электронная
90
печатная A5
461
16+
Мастер Ключей

Бесплатный фрагмент - Мастер Ключей

Объем:
374 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-4624-8
электронная
от 90
печатная A5
от 461

Глава первая. Ссора

Лис сидел, протянув ноги к камину, хотя огонь давно уже прогорел, а угли почернели и покрылись хлопьями пепла. От раскрытого настежь окна тянуло холодом. Лис чувствовал, что пальцы рук заледенели. Он пошевелил ими, мимолетно подумав о том, что надо бы, пожалуй, подняться в комнату. Покрывало на постели не одергивалось уже несколько дней, но Лис знал, что и сегодня просидит в кресле до утра. Он страшно устал сегодня. Впрочем, он просто устал. И это не была усталость тела, когда ноют ноги и тяжелеет голова. Это была усталость души, когда ноет и стонет все внутри. И сон не помогал, наоборот, ясная голова добавляла страданий.

Когда-то в этом доме была жизнь. Любовь. Слуги. Надежда на будущее. Теперь остались лишь пустые стены. Так и хозяин дома был пуст внутри, одна оболочка.

Лис закрыл глаза, погружаясь в еще большую тьму. В этот момент дверь толкнули. Так нерешительно, что поначалу хозяин замка решил: это сквозняк пытается проникнуть в дом, и даже не повернул головы. Но неизвестный, стоящий по ту сторону, не оставил попыток войти. Дверь толкнули еще несколько раз, а когда поняли, что она заперта, то принялись стучать, сначала негромко, потом все более требовательно.

— Убирайтесь прочь! — крикнул Лис.

«Оставьте меня в покое!» — хотел добавить он, но предпочел ограничить общение первой фразой.

— — Впусти меня! — жалобно произнес девичий голос.

Лис вскинулся, мгновенно оказавшись на ногах, и тут же мысленно выругал себя за эту поспешность. «Это не она! Когда ты уже поймешь это! — сказал он сам себе. — За прошедший год она не пришла ни разу. Не пришла бы и теперь. Это просто девчонка из деревни. Да. Несомненно».

И все же зачем-то зажег масленую лампу и пошел открывать, морщась, как от зубной боли. Понимая, что за дверью не окажется Аси. Там будет стоять девчонка-замарашка, босая, с корзиной ягод. Собирала до позднего вечера, теперь заблудилась и не знает, как добраться домой. До ближайшей деревеньки путь неблизкий. «В конце концов, здесь мои земли и я должен помогать, как хороший наместник, своим подданным», — оправдывал он свою заинтересованность.

Он даже придал своему лицу суровое выражение, подходящее для встречи непрошеных гостей. Сердце слегка екнуло, когда неровный свет лампы упал на лицо девушки, но тут же вновь забилось ровно и тускло.

Конечно, это была не она. Не Ася.

Хотя на деревенскую жительницу ночная гостья тоже не походила. Одежда чуть напоминала местную, но наметанный взгляд тут же отличил подделку. Больше всего ее выдавал взгляд. Не подобострастный, слегка испуганный, по большей части смотрящий вниз, а открытый и уверенный. Она словно ждала от него чего-то. И видно было, что девушка попала в беду.

Руки расцарапаны, подол изорван, под глазами темные круги от усталости. Она шла сюда очень долго, судя по ее виду.

Лис заметил на ее шее цепочку, уходящую в вырез рубашки, и все понял.

— Ты — Отворяющая, — сказал он утвердительно, потому что это был единственно возможный вариант.

Она смотрела на него очень долго и молчала. Потом вдруг из ее глаз полились слезы, которые девушка даже не трудилась вытирать.

Слезинки повисали на кончике ее толстого носа, катились по пухлым щекам, делая лицо еще более некрасивым. Да, девушка была отнюдь не красавица. Полная и приземистая. Тонкие волосы мышиного цвета висели серыми сосульками. Лицо, широкое и рыхлое, слезы его совсем не украшали.

Лис почувствовал себя неловко. Утешать плачущих девушек он никогда не умел. Единственное, на что хватило его такта и чувствительности, это посторониться и слегка тронуть ее за плечо, давая понять, что он приглашает ее в дом.

— Совершенно не обязательно разводить сырость. Я понимаю — ты заблудилась. Не ожидала, что тебя занесет в Последний мир. Завтра я провожу тебя, — он шел позади нее и сам не понимал, почему вдруг принялся молоть эти банальности.

Девушка вошла в комнату, села в кресло Лиса, на что тот скривился, но промолчал и принялся разжигать огонь в камине.

— Как тебя зовут? — спросил он, не оборачиваясь, чтобы хоть как-то поддержать разговор. На самом деле имя молоденькой Отворяющей его совершенно не интересовало, Лис забыл бы его тут же, как услышал. Но надо было прервать эти хлюпанья носом и вздохи, а беседа являлась верным способом.

Отворяющая молчала. Лис даже обернулся посмотреть, не упала ли она в обморок от переживаний, но нет, девушка сидела, сжавшись в комочек, хотя при ее комплекции это смотрелось немного странно, и лишь глазенки сверкали из-под свесившейся на лоб челки.

— Так как же? — напомнил Лис о своем вопросе.

Она закусила губу и сказала тихо:

— Алиса.

— Славно. Милое имя, — сказал он, подумав про себя, что девушке, сидящей напротив него, имя это совершенно не подходит.

Наконец огонь весело запылал, наполняя теплом выстывший зал.

— Только накормить мне тебя нечем. Извини.

Это была чистая правда, в доме давно не водилось еды. Сам Лис не так уж часто бывал здесь в последнее время, предпочитая путешествовать по мирам.

Алиса облизала засохшие губы.

— Это ничего. Я не хочу есть. Но, может быть, найдется глоток воды?

Хозяин замка молча зачерпнул ковшиком воды из деревянной бадьи и протянул гостье, подождал, пока она напилась, а пила девушка жадно, и сказал:

— Я могу предложить тебе переночевать в комнате наверху, но лучше тебе оставаться здесь. Здесь, по крайней мере, тепло. Я принесу одеяла.

Девушка согласно кивнула.

Лис вернулся через некоторое время, неся ворох шкур, положил их на скамью.

— Располагайся. Тебе нечего опасаться. Под крышей этого дома тебе ничего не грозит. Посмотри, в этом доме ты гость…

Он хотел было еще что-то добавить, но, слегка нахмурившись, оборвал сам себя.

— Это уже совершенно не важно, — сказал он тихо.

Алиса немедленно закуталась в розовую шкуру с белыми подпалинами и благодарно кивнула головой. Ее щеки слегка порозовели, и Лис отметил для себя, что когда она не ревет, то становится вполне миловидной.

— Может быть, расскажешь, как тебя занесло так далеко? Ты ведь не Магистр? Ты больше похожа на ученицу Сумеречной школы. Почему ты одна? Без Наставника?

Лис присел рядом на лавку. Он сам не понимал, зачем задает все эти вопросы. Разве ему это интересно? Но потом догадался, что коварное подсознание просто нашло способ выяснить то, что действительно его волновало.

— Ты знаешь Юджина? Юджина Анибуса. Он один из наставников.

Алиса нерешительно покачала головой, как будто чувствуя подвох в его словах.

Лис сжал руками край деревянной скамьи.

— А Асю? Одну из учениц. Магистр Церерис, ее отец, теперь, наверное, тоже вернулся в школу?

Девушка испуганно отодвинулась, и Лис увидел, что его вид смущает ее. Но это ему было безразлично. Пусть боится, но если она знает что-то про Асю, то должна сказать.

Она молчала. Лис едва совладал с собой, чтобы не схватить гостью за плечи и хорошенечко не встряхнуть.

— Я слышала о ней. И о Магистре, конечно, тоже, только лично не знакома. Извини…

Лис почувствовал приближение новой волны ее слез и ощутил угрызения совести. Гостеприимный хозяин, нечего сказать: напугал девчонку до полусмерти.

— Ложись спать, — неловко свернул он разговор. — Завтра я провожу тебя.

Он кивнул ей, прощаясь, и направился в свою комнату в правой башне. Сегодня кровать все же не будет пустовать.

Девушка соорудила из одеял некое подобие постели, легла, закутавшись в мех. Сердце бешено колотилось. Ей едва удавалось все это время скрывать свое волнение, но теперь, когда Лис ушел, напряжение дало о себе знать.

Ее колотила дрожь, и холод, несмотря на то, что в камине весело и жарко полыхало пламя, пробирал до костей.

Она не могла ему сказать, просто не представляла как, думала, что, если он ее узнает, тогда… Но он ее не узнал. Смотрел с едва скрываемым раздражением. Холодно. Без единого проблеска узнавания. И завтра он не сможет ее никуда проводить. Потому что непрошеная гостья застряла в Межмирье, видимо, навсегда.

И Ася, а это была именно она, вновь залилась слезами.

«Как же это могло произойти со мной?» — спрашивала она себя снова и снова. Как бы ей хотелось отмотать назад последний день своей жизни. Чтобы не было той ссоры с отцом. Чтобы она не сбежала одна в Межмирье, вопреки запрету Наставника. Чтобы…

Ася потянула за цепочку и вынула из-под ворота спекшийся, деформированный кусок металла — все, что осталось от ее ключа. Ее нового ключа, который ей выдал Юджин несколько месяцев назад, после того как ключ Магистра вернулся к отцу. На новом ключе серебристого цвета пока не было узоров, они должны были проявиться в последний год обучения. Но теперь уже, наверное, это не произойдет никогда.

Она слишком провинилась. И теперь, если даже получится вернуться домой, из Сумеречной школы ее непременно исключат. Никаких поблажек. Пусть ты дочь Магистра. И Юджин, который всегда находил способ выгородить перед советом свою любимую ученицу, ничем не поможет на этот раз.

А ведь все началось с пустяка.

Был обычный дождливый день в конце сентября. Листья еще не опали, лишь начали желтеть. Но бабье лето уже закончилось, а утренний иней напоминал о том, что скоро наступят холода.

Ася, студентка первого курса факультета журналистики, не спеша возвращалась с занятий. Учиться в институте ей нравилось больше, чем в школе, хотя рано было об этом говорить наверняка. Обучение здесь напоминало ей обучение в Сумеречной школе — когда изучать приходилось только любимые предметы, а математики и тем более физики не было в помине.

Родители находились дома. Мама готовила на кухне обед, тихонько напевая. Она очень изменилась с тех пор, как вернулся папа. К ней возвратилась потерянная радость жизни. К тому же они с отцом вернулись на работу в Сумеречную школу, отправляясь каждую ночь исследовать новые миры. А днем работали, встречались с друзьями, ходили в кафе, ездили отдыхать. Никто и не догадывался об этой двойной жизни.

У Аси тоже все наладилось. Она поступила в институт, а после заката продолжала быть прилежной ученицей Сумеречной школы, надеясь в скором времени окончить ее и стать настоящей Отворяющей.

Влад по-прежнему оставался ее лучшим другом. И, пожалуй, больше чем другом. Она даже позволяла себя целовать. А домой со свидания они всегда возвращались, взявшись за руки, по неизменной привычке разговаривая обо всем на свете. Но большего пока не было.

И жизнь девушки стала бы простой и светлой, если бы не одно но.

Иногда ей казалось, что она видит Его силуэт, если оборачивалась слишком быстро. Иногда ей чудился его голос, который шептал «Ася» за ее плечом. Она почти не помнила его лица, но слегка презрительный взгляд аквамариновых глаз помнила так ясно, словно он только что посмотрел на нее.

Холодный и высокомерный, изогнувший губы в усмешке… Лис. Так звали причину, по которой Ася не была окончательно и бесповоротно счастлива.

И она бы, пожалуй, нашла способ увидеться с ним, хотя бы для того, чтобы просто поговорить, но отец был категорически против. Хотя это мягко сказано. Едва Ася заикнулась о том, что было бы неплохо им всем троим посетить мамину «историческую родину», как за этим тут же последовала горячая тирада о том, что на землю Последнего мира не ступит ни нога Зары, ни его, а тем более ножка горячо любимой, единственной дочери. А если горячо любимая, единственная дочь ослушается и отправится туда без разрешения, то драгоценной ножке, а также тому месту, откуда она произрастает, сильно не поздоровится.

Ася любила своих родителей и уже только поэтому не стала бы их подводить. Но словно этого было мало, отец поговорил с Юджином и теперь Наставник не спускал с нее глаз, следил за каждым ее шагом.

Девушка не могла даже представить, что Лис теперь думает о ней после того, как она обещала вернуться и не вернулась. Зачем она вообще это обещала? Хотя, несомненно, он заслужил все, что теперь имеет, но отчего так невыносимо хочется его увидеть…

Об этом она как раз и размышляла, поэтому, встретив отца в коридоре и чмокнув в колючую щеку, не сразу расслышала, что он ей говорит.

— Что? — переспросила она.

— В гостиной для тебя подарок. — повторил папа, улыбаясь своей открытой улыбкой, которая появлялась на его лице в те моменты, когда он был особенно собой доволен. Тогда Ася сразу узнавала парнишку с соломенными волосами, встреченного ею — казалось, вечность назад! — в Интериме.

— О! У нас праздник какой-то? — Ася улыбнулась в ответ. — Откуда вдруг подарок?

— Просто так. Увидел — не смог устоять. Думаю, он напомнит тебе одного общего друга.

При этих словах Ася, подумав, конечно, лишь об одном общем друге, удивленно вскинула брови, но промолчала, боясь ошибиться. С чего бы отец вдруг стал вспоминать о нем?

В комнате на диване лежала мягкая игрушка: лохматый рыжий шар с большими глазами. Девушка сразу поняла, какого «общего друга» он должен был ей напомнить, но разочарованно сжала губы.

— Это Воркуша! — сказал папа, обнимая ее сзади за плечи.

— Не прикольно! — отрезала Ася, сама не понимая, почему злится.

Папа миролюбиво улыбнулся.

— Зато не кусается.

Ася скинула его руки с плеч и ушла в свою комнату заметив боковым зрением удивленное и недоумевающее лицо папы. Но она была жутко рассержена. На какую-то секунду у нее затеплилась надежда, что отец простил его. Лиса… Но он лишь притащил глупую игрушку, словно она маленькая девочка.

— Звездочка, что не так? — спросил папа, подходя к двери.

Лучше бы он этого не делал. Пусть бы просто ушел или промолчал. Тогда она смогла бы перебороть себя и вновь стала бы послушной и ласковой дочерью. Но он спросил. И Асю прорвало…

Она кричала, что если у папы и Лиса проблемы, то они должны решить эти проблемы между собой, а не втягивать ее, Асю, в разборки. Еще она кричала, что эта история быльем поросла, и что ее уже никто не собирается похищать, и просто смешно прятать ее всю жизнь, потому что она уже взрослый, самостоятельный человек. И если они с мамой будут продолжать свой тиранический режим, то она просто уйдет из дома. Точка!

Папа не выдержал, чего и следовало ожидать, ворвался в комнату к дочери и в свою очередь сообщил ей о том, что если она настолько глупенькая и не понимает, как опасен этот человек, то он собственноручно привяжет ее к стулу, а из дома она будет выходить сугубо под его контролем в институт и обратно.

— Ты никогда его больше не увидишь! — отрезал он.

— Пошел вон, Рерис! — завопила Ася, забывая на секунду, что перед ней отец.

Рерис схватил ее двумя руками за плечи. Ася даже успела испугаться, потому что такое выражение злости на его лице она видела лишь однажды: когда отец, покидая замок Лиса, обернувшись, кинул на него последний взгляд. Но секунду спустя он разжал пальцы и, не оборачиваясь, ушел.

Ася, однако, нисколько не успокоилась. Внутри у нее все кипело от несправедливой обиды.

«Привяжешь, значит! А вот и нет! Я вам покажу, что уже не маленькая девочка!» — вертелась в голове одна и та же мысль. Не очень понимая, что она делает, а лишь желая досадить отцу, она стащила с шеи цепочку Юджина, вытащила из шкатулки другую, первую попавшуюся под руку, и надела ключ на нее. Теперь она не связана с Наставником и может отправиться куда угодно в Межмирье. Конечно, не совсем куда угодно, а туда, куда приведет ее ключ, но это лучше, чем находиться под постоянным контролем.

Уснуть сразу не получилось, потому что в голове продолжался спор с отцом. Теперь Асе казалось, что она смогла бы найти убедительные аргументы и повернуть в разговор в другое русло, если бы не погорячилась. Но после драки кулаками не машут.

Глава вторая. Глупая маленькая натурелька

Переход, как обычно, произошел неожиданно. Ася вдруг обнаружила себя стоящей на оживленном перекрестке. Огляделась, пытаясь понять, куда ее занесло. Она замерла у самой кромки проезжей части и поспешно отступила назад, так как порывы ветра от пролетающих на огромной скорости автомобилей, похожих на капли ртути, угрожали сбить с ног. Проезжая часть представляла собой ленту серебристого металла, гладкую и блестящую.

Да и весь город был симбиозом стекла и металла. Строгие линии, черные, белые и серые цвета. Город блистал чистотой и почему-то напомнил Асе стерильную операционную. Однако он был по-своему красив холодной, прозрачной красотой.

Девушка узнала этот мир, хотя не бывала здесь еще ни разу. Алгор, а это был именно он, относился к разряду опасных миров и изучался на старшем курсе. Но в чем именно заключалась его опасность, Ася не знала.

— Ладно, разберемся по ходу дела и будем начеку, — сказала она себе вполголоса. Это позволило ей немного расслабиться.

Девушка решила для начала немного осмотреться, привыкнуть, а там, глядишь, понимание того, зачем она здесь, придет само.

Ася медленно пошла по улице, рассматривая прохожих. Все встреченные ею люди были на удивление хороши собой и молоды. Их лица словно излучали радость жизни и здоровье. Девушка тайком кинула взгляд на зеркальную витрину, мимо которой сейчас проходила: не выделяется ли она на их фоне. В серебристой облегающей куртке, черных лайковых брючках, высоких сапожках на стройных ногах она выглядела не хуже аборигенов Алгора, своим видом напоминавших древнегреческих богов.

«Асечка, ты прелесть!» — сообщила девушка своему отражению в витрине и, довольная, отправилась дальше.

Пока шла, думая, как поступить, нащупала в кармане куртки пластиковую карточку. Карточка представляла собой прямоугольник зеленого цвета без опознавательных знаков и надписей, лишь в уголке стоял символ, похожий на лист клевера. Не густо. Но Ася не стала беспокоиться. Из опыта она знала, что обычно сфера ключа дает Отворяющему все, что нужно для выживания в данном мире. Значит, эта карточка не так проста, как кажется.

Вдруг внимание Аси привлекло необычное устройство — из тротуара торчал огромный перископ, словно там, под землей, находилась подводная лодка, изучающая надземный мир. Из отверстия в «перископе» тянуло холодным воздухом, пахло сыростью и плесенью. Скорее всего, как догадалась Ася, это был воздухоотвод. Должно быть там, внизу, располагалось метро или что-то похожее.

Девушка пожала плечами и отправилась дальше, теперь уже не просто рассматривая пейзаж в стиле хай-тек, а пытаясь найти кафе, потому что желудок требовательно заурчал. Ася уже давно заметила, что после перехода возникает острое чувство голода, это было одним из побочных эффектов путешествий.

Кафе нашлось быстро, хотя, если бы не острое Асино зрение, то она едва ли рассмотрела бы маленькую табличку на двери, гласившую, что это «место для еды». Именно так надпись перевелась для Аси с незнакомого языка Алгора. Табличка была такой незначительной, словно висела на двери клерка средней руки. Никаких вывесок, никаких соблазнительных предложений, словно хозяин был совсем не заинтересован в клиентах. Но что же, здесь хотя бы можно перекусить.

Ася вошла в дверь, думая, что увидит в интерьере кафе все то же преобладание стиля хай-тек, и не ошиблась. Она робко села за столик в полупустом зале, надеясь, что ей принесут меню. Официант, похожий на кинозвезду, не заставил себя долго ждать.

— Позвольте ваш скрининг, — любезно попросил он, протянув руку.

Ася подала зеленую карточку, потому что это была единственная вещь, которую можно принять за незнакомый «скрининг», и угадала.

— О, натурелька! — официант удивленно поднял брови, увидев карту. — Ну, наверное, ты сильно проголодалась, если решила заглянуть сюда, в «место для еды».

Опять это странное выражение.

— Да-а, — протянула Ася неуверенно, запутываясь все больше. Почему ее назвали «натурелькой»? Спрашивать, судя по всему, было бессмысленно.

— И не боишься ты, маленькая натурелька, гулять так близко от Южных ворот Нижнего Города?

Девушка многозначительно пожала плечами, предоставив болтливому парню делать выводы самому.

Официант улыбнулся.

— Ну что же! Сегодня у нас зеленые, с ароматом яблока, синие, с запахом ментола. Есть еще с ароматом карамели, но я бы их брать не стал, потому что цвет не удался, слишком насыщенный черный.

— Зеленые… — сказала девушка, даже уже не пытаясь уловить смысл в этом загадочном предложении.

Парень кивнул и удалился, но совсем ненадолго. Буквально через пару минут он принес поднос и снял с него тарелку с прозрачными зелеными шариками, словно сделанными из желе.

— Быстрого насыщения, — пожелал он.

Ася подцепила шарик вилкой, понюхала. Пах он приятно, свежим яблочком. Так что, может быть, и на вкус окажется ничего. Девушка откусила кусочек и принялась жевать. Шарик тянулся, как мармеладный, но не имел абсолютно никакого, даже слабого, вкуса. У девушки сложилось впечатление, что она жует желатиновую оболочку витаминки «Аевит», только огромную и оттого еще более отвратительную.

Судорожно проглотив клейкую массу, Ася беспомощно оглянулась в поисках официанта. «Это что, шутка такая?» — было написано на ее лице.

Парень стоял наготове и приблизился с понимающим видом.

— Что-то не так? — участливо спросил он.

— Да! — негодующе воскликнула девушка. — Еда! Она совершенно безвкусная.

Официант вместо ответа вдруг сел напротив, задумчиво рассматривая посетительницу.

— А ты ведь не из нашего мира, угадал? — спросил он.

У Аси по коже побежали мурашки. Она никак не ожидала, что кто-то раскусит ее так быстро.

— Почему вы так думаете? — спросила она с некоторым вызовом в голосе.

— Я был удивлен, что натурелька зашла пообедать в место для еды, хотя такое редко, но случается. Однако совершенно невозможно представить, что жительница нашего мира не знает, что такое квазиеда.

Он помолчал, разглядывая Асю.

— Ты ведь Отворяющая, так? Вы у нас нечастые гости, но все же за свою жизнь пару-тройку я повидать успел. Что тебя привело в Алгор?

Отпираться не было смысла, да и что угрожает ей в этом цивилизованном, развитом мире? Ничего, с чем она не могла бы справиться! В этом девушка была уверена. Поэтому на слова официанта кивнула, а тот в ответ расцвел улыбкой.

— Удивительно! — сказал он. Потом наклонился почти к самому ее уху и заговорщически прошептал:

— Пошли со мной на кухню, я приготовлю пару бутербродов.

Ася с радостью согласилась. Она была рада неожиданному союзнику, который к тому же мог немного рассказать ей об устройстве этого мира. Конечно, лучше бы здесь был Наставник. Или Рерис… Ох, папа! Зачем же ты вынудил меня сделать этот шаг!

На кухне, не считая нового знакомого, работала еще пара ребят, которые удивленно переглянулись при появлении посетительницы.

— Натурелька? — спросил один из них. Но другой цыкнул на него и махнул рукой, указывая на выход.

— Странные они, — сказала Ася. — А кто такие натурельки, кстати?

Новый знакомый, видно, не расслышал вопроса. Он перебирал продукты в огромном хромированном холодильнике и залез в него почти по пояс, бормоча под нос что-то вроде:

— Ведь я видел его здесь… Еще вчера здесь был кусок сыра… Где же он? Никто же не мог его съесть… Кому он нужен…

Наконец он отпрянул назад, победоносно держа в руке маленький и довольно помятый кусок сыра.

— Вот, нашел! — сообщил он. — Кстати, меня зовут Алек. А тебя?

— Ася, — не задумываясь, ответила девушка. А к чему скрывать имя от такого очаровашки? Алек широко улыбнулся, и Ася прониклась к нему еще большей симпатией.

— Вот что, Ася, — сказал он дружелюбно, — ты жуй пока бутерброды, а мне надо работать. Только дождись меня, пожалуйста. У меня к тебе будет небольшая просьба. Ведь ты как Отворяющая не должна отказывать в помощи?

— Так и есть, — согласилась Ася, надеясь, что это только шутка. — Конечно, дождусь!

Алек отсутствовал несколько минут, но девушка за это время как раз едва успела расправиться с двумя бутербродами — очень уж жесткими они получились. И сыр, и темный хлеб ожидали своей участи уже давно. Запивать пришлось водой из-под крана, но спасибо и на том.

Новый знакомый вернулся, и оказалось, что он не пошутил насчет помощи. Алек сразу перешел к делу:

— Понимаешь, у меня есть брат. Но он живет в Нижнем Городе…

Алек замялся, Ася терпеливо ждала продолжения, не понимая, чем вызвана запинка.

— Ты ведь не знаешь ничего про Нижний город?

— Нет.

— Там все совсем не так, как здесь. Жителям запрещено подниматься в Верхний город. И живется им там совсем несладко.

— Почему?

— Долгая история. Важно то, что я не могу увидеться с братом. Но мне очень надо передать ему весточку. А ты легко можешь туда попасть.

— Я? Почему?

— Ты — натурелька. Вам можно заходить в Нижний город. Правда, только один раз… Но еще ты — Отворяющая. Так что, думаю, легко сможешь выйти.

Ася пыталась переварить информацию, которой пока было очень немного.

— Я ничего не поняла, — откровенно призналась она. — Расскажи подробнее.

— Извини. Нет времени. Мне очень нужно, чтобы кто-нибудь передал брату посылку. Жизненно важную. Такая удача, что я встретил тебя! Ты ведь мне поможешь?

Ася не знала, что и сказать. Просьба больше напоминала сказочное поручение «Пойди туда — не знаю куда, принеси то — не знаю что…». С другой стороны, может быть, именно за этим она пришла в Алгор.

— Хорошо, — осторожно сказала она, — я помогу тебе. Но как мне добраться до Нижнего города?

— Я провожу тебя до Южных ворот. Внизу спросишь, где проживает Бретт. Его там каждый знает. Передай ему вот это.

Алек протянул ей небольшой сверток, обернутый грубой бумагой и обвязанный бечевкой. Сверток был маленьким и легким, он легко уместился в кармане куртки.

— Пошли, — скомандовала Ася, бодрясь. Ей было немного не по себе.

Южные врата можно было бы принять за обычный спуск в подземный переход, если бы на входе не было железной решетки из толстых прутьев и решительно настроенного охранника в форме с металлическим отливом. Он явно не ожидал появления посетителей, поэтому, увидев приближающиеся к нему фигуры, подсобрался и нахмурился.

— Дальше сама, — шепнул Алек, оставаясь позади. Ася, оробев, приблизилась к решетке.

— Мне нужно вниз, — сказала она, протягивая скрининг.

Тот взял зеленую карточку, и на лице мелькнуло выражение сочувствия.

— Зря ты это, — сказал он. — Может, еще передумаешь?

Асю кольнуло нехорошее предчувствие. Охранник участливо смотрел на нее, но Алек, когда она обернулась в поисках поддержки, умоляюще сложил руки.

— Нет, не передумаю.

И, не оставляя себе времени на сомнения, шагнула к решетке. Охраннику не оставалось ничего иного, как отпереть замок.

Вниз вели скользкие каменные ступени, выщербленные, покрытые сетью трещин. Никто уже давно не чинил их. Ася спустилась на десяток ступеней вниз и уже с трудом могла различить, куда ступает ее нога: свет почти не доставал сюда. Стало сумрачно, холодно, пахло противно, как в погребе, полном перегнившей картошки, — такой кислый, душный запах.

Ася тихонько нащупывала дорогу, но все же оступилась на сколе, где край ступени давно рассыпался бетонной крошкой, и несколько метров проскользила вниз, больно ударилась и оцарапала лодыжки даже сквозь брюки. Руками она пыталась уцепиться за стены, но они, покрытые влагой и какими-то мягкими бугорками, возможно мхом или плесенью, нисколько не притормозили падения.

Сверток выпал из кармана и улетел вниз по лестнице, а Ася только беспомощно проводила его глазами. Неприятно, тем более что в сумраке будет непросто его найти. За этот короткий промежуток времени она уже не меньше десяти раз пожалела, что согласилась помочь Алеку. Не может быть, чтобы Отворяющую отправили в этот мир лишь для того, чтобы передать посылку кому-то в Нижнем городе. Пусть даже жизненно важную! Жизненно важную… Ну, ладно.

Ася сжала губы и продолжила путь. Сверток обнаружился довольно быстро, лежал сиротливо в пролете, там, где лестница, сделав поворот, уходила направо и дальше вниз. Внизу чудился слабый свет и чуть слышно доносились звуки города. Если бы она закрыла сейчас глаза (и зажала нос), то вполне бы могла представить себе, что стоит в подъезде перед тем как выйти на улицу: шум машин, далекие разговоры и детские крики — все было так, как должно быть в обычном городе обычного мира.

— Ну вот, а ты боялась, — подбодрила она себя и уже без опаски, прыгая через две ступеньки, побежала к выходу. Выход представлял собой арку в стене, серые камни от вечной сырости покрылись мхом и позеленели. Когда Ася проходила под сводом, несколько холодных капель упали ей на голову и за воротник. «Брр, — передернулась она от омерзения, — как можно жить в таком жутком месте!»

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 461