электронная
160
печатная A5
656
18+
Между женой и секретаршей

Бесплатный фрагмент - Между женой и секретаршей

Прощание

Объем:
536 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-1737-6
электронная
от 160
печатная A5
от 656

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Часть 1. Мой грех в тебе

Жена молчит, и я страдаю с нею,

Любимая печально слезы льет,

Жена — эшольция, подруга — орхидея,

А я, — объявший их лучами небосвод!


Мы шли втроем из леса под дождем,

Сырые все, промокшие до нитки,

Мы жили жизнью как безумным сном,

Постоянно совершая в нем ошибки!


Жена растаяла с подругой вдалеке,

Я выпил водки и прижался к дубу,

Держа бутылку как судьбу в руке,

Я целовал подруги призрак снова в губы!


В своем безумии несчастный,

С тебя не слезу никогда,

Мгновенья сладостного счастья

Лишь заберут с собой года!


Жена с подругою вернулись,

И понесли вдвоем меня,

Я возлежал на них как Улисс,

Дышавший долгой страстью дня!


Жена любовницу сажает на колени,

А я в ногах их благостно лежу,

Даже мысленно связались наши тени,

Привыкая в чувствах к миражу!


Лежит любимая на мне, жена молчит,

О чем подумала, когда сюда зашла,

И отчего у всех счастливый вид,

Будто в раю давно моя душа?


Мое безумье связано со мною, —

Жена, любовница, еще моя работа,

Все за мгновение снесет одной волною,

Но пока люблю, — и жить — охота!


Любимая, раздвинь скорее ножки,

Бутылка выпита, ты снова на столе,

Вся изогнулась как мечтательная кошка,

Давай растаем в сладостном тепле!


Объелась лука милая и водки,

Но этот странный зверский аромат

В лесу, в траве, и с позаросшей тропки

Бросает с содроганьем в райский сад!


В саду меж бедер буйствует желанье,

В пещеру испуская жизни сок,

Я чую как любимой обладанье

Рождает в сердце бешеный восторг!


Мы с милой в космосе летали,

Луна нас приняла в момент,

И мы вдруг страстно, без печали,

Объединились в вечный свет!


Разочарован этим миром,

Но околдован вновь тобой,

Я в твоем лоне слышал лиру,

Гимн в небеса летел стрелой!


Опять ты встретилась с моей женою,

И вы обнялись, а не подрались,

Весь лес наполненный душистою весною,

Рождал в себе ликующую жизнь!


Твой зад, любимая, колышет

Мой сладострастный резвый конь,

Как голубь я скрываюсь в ниши,

Влетев в тебя — в твой сладостный огонь!


Что-то хотел я сделать, но не сделал,

Зато в твои объятия упал,

Лаская твое сладостное тело,

Я сам себя у всех людей украл!


Километры звуков о любви,

Море песен о бесстыжих содроганьях,

Меня с любимою уносят от земли

В одно бессмертное безумное дыханье!


Ты плохо кончишь! — говорили в детстве мне,

И я, еще малец, тогда подумал,

Что, в общем-то, закончат плохо все,

И на кресте об этом говорит рисунок!


С тобой недолго сдохнуть от экстаза!

Эка ты пронзил меня насквозь! —

Шептала милая, моргая левым глазом,

Хотя с минуту мы уже лежали врозь!


Сижу начальником и дую в чашку чая,

Любимая в ногах уже лежит,

Клиент стыдясь, испуганно моргает,

А мне чихать, и на клиента, и на стыд!


Жена пришла, молчат с клиентом оба,

Руками ноги секретарша обвила

И спьну шепчет про любовь до гроба,

А я чаек хлебаю тихо со стола!


Стонет милая, раскинув спьяну ножки,

А я пью чай с невозмутимым видом,

Жена мне сахарку бросает ложку,

Клиент сбежал, оставив дверь раскрытой!


Жена ушла, а я остался с секретаршей,

Она пьяна, а я безумно трезв,

Но когда мы на столе опять заляжем,

Я буду в ней до капли крови весь!


Стол скрипит, опять дрожу с любимой,

Жена за дверью притаилась вроде мыши,

Боже, как в любви неутомимо

Мы на голову себе роняем крыши!


Жена вошла, когда мы с милою оделись,

Нам было стыдно, но совсем едва,

Мы еще были в ощущенье цели,

И не могли еще произносить слова!


Жена сказала: Милый, разведемся!

Любимая вскричала: Ну, зачем?

А я глядел в дали на тающее солнце,

Не ощущая в существе своем проблем!


Я вас любил, любовь моя, быть может, —

Сказал поэт, я милым повторил,

Жена с любимою расквасили мне рожу,

Ибо проблему видеть я не чуял сил!


Любимая с женой меня ведут,

А я спросил: Куда? Меня шатает!

Они мне хором крикнули: В медпункт!

Ведь ты из сердца кровью истекаешь!


В медпункте нос залили йодом,

Иду с любимой и с женой как черт,

Зато дышу по ветру кислородом

И готов еще производить народ!


С любимою забылся на бугре,

Под бугром жена на нас глядит,

Будто ловит привидение в костре,

На котором наша страсть кипит!


Всю ночь любимую любил я на бугре,

Моя жена рыдала под бугром,

Все люди таяли в безумнейшей игре

С названием «Гоморра и Содом»!


В ребенке маленькое солнце

Загорается улыбкой на лице,

И раскрывает мне зарю в оконце,

Чтоб жизнь моя еще светилась на конце!


В лесу с любимою вино

Я пью безумными глотками,

И чую, что уже давно

В ее душе гуляет пламя!


Проникнув в норку, я горю,

Горит весь разум, мысли, чувства,

Уже ору: Кончай игру!

Меня убьет твое искусство!


Я вмиг исчез, потом возник,

И на любимой вновь дрожу,

Никак не выразит язык

То, что подобно миражу!


Я, безусловно, не начальник,

Хотя ношу по жизни крест,

Мой кабинет, и он же спальня,

Я с милой сбрасываю стресс!


Клиент пришел и наорал,

Зачем пришел, — мне неизвестно,

Я в секретаршу проникал,

Позабываясь в нежном месте!


Гляжу в окно, — на небе тучи,

На шее милой мой засос,

На мне ее засос могучий,

Вот отчего так сиз мой нос!


Сижу с любимою на кресле,

Клиент стучится громко в дверь,

Но поздно, — слились наши чресла,

И я уже рычу как зверь!


Клиент стучал уж больше часа,

Потом стремительно затих,

Когда от сладостного взмаха

Я заорал как будто псих!


Лежу с любимою в постели,

И думаю, как много лет,

Я постигал в ней свои цели,

Чтобы увидеть божий свет!


Меня прижав к своей груди,

Любимая уж нежно стонет,

И шепчет мне: Скорей входи!

Пожар зари бушует в лоне!


Пил водку, щелкая орехом,

А милая лежала на столе,

И нам обоим было не до смеха,

В одно мгновение вместилось 10 лет!


Целую милую, ласкаю,

Дышу как конь горячий в пах,

Она же как волна морская,

Меня обвив, глотает прах!


Долблюсь с любимой на дощечке,

Дощечка катится в ручье,

Потом уже бежит по речке,

Нам все равно, — куда, зачем!


Куда приткнуться человечку,

К своей любимой в нежный зад,

Умрем, — на каменной дощечке

Запечатлеют скромный взгляд!


Любимая, какая сила,

Меня сейчас влечет в тебя,

Неужто даже за могилой

Нас ждет безумная стезя?


Ты влюблена в меня как кошка,

И каждым утром на столе

Ты раздвигаешь сразу ножки,

Ибо любовь и есть наш хлеб!


Брожу по лесу с милой и малышкой,

Рвем то цветочки, то листву на деревах,

Когда уснет, мы тихо будто мышки

Зароемся друг в дружку, в чудный прах!


Когда-то кто-то был здесь похоронен,

Везде могильный барвинок цветет,

А я в любимой, в ее нежном лоне

Над спящим прахом сотворяю род!


Дуб листвой слегка колышет,

И малышка крепко спит,

Я в любимой, в ее нише

Пробираюсь в нежный стыд!


Проснулась малышка, мы встали,

И снова по лесу пошли,

Светились прозрачные дали,

Как мы в ощущенье любви!


Вся жизнь проходит как-то странно,

И я любимую таинственно люблю,

Порой так рыбка с рыбкой в океане

Шлют свое посланье кораблю!


Меня любимая глотает как пучина,

Лаская тут же страстной крутизной,

И я как возбужденный ей мужчина,

Лечу в ее прелестный мезозой!


Приехал проверяющий с Москвы

И обласкал меня со всеми матерями,

Но мы с любимой в прелестях любви

Опять слились волшебными краями!


Не знаю, что там говорят, но в самом деле,

Я всегда в любимой без помех,

Зарываясь в ее нежном теле,

Ощущал прекрасный чистый грех!


В часы прекрасного досуга

Я в милой сладостно тону,

Жена пьет водку от испуга,

А я храплю в чужом плену!


Пришел под утро, извинялся,

Что ночь пробыл на стороне,

Жена простила вдруг мерзавца,

Мы водку долго пили с ней!


Моя жена уже во сне,

А я с любимой раздеваюсь,

Я в дом привел ее к себе

И улыбаюсь как мерзавец!


Жена проснулась вдруг в кровати,

Мы с милой замерли вдвоем,

Но наше страстное объятье

Уже взорвало криком дом!


О, Боже, мне кошмар приснился,

Я сплю давно с хмельной женой,

И ощущаю мало смысла

В судьбе, укрытой вечной тьмой!


Бегу со страстью на работу,

Уж секретарша страстно ждет,

И ей, и мне всегда охота,

Производить родной народ!


Любимая дугою изогнулась,

Дрожит как россомаха на столе,

О, вот, он, рай, — безумство, страсть и юность,

Что еще нужно смертным на земле?


Сломали стол и на полу трясемся,

Стучатся в дверь, а мы вдвоем дрожим,

В душе сияет пламенное солнце,

О, как прелестно слиться с лоном молодым!


Лежу с любимой под дождем в ненастье,

Захвачен в плен ее безумным естеством,

Рыдаю в ней и весь дрожу от счастья,

Осознавая, что сроднился с колдовством!


Что делать с диким подсознаньем, —

Везде влезаю на тебя,

И чресл безумное восстанье, —

Мой день и час, моя судьба!


Не влезай, а то убьет! — мне шепчет милая,

Но я влезаю и от тока весь дрожу,

Любовь внутри с невероятной силою,

Приближает наш с ней образ к миражу!


Мы с тобою не в Америке живем,

Но все равно рисуем вечное богатство,

Твое лоно — мой волшебный дом,

Твои губы — сказочное явство.


Загуляла милая,

Стонет очень громко,

Я с безумной силою

Делаю ребенка!


Наши предки ели желудь вместо хлеба,

А я милую люблю вместо жены,

И жду, когда гроза заполнит небо,

И растают мои сладостные сны!


Дрожит от нежности сердце,

Милая вдруг язычком,

Острее жгучего перца,

Прожгла, пленяя нутром!


Я разложил тебя на письменном столе,

Обнажив все естество в очарованье,

И ты светилась как звезда во мгле

Безумной чистотою обладанья!


Под гибкой ивою ты страстно изогнулась,

И я вошел в твою святую глубь,

Как жарко прикоснулась твоя юность,

Срывая поцелуи с моих губ!


Оторвал твои глаза от документа

И увез подальше за леса,

Где в безумной близости момента

Нас соединяли чудеса!


Отдай мне лоно, я глаза закрою,

Хочу всю жизнь я ощутить через него,

Чтоб мне как неизвестному герою

Слагало память все земное бытие!


Не успел войти, жена ударила,

Одну пощечину, другую за тебя,

И на моем лице теперь такое зарево,

Так в твою честь горит моя судьба!


Год за годом меня утешаешь

Нежным лоном и сердцем живым,

Так скала, что покрыта лишаем,

Сладко спит, забываясь лишь с ним!


Любуйся и ликуй! Люби уже, раз можешь!

Ведь время съест всех нас через своих червей,

Но все останки вновь зальет лучами Боже,

И нас с тобой в лесу соединит ручей!


Есть камень у ручья, могила у дороги,

Но почему тебя порою нет со мной,

Ведь если наверху Вселенная вся в Боге,

То почему тогда я мучаюсь с женой?


Неужели в расстоянье есть спасенье,

Так обладая миг тобой, я вдалеке,

Не чуя совести творящей угрызенья,

Держу весь шар земной с тобой в своей руке!


Я не могу решиться сам, веди меня,

Повелевай же мной в постели и где хочешь,

А если будет нападать моя жена,

Раскрой ей таинство волшебной нашей ночи!


О, беспроглядная прожорливость пространства,

Ты вслед за ним мой образ спрятала в себе,

В волненьях плоти чую сказочное блядство,

Ты страстной бурей выражаешь миг в судьбе!


Уперся я в тебя как будто в стену,

И за тобой уже не вижу ничего,

Лишь кровь гуляет в сумасшедших венах,

Любовь прекрасна! Жаль, что бренно бытие!


Твое платье флагом повисает

На ветвях у сказочной реки,

Комочком чувств дрожишь на мне, родная,

Невероятно, — мы с тобой везде близки!


Как вырваться порою нелегко,

Мне из моих брачных уз,

Но пробуя тебя в лесу на вкус,

Я осязаю Вечность глубоко!


Опять ты мною страстно занята, —

Едим шашлык, глотаем вместе водку,

Уже разделась, божья красота,

Ну что ж, садись со мной долбиться в лодку!


Куда плывем, — не знаем сами,

Но в лодке сладостно долбясь,

Мы чуем, что под небесами

Имеет всё святую связь!


Пристала лодка наша к пляжу,

Народу куча, все глядят,

Как я ласкаю секретаршу

И веслами гребу назад!


Уплыли от людей подальше,

И слава Богу, нежный зад

Моей безумной секретарши,

Опять раскрыл мне райский сад!


В раю, в саду, меж чудных бедер,

На лодке в сладостной реке,

И на моей счастливой морде

Расцвел твой огненный букет!


Река течет все дальше к морю,

А мы на лодочке вдвоем,

Долбясь, совсем не знаем горя,

Воспринимая жизнь за сон!


Есть и во сне свои превратности судьбы,

Уже не в лодке, а в конторе на столе,

Мы плача, стонем от святой любви,

Лаская бренность жизни на земле!


Гром в небесах окликнул твое тело,

И в твоем теле вспыхнула гроза,

И твоя душа в моей душе запела,

Поглощая нежным образом меня!


Когда-нибудь потом, но не сейчас,

Но ты сейчас меня в себя впускаешь,

Весь разум ослеплен, вот, это связь,

Я весь в тебе, моя игрушка заводная!


Пусть ветер нас обдует, мы вспотели,

У дуба на ветвях творя любовь,

Зато как сладостно в твоем прелестном теле

Разгонять в объятьях бешеную кровь!


Что ж ты напилась, моя родная,

И дрожишь волшебной птичкою на мне,

Весь разум потеряла и стенаешь,

В ощущенье чуда в глубине!


Стоит жара, мы в кабинете

Лежим упрямо настоле,

В лесу нас искусали дети

Всех насекомых прошлых лет!

Часть 2. Страшные сны

Страшный сон. 1

Как буду жить я без тебя? — спросил любимую,

Она молчала где-то далеко во тьме,

Одна малышка плакала под ивою,

Ужасный сон перевернул всю душу мне!


Страшный сон. 2

Брожу с малышкой по загадочному городу,

Не люди, тени очертили круг,

Бреду уже во все 4 стороны,

Прижав к груди ее младенческий испуг!


Страшный сон. 3

Везде мы маму ищем с дочкой,

Все тени говорят, что умерла,

Но мы весь космос трогаем на ощупь,

Перебирая мертвые тела!


О, Боже, это был всего лишь сон,

И я опять любимую целую,

Как сладостно, уже ума лишен,

И малышка рядом спит, не слыша бури!


Люблю тебя, моя волшебная краса,

Что сделать мне, чтоб ты была счастливой?

В ответ поют блаженные леса,

И мы сливаясь вмиг, летим одним порывом!


Страсть улеглась, и мы лежим в траве,

Малышка нас в коляске окликает,

И только странный голос в голове,

Мне шепчет, что есть жизнь совсем другая!


Между женою и любовницей есть путь,

Я по нему иду, расчерчивая время,

Чтоб просто умереть когда-нибудь,

Приняв в подарок жалость близкой смертной тени!


Я с любимою вино сухое выпил,

Малышку взял на ручки и пошел,

О, Боже, как ужасна наша гибель,

Но как прекрасен еще жизни ореол!


С любимою долблюсь, стеная зверем,

Воспринимая жизни естество,

Я чую, кто-то спрятался за дверью,

Но только его время не пришло!


С любимой вечно я хочу быть рядом,

И в яркой жизни, и в глухой ослепшей тьме,

О, Боже, сбереги нас с ней от стада,

И сохрани нас в нашей доброй чистоте!


Век пролетает быстро, незаметно,

А я еще в забвении живу,

И как философ улетевший в жерло Этны

В огне любимой прячу скромную главу!


Опять мы с милой выпили сухое

И на травке показали свою прыть,

Сливаясь дерзко в жарком бое,

Я в ней сумел, нащупав — многое — открыть!


Вина бутылка на столе, мы под столом,

Целуясь страстно, с содроганьем пола,

Мы осязаем жизнь под яростным углом,

Вдруг понимая, что не надо нам иного!


Любимая, я выжат как лимон,

А ты меня безостановочно целуешь,

Я весь пропал в тебе, мой страстный сон,

Но ты и сквозь меня проносишь взрывы бури!


Прижался к милой и лежу с улыбкой,

Мы с малышкой с двух сторон обняв ее,

Дрожим словно мальки у мамки-рыбки,

Осязая в ней спасение свое!


Свет солнца, шепот нежной ивы,

Мотыльки летают над рекой,

Живу и чувствую тебя такой красивой,

Что мне не страшно умереть с такой!


Милая, прими меня в объятья,

Я расцелую всю тебя до слез,

Пусть белым флагом повисает платье

На ветвях таких же девственных берез!


Давно уже молчу в твоих объятьях,

Ты дышишь нежно как цветущий лес,

Мое безумие заполнит все тетради

Твоим волшебным лоном, где исчез!


Иду по сумеркам домой, несу твой запах,

Твой запах сладок, как бутоны роз,

Твое объятье на сосновых лапах, —

Притаилось на ресницах между слез!


В твоей пещерке растворился без остатка,

Душа на небо улетела, тело в прах,

Кто теперь лежит с тобой в кроватке,

Неужто страсти моей бешеный размах!


Что делать мне с женою, ведь она

Меня и любит, и лелеет,

И ты, моя безумная весна,

Меня заколдовала словно фея!


Жена заплакала, и горечь ее слез

Передалась и мне, и стало очень больно,

Но даже с болью я в тени берез

С тобою потною вкусил всю сладость соли!


Опять я над тобою вырастаю,

А ты в траве как солнышко лежишь,

Благословляя меня нежными лучами

Посеять в твоем лоне нашу жизнь!


Есть доказательство любви в твоих засосах,

Передаешь ты снова весточку жене,

Чтобы она вся, изогнувшись вдруг вопросом,

Разглядывала страсть твою на мне!


Ребенок вышел из тебя, — какое чудо!

Я вместе с чудом грудь твою сосу,

Я кем угодно в этой жизни буду,

Чтоб наслаждаться тобой в сказочном лесу!


Удар кастрюли о башку был странно глух,

И жена через меня перелетела,

А во мне все трепетал твой нежный дух

И раскрывалось твое сладостное тело!


Тебя ласкаю и жену жалею,

Что я хочу, что я ищу на глубине

Лона, где волшебно скачут тени

Людей желающих возникнуть на земле!


Мы повторяем божью милость

С любовью на своих устах,

Опять разделась и забылась,

Я проникаю в нежный прах!


Пусть нас потом с тобой не будет,

И не останется креста,

Но наши слившиеся судьбы

Навек связала красота!


Я твое лоно растворяю

Огнем безумнейших надежд,

Так птичка, прикоснувшись к раю,

Вдруг осязает свой рубеж!


Зарой меня в себе будто в могиле,

И пропой молитву в вечной тьме,

Чтоб осязая ярость в твоей силе,

Я почувствовал любовь на глубине!


Жалел себя, о, боже, что за низость,

Жалеть себя, когда твоя любовь

Тебе уже раскрыла свои выси,

И глубину, где ты растаешь вновь!


Жена стоит передо мной,

Как будто лист перед травой,

Но нет меня, я весь в тебе,

Лечу как ангел по весне!


С безумно детским интересом

Я зарывался весь в тебя,

То в кабинете, а то в лесе

Орала страстная судьба!


Забылись мы с тобой в природе,

Соединив в ручье тела,

Толпа клиентов в лес заходит,

Чтобы напомнить про дела!


Мы слились, дышим возбужденно

Под звон безумного ручья,

Клиенты спорят раздраженно,

Когда и как разнять тела!


Клиентов призраки исчезли,

Я семя в лоно обронил,

Ты, разливаясь чудной песней,

Весь мир спасала от могил!


Что делать мне, твоя природа

Мою природу взяла в плен,

И вкус пронзительной свободы

С тобой нас вырвал из всех стен!


В тебя врываюсь на лету,

С тебя срываю одеяло,

Одно мгновение в звезду

Меня несет, взрываясь яро!


Мою любимую ласкают волны в море,

А я любимую уже до слез люблю,

До этого на пляже были в ссоре,

А сейчас все зло равно нулю!


Порою мил, порою груб,

Я поцелуй срываю с губ,

А ты везде сосешь меня,

Чтобы засос нашла жена!


Года как кони с небесами

В обнимку убегают прочь,

А мы дремучими лесами

Укрыв себя, орем всю ночь!


Я новый стол купил, шикарный,

И мы, его облюбовав,

Трудились так с тобой ударно,

Что стол сложился как удав!


Хлюпая носами, мы целуемся,

Насморк у любимой, у меня,

Но и болея, мы в конторе трудимся,

Недаром в дверь опять стучит жена!


Напились водки, дверь открыли смело,

Стоим с подругой, голые, вдвоем,

Жена в мгновенье искусала ее тело,

Памятуя враз Гоморру и Содом!


Куст фикуса нас скрыл во тьме с подругой,

Жена сидела уже молча за столом,

Разделив с бутылкой свою муку,

Она забылась вскоре крепким сном!


Стряхнув с себя волненья потной страсти,

Мы с любимою жену вдаль понесли,

Всем грезилось одно сплошное счастье,

Но это счастье было только сном Земли!


Спит жена в траве словно зверек,

Мы с любимой с двух сторон ее обняли,

Таков пьянства охренительный итог,

Враги друзьями обернулись в идеале!


Жена, очнувшись, грезит наяву,

То — любимая, то я — ее целую,

Во сне, вдруг потеряв свою главу,

Мы поддались ощущенью грозной бури!


Слетел на землю ураган,

И поломал вокруг поляны все деревья,

Жена с подругой напились, я тоже пьян,

Густеет страстью мрак как лоно девье!


Господь обрушил на троих ужасный гнев,

Белее мела моя бедная жена,

С любовницей мне на колени сев,

Очень просит ей налить вина!


Дождь лил, гроза неистовала круто,

А я с любимой слившись, замолчал,

Жена исчезла вдруг под утро,

Оставив нам свою безумную печаль!


Мы целовались очень долго, горько плача,

Жалея сразу обо всем,

Дождь лил, и милой нежный мячик

В моих губах крутился сладким сном!


Вторые сутки я лежу с любимой,

Жена поблизости, за деревом молчит,

О, Боже мой, какие силы

Опять терзают мой непостижимый стыд?


Бог мне сказал: Не хорошо себя стыдиться,

Каким бы не был ты, ты все же человек,

А человек в душе такая птица,

Что всегда стремится в лоно вечных нег!


Бог мне дал осмыслить нежность вечной,

Через себя мы пропускаем целый мир,

Цепочка связей наших — это бесконечность,

Зовущая живых из тьмы на пир!


Бог был, и вроде не было его,

Меня обвила вновь подруга,

А где-то в небе далеко

Уже гремела вечная разлука!


Я жался мордой к твоим сладостным коленам,

И на коленях сам стоял перед тобой,

И чуял, как пожар бежит по венам,

Чтоб мы соединились в жаркий бой!


Вороний глаз, — листы его крест-на-крест,

И с черной ягодкой вместо цветка потом,

С тобою мы упали в его завязь,

И по небу прокатился страшный гром!


Леса сгорели здесь, мы бродим среди пней,

Я с моей любимой и с малышкой,

Деревья поминая как людей,

Сгоревших быстро от одной небесной вспышки!


Пожалел жену, ласкаю грустно,

А ты лежишь, бедняжка, в темноте,

О, Боже, быть собой — искусство,

Но мы с рождения теряемся везде!


Страшный сон. 4


Все мертвые ложатся быстро спать,

А мы с милой их пытаемся будить,

И вдруг почуяв в ее лоне благодать,

Я с ней в гробу показываю прыть!


Страшный сон. 5


Мы с милой бродим по могилам,

И разрываем тут же мертвецов,

Оживленные долбятся с ярой силой,

Вокруг нас рисуя вечное кольцо!


Страшный сон. 6


Прижался к милой, а она — ледышка,

Не говорит, не дышит, будто спит.

А рядом плачет с ней малышка,

И Бог меня к монахам тащит в скит!


Страшный сон. 7


Нас с милой ночью посетил один мертвец,

Он пролетел сквозь дверь безумной мухой,

И к нам проник в соединение сердец,

Шепча, что страсть, довольно, темная наука!


Страшный сон. 8


Я нес любимую в гробу, она молчала,

Малышка ангелом парила в небесах,

И ее слезы вместо покрывала,

Стелились нежно на дрожащий прах!


Я умирал на милой много раз,

Истерзанный ее игривым телом,

Неужто Бог создал таинственный экстаз,

Чтоб мы вкусив уже его, пропали смело!


Жизнь пролетает, мы с любимой на постели

Забылись в нежности, в дверях стоит жена,

Вся в ощущенье нашей страстной цели,

Вздыхая, плачет, как гитарная струна!


Я проницаю стены грустным взглядом,

Совокупляясь с милой, вижу много раз,

Как тьма людей проглоченная задом,

В последний раз кричит, приветствуя оргазм!


Дрожу я на тебе, словно барашек,

Звеня своим бубенчиком — крестом,

Малышка спит, и ангельская стража

Окутывает нас волшебным сном!

Часть 3. Жизнь в двух мирах

Живу, несчастный, в 2 -ух мирах и постигаю,

В любимой — лоно, а с женою — сон,

И чувствую, как жизнь бежит по краю,

Неся мой образ, что навеки обречен!


Я для тебя уже отрезанный ломоть, —

Живу с женой, — прости меня, Господь!

И все равно тебя люблю, с тобой долблюсь,

Моя несчастная замученная грусть!


Желаний бурное кипенье

В тебе раскрыло колею,

Лечу по ней, от возбужденья

Пуская чудную струю!


Я зверь, и в этом мое счастье,

Другого счастья не дано,

Закрой же лоно буйной страсти,

Дай нам хоть раз сходить в кино!


Любимая шевелится как рыбка,

Под камнем, то есть подо мной,

И лишь одна прелестная улыбка

Мне шепчет про счастливый миг весной!


О, Боже, я кричу, в тебе

Сейчас я ощутил такое счастье,

Но заключенный Господом в судьбе,

Опять несу себя в тоскливое ненастье!


Нежным мячиком твоим вновь наслаждаюсь,

Лежу с тобой, хмелея в забытьи,

И лишь людей несчастных тягостная зависть

Пытается опять нас развести!


О, милая, о сладость ослепленья,

О губ целующих волшебная стезя,

По ним скользя, я таю в наслажденье,

И воплощаюсь за мгновение в тебя!


Любимая, нас Бог создав, забыл,

И обманул все наши ожиданья,

Теперь спокойно мы лежим во тьме могил,

Лишь только призрак себе ищет оправданья!


О, милая, я так хочу с тобою

Напиться водки и в лесу долбиться,

Чтоб человечики неслись из нас гурьбою,

И улетали в небо точно птицы!


Фигли-мигли, раз за разом,

В лоно я лечу к тебе,

Где чудеснейшим оргазмом,

Придаем мы смысл судьбе!


Подруга села на меня, когда заснул,

И возбудив во сне, объяла вмиг собой,

Очнулся я и слышу странный гул, —

Любовный вой и сердца шепот громовой!!


Лучшая доля моя — в желанное лоно вонзиться,

Кровь твою и мою со страстью жаркой смешать,

Чтобы прекрасных детей засветились нежностью лица,

Чтоб ты излучала любовь как добрая мать!


Опять проник в тебя и ощущаю чудо,

Со всех сторон оно, сжав, гонит в глубь тебя,

И там в огне всех чувств, в раю земного блуда

Я постигаю вдруг круг твоих снов, судьба!


Каждый день я иду на работу,

И целую твое лицо,

Ты ж всегда, раздеваясь охотно,

Раскрываешь безумья кольцо!


Окольцованный сладостным лоном,

Выпив водки и съев бутерброд,

Я тебя, как начальник законный,

Устремляю все время вперед!


Возложив на стул свои колени,

Ты смотришь вдаль и видишь чудеса, —

Как множество грядущих поколений

Через меня с тобой летят на небеса!


Я посвящаю тебе жизнь, моя подруга,

Тружусь с тобой, пишу тебе стихи,

И в часы здорового досуга

Весьма старательно творю с тобой грехи!


Обретает гибкость твоя нежность

На столе и под столом, в лесу, везде,

Воплощаешь, ты, в любовь мои надежды,

Согревая души в сладостном труде!


Залунилась любимая к ночи,

Засветилась вся лоном своим,

Ослепила так яростно очи,

Что я слился в безумии с ним!


Проходит время, век уходит,

И мы, любимая, с тобой

Готовы при любой погоде,

Везде вступить в интимный бой!


Эрогенные зоны любимой

Распознал я на крышке стола,

И с тех пор она неумолимо

Возбуждать заставляет себя!


В интенсивных конвульсиях тела,

Дверь конторы закрыв на замок,

Я с любимой стремлюсь за пределы,

Где, возможно, прячется Бог!


Удовольствие рождает напряженье,

На любимой дрожь моя в 100 тысяч ватт,

И как можно в таком возбужденье

Изучать научно половой контакт!


Всецело разрешая наслажденьям

Связуя, сталкивать все наше естество,

Я милую привел вдруг к убежденью,

Что здесь имеет силу колдовство!


Я дотронулся до любимой,

Она была невозбудима,

Но вот, он, электрический щелчок, —

Раз дотронулся, и пропал меж ног!


Мой путь к наслажденьям начертан

У милой на страстном лице, —

Раскрыта безумная дверка

В наш самый интимный процесс!


Твое либидо — сексуальный голод,

И на работу ты приходишь без трусов,

Сорвала платье, и смеешься голой, —

И я вхожу в тебя, расслышав зверский зов!


Мы — первобытные творенья,

В своем безумном естестве

Таим одно проникновенье

Друг в друга всюду и везде!


Моя жена уже устала сознавать,

Что я в тебе так часто обитаю,

Ибо ребенку моему и мне ты мать,

Ведь я тоже молоко твое глотаю!


Как выразить желаньем красоту

Твоего доверчивого лона,

Уехав к черту на рога, в лесном пруду

Мы снова вместе дышим возбужденно!


Пиявки нас сосут везде,

Но мы забылись в нежной страсти,

В прозрачной девственной воде

И в твоем лоне светит счастье!


Мы вышли из воды, пиявки спали,

Напившись крови, с нами улеглись,

В траве в твоем безумном идеале

Я видел, как рисует ангел божью жизнь!


И ты пиявкою напилась моей крови,

Моей мечты, и страсти, и любви,

Давай слезами я сейчас тебя омою,

Пока ветра еще нас вдаль не унесли!


Сладко в тебе, только ближе к ночи,

Когда к жене я ноги уношу,

Я с удивленьем вижу, — твои очи

Опять зовут меня к святому шалашу!


Хочу уйти к жене и не могу,

Содрогаюсь, обезумев, под тобою,

Вот досталось счастье дураку,

Покалеченному собственной судьбою!


Моя жена уже стучится в дверь к тебе,

Ужасно яростно зовет и в крик рыдает,

Но мы в любви молчим не по злобе,

А потому что сердце наше в светлом рае!


Ничего не делаю,

И на фиг, кому нужен,

Прижимаюсь к телу я,

К твоему оружию!


Безумству храбрых песенку поют,

Мы с милой долбимся уже который год,

Соседи нас давно зовут на суд,

Но как бесшумно продлевать свой род!


Милая раскрыла чудно лоно,

Запел на иве нежный соловей,

И сотни тысяч пар влюбленных

Вместе с нами растворились в тьме ночей!


Жизнь как-то странно перестала быть безумной,

Пусть и с любимою долблюсь я, как всегда,

Но чую все же, — кто-то во мне умер,

И не оставил даже в памяти следа!


Инопланетным существом долблюсь с любимой

И созерцая ее женскую красу,

Гляжу уже куда-то мимо,

Как будто жду, когда в гробу нас понесут!


Депрессия, вот милое название

Тому, что сделалось со мной,

Долбились с милой с тщательным старанием,

Теперь сближаюсь аккуратно с тишиной!


Любимая насилует меня,

А я лежу под нею точно призрак,

Домой пришел, трясет уже жена,

И за что я естество их так возвысил?


В больницу лег, прикинулся безумцем,

И на окне ловлю безумных мух,

Как жены навестят, опять сойдутся

Шептаться вроде призрачных старух!


Любимая пришла, налила водки,

Бутылку выпил и ее поцеловал,

Слова в больнице еле лезут в глотку,

И посиделки — весьма глупый ритуал!


Жена пришла, любимую столкнула,

Прибежала успокаивать сестра,

А я пришибленный, как псих небесным стулом,

Уже с Богом дискутировал с утра!


Только врач всех разогнал в одно мгновенье,

Меня пустил во дворик погулять,

Там воробьи долбятся с наслажденьем

И скромно глазки закрывает божья мать!


Лечусь сам от себя, но чем болею,

С сомненьем вороша худую мысль,

Какой там Бог, какая там идея,

Из любви вдруг сотворит 2-ую жизнь?


Любимая пришла, долблюсь с ней в парке,

Целую нежно, плачу горячо,

И вижу на лице румянец яркий,

И ничего не вижу лет, так, через 100!


За что, Господь, лишил меня отрады,

Да, я еще долблюсь, вроде люблю,

Но не чувствую вокруг твоей пощады,

Уж слишком многое равняется нулю!


Любимая опять целует в губы,

Я чувствую, — дыхание ее

Незримо пролетает через трубы,

В которых тает все земное бытие!


Прости Господь, я слишком мал для славы,

Да и слава меркнет, с жизнью тлея в прах,

Но как прелестно было в сладостных забавах

С любимою долбиться на холмах!


Люблю тебя, в тебя же проникая,

И вроде бы не вижу ничего,

За тьмою в свете призрачного рая

Все человечество страдая, так прошло!


Кусай меня, тревожь своею страстью,

Любовью своей нежной возбуди,

Я все равно уже не верю в счастье,

Ибо могилы ждут нас впереди!


Из больницы убежал с любимой в лес,

Нас врачи с фонариками ищут,

Луч света заменяет им прогресс,

А лекарство заменяет многим пищу!


Я не психический, а сладостный больной,

Ну, водку пью, немного параноик,

Зато с любимой опускаясь в жаркий зной,

Бываю даже и на травке боек!


Мой корень крепок, чувствуешь подруга,

Как прорастает мое семя в твою жизнь,

Как из магического сказочного круга

Всплывают тени, чтоб проникнуть в высь!


Мне не разбиться на 2 тела,

Чтобы с тобою, им с женой

Любовью наслаждаться смело, —

Я согреваюсь тишиной!


Я слился с твоим нежным взглядом,

И с твоей страстью до темна,

Все, что от жизни было надо, —

Ты мне уже 100 раз дала!


О, дитя безумной страсти,

С нежным лоном для любви,

В 2-ух шарах я весь во власти

Жара Солнца — сна Луны!


Молчи, несчастная, в кровати

Я очень редкий озорник,

Растай же в пламени объятий,

Любви не выразит язык!


Из больницы с милой бросился в гулянья,

Халатик скинув, убежал в леса,

Напился водки и поддался обаянью,

100 раз вкусил я в ее лоне чудеса!


Напился водки и тебя увидел,

Враз встрепенувшись, сразу запылал,

О, вот, оно, — безумие открытья,

Твоя пещерка — дьявола оскал!


Темные тучи летают над нами,

Солнце за ними скучает в тоске,

Но мы, возбужденно сливаясь краями,

Опять тихо стонем в блаженном леске!

Часть 4. Жизнь — комедия в театре

Милая, не надо одеваться,

Ходи голая, весь день передо мной,

Пусть наши служащие точно домочадцы

Тебе приветливо кивают в летний зной!


Жена пришла, а мы с любимой голые,

Уже с утра играем в чехарду,

Безмятежно под столом уснули головы,

А тела еще сливаются в бреду!


Жена ремень из брюк стащила,

И с криком бьет по попам нас,

Какая бешеная сила,

Какой неистовый оргазм!


Жена опять ушла куда-то,

А мы с любимой за столом,

Вздыхая как-то виновато,

Вмиг углубляемся вдвоем!


Жена пришла уже со шваброй

И стала бить нас по натуре,

Словно комедия в театре,

Жизнь исчезала вся в амуре!


Лежу, любимая, без сил, уж, под тобой,

А ты все стонешь, естество терзая с силой,

Подумай, что концерт любой

Равнодушно поедается могилой!


Стоишь, любимая, и я стою с тобою,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 160
печатная A5
от 656