электронная
36
печатная A5
412
18+
Металлическая астра

Бесплатный фрагмент - Металлическая астра

Любовно-фантастический роман

Объем:
298 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-1282-7
электронная
от 36
печатная A5
от 412

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

У Василисы был свой современный вид транспорта, изобретенный для облета пробок на дороге. Вот опять она перепутала кнопки на пульте управления МЛА (малого летательного аппарата, способного перемещаться по воздуху), в результате чего ее занесло в сторону от центральной магистрали летающих объектов. Она залетела в кромешную тьму. У нее всевидящее око во лбу! Ее третьему глазу интуиции любая тьма в радость.

Но на этот раз известная модница занавесила третий глаз большой челкой и поэтому потеряла ориентир. К своему небольшому хвостику волос она прицепила огромный хвост из чужих волос. Местный цирюльник постарался и сделал ей подарок. Он у жеребца Фомки отрезал часть хвоста да переделал его для хвоста Василисы. Вот уж она обрадовалась подарку! Краше ее и на всем белом свете никого теперь не было! Она даже хотела в честь такой красоты назвать себя принцессой, но этого бы никто не понял.

Малый летательный аппарат последней модели состоял из комфортной кабины с креслом. Сверху кабина закрывалась прозрачным куполом, дающим обзор на все 360 градусов. Поэтому Василиса вертела головой, или вертела МЛА. Летательный аппарат украшала метелка антенны для приема сигналов с пульта диспетчера. Цвет корпуса и аэрографию она выбирала сама. Да, престижно для девушки иметь такую модель! Стоила она больших денег, да и не в каждом болоте МЛА купишь.

Кстати, о болотах. Летний домик Василисы стоял на Клюквенном болоте. Отличное место для уединения и размышления о смысле вечной жизни! Место на болоте ей выдали на слете болотных людей. Главной болотной хозяйкой во все времена была жилистая ведьма Марфа. Она не признавала себя женщиной, а всегда утверждала, что она чистокровная боярыня. Болотные люди не пользовались воздушным транспортом, а ведьма Марфа постоянно летала над лесами, полями и болотами в малом летательном аппарате. С годами она взяла власть в свои руки и сама раздавала земли и болота молодым девушкам.

Все ведьмы как ведьмы, а Василиса себя к ведьмам не относила, она считала себя принцессой. Молодая фея выделялась статностью и экстравагантностью, за это и получила прекрасное болото с кочками клюквы и небольшими березками. На автомобиле по болоту не проедешь, но при необходимости можно было перемещаться, перепрыгивая с кочки на кочку, цепляясь за маленькие березки.

Великолепное место! Василиса заказала грузовой вертолет, команду строителей и макет дома. Строители соорудили платформу и с четырех сторон опустили болотные якоря. На платформе постепенно вырос двухэтажный дворец с небольшими башенками. Это была ее летняя резиденция.

Трофим сидел на лесной опушке с прекрасным видом на Клюквенное болото и в ус не дул. Он нехотя смотрел в сторону болота.

У него был дом, расположенный на трех дубах. Дом у него был хороший, не каждому лесному жителю такой по карману, ведь ипотеку в лесу на жилье не выдавали. О его доме необходимо сказать пару слов. Некогда Трофим нашел три дуба, которые умудрились вырасти на краю леса. Три дуба он спилил на высоте двух метров и соединил бревнами. На бревнах установил настил и построил одноэтажный дом.

Дом на трех дубах дом очень понравился Марфе. Она хотела дом Трофима купить лично для себя. Она пыталась обмануть его и заполучить домик на трех дубах, но он был неподкупен. На опушке леса Трофим сделал скважину для воды, провел в дом водопровод от скважины и был почти счастлив. Ему не хватало спортивного канала для наблюдения за футбольными баталиями. Он купил себе телевизор, спутниковую антенну и поставил на краю болота ветряную мельницу для получения электричества. Теперь он был счастлив, наблюдая игры ЦСКА, Кирилла и Зенита на футбольном поле и на ледяной арене.

Марфа вообще потеряла покой от возможностей Трофима. Она готова была его взять своим заместителем, но он не соглашался, тогда она стала смотреть концерт по своему телевизору. У нее домов хватало, и не только на куриных ножках! И вообще, ей всегда нравился дворец на болоте, принадлежащий Василисе, а не какой-то там дом на трех дубах Трофима!

Итак, сидел Трофим на пне, оформленном под кресло, и неожиданно для себя увидел на болоте мини-дворец. Он глаза протер от неожиданности! Дворец на болоте! Вот здорово! Впервые он пожалел, что у него нет МЛА — малого летательного аппарата — и даже вертолета! Все МЛА распространялись только через Марфу, а с ней у него отношения не складывались. Прыгать с кочки на кочку по Клюквенному болоту ему не хотелось. Он открыл Всемирную сеть, которую недавно умудрился провести от ближних дач, пользующихся беспроводной сетью, и увидел: «Все продают и покупают автомобили только здесь!»

Но на автомобиле по болоту не проедешь, это уж Трофим точно знал! Тогда он решил купить вертолет, но вспомнил, что устав общества болотных жителей запретил пользоваться неуставной техникой перемещения. Да, он не девушка, а правящая партия на болоте — ведьмы, с этим приходилось считаться. Трофим достал бинокль и направил его в сторону дворца на болоте.

Дворец внушал уважение. Рядом с дворцом ходила великолепная девушка с конским хвостом на голове, в гольфах и шортах. Он видел ее раньше, она летала на МЛА последнего образца, и звали ее Василиса. А девушка не такой уж простой оказалась, построила себе дворец на болоте.

Трофим любил ходить по лесу. В выходные дни он вставал рано и уходил в лес с рюкзаком. Сада и огорода он никогда не имел. Трофим не мог быть землекопом по своей натуре, не мог копать грядки, сажать кустарники или картофель с луком. Не было в нем крестьянской жилки. Родители его были люди обычные и практичные: у них был сад, огород, и в доме все было добротно и красиво, или ему так казалось…

Он возвращался домой и из-под верхнего мусора в корзине доставал плоды леса. Он приносил малину с дурманящим запахом, приносил грибы, бруснику. В средней полосе Руси росли ягоды для производства средних благородных напитков. Благородство вин, как и благородство людей, от многих факторов зависит. В местах, где растет клюква, не мог он найти благородный виноград. Из клюквы можно было сделать настойку на спирту. А клюква и без сахара не портилась.

Он находил в лесу бруснику. Ее водой зальет, и зиму она простоит. И однажды набрел он на поляну голубики, набрал рюкзак и корзину ягод. Шел за грибами — нашел голубику. С кем не бывает?! Варенье из голубики Трофим варить не решился. Он напряг память и вспомнил, что на складе у девушки Лизы видел бутыли, в них на дне еще что-то оставалось, но в целом их можно было применить для своих нужд. Пошел он на склад, выпросил две емкости из-под снадобья, принес домой, долго мыл, стерилизовал.

Марфа дивилась старательности Трофима. Ягоды Трофим не мыл. Он говорил, что если ягоды вымыть, то смоются полезные микробы. Он положил ягоды в бутыли, добавил сахар, помял сахар с ягодами и в полученную смесь налил немного воды. Время было еще теплое, и Трофим ждал бродильной реакции. В бутылях забродила некая жидкость темного цвета, тогда он конфисковал у Лизы две резиновые перчатки, надел их на горлышко бутылей, чтобы вино дышало и не убегало. Он сделал из дерева две длинные плоские палки и стал иногда темную жидкость помешивать.

Ждал, когда вино получится. Все знакомые упыри Клюквенного болота ждали вино. Но оказалось, что Трофим первый раз в жизни вино делал. Он по жизни всегда пил вино хорошее, и то редко, лишь по большим праздникам, а на этот раз процесс виноделия его сильно увлек. Раньше он покупал вино в больших бутылях, наливал его в металлический кубок и добавлял газированную воду из сифона.

Еще у него была теория, из которой следовало, что если в воду из болота добавить вино, то вода становилась пригодной для употребления и все микробы уничтожались. Он вообще любил с микробами бороться, а тут сам развел в бутылях микробы и с удовольствием наблюдал за бродильным процессом.

Как-то Трофим решил съездить в город. Перед отъездом он еще раз в одной бутылке помешал ягоды, а когда стал мешать вино во второй бутыли, то в окно увидел Василису, летевшую к его домику на МЛА. Он сгоряча как ударил палкой по дну бутыли! Бутыль и разбилась. Вино потекло по полу, стало затекать под лавки. В этот момент к нему заглянула Василиса.

— Василиса, а запах винный! Я лизнул, нормальное вино у меня получилось.

— Ты бы лучше вино вытер с пола, — смеясь, сказала она.

— Нет, я стекла соберу, а ты вытри пол, и мы успеем уехать в город.

Сумки его стояли у двери. Они оба занялись быстрой уборкой, убрали последствия винного завода и поехали в гости к садоводу. Дней десять они ели фрукты с деревьев, ягоды с кустарников и овощи с грядок. Когда Трофим вернулся домой, то увидел, что над единственной бутылью перчатка раздулась, как капюшон кобры. Он помешал осторожно вино. Да — это уже было нечто, похожее на вино. Бутыль была литров на десять-пятнадцать. Стал он собирать бутылки, которые закручиваются крышками, даже нашел квадратную бутыль. Болотные люди собрались праздник отметить. Трофим принес им на пробу свое вино, они его выпили.

Вскоре Трофим привез домой кролика и поселил его на балконе дома на трех дубах. Когда пришла осень, размеры кролика были уже достаточно большие. Трофим наточил топор и приготовился из него сделать кроличье рагу. Василисе он сказал, чтобы она улетела на МЛА как можно дальше от его дома. Предварительно были куплены керамические горшочки для тушения кролика. Убил Трофим кролика топором. Из кролика было сделано рагу в горшочках с овощами. Вкус пищи был отменный, но при воспоминании, что кролик только что бегал — и вот его едят, аппетит у Василисы несколько портился.

Трофим прочитал в книге, как надо обрабатывать мех кролика. Он приготовил нужный состав, натер мех с внутренней стороны крупинками соли и стал ждать, когда из меха можно будет сделать шапку. Мех кролика положил на балкон, и запах, идущий от меха, то усиливался, то уменьшался — все зависело от направления ветра. Мех, засыпанный солевым составом для обработки меха, портился на глазах. Трофим благополучно выкинул мех, а солью почистил свое лицо. Вино среднего благородства он тоже использовал по назначению: он протирал вином свое лицо.

Следующее утро новой жизни Василиса начала с белого тренажера. Этот загадочный белый станок для корректировки фигуры стоял рядом с постелью. Зачем изматывать себя зарядкой, бегом, что практически невозможно в болотных условиях? Василиса встала в тренажер, натянула на себя ленту с резиновыми выступами, включила вторую скорость — и вперед, к новой фигуре. Кто сказал, что это легко? Стоишь, а по тебе лента бьет и бьет, а ты ее по себе передвигаешь туда-сюда.

Ноги Василисы плотно обтянуты джинсами, немного вытянуты каблуками, она шагает навстречу судьбе. Два МЛА сделали в воздухе полукруг и остановились. Не глядя на них, она знала, что в одном из них сидит тот, ради кого все ее потуги в области фигуры. Он неотразим для нее. Рядом с ним она ощущает себя стопроцентной женщиной. Он выше ее, плотнее, и она рядом с ним смотрится изящней. Блаженство — находиться рядом с ним! Трофим — ее визуальное счастье! Счастье длилось ровно столько, сколько МЛА Василисы поднимался над болотом.

Захар летел в МЛА за машиной, в которой ехали по земле Трофим и Василиса, оберегая их путь. По трассе шли огромные фуры целыми поездами. Удивительно, но машина свернула с трассы и поехала не в сторону крупных городов, а в сторону болота Клюква. Она притормозила у дома на трех дубах. Дом несколько обветшал без хозяина, но все равно привлекал внимание случайных путников. Трофим первый поднялся в дом. За ним по лестнице поднялась Василиса.

Трофим и Василиса сели в кресла по разные стороны комнаты.

— Василиса — принцесса, — проговорил попугай из клетки.

Трофим насыпал попугаю зерно в миску, чтобы замолчал.

— Глупость! — воскликнула Василиса. — Так не бывает! — прокричала она и в голос заплакала.

Трофим налил стакан воды и протянул его Василисе, чтобы она успокоилась.

В дверь вошел Захар с унылым выражением лица.

— Спокойно, я все слышал и все знаю. Василиса, хочешь, тебя будут звать «княжна Василиса»? А что? Звучит сногсшибательно!

Трофим принес Захару чарку водки, чтобы не волновался за Василису.

— Спасибо, дорогой! Но быть принцессой — не актуально, у меня, кроме болота Клюква, ничего нет. Я могу работать. Мне этого достаточно. Нет, я не принцесса, здесь какая-то ошибка, — сказала Василиса и поставила на стол пустой стакан.

— Ой, ты еще заплачь! Она не хочет быть принцессой! Да кто тебе даст быть принцессой? Посмотри, везде пишут и говорят, что принцесса Василиса погибла, доказывают, что ее косточки найдены вместе с косточками погибшего в автокатастрофе шаха. А это значит, что ты не принцесса! — гордо вымолвил Захар и поставил стакан из-под водки на стол.

— Чушь! Василиса — принцесса! — сказал попугай. Он задел пустую миску. Но вместо миски из клетки выпало кольцо с бриллиантом.

Захар поднял кольцо, потом медленно надел его на палец Василисы. Кольцо пришлось ей впору. Трофим всегда считал Василису принцессой и с попугаем был полностью согласен.

На следующий день подлетает Василиса в МЛА к дому на болоте, а Трофим на крыльце сидит, лестницу отверткой колупает, он местная звезда телеэкрана, только немногие люди могут попасть на экран. Поговорили они о трубах. Он сказал, что у себя дома он трубы прочистил и не менял. Ровно через неделю все смесители стояли на месте по воле Трофима, долгая история, современная, как и жизнь одинокой Василисы.

Василиса, посмотрев новости с болота, решила сама съездить к Трофиму. На краю болота она увидела дом на трех дубах. В доме сидел Трофим собственной персоной. Она от неожиданности присела на кресло, сделанное из пня дуба. Трофим с удивлением посмотрел на Василису.

— Ты дома? Почему трубку не берешь? — тихо спросила Василиса.

— Я здесь живу давно один, — ответил он, как эхо, — звонить мне некому.

— Понятно, здесь одни комары и поговорить тебе не с кем.

— Так здесь не жарко, мой дом с обогревом. Я не жалуюсь на жизнь. А ты что здесь забыла?

— Я давно тебя не видела, — слукавила Василиса, — сегодня по ТВ показали тебя, твой дом на трех дубах и этот мой новый дворец на болоте. Вон его видно из окна! Но как я туда попаду? МЛА в ремонте. У тебя есть транспорт?

— Спрашивает! Здесь во все века один транспорт — ступа! — важно и насмешливо произнес Трофим.

— А у тебя есть ступа? — с надеждой в голосе спросила Василиса.

— Конечно, есть! Твой МЛА я починил, забирай! — бодро ответил Трофим, поднимаясь с лежбища. — Мне Марфа свою старую ступу удружила.

Вскоре они были на крыльце дома, стоящего на сваях, забитых в бесконечную топь болота. Они пили клюквенный напиток и заедали его свежей сдобной выпечкой. Разговор медленно переходил в монологи, в которых трудно было отделить правду от вымысла. Вечер выдался теплым, но комары не дали им излить свои души. Неожиданно Трофим уснул. Уснула и Василиса.

Трофим постоянно смотрел на дворец на болоте. Надоело ему видеть Василису с голыми ногами выше колен, очень хотелось ему быть к ней поближе, да не получалось. Решил он спрятать гордость и обратился к Марфе, чтобы она дала ему право пользоваться ступами последнего поколения для перемещения над болотами. Марфа — человек с опытом. Она затребовала дом на трех дубах в фонд ведьм. В порыве желания Трофим согласился на обмен дома на трех дубах на ступу с крышей и мотором пылесоса. Прилетел Трофим на ступе к дому Василисы, опустился на платформу, а платформа почти и не качнулась.

В глазах Василисы Трофим заметил потаенную грусть, не было у нее радости от нового терема. И ноги Василисы были прикрыты джинсами, что в его планы не входило, он дом потерял ради ее голых ног выше колен, а тут джинсы! Василиса следила за порядком на вверенном ей болоте Клюква, но пока клюква цвела, делать на болоте было ровным счетом нечего.

Она лишь слегка улыбнулась прибывшему в ступе человеку. А Трофима от ее улыбки разобрала такая грусть, что дальше некуда. Лететь ему было некуда! Домой он не мог возвращаться, для всех его больше не было, но он чуть-чуть не умер, он чуть-чуть не зомби.

В зимний день выручила Марфа. Она прекрасно знала, что Трофим и Василиса ни к чему не придут. В момент отчаянного молчания молодой пары она появилась на платформе дворца. Марфа купила коньки и на ступе доставила их во дворец на болоте. Болото подмерзло. Местами ровный слой льда сковывал открытые участки воды. Дворец Василисы привлекал внимание болотных упырей. Трофим вообще часто к ней приходил. Марфа внесла разнообразие в холодный период жизни на болоте. Василиса обрадовалась новому развлечению и включила музыку на все Клюквенное болото.

Из всех щелей на музыку полезли жители леса и болот. Красавец Трофим явился в овчинном полушубке мехом наверх. Он пел без слов. С собой он привел дюжину белых зайцев, которые у него служили лесными разведчиками. Появилась Марфа. Ее Василиса произвела в ранг воздушной девы, оберегающей людей от упырей, и выдала ей белые коньки. Приехал Захар. Его Василиса произвела в ранг змеевидного демона, который любит дупла дубов и способен внушить страсть женщине, тем более что у него есть клон — Трофим, живущий в домике на трех дубах. Захар от звания змеевидного демона не отказался, но попросил называть его скромно — демон Захар.

На звуки болотной музыки прибыла подруга ее детства. Василиса не обошла ее своим вниманием. Она захотела подругу произвести в лесные духи, но та отказалась. Тогда и Марфа приняла решение быть самой собой, она отказалась быть духом воздушных стихий. Но Василиса не сдавалась, она назначила Марфу женским духом, и эту должность с нее мог снять только мужчина, первым снявший с нее одежду.

Коньков хватило на всех, оставались еще одни коньки.

Появился Трофим. Василиса была верна себе и предложила ему стать оборотнем болота Клюква. Трофим поднял руку вверх и резко опустил в знак согласия. У него навсегда осталась привычка соглашаться с Василисой для предотвращения болотных скандалов. Трофим сказал, что роль оборотня его вполне устраивает.

После официальной части болотный народ на коньках разбрелся по льду болота. Каждый нашел себе личный каток и крутился на нем.

Не крутилась на коньках одна госпожа Василиса, она устало сидела во дворце на болоте и смотрела на катание других. Трофим быстрее всех устал и стал снимать публику на сотовый телефон, потом вошел в домик. Василиса предложила Трофиму помочь внедрить демона Захара на телевидение.

Трофим еще успел подумать, что неспроста Василиса назначила Захара демоном женских душ, а Марфу — женским духом. Он понимал, что и ему отвела роль оборотня для очередной интриги, если не сказать больше.

Город, состоящий из небольших домов, прятался среди огромных деревьев, которые были настолько велики, что их крона уходила в небо. Все попытки разглядеть, где она заканчивается, ни к чему не приводили. Захар вспомнил, что его друзья по болоту намекали о существовании огромных, прямых, великолепных деревьев, но он и представить не мог, что деревья могут уходить изгибами своих ветвей прямо в небо, на котором облака особо не разгуливали.

Насмотревшись вверх, Захар опустил глаза до уровня домов. Это были постройки не выше трех этажей, украшенные крупными камнями округлых форм. Смеркалось. На домах засветились таблички с названием «Округ Осьминог». Он подумал, что осьминогом здесь могут быть кроны деревьев, поскольку слышал шелест листвы, доносившийся сверху, но шума прибоя океана он не слышал и не видел.

Как Захар попал в этот теплый округ, он абсолютно не помнил и поэтому не представлял, где ему предстоит спать и куда надо идти. Он еще раз посмотрел на прямые стволы деревьев и решил пойти в ту сторону, где их не было. Он шел, встречая людей только баскетбольного роста, где-то от двух метров высоты. Он сам себе показался миниатюрным лилипутом в стране великанов — людей и деревьев.

Он посмотрел на газоны, поросшие кустарниками с крупными цветами. К нему подошла девушка. У него возникло ощущение, что он ее знает, словно они случайно упали в высокую траву и стали осьминогами. Нет, они не уменьшались в размерах, это вокруг них был неизвестный им доныне округ Осьминог, а они жили там, где верхушки деревьев были видны из окна, а их округ назывался Клюква.

Глава 2

Когда Захар проснулся, у него появилась мысль, что надо непременно встретиться с девушкой, ведь про нее он забыл, словно ее унес с собой чувственный шар. Он вспомнил, что ее зовут Василиса. И окончательно проснулся.

Захар сидел дома один и смотрел в телевизор. На экране промелькнул фильм о пиратах, живших в свое время на астероидах, то есть на кораблях. Он представил себя боцманом на деревянной ноге. А почему бы и нет?! Эта прелестная Василиса-Венера его в гости не приглашала, а очень хотелось ее достать. Но как? Изобразить скрипучего боцмана? Почему бы и нет?

Захар решил стать хромым боцманом, он надел разные по высоте подошвы башмаки. Один башмак стучал. Второй башмак скрипел. На лицо он надел маску пожилого человека. Он был готов нанести свой визит к Василисе-Венере. Мини-камеру закрепил на лацкане пиджака.

Василиса подъехала к своему подъезду. Моложавый человек посмотрел тяжелым, диким взглядом на Василису. Он перевел свой дерзкий взор на закрытую дверь дома, когда она набирала код для входа в подъезд. Он не сводил глаз с ее рук. Она чувствовала этот жуткий взгляд, поэтому ошиблась. Она сбросила код и вновь набрала, прикрывая номер кода замка своего подъезда.

Мужчина ворвался следом за Василисой в светлый холл, к лифту он не подошел. Сильно хромая, он стал подниматься по лестнице. Василиса посмотрела вслед хромому с внутренним страхом. Ей показалось, что в его ноге кроме самой ноги что-то есть еще. Но что? Или показалось…

Лифт остановился, открыв двери. До нужного этажа она доехала без проблем. Хромого на ее этаже не было, да и не мог он физически преодолеть столько этажей раньше нее. Страх в душе Василисы появился от его жуткого взгляда. Она открыла свою входную дверь, торопливо задвинула засов и немного успокоилась.

Вскоре позвонила в дверь соседка Василисы по домику на болоте, Марфа. Они договорились встретиться, чтобы обсудить свои личные проблемы и просто отвести душу в разговоре.

Марфа влетела с круглыми глазами:

— Василиса, в вашем лифте света нет! В холле света нет!

— Марфа, я недавно приехала, свет был везде.

— А сейчас! Представь подъезд, когда в нем света нет! Не люблю я эти ваши башни до чертиков. Страшно в башнях! Двадцать этажей давят на психику, каждый этаж похож на западню! На болоте лучше жить, этажей меньше.

— Мы живем.

— Василиса, ты идешь с ключом от дверей между лифтом и площадкой у твоей квартиры. А я выхожу из лифта и вижу две закрытые на замок двери, да еще четыре двери лифта. Представь: свет выключен. Это же ловушка! Уникальная ловушка.

— Ты права, Марфа. Лестница есть между первым и вторым этажом, выше она перекрыта на каждом этаже. Сегодня видела хромого человека, он шел на второй этаж по лестнице. До нашего этажа ему не подняться, в боковом подъезде закрыты все двери на площадки с квартирами.

— Поэтому не люблю я эти башни.

— Знаешь, у нас ремонт на площадке не делали 18 лет, столько лет мы здесь живем.

— Сама крась стены в подъезде на своем этаже.

— Еще чего, лестничная площадка огромная, здесь четыре больших квартиры. В двух квартирах никто не живет. В нашей квартире нас двое, да еще в одной один человек живет.

— А еще пятиэтажные дома сносят, в них хоть требования пожарной безопасности сохраняли и лестница была! А у вас в башнях свет отключи — и все застрянут в своих квартирах навечно.

— Да, башня огромная и полупустая. А в твоем доме на болоте людей совсем нет, одни упыри, сама говорила.

— Это точно. Любят люди безопасность, а не огромные площади.

— Не скажи, башни разные бывают.

— Мы о твоей башне говорим, Василиса.

За дверью послышался странный звук. Девушки переглянулись. Свет потух в квартире. Дверь входная открылась. Они вжались в огромные кресла, в которых сидели. Послышался неравномерный скрип обуви.

Скрип. Стук. Скрип. Стук.

Подруги замерли. Свет вспыхнул. Перед ними стоял моложавый человек с пронзительным взглядом черных глаз.

— Девушки, у вас есть одно желание на двоих. У меня есть всего одно желание. У нас на троих есть одно желание, — ледяным голосом проговорил мужчина, словно он робот.

— Чего Вы от нас хотите? — дрожащим голосом проговорила Василиса.

— Вас.

— Вы что, людоед? — хриплым голосом спросила Марфа.

— Не складывается ваш пасьянс. Я вас хочу вместе и на этом лежбище, — и он показал на диван, который был из одного комплекта мягкой мебели с гигантскими креслами. Значит, диван был огромный.

— Без вина, на сухую? — переспросила Василиса.

— Можно с ликером.

— У меня ликера нет, — ответила Василиса.

— А чего спрашиваешь? Раздевайтесь! — неожиданно громко крикнул мужчина.

— Мы не лесбиянки! — возразила Марфа.

— И я не янки, — проговорил он с ее интонацией в голосе.

— Был бы янки, не лез бы даром к девушкам, — ответила Марфа. — Нашел бы женщин по таксе от ста и выше.

— А мне и надо вас выше колен. Разговорчики в строю! — вспылил мужчина, глаза его зло вращались.

Девушки к блуждающему стриптизу были не готовы. Стали стаскивать с себя одежду.

— Прекратить! — зарычал мужчина, встряхивая длинными волосами.

— Что прекратить? — хором спросили подруги.

— Перестаньте снимать с себя одежду!

— У меня рука сломана в запястье, — заныла Василиса.

— Отлично, ты мне и нужна! У меня нога сломана. У тебя рука сломана. Мы будем отличной парой.

— Я могу уйти? — запищала чужим голосом болотная ведьма Марфа.

— И тебе сломаем, если уйдешь! — назидательно сказал хромой. — Быстро присели обе! Я сказал: обе!

— Я не могу присесть, — сказала Марфа. — У меня брюки узкие. Я располнела.

— Сними брюки, приседай без них.

Марфа стянула с себя брюки. На девушке остался треугольник с тесемочками. Она присела.

— Фу, голая девчонка, — укоризненно проговорил мужчина. — Ты вся наружу! Ладно, приседай. Приседай, я тебе сказал! — завопил хромой, садясь в кресло.

— Это что, разминка? — спросила Василиса.

— Я о любви ничего не говорил.

— А кто нас хотел на диване? — устало спросила Марфа, приседая двадцатый раз. — Лучше уж на диване…

— Ложитесь на диван. Обе ложитесь на диван!

Девушки легли рядом на диван: одна в шортах, вторая в трусиках.

Скрип. Стук. Скрип. Стук.

Мужчина вышел из комнаты. Девушки встали. Марфа стала натягивать на себя брюки.

Скрип. Стук. Скрип. Стук.

— Почему пресс не качаете? — спросил хромой.

— Приказа не было, господин полковник! — бойко сказала Марфа.

— Я не полковник. Я — боцман в отставке.

— Что, и покомандовать некем? — жалостливо спросила Марфа.

— Молчать!

— Какой голос…

— Разговорчики в строю…

— Мы зачем нужны? — спросила Василиса. — Давайте я стол накрою, покормлю Вас.

— Накрывай! — крикнул хромой.

Василиса быстро пошла на кухню.

Марфа никак не могла брюки застегнуть, слишком они были узкие.

— Какая ты несуразная девчонка, — с теплотой сказал мужчина.

— Обижаете, господин боцман.

— Поверишь, нет…

— Поверю, господин адмирал!

— Куда хватила! А звучит красиво, так меня еще не называли.

— И сколько у Вас девушек в месяц бывает?

— Ни одной.

— Поподробнее! Вы вторгаетесь в квартиру к девушке, ее не грабите, не насилуете. Зачем она Вам? — удивилась Марфа.

— Смотрю, какие девушки разные. Вот вас двое, а какие вы разные!

— Я лучше.

— Ты убогая.

— Это еще почему?

— Вторая девушка ушла готовить, а ты пять минут плясала, все брюки пыталась застегнуть.

— Я Вам не понравилась?

— А ты мне не нужна.

— Простите, а что с Вашей ногой?

— Так, шальная пуля.

— Почему нога не гнется? Ее нет? У Вас протез?

— Чего прилипла? Не скажу.

— Покажите, я врач. Ортопед, между прочим.

— Так бы и сказала. Так это ты меня лечить не хотела? Не припомнишь меня?

— Не помню Вас, у меня много пациентов.

— Долго я тебя выслеживал, долго. Когда я тебя увидел, решил, что ты мне сможешь помочь с ногой.

— Пришли бы в больницу или ко мне домой, а то к подруге притащились.

— Ты на врачиху похожа. Я тебя раньше видел, хотел на испуг взять.

— Вам это удалось. Не стыдно?

— Ты меня не стыди, ты ногу посмотри.

Хромой посмотрел на Марфу и стал расстегивать брюки. Марфа напряглась, много она видела ног на пляже, но этот человек вызывал у нее смешанные чувства. Брюки упали на пол. Одна нога была обычная, волосатая. Вторая нога оканчивалась механическим протезом. Марфа потеряла сознание.

Скрип. Стук. Скрип. Стук.

Приковылял хромой на кухню.

Василиса посмотрела на мужчину без брюк и упала вместе с тарелкой, в глазах у нее поплыло.


Очнулись девушки. Посмотрели друг на друга. Мужчины рядом не было. Скрип не слышался. Они встали и на цыпочках обошли квартиру. Пусто. Дверь в квартиру закрыта. На кухне все было чисто, посуда помыта, кастрюли пустые. Василиса решила проверить кошелек в сумке. Кошелек был пуст. Василиса пошла к сейфу в шкафу. Модный сейф зиял пустотой своей раскрытой пасти.

— Вот и стук-скрип, — сказала в сердцах Василиса.

— Наживешь. Живы, и хорошо. Василиса, я одна из твоего подъезда не пойду, проводи до дороги.

— Уговорила, провожу.

Подруги вышли на улицу, они вдохнули прохладный вечерний воздух.

Марфа подняла руку.


Третья машина подъехала, остановилась. На них смотрел мужчина, его пронзительные черные глаза впивались в глаза девушек.

— Обе садитесь! — зычно крикнул хромой человек.

Девушки сели на заднее сиденье машины. Между шофером и подругами медленно поползло вверх стекло. Девушки пожали друг другу руки, начинающие нервно вибрировать от элементарного страха. На боковых окнах медленно поднялись темные стекла, не пропускающие свет.

Подруги оказались в движущейся машине в полной темноте. Заднее стекло было наглухо закрыто темной тканью. Легкие подруг почувствовали, что вдыхать им нечего. Неожиданно над ними открылась крыша. Крупные звезды заглянули в машину. Машина резко остановилась. В люке крыши появилось лицо с тяжелым взглядом.

— Как себя чувствуете, подружки? — спросил ехидно хромой.

— Хорошо, господин адмирал, — ответила Марфа.

— Мы приехали в красную крепость.

Двери машины открылись. Девушки оказались в лесу перед красной кирпичной стеной. Дверь отъехала в сторону.

Скрип. Стук. Скрип. Стук.

Рядом с ними шел хромой. Во дворе дачи стоял большой круглый стол. Вокруг стола сидели десять женщин.

— Женщины, вашему полку прибыло! Есть еще две девушки. Теперь вас двенадцать человек. Живите дружно. Приглашайте нас к столу.

Мужчина сел на стул типа трона, украшенного трезубцем, перед ним по кругу сидело двенадцать женщин. Тринадцать тарелок стояло на столе. Две женщины подали пищу на стол. Оживления за столом не наблюдалось. Чувствовался всеобщий дамский страх.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 412