электронная
7
печатная A5
231
18+
Микрорассказы

Бесплатный фрагмент - Микрорассказы

Объем:
44 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-5803-4
электронная
от 7
печатная A5
от 231

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Гриш

— А вы чем топите? — спросил Гришка, выглядывая из-за огромной печи.

— Да тем, что осталось, — вздыхает Максим Дмитриевич, подбрасывая обломки доски в огонь.

— А у нас еще полно Достовских, Турганива и Маковского. Приходи, дядь Максим, дадим.

— Приду как-нибудь. Ты бы в школу сходил что ли, Гриш?

— Да ну ее! Я с батей на тракторе работать буду. Стану большим и умным, как батя.

— Ага. И топить будешь, как батя, Достоевским, Тургеневым и Маяковским.

— Чего?

— Ничего, Гриш. Забегу к вам на днях. Надо бы деда вашего проведать. Почитаю ему немного. Как он там?

— Да так же. Лежит овощем.

— Овощем, — медленно произносит Максим Дмитриевич.

— Ага. Так мамка говорит.

— Эх, почитал бы ты лучше, Гриш. У вас книг много. Было много.

— Не, я читать не люблю. Это деда нашего книги. Мы теперь ими печь топим. Как говорит батя, идут на пользу. Ну, я пойду?

— Пойди, Гриш, — вздыхает Максим Дмитриевич.

Наташа

— Надо же было отдать машину именно сегодня, когда на улице такой дождь! — возмущалась Наташа, поглядывая на новые белоснежные туфли.

— Но мы ведь сидим под крышей, и не промокнем.

— А на автобусах ездят только неудачники, — фыркнула девочка.

— Тогда мы с тобой неудачницы.

— С чего это вдруг?! У нас есть машина, просто она сломалась. А у Юльки вечно рваные и грязные туфли.

— Возможно, ее родители не могут купить ей новые.

— Ну хотя бы вымыть они их могут, не так ли? Грязнуля она! И толстая, как слон. Все смеются над ней! А я самая красивая в нашем классе.

— Может стоит быть скромнее, Наташенька?

— Не, скромность теперь не в моде. Нужно быть вызывающим и дерзким!

— Это кто тебе сказал?! — воскликнула мама Наташи.

— Никто. Я в книге прочла. Хит сезона от Ниры Сантос. Ее сейчас все читают. Ты просто не понимаешь. Сегодня Макс облил Светку чаем, а потом положил ей сосиску в рюкзак. Ты бы видела лицо Светки! Она и так уродина, с этим ее родимым пятном на пол лица.

— И никто не встал на ее защиту?

— А кому оно надо? Это естественный отбор, мам. Либо ты, либо тебя.

— Это тоже твоя Сантос говорит?

— Да не. Так все сейчас живут. Вчера Димка натер стиралки и сдул все эти опилки Ирке прямо на голову! Учительница ей всю перемену их вытаскивала!

— Кошмар! И часто у вас такое случается?

— Да всегда. А Оля сегодня опять пришла в прошлогодней куртке. Она же уже не в моде! А Танька вечно ходит в одном и том же свитере!

— А у Наташи оказывается, черствое сердце, — сказала мама Наташи, поправляя рукав своей прошлогодней куртки.

Оля

Оля настолько увлеклась тишиной, внезапно воцарившейся повсюду, что даже не заметила, как на соседнюю скамейку присела женщина с ребенком.

— И где нам теперь его искать! — Всхлипывала женщина. — Тебе должно быть стыдно!

— Ты же сама говорила, что он везде гадит, — возразил мальчик.

— Это я со злости, — вздохнула женщина. — Ну как ты мог выкинуть Георгия Ивановича на улицу! Он ведь совсем старенький!

— Ну прости, мам, — канючил мальчик, — я больше никогда так не сделаю.

— Только бы он нашелся, — произнесла женщина и вновь принялась плакать. — Ты очень плохо поступил, Миша.

— Прости, мам. Пойдем, еще поищем, а?

— Пойдем, — сказала женщина, вставая со скамьи.

Оля смотрела им вслед, пока они не скрылись за углом серой многоэтажки. Ей было жаль старенького кота, который потерялся. У нее у самой есть кошка. Рыжая Мелинда, которая любит засыпать на коленях хозяйки.

Затем Оля взглянула в сторону мусорного бака, где лежал ее ребенок, которого она родила в грязном подвале полчаса назад. Она брезгливо сморщила миловидное личико и выдохнула с облегчением.

Зомби

В старенькой хрущевке стоит запах плесени и спирта. Вика делает уроки, приглядывая за младшим братиком, который водит железной машинкой по полу. Туда-сюда. Они привыкли к постоянным крикам и возгласам, что раздаются из кухни.

Осталось решить четыре примера по математике, а потом начнется сериал, который они с Димкой будут смотреть по тонкому телевизору. У них теперь есть тарелка, благодаря которой в телевизоре стало много каналов. Вика любит эти иностранные сериалы про вампиров и зомби, которые показывают вечером. И Димка их тоже любит, только потом боится.

Дверь открывают с ноги. Резким ударом. Не совладав с равновесием, с грохотом обрушившись на пол, на четвереньках в комнату вползает нечто с растрепанными волосами и диким воплем. У папы Вики кудрявые волосы, их даже не тронула седина, и плешь не появилась, как у всех его друзей.

— Зомби! — Воскликнул шестилетний Димка и спрятался за кресло.

— Опять нажрался, — брезгливо протянула одиннадцатилетняя Вика.

Нечто развалилось прямо у входа в комнату и захрапело.

— Вылезай, Димка, — сказала Вика затаившемуся братику. — Это всего лишь папка. Зомби не существуют, сколько раз тебе говорить.

Птицы

Даня был красивым и умным мальчиком, пока не начал принимать эти таблетки, которые ему однажды предложил Макс, что живет в соседнем доме. Затем в голове у Дани стали происходить удивительные вещи, вот только никто так и не смог его понять. Даже Макс, который эти таблетки и не принимал вовсе.

Сегодня утром Даня решил, что он птица. Огромный феникс, уставший от бренности мира, расправивший свои огненные крылья, и готовый возродиться. Даня положил небольшую белую таблетку на язык, и подержав ее немного во рту, сглотнул. Он вышел на балкон. Его внимание на секунду привлек старик с авоской в руке, что медленно шел по тротуару.

Максим Сергеевич, гордившийся тем, что благополучно дожил до семидесяти двух лет, приблизился к толпе, что внезапно возникла во дворе.

— Да сейчас каждый пятый летает. То же мне птицы! — фыркнул Максим Сергеевич и направился прочь, шаркая подошвами стареньких ботинок по асфальту.

Мир

Мир перевернулся, пока ты с наслаждением намыливал свое тело, вдыхая аромат нового геля для душа, который купил после работы в супермаркете, что через дорогу от дома и в пятнадцати минутах до твоей душевой кабины.

Страницы книги, что небрежно была брошена тобой на пол, намокли. Да и кому они нужны, эти бумажные книги! Их больше никто не читает. Если бы капли воды попали на корпус твоего новенького ноутбука, ты бы расстроился.

Океан

Витя с восторгом смотрит на огромный океан, не в силах отвести взгляда своих cерых глаз. Глубокий и необъятный, океан манит его своей таинственностью и невероятной красотой. Витя прочел много книг про глубины океана, и может часами рассказывать о животных и растениях, обитающих в нем. Мальчик дотрагивается худенькими пальчиками до плоского экрана. Картинка исчезает.

— Отдохни немного, — говорит мама Вити, крепко сжимая пульт от телевизора.

— Ты отвезешь меня к океану, мамочка? — спрашивает Витя улыбаясь.

— Отвезу, — еле слышно отвечает она, с трудом сдерживая предательски подступившие слезы.

У Вити были кудрявые волосы. А сейчас их нет. Сегодня мама принесла Вите новую книгу про океан. В ней много красивых картинок. Витя не успеет прочесть ее до конца. Утром доктор сообщил о том, что лечение не помогает.

Света

Света пристально смотрит на небольшой бутылек из матового стекла, что стоит на верхней полке за стеклом. Она еще пытается отмахнуться от мысли, что возникла в ее голове пару секунд назад. Максим ушел, хлопнув дверью полминуты назад. Мысль упорно продолжает докучать, словно ребенок, который канюча беспрестанно дергает штанину уставшей матери. Мысль слишком настойчива, чтобы не обращать на нее внимания. Взглянув на ключи, брошенные Максимом на пол возле входной двери, Света достает бутылек с полки. Перламутровый брелок в виде ангела, который она подарила Максиму, разлетелся на мелкие кусочки.

В последнее время их отношения не складывались. Поговаривали даже, что Максим нашел себе другую возлюбленную, намного красивее. Света поправляет выбившийся локон золотистых волос и подходит к входной двери. Плотно прижавшись, она вслушивается в каждый звук, что доносится снаружи. Света со всей силы бьет кулаком по двери и направляется в спальню. Осколок перламутрового брелока впивается ей в ступню, но девушка совсем не чувствует боли. Она пытается открыть бутылек, но никак не получается.

Максим почти дошел до остановки, когда передумал. На улице слишком холодно, чтобы мерзнуть в ожидании автобуса. У Светы есть машина, которой он может пользоваться в любое время. Не стоило уходить из дома в такую погоду, особенно, если некуда идти. Света стала совсем невыносимой в последнее время, но придется потерпеть. Отношения с Олей, с которой Максим познакомился месяц назад, складываются более чем удачно. Она предложила ему переехать к ней как только закончится ремонт в ее квартире. Осталось совсем немного.

— Не открывает, зараза! — ворчит Максим, спускаясь по лестнице. — Ничего, сама потом прибежит!

Света слышит стук в дверь, но никак не может открыть глаза. Веки словно слиплись, стали тяжелыми. Она рада, что Максим вернулся.

Окно

Костя смотрит на небо. Сегодня не проплыло еще ни одно облако. Солнце водит своими лучами по стенам, иногда дотрагиваясь и до золотистых волос мальчика. Костя улыбается. Он любит солнце. Вчера был сильный дождь, и позавчера тоже.

Костя скучает по младшей сестренке. Интересно, она уже достаточно выросла, чтобы поиграть с ним? В темном подвале он совсем один. Хорошо, что есть небольшое окно.

Обстоятельства

— Мои родители разошлись, когда мне было четыре года, — сказал Олег, заглянув в покрасневшие и припухшие от слёз, глаза дочери. — Отец забирал меня к себе на выходные. Затем возвращал меня домой, к матери. Каждый раз я тянул его за руку, надеясь, что он войдет внутрь, но он упрямо стоял на пороге, словно это была некая граница, которую нельзя было пересекать.

— Мне жаль, — вздохнула Марина.

— Каждый год на протяжении восьми лет втайне ото всех я писал письма Деду Морозу с просьбой о примирении родителей. — Олег протянул дочери небольшую коробку из-под обуви.

— Что в ней? — спросила Марина.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 7
печатная A5
от 231