электронная
116
печатная A5
377
16+
Месть по плану от блондинки

Бесплатный фрагмент - Месть по плану от блондинки


5
Объем:
242 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-1698-2
электронная
от 116
печатная A5
от 377

Кто не карает зла,

тот способствует его свершению.

Леонардо да Винчи

— Алёша!

В ответ тишина.

— Алёша!

Никакой реакции.

— Ну же, Алёша! — я растерянно стояла посередине комнаты.

Потерять собственного мужа в однокомнатной квартире было сложно — я точно знала, что Алексей дома — у порога стояли его ботинки.

— Чего раскричалась? — появился мой благоверный.

— Ты где прятался? — спросила я его, весело проведя рукой по его стриженой макушке. — Поиграть захотелось?

— С чего я это буду прятаться? Да и от кого? Я был в кладовке, и не слышал, как ты вошла, — пробурчал Алексей.

— А там ты что забыл? — удивилась я. В кладовку мы никогда не заходили, а только закидывали туда вещи, которые никогда нам не пригодятся, но и выкидывать их жалко.

— Вот, — Алексей выставил вперёд себя старенький чемодан, с которым он когда-то заселился в мою квартиру.

— И что? И зачем он мне? Мы собираемся в поездку?

— Ты — нет, а я, может быть, и да, — вяло сказал Алексей, стараясь не смотреть мне в глаза.

— Куда же это ты собрался? — спросила я, почувствовав, как удивительно громко ёкнуло моё сердце.

— Понимаешь, Настя, жизнь так складывается… Короче, я полюбил другую.

— Чего? Какую другую? Ты о чём? — я растерянно смотрела на Лёшу. — Мы с тобой вообще-то женаты…

— Ну, это дело быстро исправить. Ты ведь не будешь возражать, если я подам на развод? Детей у нас нет, так что разведут нас быстро, — сказал Алексей, открывая шкаф, и стараясь не смотреть в мою сторону. — Сходим в ЗАГС, подадим заявление, а через месяц мы уже свободные пташки. Надеюсь, ты не будешь препятствовать.

К своей чести, в обморок я не хлопнулась. Что же происходит? Так не бывает, ведь люди разводятся совсем по-другому. Сначала ругаются, находят причины для ссор, подозревают друг друга в неверности… Или я эту часть пропустила? Где же я была, когда моя семья рушилась?

— Выходит, полтора года совместной жизни коту под хвост? — спросила я, стараясь подавить подступившие слёзы.

— Почему же сразу под хвост? У нас было много хорошего. Но мне нужна свобода, а свобода без денег не возможна! — воскликнул Алексей. — Настя, пойми, не создан я для нищенского прозябания в этой дыре!

— Теперь значит так? Квартиру, которую нам подарили мои родители, ты называешь дырой? — встрепенулась я. Вообще-то я всегда причисляла себя к людям почти среднего достатка. — А сам ты что сделал, чтобы улучшить нашу жизнь? Лежал на диване и мечтал? Лучше бы новый смеситель установил на кухне!

— Настя, перестань, ты прекрасно знаешь, что с завода я ушёл в рекламу, чтобы заработать побольше денег. А смеситель… Какая ты всё-таки приземлённая. Нет у тебя полета фантазии. Смеситель! Да разве о смесителе нужно думать, когда джакузи уже вчерашний день? Беспросветный рабочий день от звонка до звонка к роскоши не приведёт, — Алексей, методично собирал свои вещи по квартире. — И я нашёл способ, как обеспечить безбедную жизнь, по крайней мере, себе.

И тут я всё поняла и со стоном села на старый диванчик. Вот, значит, какую другую он полюбил!…

— Дочь какого миллионера осчастливила тебя своим согласием? Конечно, высокий голубоглазый блондин, что тебе жить с простой учительницей с абсолютно непримечательной внешностью? Как можно было тратить себя на меня совершенно бесплатно! Я тебе, случайно, ничего не должна за прожитые годы?

— Настя, перестань, ты прекрасно знаешь, что ты самая настоящая красавица. Но с одной красотой жизнь не проживёшь…

— И кто же она? Кто та счастливица, которая может «оценить» тебя по достоинству?

— Настя, это совершенно не важно!

— Кто? — спросила я таким тоном, словно это имело какое-то значение. Лёша вздохнул и присел рядом со мной.

— Владелица рекламной фирмы, в которой я работаю, — неловко сказал он

после минутной паузы.

— Что?! Ей же пятьдесят три! — ошарашено пролепетала я.

— И что? Любви все возрасты покорны. Мы с ней вместе работаем, у нас с ней много общего. Извини, но своё будущее я вижу только с Люсей. Так что, желаю тебе всего самого хорошего, и… советую тебе тоже поискать какого-нибудь мужика побогаче. С твоей внешностью ты вполне можешь выбраться из этой квартиры хотя бы в трёшку, — сказал Алексей и защёлкнул замки на чемодане.

Алексей ушёл. Он не стал громко хлопать дверью. Он ушёл очень тихо, забрав всего лишь один чемодан и горы моих надежд. А я так и осталась сидеть на диване, пытаясь проглотить слёзы, которые душили меня всё сильнее.

Прошло два месяца, а горечь обиды всё так же обжигала меня. Никто не выходит замуж и не женится с мыслью о разводе (за исключением брачных аферистов). И я тоже считала, что выходить замуж надо раз и навсегда, и стараться сохранить тепло семейного очага при любых обстоятельствах. Пусть Алексей был неидеальным, пусть иногда вел себя по-свински, но он всё же был моим мужем, и я не ожидала от него измены и предательства.

Я горестно вздохнула. Чем только я заслужила такого мужа, и чем заслужила его измену? Вроде бы, ни такой уж я и плохой человек.

Пронзительный звонок входной двери не дал мне провалиться в поток бессмысленных слез и сожалений. С надеждой, что это не мама, пришедшая в очередной раз поучать бестолковую дочку, я оставила на кухне чашку с недопитым чаем и потопала открывать.

— Кто там? — спросила я слегка охрипшим от долгого молчания голосом.

— Настька, это я, Таня!

Знакомый голос и имя заставили меня моментально открыть дверь.

— Настька, привет! — бросилась мне на шею моя лучшая подруга Танька.

— Привет! — чуть не взвизгнула я от радости.

Уж кому, а Таньке я была рада всегда. С Таней мы вместе учились в школе, сидели за одной партой, считались подругами не разлей вода. Делились самым сокровенным, хотя больше делилась Таня — она с детства была куколкой, мальчишки с ума по ней сходили. А я была благодарной слушательницей, которой так не хватало романтики в отношениях с противоположным полом. Вот только после школы наши пути разошлись: я пошла поступать в институт, а Танька — замуж. Однако, мы всегда поддерживали связь, не найдя никого ближе и дороже друг друга. Вобщем, я обожала Таню, полностью ей доверяла, считая своим самым надёжным другом.

— Ты откуда такая? — окинула я взглядом подругу, стоящую на пороге.

Несмотря на своё некомфортное состояние, я всё же заметила, что Таня выглядела сногсшибательно. Рыжая копна волос уложена в замысловатую причёску, кожа — шоколад, глаза блестят, а одета… в общем, средней учительнице средней школы такое не по карману.

— Я только с Кипра и к тебе, — пропела вечно весёлая и довольная жизнью Танька, проходя в комнату. — А ты что в таком виде? — мельком бросила на меня взгляд подруга.

Покраснев, я поправила кособокий халат, из которого не вылезала неделями. Всё-таки я никого не ждала, а, впрочем, Танька права — себя запускать нельзя, ни при каких обстоятельствах. Себя надо любить, и причём, самой сильной и преданной любовью.

— Да ещё в квартире бардак! Что совсем на тебя не похоже, скорее уж это мой стиль жизни. Или теперь так принято мужа встречать? — уселась Танька на диван, растолкав моё разбросанное барахло. — Где же ужин при свечах, прозрачный пеньюар?

— Да не придёт он! — выпалила я, и слёзы брызнули из моих глаз. — И пеньюары при свечах мне больше не нужны!..

— Настька, — ахнула Таня, — он что того? — многозначительно посмотрела на меня подруга.

— Что — того? — не поняла я.

— Помер? — уточнила Танька.

— Боже мой, нет, конечно, — смахнула я надоедливую слезу, присаживаясь рядом с Таней. — Развелись мы.

— Развелись? — округлились у Таньки глаза от неожиданной для неё новости.

Ещё бы, когда мы виделись с Таней в последний раз, я рассказывала ей о том, что мы с Алексеем начинаем подумывать о потомстве. Точнее, это я стала почитывать книжки о здоровом образе жизни и заглядываться на чужих малышей.

— Постой, я что-то недопонимаю. Вы же с Лёшкой так хорошо жили… и на тебе — развелись. Что же ты мне сразу не позвонила? Я бы мигом примчалась.

— Я звонила — твой сотовый не отвечал, а брат сказал, что ты куда-то уехала выходить замуж.

— Свадьбы уже слегка поднадоели. В третий раз — не в первый, хотелось без всякой шумихи, — вздохнула Таня. — Но ты? Настька, выкладывай всё по порядку, — потребовала подруга.

Устроившись поудобнее на диване, я начала свой рассказ, полный вселенской печали и трагизма.

— Помнишь, я тебе говорила, что Алексей хочет уйти со своей работы на заводе? У него, видите ли, запросы стали выходить за пределы зарплаты инженера: то ему машину подавай, то за границей отдыхать охота… И Алексей нашёл работу в коммерческой фирме по рекламе. Сначала всё шло замечательно, Алексей приносил неплохие деньги, это нас даже как-то неожиданно сблизило…

— Да уж, деньги кого хочешь друг к другу притянут, — вставила свой комментарий Танька.

— Это не тот случай, то есть тот, но не со мной, — попыталась я объяснить своё некорыстное отношение к деньгам.

— Ничего не поняла, — тряхнула Танька своей рыжей головкой. — Начинай всё заново.

— Я и рассказываю: деньги появились, но и Алексей постепенно начал меняться. И так жизнь с ним была не сахар, а тут совсем полный уксус. Стал поздно приходить, праздники начал отмечать на работе. А потом…

— Короче, у него завелась любовница, — перебила меня подруга. — Молоденькая, младше тебя лет на восемь, — дорисовало воображение Тани привычный конец семейных отношений.

— Нет, дорогая моя, она старше меня на двадцать пять лет, — торжественно произнесла я, ожидая театрального эффекта от своих слов. И не ошиблась.

— Что?! — ахнула Танька. — Он оставил тебя ради такой старухи?!

Конечно, мне совсем не хотелось бы, чтобы меня в пятьдесят три года называли старухой. Многие женщины в этом возрасте выглядят изумительно, иногда я могу только восхищаться их достоинством и элегантностью, надеясь выглядеть в таком возрасте столь же восхитительно, как они. Но сейчас я была вынуждена согласиться с подругой. Всё-таки по сложившейся традиции (или, по-научному, из-за недремлющей физиологии и инстинктов, мол, молодые женщины ребёнка лучше выносят; хотя зачем, например, для этого, бросать уже имеющихся детей?) мужья уходят к более молодым.

— Нет, твой Лёшка явно ненормальный, — обрела подруга дар речи. — Ты же молодая, стройная, красивая — и на тебе, его потянуло на старушек.

— Дело в том, что она не обычная старушка, а очень богатая э…э… дама, — подобрала я подходящее слово для женщины бальзаковского возраста. — Она владелица фирмы, где работает Алексей. Вполне очевидно, что его потянуло именно к деньгам, он этого особо и не скрывал.

Материальное победило духовное, — под духовным я подразумевала нашу любовь. Хотя была ли она вообще? Вот в чём вопрос. Я была уверена, что с моей стороны точно была. Как же иначе?

— Настя, с тобой всё в порядке? — вывела меня из задумчивости подруга.

— Да, — встрепенулась я. — Когда ты позвонила, я как раз на кухне чай пила. Продолжим чаепитие вместе?

Танька тут же согласилась, так как ещё со школьной скамьи старательно вливала в себя каждый день по два литра жидкости, аргументируя это тем, что вода катастрофически необходима для поддержания женской красоты. Да и беседа за чашкой чая задушевнее.

Попивая чай с Танькиным тортиком, мы обсуждали мою несостоявшуюся семейную жизнь. В основном говорила Таня, рассуждая о глупости и безрассудстве мужчин, а также об их слабоумии, чёрствости, жадности и прочих присущих им недостатках.

Порассуждать Танька любила. Её всегда неуклонно влекло к психологии и философии, однако, тяга к мужскому полу всегда оказывалась сильнее.

Всем известно, что мужчины в постели с женщинами не философствуют, для этого им нужна компания побольше и погорячее, чтобы совместными усилиями найти подлую истину, которая всегда норовит залезть на самое дно бутылки. А поскольку Таня к спиртному относилась равнодушно, задатки философского психолога в ней потихоньку угасали.

— Мужики, блин, такие сволочи, я бы никогда к ним и близко не подошла, если у них не было бы того, чего нет у меня.

— Чего? — машинально спросила я.

— Денег и анатомической особенности, — пробубнила Танька, проглатывая огромный кусок торта.

— По-твоему, у мужчин кроме денег и отличительного органа ничего нет? — скосила я глаза на подругу.

— Конечно, нет, — фыркнула подруга. — У некоторых нет ни того, ни другого, а есть только жена. Это у женщин ранимая душа, тонкая и чувственная натура, — отхлебнула Танька чай из огромной чашки.

— Про натуру ты это правильно сказала. Именно этим они и расплачиваются за то, что есть у мужчин, — улыбнулась я.

— Смейся, смейся, — сделала Танька обиженный вид, но тут же вспомнила, что это я обижена Алексеем, причём сильно. — Всё же никак не могу поверить, что Лёшка оказался таким подлецом, — вздохнула Таня. — Он же, вроде, любил тебя. Помнишь, на даче моего второго мужа Стёпы ты на него обиделась из-за какой-то ерунды?

— Не из-за какой-то ерунды, а из-за порванного платья, к тому же, нарочно, — вспомнила я, как Алексей в шутку изорвал моё хоть и нелюбимое, но вполне сносное платье.

— Это неважно, главное, как он потом прощенья у тебя просил. На коленях стоял, грозился в реке утопиться.

— Речка там у вас была мне по колено — так, лужа одна.

— Нет, ты не понимаешь, дело не в этом! Это что ж, он так умело притворялся? Мужикам категорически верить нельзя. Сначала люблю, люблю…

— А потом: «Мы с ней вместе работаем, оказывается, у нас с ней много общего. Извини, но своё будущее я вижу только с Люсей», — всхлипнула я под воздействием нахлынувших воспоминаний.

— Ты не расстраивайся, всё равно не будет у него счастья без тебя, — пыталась утешить меня подруга. — Деньги приходят и уходят, а женская старость только прибывает. Алексей ещё тысячу раз пожалеет о своём идиотском поступке, а ты себе лучше найдешь, вот честное слово, прямо завтра и найдешь, — подвела Танька оптимистический итог моим горестям.

Я продолжала всхлипывать. Сейчас я совершенно не могла думать о мужчинах. Все они с изъяном, и какой бы красивый бочок не пытались подставить, дефект всё равно вылезет, и даст такую трещину… Нет уж, обжёгшись на молоке, к воде я теперь и близко не подойду, какой бы сахарной она не была. Хватит с меня и Алексея, больше мне никаких принцев не надо.

— Ненавидишь его, да? — участливо спросила подруга, заметив мой отрешённый взгляд.

— Нет, не то чтобы ненавижу, — ответила я. — За что мне его ненавидеть? За то, что он оказался не мужчиной, или за то, что я оказалась дурой? Нет, моя ненависть уже вспыхнула и погасла. То, что я испытываю, скорее можно назвать злостью, я бы хотела его приподнять и шмякнуть об пол, ниже плинтуса, и так раз двадцать. Как в боевике, или нет, скорее, как в боях без правил. Отодрать его от этой воровки чужих мужей, а потом так заехать ему по морде, чтобы отлетел в другой конец ринга. Нестерпимо хочу, чтобы он тоже почувствовал себя на моём месте, чтобы понял, как это больно быть брошенной, чувствовать себя никчёмной, преданной, что это значит, остаться среди обломков своих планов на будущее. Почему такая несправедливость? Почему от всего этого должна страдать я? Разве я в чем-то виновата?

— Действительно, жуткая несправедливость, — подтвердила Танька и неожиданно глаза её прямо-таки засветились. — А мы сами свершим правосудие и накажем виновных! То есть в данном случае виновного Алексея. Он сам попадет в яму, которую рыл, мы дадим ему почувствовать все прелести унижения! Твой неверный получит по всем статьям! Зададим мы ему жару по самое «не хочу»! — заговорила Таня такой призывной речью, словно находилась на баррикадах, а не на старенькой кухне малогабаритной квартиры.

— Какое ещё правосудие? О чём ты говоришь? По каким статьям он получит? — не могла я ничего понять. — Ведь он не совершал никаких юридически неправомерных поступков.

— Совершил. Один. Он обманул твоё доверие и теперь должен возместить моральный ущерб.

— Очень интересно. И как же?

— Как, как… Как нанёс, так и возместит. Мы преподадим ему небольшой урок, чтобы впредь неповадно было. Мы его так хорошенько проучим, что я даже не представляю, что он сделает, чтобы ты его простила! Да он в ногах у тебя валяться будет, вымаливая прощение! Но ты, воплощение самой Фемиды, яростно покараешь его!

— Хорошо, — согласилась я неизвестно на что. — И каков же наш план?

— Ты его сама бросишь, так же как он тебя! — победно заявила Танька. — Дашь ему классный пинок под зад!

— Сейчас я бы, конечно, с удовольствием его бросила, — не стала я спорить, вряд ли я начала бы с Алексеем новую жизнь: чистых листов уже не осталось. — И от пинка бы не удержалась, совсем чуть-чуть, — помечтала я. — Но для этого, как минимум, нужно, чтобы он ко мне вернулся. Это в твой гениальный план входит?

— А вот это как раз не проблема. Ты же красавица, умница. Посмотри на себя — практически натуральная блондинка с голубыми глазами. Если тебя приодеть и подкрасить, ты будешь выглядеть как модель с обложки.

— Но денег у меня нет, — заметила я.

— И деньги будут, — успокоила подруга.

— Откуда? Они свалятся мне на голову?

— Надо будет, так сваляться. Если твоему придурку деньги настолько важнее жены, что он ушёл к другой только из-за них, то он обязательно вернётся к богатой, да к тому же ещё и красивой женщине. Когда ты появишься перед ним, ты будешь ещё прекраснее, ещё соблазнительнее. Ты заставишь его онеметь от удивления, вновь появившись в его жизни самым неожиданным образом. Красота и деньги страшная сила! — выдала тираду Танька.

— Это, само собой разумеется. Но где я возьму деньги? И притом их должно быть не меньше, чем у его начальницы, а может даже и больше, — не хотелось признаваться, что Танькина бредовая идея нашла отклик в моей раненой душе, поэтому здравый рассудок продолжал сопротивление.

— А зачем тебе много денег? Ты же не собираешься давать их ему под проценты, тем более, я не уверена, что он их потом тебе вернёт. Всё, что тебе нужно — это создать видимость, что они у тебя есть, т.е. тебе нужна шикарная машина, дорогие наряды, хорошо обставленная квартирка, и всякое такое, то, что называется пустить пыль в глаза.

— Ну да, конечно. Деньги мне на голову не свалятся, а вот машина и квартира — пожалуйста, сколько хочешь, — усмехнулась я.

— Не переживай, всё это у тебя будет. Естественно временно, как бы напрокат, — сверкнула Танька глазами.

— И откуда?

— Я тебе одолжу. Не совсем я, а мой новый муж.

Надо сказать, в отличие от меня Таня любила менять мужей, причем каждый последующий был богаче предыдущего. Можно сказать, что карьера Тани на семейном поприще удалась. Тане везло всегда. Она относилась к тому типу людей, что рождаются под счастливой звездой, которая светит им всю жизнь, безошибочно указывая верную и самую короткую дорогу к счастью. У них красивая внешность, они обладают харизмой, завуалированной в мягкость общения и лесть. С такими людьми легко — у них всё всегда получается, они не завистливы и если сочувствуют, то всегда искренне пытаются помочь. Для них нет невозможного — может быть потому, что их желания всегда совпадают с возможностями.

— Я же тебе сказала, что мы отдыхали на Кипре. Мой муж, кстати, его зовут Кирилл, очень состоятельный человек. Думаю, он не будет против, если я одолжу тебе на время свою «Тойоту», которую он купил специально для меня, — милостиво уступила мне подруга свою машину.

В том, что её муж согласится одолжить мне часть своего состояния, точнее, тысячную толику от него, я не сомневалась. Танька могла убедить любого мужика во всём, что только могла захотеть, это был неоспоримый факт. Не всем под силу внушить малознакомым мужчинам, что это именно она та самая единственная и неповторимая, на которой они просто не могут не жениться, притом что у них и в мыслях не было желания создать семью. Хотя не уверена, что Таня давала им ощущение семейного очага. Скорее, она исполняла роль постоянной любовницы, которую каждый раз надо завоёвывать заново, и мужчины были на седьмом небе от счастья, исполняя её капризы.

Я чуть-чуть завидовала Таньке. Всё, что смогла я — покорить обыкновенного парня Алексея, своей более или менее привлекательной внешностью, простотой в общении и неумением быть неискренней. А теперь я думала, как отомстить этому парню за свою наивность.

— И ты мне предлагаешь завлечь своего мужа обратно, а когда он расслабиться, вышвырнуть его вон? — уточнила я.

— Именно, вернуть всеми возможными способами, а потом бросить!

— Блеск! — восхитилась я, полностью отдавшись во власть ощущениям превосходства над Алексеем.

Ну, Алексей, держись! Если львицу разозлить (а я по гороскопу была именно львом, вот только хищнические инстинкты были во мне не разбужены), она выходит на тропу войны, и ждать от неё пощады не приходится.

— А для полного твоего триумфа тебе необходим спутник, — добавила Таня.

— Какой ещё спутник? Это ты о чём? — эта Танькина идея мне совсем не понравилась.

— О нормальном настоящем мужике, который вернёт тебе вкус к жизни. Зная тебя, я не удивлюсь, когда, покорив Алексея, ты попытаешься остаться с ним, что, впрочем, совершенно бессмысленно. А так, у тебя будет надёжная подстраховка, которая не даст тебе свернуть с истинного пути. Если женщина хочет изменить свою жизнь, она обязательно меняет или причёску, или любовника. Причёска у тебя ещё вполне сносная, а вот поменять тебе любовника, это уж сама судьба велит.

— Таня, брось, неужели ты думаешь, что после всего случившегося Алексей может меня ещё всерьёз интересовать?

— Всерьёз — нет. Но мало ли, встретишься, вспомнишь первый поцелуй и всякую такую ерунду, и сама не заметишь, как предательски сладко заноет твоё сердечко. А если с тобой рядом будет серьёзный мужчина со всеми удобствами и удовольствиями, то Алексей не будет иметь над тобой никакой власти.

— Таня, прошу тебя, — взмолилась я, — мне сейчас не до мужиков.

— Ничего, ничего, стоит тебе увидеть Сергея, как ты тут же запоёшь по-другому, — сказала Таня, чуть ли не потирая руки от удовольствия.

— Сергея? А это ещё кто? — опешила я.

— Твой спасительный круг, точнее надёжный якорь, который не даст тебе сорваться к Алексею.

— И откуда только ты уже успела его взять? Я же у тебя женихов ещё не просила, — удивилась я такому быстрому подбору кандидатуры.

— Ниоткуда я его не брала. Он там, где всегда и был, а именно: он занимает одну из многочисленных должностей друзей Кирилла по бизнесу. Сергей достаточно богат, у него своё предприятие по металлу, кажется даже цветному.

Видимо данное заявление Тани должно было способствовать возникновению у меня большего интереса к предполагаемому кавалеру. Но заявление возымело обратный эффект — ассоциация с цветным металлом у меня была одна — к нему причастны люди, которые воруют провода и кабели, впоследствии чего страдают другие граждане.

— И вообще, — продолжала Танька, — он человек порядочный — ни разу не был женат. То есть, я не имею в виду, что женатые люди не порядочные… ну, короче говоря, в аморальных историях замечен не был.

— Ох, Танька, что же я с ним делать буду? — по-настоящему озаботилась я, так как уже давно отвыкла от романтических отношений с мужчинами, да и флиртовать особо я никогда не умела. Тем более с богатыми. У них, как известно, свои заморочки.

— Как что? Наслаждаться жизнью. Не дрейфь, всё будет в шоколаде и глазури.

— Тебе легко говорить, а я не ты. Я привыкла, что моя жизнь спокойная и размеренная.

— Вот, вот. Поэтому небольшая волна с Алексеем так сильно выбила тебя из колеи. Надо самой штормить, чтобы всякие посторонние волны терялись в твоей пучине, — пыталась дать мне советы Таня с позиции более опытной подруги.

— Как бы в этой пучине я сама не потерялась, — вздохнула я, поняв, что дальнейшее сопротивление бесполезно, и придётся отдаться на милость Таньки.

А может она и права? Что я буду сидеть в четырёх стенах? Чахнуть от тоски? Так, по крайней мере, голова будет забита чем-то другим. Да хоть этим самым Сергеем металлистом.

— Что, подружка, договорились? — улыбнулась Танька одной из своих обаятельнейших улыбок.

— О чём?

— Завтра вечером я прихожу к тебе в гости с Сергеем.

— А нельзя с ним встретиться вне моего дома? — спросила я, с тоской подумав, что весь завтрашний день мне придётся посвятить уборке запущенной депрессивной квартиры.

— Конечно, нет. У нас же серьёзные намерения.

— Но знаешь, у меня квартира не богатая, мало ли, вдруг ему не понравится, он же привык к роскоши, — попыталась я юлить.

— Ничего, он мужик нормальный, на таких мелочах не зациклен. Он сам в данный момент проживает в четырёхкомнатных хоромах с матерью. А двушку держит на всякий случай, ну ты понимаешь, о чём я. Завтра заодно сообщу и результаты разговора с Кириллом по поводу машины, и … — Танька вдруг задумалась, что при её напористости было совершенно излишним.

— И что? — попыталась я активизировать процесс.

— Ты к Алексею как подъехать собираешься? — спросила Танька.

— На машине, ты же сказала, одолжишь.

— Нет, я не о том. По какой причине ты к нему подойдешь? Нельзя же так: «Здравствуйте, я ваша тётя!». Надо поделикатнее, ненавязчиво, не вызывая особого напряга у объекта. Иначе он сразу всё просечёт. А мужикам нравится, когда они охотятся. Нельзя ему приманку в рот засунуть, он её выплюнет, ещё и сверху плюнет за назойливость. Нет уж, пусть сам за тобой поплавает.

— За какой конкретно приманкой он должен плавать? — видимо вместе со слезами у меня произошла и утечка мозгов, потому что моя голова отказывалась понимать такие простые вещи.

— Ну, Настя, не можешь же ты ему сказать: «Алексей, я сказочно разбогатела, возвращайся ко мне». Он сам должен додуматься, что ты сказочно богата, и небесно красива, и воспылать желанием вновь воссоединиться с тобой.

— Разве не так мы и хотели поступить? Ты же сама сказала, к красивой, да ещё богатой…

Я не буду описывать, каким стало выражение лица у Тани. Но на нём явно читалось невысокое мнение о моих умственных способностях.

— Короче, ты говорила, что он работает в рекламной фирме, так?

Я согласно кивнула, боясь сморозить ещё какую-нибудь глупость.

— Так вот, самый разумный выход — это достать его через работу. Домой же ты к нему не завалишься. А чтобы появиться у него на работе, тебе нужен существенный повод. Поиском вот этого повода я завтра и займусь, а вечером, как мы и договорились, встречаемся у тебя.

Я опять кивнула, теперь понимая, почему у Таньки уже третий состоятельный муж, а от меня даже Алексей ушел. Не было во мне творческой жилки и деловой хватки.

— Так что, держи хвост пистолетом, а грудь параллельно полу, — подмигнула мне Танька на прощанье.

Следующий день, я, как и предполагала, посвятила авральной уборке дома. Расчистив все завалы, образовавшиеся после выискивания и выскрёбывания Алексеем своих вещей, совершив влажную уборку всей моей однокомнатной квартиры, я занялась праздничным столом, то есть столом, за которым мне предстояло провести вечер знакомства вроде как с интересным мужчиной. Проявлять свои кулинарные способности я не стала — вряд ли можно чем-то удивить человека, привыкшего обедать в дорогих ресторанах. Всё необходимое я прикупила в супермаркете, разве что гарнир к морепродуктам приготовила сама.

В итоге у меня осталось время даже на себя, но тут возникли проблемы с выбором туалета, точнее, с его отсутствием. Гардероб школьной учительницы не выделялся обилием сексуальных кофточек и соблазнительных юбочек. Как оказалось, после замужества я была совершенно далека от мысли кого-либо обольщать. Надевать джинсы, встречая гостей дома, показалось не женственным. Но и перспектива выглядеть синим чулком меня тоже не устраивала. Из положения я вышла, расстегнув на строгой белой блузке пару-тройку пуговиц и распоров разрез на длинной черной юбке, сделав его чуть ли не от бедра.

Посмотрев на себя в зеркало, я ужаснулась: как была учительницей, так и осталась, только теперь я стала похожа на училку, которых показывают в порнофильмах в момент соблазнения своих учеников. Ну да ладно, Сергей мужик нормальный и на таких мелочах зацикливаться не будет, успокоила я себя, хотя глубоко в душе считала эту затею чрезвычайно глупой.

Ровно в восемь звонок входной двери наполнил мою душу трепетом. Может быть, за дверью стоит тот самый принц, о котором, в связи с ретированием Алексея, я начинаю мечтать заново?

— Настя, привет! Познакомься, это Сергей! — выпалила Таня с порога, пытаясь протолкнуть вперёд себя огромную тушу.

— Очень приятно, — сказала я, принимая из рук «принца» роскошный букет роз.

— Мне тоже, — ответил «принц». — Таня сказала, что вы любите шампанское, — показал он на бутылку, которую держал в руке.

— Скорее то, что оно собой олицетворяет — праздник и победу, — улыбнулась я. — Вы проходите в комнату, — пропустила я гостей в зал.

Таня с Сергеем устроились на диване за небольшим «фуршетным» столом, и я, наконец, получила возможность разглядеть пришедшего гостя.

Сразу надо сказать, гость на принца не тянул, разве что, судя по его животику, на пивного барона. Лицо его было не то чтобы красивое, но приятное — чуть полноватое, с мелкими задорными веснушками. Волосы светлые, очень коротко подстриженные, практически а-ля — «привет военкомату», а строгий серый костюм шёл ему необычайно. В общем-то, мой потенциальный ухажёр производил вполне достойное впечатление.

— Хорошая у вас квартирка, — сказал он, оглядывая зал, захламлённый стенкой времен Советского Союза, уголком мягкой мебели, младше стенки буквально на пару лет, но умело переделанным мастером под нечто современное. — Уютно, что ли, — добавил он.

«Издевается», — подумала я. Должно быть, после своих хором, он чувствовал себя здесь как кошка в мышеловке.

— Да, Настя у нас такая умница, и хозяйка на все руки, и красавица, хоть сейчас на подиум выпускай, — подлила Танька масла в огонь, расхваливая меня как на смотринах.

— Я и сам вижу, что Анастасия очень красивая, обаятельная, прекрасная, молодая женщина, — попытался сделать комплимент Сергей.

Но я поморщилась (правда только внутри, снаружи я скорчила улыбку) от словосочетания «молодая женщина». Словно видно, что я уже давно не девушка, но ещё и не очень старая. Есть можно, в зубах не застряну.

— Ну, что же мы сидим? Давайте выпьем за знакомство, что ли, — предложил Сергей, и, не дожидаясь нашего одобрения, принялся химичить с шампанским. — За прекрасных дам, что ли? — взял он в руки свой бокал.

— Что ли, — согласилась я.

Сергей тут же покраснел, отчего веснушки на его лице стали ещё заметнее. Танька тихонько шикнула на меня.

— Ой, простите, нечаянно вырвалось, — спохватилась я, вспомнив, что должна исполнять роль гостеприимной хозяйки.

— Ничего, это вы меня простите, я себя так неловко чувствую…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 116
печатная A5
от 377