электронная
180
печатная A5
428
16+
Мельница счастья

Бесплатный фрагмент - Мельница счастья


5
Объем:
106 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-5501-9
электронная
от 180
печатная A5
от 428

Красота провинциального июля всегда наполняет душу сладострастными ощущениями. Многие называют эту пору реваншем для тех, кто не довлюблялся весной. И надо отдать должное Купидону, с его меткостью, возможностью этого реванша пользуются многочисленные представители всех поколений. Под прохладой раннего утра, дневным зноем, или сухостью вечера аромат переплетенных чувств не дает покоя сердцам, обладатели которых встретили объект своего обожания. Не важно, числился ли ты на службе, находился ли на трудовой вахте, или дрейфуешь в отпуске, если ты одинок и твое сердце открыто, то тепло лета пробудит в нем желание реализовать возможность любить. И что не мало важно, и желание быть любимым.

А сами условия летнего небольшого города, где царят знойные дни и теплые вечера, создают сладкую предпосылку, что бы влюбиться. Царят перспектива познать стоны нежности, и манящая возможность амурных приключений. Человек, чье сердце уже жаждет и ждет любви, даже если его обладатель против, попадает словно в расставленные сети паутины.

Первый эшелон ловушек представляет собой дневное солнце и высокая температура. Думается, что не требует комментариев тот факт, что люди в такой обстановке в большинстве своем пребывают в состоянии довольно расслабленном. И что не маловажно. Этому сопутствует минимальное количество их туалета.

Следующим эшелоном ловушек будет замечательный южный вечер. На первый взгляд ничего особенного. Но если не много вникнуть вглубь… О, тут откроется многое. Но в полной мере это может оценить лишь тот, кто когда-то тонул в переизбытке чувственных потоков в теплом южном регионе.

Не даром принято считать, что на полную катушку может ощущать все, что творится вокруг, лишь влюбленный человек. А если это человек еще и молод и его эмоциональный взрыв питается еще и юношеским максимализмом, то он сможет видеть сквозь необозримое и слышать любое звучание между нот, и ощущаемые при этом запахи залягут в его сознании на всю жизнь. В этом состоянии человек в тишине вечера услышит каждого сверчка, как далеко бы он не стрекотал, ощутит колыхание каждой веточки, раскинувшейся рядом ивы. И даже почувствует падение случайно оторвавшегося листика тополя. Вечер, который проходит мимо всех остальных людей, словно луч Рентгена просветит сквозь влюбленного, только в отличии от него ничего не просвечивает и не выявляет. О просто оставляет в его душе след. След, который пахнет ощущением предчувствия чего-то сверхважного, необходимого и непомерно родного. Такой след неизбежно окраплен адреналином, но это не результат страха. Это нечто другое. Некий сембиоз внезапного, непредвиденного, в то же время нужного, а главное, до сладости во всех членах, желанного.

Трудно сказать, что бы Илона была известна, как излишне романтичная девушка. Скорее, ее привыкли считать прогмантичной личностью. Она, словно с раннего детства знала, что хотела и стремилась к цели. Ей присущие упорство и трудолюбие, регулярно приводили ее к намеченным рубежам. Успехи не сделали девочку зазнавшейся, или высокомерной, но помогли заслуженно обрести уверенность в себе и своих силах. Особо не завышая планку, она все же определила для себя задачи на ближайшее будущее, и вырисовывались они достаточно трудоемкими. Нацелены на предстоящую необходимость, мобилизовать свои силы. И настрой у нее был решительный и бесповоротный.

Не за горами выпускной. Пора счастья, ожиданий, предвкушений, начал, завершений и расставаний. Илона готовилась к этому событию, как к очередному шагу в жизни, который просто нужно сделать. При этом старалась проявлять как можно меньше эмоций. Но термин старалась, в данном случае очень уместен. Каков бы не был настрой. И результаты воспитания, девичья суть, все же имела место и словно, затаившийся в недрах земли, вулкан, порой искал возможности взорваться и вырваться горящей лавой.

Осознание того, что молодость ее жизни находится в той черте, за которой она будет звучать, лишь, как причина, для воспоминаний, навевало свою грусть. И в такие дни ей больше всего остального хотелось понять, что именно она сделала не так, где, когда и что именно она упустила. А может быть даже кого. Эти минуты были страшны и утомительны. Что бы реже погружаться в сумрак подобных мыслей, Илона старалась занимать пути своего сознания вагонетками с рассуждениями о сложностях учебной программы, трудовых перспективах и твердых шагах к поставленной цели. Ругать сложившиеся обстоятельства, которые вынудили ее получать высшее образование было слишком поздно. Но какой смысл заглядывать за спину самому себе, когда забота о престарелых родителях дала возможность поступить в ….. универоситет, лишь на 28-м году жизни. Она не проклинала судьбу, и не искала виноватых.

Илона относилась к той части женщин, которых не в напраслину называют настоящими. О, эта великая составляющая женской души. Женская душа априори самая стойкая, сильная и приспособленная к жизни субстанция, и это не взирая на то, что она же и самая чуткая, и ранимая. Хотя, пожалуй в этой чуткости и ранимости и кроется её сила и загадка.

А попробовал бы кто истинно и глубоко, а главное детально задуматься, как может любить женская душа. В этом процессе она напоминает адронный калайдер. Так же являет собой непомерный масштаб силы, энергии, действий и еще чего-то неосязаемого. Состоит из каких-то не поддающихся описанию и разумению элементов. При этом заряжает и ускоряет частицы посильней, чем известное творение физиков. И на ряду с этим сполна в этой душе переживаний. А когда этой самой женской души, касается любовь, то калейдоскоп красок, будет по ярче всех цветов, огненной лавы бушующего вулкана. Мыслей в голове ее влюбленной обладательницы рождается многократно больше, чем в прагматичном сознании, любого сотворяющего что-либо, гения. Да и кто такие гении, в сравнении с влюбленной женщиной. Хотя, любая влюбленная, а тем паче, любящая женщина — это уже и есть гений.

Однако вернемся к нашей героине. Предвыпускная пора застала её бездетной и побывавшей в браке, тридцатидвухлетней дамой. При этом её девичья красота в свои 25 словно спряталась в рефрижиратор и доехал сквозь все эти годы практически без изменений. Чем чем, а внешними данными Всевышний наделил с несказанной щедростью. Трудно не упомянуть о её, берущих за душу глазах. И если уж браться за описание её красоты, то начать можно только с них. Глаза каждого, даже на первый взгляд, самого заурядного человека весьма индивидуальны. И у каждого по особому оригинальны. Но глазам Илоны присуща какая-то мистическая выразительность. Взгляд этих глаз одновременно пробуждал холод внутри сознания и испепелял разум, при этом нещадно шокируя простотой и неповторимостью. Её широкие глаза немного на выкате, но при этом настолько в меру, что их вид не только не пошлый, а скорее назидательный. Но при этом в их глубине отражалась такая необычно искренняя сексуальность, что давала сияние душе, видневшейся в их уголках. Глядя в эти очи, казалось, что все, что они бы ни отражали, все переплетено искренностью.

И если вспомнить, что глаза это зеркало души, то Илона тому подтверждение. Она и сама всегда представляла человека бескрайне искреннего. Если сочувствовать, то от всей души, если уважать, то всем сознанием, если во что-то верить, то с макушки и до пяток, и нет ограничений. Если она любила, то тоже на полную катушку, вся и без остатка. Однако, если злилась, или ненавидела, то тоже всем существом. И это не потому-что была вспыльчива, тили наделена негативом, а просто не могла иначе. Она все могла делать только максимально искренне. Обычно таких людей называют максималистами. Но в случае с Илоной, это было нечто особенное. Ей было важно не столько идти до предела, сколько, что бы ни в каком проявлении не было фальши. Именно фальшь и не искренность ей были чужды. И нельзя не отметить, что она не терпела этого и от других. Именно эту суть и выражали её очаровательные красивые светло-карие глаза.

Квартира, которую удалось снять, была вполне прилична по меркам малого провинциального города. Что называется бюджетный вариант со всеми удобствами. Да и, что немаловажно, старичек — хозяин, милого склада характера, пенсионер, чуть ли не торжественно пообещал не беспокоить. Оплату она была обязана приносить ему наличностью по указанному им адресу. Таким образом Илона была наделена полной свободой и вполне подходящей для жизни молодой дамы в чужом городе, жилой площадью.

Достойно обустроившись, душа успокоилась. Решив быт, можно затрачивать энергию на другие важные вопросы. А точнее на единственный, ради которого и был этот переезд. Илона понимала, что для успешноготпоступления в аспирантуру и для более комфортного существования в университете, ей просто необходжимо расширить круг знакомых. И она решила действовать изначально в этом направлении. В дальнейшем она не раз вспоминала об этом первоначальном намерении. Но однозначными её воспоминания не будут. О чем-то она будет сильно сожалеть, но на ряду с этим иногда, …………… радоваться.

Магазин с банальным названием «Радуга» был известен всем слоям общества. Днем его облюбовали домохозяйки, а ближе к вечеру собиралась многочисленная клиентура из числа подростковой молодежи. И манящим нектаром, для нее было, столь полюбившееся не дорогое разливное пиво местного пивзавода. Но несмотря на это магазин не имел дурной славы. Хоть и периодически преобретавшие там пенный напиток, молодые люди, а иногда в их компаниях были сверстницы, размещались где-либо на ближайших лавочках, для душещипательных бесед. И никогда не было замечено никакого бесчинства. Толи по причине работы хорошего участкового, толи, благодаря авторитету среди местных, хозяина магазина. Артем всегда представлял собой сильную личность. Человек, который не мог не настоять на своем. По этому не редко затевал споры, заканчивающиеся порой конфликтами. Ему не давало покоя врожденное обостренное чувство справедливости. Промотав, прогуляв хулиганскую юность, он столкнулся на тропе судьбы нос к носу с местным военкомом. И дальнейшая судьба Артема в течении двух познавательных лет протекала в соответствии с требованиями Общевоинских уставов ВС РФ.

Служба выпала не из простых. Военный комиссариат родного города направил Тему во Внутренние войска, причем в наиболее востребованное и боеспособное подразделение. Если не углубляться в суть, то в качестве вывода нужно отметить, что даром эти годы для него не прошли.

В это утро она ждала звонка от Леры и считала это основным предстоящим событием начинавшегося дня. Но лишь умывшись, Илона вспомнила, что с вечера не зарядила телефон. Собравшись присоеденить зарядку, она услышала поступивший звонок. Прочитав на дисплее имя звонившего, выразила некоторое возмущение характерной гримасой. Однако ответила на звонок с присущей ей вежливостью. Звонил староста группы Рашид, который довольно лаконично привел Илону в состояние суеты. Узнав от сокурсника, что вчера еще должна была сдать отчет по предвыпускной практике, и теперь за задержку ей светит очень неприятный разговор в деканате. Она стала в спешке собираться. Сборы заняли кратчайшее время. И вот уже через семь минут, Илона легкой поступью мчалась к остановке.

В деканате действительно пришлось пооправдываться, но все было не настолько страшно, как обрисовал ситуацию однокурсник Рашид. В какую-то минуту она даже подумала, что этот утренний звонок был нестолько элементом выполнения обязанностей старосты, сколько проявлением его червового к ней интереса. Её женская чувствительность давно подсказывала, что молодой человек смотрит на неё совсем не так, как на других однокурсниц. Однако сама Илона старалась этому не придавать значения и ей это вполне удавалось. Хотя Рашид был далеко не из тех мужчин, которых не замечают женщины. Скорее наоборот, рослый красавец со спортивным телосложением, имеющий кавказские корни и весьма красивые черты лица. Но Илона относилась к нему так же, как и ко всем окружающим: без особого сближения и соблюдая все нормы вежливости.

Выйдя из деканата, она почувствовала облегчение от того, что отчет у нее приняли в этот день, не смотря на задержку в одни сутки. Одного она не могла понять: когда отвлеклась и прослушала назначенную дату сдачи. Однако проблема позади и можно расслабиться. Покинув ВУЗ, она решила немного пройтись. Утро было в разгаре: погода намечалась хорошая и на душе было относительно спокойно, пока Илона не вспомнила о возможном звонке Леры. Она достала телефон и обнаружила, что пропущенных звонков не отображено, за то батарейка разряжена почти полностью.

— Что сегодня за ерунда со мной происходит! — возмутилась она, акцентируя свое внимание, на проявления, не свойственной для нее, несобранности.

Подумав, что Лера может позвонить и если телефон будет отключен, то ситуация может быть неправильно воспринята. Тогда их договор будет сорван, а это совсем не входило в илонины планы. Выход из ситуации оставался только один: нужно Леру предупредить. Илоне не пришло в голову ничего, кроме, как попросить у кого-нибудь телефон и позвонить. Она была готова даже заплатить за это, но оглянувшись по сторонам, поняла, что некому. Никого, к кому бы она решилась подойти с таким вопросом, обнаружено не было. Слева от себя она увидела магазин, над которым была привлекательная вывеска с надписью «Радуга». Приняв решение поискать спасителя в магазине, она двинулась в сторону дверей уверенным быстрым шагом. Резко дернув дверь на себя, Илона ринулась внутрь. Моментом позже она ощутила досаду и легкую боль. Сильно увлекшись своими мыслями, она не заметила, что одновременно из магазина выходил человек. Ну и естественно столкновения было не избежать. Что это был за человек и как он выглядел, она смогла разобрать лишь через несколько секунд, когда спал шок. Перед ней стоял широкоплечий блондин с короткой стрижкой и серо-голубыми глазами. Разница в росте у них была такая, что при столкновении, Илона ударилась лбом об его грудную клетку. Но судя по всему, эта самая грудная клетка была весьма крепкая, ибо голова Илоны имела ощущение, будто ударилась о что-то твердое. На вид мужчине было не многим меньше тридцати, но при этом от него словно веяло какой-то уверенностью, какая может быть лишь результатом большого опыта. Парень сконфужено наклонил голову к ее лицу со словами:

— Ой простите, ради Бога! Вы не сильно ушиблись? Может Вам помочь?

— Да, нет, это Вы извините. Сама виновата, торопилась.

— Точно, доктор не нужен? Или еще чего? — не отступал блондин.

— Точно, точно. Все нормально. Они обменялись еще парой банальных извинений за невнимательность, затем Илона вошла в магазин. Войдя, она на секунду забыла, зачем вообще там оказалась.

— Я же не собиралась ничего покупать, — сказала она сама себе.

Отсутствие покупателей в магазине ей словно напомнило о цели прибытия. Она случайно выглянула в окно магазина и обнаружила, что блондин никуда не ушел, а стоял и внимательно изучал вход, словно скульптор смотрит на комок глины, прежде, чем творить изваяние.

Сообразив, что это её единственный шанс на данный момент, она вышла из магазина и подошла к нему.

— Позвольте спросить, Вы еще не передумали оказать мне помощь? — произнесла она с некоторым кокетством в голосе. При этом ощутила, что к ней вернулось легкое головокружение.

— Конечно! И в чем же она заключается. Вас отвести куда-нибудь? — ответил парень улыбаясь, и всем своим видом, показывая, что рад её вопросу и проявил заинтересованность.

— Мне очень нужно позвонить, а телефон разрядился. Вы мне свой мобильник не дадите на пару минут?

— Да, не вопрос! Конечно, звоните куда хотите сколько хотите, — парень вынул из правого брючного кармана не большой, стального цвета, Самсунг, и протянул, обворожительно улыбаясь.

Илона с радостью приняла телефон, в тот самый момент, когда их глаза столкнулись взглядом, она ощутила легкую дрожь в руках. Вдоль позвоночника словно прокатился ледяной шарик. Длилось это замешательство менее секунды, однако ощущения она испытала, словно прибывала в этой истоме несколько часов.

— Спасибо! — произнесла Илона, с наигранным официозом, боясь выдать свое состояние. Она еще раз кивнула незнакомцу головой и подмигнула обоими глазами в знак признательности, затем развернулась и отошла на несколько шагов.

Но в чем дело? Илона поймала себя на мысли, что дрожащей рукой держит телефон и не осознает, за чем его попросила. Она решила замаскировать растерянность тем, что стала рыться в сумочке, изображая поиск блокнота с номером телефона. В процессе исполнения этого приема, она вспомнила, что позвонить нужно Лере, чей номер она хорошо знала на память. Однако продолжала искать якобы существующую запись в блокноте.

Если есть люди, которые могут похвастаться тем, что затылком чувствуют чужой взгляд, то в это момент наша героиня вполне могла заявить, что она из их числа. Взгляд молодого, крепкого блондина, выручившего её телефоном, она ощущала не только затылком, всем своим существом. И вот, что она точно не смогла бы объяснить, это то чувство, которое при этом ей приходилось испытывать. Толи какая-то робость, и смятение, то ли ощущение чего-то нового и будоражащего, то ли трепет предчувствия, толи какая-то сладкая блаженная истом, толи просто праздник сердца, толи микс из всех этих ощущений и при этом присутствовала малая доля страха.

Применив колоссальное усилие воли, она смогла взять себя в руки и набрала Лерин номер. При этом аккуратно повернув голову через левое плечо, взглянула на хозяина телефона. Ох лучше бы ей этого не делать. Словно желающий подшутить, выпрыгивающий из-за угла, приятель, на неё, так же выскочило разочарование. В тот самый момент парень уже не любовался ею, а снова увлеченно изучал крыльцо магазина. Вот в это момент, она пожалуй с большей легкостью могла бы оценить свои эмоции. Это был какой-то нелепый и не обоснованный гнев. И она поймала себя на том, что гневается на парня за то, что он не пожирает глазами её прелести. Одновременно, был испытан и гнев за эти мысли на саму себя. Но как-то подсознательно Илона все же саму себя утешала уверенностью, что вот только что, пол секунды назад он изучал её силуэт и не мог оторвать взгляд. Просто сделал вид, что ему она не представляет интереса, в тот миг, как понял, что она сейчас обернется. Пока шел зуммер в телефоне, в сознании нашей героини промелькнуло: «Какая у него хорошая реакция, так быстро изобразил дурочка. Да, да, именно дурочка. А кто еще будет изучать подъезд к какому-то обычному магазину? Если только не…» В этот момент в телефоне послышался ответ:

— Алло, кто это?

— Лер, привет! Трубку не клади, это Илона. Я с чужого телефона звоню, по этому не долго.

— Блин, Илька, какого хрена? Чё ты так пугаешь. Вот это счастье твоё, что я ответила. Ты же знаешь, как я ненавижу когда с неизвестных номеров звонят и я не отвечаю. Это случайность, что я нажала на ответ.

— Бу-бу-бу-бу-бу — передразнила Лера.

— Да вот следующий раз будет тебе бу-бу-бу.

— Во первых, привет, во вторых знаю я все про твою фобию к неизвестным номерам и то, как ты после подобных звонков на телефон не реагируешь, и «на измене» сидишь, то же прекрасно знаю. В третьих спасибо, что ответила. И в четвертых давай уже дело по работе обсудим. Только очень быстро, или договоримся о встрече.

— Так, все. Раз уж о встрече заговорили, то договоримся. Только тут фишка не в работе и это замечательно, что ты дозвонилась, — голос Леры изменился и обрел игривые нотки.

— Не совсем тебя понимаю. У меня работа «горит». И у тебя, к стати тоже. И как мы поняли, тем способом, который мы обсуждали, можем это решить. Тут без помощи такого репетиторства никак. А, что еще?

— Илька, остынь ты на фиг со своей учебой. Все срастется и оценки нужные в итоге будут, — спешно парировала Лера.

— Не о том ты о чем то говоришь. Это вам, мажорам хорошо в облаках летать. Я с серебряной вилкой в молочных зубах не родилась…

— Вообще говорят, с ложкой, — поправила шутку Лера — Да сейчас речь не об этом. Успеем мы все сделать. Ты мне скажи тебе Роша звонил?

— Кто? Роша? А, поняла, Рашид. Ну да звонил. Благодаря ему я уже в универ сбегала. Напугал меня до мурашек, а выяснилось, что не так страшен черт, как его малюют.

— Илька, кончай косить, под слепую девственницу, — в голосе Леры показалась нотка раздраженности.

— В каком это смысле? — ответила Илона, слегка обиженным тоном.

— Ой, Иля, в коромысле. В общем слушай, ты Валеру Лесникова помнишь?

— Ну помню, ты где-то год назад мне все уши прожужжала, что запала на него, до звона в ушах, да по ходу, и не только в ушах…

— Короче, он с общаги съехал, снял хату.

— Лерчик, я же тебе говорю, телефон чужой, давай быстрее, мне вернуть человеку его надо! — протараторила Илона, посмотрев еще раз на своего спасителя. И этот момент в последствии на долго залег в памяти. Одновременно с ней он оторвал взгляд от крыльца и посмотрел в её сторону. Взгляды их столкнулись. Пусть мимолетно. Пусть разово. Пусть неожиданно. Но это был настолько насыщенный момент. Ей на мгновенье показалось, что она стоит на раскаленном диске и огромная температура обожгла пятки. А ритм сердца ускорился на столько, что одышка стала мешать говорить. Потом еще долго, закрывая глаза, она вспоминала этот теплый, пронизывающий, и покоряющий взгляд его до умопомрачения красивых глаз.

— Алло, алло, алло, Иля, куда пропала? –в телефоне разорялась Лера, которой было не в домек, что подруга в это время ее не слышит, ибо пусть кратковременно, но все же контроль над собой, она в тот момент потеряла.

— Да. Да. Да, я слушаю, говорите… — как-то нелепо и нечленораздельно, словно не ей, а кому-то не знакомому, стала отвечать Илона, медленно приходя в себя.

— Э, подруга, на Землю вернись. Ты как себя чувствуешь?

— Да, всё в порядке. Извини, тут отвлеклась просто, ты продолжай, что сказать хотела? — быстро проговорила Илона, оторвавшая взгляд от блондина, усиленно пытаясь отвести тему разговора от своего замешательства.

— Короче, на вечер ничего не планируй. Роша с Лесником сегодня организоваться решили у Валерки на хате. Мы с тобой приглашены. Отмазки даже не собираюсь слушать. Прожуй и выплюнь. У меня такой здоровый вариант замутить с Валеркой, а ты если даже не созреешь до Роши, то хотя бы меня поддержишь.

— Блин, Лера, если бы я знала, что у нас такой разговор состоится, я бы вообще не созванивалась, — слова Илоны от оттенка досады напоминали скорее взвизгивание, нежели часть разговора.

— Ты о чем это подруга? И это вместо спасибо?

— Да какое еще спасибо!? Я все утро на нервах, жду твоего звонка, думала, что ты с нашими рабочими моментами что-то разузнала и мы хоть одну сложную тему закрыть сможем. А ты вместо этого вечеринку с мужиками организовать решила. Да знай я это, я бы не переживала за твои действия, а сама бы уже все решила. И человеку в глаза не лезла, телефон бы чужой не просила…

— Стоп. Все хватит истерить. Сказала уже, дай пару дней, и вопрос с работой будет закрыт. Я тебе уже обещала. И закрыт положительно. Слушай, а у кого ты телефон взяла. Какой баран дал не знакомой бабе телефон? Интересно, — слово завершающее реплику Лера произнесла, растянуто и ехидным тоном.

Илоне показалось, что вся эта фраза была произнесена, как-то слишком грубо и громко. Она даже ощутила, что словно обиделась на подругу, за оскорбление ею совсем не знакомого человека. В этот момент он апосмотрела на продолжавшего стоять у крыльца магазина, парня, и произнесла в телефон:

— Да один очень хороший человек выручил, счастья ему и здоровья! — произнося это в телефон, Илона, сама не замечая, увеличила тембр голоса, подсознательно, произнося слова Лере, но что бы слышал блондинистый красавец у магазинных дверей.

— Интригуешь. В тихом омуте…

— Ладно, Лера, мне вернуть телефон нужно.

— Хорошо, короче, вечером за тобой заедим, там все и обговорим. Пока. — На этом, Лера первая отключилась от связи.

Илона, с виноватой улыбкой поднесла телефон владельцу и произнесла:

— Огромное Вам спасибо! Я уже и не рассчитывала, что смогу у кого-нибудь допроситься телефон.

— Отчего такая категоричность, — без особого удивления в голосе ответил парень.

— Так ведь мало кто даст незнакомому человеку телефон. Вдруг убегу вместе с ним. А Вы не побоялись.

— Ну для бега у Вас не очень-то удобная обувь, — сказал парень, с такой обезоруживающей улыбкой, что Илона почувствовала какую-то приятную теплоту в груди, — и даже если предположить, что Вы бы ее скинули и помчались босиком, то далеко бы Вы не пробежали, т.к. начиная с перекрестка, сегодня кладут свежий горячий асфальт.

Слова незнакомца явно добавили позитива в диалог и подняли Илоне настроение. Она растеклась в улыбке и наполненным задором голосом спросила:

— А это единственная причина, по которой Вы не посчитали меня воровкой?

— Дайте подумать, — понимая игру, которую затеяла девушка, блондин взялся правой рукой за подбородок, и отступив на шаг, стал изображая раздумывание, внимательно её разглядывать. При этом деловито наклоняя корпус тела то в лево, то вправо, якобы детально изучая, все внешние данные незнакомки.

Илоне пришлось по душе его шутливый настрой, и она, словно подыгрывая ему, стала аккуратно позировать, демонстрируя свое тело. Повернувшись полубоком и склонив набок голову, она спросила:

— И так, каков вердикт?

— Ну пока-что я разглядел только то, что Вы великолепно слажены, и у Вас шикарные черты! И это очень радует.

— А Вы бесцеремонны однако. Не знакомой девушке и так резко такой комплимент, да ещё таким голосом будто уверены, что я должна проникнуться восхищением. Самоуверенно. Вы всегда такой? — говоря это, Илона понимала, что ей очень нравится то, что происходит в этот момент. И удовольствие от этого нелепого разговора она несознательно хотела продлить. А для этого пыталась растянуть диалог любыми фразами, даже самыми глупыми.

— Ну, что Вы, как можно. Где Вы видите бесцеремонность. На мой взгляд, я крайне обходительно пытаюсь донести до Вас своего видения Вашей красоты. Хотя понимаю, Вы ждали другого. Вы ведь хотели, что бы я сказал вам, походи ли Вы на похитительницу телефонов. Так вот, Ваши резные формы, и картинные черты лица не говорят не в пользу этой версии, не отрицают её.

— Как?! — вскрикнула Илона, наигранно изображая разочарование.

— Да будучи столь очаровательной, вы могли быть, как воровкой, так и обладательницей чистейшей совести. Но вы точно не воришка, об этом мне шепнули Ваши глаза. Они, как известно, зеркало души, а стало быть душу я Вашу могу видеть благодаря им. И поверьте, глядя на неё, я восхищаюсь видимой чистотой. — понимая, что увлекся, парень замолчал. Улыбка не покидала его лица.

Между участниками диалога возникла пауза, в течении которой. Они улыбаясь смотрели друг другу в глаза. Молчание длилось несколько секунд, и было нарушено одновременным обоюдным взрывом смеха.

— Спасибо Вам большое ещё раз! Вы очень добрый и отзывчивый, я Вас входя в магазин, чуть не убила, а Вы в ответ меня выручили.– первой прервала шквал смеха Илона.

— Да о чем Вы говорите? Нашли за что благодарить. Любой бы выручил на моем месте. К стати, я Артем.

— Очень приятно. Илона.

— Ух! Какое имя у Вас красивое, под стать обладательнице. Вы и на вид красавица, а теперь ясно, что и на звук, — молодой человек преобразился, у него словно открылось второе дыхание. И при этом говорить фразы, заведомо ласкающие слух новой знакомой у него почему-то получалось с какой-то не ведомой доселе легкостью. Если обычно, что бы сказать девушке комплимент, не отличающийся неуклюжестью, Артему приходилось напрягать сознание так, словно он решал задачу по формуле Ньютона-Лейбница, то в этот раз его язык, словно автономно все делал за него.

Илона тоже, словно собственной кожей ощущала какую-то легкость и непринужденность в общении с новым знакомым. И, что не маловажно было для неё, она не ощущала никакой скрытой угрозы, от мужчины, с которым без каких-то особых причин пустилась в диалог.

— И мне тоже очень приятно! Причем, Вы знаете, вот именно, что очень приятно. Ключевое слово — очень. Да, хотя понимаю, что и приятно, тоже не второстепенное, но тем не менее очень, — Артем осознавал, что нес какую-то ерунду. Но ему хотелось продолжать этот разговор в том же легком ключе, в котором он завязался. Это радовало их обоих.

— Забавно мы свами познакомились, — сменив тон, с игривого на более будничный и прозаичный отметила Илона.

— Да, Вы правы, ситуация с изюминкой. И могу точно сказать, что я рад произошедшему, — сказал Артем грудным голосом, при этом практически впиваясь в новую знакомую каким-то жадным взглядом. Такой взгляд не мог остаться Илоной не замеченным, и ей это неописуемо нравилось. Минут пятнадцать назад она и предположить не могла, что столкнется с подобными ощущениями и они для нее будут что-то значить. Но теперь, когда всего лишь случайно познакомилась с этим молодым симпатичным человеком и услышала от него вполне банальные комплементы, Илона чувствовала себя востребованной. Это ощущение так крепило, столь необходимую в этот период веру в себя, как в женщину, что слезы умиления просто подкатывали к глазам. О.. нет, такой конфуз она допустить не могла. Позволить себе прослезиться перед новым знакомым, было для неё равносильно тому, что упасть перед ним в грязную заплесневелую лужу. По этому, собрав в кулачки всю свою волю, наша героиня не только сдержала слезы, но и вида не подала, что её постигали столь специфические переживания.

— Я так понимаю, вы здесь как-то случайно? Я вас раньше в своем магазине не видел. — с большим интересом спросил Артем.

— Я здесь бываю, но не часто. Бывает, когда я этим путем иду в университет, или из него. А это Ваш магазин? — произнесла Илона, не на мгновение не убрав с лица улыбку.

— Да мой.

— Это многое объясняет, а то я все понять пыталась. Чего этот Вы так на него уставились.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 428