электронная
Бесплатно
печатная A5
234
16+
Микроб

Бесплатный фрагмент - Микроб


5
Объем:
100 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-0966-2
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 234
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

Часть 1

В таблетке царило волнение. Витамины, находившиеся внутри, знали, что проведут в организме остаток своих дней. B7 взял слово.

— Это честь для каждого из нас. Каждый витамин создается для того, чтобы питать и спасать организм. Важно выполнить задачу, и в будущем другие витамины будут с гордостью говорить о первой таблетке Эспадона. Помните, вы — витамины, вы самые полезные органические соединения, на вас возложена огромная ответственность.

— Мой отец уничтожил полиневрит. А дед погиб против цинги, — сказал С18 витамину, что сидел рядом с ним. — А у тебя?

— Мои работали в лаборатории. Испытания, опыты, — ответил он.

— Без этого — никуда, — подметил С18. — А как твое имя?

— Н10.

— А почему ты не надел нашивку с именем?

— Надену внутри организма, — ответил H10.

— Мы погибнем, — судорожно шептал витамин напротив них. — Мы все погибнем. Мы обречены.

— Эй, что с тобой? — вмешался С18. — Это всего лишь микроб.


— Ты не понимаешь. Это уже не просто микроб. Это вирус. Мы его не одолеем.

— Мне тоже страшно, — сказал Н10, пытаясь приободрить его. — Но мы сильнее. А значит — мы победим.

— Вы не понимаете, — обреченно ответил витамин. — Этот вирус питается за счет внутренних резервов организма. Он эволюционирует. Но и это не самое страшное. Он присоединяет клетки.

— Это еще не подтверждено, — с недоверием вставил С18. — А даже если так, то все равно мы возьмем верх. Микроб порожден природой, мы — наукой.

Витамин ничего не ответил, однако было видно, что довод С18 не подействовал на него должным образом.

                                       ***

Эспадон попал на язык ближе к полуночи. Витамины с интересом смотрели в иллюминаторы, улавливая возможность увидеть мягкие ткани неба. Грозно, во всем своем величии перед ними представали зубы, прочная эмаль которых, казалось, способна оберегать их вечно. Они видели хребты, витиевато вздымавшиеся из розовых десен. Экипаж Эспадона почувствовал грандиозность организма, тут, в ротовой полости, им становилось понятно, насколько сложен и масштабен человеческий механизм.

Преодолев шероховатый отрезок на кончике, Эспадон легко понесся по слизистой оболочке языка. Впереди виднелись миндалины. Словно двумя створками в ворота организма встречали они инородных гостей. Вверху над Эспадоном раскачивался язычок — Н7 попросил капитана экипажа остановиться.

— Вот, витамины, мы и прибыли в организм. Уже здесь, в ротовой полости, наши товарищи отдают свой долг, борясь с микробами и вирусами. Предлагаю почтить память ушедших витаминов минутой молчания.

Витамины последовали указанию старшего товарища и провели минуту скорби, прислонившись друг к другу.

— В добрый путь, — сказал H7, дав сигнал экипажу.

Эспадон продолжил движение.

                                        ***

— Пристегните ремни, — объявил капитан Эспадон.

С18 вопросительно посмотрел на H10.

— Глотка, — пояснил Н10. — Будет трясти.

Скорость движения таблетки резко увеличилась. В иллюминаторах были видны лишь стенки. Эспадон проносился по туннелю, периодически виляя из стороны в сторону. И снова пассажиры корабля погрузились в молчание, нервно поглядывая от иллюминатора на соседа.

Через некоторое время лавирование в разные стороны прекратилось. Эспадон еще сильнее увеличил скорость.

— Пищевод, — скрывая волнение, сказал Н10.

— Угу, — подтвердил С18, глубже опустившись в кресло.

Пролетев пищевод, Эспадон ворвался в желудок. Вязкая кашица, наполнившая его, снизила скорость таблетки. Через некоторое время Эспадон и вовсе замедлил собственный ход, опускаясь вместе с тягучей субстанцией вглубь желудка.

— Как точно они следуют заданному маршруту? — спросил С18, осматривая зубчатые стенки желудка.

— Главное было долететь до желудка, дальше уже сам организм будет нас вести, — ответил Н10.

— Свернуть уже не получится, — пошутил С18.

— Уже нет. До сосудов нас доставят в любом случае.

Эспадон продолжал свое движение. С разных сторон на таблетку обрушивались волны желудочного сока и слизи. Однако защитная оболочка Эспадона не позволяла растворить его кислотой, которую выделял организм.

— А ты добровольно записался на Эспадон? — спросил Н10.

— Да, как и каждый преданный долгу витамин. А ты?

— Нет, в таблетку нужен был витамин, отвечающий за связь с клетками и восстановление витаминов. В этом наборе, кроме меня, взять было некого.

— Значит, ты не доброволец, — констатировал вслух С18. — Все же случай предоставил тебе такую возможность послужить на благо организма. Ты ценишь это? — с некоторым недоверием продолжил он.

— Мы проводили опыты, в ходе которых создали аналоги витаминов из неорганических веществ. Они вполне могли бы заменить нас в борьбе против микробов.

— Почему же этого не сделали?

— Слишком много усилий стоило создать Эспадон. Только сейчас сформирован план массового изготовления таблетки. Представь, что будет, если явятся какие-то витамины из лаборатории и заявят, что надобности в Эспадоне нет. Что существуют модели, которые способны выполнять те же функции с меньшими энергозатратами для производства.

— А почему это нельзя огласить? — недоуменно спросил С18.

— Весь курс окажется неверным. Упорство и усилия последних лет тогда следовало бы признать бессмысленными.

— Но если это так?

— Это значит, что позиция поливитаминов — неверная. Думаешь, они признают это?

С18 снова недоверчиво посмотрел на Н10.

— Этого все равно не может быть. Значит, ты что-то не знаешь. На то они и поливитамины, чтобы определять, как бороться с микробами, — рассуждал С18. — К тому же сами витамины в любом случае знали бы, или, во всяком случае, слышали что-нибудь о неорганике.

— Ты знаешь много витаминов, которые трудятся в лабораториях? — парировал Н10.

— Нет, но это всего лишь опыты.

— Я лично могу заверить тебя в том, что эта практика ведется давно. Она успешна и может применяться в любое время. Еще до моего деления родители пытались получить разрешение на транспортировку неорганической таблетки в организм. Но им этого так и не разрешили.

— На это, наверное, есть веские причины. Может причинить вред организму ведь…

— Результаты опытов показывали, что это невозможно. К тому же существовали варианты для безопасного погружения таблетки вместе с опытными микробами на борту, которые в любой момент могли бы обезвредить неорганические вещества. Но вместо этого мы и подобные нам витамины отправляются в организм навсегда.

— Мы первые в своем роде, — уже начинал выходить из себя С18.

— Как и тысячи других экипажей, названных другими именами, — ответил Н10.

— Хватит! — вырвалось у С18. — Я здесь, потому что хочу помочь организму уничтожить микроба. И заметь — я здесь добровольно! Если тебя призвали, а ты не хочешь послужить организму, то это еще не повод сеять тут смуту.

Н10 промолчал.

Эспадон преодолел желудок. Снова загорелись огни на корабле. Проходя по извилистым тоннелям двенадцатиперстной кишки, витамины уже не так охотно наблюдали за его спиральными стенками. Интерес в очередной раз сменился осознанием факта, что организм стал их вечным домом.

                                        ***

— Подъем! — резкий голос В7 разбудил отдыхавших витаминов. — Подъем! Печень.

Витамины встрепенулись. Перед ними представал распределительный пункт, из которого каждого из них направят в свой участок организма.

— Привести себя в порядок! Надеть нашивки, — приказал В7.

Витамины выполнили приказ и вернулись на свои места, ожидая прибытия. Эспадон некоторое время кружил около центрального аэродрома. Получив разрешение, капитан дал команду на снижение.

В7 встал около выхода, еще несколько раз поправил свою нашивку, посмотрел в иллюминатор и обратился к витаминам.

— Витамины, внизу нас встречают поливитамины, а также другие органические вещества и соединения. На нас возлагают огромную надежду. Будьте мужественны, да и поможет нам наука.

Витамины с воодушевлением слушали речь В7. После чего по одному стали выходить на аэродром. Выстроившись в шеренгу, они выслушали приветственную речь одного из поливитаминов, а затем несколько маленьких гранул по группам увезли в казармы. Эспадон витамины видели в последний раз.

                                        ***

Всю информацию прибывшие на Эспадоне получали в учебном центре печени. Видевший уже не одну тысячу новичков Р77 по пунктам объяснял строение организма.

— Витамины! Вы будете направлены в мозг. Именно там развернутся все боевые действия против микробов, — указкой он провел по карте, на которой в увеличенных размерах был показан человеческий мозг. — Обратите внимание на то, что мозг делится на два полушария, — Р77 контурно обвел каждое из них. — На первом этапе вы отправитесь в Левое полушарие. Здесь через спинной мозг вы должны проникнуть к мозжечку. Ваша задача — закрепиться на этих двух участках. По сведениям нашей разведки микробы оккупировали эти зоны. После того, как данные участки перейдут под контроль витаминов, вы отправитесь в Правое полушарие, где также будете вести антимикробные действия против захватчиков. Вопросы есть?

— Есть! — крикнул один из витаминов. — Вне организма говорят, что микроб проник до височной и затылочной частей.

— Это неправда, — мгновенно ответил Р77. — Микробы находятся на пограничных пунктах мозжечка и спинного мозга. Дальше они не продвинулись.

— Есть сведения, что микроб уже преобразовался в вирус, — крикнул другой витамин.

— Откуда у вас такие сведения? — все с той же невозмутимостью спросил Р77. — Скажите, откуда?

— Вне организма говорят, — парировал витамин.

— Они там, а мы здесь. Нам тут больше известно. Все, что говорится вне организма, — это результат дезинформации, пущенной микробом.

— Но как вы объясните поведение организма? Его реакцию на микроба? По всем признакам похоже, что это вирус, и запущенная организмом ответная реакция — это борьба с ним.

— Ну что за ерунда, — рассмеялся Р77. — Каждый организм индивидуален, вы пытаетесь говорить о нем, набрасывая кальку среднестатистического организма. Поведение организма — это его реакция именно на микробов.

— А это правда, что данный микроб способен не только уничтожать клетки, но и заражать их, таким образом превращая в микробов?

— Все это неправда! — улыбнулся Р77. — Это результат пропаганды микроба, давайте на этом закончим разговоры, не касающиеся темы устройства организма.

Витамины притихли.

— Как только вы попадете в свою гранулу, то отправитесь по сосудам к боевым действиям. Сразу же хочу обратить внимание на контакт с клетками. Несмотря на вашу миссию, не все клетки адекватно воспримут вас. Для большинства естественных обитателей вы являетесь инородными представителями, пришедшими из чуждой им среды. Но будут и те, кто поможет вам.

— Можно вопрос? — спросил кто-то из витаминов.

— Да.

— Могут ли клетки причинить вред витаминам?

— Могут. Это редкие случаи, но такое иногда случается.

— Что делать в такие моменты?

— Ни в коем случае не применять силу, — ответил Р77. — Ни при каких обстоятельствах. Максимум — дайте отпор. Запомните, отношение клеток к вам — это реакция на действия микроба. Они просто не всегда осознают, что для них благо, а что нет. Вы инородные тела, поэтому порой клетки бывают агрессивны. Но ваша главная задача — это спасти организм, а клетки — это его главные обитатели. Поэтому, что бы ни случилось, максимум, что вы можете — обезвредить клетку. Максимум.

— Возможны ли столкновения с эритроцитами и лейкоцитами?

— Нет. Исключено. Они полностью на вашей стороне. Для тех, кто не знает: эритроциты и лейкоциты ведут собственные боевые действия против микробов, эти кровяные тельца являются нашими союзниками.

— А правда, что против микроба погибло большое число лейкоцитов? — спросил кто-то из витаминов.

— Потери были, но все они не носили катастрофический характер, — Р77 оглянул класс, не услышав новых вопросов, продолжил. — В целом ситуация находится под контролем организма, однако вы должны понимать, что дальнейшее передвижение микробов в мозг приведет к очень трагическим последствиям.

Он обвел класс взглядом.

— После лекции вы получите пособие по анатомии. Советую вам серьезно отнестись к изучению организма до пересылки вас к боевым действиям, — тут Р77 сменил доверительный тон на строгий. — Многие из вас погибнут. Вы попали на войну. И микробы не будут смотреть на то, что вы не знаете, как двигаться по сосудам или укрываться в мягких тканях. Микроб не будет ждать, когда вы найдете дорогу до штаба в коре головного мозга. Знания, полученные здесь, могут спасти вам жизнь. На этом все. Да поможет вам наука.

Тактика ведения боевых действий против микробов состояла в перманентных атаках, нацеленных на изнеможение и дальнейшее уничтожение врага. Для ее осуществления руководство приняло решение укомплектовывать гранулы таким образом, чтобы в составе находились разноплановые представители витаминов.

Каждой гранулой управлял капитан. У него был помощник. Также в грануле должны находиться два фронтовика, один разведчик, медицинский витамин и связной, отвечающий также за снабжение гранулы необходимыми припасами.

За отбор витаминов отвечала специальная комиссия. Все прибывшие были построены в ряд, ожидая своей очереди. Н10 очень не нравилось отношение комиссии к витаминам. Для сидящих в центре зала они являлись лишь расходным материалом в борьбе против микроба. Все эти витамины, которые, возможно, погибнут, выполняя свой долг, представляли для комиссии всего лишь массу органических тел, выполнявших функции кулака. Поэтому, когда очередь дошла до Н10, то на вопросы он стал отвечать с тем же презрением, с каким члены комиссии относились к прибывшим витаминам.

— Главная функция?

— Вы читаете мое дело, там все написано, — ответил Н10.

— Отвечайте на вопросы, что нам нужно, мы сами решим, — раздраженно ответил член комиссии.

— Главной моей функцией является служение организму, — с невозмутимостью парировал Н10.

— Кто это? — пренебрежительно спросил другой член комиссии, обводя коллег. Затем взглянул на Н10 и сказал. — Вам что, не ясно? — он повысил голос. — Отвечайте конкретно на поставленные вам вопросы. Вы что о себе возомнили? Свои остроты оставьте при себе.

— Подождите, подождите, — сказал еще один член комиссии. — Это же Н10. Сын Н4 и Н9.

— А, ну тогда все понятно, — прокомментировал сидящий в самом конце. — Уважаемые члены комиссии, я расскажу вам, в чем тут дело. — Он жестом попросил внимания. — Как уже было сказано, Н10 является сыном уважаемых витаминов-исследователей. Мы все знаем, что и Н4 и Н9 внесли огромный вклад в развитие научной деятельности в исследовании организма. Более того, и прежние поколения этой замечательной семьи всегда удостаивались самых лестных слов в отношении своей работы. Но вот что произошло. Н4 и Н9 утверждают, что органические соединения не приносят должного эффекта, находясь в организме.

— Как же это так? — рассмеялся другой член комиссии. — А что же мы тут делаем? Что делают все присутствующие витамины? В свое удовольствие катаются по сосудам? — Остальные подхватили его шутку смехом.

— Они утверждают не это, — ответил Н10. — Мои родители, как и многие другие уважаемые витамины-исследователи, доказали, что гораздо эффективней использовать неорганические соединения для борьбы с микробом. Их позиция в отношении витаминов — чистая клевета. Они никогда не утверждали, что нахождение витаминов здесь — безрассудство. Родители говорят о том, что смена органики на неорганику станет шагом вперед и уменьшит потери среди витаминов.

— Но ведь их домыслы не нашли подтверждения.

— Опыты были остановлены поливитаминами. Чтобы скрыть от вас правду. Только лишь поэтому у нас сейчас здесь нет официального заключения.

— Ну, хватит! — не выдержал один из витаминов. — Ваши личные обиды не дают вам право попрекать поливитамины.

— В конце концов, результатов ваших исследований сейчас нет, а значит, что называется, и доказательств ваших слов тоже, — в более спокойной манере резюмировал витамин в конце стола. — И я поддерживаю коллегу — для критики поливитаминов существуют другие поля. Сейчас вы находитесь в организме, будьте добры следовать тем правилам, которые здесь приняты.

— К сожалению, мне ничего не остается, кроме как сделать это.

— Вот и хорошо. Как я понимаю, у вас также есть опыт работы научной деятельности?

— Я предлагаю уважаемой комиссии рассмотреть Н10 в качестве медицинского витамина, — предложил один из членов комиссии.

Получив одобрение среди коллег, он продолжил:

— Н10, вы направляетесь в гранулу в качестве медицинского витамина. Есть ли у вас какие-то вопросы или пожелания?

— Нет, — спокойно ответил Н10.

— В таком случае достойно послужите организму, и да поможет вам наука!

                                        ***

После того, как витамины узнавали свою должность, их расформировали по профильным группам для дальнейшего обучения. Н10 без интереса слушал информацию о функциях и должностных обязанностях медицинского витамина. И лишь когда речь заходила о мерах по оказанию помощи витаминам, Н10 вовлекался в полемику. Он спорил с лекторами, доказывая своими знаниями нецелесообразность некоторых действий, которые им трактовали правила. Неоднократно Н10 ставил обучающий персонал в неловкое положение, доказывая правомерность своих доводов. Всем было ясно, что в медицинской и исследовательской деятельности ему не было равных.

Через некоторое время к Н10 подошел один из служащих витаминов и велел проследовать за ним. Они дошли до квадратной доли печени, после чего служащий витамин указал на здание Совета, в котором ожидали Н10. Получив на проходной разрешение пройти, он поднялся на второй ярус и зашел в единственную аудиторию.

Снова перед Н10 предстала комиссия, однако теперь в нее входили не только витамины, но еще и несколько поливитаминов, которых всегда можно было опознать по соответствующим нашивкам спереди.

Поприветствовав Н10, один из поливитаминов, что сидел посередине, обратился к нему.

— Мы слышали о ваших блестящих познаниях в области медицины и анатомии. Очень хорошо, что в рядах фронтовиков находятся такие выдающиеся витамины, — он сделал небольшую паузу, внимательно всмотревшись в документ перед собой, затем перевернул страницу, снова посмотрел на Н10 и продолжил. — Мы позвали вас сюда для того, чтобы сделать вам предложение.

— Я весь во внимании, — ответил Н10.

— Мы хотим предложить вам место в лаборатории при Совете. Сам центр находится здесь в печени. Условия содержания самые что ни есть пристойные. Питание, отдых, достойное рабочее место, квалифицированные сотрудники. На данный момент можем предложить вам должность витамина-анатома. Вы будете исследовать витаминов, разрабатывать программы для увеличения их работоспособности, средства для скорейшей адаптации их в организме и непосредственно на фронтах.

— Спасибо, но я откажусь, — ни секунды не задумываясь, ответил Н10.

— Почему?

— Я считаю, что органические соединения не должны участвовать в боевых действиях против микробов.

— Как это связано с нашим предложением?

— Мое присутствие в организме — это акт против позиции моих родителей.

— Снова возвращаемся к старой песне, — недовольно прокомментировал один из витаминов.

— Постойте, — перебил его поливитамин. — Значит, вы считаете, что мобилизация вас, как боеспособного витамина, — это следствие карательных действий против вашей семьи?

— Совершенно верно.

— Вам известно, что все витамины, достигшие боеспособного возраста, отправляются в организм?

— Да, но…

— Без «но». Будьте добры отвечать конкретно. Исключение составляют лишь те витамины, которые официально состоят на службе в лаборатории вне организма или является поливитамином. Насколько я знаю, вы не являетесь ни тем и ни другим. Верно?

— Да, — ответил Н10.

— В чем тогда состоит карательный акт?

— Вы же понимаете, что в лаборатории я трудился с самого начала, и получение статуса работника был лишь вопросом времени?

— Ничего я понимать не собираюсь. Я понятия не имею, сколько витаминов, как вы, могли находиться в лаборатории. Конечно, я допускаю, что вы были вхожи туда, но, в конце концов, вы пытаетесь дискредитировать поливитамины, при этом у вас нет ровным счетом ничего, что бы указывало на их хоть какое-то нарушение.

Н10 не стал ничего отвечать.

— Вы понимаете, что находитесь в организме на законных основаниях?

— Да. Понимаю, — ответил Н10, потупив взгляд.

— Вы видите, что права витамина не нарушены?

— Да, я согласен.

— Вы принимаете наше предложение?

— Нет.

Поливитамин встал из-за стола. Затем подошел к Н10, посмотрел на него, снова взял его дело и сказал.

— Вы напрасно геройствуйте. Я А5. Вы слышали обо мне?

— Да, приходилось.

— Я ведь не раскидываюсь предложениями просто так. Для многих витаминов это честь — получить от меня просто похвалу, не говоря о награде или медали. Вы что, думаете, вы один такой?

— Никак нет.

— Отчего же вы тогда так себя ведете? Бросьте, — обойдя Н10, сказал А5. — Вы ведь понимаете, что работа в печени — это курорт по сравнению с тем, что с вами может быть.

— Я готов честно служить организму, будучи на фронте.

— Я тебя отправлю в самое пекло, где самые передовые микробы набрасываются на таких вот свеженьких витаминчиков, как ты! — не выдержал А5. — Они с такой ненавистью уничтожают их, что даже лейкоциты не могут найти их тела. Я тебя отправлю в район продолговатого мозга, и если ты выживешь, в чем я лично сомневаюсь, то прибежишь обратно, чтобы я взял тебя в лабораторию! Ты меня понял?

— Так точно.

— Готовьтесь!

                                        ***

Гранулу начали готовить к отправке еще вечером. Было решено, что вместе с Н10 на корабль отправятся самые сильные представители Эспадона. Капитаном гранулы был назначен В4, который являлся на Эспадоне помощником капитана. В свою очередь его помощником назначили В8, исполнявшего роль механика на том же судне. Фронтовыми витаминами стали С18 и Е6. Связным витамином назначили F72, бывшим диспетчером на Эспадоне. Сам Н10 отправлялся на боевые действия в чине медицинского витамина.

Витамины садились в свои гранулы в приподнятом настроении. Обучение в печени многих обременяло, вводило в тяжелое сумрачное состояние. Ощущение собственной мелочности перед громоздкостью и масштабностью войны с микробом накладывало отпечаток на настрой витаминов. Сейчас же, отправляясь непосредственно на фронт, получая личное оружие, каждый витамин чувствовал в себе силу уничтожить микроба, повлиять на исход войны.

— Ну что, Н10, готов к войне? — с дружеской издевкой спросил С18.

— Готов, — доброжелательно ответил Н10. И сел рядом с ним. — Как хорошо, что мы снова вместе. Умирать легче вдвоем.

— Я лично помирать не собираюсь. Уничтожим микроба, а потом отправимся куда-нибудь в селезенку радоваться жизни.

— А почему в селезенку?

— Ну или в поджелудочную железу, я не знаю. Говорят, там хорошо. Слышал, у тебя были неприятности с поливитаминами?

— Ерунда. Мелочи. Сейчас все хорошо, — ответил Н10.

— Это, конечно, не мое дело, но, по-моему, тебе лучше не рассказывать никому про то, что было там за организмом. Они сильнее.

— Спасибо, С18, за совет, но я не делаю ничего запрещенного. Я всего лишь говорю правду.

— Хорошо, — не желая продолжать спор, сказал С18.

Все витамины надели нашивки с именами и пристегнули ремни. Гранула медленно набирала скорость. Витамины устремили взор в иллюминаторы. Из печени они улетали, огибая правую долю, на которой не проходили обучение. Перед ними раскинулся гладкий склон одного из сегментов, они увидели центральную вену, от которой мелкими кратерами раскинулись желчные капилляры.

Пролетая над промышленным сегментом, витамины осматривали базы, на которых обезвреживались токсины и аллергены. Затем капитан экипажа показал им завод по выделению глюкозы, обеспечивающей весь организм. Неподалеку находились предприятия по хранению углеводов, белков, жиров, минеральных веществ. На окраине промышленного сегмента стоял завод по выделению желчи.

— Мы должны сделать так, чтобы все это сохранилось, — сказал С18. — Мы уничтожим микроба, а организм будет жить еще долго.

Гранула направилась к сосудам. Движения по ним, а также по венам и артериям позволяло в кратчайшие сроки добираться до большинства пунктов в организме. Наиболее безопасным путем считалась транспортировка до легких, где, попав в малый круг кровообращения, можно было вмиг добраться до сердца, а затем, перейдя по маршруту большого круга, — попасть к мозгу.

Гранула двигалась по запланированному маршруту. С18 отдыхал, набираясь сил перед будущими сражениями, Е6 и F72 беседовали о сложностях будущей жизни в организме, Н10 смотрел в иллюминатор, прокручивая про себя воспоминания о родителях. В этот момент гранула остановилась.

Витамины сразу же поднялись. Посмотрев в иллюминаторы, они не увидели ожидаемых легких. Гранула стояла у охраняемого пропускного пункта. Впереди было что-то гигантское светло-коричневого цвета. Это тело обволакивала слизистая оболочка.

— Похоже на почку, — предположил Н10.

— Что мы тут делаем? — спросил F72.

Ответить никто не смог. Включив громкую связь, слово взял капитан экипажа.

— Витамины, необходимо выйти из гранулы.

Около гранулы их ожидали вооруженные пограничные клетки. Взяв у капитана рецепт, главный среди клеток с видимым недоверием вчитывался в него.

— Здесь указано, что вы направляетесь на борьбу с микробом. Почему держите путь через почку?

— Маршрут согласован со штабом, — ответил капитан.

— В печени сейчас такой беспорядок, что неизвестно, кого они направляют и куда. Насколько мне известно, гранулы обычно летят по другому пути.

— В моем экипаже представители Эспадона, поэтому гранула любыми средствами должна быть доставлена до боевых действий.

— Понятно, — вмешался другой пограничный. — Слышали о вас. Сегодня Эспадон, завтра еще кто-нибудь. Толку-то ноль. До вас было много всяких разных, некоторые тоже через почку доставлялись, с важным видом, как у вас.

— Прошу соблюдать субординацию, — ответил капитан.

— Это вы в грануле командуйте, а здесь не нужно, — продолжал он. — Сейчас от витаминов пользы не больше, чем от дохлой клетки. Последние и вовсе были вредны для организма. Мы тут в три раза сильнее работали, чтобы вывести потом вас. — Он показал жестом на почку. — Была бы моя воля, я обошелся бы без вас. У нас ничего, организм сильный, свои клетки здоровые.

— Все пожелания высказывайте в штабе. А нам нечего это высказывать.

— А в штабе давно масса поливитаминов уселась. А он не клетка, его кормить в три раза больше нужно. Да ведь не жалко бы было, если польза есть. А что в итоге? Тромбоциты в день столько мертвых привозят, что сейчас работаем, чтобы только избавляться от тел.

— Я действую согласно приказам и не обсуждаю их. Так что будьте добры и вы выполнить свои непосредственные обязанности.

— Полный досмотр гранулы и витаминов, — скомандовал он.

Капитан, не скрывая недовольства, велел помощнику открыть все отсеки гранулы. Клетки подгоняли витаминов, затем тщательнейшим образом осматривали содержимое сначала корабля, а после багаж всего экипажа.

Не обнаружив ничего запрещенного, старший пограничной смены разрешил витаминам собирать разбросанный багаж.

— Как будто мы паразиты какие-то, — вслух сказал С18, недовольно собирая сумку.

— А вы думали — мы вас с оркестром встречать будем? — усмехнулся кто-то из клеток.

— Посмотрим, как вы заговорите, когда мы микроба уничтожим, — ответил С18.

— Быстрее мы твой труп в цистерну с мочой доставим, — крикнул кто-то другой. Все клетки дружно засмеялись. — Микроба он собрался уничтожить. Ты его хотя бы видел?

— Нет, не видел, — озлобленно сказал С18. — Но я витамин! И вы мне не ровня, клетки! Мой дед от цинги погиб, а отец полиневрит уничтожил, и я не позволю вам со мной так себя вести! Ясно? — Он сделал несколько шагов к толпе. — А микробом меня пугать не надо, я создан для того, чтобы уничтожить любой микроб. За мной наука, поэтому бояться мне нечего. А вот вам есть чего опасаться. Вы же только можете досматривать прибывших витаминов, да тела тех, кто пал, в чан с мочой выводить. Если сюда микроб придет, то делать-то чего вы будете? А?! Клетки?

— Да ты что себе позволяешь? — старший смены вышел прямо к нему. — Кем ты себя возомнил? Из организма тебя, может быть, вывести? Я тебе сейчас это быстро устрою.

— Постойте, постойте, — вмешался В8, заслонив С18, — не нужно горячиться. — Он неправ, но ваши тоже хороши. Чего они провоцируют его?

— Пусть держать себя умеет, — спустил пыл пограничник, осуждающе посмотрев на С18, а затем на клетки. — Не дело сейчас между собой выяснять отношения. Микроб лютует, а мы здесь скалимся. Давайте проезжайте.

После этого гранула въехала в почку.

                                        ***

— Они нас ни во что не ставят, — не мог остановиться С18. — Им только шлагбаум открывать. Чертовы клетки!

— Имеют право, — вмешался Н10. — Они родились в организме, а мы чуждые этой среде.

— Если они сами не справляются, кто виноват? Мы же им помочь приехали! Между прочим, своей жизнью рискуем. А им что? Одно слово — клетки.

— Молодой еще этот витамин, — вернувшись из кабины, усмехнулся В8. — Ты что, думаешь, что витамин сильнее клетки?

— Конечно! — ответил С18.

— Может быть, на фронте витамин и сильнее клетки, но ты воюешь за что? За свою жизнь, за имя, за науку на край. А они? — В8 пристально посмотрел на С18 и продолжил. — Они здесь родились, тут будут рождаться новые клетки, они окажут сопротивление, пока организм весь не падет бездыханным.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 234
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: