электронная
180
печатная A5
462
18+
Маяк — Голос Вечности

Бесплатный фрагмент - Маяк — Голос Вечности

Моя душа всегда найдет твою


5
Объем:
226 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-6266-8
электронная
от 180
печатная A5
от 462

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ГЛАВА 1. О ней

От экрана компьютера меня отвлек звонок на мобильник, это была моя дорогая подружка Иринка. В ту же секунду я поняла, что совсем забыла о встрече в кафе с ней и с Катькой — нашей не разлей вода компанией. А все от того, что засиделась на работе у компьютера, жадно перебирая информацию о всех имеющихся маяках на острове Корфу, куда планирую в скором времени отправиться в отпуск.

Девушка я совсем не стандартная, не следящая за модными новинками, пренебрегающая шоптурами и последним трендовым цветом лака для ногтей. Я просто Мира, которая необъяснимой и неудержной страстью любит маяки. И собираясь в очередное путешествие, первым делом ищу их все, до которых возможно добраться.

Имя у меня совсем не привычное для места, где я родилась и выросла. Родители долго не знали, как меня назвать, спорили и не могли договориться. У папы вообще не было вариантов, потому что он ожидал мальчика, а маме ничего не нравилось из множества предложенных.

Однажды, она зашла в аптеку, где работала мать ее хорошей знакомой и та спросила: « Как девочка, здорова ли? Как назвали?» Ну, мама с отчаянием в голосе и поведала, что ребенку уже несколько дней, а имя никак не выберут. И женщина просто тихо произнесла — Мира.

В тот момент, как рассказывала мама, голос, произносящий имя показался таким родным, теплым и мягким, что она в ту же секунду поняла — это то самое, которое ждала ее девочка.

Я росла всегда обособленно, пряталась ото всего мира и хотела, чтоб меня мало кто замечал. Мне нравилось быть одной, играть одной, размышлять о вещах тогда еще не понятных и недосягаемых детским умом, но таких, которых непременно хотелось постичь здесь и сейчас.

В школе ситуация ничуть не изменилась, даже наоборот, я стала еще более отстраненной от окружающих и от одноклассников. При этом проучилась достаточно неплохо. У меня был свой собственный мир, в котором существовали книги по истории и географии. В этот мой мир входила только подруга Иринка, только с ней, мы обсуждали самые разные темы, и только с ней я чувствовала себя свободно.

Смотрю на часы:

— О Боже! Опоздала уже почти на полчаса! — говорю себе вслух.

Быстренько захлопываю крышку ноутбука и вылетаю из офиса. Хорошо, что хоть кафе находится в 15 минутах ходьбы от моей работы.

На бегу отвечаю на звонок со словами, что уже подхожу и кладу трубку, не дав подруге и слова сказать.

Я мчусь на полной скорости к месту встречи, оббегая прогуливающихся по набережной людей. Их, как назло много в это время. Сейчас начало августа, а значит туристический сезон в родном курортном городке в разгаре.

Показалось наше любимое кафе, и я облегченно, захожу внутрь. Мои глаза сразу нашли нахмуренную Иринку и вечно болтающую по телефону Катьку.

— простите девочки! Меня, как всегда задержали на работе туристы — промямлила я, садясь за столик. — Ну, вы же знаете, у них всегда миллион вопросов — тут же продолжила я.

Ира, молча, смотрит на меня пронзительным взглядом.

— Лучше признайся, что опять перерыла интернет в поиске маяка для твоего нового приключения — кладя трубку с ухмылкой, говорит Катя.

— Точно! знаем мы тебя и твою страсть к этим башням — наконец-то высказывается Ира. -Сколько лет с тобой дружу, но понять никак не могу, что так тебя тянет на эти маяки? — продолжает она

— Да я и сама не знаю, сколько спрашиваю себя, просто знаю, что хочу увидеть их, как можно больше и, я просто должна, но не знаю, почему и для чего?

— Мистика! — шутливо, восклицает Катька.

— И правда, может в этом есть скрытый смысл? — произносит Иринка, поднимая правую бровь.

Я лишь пожимаю плечами и недоуменно смотрю на подруг.

— Ну ладно вам девочки, я пошутила, хватит об этом, давайте что-нибудь уже закажем, а то я очень голодна! — говорит более приземленная, чем мы с Иркой, Катя.

Девчонки, уткнувшись в меню, начинают щебетать о том, что же выбрать, а меня стала одолевать мысль — действительно, может, есть смысл в моей страсти к маякам?

Но почти сразу, решаю подумать об этом позже, наедине с собой и в тишине. Я перевожу взгляд на подружек, держа в руках не открытое меню, и удивляюсь тому, насколько мы разные, но дружим больше полжизни. Мы учились в одном классе и родом из одного городка.

Сразу после окончания школы Катька выскочила замуж, прожив несколько лет в браке, развелась из-за постоянных измен мужа, недостатка внимания и роли горничной в огромном особняке. Сейчас она полностью погружена в себя, обожает тусить, флиртовать и дорого одеваться. Поэтому приходится почти каждый день трудиться в магазине брата по продаже мобильных телефонов. Катька мечтает о своем таком же, и, встретить достойного мужчину, но пока, таких на ее горизонте совсем не видно, точнее ей не видно. Ведь она стала очень требовательна к характеристикам спутника жизни.

Ира — отличная мать, воспитывает сына в браке, ее жизнь течет, в общем, спокойно, но она не очень этим довольна. Ей будто чего-то не хватает, думаю эмоций. В свободное для себя время, она любит экспериментировать с цветом волос, читать о карме, психологии и обожает гороскопы. Я разделяю ее увлечения в темах кармических задач души, и еще читаю все, что попадается о реинкарнации.

Наверное, многие бы сказали, что я не от мира сего, потому как не привязана ни к чему материальному, как, например, Катька или моя родная сестра, которым подавай машины и дворцы. Я путешественник, который любит облазить самые непролазные места в поисках приключений и, конечно же, маяков. Мне важнее разобраться в смысле своего существования и роста души, наверно поэтому стараюсь активно тренировать и, тело и дух, практикуя йогу, утреннюю пробежку и плавание.

С сестрой мы тоже очень разные, она полная моя противоположность, человек мегаполиса, пробок и массового скопления людей. Я же напротив, чувствую себя уютно на природе, в тишине, только тогда, получается слушать свою душу, которая в последнее время дает мне знаки, но понять их я никак не могу.

С родителями отношения назвать близкими совсем неправильно, они такие, как бы это точнее сказать, поверхностные, что ли? Им достаточно знать, что у меня все в порядке, что я здорова, и каждый раз обязательно напомнить о необходимости выйти замуж, о детях…..

Но, для себя я решила давно, такая обычная жизнь не для меня. И вообще, в лет, так 13, заявила маме — муж у меня будет иностранец и жить буду в другой стране на берегу океана. В тот момент у меня была в этом железо-бетонная уверенность. А сейчас, в 24 года, когда вокруг все спрашивают, ну когда же ты замуж, ведь годы идут, разум говорит: отчего ты в этом уверена? Выбери уже кого-нибудь, да и устраивай жизнь.

Да, поклонников достаточно, выбрать есть из кого, но невидимая сила меня останавливает. А когда думаю о предстоящей близости, то вообще, каждая клеточка моего тела кричит: не смей, это не он! Да еще и сон стал повторяться в последний месяц: вижу парня, стоящего ко мне спиной, в белоснежной рубашке. Жажду, чтоб он скорее повернулся, так сильно хочу увидеть его лицо, и когда он медленно начинает поворот, я просыпаюсь, не успев даже щеку разглядеть. И при этом такая легкая дымка вокруг, вроде тумана и, кажется — он стоит на высоте.

Подруги сообщили о решении заказать огромную пиццу с кока-колой, тем самым выдернули меня из буйного потока мыслей и вернули в реальность. Иринка сказала:

— Долой диету!

А я и Катя с радостью поддержали подругу.

— Расскажи, куда на этот раз, пока готовят нашу пиццу? — спрашивает Катя

— Греческий Корфу — отвечаю я

— Ну, есть то там маяки? — с сарказмом спрашивает Ира.

— Есть один, в первый же день отправлюсь его покорять, обещаю фотографии с места событий — отвечаю я, улыбаясь

— А может ну их, твои маяки и лучше в Афины за шубой? — шутит Катя

Мы начинаем громко смеяться и делиться тем, что произошло на неделе. Ира рассказывает о трудностях с работой у мужа, непонимании друг друга. Катя о знакомстве с интересным парнем и завтра они идут в клуб. Ну а я решила поделиться тем, что в течение последнего месяца уже семь раз видела один и тот же сон, о прекрасном незнакомце в белоснежной рубашке.

Девчонок очень заинтересовала эта тема и они стали сыпать предположениями, что это снится тот самый, которого я жду.

Приносят пиццу, оживленная беседа на тему прекрасного принца утихает, и мы наслаждаемся душевным пятничным вечером.

Попрощавшись с подругами около выхода из кафе и двигаясь в сторону дома, я опять погрузилась в раздумья о том, что должно быть что-то в маяках, какая-то подсказка и даже не заметила, как пришла к маяку на набережной. Словно неведомая сила передвигала мои ноги в этом направлении, а не я сама.

Совсем стемнело, но здесь по-прежнему много народу, кто-то пришел подышать перед сном морским, нагретым за день заботливым солнцем, воздухом, кто-то выгуливает собаку, а кто-то любовался красивейшим закатом. Они все такие счастливые, каждый в своей жизни, их лица спокойны и умиротворенны. А я, та, которая никак не может понять, почему же все так сложно и не похоже на других. Зачем все это в моей жизни, для чего? Почему всегда есть чувство, что чего-то не хватает? Засыпаю себя всеми этими вопросами, заворожено, смотря на луч маяка, словно мысленно прося его дать мне знак, указать путь, также, как указывает его морякам.

Шепчу: «Когда же я узнаю?»

Тут, проходит мимо пара, и я слышу только одну фразу из их разговора, словно ответ — скоро!

ГЛАВА 2. О Нем

Совсем ранним утром, когда только начали пробиваться первые лучи солнца, его разбудил настойчивый звук входящего вызова и ужасная головная боль. Это и неудивительно, после такой бурной вечеринки с огромным количеством алкоголя. Удивительно было то, что звонит отец так рано, зная — он приехал всего несколько дней назад домой в Египет из Лондона, где и остался жить после учебы в Оксфорде.

Он был умен и сообразителен с самого детства и отличался от одноклассников большей успеваемостью, несмотря на то, что учился в старшей группе. Ведь материал начальной школы был пройден еще в пять с половиной лет, благодаря во многом, отцу — доктору исторических наук, египтологу. Он сразу увидел, что сын познает окружающий мир с необычной легкостью и скоростью.

И вот, в 19 лет, он решил учиться экономике и развитию бизнеса в Оксфорде. Это случилось после того, как на родине в Египте он окончил экстерном институт международных отношений, но понял — это не совсем то, чем хотелось бы заниматься всю жизнь. Или скорее, просто не осознавал, как и почему его желания и предпочтения быстро меняются, почему он не может определиться в выборе конкретно. Он искал себя. И ищет до сих пор, хотя еще этого не понимает.

Сейчас, ему двадцать девять, он красив, как бог, успешен в бизнесе, но все же в душе одинок. Так часто бывает, когда люди купаются во внимании, но при этом одиноки и холодны в себе. И он это понимал. Понимал, что есть что-то, чего еще не достиг и это приводило его в гнев, а иногда и в уныние, потому как он не знал, что искать и где?

Как-то, в один из таких моментов, он дал себе обещание — когда-нибудь обязательно понять, наверно просто еще не пришло время. И решил, до того, как эта истина ему откроется, будет просто наслаждаться жизнью, свободой, своей молодостью и привлекательностью.

Я бы даже сказала красотой, он действительно красив и женщины хотели его.

Высокий рост, тренированное стройное тело, такая теплая, гладкая, оливковая кожа, к которой непременно хочется прикасаться. А глаза, эти глаза, словно согретые солнцем, что делает их медовый цвет еще насыщенней. Они как огонь, выбрасывающий искорки в ночь, который обжигает в момент его пристального внимания. Длинные, черные, как ночь ресницы, так сильно подходящие его лицу, как же люблю их, мирно покоящихся без малейшего движения во время сна. Такие же черные, коротко-стриженные волосы. Это единственное время, когда он спит, я могу смотреть на него так свободно, не боясь обжечься о дьявольский взгляд. Только в это время, внимательно исследуя его тело, словно высеченное из мрамора, я могу заметить самые скрытые и явные его черты: строгий и прямой нос, четко очерченный подбородок и губы. Губы, которые также горячи, как и глаза, губы которые наверно целовали множество женских тел. Ох! Как же я им завидую, как же я их ненавижу за это, но как же я благодарна судьбе, что могу любоваться его губами и желать их.

Откинув подушку и сильно удивившись, что проснулся не один, он ищет безжалостно звонящий телефон, ведь голова трещит так, что он готов уничтожить этот мир за одну таблетку. Наконец телефон найден, он еще раз обращает внимание на кровать и никак не может вспомнить события прошлой ночи, а тем более, кто с ним рядом? Но думает решить это позже, после того, как ответит отцу. Это было странно — он звонил так рано в рабочий день, ведь помниться, отец должен был повести группу туристов в крепость или еще куда-то, не помнит точно.

Он поднимает трубку. Отец спешно спрашивает:

— Сынок, Амир, как ты? Мне нужна твоя помощь, пожалуйста, выручай!

— Отец, я тебе перезвоню позже, ок? — отвечает Амир

— Нет, постой! Мне нужна твоя помощь сейчас. В музей приезжает неожиданно иностранная делегация и меня обязали провести с ними переговоры — продолжает отец

— Ну, я рад за тебя, уверен ты с легкостью справишься, удачи! — восклицает Амир, кладя трубку не в силах больше что-то говорить из-за жуткой головной боли.

— Зачем же я столько выпил? — спрашивает он себя

Снова звонит телефон.

— О нет, только не это! — кричит Амир

— Опять отец. Да папа, что-нибудь еще? — спрашивает раздраженно, взяв трубку.

— Конечно еще, я же сказал, мне нужна твоя помощь! — снова попытался поведать о своей проблеме отец

— Я помогу тебе, но только попозже, ок? — отвечает Амир с умоляющей интонацией

— Амир, сейчас, прямо сейчас выезжай! Через полчаса ты должен повести мою группу туристов в крепость, потом поднять их на маяк на смотровую площадку. Туристы англичане, так что для тебя нет проблем, тем более с самого детства знаешь историю каждого закоулка в нашем городке. Давай дорогой выручи отца! — быстро проговорил отец

— Но папа! — выкрикивает по-детски Амир и головная боль нещадно накрывает новой волной.

— Спасибо сынок! Пересылаю тебе на почту план экскурсии и место встречи! — быстро произносит отец, кладя трубку, не давая шанса на то, чтоб попытаться увильнуть от этого квэста.

— Фак! — ругается Амир. Но делать нечего, он не может подвести отца.

Амир начинает искать обезболивающее, чтоб пришла способность думать, но оказывается — ничего в доме нет. Ругается еще раз и решает принять холодный душ и по дороге зайти в аптеку, а потом обязательно выпить крепкий черный кофе.

Время позволяет, ведь его дом находится в нескольких минутах от маяка. Он решил сразу выкупить его, даже за слишком, дорогую цену. Он любил запах моря и свет маяка. Здесь, он отдыхал душой.

По дороге в ванную, Амир вспомнил о ком-то в его постели, а именно о мирной спящей блондинке. Он начинает ее будить и спрашивает:

— Ты вообще кто?

— Дай поспать, такая рань! — отвечает она

— Эй, не спать, а взять свою сумочку и пройти на выход — гневно говорит Амир

— Тогда плати вдвойне! — еле поворачиваясь и вставая, говорит девушка

— Что? — вскрикивает Амир

— За что платить? Я одетый, ты тоже, ничего не было и вообще откуда ты, я не пользуюсь услугами таких, как ты? — продолжил он

— Ну, ты тоже вчера не сказал, кто ты, и вообще ничего не смог, сейчас выгоняешь, плати! — требует блондинка.

— Ладно, давай бери и выметайся! — говорит Амир, протягивая ей пару сотен долларов.

После, он быстренько принимает душ, не успевая побриться, но думает: ничего, трехдневная щетина его не портит, даже напротив.

Амир надевает белоснежную рубашку, на фоне его золотистой кожи, она кажется еще более белой, синие джинсы и уже у входа схватывает любимые очки и ключи от машины. Хотя думает: зачем машина, если до маяка всего ничего? Ладно, главное — аптека! — мысленно, сказал он себе.

По пути две аптеки, но обе закрыты.

— Да что ж за день! — взрывается Амир. Еще и солнце нещадно палит.

Но делать нечего, он быстренько пробегает глазами программу отца для туристов и приходит в ужас, что сначала надо сводить их в крепость, а потом на маяк. Хорошо, что хоть все находится рядом.

Завидев группу, ему приходится растянуть улыбку, которая покоряет сразу, эти ровные белоснежные зубы уже не забыть. И бодро приветствовать туристов, выдавливая из себя восхищение и радость от их приезда.

Сказать, что экскурсия в крепость прошла нормально, это ничего не сказать. Ужасная головная боль, множество людей внутри, вспышки камер, адская жара снаружи и, конечно же, все эти глупейшие вопросы. Особенно от девушек, которые явно не интересуются ни историей, ни памятником архитектуры, а скорее только своим гидом. Амиру приходится, вздыхая улыбаться и отвечать, когда каждое сказанное слово откликается дикой болью в висках.

Наконец-то группа выходит из крепости и он, немного облегченно, ловит себя на мысли: сейчас быстренько на маяк и все, всем спасибо, все свободны. А после, он наконец-то купит себе таблетку и крепкий кофе в любимом уличном кафе.

Но тут началось то, чему бы он порадовался в другой день, но не сегодня. Каждая девушка из группы захотела селфи со своим гидом на фоне крепости и с надеждой протягивала кусочек бумаги со своим номером телефона.

Это еще больше привело Амира в гнев, чем нарастающая боль. Но он с гордостью выдержал данное испытание, моля всех богов, чтоб это быстрее закончилось, тихо шепчя ругательства на арабском — своем родном языке.

— Отец! — мысленно обращаясь к нему. — Если б ты знал, каково мне сегодня, не отправил бы меня в этот ад! — подумал Амир.

Прошло еще двадцать минут и вот, все поднялись на смотровую площадку маяка, а Амир, восхищаясь собой, что он сделал это, заканчивает рассказ истории маяка и предлагает всем сделать финальные снимки с высоты птичьего полета и отправиться вниз.

Группа, покоренная красотой моря начинает фотографировать, а Амир потихоньку отходит в сторону, вознося хвалу небесам, что все почти закончилось.

Но у судьбы совсем другие планы, его ждет самый крутой поворот в жизни, но пока, смотря на море, он, конечно же, об этом даже не догадывается.

ГЛАВА 3. Еще один маяк в моей копилке

Проснулась я сегодня, совсем рано, под первые песни птиц. Хоть и провалилась в сон глубокой ночью, но чувствовала себя выспавшейся и отдохнувшей. Несомненно, вчерашний пятничный вечер с подругами и прогулка по набережной пошли мне на пользу.

А еще сегодня, первый день моего коротенького недельного отпуска и я улетаю на остров Корфу.

Чемодан собран, точнее небольшая дорожная сумка и любимый походный рюкзачок.

— Это всего лишь неделя на острове, что мне может понадобиться кроме нескольких футболок и джинс с кроссовками? — рассуждаю я вслух.

Еще я, как обычно, прихватила толстую тетрадь — она мой верный спутник в путешествиях. В ней я люблю делать зарисовки маяков и других, понравившихся мест, записывать мысли или планы на будущее.

Осматриваю комнату и собранную сумку, еще раз убеждаюсь — к поездке я полностью готова, а перед выходом повешу на шею фотоаппарат. Фотографии — мое все. Мне нравится делать снимки аэропортов, видов из иллюминатора самолета и просто ловить время, запечатлев ту или иную секунду его молчаливого течения.

Подлетая к аэропорту на Корфу, самолет облетел весь остров, словно показывая еще до прибытия насколько красиво и бесподобно творение Всевышнего. Я была восхищена и полюбила это место навсегда.

Мне удалось быстро пройти все процедуры контроля и принятия багажа, но в этот момент я мечтала отправиться в отель, потому что чувствовала усталость от пересадок и перелета, хотелось принять душ и расслабиться. Выйдя из аэропорта, мне всей грудью захотелось вдохнуть воздух, напоенный ароматом вечернего бриза и укутаться в лучи заходящего солнца, бережно, обнимающих остров.

Благополучно добравшись до отеля и приведя себя в порядок с помощью ванны и любимого капучино, совсем расхотелось спать. Появилось непонятное чувство в груди, словно жжение, но которое не доставляло дискомфорта, а просто немного пугало. Раньше такого не случалось, совершенно точно не случалось. Это трудно объяснить словами, это то, что надо чувствовать.

Мозг, конечно же, сигнализировал о том, что может, я предчувствую что-то нехорошее и лучше вообще собрать вещички и дать деру отсюда. Но сердцем и душой, не знаю интуицией, я знала — ничего плохого не будет, это просто новое ощущение для меня и поэтому оно пугает. Я старалась себя успокоить и хоть как-то обуздать это жжение в груди, но ничего не выходило, эмоции сменяли одна за другой, не давая разобраться. И я решила написать Иринке, только с ней мы могли все разложить по полочкам.

Хвала небесам Ира сразу поднимает трубку. И начинает сыпать в меня вопросами, как долетела, что поела и как вообще первое впечатление об острове?

— Ира полегче! — говорю я. — Не беспокойся полет прошел хорошо, я в отеле, но звоню тебе совсем по-другому поводу — отвечаю подруге

— Какому? И почему у тебя такой непонятный голос? Что-то случилось? Тебя кто-то обидел? — запаниковала она.

— Нет, ничего подобного! Сейчас расскажу! — поведала подруге об этом странном чувстве в груди.

Ира задавала вопросы, на которые не было ни одного ответа. И тогда подруга посоветовала лечь спать, ведь утро вечера мудренее. Завтра будет новый день, новое понимание происходящего. Я согласилась с ней, ведь дискомфорта или неприятных чувств не было. Жжение, которое не обжигает, а согревает. Попрощавшись с подругой, я сразу же последовала ее совету, подумав о завтрашнем походе на маяк, и провалилась в сон.

Проснулась уже утром, в более чем в прекрасном настроении, даже забыла об огне в груди, вспомнила только когда прочла сообщение от Иры, ответила — что все нормально, побежала обследовать маяк, позже пришлю фото.

Завтрак был чудесный и вот я полна сил для покорения еще одной башни. Добралась быстро, взяв машину на прокат на три дня, чтоб объездить остров. Маршрут был мною заготовлен еще две недели назад.

Маяк естественно был прекрасен. Красовался на самой верхней площадке старой крепости. Всю его историю я давно изучила и получила истинное наслаждение на самом вернем этаже, фотографируя город и море.

Была середина дня, солнце приятно согревало, а слабый морской ветер охлаждал кожу. Вокруг стояла такая тишина, что мне захотелось побыть здесь еще. Спустившись вниз, я сразу решила сделать зарисовку этого прекрасного средневекового творения.

И тут снова началось это жжение.

— Что со мной происходит? — спрашиваю себя.

— Может температура? — продолжаю задавать себе вопросы вслух.

— Но нет! Ладно, не буду обращать внимания, тем более — я голодна — ответила себе на вопрос.

Отправив фотоотчет подругам, я поехала пообедать в одном из намеченных кафе.

В течение следующих двух дней я исследовала почти весь остров и, осталась довольна отдыхом. Единственное, что не давало мне полностью соединиться с греческой землей — это постоянная связь с двумя требовательными клиентками, которые любили сообщать мне детали каждого дня их тура, который я помогала им выбрать. Да, работа, что еще добавить! У меня даже для них был специальный маленький блокнотик для записи всех вопросов и их контактные данные, т. к. дамы были в возрасте и всегда просили напоминать, когда и во сколько их самолет домой.

Оставалось еще три дня, но для себя я решила, обязательно вернуться на этот клочок суши, хотя бы еще раз.

Мои мысли прервал звонок с работы, директор сообщала о необходимости срочно вылететь в Египет на переговоры, она слезно умоляет сделать это, т. к. я не очень далеко оттуда и говорю по-английски.

— Мира, билет я уже заказала, перешлю номер рейса, а также деньги, договорились? — быстренько проговаривает она

— Но, у меня кроме шорт и маек ничего с собой нет! — только и успеваю возразить я

— Ничего страшного, зайди в магазин за платьем, я оплачу покупку — вещает она.– А еще, я даю дополнительный день в городке неподалеку от места переговоров, где сможешь сходить на маяк, согласна? — радостно спрашивает директор. Она знает, это запрещенный прием.

— Согласна! — отвечаю я. — Во сколько вылет? — тут же спросила я

— В 3 утра вылет, переговоры в 10 часов, а дальше полтора дня гуляй, где хочешь, ок? — голосит моя директор.

— Ок! Жду от вас информацию по номеру рейса — говорю я и кладу трубку.

До вылета я успела узнать все о незапланированном посещении маяка, так что с полной готовностью отправилась на встречу приключениям.

Переговоры прошли отлично, моя начальница осталась довольна результатами и сообщила о ждущей меня премии.

Все было потрясающе! Отель, ужин, красивый город в ночных огнях. И опять это жжение, которое стало усиливаться. Мне так и не удалось заснуть, хотя тело требовало подзарядки, а мозг настойчиво продолжал гонять разные мысли по кругу, не давая уснуть.

Только к утру усталость одержала вверх и я провалилась в сон. Было уже почти 8, когда я открыла глаза. Стала неспешно собираться на прогулку к маяку, а это на меня совсем не похоже. Все из-за этого пылающего огня внутри. Да, это уже стало напоминать огонь, который выжигал изнутри.

Я вышла из отеля и пошла пешком к маяку, заодно осматривая маленький портовый городок.

Было очень жарко, хорошо, что в таком состоянии не забыла прихватить очки.

Любовь к памятникам и загадкам истории добавила сил для подъема наверх. Но моя грудь пылала еще больше, словно кто-то подкидывал угли, я все списала на египетскую жару, и решила — на высоте будет ветер и мне непременно станет лучше. Но на высоте, меня ждало совсем другое — истина, которую я безумно хотела постичь и завороженно искала. Меня ждал самый прекрасный и в тоже время самый пугающий момент в жизни. Но я пока об этом не знаю, я просто стараюсь потушить огонь в груди, подставляя лицо ветру и смотрю в объектив фотоаппарата.

ГЛАВА 4. Маяк — место нашей встречи

Ох, как же болит голова! — мысленно произносит Амир и ругает себя в очередной раз, что перебрал вчера. Он решает постоять на ветру, потому что стал ощущать дикое жжение в горле и груди. И тут же подумал: что мы вчера пили, что сейчас все пылает внутри?

Амир закрыл глаза, ведь полуденное солнце безжалостно резало даже через очки и постарался подставить лицо ветру, несущему морскую прохладу с глубин.

Он почувствовал на себе пристальный взгляд, мой взгляд, который словно призывал его повернуться. Он чувствовал, как чьи-то глаза скользнули по его телу и остановились, оставляя ощущения отметин на тех участках, где они задержались. Он не понимал, что это, точнее кто это, но точно знал, что что-то происходит, и он теряет контроль над этим что-то. А его терять Амир очень не любил, он привык контролировать свою жизнь, будто сам писал ее сценарий.

Он нашел в себе силы и медленно стал поворачиваться, а я в этот момент четко осознала — мой сон становится явью. Я нашла его. Нашла того, кто забирал мой покой, того, кого приготовила для меня вечность. И это пугало, очень пугало. Я боялась этих мыслей, этого знания и не понимала что делать?

Я просто смотрела, вросшая, как статуя в основание камня. Тогда, я видела продолжение сна, который выдергивал меня из объятий ночи, только не было тумана, жгло безжалостное солнце пустыни.

Я вижу его четко очерченный подбородок, легкую небритость, он был прав — она его совсем не портит, скорее наоборот. Его широкую шею, тренированную грудь, которую небрежно старается показать мне ветер, теребя белоснежную рубашку. Спасибо ветер, ты точно угадал мое нестерпимое желание. Она похожа на камень, я даже ощущаю жар его золотистой кожи. Только глаза предательски скрыты от меня черным стеклом очков. Но, несмотря на это, я ощущаю пламя, которое заиграло в них. И языки того пламени мечтают спалить меня за свое пробуждение.

Он также пристально смотрит на меня.

Боже, как же он красив! — думаю я.

Наши взгляды встречаются и не помеха темные стекла очков. Потому что все меняется вокруг, время останавливает свой торопливый бег. Я больше не слышу шум волн, разбивающихся о скалы, не слышу крики чаек, голоса людей вокруг, я даже их не вижу, я вижу только его, высокую статную фигуру незнакомца, заставляющего нестись мою кровь по венам, обжигая огнем сердце. Что со мной, что происходит? — спрашиваю мысленно себя. Но у меня нет ответов, есть только знание — он чувствует, тоже, самое.

Действительно, он чувствовал тоже и также, будто зеркало, отражая мои эмоции. И он знал — это происходит во мне, но он тоже боялся, ведь потеря контроля не входит в его планы.

Он оправился от шока первым и сделал несколько уверенных шагов ко мне и оказался совсем рядом.

— Если он приблизится еще, хоть на сантиметр, я сгорю — пронеслась молнией мысль. Амир остановился и просто, приспустив очки, спросил:

— Какие-то проблемы?

Я только вопросительно посмотрела на него, точнее я тонула в этих медовых глазах, в которых играли искорки огня. Они сжигали меня не меньше, чем пламя внутри.

— Я спросил, какие-то проблемы? Ты так уставилась на меня — грубо сказал он. Эта грубость привела меня обратно в реальность, и я смогла выдавить:

— Простите, что?

— Повторяю в третий и в последний раз, что ты так смотришь? На мне цветы не растут — грубит он снова.

— Может, ты не говоришь по-английски? — предполагает он.

— Я просто….. я не знаю…… просто….. — мямлю я, ведь пока полноценная способность говорить ко мне не вернулась.

— Ага, понимаешь, английский значит! А, что просто? Может, просто хочешь фото со мной? — с ухмылкой предполагает он

— Нет! — ответила я

— Ну, тогда перестань пялиться, повернись кругом и вперед по лестнице вниз — язвит он

— Зачем так грубо разговаривать? Ты даже не знаешь меня! — с болью в голосе говорю я. И почему каждое его слово откликается непомерной болью внутри? Я ведь и раньше встречала грубиянов.

— Да, что мне надо такого знать? Вы же женщины одинаковы, просто одни красивые, а другие меньше, ну как ты! — без доли стеснения говорит он

Я пребываю в ступоре и одновременно шоке от этой невоспитанности. Гнев охватывает меня, и со всей злости говорю ему:

— Катись в ад!

— А, если нет, то что? — и он резко шагает ко мне. Меня словно ледяным душем обдало от этого напряжения, а воздух между нами тем самым наэлектризовывался.

Я резко отпрыгнула, как от удара током и ударилась о поручень рукой и выронила свой рюкзак.

Секундой позже, схватив рюкзак с пола, я двинулась к лестнице. Мне хотелось скорей убежать, скорей скрыться из его поля зрения, укрыться ото всего мира, как в детстве.

— А таблетки от головы у тебя случайно нет? — кинул мне в след Амир.

Я, не поворачиваясь, летела с лестницы со скоростью пушечного ядра. Столько эмоций крутилось внутри, они просились с особой настойчивостью наружу, разрывая мне грудь. Гнев, боль, радость, еле ощутимое понимание, что произошло что-то серьезное, все перемешалось внутри.

Я бегом добежала до гостиницы и, как ребенок рыдала, обняв подушку, пока стало меньше болеть и мое сознание отключилось, уходя в глубокий сон.

Амир увидел, как из моего рюкзака выпал маленький блокнот, тот самый для моих привередливых туристок. Он сам, не понимая, зачем, вложил его в карман джинс, не успев открыть и посмотреть содержимое, потому что группа туристов была готова спускаться и окликнула его.

Идя вниз по лестнице, он старался переварить то, что произошло, но безрезультатно. Его также, как и меня захлестывали эмоции и чувство вины, что повел себя совсем не так с девушкой, как учил его отец. Он сожалел, что обидел ее. Но также отчетливо понимал почему? Она сделала его слабым, подверженным сильным эмоциям, а это его ужасно злило.

Наконец-то, проводив туристов, он смог достать таблетку от головы в уличном кафе. Сидя за столиком в компании крепкого черного кофе, он размышлял о том, кто она? Совершенно не его типаж, но почему-то так сильно теребящий его мысли?

Головная боль начинала понемногу стихать, и он вспомнил о блокноте. Открыв и увидев записи, на совсем незнакомом языке, Амир с сожалением захлопнул его и вернул обратно в карман. Думая при этом, что сделал огромную ошибку, а шанса исправить ее, больше нет.

А тем временем, огонь так и продолжал пробегать по его венам и он прекрасно понимал, что дело вовсе не в выпитом вчера алкоголе.

ГЛАВА 5. Бессонная ночь

Амир еще долго сидел за столиком, молчаливо выпивая третью чашку крепкого кофе. Он забыл обо всем: о предстоящей вечеринке со старыми друзьями, о звонке на работу, чтоб спросить все ли в порядке? Даже о желудке, который настойчиво просил еды, он и не слышал телефон, сообщавший о пятом звонке отца.

Амир слышал только свои хаотично бегающие мысли и бешено колотящееся сердце. Просидев так около трех часов, он все же перезвонил отцу. Тот был доволен работой своего мальчика и приглашал сына домой на ужин, говоря, что совсем забыл своих стариков, что мама сильно беспокоится. Амир только сказал, у него уже есть планы на вечер, связанные с работой, но завтра обязательно появится в доме родителей.

Он был единственным ребенком в семье, очень желанным и долгожданным, потому что они ждали его появления целых 12 лет. Наверно от этого, мать Амира — Наима, до сих пор тревожится и старается уберечь уже взрослого сына от всех невзгод. Отец — профессор Идрис Амади, напротив, всегда учил Амира в трудных ситуациях мыслить спокойно, рассудительно и тогда, получится увидеть выход. Он растил сына стойким и крепким мужчиной к трудным поворотам жизни.

Амир вернулся домой, когда уже стемнело. В комнатах, как всегда царила чистота и свежесть — каждодневное дело рук соседки, сорокапятилетней вдовы, которая нанята убираться в доме, стирать его одежду, готовить ужин. И сегодня все было также, как обычно, из кухни доносился запах его любимого блюда, но есть он совсем не хотел. Только выпил ледяной воды и вошел в спальню.

Окна его комнаты были огромные, от пола до потолка и открывали великолепный вид на море и маяк, который наполнял своим светом все пространство в ночи. Амир любил свободу, это чувствовалось в интерьере всего дома. Везде присутствует строгость и минимализм, совсем не присущие египетской культуре. Посредине его огромной спальни расположилась широкая кровать с белоснежными простынями и множеством маленьких разноцветных подушек.

Он очень любит белый цвет, вся комната выполнена в светлых тонах, деревянный пол застелен белым мягким ковром, гардеробная с множеством белых рубашек. Даже любимый спортивный порше, также блистал белой окраской под лучами египетского солнца.

Амир сел на пол, прислонившись плечом к окну, смотрел на маяк с ярким, вращающимся лучом, уходившим далеко в море. И произнес, обращаясь к нему:

— Что же ты со мной сделал? Какую твою загадку я не разгадал и не прочел на страницах твоей истории?

От этих мыслей его отвлек звонок друга, который крича в телефон на фоне громкой музыки, спрашивал:

— Амир! Друг! Почему ты еще не приехал на вечеринку?

— Планы поменялись, нужно срочно помочь родителям дома! Извини! — быстро ответил Амир и нажал отбой.

Сегодня в нем, что-то перевернулось, совсем не было желания ехать на очередную шумную дискотеку у бассейна с множеством глупых туристок. Он должен был разобраться во всем, что произошло сегодня, и злился от того, что не может этого сделать, даже последовав старому совету отца о спокойствии, рассудительности и подробном анализе ситуации.

День выдался сумасшедший, усталость навалилась, но сон никак не шел. Он поднялся, раздраженно сбросил с себя рубашку, швырнув ее на кровать, взял пачку сигарет с пепельницей в баре и вернулся в комнату. Эту пачку оставили друзья после вечеринки по поводу его приезда домой почти неделю назад. Амир старался бросить курить уже несколько раз, в этот последний, он продержался уже месяц. Но сейчас, ему просто необходимо хоть как-то снять напряжение во всем теле. О выпивке и речи быть не может, т. к. опасается, что пламя внутри разгорится опять.

Устроившись снова на полу, Амир курил и смотрел на огни набережной и думал, точнее вновь и вновь вспоминал, о ней. О том, как сильно обидел. Спрашивал себя: где она сейчас? Что делает?

Продолжая курить, он лег на спину, глядя в потолок, старался сохранить в памяти ее черты, совсем простые, на которые он никогда бы не обратил внимания. Амир вглядывался в дым уже третьей сигареты, словно ища в нем очертания девушки, которую нестерпимо хотелось увидеть еще раз. Совсем обычной девушки, чуть ниже среднего роста, достаточно стройной, судя по ее ровным ногам, талии и небольшой груди. Он хотел вдохнуть незнакомый аромат каштановых волос, спадавших на плечи, а еще больше, хотел заглянуть в ее глубокие черные глаза. Амир терзал себя этими мыслями до самого рассвета, также лежа на полу. Ее глаза с выступавшими слезами не отпускали, а дрожащий голос еще врезался в его слух, обрекая на бессонную ночь.

Уснул он на рассвете, но не прошло и часа, как в дверь позвонили. Амир не услышал звонка. Он смог проснуться только от настойчивых стуков и зова друга. Не спеша поплелся к двери и увидел друга в компании двух красавиц моделей и совершенно пьяных. Они прошли в гостиную и расположились на большом диване. Сказать, что Амир был взбешен, ничего не сказать, он был в ярости, но старался контролировать свой гнев. Друг Амира, Сэм, был наполовину американцем, сразу последовал в бар и ловко начал наполнять стаканы виски.

В это время, одна из девушек проявила очень сильную заинтересованность в Амире и по-хозяйски скользнула рукой по его обнаженной груди. Этот жест выпустил его гнев наружу, ему впервые стало неприятно касание красивой девушки с просьбой уединиться. Рассвирепев, словно дикий хищник, он схватил девушку за руку и поволок к выходу, а сильно удивленную подругу попросил проследовать вместе с ней.

Девушки ушли, кинув вслед, какой он хам и грубиян. Сэм, застывший со стаканом в руке, будто протрезвел, ведь он никогда не видел друга в таком состоянии.

Амир вернулся в комнату за оставшимися сигаретами, а Сэм быстро проследовал за ним. В комнате на полу он увидел пепельницу полную окурков и спросил:

— Что произошло? Ты же бросил. И почему ты так зол?

Амир отмахнулся и просто сказал:

— Обстоятельства, не бери в голову!

— Какие обстоятельства? Ты еще вчера ночью был другим, а сейчас передо мной новый человек — произнес Сэм.

— Мне просто нужно отдохнуть! — отрезал Амир.

— Хорошо, позвоню тебе вечером! — собираясь уходить, сказал Сэм

А Амир опять закурил и погрузился в воспоминания, наблюдая в окно за просыпающимся городом.

ГЛАВА 6. Возвращение домой

Я проспала в слезах почти до полудня, но не увидела ни единого сна. И это было к лучшему, потому что не хотела больше его видеть. Я даже боялась выйти на улицу, чтоб только случайно с ним не встретиться и просидела в номере гостиницы до самого вечера.

По дороге в аэропорт, я смотрела на ночной город и размышляла о том, что первый раз уезжаю из чужой страны со странным ощущением, похожим на желание скорейшего побега отсюда и таким же сильным желанием остаться. Обрываю себя на этой мысли и, ругая, говорю вслух:

— Лучше б я пирамиды поехала смотреть, как все нормальные туристы, а не этот маяк!

Идя по трапу самолета, я вдруг оглянулась и окинула взглядом поднимающихся за мной людей, будто искала его, но боялась признаться в этом.

Место мне досталось у окна, что избавило от милой беседы с регистратором на рейс, присваивающей места в самолете, потому что совсем не хотелось улыбаться. Со мной рядом сидела женщина, наверное, египтянка. Она была одета в платье, похожее на абайю, но красивого золотистого цвета, и такого же, цвета платок покрывал ее голову, оставляя открытыми только глаза.

Самолет набирал скорость и плавно взлетел, а я с грустью смотрела в иллюминатор на удаляющиеся огни ночной пустыни. Стало нестерпимо больно в груди и захотелось плакать. Я опустила шторку на окно и неожиданно наткнулась на взгляд своей соседки.

Ее глаза завораживали своим цветом изумруда, окаймленные густой черной подводкой. Они были раскосые и сильно напомнили мне священную египетскую кошку. Было понятно — она не молода, но до сих пор безумно красива. Эти глаза смотрели не на меня, а сквозь меня, лишая какого-либо движения.

И она произнесла:

— Грустно покидать нашу страну?

— Эээ.. Хмм… Да…. Немного — все, что могла промямлить я

— Отчего же? — спросила она, но в ее глазах я прочитала, ей известен ответ.

— Сама не знаю! — вздыхая, ответила я

— Ты знаешь, и он знает! — улыбаясь, говорит она

— Как Вы…. Как Вы узнали? — открыв рот от удивления, произношу я

— Я просто вижу в тебе это. И ты зря мучаешь себя. Отпусти! Будь спокойна! Он придет! — тихо, почти шепотом говорит она.

Во мне будто улеглась буря от этих слов и накатила волна спокойствия. Я просто ей поверила и доверилась, человеку, которого не знала и даже не видела полностью лица.

— Как, мне справиться? Эти чувства противоречат одно другому. Как может уживаться в человеке шторм и штиль? Зима и лето? Лед и пламя? — спрашиваю я ее

— Это он, твой рай и ад одновременно, также, как и ты для него — говорит она

— Что это значит? — с недоумением спрашиваю я

— Знаешь, Шива говорил так: в тот момент, когда ад внутри нас разрушается, в тот же миг исчезает и необходимость в рае, т. к. рай — это всего лишь мечта терпящего страдания ада. Это его желание. Где заканчивается ад, там также пропадает желание попасть на небеса. А когда разница между адом и раем исчезает, такое состояние называется спасение и просветление — процитировала она

— Другими словами мы должны помочь друг другу стереть эту границу между раем и адом внутри нас? — предполагаю я

А она всего лишь, улыбаясь, отвечает:

— Ты близка к истине, понимание которой, дарует рост твоей душе. Время обязательно наступит!

Больше мы не говорили, до самого конца полета. Уверена, она знала — мне нужно обдумать ее слова.

Перед выходом из самолета, я просто ей сказала:

— Благодарю!

А она робко улыбнулась изумрудом своих глаз.

Домой я добралась уже ранним утром, вернее, в свою скромную съемную однокомнатную квартиру на окраине.

— Совсем скоро я окажусь в ванне с успокаивающими арома маслами, а потом завернусь в любимое пуховое одеяло и засну, ни о чем не думая — говорю себе. Но, ждал меня сюрприз, прям у порога. И сюрприз далеко не приятный.

У двери с ноги на ногу переминалась хозяйка квартиры, чтоб сообщить, что я должна завтра освободить ее. А все потому, что вчера, она ее неожиданно продала. Возразить я ничего не могла, т. к. между нами не было никакого договора, поэтому пришлось согласиться с условиями. Хозяйка довольная и в приподнятом настроение зашагала к машине и унеслась.

Мое же настроение стало, мягко говоря, ужасным, я чувствовала себя настолько подавленной и одинокой в этом огромном мире, отчего захотелось плакать.

Оставшиеся силы словно покинули тело и я медленно опустилась на пол, захлебываясь слезами.

Тут позвонила Ира, будто услышала мой рев. Я рассказала ей о квартире, Ира конечно же сказала собирать вещи и ехать прямо к ней. Поблагодарив ее за поддержку, я подумала: сначала надо позвонить на работу и попросить выходной, объяснив ситуацию из-за которой не смогу завтра прийти.

Я собрала себя с пола и сказала: делать нечего, надо искать новое жилье. Хотя прекрасно понимала, что найти квартиру подобную этой будет нелегко, потому что сейчас туристический сезон в разгаре, и я потратила сбережения в отпуске.

На работе отнеслись с пониманием и отпустили меня на день. Собралась я достаточно быстро, вещей накопилось не много и начала искать актуальные предложения по аренде в сети. Ничего подходящего моему карману естественно не нашлось и уже вечером, заказав такси, я уехала к подруге.

ГЛАВА 7. Чертов блокнот

Амир, как и обещал отцу, приехал в дом родителей, где прошло его беззаботное детство. Еще при выходе из машины он почувствовал запах цветов, доносившего из двора, которые выращивали заботливые руки его матери. Этот аромат напомнил ему о детских годах, когда он прятался за огромными горшками и листьями от мамы. Амир улыбнулся и прошел внутрь. Родительский дом был совсем небольшим, просторная спальня и холл, небольшая комната Амира и средних размеров кухня. В его комнате ничего не изменилось, все лежит также, как и в его 17 лет. Мама всегда говорит: в момент сильной тоски по сыну, она приходит в его комнату и вдыхает аромат своего мальчика.

Вот уже почти неделя, как Амир приехал и старается уделять внимание старикам. Как в детстве, заходя во внутрь он громко начинает звать:

— Мам, Мам, где ты?

Она, конечно же, торопливо идет встречать сына и долго держит его в объятьях. Всегда сдержанный отец, жмет Амиру руку и хлопает по плечу. Усаживает его в кресло и рассказывает о восторженных отзывах от вчерашней группы туристов. Опять благодарит сына за то, что выручил.

Мама приносит чай, и они в этом узком семейном кругу рассуждают о проблемах Египта, о приглашении отца читать лекции по истории страны в университете и, конечно о долгожданных внуках.

Амир старается увиливать от маминых вопросов о женитьбе. Но наблюдательная мать замечает изменения в поведении сына и шутливо спрашивает:

— Сынок, может ты полюбил?

— Мам, со мной никогда этого не случится, любовь мне ни к чему! — выстреливает он

— Она всем нужна сынок! — говорит мать

— Ну, как минимум, я еще слишком молод для пиления мозга и криков младенца по ночам — констатирует Амир.

Мама, покачивая головой, только улыбается.

— Оставь его Наима, время придет! — присоединяется к дискуссии отец.

— Ладно, вы тут пообщайтесь, а я пойду приготовить твое любимое блюдо! — оставляя их, говорит его мама.

Они перешли в уличную беседку и говорили больше часа о работе, перспективах и планах на жизнь. Отец замечает, что сын не сильно вовлечен в беседу, потому как чаще слушает, чем говорит, а это на него совсем не похоже. Обычно он любит поспорить с отцом, привести кучу примеров, провести аналогию между экономиками обсуждаемых стран и т. д.

— Ты здоров? — спрашивает отец

— Да! — удивленно отвечает Амир. — Почему ты спрашиваешь?

— Выглядишь усталым и отстраненным сын. Что случилось? Проблемы с работой? — проявляет беспокойство отец

— Нет отец, все в норме! Просто обдумываю новый проект, расскажу тебе позже, ок? — отвечает Амир

— Договорились! — сказал профессор

Тут, мама вынесла обед с божественным запахом молодого барашка, и Амир вспомнил, что ничего не ел со вчерашнего дня и голоден, как зверь. Это было счастливое время для этой маленькой семьи, я даже немного завидую, потому что не чувствовала такой близости в своей.

Амир провел в доме родителей весь день, помогал отцу в бытовых делах, а после заснул на коленях матери, точно также, как делал это в детстве, когда у него что-то болело.

Уже стемнело, и Амир засобирался к себе домой, говоря родителям о необходимости поработать над срочным проектом. Счастливые родители берут с него обещание о скорой встречи. Он нежно целует мать и выходит, попросив отца проводить его. На улице, Амир протягивает маленький блокнот и спрашивает:

— Знаком ли тебе этот язык, отец?

Профессор Амади надевая очки, вглядывается в записи. Полистав пару минут страницы, он отвечает:

— В музее никогда не встречал ничего похожего и пока, у меня нет никаких предположений. Думаю смогу показать блокнот одному специалисту на работе, переводчику. Полагаю, он прольет свет на принадлежность языка к какой-либо культуре — отвечает профессор

— Хорошо! — соглашается Амир

— Откуда он у тебя? — спрашивает отец

— А, нашел вчера во время экскурсии — отвечает Амир.

И попрощавшись, уезжает.

Этой ночью он почти не курил и даже рано заснул.

А утром первым делом, позвонил отцу и спросил:

— Ты узнал что-нибудь о записях, отец?

— Пока нет сын! Специалиста по переводам отправили в командировку. Он вернется он через неделю — ответил профессор Амади

— Хорошо, спасибо пап! — кладя трубку, говорит Амир. — Чертов блокнот! — взбешенно произносит он.

Неделя прошла для него невыносимо долго. Амир старался вести прежний образ жизни, даже сходил на вечеринку, по случаю дня рождения Сэма. Пробовал загружать себя работой, спортом, выпивкой — все для того, чтоб не думать о ней, не вспоминать ее слезы на глазах.

Амир сидел на полу у окна, курил и увлеченно работал за ноут буком, когда раздался звонок от отца.

— Сынок, говорю быстро, разряжается телефон, приезжай к нам, мы узнали какой это яз.. — обрывается связь.

— Чертов блокнот! — гневно произносит он.

Амир быстро собирается и едет в дом к родителям. Приезжает раньше отца и без малейшего терпения бродит по гостиной, обрывками отвечая на вопросы матери. Наконец-то входит профессор и спокойно говорит:

— О, сынок ты уже здесь? А я попал в пробку, не знаю, что случилось на дороге, но…..

Амир обрывает его и спрашивает:

— Так ты узнал, какой это язык?

— Ах, да, вот возьми обратно! — протягивает сыну блокнот

— Ну, папа не томи! — потеряв остатки терпения, требует Амир

Профессор удивленно смотрит на сына и отвечает:

— Это русский!

ГЛАВА 8. Рассказ про грубияна

Уже неделю я жила у подруги и мучилась мыслью, что тревожу пространство ее семьи. Тем более, Ира сообщила мне о скором пополнении. Она уже была на пятом месяце, но не догадывалась об этом. Мы решили: малыш, еще, будучи в утробе, ведет себя, как настоящий джентельмен, совсем не беспокоя маму. Поэтому даже не сомневались — родится мальчик. Эта новость внесла в мою жизнь новую волну счастья, отвлекая от не самых приятных последних событий.

Я помогала подруге потихоньку готовить дом к приходу малыша и погружала себя еще больше в работу, чтоб только не думать о нем. Пришло время организации нового путешествия для моих требовательных туристок, и я в панике искала маленький блокнот со всеми важными записями по маршруту. Составлять его приходилось долго, т. к. мои лягушки-путешественницы решили проделать путь через Алтай до границ Монголии. Почти все путешествие, я спланировала длинными ночами, когда сон о нем, выдергивал меня в реальность.

Блокнота нигде не было, даже не помню, сколько раз я перерыла свои вещи, дом подруги и офис, ругая себя, что не перевела информацию в электронный вид. Пришлось вспоминать план по крупицам и снова связываться с партнерами на местах, а времени тем самым оставалось совсем мало. И я понимала — скорее всего, не успеть организовать тур очень качественно, а с такими туристами это было страшнее, чем атомная война.

Параллельно со всеми этими заботами еще приходилось искать новую квартиру или комнату, на которую я уже была согласна.

Раздался звонок от моей мучительницы, которая в очередной, уже одиннадцатый раз за два дня, интересовалась, как продвигается организация их тура. В этот момент был обеденный перерыв, которым я воспользовалась для просмотра очередной квартиры. Она была не совсем плоха, но с жутким запахом, живших там кошек. Поэтому я с разочарованием покидала подъезд и ответила на звонок. Эта дама была не только требовательная, но и очень наблюдательная и сразу заметила в моем голосе грустные нотки.

— Мира, у тебя все в порядке, девочка? — спросила она

— Да, не беспокойтесь, спасибо! — ответила я

— Скажи дорогая, чем я могу помочь? — настойчивее спрашивает она

— У меня просто не получается найти квартиру! — выпалила я

— Всего то? Давай приезжай по моему адресу, я отведу тебя к моей приятельнице, у которой должна освободиться комната. Заодно и подскажешь, что мне брать в поход! — сказала она

— Спасибо, я сейчас приеду! — радостно сообщила я

Я пулей рванула на автобусную остановку, ехать примерно 20 минут, все же хорошо, что наш городок маленький.

Осмотрев комнату и услышав цену, которая меня больше, чем устраивала, я не раздумывая, согласилась. Конечно, комната была маленькой и требовала хоть небольшого ремонта. Туда помещалась кровать, небольшая тумбочка и маленький рабочий стол. Я решила, что на тот момент это подарок небес и была благодарна за это. Хозяйка комнаты, сказала, можно переехать завтра. В прекрасном и приподнятом настроении я поспешила на работу, отделавшись перед этим общими фразами от моей туристки. Меня очень заботило ее путешествие, организация которого могла пострадать из-за потери блокнота. И очень переживала, что подведу ее, тем более, после того, как она помогла мне с жильем.

Рабочий день закончился, была пятница, и мы как всегда должны были встретиться с подругами в любимом кафе. Я была счастлива, что смогу рассказать о завтрашнем переезде и даже перестала думать о той встрече с незнакомцем, потому как жжения в груди почти не было или я к нему привыкла. Не знаю.

Всю эту неделю после приезда, как-то не сложилось рассказать даже Ире о моем приключении на маяке и о встрече с самым ужасным грубияном в моей жизни. Я подумала, что больше не стану скрывать накрывающие меня чувства от подруг и выложу правду о своем путешествии.

Я пришла первая и заказала кофе, пока дожидалась их. Они не заставили себя долго ждать, и вот я вижу смеющихся подруг в дверях. Как же я рада им, меня переполняют эмоции, будто мы не виделись несколько лет и крепко их обнимаю.

Мы сделали заказ и начали сплетничать о новом ухажере Катьки, который ей проходу не дает, но совсем не дотягивает до нужной планки. Об Ирином муже, с которым они перестали почти разговаривать. А потом, неожиданно так, Катька спросила меня:

— Ну, расскажи, как ты съездила то? Вроде даже в Египте побывала. Как там? Красавчиков много?

Меня чуть трясти не начало от ее слов, которые пробудили в моей памяти образ этого хама, который был дьявольски привлекателен.

Подруги уставились на меня в ожидании ответа и Ира сказала:

— Точно, со всей этой беготней мы не обсудили твою поездку, рассказывай!

И я с облегчением излила подругам душу. Рассказала все, со всеми подробностями, ничего не утаивая. Они заворожено слушали рассказ с приоткрывшимися ртами от удивления.

— И ты молчала неделю? — возмущенно спросила Ира

— Не знаю, но мне не хотелось говорить, слова, будто резали меня — ответила я

— Лучше б ты за шубой в Афины смоталась, как я предлагала и не пережила бы такого ужаса– сказала Катя

— Ты что! Это ее судьба, они все равно бы встретились! — уверенно говорит Ира. Она понимает мою душу, как никто другой.

— Или лучше б сходила на египетский золотой базар и купила бы себе кулон кошки — стоит на своем Катя.

Тут я вспоминаю женщину из самолета. Я так и не спросила ее имени, но всегда хочется назвать ее Бастет, как египетскую богиню — кошку.

Я рассказала и о ней подругам. Ира, совсем ошарашенная этой историей, сказала:

— Вот это приключение Мира, как же я скучно живу!

Катя начала меня распрашивать о нем, о его внешности. Я с болью в груди отвечала. Потом они обе сокрушались о его невоспитанности и грубости. Катя сказала:

— Ну почему же, такие красавчики всегда жуткие хамы?

Кажется, это был риторический вопрос. Мы все трое были под впечатлением, они от рассказа, а я от нахлынувших снова эмоций.

— Девочки, вот и что теперь с этим делать? Это не дает мне покоя! — спрашиваю я их

— Просто оставь это, ведь, скорее всего вы больше не увидитесь, тебе надо переключиться на кого-то другого — говорит Катя

Я вопросительно посмотрела на Иру.

— Похоже, в этом и был смысл твоей любви к маякам — тихо, но уверенно произнесла она

А я ведь даже об этом не подумала. Совсем не подумала.

Мы еще немного посидели и решили пойти по домам. Мне же надо было собирать вещи.

А мысль о маяке не покинула меня до самой глубокой ночи.

ГЛАВА 9. Я все равно тебя найду

Амир вернулся домой, теребя блокнот в руке, и перебирал в памяти всех знакомых, кто мог бы владеть русским. Но, таких, не нашлось в его окружении. Он опять курил у окна, не зная, что дальше делать? Знал только, что очень хочет ее найти.

Амир решил позвонить своему лучшему другу Майклу, с которым они вместе учились на факультете экономики в Оксфорде. Они не только друзья, а еще и партнеры, пополам владеющие фирмой, организующей аукционы по продаже тендеров. Дела в компании идут успешно, благодаря цепкому уму Амира и виртуозной способности Майкла к ведению самых сложных переговоров.

Майкл — высокий с очень спортивной фигурой, кареглазый коротко стриженый брюнет, всегда с ухоженной небольшой щетиной на лице, придающей ему еще более брутальный вид. Он одинок, поэтому посвящает почти все время работе.

Амир набирает номер друга. Длинные гудки международного соединения дают возможность сделать еще пару затяжек и мимолетно вспомнить ее лицо. Майкл отвечает со словами:

— Амир, друг, ну наконец-то! Ты видел, сколько раз я тебе звонил? Куда ты пропал?

— Прости Майк, забыл телефон дома, когда ездил к родителям! — объясняет Амир

— Послушай! Работа требует твоего присутствия, срочно! — продолжает Майкл

— Разве ты не справишься без меня? Я сейчас никак не могу, есть дело, которое я должен решить — отвечает Амир

— Нет! Если бы мог справиться, то не срывал бы тебя с места — возражает Майкл

— Ладно, в двух словах объясни суть проблемы — попросил Амир

Они еще долго обсуждали события на работе и Амир, поняв серьезность ситуации, согласился приехать.

— Друг, мне нужен совет! — говорит он

— Слушаю! — ответил Майкл

Амир поведал всю историю встречи с загадочной русской незнакомкой другу, некоторые моменты он, конечно же, опустил, о непонятном жжении в груди, о постоянных мыслях о ней. Да и как он мог это рассказать, если запрещал себе даже думать об этом, не то, что признаться.

— Теперь, мне нужен совет, что делать дальше? — говорит Амир

— Для чего ты ее хочешь найти? — спрашивает Майкл

— Я обидел ее ни за что, это неправильно! Думаю, я должен вернуть блокнот, там может быть важная для нее информация, если притащила его в чужую страну — отвечает Амир

— И все? — спрашивает друг

— Конечно все, что же еще? — возмущенно отвечает он

Тихо улыбаясь в трубку, Майкл понял, с его другом происходит что-то интересное и холодным сдержанным голосом, говорит:

— Тогда ты должен найти ее!

— Но как? Я не знаю, откуда она, вернее предполагаю, что из России, если пишет на русском. Не знаю имени, адреса, телефона, ничего! — паникуя, спрашивает Амир

— Египетское солнце совсем высушило твои мозги, Амир? — смеясь, продолжает Майк

— То есть? Не понял? — удивленно спрашивает он

— Ну, что тут непонятного? Берешь блокнот, идешь в бюро переводов, платишь денюшку и забираешь информацию на английском, арабском или на каком там тебе удобно — вздыхая и смеясь одновременно, выпалил друг

— Да, действительно! Как я сразу не подумал об этом? — удивляется Амир

— Вот именно! И как человек с двумя образованиями не подумал об этом? Парадокс! — с сарказмом говорит Майкл

— Спасибо друг! — поблагодарил он

— Ладно, послезавтра встречаю тебя в аэропорту — прощаясь, говорит Майк

Прямо с утра, Амир поехал на поиски конторы по переводам. В двух ему отказали, т. к. не было переводчика с русского. Удача улыбнулась в третьем. Ему выдали чек, сказав приходить через два дня. Амир вспыхнул как факел:

— Какие два дня? Мне нужен перевод максимум через час!

— Простите, но это невозможно! Все переводчики заняты — ответил ему секретарь

— Я думаю за две сотни долларов, обязательно, кто-то освободится! — улыбаясь, произнес Амир

Конечно же, проблема была решена сразу, и через час он получил перевод. Но это не продвинуло его, ни на шаг в поисках. Потому что никакой информации о девушке, там не содержалось, только схемы и описание каких-то путей до Монголии. С самыми отборными арабскими ругательствами, Амир швырнул в машину листы с переводом и сказал:

— Она что, совсем чокнутая? То лазает по маякам, то затеяла поход по степям Монголии? Почему просто не пройти по магазинам и не восхититься лаком для ногтей?

Сел за руль и с ужасающим визгом из-под колес, тронулся с места. Он поехал к морю, остановился на обочине дороги, пролегающей по скале. Сел на капот машины, снова закурив, мысленно спрашивая себя: что вообще я делаю? Зачем оно мне? Жил нормально до этого, так и должен продолжать дальше! Следующая мысль перебивала первую: так, как было раньше, уже точно не будет!

— Ладно, разберусь с этим после того, как решу проблему на работе — сказал он себе вслух и поехал заказать билет, собрать вещи, попрощаться с родителями.

Майкл, встретил его в аэропорту Лондона утром, и они сразу поехали на работу, обсуждая по пути план решения проблемы. В течение дня удалось все привести в норму, после чего друзья отправились в ресторан поужинать.

— Как, там дела с твоим блокнотом? — спросил Майкл

— Ничего хорошего! Перевел, но там ерунда, связанная с походом в Монголию представляешь? — с ужасом ответил Амир

— О Боже! Серьезно? — заливаясь от смеха, спросил Майк

— Ага, она чокнутая! — констатировал он

— И все? Ни телефонов, ни адресов, ни имени? — вопрошает Майкл

— Не, телефон был, но не ее, потому что написано позвонить предупредить о вылете — говорит Амир

— Я думаю, можно позвонить по этому номеру и спросить о ней, ведь явно этот человек знает девушку — предполагает друг

— Да! Но мы с тобой не знаем русского — смеясь, отвечает Амир

— Не проблема, найду кого-нибудь, положись на меня! — сказал Майкл, хлопая его по плечу.

И он не подвел Амира, как и всегда.

Амир вернулся в свою квартиру, наполненный надеждой. Она выглядит почти также, как дом в Египте. Такая же простота стиля, белые простыни, огромные панорамные окна, только с видом уже не на огни залива, а на огни туманного города.

Майкл позвонил утром и сказал:

— Амир, я нашел парнишку русского, принеси блокнот, встречаемся через полчаса в офисе.

Амир расцвел от этой новости, наконец-то его настроение поменялось, а мир заиграл самыми яркими красками вокруг. Он спешно принял душ и уехал.

Приветствуя человека, который возможно поможет ему в поисках, Амир был просто окрылен и протянул ему записи.

Саша быстро пробежал глазами и сказал:

— Номер телефона принадлежит, скорее всего, пожилой женщине, т. к. в России к людям старшего возраста обращаются по имени отчеству, а тут написано Валентина Петровна

Амир поднял бровь и спросил:

— Так позвонить ей можно?

— Без проблем! Только скажи, что хочешь узнать? — ответил Саша

Амир быстренько объяснил ему, что хотел бы найти девушку и вернуть блокнот.

Саша набрал номер, поприветствовал Валентину, тактично рассказал о потери блокнота, где был ее номер телефона и какой-то маршрут путешествия и, что он очень хочет вернуть его. Женщина, подумав, что должно быть Мира понравилась парню, захотела помочь «влюбленному», сообщив ее рабочий адрес. Саша с благодарностью попрощался и нажал отбой.

— Ну что? Что она сказала? — нетерпеливо спросил Амир

Саша ничего не ответив, молча написал адрес и протянул листок Амиру.

— Что это? — спросил он

— Это рабочий адрес девушки с названием компании, в которой она работает — сообщил Саша. — Там ее можно найти с понедельника по пятницу — продолжил он

— Отличная работа парень! — хлопнув Сашу по плечу, сказал Амир

— Постой! А где это? — сообразил он

— Россия! Но не знаю какой город, не подумал спросить — виновато отвечает Саша

— Не проблема, найдем в интернете! — включается в беседу Майкл. — Спасибо большое за помощь! — благодарит Майкл

— Не за что, обращайтесь! — ответил Саша, поспешив удалиться

Майкл проводил его и не поверил своим глазам, когда увидел, как Амир уже сидя за компьютером, нервно стучит по клавишам, набирая адрес.

— Вот оно, есть! — восклицает он

Майкл, молча, наблюдает за другом.

— Она работает в туристической фирме в маленьком курортном городке — подитоживает Амир

— Ну, какой план действий дальше? — спрашивает Майкл

— Россия! — игриво улыбаясь, заводя руки за голову и откидываясь на спинку стула, говорит он.

ГЛАВА 10. Переезд

Вчера, собрав свои немногочисленные вещи, я отправилась в новую квартиру, точнее комнату. Она располагалась немного изолировано, от другой, в двухкомнатной квартире. В той другой, иногда ночевала хозяйка, в остальное время она было заперта на ключ. Мне это нисколько не мешало, я была довольна своим новым уголком. Уголком, где могу создать собственное пространство, в котором будет отдыхать моя душа, разум рождать тревожные мысли по поводу неизвестного будущего и, которая будет служить мне убежищем во время налетающей бури эмоций.

Квартира располагалась на окраине города, в прекрасном засаженном пальмами районе. До моря было теперь не так близко, как раньше, но меня это больше не смущало. Ведь еще не вернулось желание полюбоваться светом маяка после Египта.

Я полностью погрузилась в уборку комнаты и кухни, а также покраски стен и нанесением на них узоров. Я любила рисовать не только маяки, но и своеобразные узорные рисунки, напоминающие восточную мозаику. Всегда себе удивлялась, откуда это во мне, такая тяга к востоку? Может из прошлой жизни?

Все выходные я потратила на преображение нового жилища, купила занавески и небесно-голубого цвета покрывало на кровать. Я осталась полностью довольной проделанной работой и наслаждалась тишиной своих мыслей. Даже не подозревая, что совсем скоро, это состояние испарится без следа.

Ведь в это время, по ту сторону европейских границ, кое у кого, в голове рождался план по нарушению моего покоя и личного пространства.

Завтра понедельник, новая рабочая неделя, так что лучше лечь пораньше и оставить все мысли и проблемы до утра — говорила я себе.

Проснувшись совсем рано, я решила прогуляться пешком до работы, а это примерно час, нужно потренировать ноги. И с прекрасным настроением двинулась в путь.

Рабочий день прошел на ура и только потом, намного позже я узнаю о его ужасном понедельнике, в который он с горем по полам получил визу в Россию. Он прошел нудное интервью с консулом, отвечая на вопросы о том, зачем ему нужно в страну и какие достопримечательности он хотел бы посмотреть, ну и все в таком духе. Так как Амир много где побывал и знает, как проходит беседа для получения туристической визы, то заранее запасся информацией о российских памятниках культуры и отлично отвечал на вопросы.

А узнав, что виза будет готова только через две недели, постарался срезать сроки до конца рабочего дня, использовав свои дипломатические способности. Он привык получать от жизни все, поэтому даже мысли не допускал, что что-то могло пойти не по его желанию. И, довольный собой, вышел из посольства с заветной наклейкой на странице паспорта.

Дело осталось за малым. Покупка билета. Об этом позаботился Майкал, и входящее смс сообщило: в 23.10 вылет на Москву, а тремя часами позже, самолет до конечного пункта назначения. Амиру только оставалось выбрать отель, он всегда делал это сам, не доверяя данный вопрос никому, и отправиться в аэропорт, т. к. сумку он собрал еще вчера.

Уладив, последние приготовления он выехал в аэропорт, а позже при ожидании посадки пытался придумать план действий при встрече, но ничего не шло в голову, просто потому, что он не знал, как появиться перед ней после того, как обидел. И это чувство болью отразилось в его груди. Амир привык, что женщины сами преподносят себя и тут же осознал — он впервые ищет встречи с девушкой.

Я приняла ванну с любимым расслабляющим маслом жасмина, устроилась на кровати с ноут буком для восстановления маршрута для Валентины Петровны и ее подруги, а двумя часами позже, стала медленно проваливаться в сон, не подозревая о том, что его самолет набирает высоту.

ГЛАВА 11. Я нашел тебя

Во время всего полета Амир ни на минуту не выпустил из рук блокнот, словно он служил подтверждением, что все это реальность, а не шутки подсознания. И не просто мечты и мысли об образе из сна, не оставлявшие его с той встречи на маяке.

Он уже сотню раз перечитал переведенные записи, запомнив маршрут до мелочей, выпил немного виски, попытался посмотреть фильм, но все тщетно. Он слишком нервничал перед посадкой в ее городе и слишком боялся встречи. Но все же, так хотел оказаться с ней рядом и дышать одним воздухом. Стюардесса объявила о снижении и попросила пристегнуть ремни безопасности. Амир автоматически выполнил просьбу, закрыл глаза и твердил себе: надо успокоиться!

Пограничная служба проверяла его паспорт с особой дотошностью, задавая по ходу вопросы, что заняло почти полтора часа. Амир проклял все и всех на свете и был в ярости от того, как началось его путешествие. Заказанное заранее такси терпеливо ожидало его и быстро доставило до отеля. Ему понравился этот милый городок, так сильно напоминающий его родной. Также пахло морем, кричали чайки, только было не так жарко, как дома.

После душа, он посмотрел на часы, стрелки показывали полдень. Амир долго не знал, что надеть, думал побриться или не стоит? Нервы натягивали каждую мышцу его тела, как струну. Наконец, он решил, что будет выглядеть также, как и при первой встрече, чтоб она точно узнала его. Снова посмотрел на себя в зеркало, вдохнул полную грудь и, расправив плечи, выдохнул.

— Все получится! И постарайся не облажаться, как в прошлый раз — предупредил он себя в зеркало.

Взбрызнулся любимым одеколоном и спустился в бар, сделал пару глотков виски, надел темные очки и вышел навстречу судьбе.

До ее офиса Амир доехал быстро, показав таксисту кусочек бумаги с адресом, который по-русски написал Саша.

Через 15 минут такси подъехало по указанному адресу, он расплатился и вышел из машины, опять глубоко втянув воздух и теребя в руках блокнот. Открыл дверь офиса турфирмы и сделал медленный шаг во внутрь.

Офис был небольшой, стены которого увешены картами и фотографиями. Имелось три рабочие зоны, он предположил, что работают три менеджера и начал вглядываться в лица.

Блондинка первая увидела его и выпалила:

— Здравствуйте! Пожалуйста, присаживайтесь, я скоро освобожусь!

Ни слова не поняв, Амир дальше искал свою незнакомку, но ее нигде не было видно. Потом он увидел парня, видимо тоже менеджера, который сидел один за компьютером. Амир подошел к нему и сказал:

— Хеллоу!

Парень понял, что тот не понимает русский, быстро поприветствовал на английском в ответ и спросил:

— Чем могу быть полезен?

— Я ищу девушку! — ответил Амир и описал ее.

Парень сразу понимает о ком идет речь и восклицает:

— А, это Мира!

— Как? Как ее зовут? — перебивает Амир

— Мира! — повторяет он.

Амир думает про себя, да кто она такая? Даже имя почти, как мое.

От этих мыслей его отвлекает то, что паренек вещает:

— Мира на обеденном перерыве и вернется примерно через минут тридцать.

— А где она обычно обедает? — спрашивает Амир. И в ответ получает точные инструкции, как добраться до нужного кафе.

— Это недалеко! Минут 10 пешком — заканчивает он

— Большое спасибо! — сказал Амир и поспешил выйти.

Кафе нашел быстро и правда, максимум 10 минут, но ему казалось, что прошла вечность.

Не снимая очков, он уверенно вошел внутрь. Людей было много вокруг, официанты мелькали с подносами перед глазами, мешая его поиску.

Через пару минут в его теле вспыхнул пожар, также, как тогда на высоте и, он понял — так происходит каждый раз, когда она рядом. Сердце чувствовало ее близость, а глаза никак не могли найти образ, который бережно хранила его память.

Наконец, Амир обратил внимание на столик в самом углу, болтающая по телефону брюнетка и задумчиво кого-то слушащая, блондинка. Они привлекли внимание Амира, но, не заметив ее, он продолжил сканировать остальных девушек в кафе. Напряжение и жар в груди нарастали, от чего он сильно сжал блокнот. Совсем отчаявшись найти незнакомку, он еще раз взглянул на столик в углу и собирающийся уходить парень, вставая со своего места, открыл взору Амира ту, которую слушала блондинка.

Девушка сидела к нему спиной, но он узнал насыщенный каштановый цвет волос, аромат которых страстно желал вдохнуть с момента их встречи. Чувства захлестнули его с новой силой, заставляя сильнее биться сердце. Жар прокатился по венам, пальцы сжимались в кулаки от нетерпения притянуть ее к себе и почувствовать тонкую фигуру, о которой тайно мечтал ночами. Он все еще не находил в себе силы направиться к столику.

Говорившая по телефону Катя, давно заметила его силуэт и заинтересованно поглядывала, закончив разговор, она восхищенно сказала:

— Смотрите, какой красавчик, заглянул к нам на огонек!

Ира согласилась с подругой, что он хорош до умопомрачения, и они оживленно начали проходиться по его внешности. Мне было не до их шуток, потому как начало жаром колоть в груди, и я мысленно повторяла: нет, только не это, не надо опять этой боли. Ира обратилась ко мне:

— Повернись! Зацени красавца!

А я отмахнулась и сказала:

— Мне сейчас не до новых красавцев и так, сидит один постоянно в мыслях, которого, не прогнать, никак!

Амир, собрав всю силу воли в кулак, постарался справиться с бушующей бурей внутри и двинулся к столику девушек. Катя, открыв рот, произнесла:

— Девочки, кажется, он направляется к нам!

— Боюсь, что да! — подтвердила Ира.

— Если так, то я поспешу вас остави… — не успев договорить, я почувствовала горячее дыхание и сладостный голос около своего уха.

— Хэллоу Мира! — прошептал Амир и тысячи разрядов электрического тока пробежали по моему телу. А приятный запах дорогого одеколона парализовал меня. Я просто перестала дышать. Ухо пылало от томности голоса и жара его дыхания. Я боялась повернуться, потому что страх снова увидеть эти медовые глаза держал меня в оцепенении. Смогла только мельком взглянуть на вытянутые от шока лица подруг. А Амир, наслаждался собой от того, что снова застал меня врасплох.

Я попыталась найти в себе силы и подняла на него глаза. Время снова остановилось, как тогда, при первой встрече, голоса людей стихли, словно по щелчку, он заворожено смотрел на меня и в этот раз я, с точностью зеркала, отражала буйство его эмоций внутри. Но также, я пообещала себе, больше не дать ему меня обидеть, в этот раз, все будет, по-моему.

Он снял очки, улыбаясь своей восхитительной, белоснежной улыбкой и произнес:

— Не представишь меня?

— Что ты здесь делаешь? И как узнал мое имя? — собрав все силы, спросила я

Он, не обращая, внимания на мой вопрос протянул руку Кате и Ире со словами:

— Привет, я Амир!

Я подумала у меня что-то со слухом. Его имя, почти как мое.

Катя и Ира поздоровались с ним и тоже представились. Появилась пауза, мы явно наслаждались, смотря друг другу в глаза. В его теле, отзывался каждый удар моего сердца, Амир чувствовал, что теряет контроль над своим разумом и становится подвластным новым чувствам. Естественно ему это не нравилось, оно приводило в бешенство и приказывало, одеть маску хама, чтоб совладать с собой. В это время, подруги тихонечко удалились, поняв, что сейчас произойдет битва титанов и лучше скорее убраться из эпицентра.

— Позволишь? — не дожидаясь одобрения, усаживается за столик Амир.

А я продолжаю смотреть на него, радуя свои глаза, так истосковавшиеся по его улыбке. Он не понимал, что за сила заставляет говорить гадости, но как под гипнозом снова делал это.

— Слушай! Я, конечно, знаю, что неотразим и чертовски привлекателен, но не надо так прожигать меня взглядом, ок? — съязвил он

Я смогла вернуть контроль и трезвый рассудок и безразличным голосом сказала:

— Не льсти себе!

Господин случай явно посмеивался надо мной, давая шанс Амиру на колкости в мой адрес. В этот раз, как назло опрокинула стакан, потерявшей ловкость от испытываемой дрожи рукой. Я выругалась на себя.

— А в пастеле ты тоже такая неуклюжая? — игриво спрашивает он

Я была ошарашена его вопросом, и краска в один миг залила мое лицо. Так мне еще никто не грубил. В ту же секунду, я решила сыграть в его игру и почти прокричала:

— Ты об этом никогда не узнаешь!

Моя дерзость подстегнула его дьявола внутри и, пододвигаясь ближе, опершись, локтями о стол он прошептал:

— Уверен, что узнаю!

Это реплика выпустила мой гнев и обиду наружу, и я плеснула ему в лицо стакан воды, которую не допила Ира. Жаль, что ее было совсем мало. Амир только сильно засмеялся и произнес:

— Справедливо! Я не должен был говорить это вслух!

— Что ты здесь делаешь? И вообще, как ты меня нашел? — спрашиваю я

Он вытаскивает из кармана джинс блокнот и вертит им перед моим носом.

— Откуда он у тебя? — изумленно спрашиваю я. –Отдай! — требую я и пытаюсь тянуться за ним.

Но Амир ловко перекидывает его в другую руку.

Понимая, что он задумал какую-то игру, я решаю разобраться с блокнотом позже.

— Постой, постой, неужели ты проделал путь до моего города, чтоб вернуть несколько листков бумаги? — откидываясь на спинку стула спрашиваю я

— Теперь ты себе льстишь? — улыбаясь, поднимая бровь, спрашивает он

— К чему лесть? Кажется это ты сейчас в моей стране, в моем городе и сидишь за моим любимым столиком в руках с моим блокнотом! Чувствуешь связь? — насмешливо спрашиваю я

Он впал в ступор, явно не ожидая такого поворота разговора.

— А, ты не подумала: я могу быть здесь просто по делам? — сам понимая, что выдал себя по полной, спрашивает он

— Нет! Не подумала, тогда ты бы вряд ли тратил время на мои поиски, ведь в блокноте нет ничего обо мне, даже имени, а его, как я убедилась, ты знаешь! — предполагала я

Амир замолчал, явно придумывая очередную гадость, я пока не знаю, что он растерялся от моего противостояния. Но своим молчанием дал мне передышку. Потому что внутри полыхал такой пожар и накрывал шквал эмоций, разрывавших грудь, которые становилось все труднее сдерживать, оставаясь при этом с каменным лицом, холодным взглядом и спокойным голосом.

— Ты права! Я решил вернуть тебе записи, потому как подумал, что можешь нуждаться в них — попытался показаться хорошим и пробудить во мне чувство вины и безграничной благодарности.

Да, блокнот был очень мне нужен, но желание отомстить оказалось сильнее.

— И за это я должна припасть к твоим ногам и вознести благодарность? — съязвила я. — Такие, хамы и грубияны, как ты, не могут оказать подобную услугу — продолжила я

Амир явно находился в шоке и не знал, как возразить. Чувство вины опять захлестнуло, он понял — я хочу отыграться за сцену на маяке и эту ужасную злую и пошлую шутку про постель. Он понял, что еще раз нанес мне рану и почувствовал себя разоруженным передо мной.

— Прости! Просто в тот день, когда мы впервые встретились, я был не в себе, поэтому нагрубил, я сожалею! — извинялся он.

— Ха! А что же такое могло случиться, что вывело из равновесия, такого неотразимого мачо, каковым ты себя считаешь, что он снизошел до такой, как ты сказал? Менее красивой, как я? — припомнила ему, теребя пальцами салфетку

— Я же извинился! Ты прощаешь меня? — жалостно спросил он

— Только если отдашь блокнот — ставлю условия я

— Если честно, я хотел использовать его в своих целях — говорит Амир

— Каких? — заинтересовано спросила я

— Хотел обменять его на свидание — честно признается он. Ведь догадывался, иначе не соглашусь.

Все внутри меня расцвело и переполнило теплотой от его слов. Мне так хотелось броситься к нему на шею и сказать: это самое заветное желание. Но я продолжала его «уничтожать».

— Может лучше в обмен на таблетку от головы? — с ухмылкой спросила я

Он взорвался от смеха и сказал:

— Все-таки слышала, что я крикнул тебе вслед?

— Блокнот! — протягиваю я руку

— Свидание? — спрашивает он

— Сначала блокнот! — отрезала я

— Если отдам, то, как я буду уверен, что мы встретимся? Получается тебе не зачем приходить — с грустью в голосе спрашивает он. Совсем не подозревая, что хочу остаться с ним навечно, что одного свидания, которое он просит, так ничтожно мало для меня. Что есть капля в океане чувств?

— Давай я все же куплю тебе таблетку?! — подшучиваю я

— Лучше закажи нам поесть, я очень голоден! — просит он

— Блокнот в обмен на обед и будем считать это свиданием — предлагаю я

— Договорились! — ответил он

Я зову официанта, чтоб сделать заказ, а в мозгу уже давно созрел план мести. Заказываю для него борщ, заранее зная — иностранцы в своем большинстве, не могут, есть первые русские блюда. Это точно ему не понравится.

— Заказала тебе наше самое известное национальное блюдо. Уверена тебе понравится, как и всем иностранцам, ты почувствуешь интересный пикантный вкус — говорю я

— Ок! с удовольствием попробую! — доверчиво сказал Амир

— Мне нужно в дамскую комнату, позволишь? — вежливо сообщила я

— Конечно! Только не убегай, все равно я знаю, где ты работаешь! — улыбаясь, поведал он

— Обещаю, не убегу! — ответила я, стараясь сдержать улыбку

Я проследовала до уборной, еле держа себя на ногах. Зашла во внутрь и посмотрела в зеркало. Я дрожала, как осиновый лист на ветру, а внутри пылала пламенем костра. Поспешила умыть лицо холодной водой и постаралась перевести сбивчивое дыхание. Через минут пять я вдохнула полную грудь и вышла готовой к новому столкновению.

Амиру только что принесли заказ.

— А, что будешь есть ты? — спрашивает он

— Знаешь, мне срочно надо в офис — говорю я

— Но как? Как же свидание? — встревожился он

— Ну, все! Свидание закончилось, что же поделать? — с жуткой болью в груди выдавливаю я

— Нет! Так не пойдет, давай тогда вечером, после работы, ок? — настаивает Амир

— Блокнот! — требую я

Отдавая мне маленькую книжицу, с заветными записями, с мольбой в голосе он спрашивает:

— Я зайду к тебе в офис в 17—55, ты же до шести работаешь, верно?

— Знаешь, вот так будет гораздо вкуснее! — высыпая половину солонки ему в борщ, говорю я. — Наслаждайся! И проследовала к выходу, забрав блокнот.

Амир будто не обращая на это внимание и, хватая меня за руку, сказал:

— Я настаиваю!

Касание его теплой и сильной ладони ударило тысячей электрических ударов, и дрожь пробежала по телу. Я желала, чтоб этот миг длился вечно. Амир встал из-за стола, крепко сжимая мне руку и, с щенячьим молящим взглядом, прошептал:

— Пожалуйста!

Все, что я могла сделать — это еле кивнуть и бежать без оглядки от него. Потому что я больше не в силах держаться безразличной и отстраненной. Все эмоции вырвались волной цунами из меня.

— Мне пора! — еле прошептала я и нехотя высвободилась из его рук и цепкого взгляда.

Он посмотрел мне вслед, вернулся за столик и выпил воды, надеясь, что она потушит вулкан его необузданной страсти.

Минутой позже, глянув на красную жидкость в тарелке, Амир сильно рассмеялся сказав: «Вечером, тебе придется за это ответить Мира!»

ГЛАВА 12. Первое свидание

Амир решил съездить в отель принять душ и переодеться перед встречей, а заодно позвонить Майклу и рассказать о событиях этого дня. Ему было необходимо выговорить слишком переполнявшие его чувства и эмоции, с которыми не было больше сил справиться. Он оплатил не съеденный борщ и поймал такси.

Зайдя к себе в номер, он скинул обувь и, улыбаясь, расстегивал рубашку. Взял со стола сигареты, закурил и с усталостью лег на кровать. Амир вспоминал каждую секунду, проведенную рядом с Мирой, каждое ее слово и жест. Он также отметил, она держалась молодцом, и был горд ею за это.

Амир не спеша курил, смотря в потолок, он уже привык так делать, вспоминая ее. Его сердце сгорало от нахлынувшей страсти и бешено колотилось от удовлетворения, что смог отыскать ее, и благодарил небеса за это.

Он затушил сигарету и набрал номер Майка. Тот, как всегда с прекрасным настроением ответил на звонок:

— Привет бро, как прошло?

— Привет, нормально! — сухо ответил Амир

— То есть не очень, судя по твоему голосу? — спросил Майк

— Я опять облажался друг! — вздыхая, признался он

— Я ничего не понимаю, скажи конкретней! — нервно требует Майк

— Все было нормально сначала, нашел ее с подругами за обедом в кафе, но потом, ну.., получилось так, что я нагрубил ей. Поэтому все время она меня отшивала — рассказывал Амир

— Понял! А, что в итоге? Где ты сейчас, а она? — засыпает вопросами Майкл

— Да, кстати! Ее зовут Мира, представляешь? — не слыша вопроса друга сообщил Амир

— Вот это поворот! — говорит Майкл. — Так, где ты сейчас? И чем все закончилось? — снова спросил Майк

— Ну, я попросил ее о свидании сегодня вечером — отвечает Амир с улыбкой

— Что? Ты попросил о свидании? У тебя что температура поднялась? Ха. Ха. Ха. Или мой друг влюбился? — хохоча, спрашивает Майкл

— Ты что! Ты же знаешь, мне это не грозит. Просто спортивный интерес. Ну, знаешь, как обычно мы с тобой делаем! — оправдывается Амир

— Я-то знаю, как мы обычно с тобой делаем, только вот не припомню нас, сломя голову мчащихся на другой континент в поисках непонятной незнакомки и ведомых несколькими листками бумаги — с сарказмом говорит Майкл

— Что, я так жалко выгляжу друг? — спрашивает Амир друга

— Нет, я просто пошутил, твое поведение для меня не привычно, поэтому. Ладно, сейчас, при встрече, будь джентельменом и все пойдет как по маслу — советует Майк

— Я постараюсь! — улыбаясь, сказал Амир

— Не забудь купить цветы и позвони вечером, уж больно интересен твой русско-египетский сериал — смеется Майк

— Ок! Спасибо за совет! Пока! — кладет трубку Амир

Ему стало немного легче после разговора с другом, и он решил пойти в душ, ведь стрелки часов уже показывали половину пятого. Но перед этим, Амир позвонил на ресепшен и заказал огромный букет белых роз, он был уверен — Мире они понравится, потому как — это его любимые цветы.

Стоя под ледяным душем, Амир продолжал думать о ней, вспоминая, как сжимал ее руку. Кожа была такой мягкой и шелковистой, намного белее его собственной. Он поймал себя на мысли, что это воспоминание порождает в нем сильное желание. Такое, которое еще не приходилось испытывать ни с одной женщиной.

На этот раз Амир надел черную рубашку и синие джинсы. Он был просто неотразим. Часы показывали пять двадцать, и было пора выходить.

Подъехал он к офису ровно в пять пятьдесят. Пунктуальности он научился в Лондоне. На Родине в Египте про нее и не слышали. Расплатившись с таксистом и взяв огромный букет, Амир вошел в офис, где сидел в одиночестве тот самый парень, рассказавший, где искать Миру этим утром. Ее он не нашел глазами и тревога заполнила его сердце. Амир спросил парнишку:

— Где Мира?

— Она ушла домой час назад — ответил парень

— Как ушла? — взбеленился он

— Ну, сказала, плохо себя чувствует, и ушла! — отвечает он

— Плохо чувствует… — про себя забеспокоился Амир

— Где она живет? — требовательно спрашивает он

— Сейчас напишу адрес! — говорит, как под гипнозом тот и протягивает небольшой листок, думая, что Мира с ним встречается, если он принес такой огромный букет роз.

— Спасибо еще раз! — благодарит Амир

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 462