчина отмахнулся.

— Не тратьте силы, — он свернул пальцы странным узлом, закрыл глаза и что-то прошептал, тотчас воздух вокруг женщины заискрился, превратился в вязкое марево. — Зовите только по делу.

Гостья лишь успела кивнуть и растворилась в пространстве.

— О творец, — протянул человек. — Как же мне это надоело. Немного потерпеть, совсем немного.

Он размахнулся, бутылка со всей дури полетела в стену. Раздался звон, остатки жидкости расплескались по каменному полу. В светлых глазах застыла тоска одинокого существа, обреченного на вечность.

***

— Генерал, — тихо выдохнул кто-то. — Вы не поверите…

Во дворе вокруг крыльца столпились все, кто успел прибежать. Целый город собрался, чтобы склонить голову в приветствии. Генерал рывком распахнул тяжелую резную дверь. Сырой воздух взвился вокруг черных кудрей, свернутых в сложную прическу. Огромные глаза с легкой влажной поволокой глядели вдаль, откуда медленно приближалась фигура. Тот, кто показался из сосновой чащи, был высок, изящен и гибок, в нем оставалось много юношеского. Генерал запомнил его таким, но не надеялся когда-нибудь увидеть вновь.

— Привет! А что вы тут столпились? Неужели меня встречаете? — раздался звонкий голос.

— Сакхимир! — выдохнул генерал. — Но как это возможно? Не верю своим глазам, ты ли это?

По толпе прошелся дружный вздох, кто-то упал в обморок от избытка чувств.

— Ледяной ворон отпустил меня.

— Почему? — спросил генерал. — Он требует что-то взамен? Что он передал?

— Ничего, — молодой человек, изящный и красивый как герой древних сказаний, кивнул в сторону дома. — Пойдем, расскажу подробности. Это не для всех.

Он остановился на крыльце и поклонился в пояс. В толпе раздались всхлипы. Кто-то не сдержался и бросился обнимать его, давно потерянного, давно похороненного при жизни, что и жизнью не назовешь. Когда церемонии закончились, генерал схватил юношу за локоть и поволок в дом. Он был готов расплакаться, с трудом удавалось сдерживать чувства, что рвались из груди.

Наконец, они добрались до мраморного зала и уселись на подушки вокруг бассейна.

— Как же мне этого не хватало! Века — словно сон, краткий миг, равный вздоху.

Молодой человек потянулся и крепко обнял генерала, прижал со всей силы, потому что и сам с трудом сдерживал порывы души.

— Ну, дядя, расскажи, что произошло в мире за время моего служения.

— Это потом, — отмахнулся генерал. — Лучше объясни, почему ворон отпустил тебя. Он клялся, что вечно будет смотреть на твое тело, пронзенное источником, и всякий раз вспоминать о мести.

— Глупости. Былое дело осталось в прошлом. Он пережил свою боль. Надеюсь, вы пережили свою.

— Но все-таки…

— Оставь, — юноша потянулся со сладким трепетом, он так давно не чувствовал себя живым. — Но я подозреваю, ворон кое-что задумал.

— Отчего же? — удивился генерал, хотя ледяному нельзя было верить ни на краюшку.

— Я же вижу, резервация теперь открыта, иначе не смог бы вернуться. Ворон буквально выбросил меня одним порталом по прямой. Значит, вы давно нашли обходные пути, выбрались из заточения, и сам он не может об этом не знать.

— Он ни разу не проверял, как мы живем. За все время с конца великой битвы…

— Хочешь сказать, за все время, с того момента, как ты превратил его в ледяную машину на грани жизни и смерти? Ну, здесь есть, отчего расстроиться.

Молодой человек растрепал блестящие кудри. В темных глазах качалось веселье, ни капли не омраченное пережитым. Он подхватил бокал и с наслаждение глотнул пряного вина.

— Ледяной отомстил нам сполна, закрыв эту базу на все замки. Кто же знал, что своими руками мы создали меч, который отрубит нам руки?

— А нечего было превращать берсерка, да еще предводителя элитного отряда магов, в сторожевую собаку на магической схеме. Надо же было соображать, кого сажаете на цепь у источника.

— Ладно, оплошали. Я уже извинялся, — вздохнул генерал.

— Это дела прошлые. Возможно, ты знаешь, что в ледяную пустыню есть допуск у глав основных государств мира.

— Да, это мне известно, решение я считаю крайне мудрым. Все допущенные скреплены ледяной печатью, проговориться они не смогут. А контролировать их надо, ведь стихийный фон нестабилен, в мире остались сквозные порталы, того и гляди, опять начнется война за источник.

— Это так, но ворон всегда держит руку на пульсе. Он вытолкнул меня в портал на скалах, даже отправил перевозчика с ключом, но допущенным не сказал ни слова о том, что источник теперь свободен и придется искать замену резонатору.

— Самонадеянный болван! — воскликнул генерал. — Что ледяной задумал?

Он встал и начал мерить шагами зал, нервно подергивая край пиджака. В черноволосой голове вертелись сотни вероятных схем, но лишь две казались логичными. Если ворон решил развалить основы стихийного мира, он не станет беспокоиться и просто утаит правду до тех пор, пока источник не иссякнет. Если же он задумал кое-что другое, ему понадобится резонатор и преобразователь. На роль преобразователя подойдут несколько артефактов, а вот на роль резонатора — очень ограниченный ряд существ. Стоит присмотреться повнимательней.

— Сакхимир, ты отдохни. А завтра придется отправиться в одно жаркое место. У меня есть неприятные подозрения.

— Я в твоем распоряжении, — засмеялся юноша. — Вот только напьюсь, как следует. Сотни лет не пил хорошего вина.

Они расхохотались, взяли пару бутылок пряного напитка и отправились на берег, туда, где под мерное шуршание волн можно было подумать о планах на будущее.

Глава 2

В окрестностях Га’Джани было шумно и красочно. Со всех концов в город тянулись повозки, украшенные цветами. На границе вечных садов разбили шатры для путников. Многоярусные клумбы, навесные апельсиновые рощи, густые заросли вечноцветущего жасмина и розовых кустов, все благоухало и сыпало лепестки на мраморные дорожки. Султанат джиннов считался драгоценностью в короне пустыни. Здесь не было места унынию и серости, только самые красивые изделия стекались в город по торговым путям, только нелюди чувствовали себя как дома в этом цветущем краю. Людей джинны на дух не выносили и с трудом терпели официальные делегации даже краткий срок.

— Дженаб Бранд, вы задержались, — из тени очередного заведения, увитого зеленью и буйным цветом, вынырнула женская голова. — Делегация покидает султанат через час, мы могли не встретиться.

— Но я на месте, — пожал плечами мужчина.

Стоило ему войти в заведение, со всех сторон сверкнули взгляды, полные подозрительности. Он опустил капюшон дорожной куртки, серебряные волосы заблестели в свете магических фонариков. Светлые глаза изучили окружающих с особым вниманием. Присутствующие напряглись, но вскоре потеряли интерес. От гостя не веяло человеком, а значит, и беспокоиться не о чем.

— Присаживайтесь, — женщина подвинула изящный стул и махнула рукой.

Из воздуха появились очертания элементаля. Он принял заказ и вскоре водрузил на стол небольшой кувшин с ярким напитком и вазу со сладостями.

— Я не намерен задерживаться. Говорите, как обстоят дела. Кажется, город сошел с ума. Это в честь вашей делегации?

— О нет, делегация Аймираля — последнее, что будут чествовать джинны. Сегодня Шраш делает широкий жест в своей варварской манере — продает младшую принцессу местному султану. Кажется, взамен они просят магическую защиту.

— Это дикость, — фыркнул мужчина. — Но пусть разбираются сами. Причем тут я? Если у вас нет конкретных предложений, я обращусь в другие государства с тем же запросом. Все равно, никто не смеет отказать.

— Это верно. Но не спешите с выводами. Лучше выпейте. День предстоит жаркий.

Мужчина молча последовал совету. Он отхлебнул из серебряного кубка и немного расслабился. В последние дни приходилось много путешествовать, перебираться из города в город. В северных пределах было тихо. В пустыне, где плотность населения намного выше, события завертелись с бешеной скоростью.

Выследить нужный артефакт-преобразователь оказалось трудной задачей, все пути вели в султанат джиннов, но до сих пор не было должного повода явиться за предметом лично. Делегация человеческого Аймираля очень вовремя приехала в город для ежегодной формальной встречи. Поговаривали, аймиральцы притащили с собой всех, кого могли, включая хранителя библиотеки стихий и коллегию магов в полном составе. Когда еще людям доведется посмотреть волшебный Га’Джани, закрытый для человеческих гостей. К такой делегации грех не присоединиться. Если бы женщина не позвала его сама, пришлось придумывать повод для визита, чтобы потребовать преобразователь.

— Вы поняли, отчего возникли неприятности с источником? — осторожно спросила женщина.

Человек сделал вид, что плохо расслышал. Он не уточнял, что произошло, только намекнул о неприятностях. Теперь женщина жаждала деталей и пыталась выудить их тайком.

— Хорошо, дженаб Бранд, я поняла, — она усмехнулась. — Вы в своем праве. Но поиск резонатора говорит о серьезности дела. Я очень надеюсь, что вы не станете пренебрегать интересами внешнего мира. Если есть что-то, что мы должны знать…

— Это не вашего ума дело, — отрезал человек резко и жестко. — Поймите, есть вещи, о которых нельзя знать никому из живых. Таковы правила. Уже то, что вы имеете возможность говорить со мной и появляться в ледяной пустыне, должно вас удовлетворить.

— Я вполне понимаю.

— Итак, вы нашли артефакт?

— Я… — женщина не успела договорить, на пороге заведения раздался грохот.

Из воздуха проявились огромные фигуры, смуглые до черноты, с легким синеватым отливом. Их лица были широкими и резкими. Темные глаза сверкали, словно подсвеченные изнутри. В руках существа держали изогнутые клинки, украшенные магической вязью.

— Взять, — один из них ткнул клинком в сторону светловолосого гостя. — Вы арестованы по указу султана Имара, да будет легок его путь.

— Дженаб Бранд, я вас прошу, — женщина успела положить руку на его предплечье. — Не доводите до скандала.

Лицо гостя стало жестким, губы сжались в тонкую линию. Он даже не пошевелился, под курткой напряглись мышцы, слишком массивные для обыкновенного пустынного жителя. Двое стражников подошли к столу, но вдруг застыли на месте, не в силах пошевелиться. На скуластых темных лицах отразился ужас.

— Что вы стоите как истуканы? Я сказал, взять, — прорычал главный.

— Но капитан, — заикнулся один из стражей. — Он какой-то странный и не похож на аймиральца.

— Какого ифрита? — возмутился капитан. — С какой стати джинны, великие и непобедимые, опасаются бродягу? Посмотрите на этого оборванца! Голова седая, морда перекошена. Что такого бояться? Скрутите, и дело с концом.

— Достаточно, — холодно заметил человек и поднял руку.

С ладони сорвалась световая цепь. На полной скорости она ринулась к капитану и обернулась вокруг его шеи. Тот попытался раствориться в воздухе, но не смог даже пальцем пошевелить. Раздался визг, посетители ринулись к выходу, переворачивая столы. На пол полетели кувшины и блюда, дикий звон смешался с грохотом опрокинутых стульев.

— Ну вот, — вздохнула женщина. — Теперь придумывай, как объяснить народу, почему кому-то удалось захомутать самого джинна. Дженаб Бранд, в следующий раз предупреждайте. Нам сложно сохранять легенду в целости, когда вы приоткрываете свои способности на людях.

— Во-первых, вы не можете не сохранить легенду, все-таки, на каждом из допущенных — ледяная печать. Во-вторых, никто не верит в сказки. На то они и существуют, чтобы в них не верить. Ну, что ж, ведите к султану, раз он так горит желанием со мной увидеться.

Человек медленно поднялся. Его выразительный рост и разворот плеч привели стражников в легкое замешательство. Они переглянулись, но посторонились, пропуская мужчину вперед. Следом за ним поднялась женщина. Она взглянула на капитана, который хрипел в попытке разорвать удавку, в ее сердце шевельнулось сострадание, — джинн не виноват, что понятия не имел, с кем связывается.

— Может, снимете ошейник? — женщина скривилась и ткнула пальцем в джинна, тот все еще корчился в судорогах, его серьезно придушило.

Мужчина махнул рукой, цепь вспыхнула и распалась на облачко блестящих искр. Раздался хрип, капитан прокашлялся и хотел, было, замахнуться, но встретился взглядом с потенциальным соперником и тотчас сник. В глазах существа отразился глубокий шок, смешанный с ужасом. Он поспешил выбраться из заведения и молча отправился вслед за странным гостем, что уверенно шагал в сторону дворца.

Они беспрепятственно миновали несколько кругов стражи, прошли через галерею, буквально сотканную из хрустального кружева, и очутились, наконец, в дневном покое. Повсюду здесь цвели белые розы, с потолка свешивались прозрачные вуали, трепетали на легком ветру и напоминали облака, заплутавшие по дороге к морю. Посреди зала располагались мраморные чаши, в них шелестели фонтанчики, из разноцветных рыбок струилась золотистая вода.

— Кто позволил нарушить мое уединение? — послышался голос из-за расписной ширмы.

— О султан, да будет легок твой путь, — начал капитан, но осекся.

Светловолосый гость отодвинул джинна, вконец обалдевшего от его наглой самоуверенности, сделал пару шагов и рывком отдернул ширму. На жестком лице появилась усмешка, зловещая и жуткая оттого, что прозрачные глаза оставались мертвыми.

— Какого ифрита? Что вы себе…

Султан Имар как раз оторвался от лобзания груди милой наложницы и готовился убивать того, кто осмелился прервать это занятие. Он в гневе вскочил, открыл рот для очередного приказа, но даже звука не издал. В зауженных светящихся глазах засверкали огоньки.

— Выйти всем, немедленно.

— О султан, этот бродяга опасен… — попытался образумить его капитан стражи.

Имар не стал слушать. Он хлопнул в ладоши, поток воздуха завертелся вокруг стража и потащил несчастного прочь через галерею. Наложница предпочла скрыться сама, не дожидаясь жестких мер. Женщина проводила ее заинтересованным взглядом. Любвеобильный нрав Имара не был тайной ни для кого в этом мире, но девушка показалась смутно знакомой, что-то в ее лице затронуло отдаленные уголки памяти. Гостья поморщилась и отмахнулась. Наверное, показалось от жары.

— Какое недоразумение! До меня дошли сведения, что в славный цветущий Га’Джани пожаловали нарушители спокойствия, — улыбнулся султан Имар. — Я собирался проучить наглецов. Но это вы, дженаб Бранд! Каков сюрприз. Не сказал бы, что приятный.

— Мне льстит ваша прямота, — кивнул человек. — Вы хотели меня видеть. Говорите.

— Но вы же только что слышали, я подумал…

— Глупости. Когда это, в какие времена, с какого перепою султан Имар обратил внимание на человеческих гостей? Обычно таких выбрасывают из города без дополнительного приказа. Хотели говорить? Говорите.

Мужчина опустился на подушки у фонтана, он не стал дожидаться приглашения. Имар был хитрым и неприятным типом, но старался держать себя в руках. Во всяком случае, пока проблем от него не было. Султан помялся на месте. На фоне его белоснежной туники, расшитой крупными изумрудами, дорожная куртка светловолосого мужчины казалась тряпкой с помойки. Имар задумчиво потянул длинный черный локон, переплетенный золотыми нитями, взглянул на женщину, которая молча ждала неподалеку, и кивнул.

— Ладно, вы правы. Я хотел поговорить.

Он устроился на подушках рядом, женщина последовала его примеру. Вскоре в зале заиграла легкая приятная музыка, стайка элементалей суетилась вокруг невысокого столика. Появились кофейники и воздушные пирожные, фрукты и орехи в меду. Светловолосый человек отвернулся, не удостоив угощение взглядом.

— Я наслышан, что дорогие гости из Аймираля разыскивают артефакт, — протянул Имар и хитро взглянул на женщину. — Каким же было мое удивление, когда дошли сведения, что в цветущем Га’Джани видели человека, так похожего на вас, дженаб Бранд, да будет легок…

— Конкретнее, — отрезал мужчина. — Ну же, Имар, оставьте дурацкие манеры для подданных. Все мы знаем ваше настоящее нутро.

Султан усмехнулся, на скуластом, широком лице хищно сверкнули темные глаза. Золотые серьги в ноздрях шевельнулись и зазвенели. Вдруг джинн преобразился, в одно мгновение капризное выражение пропало, на смену ему пришла холодная рассудительность.

— Хорошо, дженаб Бранд, пусть будет так. Главное — чтобы никто из подданных не поймал меня за неблаговидным занятием. Где это видано, разговаривать в человеческой манере. Сами понимаете, джиннам нужны регуляторы, хоть какие-нибудь.

— Ненависть к людям не делает мир лучше, — фыркнула женщина и откинула капюшон.

На свету ее острая прическа казалась орудием убийства, как и ее темный, глубокий взгляд.

— Ну простите, сами виноваты, — Имар пригубил расписную чашку, по залу разнеслось благоухание корицы и тмина. — Человеческие маги нагло принуждали джиннов к самоубийственному походу против ифритов в ледяную пустыню. Чем это закончилось? Хорошо, что нам хватило ума держаться в стороне.

— Оставим прошлое книгам сказок, — отмахнулся светловолосый. — Говорите по существу.

— По существу… — протянул Имар. — Тогда вот, возьмите.

Он порылся в кармане широких шелковых брюк и достал черную коробочку, по ее боку бежала серебристая надпись. Одного взгляда на предмет хватило, чтобы светловолосый гость напрягся всем телом.

— Откуда он у вас?

— Хотелось бы оставить это в секрете. Скажем так, после битвы кое-какие артефакты уцелели.

Мужчина выхватил коробочку из рук джинна и повертел ее перед глазами.

— Вам повезло, им веками не пользовались. Иначе не поздоровилось бы.

— Так и есть, — кивнул Имар. — Лежал в сокровищнице под особым надзором. До вчерашнего дня. Если хотите знать, мой цветущий Га’Джани — дороже самых дорогих и могущественных артефактов мира. Забирайте эту штуку с глаз моих. Чтобы духу ее не было в этом городе.

— Что случилось? — удивилась женщина. — Почему вы так спешите избавиться от сквозного портала?

— Нехорошее затевается. Дженаб Бранд, саркар Маа, попомните мое слово, это только начало больших неприятностей. Вчера на одного охранника напустили стаю иллюзий, он как раз находился рядом с порталом, держал предмет в руках. Вы же понимаете, о чем это говорит.

— Кто-то собирался подзарядить портал, — кивнула женщина. — Но какой в этом смысл? Наги магически бездарны. Джинны умеют контролировать свою энергию лучше прочих существ, не считая ифритов, и просто не позволят предмету установить с собой связь. Другой охраны у вас нет. Кроме того, не забывайте, чтобы активировать сквозной портал и попасть в ледяную пустыню к источнику придется прочесть отпирающее заклинание. Без долгой тренировки на такое никто не способен.

— Возможно, но это еще не все, — ответил Имар. — После серии иллюзий кто-то попытался напасть на внутреннюю стражу. Я уверен, что дело в этой ифритовой штуке, ее хотели отобрать самым наглым образом. Знаете, джинны всегда стояли в стороне. Мы не вмешиваемся в дрязги человеческих магов, не участвуем в делах ледяной пустыни и лично ваших, дженаб Бранд, не интересуемся резервацией ифритов. Нам нет до этого дела. Пусть так и остается. Заберите эту штуку хоть к северным князьям, хоть в морские форты, хоть в Шраш увезите. Плевать.

— Я могу забрать портал в Аймираль, — тихо предложила женщина.

Светловолосый передал ей коробочку и собрался покинуть неприятную компанию, а напоследок спросил:

— Что касается другого артефакта. Он у вас? Я могу его получить?

Имар смущенно потупился, смял край туники так, что изумруды заскрипели точеными боками.

— Нет его у нас давным-давно. Ищите в других местах, даже не представляю, где он может оказаться.

Человек кивнул и поспешил покинуть прохладные покои. На террасе, под сенью огромного куста жасмина, он остановился.

— Вы же понимаете, что Имар врет? — спросила женщина. — Артефакт — здесь, я знаю точно. Собственно, для того вас и позвала. Но делегация должна покинуть город в скорейшем времени, я не смогу участвовать в поисках. Добавлю одно: мы нашли прекрасный вариант для резонатора. Думаю, пери подойдет для ваших нужд лучше всего. Природный стихийник, но слишком слабый, чтобы представлять опасность, и наилучший проводник из возможных, благодаря родовым особенностям взаимодействия со стихийными фонами.

Человек молчал, он был занят своими мыслями. Наконец, он услышал далекую музыку, звон колоколец и топот ног. Ко дворцу приближалась торжественная процессия, украшенная по всем законам свадебного жанра.

— Говорите, Шраш продал младшую принцессу?

— К сожалению для девушки, ей придется скрепить узы между странами и стать заложницей в гареме Имара. Очень ее жаль.

— Кажется, вы опаздываете, — вдруг заметил мужчина. — Не смею задерживать.

Он развернулся и поспешил укрыться в галерее, оставив спутницу в полном недоумении. Впрочем, она привыкла к таким поворотам, потому тоже накинула капюшон и скрылась за углом.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 160
печатная A5
от 432