электронная
100
печатная A5
364
18+
Любовь стоит жизни

Бесплатный фрагмент - Любовь стоит жизни


Объем:
322 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-6619-0
электронная
от 100
печатная A5
от 364

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

— Викусь, ты уже проснулась? — мама зашла в комнату Вики и присела на краешек ее кровати. — Пора вставать, Викусь, — мама слегка потрясла ее за плечо.

— Ма, отстань, — пробормотала Вика, отворачиваясь от мамы на другой бок.

— Вставай, моя прелесть, — мама наклонилась над Викой и поцеловала ее в лобик, после чего слегка потеребила ее волосы. — Пора собираться.

— Ну, еще несколько минут, — не открывая глаз, жалобно попросила Вика.

— Нет, Викусь, — с деланной строгостью сказала мама. — Нет. Мы и так уже опаздываем, а тебе еще позавтракать надо.

— А может я так, — не открывая глаз, Вика махнула рукой. — Без завтрака.

— Нет, вставай, еда уже стынет, — мама еще раз поцеловала Вику и вышла из комнаты.

— Вечно в этот садик надо идти, — заворчала Вика, открывая глаза. — Не хочу я никуда идти, мне и дома не плохо.

Вика села на кровати, потянулась, хорошенечко зевнула, закрывая рот ладошкой, и встала. Аккуратно сложив вдвое одеяло, она положила его на край кровати, после чего накинула на кровать красное покрывало. И, надев стоящие рядом красные тапочки, вышла из комнаты. Пройдя на кухню, Вика села, на табуретку поджав ногу, и посмотрела в тарелку, в которой была вермишель, поверх которой вальяжно раскинулся кусок вареной колбасы.

— Викусь, сядь по нормальному, — попросила ее мама, заканчивая уже есть вермишель и беря чашку чая.

— По нормальному это как? — спросила Вика с веселыми огоньками в кончиках глаз.

— По нормальному, это по нормальному, — мама строго посмотрела на нее. — Вот, например, как я сижу.

— А я не хочу так, — поглядев под стол на мамины ноги, ответила Вика.

— Ну, мало ли, я вот тоже много чего не хочу. Вот, например, на работу сегодня идти не хочу, — вздохнула мама.

— А я в садик. Может, тогда, сегодня пойдем гулять в парк или сходим в кино? — с надеждой спросила Вика.

— Нет, Викусь, мне очень нужно идти сегодня на работу, мне нужно подготовить документы для встречи с партнерами нашей фирмы. А в кино мы с тобой обязательно сходим, но только на выходных, как раз в «Спартаке» новый мультик начался «Алладин, продолжение сказки».

Мама встала из-за стола и поставила свою пустую тарелку в раковину.

— Викусь, я пойду одеваться, а ты побыстрей ешь, а то мы действительно уже опаздываем.

— Хорошо, мамуля, — когда мама вышла из кухни, Вика посмотрела на свою тарелку, нехотя потыкала вилочкой макароны, но потом, вспомнив мамины слова, что если она не будет завтракать, то у нее скоро будет очень сильно болеть живот, она, сморщив личико, все-таки принялась поглощать макароны, заедая их колбасой.

Поев, Вика вышла в коридор, где мама, подкрашивая губы, уже заканчивала еже утренний макияж, правда, зачем она это делала, Вика не знала, ведь она и без краски на лице была самой прекрасной в мире.

— Ма, ты у меня просто красавица, — улыбнулась маме Вика.

— Я знаю, — ответила ей мама, закрывая губную помаду. — Иди быстренько умойся и одевайся, — мама подошла к двери, положила в висевшую на ней сумочку косметичку и строго посмотрела на Вику, которая по-прежнему оставалась в коридоре. — Давай быстрей.

— Хорошо, мамочка, — Вика быстро пошла в ванну.

Через несколько минут они уже выходили из квартиры.

***

— Светлана Николаевна, мне нужно с вами поговорить, — обратилась к ней воспитательница детского садика, пухленькая, пожилая женщина с седыми волосами, стоявшая около стеклянной двери детского садика.

— Да, Людмила Григорьевна, я вас внимательно слушаю, — ответила воспитательнице Света, подойдя к ней, по асфальтовой дорожке, вдоль которой были поставлены лавочки и посажены деревья. За руку она держала дочку.

— Вика, можешь идти в садик, мне нужно поговорить с твоей мамой, — обратилась воспитательница к Вике.

— Ма, — Вика растерянно подняла на Свету глаза, предвидя, что этот разговор не может принести ей ничего хорошего, и, скорее всего ее будут ругать. А ругать ее было за что, ведь она была резвой девочкой, практически никогда не сидевшей на месте, а, следовательно, любящей постоянно совершать какие-нибудь проделки, в большинстве своем не нравившиеся взрослым.

— Иди, Викусь, — мама погладила ее по голове. — Я вечером за тобой заеду.

— Хорошо, ма, до вечера, — Вика опасливо посмотрела на воспитательницу и, открыв дверь, вошла в детский садик.

— Пройдемте, сядем на лавочку и поговорим, — предложила Людмила Григорьевна, беря Свету за руку.

— Вы знаете, я сейчас очень спешу, так что давайте по быстрому поговорим и я побегу.

— Но этот разговор не очень легкий и возможно займет не так уж и мало времени, — недовольно сказала воспитательница.

— Но его у меня нет, я же говорю вам, что я должна бежать, — извиняясь, ответила Света.

— Но это же касается вашей дочери, — Людмила Григорьевна строго исподлобья посмотрела на Свету.

— Может, тогда отложим этот разговор, и поговорим в следующий раз? — спросила Света.

— Как вы можете так говорить, — голос воспитательницы наполнился металлом. — Неужели у вас есть дела, которые важнее для вас, чем ваша дочь?

— Нет. Моя дочь самое ценное, что есть у меня в жизни. Но этот разговор мы можем с вами перенести хотя бы на вечер, а мои дела не ждут и их нужно делать прямо сейчас, — попыталась возразить Света, но Людмила Григорьевна продолжала на нее грозно смотреть.

— Вот вы все такие молодые рожаете себе детей и даже не знаете, что с ними делать. Все у вас дела и дела, а детей кто будет за вас воспитывать?

— А зачем тогда нужны детские садики? — Света с вызовом посмотрела на воспитательницу.

— Но они не могут заменить ребенку родителей.

— А я разве прошу вас это делать! — закипела Света. — Я только оставляю здесь Вику на то время, пока я занята на работе!

— Что вы кричите? — слегка удивленно посмотрела Людмила Григорьевна на Свету.

— А что вы стоите здесь и умничаете, — продолжала Света говорить на повышенных тонах. — Осуждаете меня за то, что я работаю. А деньги я, по-вашему, должна получать с неба что ли? — Света запрокинула голову вверх и посмотрела на небо. — Что-то они на меня не сыплются. Вы не знаете почему? — с сарказмом спросила она.

— Успокойтесь, — Людмила Григорьевна сменила гнев на милость, и уже дружелюбным голосом попросила у Светы. — Не стоит так нервничать.

— Да пошли вы, — Света взялась за ручку двери, но Людмила Григорьевна, положила свою руку на ее руку.

— Что вы хотите сделать? — удивленно поинтересовалась воспитательница.

— Забрать дочь, — огрызнулась Света.

— Но вы же сказали, что у вас дела?

— Ну и что, я пойду на них вместе с Викой, если вы больше не хотите, чтобы она оставалась здесь.

— Но кто вам сказал такую глупость? — дружелюбно улыбнулась Свете воспитательница. — Не стоит вам так горячиться.

— Не стоит, а что тогда стоит?

— Выслушать меня.

— Но я не могу сейчас это сделать, — Света отпустила дверную ручку и растеряно развела руками. — Я, правда, не могу, мне нужно бежать.

— Ну ладно, хорошо, поговорим с вами вечером, — согласилась с ней воспитательница.

— Тогда до вечера, — Света быстро вышла с территории детского садика, достала из сумки сигарету и на ходу прикурила ее.

***

— Дети, познакомьтесь это Кристина, она будет ходить теперь в вашу группу, — Людмила Григорьевна вошла в игровую комнату, держа за руку, одетую в синенькое платьице девочку с ярко-рыжими волосами, заплетенными в косу, на лице девочки играли веснушки.

Дети, бросив все свои дела, подошли к ним и внимательно посмотрели на Кристину, после чего наперебой стали предлагать ей:

— Хочешь поиграть с нами в дочки-матери? — предложили две девочки.

— Хочешь поиграть с нами в индейцев, ты будешь Кристи-веснушка? — выдвинули свое предложение несколько мальчиков.

— Хочешь строить с нами межзвездный корабль?

— Успокойтесь, успокойтесь, — попросила у ребят воспитательница. — Дайте Кристине немного освоиться, привыкнуть к новому месту, а то сразу налетаете на нее как стая пираний.

— Ну, мы же хотели как лучше, — засмущались дети.

— Не надо, Людмила Григорьевна, все нормально, — Кристина посмотрела на воспитательницу снизу-вверх.

— Точно? — спросила у нее воспитательница.

— Да, точно, точно, — заулыбалась Кристина.

— Ну, как знаешь. Ты пока познакомься с ребятами, а я пойду, поговорю с твоей мамой.

Людмила Григорьевна подошла к стоящему около окна столу, за которым сидела вторая воспитательница, молодая девушка, только недавно окончившая педагогический университет, тихо сказала ей пару слов, и вышла из комнаты.

— Кристина, подойди ко мне, пожалуйста, — попросила ее молодая воспитательница. И когда Кристина подошла к ее столу, девушка спросила у нее. — Как тебе наш садик?

— Нормально, — осматриваясь по сторонам, ответила Кристина. В комнате находились два небольших шкафчика, на одном из которых стояли пластмассовые игрушки: паровозик, куклы, солдатики; на другом шкафу стояли детские книжки; также в комнате находилось несколько столиков, около которых стояли стульчики.

— Если у тебя появятся какие-нибудь проблемы, сразу обращайся ко мне или к Людмиле Григорьевне. Хорошо?

— Хорошо, — кивнула Кристина. — А как вас зовут?

— Лена, — представилась воспитательница.

— Просто Лена? — слегка удивленно уточнила Кристина. Ей впервые взрослый представлялся только именем, без отчества.

— Да, просто Лена, ведь я, прежде всего, тебе подруга, с которой можно поделиться всеми секретами, а уж потом воспитательница, — улыбнулась Лена.

— Так уж и всеми? — сощурившись, спросила Кристина.

— Да, всеми, не бойся, дальше моих ушей они никуда не пойдут, все останется между нами.

— Понятно, — кивнула Кристина.

— А теперь можешь идти знакомиться с ребятами, они у нас очень хорошие. Я надеюсь, они станут тебе настоящими друзьями.

— Посмотрим, — Кристина отошла от стола и к ней тут же подошли две девочки.

— Привет, меня зовут Рита, — представилась одна из девочек, которая была немного выше Кристины, и на ней было надето синее платьице с желтыми ромашками.

— А я, Ася, — у второй девочки были золотистые волосы, стянутые резиночкой на затылке, и одета она была в полностью темно-красное платьице.

— Как тебе наша Леночка? — тихо спросила у Кристины Рита.

— Нормально, хорошая девушка.

— Вот именно не то, что это злючка-бочка, — с отвращением сказала Рита.

— А это кто? — не поняла Риту Кристина.

— Людмила Григорьевна, — скривив лицо, пояснила ей Ася.

— А почему бочка?

— А ты ее видела? Маленькая, толстая, точно бочка? — усмехнулась Рита.

— А мне она не показалась злой.

— Это ты ее плохо еще знаешь.

— А, кстати, хочешь поиграть с нами в кукол? — предложила Кристине Ася.

— Давайте, — согласилась Кристина.

Девочки прошли к двум стульям, на одном из которых лежал пупс, завернутый в синюю тряпочку, символизирующую пеленки, а на другом сидели две большие куклы парень и девушка.

— Это Артем, — Ася взяла на руки пупса и стала его раскачивать. — Ему два месяца.

— А это Андрей и Галя, — представила Рита других двух кукол. — Они муж и жена, а Артем их сын.

— А мою маму тоже зовут Галя, — сказала Кристина, подходя к кукле-Гале и беря ее в руки.

— А кто твои родители? — спросила у нее Ася, поправляя тряпочку на пупсе.

— Моя мама, самая лучшая мама на свете, она работает стоматологом в поликлинике, а папа… папа я не знаю кем работает, он часто ездит в заграничные командировке откуда привозит мне разнообразные игрушки и сладости.

— Как интересно, — Ася восхищенно посмотрела на Кристину. — А ты можешь рассказать нам побольше о своих игрушках. У тебя есть Барби?

— Есть, даже несколько. Барби — доктор, Барби — русалка, Барби — модель.

— А домик Барби у тебя есть?

— Конечно, как же без него, — улыбнулась Кристина.

— А что он из себя представляет, а то я много слышала о нем, но не разу так и не видела и не игралась с ним? — зачарованно спросила Ася.

— Хорошо, — ответила девочкам Кристина, — Если хотите, можете прийти ко мне в субботу, и мы с вами поиграем с моими куклами.

— А твои родители не будут против?

— Конечно же, нет, они у меня хорошие.

— Тогда обязательно прейдем, — обрадовалась Рита.

Кристине понравились эти девочки, и не заметно для себя она проболтала с ними, играя в куклы около часа. Но только до тех пор, пока она не обратила внимания на одиноко сидящую за столом девочку, ее локти были поставлены на стол и она, положив на руки голову, читала книжку:

— А это кто? — спросила Кристина.

— Это Вика, — сморщила лицо Рита.

— А почему она одна? Может, мы ее тоже позовем с нами поиграть? — предложила Кристина.

— Да, ну ее, — отмахнулась Ася. — Она в последнее время очень сильно изменилась. Капризная стала, со всеми ругается, на всех кричит.

— А что с ней случилось?

— Говорят, ее отец бросил ее мать и ушел к другой женщине, вот поэтому она и психует, — на ушко ответила Кристине Рита.

— А вы пробовали с ней поговорить, успокоить, поддержать ее? Она в этом сейчас очень сильно нуждается, — строго спросила у девочек Кристина.

— Да ну ее, — махнула рукой Ася. — Что с нее взять, пусть себе психует, лишь бы другим не мешала.

— Но нельзя же так, она же тоже девочка, — Кристина встала с пола и медленно подошла к столу, за которым сидела Вика. — Можно я присяду? — спросила она у Вики.

Вика оторвалась от книги и недовольно посмотрела на Кристину.

— Зачем? Ты тоже будешь обзываться, и дразнить меня, как и твои новые подруги?

— Обзываться и дразнить? — Кристина потрясенно села рядом с Викой. — Но почему они это делают?

— Потому что мой отец бросил маму, — Вика прикусила нижнюю губу.

— Но это же не повод унижать человека и дразнить его.

— Может быть, для тебя нет, но для них да, — Вика с призрением посмотрела на Асю с Ритой, которые, держа в руках куклы, внимательно наблюдали за ними.

— А что ты читаешь? — Кристина посмотрела на лежащую на столе книгу.

— Волшебник изумрудного города.

— О, это моя любимая книга.

— И моя тоже. Кстати, меня зовут Вика, — Вика протянула Кристине руку.

— А я Кристина, или для друзей просто Крися, а я надеюсь, мы станем друзьями.

И они пожали друг другу руки.

***

На улице стояла прекрасная осенняя погода. Дул легкий прохладный ветерок, лаская уже пожелтевшие листья на деревьях. Хотя какая погода еще может быть, когда тебе всего семь лет, и ты стоишь рядом с мамой на первом школьном звонке?

Вика практически не сомкнула глаз этой ночью. Она лежала на кровати и, расматривая потолок, с волнением представляла себе как она первый раз войдет в школу, расположенную за несколько остановок от ее дома. Как она пройдет по ее коридорам, как познакомится с одноклассниками. Какими они окажутся? Ей очень хотелось, чтобы они были добрыми и веселыми. Заснула она только лишь поздно ночью, но как только мама вошла рано утром в ее комнату, Вика тут же вскочила с кровати и побежала в ванну умываться, чистить зубы, и делать себе красивую прическу. Мама хотела заплести ее волосы в косичку, но Вика отказалась от этого. Ей никогда не нравились ни бантики, ни резиночки, она всегда любила, когда ее длинные волосы спадали волнами ей на плечи.

А сейчас Вика, одетая в красивое черное с золотыми вставками платье, держа в руках завернутый в целлофан букет астр, стояла на школьном дворе около мамы, которая держала ее за плечи.

— Привет, Викусь, — к ней подбежала ее лучшая подруга Кристина, на радостном лице которой играли веснушки. — Здравствуйте, теть Свет.

— Привет Крись, как ты? волнуешься? — спросила Вика.

— Очень, знаешь, я сегодня практически не спала, все готовилась, переживала.

— Я тоже, — улыбнулась Вика.

— Ничего девочки не волнуйтесь, все будет хорошо, — подбодрила их Света, гладя Вику по голове. — Кстати, Кристи, а где твои родители?

— Да, вон, около дерева стоят, — махнула она в их сторону рукой.

— Я тогда пойду к ним, поздороваюсь. А вы идите, познакомьтесь со своими будущими друзьями.

Света пошла в сторону Кристининых родителей.

— Красивые у тебя цветы, дай понюхать, — попросила Кристина у Вики.

Вика протянула Кристине цветы.

— Но они пахнут какой-то травой, — понюхав цветы, недовольно сказала Кристина. — Не интересные какие-то.

— А где твои? — спросила Вика, слегка обидевшись.

— У мамы.

— А какие?

— Розы.

— Красивые, наверно, — спросила Вика.

— Чайные, мои любимые, — восхищенно ответила Кристина.

— Девочки, а вы из какого класса? — подошла к ним красивая молодая женщина лет тридцати.

— Из первого «А», — хором ответили Вика с Кристиной.

— Из моего значит, — улыбнулась им женщина. — Давайте знакомиться, меня зовут Лидия Петровна.

— А я Вика.

— А я Кристина.

— А где ваши родители?

— Вон там под деревом стоят, — Вика показала рукой.

Лида подошла к родителям девочек перекинулась с ними парой слов, и они все вчетвером подошли обратно к девочкам.

— Вик, Даш, пойдемте, линейка скоро начнется, нужно становится на свое место, — обратилась к ним Света.

— А где оно? — спросила у мамы Вика.

— Лидия Петровна покажет вам, — ответила Кристинина мама, передавая дочери букет роз.

— А вы? — слегка недовольно смотря на маму, спросила Кристина.

— А мы постоим в сторонке и посмотрим на вас, наши красавицы, — улыбнулась Света.

Пройдя вслед за Лидией Петровной к порожкам школы, девочки увидели, нарисованные на асфальте квадраты, в которых стояли элегантно одетые школьники различных возрастов, начиная от самых маленьких, таких как и они сами и заканчивая выпускниками, стоящими напротив квадратов в которые их поставила Лидия Петровна. В их квадратах стояли девочки и мальчики, нервно сжимающие в руках цветы, причем девочек было гораздо больше чем мальчиков.

Когда Вика с Кристиной, держась за руки, встали в квадрате так, чтобы им были лучше видны учителя стоящие на верхней ступеньке лестницы школы, раздалась песенка: “ Вместе весело шагать по просторам» и торжественная линейка началась. Сначала на порожки школы вышел пожилой мужчина, директор школы, который поприветствовал школьников и пожелал им удачи в новом году, и когда он закончил выступление, и все стали аплодировать, Кристина с Викой, переглянувшись, побежали дарить ему цветы.

После этого мужчины выступили еще пару учителей, приглашенный депутат городской думы, ветеран Великой Отечественной Войны. После всех выступлений высокий выпускник, который Вике очень понравился, пронес по своеобразному прямоугольнику, образованному квадратами, в которых стояли школьники, девочку в белом платьице, которая звенела в колокольчик, символизируя тем самым первый школьный звонок в их жизни. И когда зазвучала та же песня, что и в начале линейки: «Вместе весело шагать по просторам». На асфальт по порожкам школы спустилась Лидия Петровна, а директор школы объявил, что сейчас должен идти первый «А». И выпускники стали подходить к квадрату первоклассников и, беря их за руки, вести к Лидии Петровне. Вике достался высокий парень, одетый в костюм тройку, а Кристине красивая девушка, одетая в синее платье с белыми кружевами.

Когда к Лидии Петровне подошли все пары школьников, она поднялась по ступенькам и вошла в школу, вслед за ней вошли и школьники.

В самой школе все было просто сказочно. Везде были зеркала, наполированные до блеска полы, красивые лестницы с узорными перилами, по которым девочки поднялись на третий этаж и зашли в расположенный около лестницы класс, с зеленными обоями, красивыми голубыми партами и большой черной школьной доской.

Вика с Кристиной выбрали себе первую парту, расположенную около окна, рядом с которой стоял и большой учительский стол.

В этот день они познакомились со своими одноклассниками, которые им обеим понравились. К ним в класс приходил ветеран, выступавший на линейке, который напутствовал их перед предстоящей школьной жизнью. Они ходили всем классом в расположенный неподалеку со школой парк, играли там, и Лидия Петровна рассказывала им интересные истории о жизни животных, о растениях, да и так просто любопытные случаи из жизни, как ее самой, так и знаменитых людей.


— Ну, как вам, девочки, первый день в школе? — спросила у них Света, когда они впятером (Вика, Кристина, Кристинины родители и Света) сидели ранним вечером в небольшом кафе и ели мороженное, положенное в небольшие металлические чашечки.

— Здорово, — восхищенно ответила Кристина, зачерпывая ложкой мороженое.

— Там так замечательно, — вторила ей Вика.

— А как вам ваши новые друзья? — спросила у девочек Галина Васильевна.

— Хорошие, особенно Витя, — ответила ей Вика.

— А это кто? — спросила у дочери Света.

— Один мальчик, такой веселый, заводной, все время анекдоты рассказывал.

— А мне больше понравился Костя, — возразила Вике Кристина.

— Но он же все время практически молчал? — Вика удивленно посмотрела на Кристину.

— Ну и что, — Кристина уже подносила ложку с мороженным ко рту, но остановилась. — Зато он умный, и какой-то загадочный.

— Ну, вот и хорошо девочки, — сказал Кристинин папа, и девочки одновременно посмотрели на него.

— Что ты в этом увидел хорошего, папа? — удивленно поинтересовалась у отца Кристина.

— Вам девочки нравятся различные типы мальчиков, значит, у вас из-за них не должно возникнуть размолвок между собой. А это уже хорошо, — улыбнулся ей в ответ папа.

— Но Гена, им же еще рано думать о мальчиках, — недовольно посмотрела на него Галина Васильевна.

— Не знаю, может быть рано, — снова улыбнулся он. — Но они же о них уже думают, и мы не можем запретить им это делать.

— А девочки? — спросила Света, переводя тему разговора. Но Галина Васильевна продолжала недовольно смотреть на мужа, который, улыбаясь, ел мороженое.

— Они тоже ничего. Мне больше понравилась Юля, — Вика посмотрела на Кристину.

— Мне тоже, — одобрила Кристина Викин выбор.

— Вот видите, дамы, а на счет подруг, у наших девочек схожие мнения, — подал реплику Георгий Петрович. — И это очень даже замечательно.

— А как вам ваша учительница? — продолжила свой расспрос Света.

— Она такая классная, веселая, умная, интересные истории рассказывала, — ответила ей дочка.

Поев мороженого, они сходили в кинотеатр на мультики, и разошлись по домам.

***

Вика, одетая в темно-зеленую толстовку с воротом и черные джинсы, сидела за столом и при свете настольной лампы делала домашнюю работу по алгебре, которой задали на завтра очень много. Уравнения, дискриминанты, неравенства все это было от нее так далеко. Она не любила ковыряться в этих значках и знаках, которые ей казались нелепыми иероглифами, придуманными специально, чтоб издеваться над школьниками. Сколько не пыталась, она так и не могла понять, зачем они были нужны в реальной жизни. А эти странные задачи: кто-то куда-то поехал, какой-то сумасшедший поезд отправляется из одного пункта назначения в другой. Ну и пусть себе едет. Ей то, что с этого что было? Она любила читать, она прочитала уже несколько пьес Чехова, которые ей очень понравились, хотя они и не до конца ей были понятны. Недавно прочитала книгу Гоголя: «Вечера на хуторе близ Диканки», где ей больше всего понравился Вакула, который ради любимой не побоялся даже летать на черте. А недавно взялась за роман Толстого «Война и Мир», и хотя толстые тома этого произведения ее сначала отпугивали, но затем переборов себя и начав читать его, оно захватило ее, и сейчас она хотела как можно быстрей дорешать эти глупые задачки и быстрее взять в руки второй том этого романа. (Хотя как бы это не показалось бы странным, но Вика училась в классе с углубленным изучением математики. Почему? Когда встал выбор: в какой класс ей идти: в гуманитарный или математический, она долго совещалась с Кристиной, которая обожала математику и, в конце концов, они решили, что обе будут учиться в классе с углубленным изучением математики. И в самые трудные моменты Кристина будет всегда ей помогать. Они хотели быть всегда поближе друг к другу. А разные классы, это разные проблемы. А, следовательно, они намного меньше бы времени проводили бы вместе. А им этого очень не хотелось.)

И когда Вика уже сверяла полученный ей ответ на последнюю из заданных задач, с ответом в конце учебника, раздался звонок в дверь.

— Мама пришла, — Вика озадаченно посмотрела в окно, за которым уже начало темнеть, и на небе появилась луна. — Что-то она запозднилась со своей презентации.

Нацепив на ноги тапочки, Вика вышла из комнаты. Войдя в коридор, она включила свет и, улыбнувшись своему отражению в зеркале, открыла дверь.

— Ма, что так… — Вика растерянно осеклась. — Кто это?

На лестничной площадке стояла слегка пьяная мама в обнимку с каким-то высоким мужчиной, одетым в черный костюм и державшим в руках полиэтиленовый пакет.

— Это твоя дочка, Светусь, — сквозь улыбку спросил мужчина, входя в квартиру.

— Ма, это кто? — растеряно спросила Вика у мамы, которая после того как ее бросил муж (Викин отец) никогда раньше не проводила в дом мужчин. Вика, конечно, знала, что ее мама иногда встречалась с мужчинами и раньше. Ведь она была относительно молодой, красивой женщиной и у нее было много поклонников, о которых мама всегда рассказывала Вике. Но эти встречи всегда были на стороне, а их дом был словно запретной зоной. Так как мама считала, что появление в доме мужчины, несет за собой много обязательств. Но об этом мужчине Вика ничего не слышала от мамы. Вика даже не знала, что мама в последнее время встречается с кем-то. Хотя раньше друг от друга у них не было никаких секретов, и они делились всеми радостями и переживаниями.

— Это Женя, он теперь будет жить у нас, — Света, входя в квартиру, протянула руку к Вике, чтоб погладить ее по голове, но Вика отстранилась от ее руки.

— У нас что ночлежка? — строго спросила у мамы Вика. — Или этому Жене больше жить негде?

— Глупенькая, — улыбнулась Света. — Это мой будущий муж, а, следовательно, и твой будущий папа.

— Нет, — резко ответила Вика и злобно посмотрела на мужчину.

— Что, значит, нет? — нахмурилась Света.

— Нет, это значит, нет. У меня уже был папа и мне его хватит через глаза. Нового мне нужно, — Вика развернулась, и быстро вернулась в свою комнату, закрыла за собой дверь на щеколду, и, ударив несколько раз по стене кулаком, так что костяшки пальцев покраснели, она села за стол. Выключив лампу, Вика осталась сидеть в темноте. И только лишь тусклый лунный свет, падающий из окна, слегка освещал ее комнату.

— Викусь, впусти меня, — через несколько минут, раздался приглушенный стук в дверь, и тихий голос Светы из-за двери.

Вика лишь посмотрела на дверь.

— Викусь, ну впусти меня, пожалуйста, мне нужно с тобой поговорить, — еще тише попросила мама.

— Я занимаюсь, не мешай мне, — резко ответила Вика.

— Ну, Викусь, — почти жалостно попросила мама.

Вика нехотя встала из-за стола и открыла дверь.

— Что тебе надо? — строго спросила она у мамы, которая с растерянным видом стояла около ее комнаты.

— Поговорить, — извиняясь, ответила мама.

— Зачем?

— Мы же с тобой никогда не имели друг от друга секретов.

— А этот мужчина, которого ты привела с собой, это что, разве не твой секрет? — грозно спросила Вика.

— Мой, — мама растеряно пожала плечами. — Но ты же должна понимать, я еще не совсем старая карга, мне нужен муж, да и тебе нужен отец.

— Ладно, проходи, — Вика отошла от двери, села за стол и снова включила лампу.

Мама закрыла дверь, и, пройдя в комнату, села на краешек Викиной кровати.

— А где ты с ним познакомилась? — внимательно смотря на маму, спросила Вика.

— Он уже несколько месяцев работает в нашей фирме.

— А почему я о нем ничего раньше не знала?

— Понимаешь, я не хотела тебе говорить о нем раньше времени. Я боялась, что у меня с ним ничего не получиться, я один раз уже сильно обожглась с твоим отцом, и мне не хотелось больше этого повторять. Да и тревожить тебя раньше времени мне было тоже не охота, — сдавленно, словно сквозь слезы, ответила мама.

Вика встала со стула, подошла к маме и, сев на кровати рядом с ней, взяв ее руку, стала гладить ее.

— Успокойся, все будет нормально, — ласково попросила Вика маму.

— Спасибо, Викусь, все нормально, — мама провела по своим сухим глазам рукой.

— А ты его любишь? — спросила Вика у мамы.

— Да, очень сильно.

— А он тебя?

— Он говорит, что тоже любит.

— И ты ему веришь?

— Да.

— И ты считаешь, что у тебя с ним все получиться?

— Я очень надеюсь на это. Но если только ты согласишься принять его в нашу семью. Если ты против, я пойду, скажу Жене об этом, и мы снова останемся жить вдвоем. Но ты знаешь, мне бы очень не хотелось бы это делать, ведь я очень сильно люблю его.

— И ты считаешь, что он тебя не бросит также как отец?

— Он хороший, он буквально носит меня на руках. Постоянно говорит нежные слова, дарит мне подарки, покупает цветы.

— Цветы, подарки? — удивилась Вика. — Но почему я их раньше не видела?

— Понимаешь, если бы я их принесла бы домой, то ты бы сразу догадалась о том, что у меня кто-то есть, а я не хотела этого раньше времени.

— И куда ты их девала?

— Оставляла их Верочке.

— Нашей соседке? — уточнила Вика.

— Да.

— Дамы, вы там долго? — донеся из-за двери голос Жени. — У меня уже все готово.

— Ну что пошли с ним познакомишься поближе, — с надеждой предложила дочери Света.

— Пошли. Я же, прежде всего, хочу, чтоб ты была счастлива.

— Вот увидишь он очень хороший, — улыбнулась Света, выходя из комнаты, держа Вику за руку.

Пройдя на кухню, Вика увидела накрытый стол, на котором стояла бутылка шампанского, двухлитровый пакет сока, а на тарелочках были разложены нарезанные красивыми дольками фрукты.

Встав из-за стола, Женя подошел к Вике и протянул ей руку.

— Здравствуй, принцесса, меня зовут Женя, — улыбаясь белоснежной улыбкой, снова представился он.

Только сейчас Вика пристально осмотрела мамин выбор. Что ж это был красивый, высокий стройный мужчина, приблизительно одного с мамой возраста, о таких, наверное, мечтают множество девочек, представляя их в образе принца на белоснежном Мерседесе.

— А меня зовут, Вика.

— Как ты думаешь, Вика, мы найдем с тобой общий язык? — подмигнул ей Женя.

— Не знаю, — честно ответила Вика. — Время покажет.

— Ну а теперь, когда вы познакомились, давайте отметим это, — предложила мама, подходя к раковине и моя руки.

Вика села на табуретку и взяв дольку апельсина, съела его.

— Вик, это же не культурно, — строго, и одновременно смущенно, посмотрела на нее мама, садясь за стол. — Не надо брать фрукты раньше времени. Ты же этим показываешь себе не с очень хорошей стороны.

— Ну что ты, Светусь, — улыбнулся ей Женя. — Не зачем понапрасну сердиться на Вику.

— Спасибо, что вы за меня заступились, а то мама мне уже надоела своими глупыми нравоучениями, — Вика взяла еще одну дольку апельсина.

— Ну, Вик, я тебя правда уже так достала? — растерянно спросила у дочери Света.

— Да, шучу, я шучу, — улыбнулась ей Вика, кладя апельсин в рот.

— А ты, кстати, в каком сейчас учишься классе? — Женя взял бутылку шампанского и стал открывать ее. А Вика внимательно наблюдала за ним. Она еще ни разу не видела, чтобы открывали шампанское, так как это делал Женя. Он с сосредоточенным лицом, одним пальцем надавливал на пробку, а другой рукой медленно откручивал сдерживающую ее железку. И в итоге шампанское не брызнуло фонтаном вверх, как обычно это делало, а открылось практически без малейших брызг.

— А вы профи, — улыбнулась Вика.

— Годы юности дают о себе знать, — Женя кинул пробку от шампанского, и она точно попала в мусорное ведро, стоящее под раковиной.

— Так может быть вы и спортсмен? — удивленно смотря за действиями Жени, спросила у него Вика.

— Да нет, — отмахнулся Женя. — В школе так иногда баскетболом баловался. Так в каком классе ты учишься? — повторил он свой вопрос, разливая шампанское по бокалам.

— В восьмом, — Вика открыла пакет сока и наполнила им свой бокал.

— А ты разве шампанское не будешь? — спросил у нее Женя, держа навесу бутылку.

Вика посмотрела на маму, которая еле заметно качнула головой.

— Нет, не буду. Я лучше соку, — ответила Жене Вика, ставя пакет сока на стол.

— Ну, как хочешь, — Женя поставил на стол бутылку и поднял бокал. — Ну что, давайте, выпьем за знакомство, и за то чтоб у нас сложилась крепкая дружная семья.

— Давайте, — согласилась с ним Вика. И они втроем чокнулись бокалами.

***

Время шло, дни сменялись месяцами, месяцы — годами. И вот уже подошел момент, когда девушки учились в выпускном классе и им было по семнадцать лет.

— Дзи-нь, дзи-нь.

Галина Васильевна, одетая в синий халат, поверх которого был надет красный фартук, быстро открыла дверь, и увидела на пороге квартиры, взлохмаченную Вику, дрожащими руками давящую на звонок.

— Проходи, Викусь, что случилось? — встревожено спросила Галина Васильевна.

— О-о-о-н о-пя-я-ть… — сквозь слезы, еле выговорила Вика.

— Кто? что случилось? — не поняла ее Галина Васильевна.

— Он опять напился, — сквозь ком в горле проговорила Вика.

— Кто, отчим?

— Да, — кивнула головой Вика.

— Успокойся, моя девочка, — Галина Васильевна подошла к Вике и обняла ее. — Все будет хорошо, — она погладила Вику по голове. — Вот увидишь, все скоро будет хорошо.

— Я знаю, — Вика шмыгнула носом.

— А где твоя мама?

— Она уехала в командировку на несколько дней в Новгород.

Галина Васильевна на секунду задумалась, после чего спросила у Вики.

— Поживешь у нас, пока она не приедет?

— Поживу, — кивнула головой Вика, отстраняясь от живота Галины Васильевны.

— Ну, проходит тогда в комнату, Крися, будет рада тебя видеть.

— А она дома? — радостно уточнила Вика.

— Да, только что пришла из магазина и сейчас в своей комнате делает уроки.

Протерев ладонями глаза, Вика скинула с ног кроссовки около входной двери. И подойдя к Кристининой комнате, осторожно приоткрыла дверь и заглянула в комнату. Кристина сидела за столом и, повернувшись к окну, что-то писала в тетрадке. В ее уши был вставлен плеер. Подойдя к ней, Вика погладила ее волосы. Кристина резко повернула к ней голову, и, увидев, кто стоит перед ней, улыбнулась.

— Привет, Викусь, — она вынула из ушей наушники. — Какими судьбами?

— Привет, моя скрипачка, — Вика пододвинула стоящее рядом кресло поближе к столу и села в него. — Я поживу у вас несколько дней.

— Что случилось? — взволновано спросила Кристина.

— Мама уехала на несколько дней в командировку.

Кристина встала, закрыла на замок дверь, и повернулась к Вике.

— Твой отчим опять напился? — встревожено спросила Кристина.

— Да.

— Он опять к тебе приставал?

— Я не хочу говорить об этом, — тихо ответила Вика.

Кристина подошла, села около кресла на колени и взяла Вику за руку.

— Может, пора это остановить?

— Что?

— Может, рассказать твоей маме, что он к тебе пристает.

— И что дальше?

— Как что? — не поняла Кристина. — Она выгонит его из дома, и тебе станет намного легче жить.

— Моя милая дурашка, — Вика улыбнулась и погладила Кристину по голове. — Ты думаешь, что все так просто.

— А разве нет? — Кристина посмотрела ей в глаза.

— Нет. Мама не поверит мне, она скажет, что я все сочиняю, что это мои девичьи страхи, или просто обвинит, что я сама к нему лезу.

— И даже так? — изумилась Кристина.

— Да. Ведь он с ней очень ласков и обходителен, при ней он даже ни на кого не повышает голос. Но стоит ей только уехать ей на несколько дней, как он превращается в какое-то чудовище, которое не возможно ничем остановить. Он заваливается домой в стельку пьяный, иногда даже со своими друзьями, и беснуется дома пока до приезда мамы не остается один день, за который он приходит в себя, вымывает всю квартиру и снова становится белым и пушистым, прям лапочка какой-то — горько усмехнулась Вика.

— А может, тогда расскажем все моей маме?

— Нет, — качнула головой Вика. — Я не хочу.

— Но она же может помочь тебе.

— Чем? Она не сможет заставить маму бросить эту тварь.

— А если моя мама поговорит с твоей мамой, и она ей поверит.

— Нет, — цыкнула Вика. — Я знаю свою маму, она скажет твоей маме, чтоб она не вмешивалась в ее дела. Моя мама просто ненавидит, когда ей хоть кто-нибудь говорит, как надо ей жить, когда начинают учить ее жизни, давать советы, открывать глаза на правду. Она свирепеет тогда, словно бешенная собака, готовая кинуться драться на любого, кто будет рядом.

— Но что же нам тогда с тобой делать? — растерянно спросила Кристина.

— Не знаю, — пожала плечами Вика. — Я пока от него отбиваюсь, да он и не сильно пристает.

— Но в один ужасный день может случиться…

— Может. Но будем надеяться на лучшее…, — Вика погладила Кристину по голове.

***

— Дзинь, дзинь…

Раздался следующим вечером звонок в дверь, когда Вика, Кристина и ее родители сидели за столом и ужинали жареной картошкой с помидорно-огуречным салатом.

— Кто это? — спросил Георгий Петрович у Кристины.

— Не знаю, папа, — ответила она.

— Ты кого-нибудь ждешь?

— Нет.

— А ты? — спросил Георгий Петрович у Вики.

— Кто же ко мне сюда может прийти?

Дзинь, дзинь, — повторился звонок.

— Кто же это тогда может быть? — Галина Васильевна встала из-за стола, прошла в коридор и открыла дверь. — Какими судьбами? — спросила она у стоящего на пороге Жени, который был полностью трезв, от него не несло даже перегаром. Одет он был в белую рубашку и черные брюки.

— Я за Викой, — спокойно ответил Женя.

— С чего вы взяли, что она у нас?

— А где же ей еще быть, не на луне же, — ухмыльнулся Женя.

— Но ее у нас нет.

— А вы уверены?

— Вы считаете меня сумасшедшей, и не знающей кто есть у меня дома, а кого нет? — рассержено спросила Галина Васильевна.

— Нет, — все также спокойно ответил Женя. — Я считаю, что вы по какой-то причине не хотите, чтобы она пошла со мной.

— Если даже и так то, что с этого?

— Она, наверное, рассказала вам, что я вчера напился и буянил в квартире, и поэтому она сбежала от меня к вам. Ведь это она сказала вам, правда?

— Нет, что вы, она ничего такого не говорила.

— Так, значит, она все-таки у вас? — спросил Женя.

— Нет. Она заходила сегодня днем, поговорила с Кристиной и они вместе ушли куда-то, — ответила Галина Васильевна первое, что пришло ей в голову.

— Мама, кто пришел? — в коридор вышла Кристина, но, увидев Женю, презрительно смерила его взглядом, и быстро зашла обратно на кухню. Подойдя к Вике, она сказала ей шепотом:

— Там твой отчим пришел.

Вика вжалась в табуретку, а ее глаза заметались в разные стороны, словно ища уголок, куда бы можно было спрятаться чтобы ее не нашел этот гадкий Женя.

Видя растерянность Вики, Георгий Петрович встал из-за стола.

— Он не заберет тебя, если ты не захочешь этого, — он вышел в коридор.

— Так вы говорите, что Кристины нет дома, — Женя отпихнул Галину Васильевну в сторону и вошел в квартиру. — Вика, — закричал он. — Вика, иди сюда.

— Что вы себе позволяете в моей квартире? — грозно спросил у Жени Георгий Петрович, подходя к нему.

— Вы удерживаете у себя мою падчерицу, и как я могу говорить с вами после этого? — гневно спросил у него Женя.

— Я никого у себя не удерживаю. Она сама хочет здесь быть, значит, она здесь и останется, — строго сказал Георгий Петрович. — А вы можете смело идти туда куда хотите.

— Я никуда без нее не уйду, — грозно сказал Женя. — Она моя падчерица, а, следовательно, я за нее отвечаю, а не вы.

— Можете обращаться в суд и качать свои права там, а в этом доме я пока хозяин, и мои гости останутся здесь столько, сколько они этого захотят, — твердо сказал Георгий Петрович.

— Да иди те вы в жопу, — злобно проговорил Женя. — Я сказал, что заберу свою падчерицу, значит, заберу, — Женя хотел оттолкнуть Георгия Петровича и уже замахнулся для этого, но тот перехватил его руку и заломил ему ее за спину.

— Не хорошо, так поступать Евгений Евгеньевич, вы уже перешли все дозволенные рамки приличия. Так что я прошу не медленно покинуть мой дом и больше никогда сюда не приходить, — грозно сказал Георгий Петрович.

Женя уже хотел огрызнуться, но, повернув голову вправо, он заметил выглядывающую из кухни Вику.

— Иди сюда, — позвал он ее.

Вика подошла к ним.

— Отпустите его, пожалуйста, Георгий Петрович, — попросила Вика, грустно смотря на Георгия Петровича.

— А ты уверена? — недоуменно посмотрел на Вику Георгий Петрович.

— Да, — твердо ответила она.

Георгий Петрович отпустил Женину руку.

— Пошли домой, Женя, — сказала ему Вика, даже не взглянув на него.

— Мы с тобой дома еще поговорим, — огрызнулся на нее Женя, на что Вика в ответ только горько улыбнулась.

— Вика, ты куда? — в коридор выбежала Кристина и, подбежав к Вике, взяла ее за руки. — Зачем тебе уходить, оставайся с нами.

— Я не могу, — Вика погладила Кристину по голове. — Я не могу остаться с вами, моя глупышка. Просто не могу.

— Но ты не должна идти с ним сейчас, — тихо сказала Кристина. — Ты же должна понимать, чем это может закончиться.

— Я знаю, но если я не пойду с ним, все будет еще хуже. А так… прорвемся, — Вика улыбнулась Кристине. — Где наша только не пропадала.

Попрощавшись с Кристиниными родителями, Вика вышла из квартиры.

— А с вами я еще позже поговорю, — гневно бросил Женя Георгию Петровичу и вышел из квартиры, с силой захлопнув за собой дверь.

Кристина озлобленно посмотрела на папу.

— Зачем ты отпустил Вику?

— Это был ее выбор, моя девочка, и я ничего не мог с этим поделать.

— Мог, не мог, — гневно проговорила Кристина. — Ты хоть понимаешь, что ты сделал, папочка, ты отдал ее в руки этому Женечке.

— Не я, она сама этого захотела. Я не в силах был ей помешать. Если бы она захотела остаться здесь, она бы осталась. Если она хотя бы намекнула бы мне на это… — Георгий Петрович пожал плечами. — А так… так я был бессилен, как бы тяжело тебе это не было, моя девочка.

— А тебя уже не тошнит от своей правильности, папочка, — кинула ему Кристина и быстрым шагом прошла в свою комнату, взяла со стола cd-плеер, вставила в него диск Rammstein, надела наушники. И сев на пол, врубила его на полную громкость.

***

— Ну что, сучка, доигралась? — Женя втолкнул Вику в квартиру и захлопнул за собой дверь. — Что побежала жаловаться к этой дуре с ее дебилом мужем?

Вика повернулась к Жене и хладнокровно посмотрела на него.

— Не смей обзывать их, они хорошие люди.

— А я, по-твоему, сволочь, да?! — гневно спросил Женя.

— Нет, ты тоже нормальный, когда трезвый.

— Нормальный ты говоришь, сейчас посмотрим, какой я нормальный, — Женя ударил Вику в грудь, от чего у нее сперло дыхание, и она, согнулась, пытаясь отдышаться. — Ну что тебе нравиться моя нормальность?

Но Вика, выпрямившись, только лишь молча смерила его презрительным взглядом.

— Что же ты молчишь, тебе что не нравится? Сейчас тебе еще меньше понравится, — Женя ударил Вику кулаком в челюсть. И она, упав, ударилась головой об пол. Из ее губы потекла кровь. — А так?

Вика попыталась встать, но Женя сел на нее и стал бить ладонями по щекам, пока она не потеряла сознание.

— Что с тобой, Вика? — Женя потрепал ее за волосы. — Что с тобой случилось?

Женя встал, прошел на кухню и, вернувшись обратно с литровой банкой воды, окатил Вику из нее. Вика, отхлебываясь, открыла глаза.

— А, Викуленька, ты уже пришла в себя. Тогда вставай.

Но Вика, еще до конца не придя в себя, продолжала лежать на полу.

— Я сказал встать! — Женя ударил Вику ногой в бок. Вика умоляюще посмотрела на него так, как смотрят собаки на хозяев, когда те их собираются утопить. Но вместо того чтобы остановиться, Женя еще раз ударил ее в бок, отчего Вика приглушенно взвизгнула. — Ну не хочешь вставать не надо.

Женя наклонился над Викой, взял ее на руки и, отнеся ее в комнату, кинул ее на кровать, которую он делил с ее матерью. Наклонившись над Викой, Женя прошептал ей прямо в лицо:

— Сейчас ты познакомишься со мной поближе. Скажи, сучка, в свои семнадцать лет ты еще девственница или у тебя был до этого какой-нибудь молодой козел?

Вика плюнула ему в лицо кровью, текшей у нее из губы.

— Ах, ты так, — взревел Женя, и разорвал на Вике мокрое платье, прилипшее к ее телу. — Ну что теперь нравится? — он сорвал с нее трусы… Сквозь мутную пелену, окутавшую ее, до Вики до конца не доходил весь тот ужас, что с ней сейчас происходил. Ей было только больно, ужасно больно. Но она, прокусив нижнюю губу, сдерживала крик.

***

Проснулась Вика только лишь под утро. У нее так ужасно болела голова, что она не знала, куда ей деться от этой боли. Ей было холодно. Ведь она лежала на постели обнаженной и в чем-то липком.

И тут она вспомнила все. Воспоминания волнами накатили на нее, и она не в силах сдержать себя, села на кровать и стала блевать на нее.

Вытерев рот простыней, Вика встала с кровати, в тот самый момент, когда в комнату вошел одетый в халат Женя.

— А, сучка, уже проснулась, хорошо, — Женя вышел из комнаты и вернулся в нее через минуту, неся в руках половую тряпку. — Там в коридоре мокро, — Женя кинул тряпку Вике в лицо, но Вика в полете схватила тряпку, и она не долетела до ее лица. — Вытри.

— Сам вытирай, — Вика бросила тряпку обратно в Женю, но он проворно отстранился от тряпки, и она упала на пол. Подняв тряпку с пола, Женя подошел и пару раз хлестанул ей по Викиному обнаженному телу. — Ты что ерепениться вздумала? Ну, мы с тебя сейчас спесь собьем, — Женя толкнул Вику в грудь, и она упала на кровать, рядом со своей блевотой. Распахнув халат, Женя подошел к Вике. — Ну что тебе понравилось вчерашнее, хочешь продолжить?

Вика сжала ноги и закрыла лицо руками.

— Ну ладно живи, сучка, мне на работу пора, — Женя, запахивая халат, отошел от кровати. — Только уберись везде. И если ты хоть кому-нибудь скажешь хоть слово, то я убью тебя и твою мать, мне терять будет нечего. Ты поняла меня?

Вика кивнула головой, загнано смотря на него.

— Вот и хорошо, — удовлетворенно проговорил Женя.

Сняв халат, Женя быстро переоделся в костюм-тройку, взял дипломат и пошел на работу. И только тогда когда дверь за ним закрылась, Вика уткнулась лицом в подушку, не замечая того, что она испачкала блевотой волосы, и зарыдала.

***

— Здравствуйте, Галина Васильевна, а Вика у вас?

— Нет, Светлана Николаевна.

— Странно… А вы случайно не знаете у нее сегодня есть репетиция?

— Знаю, нет. А у вас что-то случилось? — встревожено спросила Галина Васильевна. И мысленно стала ругать себя, что отпустила вчера Вику с ее отчимом, а не оставила ее у себя дома до возвращения Светы из командировки.

— Да, понимаете, я приехала сегодня днем из Новгорода, и Вики не было дома, а сейчас уже поздний вечер, практически ночь, и я начала за нее беспокоиться. Вот и решила позвонить вам.

— А вы спрашивали у своего мужа, может он знает, где она? — предположила Галина Васильевна. — Он приходил к нам вчера вечером, забрал Вику, и я ее больше не видела.

— Нет, он тоже не знает, — встревожено ответила Света. — Когда он пришел с работы, я спросила у него о Вике, но он только пожал плечами и ответил, что она где-нибудь гуляет и обязательно скоро придет. Но сейчас уже очень поздно…

— Погодите, я сейчас спрошу о Вике у Кристины. Вы подождете?

— Да, если Кристина дома спросите у нее, они же подруги, и она, скорее всего, знает, где Вика.

Галина Васильевна положила телефонную трубку на тумбочку. И прошла в комнату Кристины, которая лежа на кровати читала книжку, известного русского фантаста Василия Головачева.

— Крися, ты не знаешь где Вика? — подходя к кровати, спросила Галина Васильевна.

Кристина заложила книжку рукой и взволновано посмотрела на маму.

— Что-нибудь случилось? — взволновано спросила она.

— Не знаю. Просто звонит Викина мама и беспокоится о ней.

— Скажи ей, что Вики здесь нет, и я не знаю где она.

— Точно?

— Да.

— Хорошо, — Галина Васильевна снова подошла к телефону. — Вы еще здесь, Светлана Николаевна?

— Да, ну что, Кристина знает, где Вика? — с надеждой спросила Света.

— Нет.

— Куда же она запропастилась? — тяжело вздохнула Света.

— Если она появиться у нас я тут же позвоню вам.

— Обязательно позвоните, я очень на это надеюсь. Вы же знаете, девочки сейчас в таком возрасте, с ними сейчас может случиться все что угодно.

— Не заводите вы себя так. Все будет хорошо, — попыталась успокоить Галина Васильевна Свету. — Обязательно, все будет хорошо.

— Буду на это надеяться. До свидания Галина Васильевна, я буду ждать от вас звонка.

— Как что-нибудь узнаю, так я вам сразу же позвоню.

Галина Васильевна положила трубку.

Как только мама вышла из комнаты, Кристина тут же вскочила с кровати, подошла к шкафу и быстро надела блузку и брюки. После чего быстро выйдя в зал, она подошла к отцу, который сидя на диване с бутылкой пива смотрел футбол.

— Как ты мог, — грозно смерила его взглядом Кристина.

— Что с тобой, Кристи? — папа отключил звук телевизора и повернулся к ней. — Что-нибудь случилось?

— Как ты мог вчера отпустить Вику?

— С ней что-нибудь случилось? — обеспокоено спросил папа.

— Случилось… не знаю. Но я думаю, что да!

— Расскажи нам, что ты знаешь про Вику, — в комнату вошла мама и подошла к Кристине.

— Вика сегодня не была в школе, — взволновано ответила Кристина. — Я несколько раз звонила ей на сотовый, но она не брала его, я даже ходила к ней домой, но мне там никто не открыл дверь. В гараже ее тоже не было.

— Ты думаешь, это как-то связано со вчерашним? — взволновано спросила Галина Васильевна.

— Не знаю, но думаю выяснить.

Кристина вышла в коридор. И когда она уже открывала входную дверь, мама окликнула ее

— Ты куда?

— Я должна идти, — быстро выпалила Кристина.

— Но на дворе уже темно.

— И что?

— Завтра сходишь куда надо, а сейчас уже поздно.

— Я должна найти Вику.

— Тогда я пойду с тобой.

— Не надо. Туда куда я собираюсь пойти тебе лучше не ходить.

Кристина резко открыла дверь и вышла из квартиры. Сбежав по лестнице, она вышла во двор, и быстро перейдя его, направилась к расположенному неподалеку заброшенному детскому садику, в котором всегда собиралась местные алкаши. И хотя она в нем никогда не бывала, но она хорошо знала большинство тех, кто там собирался, и слегка побаивалась их. Но сейчас ей было не до этого. Ведь, если Вики нигде не было целый день, то, скорее всего, она была там.

Кристина пролезла через небольшую дырку в каменном заборе, загораживавшем садик, и, оглядев территорию садика, увидела сидящих за столиком около беседки троих уже пьяных парней старше ее лет на десять, один из которых жил в Викином доме и был довольно-таки милым парнем. И когда он был трезвым, Кристина с ним даже иногда общалась. Она подошла к ним.

— О, к нам пришла прикольная чикса, — посмотрев на нее пьяным взглядом, сказал незнакомый Кристине низенький парень. — Садись ко мне поближе, — он пододвинулся на лавочке и погладил рукой образовавшееся перед ним пустое место на лавочке.

— Где Вика? — требовательно спросила у парней Кристина, опиревшись на стол руками.

— Давай лучше выпьем, Кристина, — предложил знакомый ей парень, которого звали Ваней. Он налил в пластиковый стакан водки, и протянул его ей.

— Так я спрашиваю, где Вика? — повторила свой вопрос Кристина, никак не реагируя на действия Вани.

— Так ты будешь пить? — снова спросил Ваня, еще настойчивее предлагая ей стакан.

Кристина ударила Ваню по руке, отчего стакан упал на стол, и водка вылилась из него.

— Да я ее сейчас… — взревел низенький парень, приподнимаясь на руках.

— Сиди, Лех, — Ваня грозно посмотрел на него, отчего парень сел обратно на лавочку. Ваня встал из-за стола и, подойдя к Кристине, сказал ей.

— Пошли, поговорим.

— Пошли, — согласилась Кристина.

Когда они отошли от столика на несколько метров, Ваня мирно сказал Кристине.

— Знаешь, не хорошо выливать предложенную тебе водку.

— Но я не хочу пить.

— Не хочешь, так не пей, это дело твое. Но зачем выливать водку? ее кто-нибудь другой бы выпил. А здесь за это могут и по голове настучать.

— А зачем ты ее тогда так усилено предлагал мне, — спросила Кристина, внимательно смотря на Ваню. — Ты же знаешь, что я не пью.

— Так зачем же ты тогда сюда пришла? — удивился Ваня.

— Я ищу Вику.

— Какую? — не понял Ваня.

— Я ищу Вику, — взволновано повторила Кристина.

— Да, не переживай ты так, — успокаивающе проговорил Ваня. — Лучше скажи мне, какую Вику ты ищешь.

— Струеву.

— Ту что живет в моем доме? — уточнил Ваня.

— Да, — Кристина кивнула головой.

— Хорошо, пошли.

— Куда? — не поняла Кристина.

— Сейчас все поймешь.

Ваня взял Кристину под руку, и они прошли к еще одной расположенной неподалеку беседке, за каменными боковыми стенками которой не было видно, кто в ней находился.

— Ну, вот и она, — первым подойдя к беседке, сказал Ваня, входя в беседку.

Кристина заглянула в беседку и на секунду замерла.

Вика лежала на лавочке, отвернувшись к стенке, а на другой лавочке две девушки целовались с одним парнем.

Кристина подбежала к Вике и присела возле нее на корточки. Она погладила Вику по голове и повернулась к Ване.

— Что с ней? — встревожено, спросила Кристина.

— Она спит, — спокойно ответил ей Ваня.

— Что вы с ней сделали?

— Ничего. Как мне сказали, она пришла сюда утром и стала пить, днем отрубилась и проспала здесь несколько часов, после чего опять напилась и опять заснула.

— Вы можете выйти из беседки, — обратилась Кристина к сидящей на соседней лавочке троице. Но они, не замечая ее, продолжали целоваться дальше.

— Ром, — гаркнул на парня Ваня, от чего тот отстранился от девушек и недовольно посмотрел на Ваню.

— Ну, что тебе еще Верс, надо?

— Выйди из беседки, — прикрикнул на него Ваня.

— Зачем? — не понял парень.

— Я сказал, встал и вышел! — закричал на парня Ваня.

— Ну, хорошо, хорошо, — ретировался Рома. — Пошли отсюда, — обратился он к своим девушкам и они шатающейся походкой, в обнимку вышли из беседки.

— Теперь, нормально Кристина? — спросил у нее Ваня, и когда она кивнула головой, он вышел из беседки.

Кристина погладила Вику по голове.

— Викуленька, просыпайся, — но Вика никак не отреагировала, продолжая спать дальше. Тогда Кристина осторожно потрясла ее за плечо. На что Вика медленно повернула к ней голову, приоткрыла глаза и улыбнулась.

— Просыпайся, моя радость. Уже пора идти домой, — сказала ей Кристина.

Вика отрицательно покачала головой.

— Что это значит, ты хочешь остаться здесь? — не поняла Кристина.

Вика пожала плечами.

— Тогда пошли.

Вика качаясь села на лавочку, при этом чуть не упав, но Кристина вовремя предотвратила это, поддержав ее за плечи.

— Ну, что посидим немного и пойдем? — спросила Кристина.

Вика кивнула головой. Кристина села около нее, и с унынием покачала ладонью перед собой.

— Ну и перегар же от тебя, Викуленька, как от смывного бачка.

— Пьяная я, — улыбнулась Вика.

— Ты мне лучше скажи, что у тебя случилось. Почему ты так напилась?

— Он меня… — Вика махнула рукой, — Да пошел он на хер, — она повернулась к Кристине и, улыбаясь, сказала ей. — А ты знаешь, что?

— Что?

— Я люблю тебя.

— Я тебя тоже люблю. Ты моя самая лучшая подруга.

— Не-а, — закачала головой Вика. — Я тебя люблю не как подругу. Я просто тебя люблю.

— Ладно, хватит об этом, ты сейчас пьяная и не соображаешь, что говоришь. Если хочешь, мы с тобой позже об этом поговорим, когда ты протрезвеешь.

— Зачем позже, я хочу сейчас, да и не поговорить, я хочу тебя прямо сейчас Крися, — Вика попыталась поцеловать Кристину, но она, отстранившись от Вики, встала с лавочки, и вышла из беседки. Простояв несколько минут рассматривая, листья на рядом растущем дубе. Она подошла к столику, за которым продолжали пить парни, к которым присоединилась троица вышедшая из беседки. — Вань, мне нужно с тобой поговорить.

— Опять, — Ваня недовольно посмотрел на Кристину. — Что на этот раз? — спросил он, вставая и подходя к Кристине.

— Ты можешь посмотреть за Викой, пока я не приду, — тихо попросила у Вани Кристина.

— А ты куда? — не понял ее Ваня.

— Мне нужно зайти к одному человеку.

Ваня посмотрел на часы.

— Но уже около двенадцати, не поздновато ли для визитов? — спросил он.

— Нет, этот человек поймет.

— Ну, хорошо, не бойся, с Викой будет все в порядке, — пообещал Ваня.

— Точно?

— Да, точно, точно. Можешь не волноваться за это. Даю тебе свое слово. А мое слово крепче камня.

— И не позволяй ей никуда уходить.

— Успокойся, я сказал, все будет хорошо, — попытался успокоить Ваня взволнованную Кристину.

— Я надеюсь на тебя. Я скоро.

***

Кристина осторожно, по стеночке, чтоб ее не заметила Викина мама, которая могла случайно выглянуть в окно, прошла в подъезд, в котором жила Вика и поднялась на второй этаж (Вика жила на пятом), и, подойдя к оббитой коричневой кожей двери, позвонила в звонок. Раздался мелодичный звук, и через несколько минут дверь открылась.

— Здравствуйте, тетя Лена, а Сережа дома?

— Что-нибудь случилось? — взволновано спросила, открывшая дверь женщина, которая была подругой Кристининой матери и работала с ней в одной поликлинике, невропатологом.

— Так Сережа дома или нет? — Кристина не знала, как ответить на заданный ей вопрос. Она не могла рассказать тете Лене правду, да и врать ей было не охота.

— Проходи, я сейчас его позову.

— Спасибо, я подожду его здесь.

— Как хочешь, — когда тетя Лена прикрыла дверь, Кристина села на порожек. Через несколько минут дверь открылась, и на лестничную площадку вышел заспанный Сергей, на котором были одеты только трико.

— Крись, что случилось?

Кристина встала и подошла к нему.

— Ты можешь быстро привести Вику в норму? — спросила Кристина.

— А что с ней случилось? — взволнованно спросил Сергей.

— Она напилась до безумия, и несет всякую ерунду.

— И что из-за этого стоила меня будить? — недовольно чеша затылок, спросил Сергей. — Пусть проспится, и все с ней сразу станет в порядке.

— Ты не понимаешь, она сейчас в беседке в старом детском садике.

— Это в том, который рядом с твоим домом? — недоуменно уточнил Сергей.

— Да.

— И что она там делает? — удивился Сергей.

— Не знаю, — Кристина пожала плечами. — Но, по-моему, с ней происходит что-то не то. Я никогда ее не видела в таком состоянии.

— А она там одна? — спохватился Сергей. — Это же тухлое место, и Вику нужно срочно уводить оттуда, пока с ней ничего не случилось.

— Нет, не надо, с ней ничего там не случится, с ней остался Ваня.

— А это еще кто?

— Он живет в вашем доме, в соседнем подъезде.

— Вересов что ли? — уточнил Сергей.

— Я не знаю его фамилии.

— Высокий, с черными волосами?

— Да.

— Но, значит, в этом плане за Вику можно не беспокоиться.

— Так ты сможешь ей помочь?

— А почему бы тебе просто не попросить Ваню отвести ее домой, где бы она проспалась, и все было бы с ней нормально? Не считая конечно похмелья, — слегка улыбнулся Сергей. — Но от этого уже никуда не деться.

— Я не могу. Я сначала должна узнать, что с ней произошло. Все так странно, что я не знаю, что даже делать, — растерянно ответила Кристина.

— Хорошо, подожди меня здесь.

Через несколько минут Сергей, одетый уже в рубашку и брюки, вышел из квартиры, в руках у него был маленький кожаный чемоданчик.

— Так ты ей поможешь? — с надеждой спросила у него Кристина.

— Посмотрим.

***

— Привет, Серж, какими судьбами, тебя занесло в наш садик? — Ваня встал из-за стола и направился на встречу к Сергею, когда тот пролез через дыру в заборе и ждал, пока Кристина залезет в садик вслед за ним.

— Привет, Верс, — обернулся к нему Сергей.

— Как там Вика? — спросила у Вани, пролезшая через дыру Кристина.

— Я к ней не заходил.

— Но ты же обещал мне за ней последить, — слегка повысила голос Кристина.

— Да что с ней станет? — извиняясь, спросил Ваня. — Она не выходила из беседки, в беседку никто не входил, так что я не понимаю, что с ней может случиться.

— Ну, ты хотя бы заглянул бы к ней, хоть один разок, — недовольно ответила ему Кристина.

— Ладно, хватит сориться, пойдемте, лучше посмотрим, чем мы сможем помочь, Вике. Кстати где она? — спросил у Вани Сергей.

— В той беседке, — Ваня показал рукой на беседку, в которой находилась Вика.

Они втроем пошли к беседке, и когда они проходили мимо столика, Рома повернулся к ним и громко спросил:

— Верс, тебе не надоело возиться с этой малолетней дурой?

Ваня подошел к нему и взял его за горло.

— Еще раз ты скажешь хоть что-нибудь в этом духе, и я выбью тебе все зубы, ты понял меня?

Рома только лишь зло посмотрел на Ваню.

— Ты понял меня? — повторил свой вопрос Ваня, сдавив шею Роме.

Рома кивнул головой. Ваня отпустил его.

— Ты понял?

— Ну, что ты так кипятишься ради нее Верс? — недоуменно спросил Рома и с ехидством добавил. — Ты что в нее влюбился?

— Идиот ты, Рома, — злобно сплюнул Ваня. — Девочке плохо, а ты понять этого не можешь.

— Не надо было этой малолетней дуре, напиваться, как скотине, и теперь естественно, что ей плохо, — ответил Рома.

— Ах, ты, мудак, — Ваня уже занес руку, чтобы ударить Рому, но ее перехватил Сергей.

— Не надо Верс, сейчас не время, для ваших разборок.

Ваня перевел взгляд на Сергея.

— Ты прав, пошли, — и уже отходя от столика, Ваня обернулся. — А с тобой мы еще потом поговорим, — зло бросил он Роме и сплюнул на землю.

— А ты я посмотрю, по-прежнему еще всех строишь? — подходя к беседке, спросил Сергей у Вани.

— А ты как думал? — ухмыльнулся Ваня.

— Насколько я его помню, он всегда любил быть главным и не признавал никогда ничье превосходство над собой, — сказал Сергей Кристине.

— А вы давно знакомы? — удивленно переводя взгляд с Сергея на Ваню, спросила Кристина.

— Еще с детства.

Войдя в беседку, Сергей подошел к Вике, которая сидя, прислонившись к стенке, спала.

— Н-да, — проговорил он, раскрывая чемоданчик и доставая из него шприц. — Сейчас мы сделаем ей укольчик.

Сергей взял Викину руку и посмотрел на нее.

— Хорошая вена, можно и без жгутов обойтись, — прокомментировал он, вставляя в Викину вену шприц, после чего выдавил его содержимое в вену. По Викиному телу пробежала дрожь, словно ее одновременно пронзили сотни молний. И через несколько минут Вика открыла глаза.

— Кристина? — удивленно проговорила она. — А ты откуда здесь? — потом она перевала взгляд на парней. — Сергей?

— Успокойся, — попросил Сергей Вику. — Все будет в порядке.

— Викусь, с тобой все в порядке? — спросила у нее Кристина, подойдя к ней, и присев на корточки, взяла ее за руку.

— Да. Сейчас уже да. Но что это было? Я почувствовала жуткую боль, словно мне внутрь влили расплавленное железо, — спросила Вика.

— Я тебе ввел лекарство, — ответил ей Сергей. — И ты протрезвела.

— А кто тебя просил это делать? — Вика зло посмотрела на Сергея. — Ты что здесь самый умный, да?

— Не понял это она о чем? — пораженно проговорил Ваня, стоявший около входа в беседку, смотря на Вику. — Мы ей помогли, а она еще не довольна.

— А кто вас просил мне помогать? — зло спросила у него Вика.

— Я просила, — оторопело ответила ей Кристина, не понимая, что происходит с ее подругой.

— А тебя кто просил? — Вика грозно посмотрела на Кристину, но практически сразу же взгляд ее потеплел. — Не надо было, Крись, этого делать.

— Но почему? — оторопела Кристина.

— Знаешь, мне было так хорошо, — тихо произнесла Вика.

— Но ты же была в стельку пьяная? — удивилась Кристина.

— А разве это плохо?

— По-моему, да, — растерянно проговорила Кристина.

— А, по-моему, нет. По-моему мне было очень хорошо. Я ничего не помнила и ничего не понимала, что творится вокруг меня. И мне от этого было намного лучше, чем сейчас.

— Но что с тобой произошло? — в недоумении спросила Кристина. — Это все твой отчим? Что он с тобой сделал?

— Я не хочу говорить об этом, по крайней мере, не здесь и не сейчас.

— Пойдем тогда домой, — Кристина села около Вики на лавочку и обняла подругу.

— Я не хочу идти к себе домой.

— Пошли тогда ко мне, — предложила ей Кристина.

— А как к этому отнесутся твои родители, ведь сейчас уже очень поздно?

— Да нормально. Ты же знаешь их. Моя мама от нас позвонит твоей, и скажет, что ты переночуешь у нас.

Вика посмотрела на Кристину и сказал ей:

— Пошли, — и они в обнимку вышли из беседки.

— Серж, выпьешь с нами водки? — вместе с Сергеем выйдя из беседки, и смотря вслед девушкам, спросил у него Ваня.

— Нет, спасибо, мне завтра в институт рано вставать.

— Ну, как знаешь, — парни пожали друг другу руки и разошлись. Ваня вернулся обратно к столику, а Сергей пошел домой спать.

***

— Вика, ты нашлась, мы так за тебя волновались, нельзя же так, — обрадовалась Галина Васильевна, впуская девочек в квартиру. — Вы есть будете? — она закрыла за девочками дверь.

— Нет, тетя Галь не буду. Я не хочу есть, — ответила ей Вика, стараясь не дышать на нее перегаром. Хотя она уже и полностью протрезвела, но запах алкоголя шедший от нее, еще оставался.

— Точно? — спросила Галина Васильевна.

— Точно.

— А ты Крися?

— Я тоже не буду.

— Ну, тогда идите, умойтесь и ложитесь спать, а то сейчас поздно, и тебе Вика лучше переночевать у нас. А я пока позвоню твоей маме и скажу, что ты останешься у нас.

Галина Васильевна подошла к телефону и, подняв его трубку, набрала Викин домашний номер.

— Здравствуйте, Евгений Евгеньевич, позовите, пожалуйста, Светлану Николаевну. Это мама Кристины. Светлана Николаевна, здравствуйте. Да, Вика, нашлась, она сегодня переночует у нас. Да, я передам ей. Доброй ночи. — Галина Васильевна положила трубку, и зашла в ванную комнату, где Кристина, стоя перед раковиной, чистила зубы, а Вика, сидя на бортике ванны, смотрела на нее. — Вика.

— Да, теть Галь? — Вика перевела взгляд на Галину Васильевну.

— Твоя мама, просила передать тебе, что она очень волновалась за тебя, и она очень рада, что ты нашлась.

— Хорошо, теть Галь.

— Ладно, вы тут, я думаю, и сами разберетесь, а я пойду спать, а то мне завтра очень рано вставать на работу. Только не блуждайте по квартире очень долго и тоже ложитесь спать.

— Хорошо, мам, мы так и сделаем, — вынув зубную щетку изо рта, ответила ей Кристина.

— Спокойной ночи, — Галина Васильевна вышла из ванны, оставив девочек наедине.

Почистив зубы и умывшись, Кристина повернулась к Вике.

— Ну, что пойдем, Викусь спать?

— С тобой хоть на край света, — улыбнулась Вика и, встав с ванны, взяла Кристину за руку.

Войдя в свою комнату, Кристина закрыла дверь на замок и, включив свет, прыгнула на уже расстеленную мамой кровать и прислонилась спиной к стене.

— Прыгай сюда и рассказывай, что у тебя стряслось, — Кристина погладила кровать возле себя.

Вика спокойно подошла к кровати и села на ее краешек.

— Что случилось? — удивленно посмотрела на Вику Кристина. — Ты раньше не была такой.

— Такой это какой?

— Если ты не прыгнула на кровать, как раньше это всегда делала, значит, с тобой случилось что-то по настоящему серьезное.

— Он меня изнасиловал, — тихо проговорила Вика.

— Кто? — Кристина оторопело уставилась на Вику. — Твой отчим?

Вика молча опустила голову.

Кристина быстро подошла на коленках к Вике и прижала ее голову к своей груди.

— Все будет хорошо, Викулинька. Все будет хорошо.

— Уже не будет, — всхлипнула Вика.

— Надо пойти в милицию, надо чтоб эту сволочь посадили.

— Не надо, — тихо проговорила Вика.

— Почему? — Кристина отстранилась от Вики и удивленно посмотрела на нее. — Почему не надо. Этой сволочи не место среди нормальных людей. Его нужно изолировать.

— Нет.

— Но почему?

— Если я все расскажу кому-нибудь, то он убьет и меня и мою маму.

— Это он тебе так сказал?

— Да.

— Но я тогда не знаю, что нам с тобой делать, — Кристина села на кровать.

— Ничего, нужно просто забыть это как страшный сон.

— Забыть? Но это нельзя забыть. Тебе же завтра возвращаться домой, а он будет там и опять может надругаться над тобой. Так, что это нельзя забыть, с этим нужно что-то делать.

— Ну что? — Вика обреченно пожала плечами.

— Расскажи все маме.

— Но она мне не поверит. Скажет, что он хороший, и я просто наговариваю на него.

— Но у вас же раньше с ней были очень хорошие отношения и она должна, просто обязана тебе поверить.

— Это раньше, — Вика горестно вздохнула. — А сейчас в ее жизни появилась эта сволочь, и он словно загипнотизировал ее, мама, даже можно сказать, ест у него с рук.

— Давай тогда расскажем все Сереже, и он с друзьями поговорит с твоим отчимом по-мужски?

— Это тоже не выход.

— Но почему?

— Отчим только еще больше озвереет и припомнит мне это в следующий раз.

— А разве за то, что он с тобой сделал, он никак не должен ответить?! — кипя от гнева, спросила Кристина.

— Не знаю, — только пожала плечами Вика.

— Должен! — Кристина ударила кулаком по кровати — Если ты даже не хочешь, то я все равно поговорю с Сергеем.

— Не надо, прошу тебя, не делай это.

— Хорошо, не буду, — Кристина скрестила пальцы за спиной. После чего, встав с кровати, она выключила свет.

— Теперь поговорим в темноте, чтоб, если вдруг мама проснется, она не узнала, что мы еще не спим.

Они проговорили практически всю ночь Кристина, пыталась отвлечь Вику от тягостных мыслей, ведя с ней разговоры о кино, о моде, о книгах, о музыке. И только когда за окном стало светлеть они, разделись и легли на кровать, укрывшись одеялом. (Когда Вика снимала платье, Кристина увидела на ее боку большой синяк, но она ничего не стала говорить ей, твердо решив поговорить с Сергеем.)

***

— Сереж, привет, — Кристина вошла к нему домой, отдала ему футляр, в котором лежала скрипка и, пройдя в комнату, села в кресло с ногами.

— Крись, что случилось? — Сергей ошеломленно закрыл входную дверь, положил на шкаф скрипку, и, пройдя в комнату, удивленно посмотрел на Кристину. — Разве ты не должна быть сейчас на репетиции?

— Должна, но я не пошла туда. Я позвонила Кириллу и предупредила его об этом.

— Но почему?

— Я должна поговорить с тобой.

— О чем?

— Сядь на диван, — попросила Сергея Кристина. — У меня к тебе есть серьезный разговор.

— Какой? — не понимая ничего, Сергей продолжал стоять в дверях и удивленно смотреть на Кристину.

— Сядь, — повторила свою просьбу Кристина.

— Ну, хорошо, хорошо, — Сергей прошел в комнату и сел на край дивана. — Так о чем ты хотела поговорить со мной?

— Ты знаешь, почему Вика так вчера напилась?

— Нет. Меня это очень удивило, я никогда не замечал, чтобы она или ты пила. Ну, может, быть иногда я встречал вас с бутылочкой пива, но это же не считается.

— А я знаю, из-за чего она это сделала. И я не знаю, что бы я сделала на ее месте.

— Что у нее случилось? — встревожено спросил Сергей.

— Она напилась из-за своего отчима.

— А что с ним? — не понял Сергей.

— Ты должен серьезно поговорить с ним.

— О чем?

— Он, — Кристина замялась. — Он изнасиловал Вику.

— Что? — глаза Сергея полезли на лоб. — Повтори, что он сделал?

— Ты что не понял, он изнасиловал ее, — практически переходя на крик, повторила Кристина.

Сергей медленно встал с дивана, прошел на кухню взял с холодильника пепельницу и сигарету, и, вернувшись в комнату, сел на диван и интенсивно закурил.

— Она должна идти в милицию. Его должны посадить, — зло, давя окурок об пепельницу, сказал Сергей.

— Она не пойдет туда.

— Но почему?

— Он пригрозился, что убьет ее и ее маму.

— И ты думаешь, он сделает это?

— Насколько я его знаю, да. Это он с виду очень положительный. Но если он изнасиловал Вику, то он способен на все, — гневно проговорила Кристина.

— Но я тогда не знаю, что делать?

— Ты должен поговорить с ним, — повторила Кристина.

— Хм, — озлоблено усмехнулся Сергей. — Ты думаешь, он меня послушается? Я не уверен в этом.

— Я понимаю, что словами здесь не поможешь.

— Тогда, что ты понимаешь под словом — поговорить?

— Ты должен избить его.

— И ты думаешь у меня это получиться, он же намного сильней меня.

— А у тебя, что нет друзей? — грозно посмотрела на Сергея Кристина.

— Есть.

— Но в чем тогда дело?

— Хорошо я поговорю с Ваней, я думаю, он поможет.

— Только не говори, что Вику изнасиловали.

— Я понимаю, я не глупый. Погоди, — запнулся Сергей. — А разве Викин отчим не должен знать, за что его изобьют?

— Нет. Его просто должны избить и все.

— Почему?

— Если он узнает, что это произойдет из-за Вики, то он еще больше обозлиться на нее и от этого ей будет еще хуже.

— Но тогда какой смысл в его избиение? — не понял Сергей.

— Но он же как-то должен ответить за изнасилование. Это недолжно сойти ему с рук. А если его изобьют, тот он может подумать, что это провидение постаралось. И в следующий раз еще трижды подумает, прежде чем делать нечто подобное.

— И ты в это веришь? — не уверенно спросил Сергей.

— Если честно, — Кристина замолчала, разглядывая ногти на левой руки. — Если честно, то нет, — и через паузу спросила у Сергея. — Так ты сделаешь, то о чем я тебя попросила?

— Конечно, разве я могу отказать тебе, Крись.

Сергей подошел к телевизору и включил его. Взяв с телевизора пульт дистанционного управления, он сел обратно на диван.

— Ты пойдешь на репетицию?

Кристина отрицательно покачала головой.

— Можно я у тебя еще пару часов посижу, а то я не могу идти сейчас домой, мама не поймет.

— Оставайся сколько хочешь, — ответил Кристине Сергей, переключая телевизор, ища какую-нибудь интересную передачу. — Тем более мама работает во вторую смену и придет домой очень поздно.

— Спасибо.

— Садись на диван. Телевизор посмотрим, — откидываясь на спинку дивана, предложил Кристине Сергей.

***

Сергей пришел в заброшенный садик, когда солнце уже начало прятаться за горизонт, окрашивая небо в багровый цвет.

Подойдя к столику, за которым сидели три парня и одна девушка он сел на лавочку.

— Серж? — спросил Ваня Вересов, или просто Верс, удивленно смотря на Сергея. — Какими судьбами?

— Мне нужно поговорить с тобой.

— Может, для начала выпьем?

— Давай, — согласился Сергей.

Ваня налил в два пластиковых стаканчика водки, и они выпили. Сергей запил водку лимонадом, а Ваня закурил ее, достав сигарету из лежащей на столе пачки «Петра 1».

— Так о чем ты хочешь поговорить? — поинтересовался Ваня.

— Мне хотелось бы поговорить с тобой наедине, — смотря на сидевших за столом ребят, попросил Сергей.

— Мужики, оставьте нас, — попросил Ваня у своих собутыльников, и те нехотя поднялись из-за стола и прошли вблизи стоящую беседку. — Теперь мы можем поговорить? — обратился Ваня к Сергею.

— Да, теперь можем, — сказал Сергей. — Ты знаешь Викиного отчима?

— Погоди, ты имеешь в виду Вику Струеву? — уточнил Ваня.

— Да, — подтвердил Сергей.

— Так, видел его мельком, он же живет в нашем дворе. Но близко не знаком.

— Что ты думаешь о нем?

— С виду нормальный мужик. Ты пить еще будешь?

— Буду.

Ваня налил еще водки, и они выпили.

— С чего это ты стал пить, Серж?

— Да так просто захотелось выпить и все.

— Но ты же бросил или опять потянуло, как в добрые школьные времена?

— Нет, как в школьные годы я не пью, мне их хватит через глаза. Практически каждый день напиваться это уже не по мне. А ты я вижу, не остановился и до сих пор.

— А мне что? В институт меня не взяли, в отличие от некоторых. В армию я не попал из-за плоскостопия, а деньги зарабатывать я и с выпивкой могу.

— А семью завести?

— А зачем? Я ж еще молодой, да и девка, любая которую захочу, у меня будет. Так зачем жениться? Лишний геморрой, — усмехнулся Верс.

— А дети?

— Дети, — снова усмехнулся Ваня. — Ладно, ты мне лучше расскажи, зачем все-таки пришел, что там с этим Викиным отчимом? Это из-за него она вчера так напилась?

— Не знаю. У меня с ним личные счеты.

— Да, и какие? — слегка прищурившись, спросил Ваня.

— А можно я о них тебе ничего не буду говорить?

— Но это, смотря для чего ты пришел и что ты хочешь от меня.

— Я хочу, чтоб ты его сильно избил.

— Зачем? — повел бровями Ваня.

— Я же сказал, что у меня к нему есть личные счеты.

— Ну тогда у тебя есть два варианта. Или иди с ними в суд, или рассказывай мне о них все.

— Ну, хорошо, — нехотя согласился Сергей. — Налей мне еще выпить.

— Ну, ты даешь, мой друг, — Ваня удивленно посмотрел на Сергея, но разлил водку по стаканчикам и они выпили.

— Он мне должен денег, — соврал Сергей.

— Много?

— Две тысячи баксов.

— Ух, ты, — присвистнул Ваня. — Откуда у студента такие деньги, что стипендии так повысили? Не слышал. Или ты сидишь здесь и лечишь меня? Или, может, наркотой стал подторговывать? Если наркотой, то это не хорошо, — Верс укоризненно покачал пальцем. — Наркотой в обход меня здесь никто не торгует, даже мои школьные друзья. Но тебя я прощу на первый раз, если ты мне сейчас об этом расскажешь, а после будешь отстегивать мне мои законные проценты.

— Нет, не лечу я тебя. И уж тем более не торгую наркотой, — усмехнулся Сергей. — Придумал тоже.

— Ну, смотри. Если все же торгуешь, то я давал тебе шанс, по старой дружбе. Потом не обессудь.

— Да я, правда, не торгую этой дрянью. Но откуда деньги я все равно не могу тебе сказать. Но только они чистые и на них нет никакого криминала.

— Ну, тогда, ладно, дело твое. Так что с того, что он тебе должен такие деньги?

— Понимаешь, он брал у меня их два месяца назад на неделю и до сих пор не вернул.

— И ты хочешь, чтоб мы напомнили ему об этом?

— Не совсем.

— Но тогда что? — не понял Верс.

— Я хочу, чтоб вы избили его хорошенечко, но ничего не говорили бы ему, кто послал вас. Он и сам не глупый, догадается.

— Ладно, Серж, а что мне будет с этого? Ты ведь знаешь, дружба дружбой, а табачок врозь. Да и к тому же мне нужно будет проставиться тем, кого я подпрягу для выполнения твоей просьбы.

— Десять процентов хватит?

— До или после дела? — уточнил Ваня.

— До. Я тебе верю, ты не обманешь меня, если согласишься.

— Хорошо я согласен.

Сергей вынул из заднего кармана брюк две стодолларовые бумажки, которые он втихую взял у мамы из заначки, (это был его двух месячный заработок стажера на скорой помощи), и положил их на стол перед Ваней. Ваня тут же взял деньги и быстро засунул их себе в карман рубашки.

— Как срочно это нужно сделать? — спросил Ваня.

— Если можно, то уже сегодня вечером.

— Хорошо посмотрим, что можно сделать. Давай выпьем за наш договор, и я пойду звонить, — предложил Ваня.

— Давай.

***

— Мужик, у тебя сигаретки не найдется? — когда поздним вечером в пятницу Женя возвращался с работы и шел по темному переулку домой, к нему сзади подошел высокий плечистый парень.

— Не, парень, я не курю, — ответил Женя, продолжая идти дальше.

— Мужик, подожди, куда ты так спешишь? — к нему с правого бока подошел еще один парень.

Женя, почуяв, что здесь смердело чем-то тухлым, ускорил шаг.

— Нет, ты, правда, куда-то спешишь. Не надо, мы с тобой просто хотим поговорить, — к нему с левого бока подошел еще один парень.

— Мне не о чем с вами говорить, подонки? — Женя побежал.

— Не хорошо грубить, — Женя налетел на четвертого парня, который появился прямо у него на пути и тот ударил его в челюсть. — Чему тебя только мама учила?

— Пошел вон, — огрызнулся Женя, поглаживая подбородок, и тут же получил удар под дых. — Не бейте меня, — тут же заскулил он. — Я дам вам все, что хотите. — К нему подошли все четверо парней и встали от него по разные стороны, замкнув его тем самым в круг. — Хотите, я вам дам денег, немного, но все что у меня есть, — затравленно вертясь по сторонам, Женя достал кошелек из внутреннего кармана пиджака и протянул его самому высокому парню, которого он посчитал главным из этой четверки. — Теперь вы меня отпустите? — парень взял предложенный ему кошелек, заглянул в него, цыкнул, и положил его в карман рубашки. Но никто даже не подумал выпускать Женю из круга. — Ну что вы еще от меня хотите? — умоляюще спросил он. — Я все вам отдал.

— Как вы думаете, он действительно все нам отдал? — обратился самый высокий парень к остальным.

— Я думаю да, — ответил ему парень стоявший по левую сторону от Жени.

— Теперь вы меня отпустите? — с мольбой спросил Женя.

— Не, мужик, ты нам отдал деньги. Но мы хотим еще повеселиться.

— А я тут причем? — не понял Женя. — Я же отдал вам деньги, так идите и веселитесь на них сколько влезет.

— А зачем нам куда-то идти, если мы можем повеселиться и здесь, — усмехнулся самый высокий парень и ударил Женю в глаз.

От следующего удара в челюсть Женя упал на землю и свернулся калачиком. Но это не остановило парней. Они стали бить Женю ногами по голове, по животу, по спине, по заднице, то есть по всем без исключения местам его тела, один из ударов пришелся даже по гениталиям.

Минут через пять парни отошли от Жени, оставив его лежать в крови.

Один из парней отстегнул от пояса брюк сотовый телефон и позвонил по нему.

— Верс. Да. Все как ты хотел, мы сделали. Нет, он жив, но думаю, ребра у него сломаны. Все остается в силе? Я надеюсь на тебя, Верс, — проваливаясь в темноту, Женя едва различал слова парня. Парень снова повесил сотовый телефон на пояс и подошел к самому высокому из них парню.

— Сколько там у этого козла было в кошельке?

— Рублей семьсот.

— Н-да, не густо. Но пошли хоть на них водочки купим.

— А скорою мы этому козлу вызывать будем, а то он еще чего доброго отъедет?

— Ладно, черт с ним, не хочу брать на душу мокруху, — самый высокий парень сплюнул на землю.

Один из парней вызвал скорую, и они вчетвером пошли со двора, оставив Женю лежать без сознания на земле в лужи крови.

***

Кристина стояла на порожке школы и о чем-то разговаривала с подругами, когда Вика, быстрым шагом пройдя через школьный двор, поднялась к ней.

— Привет Вик, как дела? — спросила у нее Вера, высокая девушка из ее класса, которая занималась легкой атлетикой и абсолютно не любила учиться и появлялась в школе в перерывах между спортивными сборами, которые у нее бывали довольно-таки часто.

— Привет Вер, — быстро бросила ей Вика и взяла Кристину за руку. — Пойдем мне нужно с тобой поговорить.

— О чем? — удивленно посмотрела на нее Кристина. — Что у тебя стряслось?

— Пойдем, — Вика слегка сжала Кристинину руку.

— Ну, пойдем, пойдем, — быстро согласилась с ней Кристина.

Спустившись с порожек, девушки зашли за школу.

— Так что у тебя случилось? — спросила Кристина.

— Это твоя работа? — взволнованно спросила Вика, в голосе которой явно читался упрек.

— Ты это о чем? — не поняла Кристина.

— Это ты подослала Ваню, чтоб он избил моего отчима?

— Да, — Кристина опустила голову и посмотрела на носки своих туфель.

— И об том, что эта сволочь надругалась надо мной, теперь будут знать все?! Все будут либо усмехаться надо мной, или сочувствовать мне, что еще хуже. А если это дойдет до самого Жени, то я не знаю, что он сделает со мной и с мамой.

— Не дойдет.

— Но с чего такая уверенность?

— Я рассказала обо всем Сергею, а ты его знаешь. Он будет нем, как могила, и никому ничего не скажет.

— Но он же уже рассказал все Ване.

— Нет. Он сказал ему, что твой отчим должен ему денег. И он попросил у него за это избить его.

— Хорошо хоть так, — слегка успокоилась Вика.

— Но скажи, как ты догадалась, что я подстроила избиение твоего отчима?

— Как, как, — проговорила Вика. — Мне мама вчера сказала, что отчим целый день был в бреду и все повторял Верс, Верс. Ты думаешь, я не знаю, кто такой Верс? Ты думаешь, я не знаю, что Верс — это Ваня Вересов?

— Но твой отчим же должен был как-то ответить за то, что он сделал с тобой, — Кристина боялась посмотреть на подругу.

— Должен, не должен. Не знаю. Я ничего не знаю. Но я боюсь того, что может произойти, когда его выпишут из больницы, — Вика встала рядом с Кристиной и облокотилась на школу.

Дз-ии-нь. Раздался школьный звонок.

— Ты думаешь, твой отчим знает кто такой Верс? — Кристина внимательно посмотрела на Вику.

— Я думаю да. Ведь не забывай, Ваня живет в нашем дворе. И если по какой-то причине эта сволочь еще не знает, что Верс — это Ваня, то рано или поздно узнает об этом.

— И думаешь, твой отчим подумает, что это ты его подослала?

— Думаю да.

— Прости меня, я не хотела, — стыдливо произнесла Кристина.

Вика погладила Кристину по плечу.

— Я знаю.

— Но что нам теперь делать?

— Не знаю. Но что-нибудь придумаем. И обязательно прорвемся.

— Ага, ты это уже говорила в тот день, когда он надругался над тобой — тихо произнесла Кристина.

— Но на этот раз все будет по-другому. Пошли учиться. — Вика взяла под руку Кристину. — А то нам опять будет нагоняй от математички.

Войдя в школу и поднявшись на третий этаж, Вика подошла к белой двери тридцатого кабинета и осторожно постучала. Не дожидаясь ответа, она приоткрыла дверь и заглянула в класс.

— Можно, Лилия Николаевна? — спросила она.

— А, это опять вы обе? — строго посмотрела на девушек учительница, стоявшая около доски. Это была женщина лет пятидесяти, не особенно высокая, и довольно-таки пухленькая. — Что звонки сделаны не для вас? Или они вас не касаются?

— Извините нас, мы опоздали, — смущенно проговорила Кристина, заходя в класс.

— Я вижу. Быстро садитесь по своим местам.

Не говоря больше ни слова, Вика с Кристиной прошли и сели за одиночные парты, сдвинутые вместе, которые стояли около учительского стола у окна.

Быстро достав из рюкзачка тетрадки и ручки, Вика положила их на стол, а сам рюкзак засунула в парту.

— Итак, — начала Лилия Николаевна. — Теперь, когда мы уже больше никого не ждем, — с иронией сказала она. — Начнем проверку домашнего задания.

Класс судорожно заерзал на стульях. Лилия Николаевна подошла к Кристине.

— Показывай.

Кристина открыла тетрадку и показала решение всех пяти задач заданных на сегодня.

— У тебя все получилось? Ты сверила свои ответы с решением в учебнике? — спросила у Кристины Лилия Николаевна.

— Да. Все сошлось.

— Хорошо. Теперь ты показывай, — обратилась Лилия Николаевна к Вике.

— Понимаете, — начала оправдываться Вика. — У меня отчим попал в больницу, и я провела эти выходные у него.

— То есть ты не сделала уроки? — уточнила Лилия Николаевна.

— Нет.

— Ладно. А что там с твоим отчимом?

— Его избили какие-то подонки, — ответила Вика.

— Я надеюсь ничего серьезного? — озабочено спросила Лилия Николаевна.

— Нет. Все нормально.

— Хорошо. Передай ему, что я желаю ему быстрейшего выздоровления.

— Хорошо. Передам.

Лилия Николаевна пошла дальше по классу, проверять тетрадки. А Вика повернулась к Кристине.

— Вот видишь, и он хоть зачем-то пригодился, — слегка улыбнувшись, сказала она.

Кристина знала, что Вика была в больнице только в воскресенье вечером. А все выходные, они провели вместе, катаясь в парке на роликах. Правда вечером в пятницу они собрались у Кристины дома делать математику, которая Вике не очень-то давалась, а у Кристины она шла на ура. Но, немного посидев за учебниками, Вика взяла с полки над столом книгу Стивина Кинга и стала ее читать. И когда Кристина все сделала, и Вика начала переписывать у нее решение задач. В комнату влетела Кристинина мама и сказала, что Вику дома срочно ждет ее мама. Вика, взяв Кристинину тетрадку, побежала домой, но в тот вечер было не до математики. Вика весь вечер успокаивала маму, которая после того как узнала что Женя попал в больницу просто не находила себе места и постоянно рвалась ночью поехать к нему. А в субботу, когда мама была в больнице, Вика, на радостях, что эту тварь кто-то наказал, побежала в парк кататься на роликах.

— Теперь ты показывай, — Лилия Николаевна подошла к Вере.

Вера показала ей тетрадку.

Лилия Николаевна сначала взглянула в тетрадку, потом пристально посмотрела на Веру.

— Ты это решила сама? — строго смотря на Веру, спросила Лилия Николаевна.

— Да, Лилия Николаевна, сама, — уверенно ответила Вера.

— И когда?

— Вчера вечером.

— Хорошо. Иди к доске и реши нам вторую задачку.

Вера встала, и когда она брала тетрадку, Лилия Николаевна положила на тетрадку руку, мешая Вере взять ее.

— Тебе она не понадобиться, — строго сказала Лилия Николаевна.

Вера медленно прошла к доске и взяла мел. Лилия Николаевна продиктовала ей условие задачи. Вера записала его на доске. Минут через пять, когда Вера растерянно смотрела на доску, не зная как решать задачу, Лилия Николаевна со злостью запустила в нее тетрадкой, которая ударилась чуть выше Веры и раскрытая упала ей на голову.

— Почему, как спортсмен, так обязательно тупой? — гневно закричала на Веру Лилия Николаевна, а парни с задней парты тут же занесли эту фразу в сборник выражений Лилии Николаевны, который составляли ученики всей школы. И в них были уже такие знаменитые перлы как: «точка поимела прямую», «мама роди меня обратно», «от переменны мест слагаемых сумма слегка покоробилась», и другие. — А ты еще и наглая. Ты что думала обмануть меня? Ты что думала, что я не знаю, что ты переписывала домашнюю работу перед уроком на подоконнике на втором этаже? Садись на место. — Лилия Николаевна встала из-за парты и быстро подошла к доске. — Всё хотите сделать из меня дуру. Достали вы меня. Завтра будете писать контрольную работу.

Лилия Николаевна была очень нервной женщиной, и держали ее в школе только за то, что она была неофициально признанна лучшей учительницей математики в городе. И из тех классов, где она вела, все ученики поступали в высшие учебные заведения. И весь престиж школы держался только на ней одной.

Когда Вера садилась за парту, на нее негодующе посмотрел практически весь класс, а она только растерянно пожала плечами и улыбнулась.

После урока математики была еще физика и химия. Стоя после занятий на крыльце школы, Вика ждала Кристину, которая пошла, поговорить с учительницей музыки о предстоящем концерте их рок-ансамбля составленным из учеников школы, в котором Кристина играла на скрипке, а Вика пела и сочиняла песни.

— Вик, как там ваш концерт? — подошла к ней Вера.

— Нормально, Кристина пошла, обсудить последние вопросы с Маргаритой. Так что я думаю, что на следующей дискухе мы будем выступать.

— Обязательно приду.

— Приходи, — через паузу Вика добавила. — Что-то Лиля сегодня слишком зверствовала.

— Это из-за меня, ты же знаешь, она просто ненавидит, когда ее пытаются обмануть. Завтра контрольную придется писать. Уж не знаю, как я это сделаю, — растерянно проговорила Вера.

— Не переживай, прорвемся. Да, может, Лиля завтра сжалиться над нами, она ж не злопамятливая.

— Да, она часто срывается, а потом на следующий день отходит и становится благодушной.

— Викусь, пошли со мной, — из школы вышла Кристина и подошла к девушкам. — Пока, Вер, нам пора.

— Куда пойдем? — спросила у нее Вика, спускаясь по ступенькам.

— Ко мне. Нужно позвонить ребятам.

— Да? — удивилась Вика. — Что тебе сказала Маргарита?

— Она нам нашла халтурку, за которую нам нормально заплатят.

— Что за работа?

— Играть в шестьдесят седьмой школе после завтра на дискотеке, — ответила Кристина, посмотрев на голубое, практически без облаков, небо.

— И сколько заплатят?

— Нормально, Викусь, — улыбнулась Кристина. — Нормально.

***

— Привет всем, — Вика, одетая в джинсы, кроссовки, толстовку и бейсболку, вошла в актовый зал шестьдесят седьмой школы. Подойдя к низенькой сцене, на которой настраивали инструменты музыканты ее группы, она, не заходя на нее, спросила у ребят:

— Как вы?

— Что как? — не понял ее Макс, гитарист группы, учившийся в ее классе, который, держа в руках гитару, подстраивал на ней струны.

— Волнуетесь, ведь это только второе наше выступление не в стенах нашей школы? — уточнила свой вопрос Вика.

— Да что мы, — улыбнулся ей Макс. — Это ты должна волноваться. Наше то дело простое, знай, себе играй, и все. А ты как никак должна будешь с залом общаться, и петь то тебе, а не нам. Так что это мы должны у тебя спросить, не волнуешься ли ты, а не ты у нас.

— Ты, кстати, где была? — из-за барабанов встал и подошел к краю сцены Дима, который был выше нее на целую голову, хотя и учился еще в девятом классе, а они уже учились в выпускном одиннадцатом классе.

— У отчима в больнице.

— И как он там? — спросил Дима и, заметив, что брови Вики поползли вверх, он сказал ей. — Не удивляйся, нам все рассказала Кристина.

Вика негодующе посмотрела на Кристину, которая, делая вид, что не слышит их, настраиваясь на нужную волну, играла на скрипке.

— И что же она вам сказала? — жестко спросила Вика.

— То, что его избили какие-то отморозки, — ответил Дима.

— И все?

— Да, — кивнул головой Дима. — А разве есть что-то еще, что она нам не рассказала?

Викин взгляд потеплел.

— Нет, ничего. А отчим уже поправляется, и скоро его выпишут из больницы.

Вика взошла на сцену, подошла к микрофонной стойке и дала микрофону пару щелбанов. От чего по залу прошелся гул. Вика удивленно посмотрела на ребят.

— Первый раз вижу, чтоб микрофон сразу же работает.

— А тебя бы еще подольше не было бы, и ты впервые увидела выступление нашей группы со стороны, без вокалистки, — улыбнулась ей Кристина, опустив скрипку вниз.

— Так это вы его уже настроили?

— Конечно. А ты что по своей наивности думала, что он сам взял и настроился. Ты еще веришь в сказки? — спросил у нее из-за синтезатора Кирилл.

— Спасибо, — отвесила Вика ребятам реверанс, после чего взяла в руку микрофон. — Итак, давайте по-быстрому для пробы немного поиграем, а то там народ уже собирается.

— И многу народу? — поинтересовалась у нее Кристина, кладя скрипку на плечо и прижимая ее подбородком.

— Нормально. Когда я шла сюда, то там был уже практически полный холл, и еще многие подтягивались.

— Я даже и не думал, что на нас придет столько народу, — поразился Дима, беря в руки барабанные палочки.

— Давайте для начала сыграем «Школьную осень», — предложила Вика.


В школьном актовом зале было темно и тихо. Но не долго. Очень скоро заиграла скрипка, но тихо, еле разбивая тишину. Через несколько мгновений к скрипке присоединилась гитара, потом в ход пошли барабаны. И вот уже музыка играла вовсю. На сцене появился направленный луч света, который высветил стоящую возле микрофонной стойки Вику.

— Привет всем, — взяв микрофон в руку, обратилась Вика к залу, из которого в ответ ей раздались одобрительные возгласы. Первый раз в этой школе была такая необычная дискотека, которая проходила не под заезженные пленки знаменитых песен. А под живой звук, уже довольно-таки известной в школьных кругах, молодой рок группы, которая состояла из учеников соседней школы. — Вас приветствует группа Метож.

— Давай жги, — закричали из зала уже довольно-таки пьяные парни.

— Это наше только второе выступление в стенах не нашей школы. Так что я сразу же хочу попросить прощение, если что-то пойдет не так.

— Все будет нормально. И ты не говори, ты лучше пой, — закричали из зала.

— Мы начнем с уже знаменитых песен и потом перейдем к своим.

Зазвучала музыка песни группы Total «Уходим на закат».

И Вика начала петь.

Во время выступления Вика ловила настоящий кайф, ей ничего не было нужно сейчас кроме музыки и того выплеска энергии, который шел из зала, в котором часть молодежи танцевала, но основная часть просто прыгая у сцены, слушала их музыку. Вика то садилась на сцене, то бегала по ней, то подбегала к Кристине и во время скрипичных соло, наблюдала за ней. А во время перерыва между песнями она иногда подбегала к стулу стоящему позади сцены, брала с него баклажку с водой и промачивала ей пересохшее горло. Иногда Вика общалась с публикой, просила ее подпевать ей или просто разговаривала во время перерывов между песнями.


— Здорово все-таки, хоть и жарко, — сидя на сцене после концерта, и вытирая полотенцем мокрое лицо и шею, сказала Вика.

— Ты просто молодец, — Миша, бас-гитарист группы, держа в руках баклажку с водой, подошел и сел рядом с Викой. — Давно мы так здорово не выступали. Хотя когда ты чуть не опоздала, я уже подумал, что мы обязательно провалимся. Но потом… Здорово все-таки, — он отхлебнул из баклажки и протянул ее Вике. — Будешь.

— Нет спасибо, — Вика встала и подошла к Кристине, которая укладывала скрипку в чехол. — Ты скоро?

— Сейчас одну минуту, — Кристина закрыла футляр и отдала его Вике. — Держи. — Вика взяла скрипку, а Кристина, подойдя к Мише, забрала у него воду и, сделав несколько глотков, отдала ему баклажку обратно, после чего снова повернулась к Вике. — Ну, что пошли?

— А может, пивка пойдем попьем? — предложил им Макс, собирая инструменты.

— А не поздно ли уже? — прищурившись, спросила у него Вика.

— Какой поздно, еще и десяти то нет.

— Но уже полдесятого, а завтра, между прочим, еще в школу к восьми часам идти, — ответила Кристина, вешая скрипку на плечо.

— Да вечно ты со своей школой, — подошел к девушкам Дима и обнял их за плечи. — Все, без разговоров, идем отмечать концерт ко мне домой, у меня как раз мама в командировке до субботы, а с батей я договорюсь. Пару часиков посидим, а в двенадцать я вас сам лично провожу по домам. Ну, как договорились?

— В принципе, — слегка задумавшись, ответила ему Вика. — Я согласна. — Она посмотрела на Кристину. — Ну что, Крись, пойдем?

— Нет. Ты как хочешь, а я домой пойду, а то мама волноваться будет.

— Да ты ей позвонишь, успокоишь, что ты у меня, — предложил Кристине Дима. — Ну что пошли?

— Нет, — ответила Кристина. — Ты идешь домой, Вик?

— Нет. Я пойду к Диме, — ответила Вика.

Кристина кинула на Вику недовольный взгляд и, попрощавшись со всеми, пошла к выходу из зала, но около двери ее догнал Миша.

— Погоди, Крись, давай я тебя провожу.

— Не надо. Я сама.

— Но уже поздно и на улице полно отморозков. А ты у нас такая хрупкая и беззащитная девушка, — продолжал настаивать Миша.

— Не надо, Миш, как-нибудь в следующий раз, — Кристина грустно улыбнулась ему. — Я не такая уж хрупкая, как вы считаете, и сумею постоять за себя, — и она вышла из зала.

Миша подошел обратно к сцене.

— Кто-нибудь знает, что происходит с Крисей? — обратился он к ребятам.

— А что с ней? — спросил у него Макс. — Вроде бы все нормально. Ну, подумаешь, она сегодня не захотела пить пиво, но что из этого. Я вот тоже не каждый день его пью.

— Ага, не каждый день, а несколько раз на дню, — подколол его Дима.

— Да пошел ты, — с улыбкой, отмахнулся от него Макс.

Вика быстро соскочила со сцены и, пробежав через зал, выбежала в холл и догнала Кристину около школьной двери.

— Крись, подожди.

Кристина обернулась к ней.

— Что происходит?

— Ничего, — тихо ответила Кристина.

— Не обманывай меня, — Вика взяла Кристину за руку. — Я же вижу, что что-то происходит с тобой. Я же знаю, что тебе не обязательно идти домой, что тебе достаточно позвонить домой и сказать своей маме, что ты задержишься у меня или даже переночуешь и она будет спокойна. Так что происходит?

— Я этот вечер хотела провести с тобой, — тихо ответила ей Кристина.

— Ну и отлично, пошли вместе к Диме.

— Ты же знаешь ребят. Они вечно после концертов напиваются и начинают под акустику песни петь или потащатся в какой-нибудь ночной клуб, где зависнут до утра, а я хочу сейчас просто отдохнуть, полежать рядом с тобой на диване и посмотреть телевизор.

— Ну ладно, — Вика улыбнулась и потеребила Кристинины волосы. — Дурашка моя, пойдем ко мне. Только сейчас, я зайду к ребятам и скажу им, что ухожу.

— Ладно, я подожду тебя на улице, — обрадовалась Кристина.

***

— Ну что, чем займемся? — Вика открыла дверь и вошла в квартиру, вслед за ней вошла Кристина и закрыла за собой дверь.

— Давай сначала поедим, а потом посмотрим телевизор? — предложила Кристина, снимая с плеча скрипку и кладя ее на шкаф в прихожей.

— Тогда у меня есть лучшее предложение. Мы будем есть, лежа на диване и смотря телевизор. Мне как раз вчера Макс диск интересный дал.

— Да? И какой же?

— Третий Терминатор.

— А ты его уже смотрела?

— Нет еще.

— Давай посмотрим, последний фильм Арни. Правда, говорят, что он не очень то и интересный. Но это же все равно фильм Арни.

— Но как говориться, на вкус и цвет товарищей нет, — Вика сняла кроссовки. — Ты проходи на кухню, а я приму душ и присоединюсь к тебе.

— Тогда я позвоню маме, что останусь у тебя до утра. А потом еду нам приготовлю.

— Давай, так будет быстрее, — согласилась Вика — Там, в холодильнике, пельмени лежат, свари их что ли.

— Ладно, разберусь.

Вика пошла в ванную, приняла душ, и оделась в висевший там халат. Вытирая полотенцем голову, она вышла из ванны, и прошла на кухню, где на плите стояла кастрюля с закипающей уже водой, над которой уже струился парок, а Кристина стояла возле нее, держа в руках пачку пельменей.

— Ты уже воду посолила? — спросила у Кристины Вика, подходя к плите и заглядывая в кастрюлю через ее плечо.

— Нет, еще.

— Давай сюда пельмени, — Вика закончила вытирать голову и отдала Кристине полотенце, забирая у нее пельмени. — Иди, прими душ, он тебе тоже не помешает.

— А как же пельмени? Я же их еще даже и не начала варить.

— Ты думаешь, я их сама не сварю, дурашка моя, — Вика взяла из стола чайную ложку и, зачерпнув ей из стоящей на столе банки соль, насыпала ее в кастрюлю, в которой уже закипела вода. — Иди, я тут сама, — обратилась она к Кристине. — Я сейчас принесу тебе твой халат. Только засыплю пельмени и принесу.

Минут через пять Кристина приняла душ. И девушки, наложив в тарелки пельмени, причем Вика положила в свою тарелку только майонез, а Кристина только масло, прошли с тарелками в комнату. Раздвинув диван, и, включив Dvd-плеер, они полулегли на диван и стали смотреть фильм.

— Н-да, действительно ерунда какая-то, — доев пельмени, Кристина встала с кровати, поставила пустую тарелку на стол, и обратно легла на диван. — Тебе Викусь нравиться фильм?

— Да так, ничего, с пивком потянет, — отшутилась Вика, для которой фильм был скучным. Может, если бы не было первых двух частей, то он был бы хорошим. Но эти части были, и третий фильм никак не дотягивал до первых двух.

— Викусь, — Кристина перевернулась на живот, так что у нее обнажилась левая грудь и левое бедро. — А ты помнишь, что сказала в садике, когда была пьяной? — слегка смущенно спросила у нее Кристина.

Вика поставила тарелку на шкаф, стоящий около дивана, и удивленно посмотрела на подругу.

— Нет. Ты о чем, Крись?

— А у меня те твои слова просто не выходят из головы.

— Какие слова?

— Ответь мне. Насколько я помню, что у трезвого на уме, то у пьяного на языке. Так ведь? — смущенно спросила Кристина.

— Да, — кивнула головой Вика.

— Значит, ты правда меня… — в первый раз в жизни Кристина смущенно запнулась перед Викой, и слегка покраснела.

— Что ты хочешь у меня спросить, моя дурашка? — Вика попыталась подбодрить Кристину и погладила ее по голове.

— Значит, ты и вправду меня любишь, — тихо произнесла Кристина.

— А вот ты о чем, — улыбнулась Вика.

— Так ответь мне, ты меня любишь?

— Нет, конечно — улыбаясь, ответила Вика. — Как ты могла такое подумать?

— Дура! — Кристина, ударила рукой себя по голове, и вскочила с дивана. — Дура! Какая же я дура! — вбежав в ванную комнату, Кристина закрыла за собой дверь на щеколду. Открыла воду и, сев возле ванны, разрыдалась.

— Крись, открой дверь, — раздался из-за двери через несколько мгновений голос Вики.

— Уходи, — сквозь слезы ответила Кристина.

— Крись, ну, открой, пожалуйста, — Вика поскреблась в дверь.

— Уходи.

— Ты что плачешь? Не надо, моя дурашка.

— Я не твоя дурашка. И я не плачу. Это просто вода течет, я умываюсь перед сном.

— Ты не моя дурашка, а чья же? — игриво спросила у нее Вика. — Конечно же, моя. Я тебя никому и никогда не отдам. Ты всегда будешь моей…

— Подругой? — перебила Кристина Вику. — Но я уже не могу быть просто твоей подругой. Понимаешь, не могу.

— А кем ты хочешь быть? — игриво спросила Вика.

— Как ты не понимаешь, я же люблю тебя! Я люблю тебя очень долго. Но я думала, что это просто моя прихоть, что это пройдет. Но в последнее время, после того, как с тобой случилось несчастье, я вдруг резко поняла, что это не так. Меня словно прошибло молнией. И я поняла, что не смогу без тебя жить. Ведь я люблю тебя, люблю по настоящему. Люблю до безумия.

— И я люблю тебя, — Вика опустилась на колени перед дверью, и прижалась к ней щекой. — Я все боялась, что ты меня не поймешь, если я скажу тебе об этом. Что ты меня будешь сторониться, что ты от меня отдалишься, и мы не будем с тобой так часто видеться. А я не хочу тебя потерять. Не хочу.

— А что тогда значит твой ответ, когда я тебя спросила об этом?

— Я пошутила. Я просто пошутила.

Кристина встала с пола, умылась и, закрыв воду, открыла дверь. Вика тут же вскочила и обняла ее.

— Моя, дурашка, — Вика погладила Кристину по волосам. — Как же я тебя люблю, моя дурашка, — она вздернула ей носик и тут же поцеловала ее. Поцеловала по настоящему, не так как она это делала много раз раньше, по-дружески, в щечку. Это был глубокий поцелуй, исследующий по очереди, ничего не минуя, каждый миллиметр поверхности губ, языка, все вмятинки неба, зубы подруги. Вика подхватила Кристину на руки и, целуя ее, пронесла и бережно положила ее на диван. Быстро подбежав к шкафу, Вика стала доставать из него постельное белье и кидать его Кристине, которая тут же застилала им диван. После того, как диван был полностью застелен, Вика подошла обратно к Кристине.

— Как долго я тебя желала, моя дурашка, — улыбнулась Вика, снимая с себя халат, и оставаясь полностью обнаженной. Подойдя к Кристине, которая сидя на коленях не диване, смотрела на нее влюбленным взглядом, полным похоти, Вика медленно провела языком по ее левой груди, потом по правой. Вика бережно уложила Кристину на диван, и, целуя ее, развязала завязки на ее халате. Вика легла на Кристину, и стала целовать ее в лоб, щеки, стала покрывать поцелуями шею, покусывать мочки ушей, грудь. Вика соскользнула на колени перед диваном и, прижалась к обнаженному лону Кристины.

— О-о, — застонала Вика. — Как это сладко…

Они провели в объятиях друг друга всю ночь до утра, погружаясь с головой в пучины такой желанной любви, которую они тщательно скрывали друг от друга столь ужасно долгое время.

***

— Крися, — раздался в трубке встревоженный голос Вики.

— Да, что случилось, Викусь?

— Они выписывают эту сволочь из больницы завтра днем.

— Твой отчим уже завтра будет дома? — уточнила Кристина.

— Да. Мама звонила и сказала, что они завтра оба будут дома.

— Это не телефонный разговор, — через паузу сказала Кристина. — Давай поговорим сегодня вечером после репетиции. Может, что-нибудь придумаем.

— Ладно, давай. Правда, не знаю, что здесь можно придумать.

— А зачем ты тогда звонишь? — не поняла Кристина.

— Не знаю. Просто, захотелось услышать твой голос, моя дурашка.

— Тогда до вечера.

— Да, до вечера. Я тебя люблю, моя дурашка.

— Я тебя тоже.


Вика, одетая в голубую блузку и в черные брюки, вошла в гараж, где репетировала их группа, и в котором кроме музыкальных инструментов, находился еще диван, большой шкаф, в котором хранилось очень много различных вещей, столик и стоящие около него стулья. Все были уже в сборе и играли без нее.

— Привет всем, — Вика кинула рюкзак на диван, и, подойдя к столику, взяла с него уже подключенный микрофон.

— Вика? — удивленно посмотрел на нее Макс. — Что с тобой случилось? Я раньше не видел тебя такой?

— Такой, это какой? — весело посмотрела на него Вика.

— Такой нарядной, — пояснил Макс. — Раньше все толстовки, джинсы, а сейчас на тебе даже начищенные до блеска туфли.

— А я теперь всегда буду так одеваться.

— Да? Что-нибудь случилось? — спросил у нее Кирилл, клавишник группы. Он был высоким парнем с короткими черными волосами, учившимся в параллельном с ней классе.

— Негоже появляться перед любимым человеком неопрятной, — ответила Вика, посмотрев на Кристину, которая, повернув к ней голову, слегка улыбнулась.

— О, наша Вика влюбилась. И в кого же? Неужели ты остановила свой выбор на ком-то из нас или нам ждать гостей? — спросил у нее Дима из-за барабанов.

— Нет, сюда никто больше не придет.

— Тогда ты остановила свой выбор на нас. Надеюсь на мне, — с надеждой спросил Дима, которому всегда нравилась Вика.

— Нет. Не на тебе.

— А на ком же?

— Мы будем обсуждать мою личную жизнь или репетировать? — повернувшись к Диме, недовольно спросила у него Вика.

— Будем обсуждать твою личную жизнь, — спокойно ответил Дима, внимательно рассматривая Вику. — Мы же должны узнать, что происходит в личной жизни участника нашей группы, можно сказать, самого главного участника. И самое главное, нашей подруги. Так на ком остановился твой выбор?

— Не смущай Вику, Диман, — требовательно обратился к нему Кирилл, сидя за синтезатором на высоком стуле без спинки. — Если бы она хотела, то рассказала бы нам об этом. А так это полностью ее личное дело.

— Как бы не так, — спокойно ответил ему Дима. — Личная жизнь нашего лидера, касается всех нас.

— Это еще почему же? — наседал на него Кирилл.

— А вдруг она перестанет писать песни. И что тогда? С чем мы будем выступать? С чужим репертуаром далеко не уедешь.

— В случае чего я помогу ей, — ответил ему Макс.

— Сиди уж, помощничек, — усмехнулся Дима. — Знаю я все твои песенки. Лабуда одна сплошная. Я тебя типа лю, я тебя типа блю. Да с твоими песенками только на попсовую эстраду подаваться. Вот там их точно с руками оторвут. Там такую гадость только и ценят. А я хочу играть настоящую музыку, а не всякую чушь.

— Ты что, нарываешься? — огрызнулся на него Макс.

— Нет. Я констатирую факты.

— Ладно. Все хватит, — громко сказала Вика в микрофон, и ее голос, пронеся по всему гаражу. — Хватит вам мальчики сориться. Ты, правда, хочешь знать, кого я люблю? — она снова обратилась к Диме.

— Да, — спокойно ответил он.

— Хорошо, — Вика подошла к Кристине и страстно поцеловала ее. — Вот ее я люблю.

— Вот это номер, — опешил Дима. — У нас лесбиянки в группе. Я никак не ожидал от вас этого, девушки.

— Теперь ты доволен? — строго спросила Вика у Димы.

— Мне нужно об этом подумать, — Дима встал из-за барабанов, положил палочки на стол, и вышел на улицу.

— Еще кому-нибудь надо о чем-нибудь подумать? — Вика строгим взглядом обвела парней.

— Нет, Вик, все нормально это ваше с Кристиной личное дело, — по-доброму ответил ей Макс. — Если вы с Кристиной любите друг друга, это ваше личное дело. Я желаю вам только счастья.

— Да мы не против вашей любви. Это действительно не наше дело, самое главное, чтобы у нас было все хорошо в группе. А с кем спать и кого любить, это дело лично каждого, — подтвердил слова Макса Кирилл.

— Спасибо, — смущаясь, поблагодарила ребят Кристина. — Вы все такие добрые.

— Что будем делать с Димой? — спросила у ребят Вика.

— Сейчас, погоди, — Кирилл встал из-за синтезатора и вышел на улицу. Через несколько минут он вернулся обратно в гараж, ведя за собой Диму, который подойдя к Вике извинился перед ней:

— Прости меня, Вик. Я не хотел, тебя обидеть. И ты меня прости, я действительно не хотел, — обратился он к Кристине. Просто это все так неожиданно для меня, — взяв со стола барабанные палочки, и пройдя к барабанам, он сел за них, и немного повертев в руках палочки, задумчиво добавил. — А в принципе лесбийская тема сейчас модная, и можно сделать себе этим рекламу.

Вика резка обернулась к нему.

— Если ты думаешь, что я буду кричать об этом на каждом углу, то ты ошибаешься. Если ты об этом расскажешь хоть кому-нибудь за пределами нашей группы, то ты пожалеешь об этом, — грозно ответила Вика Диме.

— Ну не кипятись, не кипятись, — отмахнулся от нее Дима. — Не хочешь не надо. Дело твое.

Вика отвернулась от Димы и взяла со стойки микрофон.

— Что ж давайте, начнем репетировать, — сказала Вика в микрофон.

Через несколько минут Макс оборвал свою игру на полпесни. Все удивленно обернулись к нему.

— Макс, что случилось? — спросила у него Вика.

— Нет. Ты мне лучше сама скажи, что с тобой происходит?

— Со мной? — переспросила у него Вика.

— Да с тобой, — ответил Макс Вике, пристально смотря на нее. — Ты какая-то совсем не своя. Ты даже иногда в ноты не попадаешь, что с тобой очень редко бывает.

— Да, правда, все нормально, — хотела отмахнуться Вика.

— Не обманывай меня, Вик, — попросил ее Макс. — Я что тебя первый день знаю что ли, и не вижу ничего?

— Да меня Дима из себя немного вывел, и я никак в себя прийти до конца не могу, — обманула Макса Вика. — Пойду, проветрюсь. Я скоро приду. Вы пока без меня поиграйте.

Вика вышла из гаража. Подойдя к боковой стене гаража, она прислонилась к ней спиной и посмотрела на небо, на котором была уже видна луна и немного звезд. Это на природе подальше от городов, звездами усыпан весь небосвод, а в городах их всего лишь несколько белых пятнышек на всем небе. Через некоторое время из гаража вышел Дима и подошел к Вике.

— Вик, ты на меня не обижайся. Понимаешь, это было для меня так неожиданно. Я всегда думал, что ты у нас самая лучшая. Думал, что ты должна была найти себе хорошего парня, который должен был заботиться о тебе и оберегать тебя, словно бесценный дар посланный ему свыше.

— Ты себя, что ль имеешь в виду? — с легкой иронией спросила у него Вика.

— А если и себя то, что с этого? Я что плохой что ль? — обиженно спросил у нее Дима.

— Нет. Ты хороший, ты очень хороший — улыбнулась ему Вика. — И если б я не любила Крисю, то, наверное, обязательно стала бы встречаться с тобой.

— Хочешь расслабиться? — спросил у Вики Дима, доставая из кармана пачку сигарет. — А то ты, действительно, как-то напряжена сегодня очень сильно.

— Ты же знаешь, я не курю.

— Да одну сигаретку то можно, так просто нервы успокоить — улыбаясь, ответил ей Дима.

— Ладно, тогда давай.

Дима дал Вике сигарету, и она уже собралась ее закурить, как дверь в гараже открылась и из него вышла Кристина. Увидев во рту у подруги сигарету, она тут же подбежала к ней.

— Вик, выбрось немедленно эту гадость.

— Где гадость? Это не гадость, это просто травка, — улыбаясь, ответил ей Дима.

— Я с тобой не разговариваю, — резко кинула ему Кристина и снова обратилась к Вике. — Я сказала тебе, брось эту гадость.

— Ну, Крись, дай мне, пожалуйста, покурить, — попросила Вика.

— Не дам, — грозно сведя брови, ответила Кристина.

— Ну, Крись.

Кристина вырвала изо рта у Вики сигарету, кинула ее на пол и раздавила ее ногой.

— Я сказала, нет, значит, нет.

— Я тут посмотрю, у вас уже семейные разборки начались, — усмехнулся Дима. Кристина тут же грозно взглянула на него. — Все, все я ухожу, — ретировался он. — Пойду в гараж.

— Нечего баловаться всякой ерундой, — мягко сказала Кристина Вике, когда Дима ушел. — Помнишь, знаменитую фразу: привыкнешь к этой гадости, и жизнь твоя не будет стоить и ломаного гроша?

— Зачем ты Диму обидела? — невинно поинтересовалась у Кристины Вика.

— Его обидишь, да, — усмехнулась Кристина. — Скорее он любого обидит, чем кто-либо обидит его. Ты идешь в гараж или на сегодня уже репетиции не будет, и мы пойдем к тебе?

— Сегодня уже все равно ничего хорошего не получится. Так что пошли ко мне.

Девушки вернулись в гараж. Вика подошла к дивану и забрала с него свой рюкзачок.

— Ты куда? — удивленно посмотрела на нее Макс.

— Домой.

— А как же репетиция? У нас же скоро выступление в школе, и если мы облажаемся там, то у нас отнимут этот гараж. Ты еще не забыла, что его выделил нам Константин Георгиевич.

— Не бойся не облажаемся. Все будет нормально, — ответила ему Вика, смотря на Кристину, которая положила скрипку в шкаф, и доставала из него свою маленькую черную сумочку.

— Вы здесь закроете? — спросила у ребят Кристина, и, подойдя к Вике, обняла ее.

— Да. Мы здесь тогда немного посидим и закроем, — ответил ее Кирилл, вставая из-за синтезатора, и садясь на диван.

— Вас проводить? — спросил у девушек Миша.

— Нет спасибо мы сами.

— Тогда надеюсь, мы завтра сможем продолжить репетировать? — Макс сел рядом с Кириллом.

— Да. До завтра, мальчики, — сказала Вика, выходя из гаража.

— Спокойной ночи и вам, — с улыбкой сказал Дима.

***

Они вошли в квартиру, и быстро раздевшись, прошли в ванную комнату, наполнили ванну водой и залезли в нее. В ванне они провели около часа, целуясь и лаская друг друга. Потом, одев халаты, они прошли на кухню, где пожарили яичницу и, положив ее на тарелки, достали из холодильника огурцы и помидоры, сделали себе салат. Сев за стол они начали кормить друг друга с вилочки. Поев, они поставили тарелки в раковину и прошли в комнату.

Вика подошла к шкафу, достала из его ящика стопочку дисков и, выбрав из нее нужный ей диск группы Lullacry, поставила его в музыкальный центр, стоявший рядом на этом же шкафу. Включив музыку, она села на диван.

— Вик, ты хотела поговорить? — Кристина села около нее, и бережно взяла ее за руку, словно боясь потерять то, что так долго искала.

— О чем?

— Что мы с тобой будем делать, когда твоего отчима выпишут из больницы, ты говорила, что это будет уже завтра.

— Да.

— Так что мы будем делать?

— Не знаю. Давай подумаем. У нас есть два пути развития дальнейших событий, один плохой, другой нормальный.

— Что за пути?

— С какого начать?

— С хорошего.

— Если отчим решит, что его избил Верс из-за денег или просто так развлечения ради, то это будет хорошо. Он будет пытаться отомстить ему, и полностью будет поглощен этим, забыв обо мне.

— Мне кажется, это у него вряд ли получиться.

— Я знаю. Верс ему не по зубам. И если отчим полезет на рожон, то Ваня быстро ему все рога обломает. И этому козлу еще повезет, если он останется жив.

— А если твой отчим все-таки узнает, что это я подослала Ваню? — настороженно спросила Кристина.

— А ты разве говорила Версу, зачем нужно было избивать эту сволочь?

— Нет.

— Вот видишь, моя дурашка. Ему не откуда будет это узнать.

— Это мне нравится. А плохой вариант?

— Если он все-таки решит, что попал в больницу из-за меня, то он будет мстить мне.

— Мне за тебя страшно, — Кристина обняла Вику. — Он страшный человек.

— Не бойся, все будет нормально, даже в этом случае, — Вика поцеловала Кристину в макушку.

— Но как? Что мы сможем с ним сделать? Я не хочу тебя потерять. Не хочу.

— Я знаю. Я тоже тебя люблю. Но не бойся, все будет хорошо.

Вика откинулась на диван, заложила руки за голову и, закрыв глаза, стала слушать музыку, разливающуюся из музыкального центра по комнате.

Кристина встала с дивана и стала нервно ходить по комнате. Когда закончилась очередная песня, Вика открыла глаза и посмотрела на Кристину:

— Что ты нервничаешь? — с легким прищуром спросила она у Кристины.

— А я наоборот не понимаю, почему ты такая спокойная? — Кристина остановилась и взволновано посмотрела на Вику. — Не ужели тебе не страшно?

— Страшно? — усмехнулась Вика. — Конечно же, страшно.

— Но почему ты тогда ничего не делаешь? — удивилась Кристина.

— А что я должна делать? Забиться под шкаф, и сидя там дрожать? Или бегать по комнате с криком: караул убивают?

— Но ты же можешь уйти из дома, — предложила Кристина.

— Куда?

— В гараж. Ты можешь жить в гараже, там есть диван, а я с ребятами будем приносить тебе еду.

— Ты думаешь это выход? — с сомнением спросила Вика.

— Я думаю да.

— Ладно, я подумаю об этом.

— Тут нечего думать, ты должна собираться и уходить из дома сегодняшним вечером.

— Но как я объясню ребятам, что поселюсь в гараже?

— Мы что-нибудь придумаем.

— Например, что?

— Например… — Кристина, задумавшись, стала рассматривать полуобнаженную Вику, небрежно одетую в халат, из-под которого были видны ее ноги и грудь. — Например… Придумала. Ты просто поругалась с мамой и решила пожить в гараже. Чем плох этот вариант?

— Но из-за чего я с ней поссорилась? — с сомнением спросила Вика.

— Не важно. Поссорилась и все тут. Ребята не будут у тебя ничего выпытывать, если ты сама не захочешь что-либо им рассказать.

— А Дима?

— Что Дима? — не поняла подругу Кристина.

— Но он то обязательно начнет приставать с расспросами. Что я скажу ему?

— Да пошли его куда подальше. Скажешь что это не его дело. И все.

— Хорошо, с этим мы разобрались. Но что я скажу маме?

— Ничего.

— Как ничего? — настало время не понимать подругу Вике.

— Оставь ей записку, что ты… А впрочем и записки не оставляй.

— Но она же тогда будет волноваться?

— Тогда расскажи ей все. Расскажи ей, что твой отчим изнасиловал тебя.

— Но я не могу это сделать.

— Вот видишь. Если ты ей не можешь рассказать всю правду, то нечего ей вообще что-либо рассказывать.

— Но я так не могу.

— А оставаться здесь ты можешь?

— Не знаю, — Вика пожала плечами.

— Так все, иди, одевайся, — повелительным тоном сказала Кристина подруге. — А я пока позвоню маме, и предупрежу ее, что сегодня я опять буду ночевать у тебя, — Кристина направилась в коридор, где стоял телефон, но уже стоя на пороге комнаты, повернулась к Вике. — Кстати у тебя есть ключи от гаража?

— Конечно.

— Вот и чудненько, — Кристина вышла в коридор и, подойдя к телефону, сняла трубку.

Вика встала с дивана, сняла с себя халат и, тряхнув головой, прошла в свою комнату.

Минут через десять девушки уже были готовы выходить из квартиры. Вика взяла с собой спортивную сумку, в которую сложила различные шмотки.

— Ну, что Крись, пошли? — Вика подошла к Кристине стоящей возле двери и обняла ее.

— Пошли, Викусь, — Кристина поцеловала Вику, и они вышли из квартиры.

Когда они уже подходили к гаражу, Вика удивленно остановилась в нескольких метрах от него.

— Что с тобой, Викусь? — обернулась к ней Кристина.

— Странно как-то? — Кристина подошла к Вике.

— Что странного то? — не поняла Кристина.

— На дворе уже ночь, а в гараже по-прежнему кто-то есть.

— С чего ты это взяла?

— Посмотри на дверь, — сказала Вика, поправляя сумку на плече.

— Ну и что? — Кристина повернулась к гаражу и посмотрела на его металлическую дверь. — Я ничего не вижу, — но потом ее взгляд упал вниз, и она обратила внимание на струйку света исходящую из-за зазора между низом двери и полом. — Может, ребята забыли свет выключить? — предположила Кристина.

— Надо им высказать тогда это, — Вика подставила лицо легкому ветерку, который стал нежно ласкать его своим дыханием.

— Не стоит. Подумаешь дел-то, — отмахнулась Кристина.

Она подошла к двери гаража и, взявшись за ее ручку, потянула ее на себя. И как бы это не показалось бы странным, дверь подалась ей и слегка приоткрылась.

— И насчет этого не стоит им ничего сказать? — Вика посмотрела на слегка приоткрытую дверь.

— На счет этого стоит, здесь же вся аппаратура храниться, да и скрипку я иногда здесь оставляю. А она для меня очень дорога.

— Дороже меня? — с улыбкой спросила Вика.

— Что ты Викусь, — ласково ответила ей Кристина. — Дороже тебя у меня на свете ничего нет. И никогда не будет.

— О, не клянись луной, столько раз меняющейся, — на свой манер Вика процитировала известную строчку Шекспира.

— А я и не клянусь. Я просто говорю, что думаю.

Кристина заглянула в гараж.

— Кирилл? — удивилась она. — Чем ты это тут занимаешься?

Вика быстро подошла к гаражу и с любопытством заглянула в него через Кристинино плечо.

Вера, сидя на диване, быстро застегивала блузку, которая была расстегнута до самого низа. А Кирилл судорожно поправлял растрепанные волосы.

— Кристина, Вика, что вы тут делаете? — удивленно смотря на них, спросил Кирилл, застегивая рубашку. — Разве вы не пошли домой?

— Пошли, — девушки зашли в гараж и закрыли за собой дверь. — Но пришли обратно.

— Зачем? — недовольно спросила у них Вера.

— Вера, а что ты тут делаешь? — Вика сняла с плеча сумку и поставила ее рядом с диваном.

— Но я же не лезу в вашу личную жизнь, — ответил за Веру Кирилл. — Так и вы не лезьте в мою.

— Да ладно тебе, все в порядке, — Вика присела на колени, расстегнула сумку и стала доставать из нее свои шмотки, передавая их Кристине, которая складывала их в шкаф.

— А что вы делаете? — удивленно смотря на действия девушек, спросил у них Кирилл.

— Вика будет теперь здесь жить, — ответила ему Кристина, кладя Викину толстовку в шкаф.

— Но почему? — удивился Кирилл.

— Она поругалась с мамой и решила пока пожить отдельно от нее, — ответила Кристина.

— Но почему она тогда она не пошла к тебе, Крися?

— Я не хочу никому там мешать, — ответила Вика, закрывая сумку и ставя ее в шкаф.

— Но сейчас ты мешаешь нам, — недовольно сказала ей Вера.

— Вер, не наглей, а. Если ты встречаешься с Кириллом, то это ваше личное дело, и я в него не лезу. Но только прошу тебя, не командуй в нашем гараже, — строго сказала ей Вика, поднимаясь на ноги.

— Да, Вер, не мешай им, — Кирилл обнял Веру. — Если у Вики какие-то проблемы в семье и она решила пожить здесь, пусть живет.

— Но Кирилл, — Вера обиженно отстранилась от него.

— Не спорь, Вер, — Кирилл снова попытался обнять ее, но она не дала ему сделать этого. — Вер, что с тобой? Ты чем-то недовольна?

Вера встала с дивана и грозно посмотрела на Кирилла.

— Решай или ты со мной или ты с ней?

— С кем с ней? — оторопело спросил у нее Кирилл.

— С Викой! — закричала Вера.

— Успокойся, Вер, не психуй, — Вика подошла к ней и положила руку ей на плечо. — Не нужен мне твой Кирилл.

— Все так говорят! — смахнула Вера Викину руку с плеча.

— Да, правда, не нужен он мне.

— А зачем же ты тогда сюда пришла сегодня?

— Я решила здесь немного пожить.

— Ага, именно сегодня, когда мы решили с ним здесь встретиться. Другого времени не нашла? Да еще Кристину с собой привела. Стоп. Я кажется поняла. Если он не нужен тебе, то он нужен тебе Кристина, — Вера подошла к Кристине и заглянула ей в глаза. — Отвечай Кристина. Он тебе нужен, да?

— Не нужен, — начала отвечать ей Кристина, но потом остановилась и добавила. — Нет, вообще-то нужен…

— Вот видишь! — раздраженно крикнула Вера.

— Он нужен и мне и Вике, но только как клавишник нашей группы и как друг, — пояснила Кристина.

— Только как друг? — грозно переспросила Вера.

— Да только как друг.

— А как парень?

— Нет.

— Успокойся, — Кирилл встал с дивана подошел к Вере и обнял ее. — Им, правда, я не нужен как парень. Им вообще не нужны парни. Они любят друг друга.

Вика с Кристиной недовольно посмотрели на него. А Вера пораженно обернулась к нему.

— Повтори, что ты сказал? — попросила Вера.

— Они любят друг друга, — сказал Кирилл.

— Это правда? — Вера повернулась к Вике.

— Да, Вер, правда. Я действительно люблю Кристину.

— Это правда? — Вера обернулась к Кристине.

— Правда, — слегка смущенно ответила она.

— Супер! — всплеснула Вера руками. — Никогда о вас девчонки такого бы не подумала, — Вера села на диван, и стала поочередно переводить взгляд с Кристины на Вику и обратно.

— Но учти, если об этом еще кому-нибудь станет известно, то ты пожалеешь об этом, — строго сказала ей Вика.

— Я понимаю. Я никому об этом не скажу, — Вера провела рукой по губам, словно застегивая их на замок. — Я нема как рыба.

Кирилл подошел к Вере и протянул ей руку.

— Ну что пошли моя прелесть?

— Куда? — удивленно посмотрела на Кирилла Вера.

— Девушки, наверное, хотят остаться наедине, — пояснил Кирилл.

— Но мы же первые сюда пришли? — недовольно сказала Вера.

— Первые, — согласился с ней Кирилл. — Но мы можем несколько часов посидеть в парке или сходим в бар. А Вике нужно здесь хотя бы слегка обустроиться. Ведь она здесь хочет пожить некоторое время.

— Ладно, — Вера недовольно взяла Кирилла за руку и встала с дивана. И когда они уже выходили из гаража, Вика окликнула Кирилла.

— Погоди, мне нужно у тебя кое-что спросить.

— Вер, подожди меня за дверью, — попросил ее Кирилл.

И когда за Верой закрылась дверь, Вика подошла к Кириллу и тихо попросила его:

— Ты прости меня, что я тебе помешала.

— Да ничего я все понимаю, у каждого из нас бывают проблемы с родичами. Надеюсь у тебя с ними ничего серьезного?

— Да нет, через пару дней я думаю, все нормализуется.

— Вот и хорошо.

— Кстати, как часто вы приводите сюда девушек? — спросила Вика.

— А зачем тебе это знать? — прищурив глаза, спросил Кирилл.

— Интересно же, что твориться за моей спиной.

— А ты знаешь, что любопытной Варваре на базаре нос оторвали? — с улыбкой спросил у Вики Кирилл.

— Так часто или нет? — продолжала наседать на Кирилла Вика.

— Не часто, но иногда бывает. А что?

— Да нет, ничего. Кстати, если ты мне здесь немного поможешь, то можешь оставаться здесь хоть до утра.

— А как же ты?

— А что я? Да не бойся за меня, все будет нормально. И если хотите, мы с Крисей можем несколько часов погулять.

— Не стоит. Но если хочешь, мы можем тебе помочь, — сказал Кирилл.

— Хорошо. А потом можно развести костер на берегу и посидеть возле него, — предложила Вика.

— Идет, — Кирилл протянул Вике руку, и она пожала ее. Кирилл подмигнул Кристине. — Вер, иди сюда, — громко позвал он, и когда Вера заглянула в гараж, он сказал ей. — Все меняется. Мы остаемся.

— Вика с Кристиной уходят? — уточнила Вера.

— Нет, они тоже остаются, — ответил Кирилл.

— Что-то я не поняла? — Вера удивленно посмотрела на Кирилла. И он вкратце обрисовал ей Викино предложение, и Вера, немного поколебавшись, согласилась.

Гараж располагался на берегу водохранилища, и не был огорожен ничем. Он просто стоял рядом с такими же гаражами, как и он, около воды, до которой было около десяти метров, и которая была ограждена невысоким парапетом.

Пока Вика с Кристиной застилали кровать лежащими в шкафу подушками и одеялом, Кирилл сходил к расположенной неподалеку колонке, и, набрав из нее ведро воды, принес его в гараж, поставил его возле двери, и накрыл его крышкой, чтоб в случае чего вода не попала на находящуюся в гараже аппаратуру и не испортила ее.

После чего Вика достала из сумки упаковку сосисок, хлеб и упаковку апельсинового сока, которую она с Кристиной купила в круглосуточном магазине по дороге в гараж. Кирилл взял из шкафа топорик и гитару, и они пошли на берег.

Выбрав место получше, они расстелили два принесенных из гаража покрывала, и пошли собирать сухие ветки и бревнышки и когда их набралось достаточно много, они развели костер. И расселись по покрывалам, Кирилл сел рядом с Верой, а Вика рядом с Кристиной.

— Ну что вам сыграть что-нибудь, девушки? — спросил Кирилл, доставая гитару из чехла. (Кирилл, как в принципе и все участники их группы умел играть не только на своем инструменте, но и также на акустической гитаре.)

— Сыграй нашу песню, — попросила у него Вика, распаковывая сосиски.

— Вашу? — удивленно посмотрела на нее Вера.

Но Кирилл, не обратив внимания на Верин вопрос, уточнил у Вики.

— Песню странника?

— Да.

— Хорошо.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 364