электронная
68
печатная A5
279
12+
Мен Но Джен, он же Ахимура Хидео, он же Михаил Зосимович Джен. Дневник потомка императора, который стал коммунистом

Бесплатный фрагмент - Мен Но Джен, он же Ахимура Хидео, он же Михаил Зосимович Джен. Дневник потомка императора, который стал коммунистом

Объем:
66 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-2815-0
электронная
от 68
печатная A5
от 279

Пролог

В ноябре 2018 года в красноярской библиотеке проходили дни японской культуры. Это мероприятие привлекло моё внимание, поскольку тема японская давно интересна. Снял два короткометражных фильма про японцев. Сотрудники библиотеки поведали мне, что живёт в Красноярске японец и что ему восемьдесят лет. Я решил наладить с ним контакт, узнать, что за человек, какая у него судьба.

Уже ближе к новому году, когда в Красноярске трещали сорокоградусные морозы, мы с ним встретились.

Оказалось, что это не японец, а кореец и не восьмидесяти, а девяноста одного года.

На вид он не высокого роста, худощавый, но в глазах его чувствовалась

неуемная энергия и крепкий спартанский характер

Долгожитель. Как известно, к долгожителям причисляют тех, кому за девяносто. Судьба его очень интересна. Долгожителями я давно интересуюсь. Это люди, пережившие много на своём веку — революции, войны, личные драмы и трагедии. Жизнь их часто висела на волоске, и они, каким — то чудом выжили. Я пытался анализировать их жизнь и понять причины их долголетия. Сложно сказать, что их хранило. Удача, целеустремленность, жажда жизни, неуемная энергия, вера в добро? Или провидение, естественный отбор?

Мой герой то же давно должен был умереть, но ангел хранитель спасал его много раз.

В детстве он пережил клиническую смерть. Японские самураи готовили его в камикадзе, но тот последний полёт не состоялся. Служил в разведке, рисковал жизнью. Но выжил.

Не будем забегать вперёд. По ходу нашего знакомства, я решил снять короткометражный фильм. Написал сценарий, текст песни, пригласил композитора Вячеслава Шепера. Два моих внука Миша и Марк спели песню. Накануне съёмок мой герой, катаясь на коньках, упал и сломал руку. Но мужественно зачитал интервью в студии. Мой друг Селестин Оний нигериец, сыграл роль оракула на английском языке. Фильм получился хороший, с душой. Я его выложил на YouTube. «Мен Но Джен — агент 007».

Критикам я скажу следующее: «Доживите до девяноста лет сначала, затем встаньте на коньки, сломайте руку, а потом критикуйте»! Это я как всегда пошутил. А тем, кто не понимает юмора, я даже не знаю, что сказать. Тут нужна пантомима.

Записи Мен Но Джена я решил отредактировать и издать книгу. Повествование от первого лица. Кое — где буду вставлять свои комментарии. Сложность продвижения книги в широкие массы в том, что герой из дворян стал коммунистом. И несмотря на реставрацию капитализма в России, остался верен своим идеалам. А коммунизм, как известно, вышел из моды. А тем, кто поверил в светлое капиталистическое будущее, я хочу сказать следующее, прочитайте труды гения человечества Нобелевского лауреата Норберта Винера — отца кибернетики и возможно до вас дойдёт. Что дойдет, не знаю. Как в том анекдоте про Штирлица. Письмо до Штирлица не дошло…

14.01.2019

Моему другу самураю,

агенту 007,

Мен Но Джену

(Михаилу Зосимовичу)

посвящается.

Джен — счастливчик

Дух императора,

В Михаиле силен,

Известно заранее,

Враг будет сражен

Самураи решили,

В камикадзе его,

Их планы не сбудутся,

Не знали того…

Советская Армия,

В Корею пришла,

От гибели нашего

Героя спасла!

И вот он в России,

Уже строит завод,

Верит он партии,

Капитализм не пройдет…

Планку по жизни,

Он ставит крутую,

Везде успевает,

И жизнью рискует.

Не надо сдаваться,

И только вперед,

Дело Счастливчика,

Никогда не умрет!!!

Когда то надо подводить свои итоги. Ни я первый, ни я последний. Передо мной лист бумаги и перо. Кому то, мои записи, размышления покажутся наивными, кому то возможно странными. Все мы люди разные, и как говорится — на вкус и цвет друзей нет.

Детство.

Родился я в Корее 26 декабря 1927 года в селе Сорим, а по лунному календарю корейского летоисчисления в период Сангуна 4260 года 26 ноября по адресу: провинция Пхен Ан Букдо, уезд Енбенгун, волость Сорим Мен, участок Дынг Сан Данг, дом номер 877 в семье чиновника городской администрации, отец так же был помещиком — землевладельцем. Мать домохозяйка.

В этом селении почти все жители носили фамилию Мен, поэтому все его называли Мен Чан, т.е. селение Мен.

Год рождения отца 1896, 29 августа, матери 1897, 9 августа.

Наша фамилия Мен по китайски произносится Мин, по японский Мэй. Слово это обозначает — солнце — луна. Значение этого иероглифа — чистый, прозорливый, мудрый.

С детства меня учили: «Где твоя Родина»?

По корейски звучит: «Но бон и му э си ка».

Я отвечал: «Бон ын сэчек им ни та», т.е. моя Родина называется Сэчек.

Теперь заглянем в глубину веков. В 1271 году монгольские завоеватели покорили Китай, обложили его непомерной данью. Их иго продолжалось более ста лет. В результате восстания Красных войск, организованного Тайной сектой Байлянь Цзяо, захватчики были выдворены из Китая. Была основана династия Минь, которая правила с 1368 по 1644 год. Империя Минь на первых порах смягчила эксплуатацию крестьян и сумела объединить разрозненные княжества. В период с 1405 по 1433 год было проведено семь морских экспедиций во главе с Чжан Хэ. Началась торговля с Западом — Португалией, Испанией, Голландией. Во второй половине шестнадцатого века прибыла экспедиция миссионеров иезуитов. Связь с Россией была налажена в 1618 году.

Первый император династии Минь

При династии Минь бурно развивается шелкопрядное и хлопчатобумажное производства, металлургическое производство. В начале семнадцатого века империя Минь переживает глубокий кризис. Обострились классовые противоречия. Обнищавшие крестьяне начали войну против императора. После свержения одним из центров приверженцев династии стал монастырь в Шаолине, который дважды сжигали дотла. Наш предок перебрался в Корею и обосновался в местности Сорим. Согласно метрикам, полученным в Китае, я являюсь потомком императора династии Минь в двадцать седьмом колене. Последние представители династии ослабли, в результате разложения, жестоко эксплуатируя свой народ, потеряли власть. Но в целом заслуга династии Минь очевидна в развитии Китая и мирового сообщества того времени.

Поэтому я с гордостью ношу свое имя и дух императора, как сказал поэт, во мне очень силен.

Дом, в котором я родился, был построен до 1910 года из дубовых колонн и покрыт шиферной черепицей. Вся усадьба состояла из четырёх зданий. Дом, в котором мы жили из четырёх комнат и кухни. Точно такой же дом для прислуги. Третий дом с верандой и мансардой и банкетным залом служил для приёма гостей. На расстоянии пятидесяти метров от нашего дома стояло строение, в котором располагались складские помещения, туалет и конюшня.

Весь ансамбль представлял из себя — равносторонний прямоугольник — квадрат, внутри которого была площадка — двор, на котором можно было поиграть в футбол. Усадьба была огорожена каменным забором, покрытым черепицей. В заборе имелось трое ворот. Весь земельный участок от дома до забора был засажен фруктовыми деревьями. Здесь росли все культуры: яблони, груши, сливы, вишни, клубника и пр. Начиная с мая с клубники и кончая концом октября — грушей, мой рот не знал передышки. Все фрукты мы со средним братом Над Дином съедали с огромным удовольствием.

За домом холм с высокими старыми соснами. Между деревьями качели высотой десять метров, на которых мы изредка качались.

На склонах росли дикие абрикосы и персики, восточный орех.

На этом холме покоились наши предки. На их могилах были установлены большие памятники с иероглифами. А перед могилами был установлен большой каменный стол для жертвоприношений. На него в родительский день ставят угощения для предков. Так же на холме, я помню, стояли древние каменные статуи.

От дома на восток простирались огромные рисовые плантации. В небольших прудах и озерах разводилась рыба. Площадь сельхозугодий составляла примерно триста шестьдесят гектаров.

В нескольких километрах от плантаций протекает река Ку Рён Ганг шириной полкилометра. Река девяти драконов. Легенда гласит, что когда то из этой реки в небо вылетели девять драконов. За рекой сразу же поднимаются высокие скалистые горы Як Сан, что переводится, как лекарственная, целебная гора. На её склонах произрастает много лекарственных трав, в том числе женьшень. Корень жизни. Кроме того здесь много буддийских храмов. Описанные места очень красивы и экзотичны, и привлекает сюда туристов со всего мира.

Я считаю, что мне сильно повезло, что родился и прожил до шестнадцати лет в этой уникальной местности. Здоровый климат, натуральное питание, укрепили моё здоровье на всю жизнь, что в последствие помогло преодолеть многие трудности и тяжелые испытания.

Мой дед и отец жили очень богато. Этим они обязаны моему прадеду Мен Ку Ре. Он занимал пост губернатора Северной Кореи. Провинция Пхенандо. Понятно, что он был очень влиятельным человеком и перед ним все преклонялись. По оценкам современников он был строг и справедлив, в связи с чем снискал почет и уважение во всех слоях общества.

Губернатор Мен Ку Ре

Когда я был ещё маленьким, он часто приходил в наш дом, сажал меня на колени, гладил и рассказывал сказки или что ни будь поучительное. Он был второй человек, как моя мама, который ласкал меня, нежно трепал по голове. Думаю, что своими эманациями сильного человека, он укреплял мою волю.

Надо сказать, что в дворянских семьях детей воспитывали в спартанском стиле. Не помню, что бы дед или отец когда ни будь взяли меня за руку. Никто никогда не шутил. В семье наших слуг всегда был слышен смех. По любому поводу отпускались шутки. И я им очень сильно завидовал.

В 1931 году мне шёл пятый год, когда прадедушка скончался.

Десять дней шли нескончаемым потоком люди для прощания с ним. Прямым потомкам, а это около ста человек, были сшиты чёрные костюмы Бэ Им Сан и головные уборы Бэ Вам Дху, которые носили три года. Костюмы же одевались на родительский день. Похоронная процессия была грандиозная, в ней приняли участие около пятисот человек. Люди несли множество знамен с надписью Мен Куре Мае Се. Гроб был покрыт чёрным лаком и имел огромные размеры. Длиной около пяти метров. На крышке вырезаны драконы, разные звери и страшные черти. Гроб несли двенадцать человек. Впереди процессии шёл человек в маске и разбрасывал монеты. Затем шли люди со знаменами Мае Се. За гробом родственники и прочие.

Так я проводил в последний путь своего любимого прадедушка. Его образ

сохранился в моей памяти на всю жизнь.

Теперь я расскажу о случае, в результате которого я чуть не умер. Вернее сказать находился в состоянии клинической смерти, но провидение спасло меня. Дело было так. Мне было четыре года, и я переболел корью. В результате осложнения сильно ослаб, и состояние здоровья продолжало ухудшаться. Меня осмотрел мой родной дядя Мен Кэ Сик. Он работал врачом и имел частную клинику. После осмотра он сделал заключение, что медицина бессильна против этой болезни. И ушёл. Болезнь продолжала прогрессировать, я потерял сознание, и у меня остановилось сердце.

Мать в безутешном горе сидела надо мной и громко рыдала. В это время мимо нашего дома проходил странствующий монах — лама. Он услышал плач и зашёл в дом. После осмотра он согласился помочь. Достал из своей сумки пучок какой то травы, свернул её в фитиль, поджег и сделал прижигание на живот. Эта процедура не дала результата. Тогда он сделал прижигание на область сердца и хлопнул меня по груди. Я сделал вдох и открыл глаза. Монах сказал, что я буду жить долго, и никогда не буду страдать пороком сердца и заболеваниями желудка. Он больше ни когда не встречался мне в жизни. Бог вовремя послал его, что бы спасти мою жизнь.

Прижигания были настолько сильны, что шрамы от них сохранились на всю жизнь. На левой груди полностью сгорел сосок, вместо него ровное место.

Буддийский храм

Средний брат Над Дин пошёл в первый класс и я бегал за ним в школу. Начал требовать, чтобы меня, то же отправили на учёбу. Когда мать устала меня уговаривать, взяла и отшлепала по мягкому месту.

Все лето я играл с крестьянскими детьми. Уходил утром в одних шортах, возвращался вечером весь грязный, загорелый. Иногда мы уходили в город Пхаль Ван за пять километров, где был рынок.

В 1933 году мне пошёл шестой год. Однажды отец, вернувшись со службы, посадил меня рядом и сказал: «Сынок! На следующий год ты пойдёшь в школу и сейчас надо уже начинать подготовку»!

Деревня Сорим
С родителями и родственниками

Положил передо мной сборник тысячи иероглифов «Чен За Мун».

Занятия у нас проходили каждый вечер. Я автоматически повторял за отцом произношение. Отрабатывал фонетику.

Мать не знала иероглифов. В то время женщинам не разрешалось изучать иероглифы. Она знала корейскую письменность и немного говорила по японски.

В апреле 1934 года отец оставил службу и купил дом в уездном городе Енбене, поскольку в нем сосредоточились учебные заведения. Старший брат Но Хып поступил в гимназию, а мне на будущий год в школу. Мы поселились по адресу: провинция Пхен Ан Букдо, уезд Енбен гун, город Енбен Си, участок Со Бу Донг N 165. Дом стоял на проезжей части улицы, поэтому в нем было шумно.

Отец оставил государственную службу, сосредоточился на крестьянском хозяйстве, стал его расширять. Дела у него шли хорошо. Он занимался обеспечением семенами, инвентарем, удобрениями, сбытом продукции, так же решал проблемы своих работников.

Осенью, после уборки урожая, он устраивал праздник, на котором всех поздравлял. Семьдесят процентов зерна получали крестьяне, тридцать процентов забирал помещик.

В детском возрасте я ещё не задумывался о социальном неравенстве, но видел, что крестьянские семьи живут скромно. И когда крестьяне приглашали меня пообедать вместе с ними, я всегда стеснялся.

Как я говорил, в доме, в котором мы поселились, было шумно, и отец принял решение построить дом по больше, и подальше от магистрали.

Через семь месяцев мы справили новоселье, и первого апреля у меня началась новая жизнь. Я пошёл в первый класс. Радости моей не было предела. Я ликовал. Желание учиться было огромно. И вот, на конец я в школе. В классе было пятьдесят учеников, из них двенадцать девочек. С шестого класса нас разделили. По законам того времени до двадцати лет было запрещено встречаться с девушками, употреблять алкоголь, запрещалось курить. Только труд и учёба. Первый период закончил хорошо, только «не удовлетворительно» по арифметике. Принес ведомость по успеваемости на подпись к отцу. Он посмотрел удивленным взглядом и сказал: «Что это за отметки, хваленный наш мальчик? Так ты можешь остаться в первом классе на второй год. Позор»!

Надо сказать, что он меня никогда не бил и не ругал.

В этот первый период учёбы меня никто не контролировал, и мне была предоставлена полная самостоятельность. После разговора с отцом я задумался и поставил цель до конца учебного года выучить арифметику и получить отметку не ниже восьмидесяти пяти баллов по сто бальной шкале.

Преподаватели в школе все были японцы, и все мы быстро научились писать и разговаривать по японски. К ученикам не было ни какой жалости, ни какого снисхождения. Что заслужил, то и получай. «Сделай всегда то, что нужно, а не то, что хочется»! Пели мы тогда только военные и маршевые песни — кунка. Никаких модных, современных популярных песен.

Забегая вперёд, хочу сказать, что уже в зрелом возрасте, общаясь с корейцами, мы единодушно пришли к выводу, что за тридцать пять лет, что Япония управляла Кореей, не прошли даром для корейцев. Японцы привили нашему народу дисциплинированность, аккуратность, пунктуальность и прочие деловые качества.

Первый класс я закончил без троек. Награждён был за примерное поведение, за отсутствие пропусков занятий, и опозданий на уроки.

Во втором классе я стал лучше учиться. Особенного ничего не произошло, и я перешёл в третий класс.

С начала учебного года с нами стал заниматься классный руководитель Тем Сем Сенсей. Ему было около сорока пяти лет. Очень строгий. За неповиновение, за плохую учёбу, да же если кто то приходил в класс не умытый или с грязным подворотничком на кителе, то всех ждало наказание. Из — за одного разгильдяя наказывал всех. Мы ложили левую руку ладонью кверху. Он проходил по рядам и бил плеткой один раз. Бывало очень больно. Мы его не любили за жестокость.

Седьмого июня началась японо — китайская война. Японцы её давно запланировали. Ещё в 1900 году Япония получила право держать в Пекине для охраны посольства контингент войск в количестве семи тысяч человек. В ночь на седьмое июня японцы начали маневры и объявили, что исчез японский солдат. Якобы его убили китайцы.

Эту войну японцы называли китайским событием Си На Зи Хэн, поскольку император войну не объявлял.

Министр иностранных дел Со Цу Ока в радужных тонах объяснил миру причину событий.

«Китай и Япония два брата, унаследовавшие большой дом под названием Восточная Азия. Злая судьба бросила их в бездну нищеты. Старший брат оказался бездельником и глупцом, а младший тощий, но с твердым характером и честолюбивый. Неустанно мечтая о том, что бы вернуть славу старому дому. Он торговал газетами на улице, много работал, что бы содержать дом. Старший расточал сбережения младшего и предавал его общему врагу. Младший воспылал гневом и задал трепку старшему. Пытаясь вбить в него чувство стыда и пробудить гордость благородных традиций Великого дома. После многих стычек младший брат наконец собрался вступить в решающую схватку и вот эта схватка сейчас и происходит в Северном Китае и на Шанхайском фронте».

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 68
печатная A5
от 279